Возвращение в дом Отчий

Возвращение блудного сына
Рембрандт ван Рейн (1606–1669)

Вто­рая под­го­то­ви­тель­ная неде­ля пе­ред Ве­ли­ким по­стом име­ну­ет­ся в Пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре «Неде­лей о блуд­ном (т. е. «за­блуж­да­ю­щем­ся») сыне». Она по­лу­чи­ла это на­зва­ние от еван­гель­ской прит­чи, ко­то­рая чи­та­ет­ся за вос­крес­ной Ли­тур­ги­ей (Лк.15:11-32).

Млад­ший сын тре­бу­ет свою до­лю на­след­ства и ухо­дит из до­ма от­ца «в да­ле­кую стра­ну». Он на­ив­но по­ла­га­ет, что до­бил­ся неза­ви­си­мо­сти и те­перь на­ко­нец вку­сит ра­дость «сво­бод­ной жиз­ни». Вме­сто это­го его ожи­да­ет по­зор­ное раб­ство. Рас­тра­че­но име­ние, мни­мые дру­зья по­ки­ну­ли на­ив­но­го юно­шу, ко­то­ро­му при­шлось стать ба­тра­ком у мест­но­го жи­те­ля и па­сти сви­ней. Неми­ло­серд­ный хо­зя­ин мо­рит его го­ло­дом, не поз­во­ляя под­кре­пить си­лы да­же пи­щей из свин­ско­го ко­ры­та... Это ис­то­рия ро­да че­ло­ве­че­ско­го, ис­то­рия каж­дой ду­ши, ста­но­вя­щей­ся ни­щей и го­лод­ной, ко­гда в по­ис­ках мни­мой «сво­бо­ды» она от­хо­дит от От­ца.

Вско­ре юно­ша опом­нил­ся, мысль о род­ном до­ме все на­стой­чи­вее зву­ча­ла в его серд­це. Он осо­знал свою небла­го­дар­ность и, счи­тая, что по­те­рял пра­во на­зы­вать­ся сы­ном, го­тов жить в до­ме от­ца на по­ло­же­нии слу­ги. Он воз­вра­ща­ет­ся, ко­леб­лясь меж­ду стра­хом и на­деж­дой, не по­до­зре­вая, что лю­бя­щий отец дав­но ждет его и сам вы­хо­дит на­встре­чу, чтобы об­нять обо­рван­но­го стран­ни­ка. (Вспом­ним зна­ме­ни­тую ра­бо­ту Рем­бранд­та в на­шем Эр­ми­та­же!).

«Отец, я ви­но­ват пе­ред небом и пе­ред то­бою!..», – вос­кли­ца­ет упав­ший на ко­ле­ни сын. Но отец пре­ры­ва­ет его по­ка­ян­ный мо­но­лог и вво­дит в дом, где их ждет ра­дост­ный пир. «Бу­дем есть и ве­се­лить­ся. Ведь это мой сын: он был мертв, а те­перь ожил, про­па­дал и на­шёл­ся!» Воз­вра­ще­ние в дом От­чий – та­ков смысл Неде­ли о блуд­ном сыне.

Сле­ду­ю­щие за этим вос­кре­се­ньем дни – это «сед­ми­ца мя­со­пуст­ная», а сле­ду­ю­щее бли­жай­шее вос­кре­се­нье на­зы­ва­ет­ся «Неде­лей мя­со­пуст­ной». Этот пра­во­слав­ный тер­мин – «мя­со­пуст», озна­ча­ю­щий ли­ше­ние или пре­кра­ще­ние вку­ше­ния мя­са, – неожи­дан­но вы­све­чи­ва­ет­ся в хо­ро­шо нам зна­ко­мом сло­ве «кар­на­вал» (бук­валь­но, «Про­щай, мя­со!»). В мя­со­пуст­ную суб­бо­ту со­вер­ша­ет­ся по­ми­но­ве­ние усоп­ших, а с идущего за ней воскресенья на­чи­на­ет­ся «сед­ми­ца сыр­ная» (мас­ле­ни­ца) – по­след­няя неде­ля пе­ред Ве­ли­ким по­стом.

При­ме­ча­ние. За Ли­тур­ги­ей в Неделю о блудном сыне чи­та­ет­ся зна­ме­на­тель­ный фраг­мент из По­сла­ния апо­сто­ла Пав­ла к Ко­рин­фя­нам, где речь идёт как раз о доз­во­лен­но­сти или недоз­во­лен­но­сти че­ло­ве­ку пре­да­вать­ся пи­рам и раз­лич­ным на­сла­жде­ни­ям. Па­губ­ны ли они в нрав­ствен­ном от­но­ше­нии или без­раз­лич­ны, как пе­ре­ва­рен­ная пи­ща, ис­тор­га­ю­ща­я­ся из чре­ва. Этот важ­ный от­ры­вок (до сих пор невер­но по­ни­ма­е­мый) и ком­мен­та­рии к нему, вклю­чая про­по­ведь ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва), см.: За­по­ве­ди и/или сво­бо­да​.

Юрий Ру­бан

Случайный тест