Дни памяти:

4 февраля - переходящая - Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

9 октября

Жития

Свя­щен­но­му­че­ник Ди­мит­рий ро­дил­ся 24 ок­тяб­ря 1890 го­да в се­мье пса­лом­щи­ка Спас­ской церк­ви в се­ле Иваш­ко­во Во­ло­ко­лам­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии Ильи Ива­но­ви­ча Ро­за­но­ва. В 1907 го­ду Дмит­рий окон­чил Во­ло­ко­лам­ское Ду­хов­ное учи­ли­ще, в 1914-м – Вифан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и в том же го­ду был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к Тро­и­це-Оди­гит­ри­ев­ской Зо­си­мо­вой пу­сты­ни Мос­ков­ской гу­бер­нии, где игу­ме­ния Со­фия (Бы­ко­ва) при­хо­ди­лась те­тей его су­пру­ге.

Без­мя­теж­ны­ми бы­ли го­ды слу­же­ния от­ца Ди­мит­рия в Зо­си­мо­вой пу­сты­ни до то­го вре­ме­ни, по­ка не на­сту­пи­ли го­не­ния на Цер­ковь по­сле при­хо­да к вла­сти без­бож­ни­ков. Пер­вые го­ды го­не­ний пу­стынь оста­ва­лась в от­но­си­тель­ном по­кое, су­ще­ствуя под ви­дом сель­ско­хо­зяй­ствен­ной ком­му­ны. Опыт­ная не толь­ко в ду­хов­ной жиз­ни, но и в хо­зяй­ствен­ной, игу­ме­ния Афа­на­сия (Ле­пеш­ки­на), сме­нив­шая игу­ме­нию Со­фию, ко­то­рой к это­му вре­ме­ни бы­ло око­ло вось­ми­де­ся­ти лет, уме­ло ве­ла от­но­ше­ния с вла­стя­ми – бла­го­ра­зум­но и вы­дер­жан­но, не ро­няя и не при­ни­жая вы­со­кий сан ру­ко­во­ди­тель­ни­цы пра­во­слав­но­го мо­на­сты­ря.

12 мая 1922 го­да из мо­на­сты­ря бы­ли изъ­яты на ос­но­ва­нии де­кре­та от 23 фев­ра­ля 1922 го­да по­след­ние цер­ков­ные цен­но­сти. От­цу Ди­мит­рию уда­лось до­го­во­рить­ся с вла­стя­ми и от­дать вме­сто риз с икон Бо­жи­ей Ма­те­ри и Спа­си­те­ля, вен­чи­ка с Рас­пя­тия, ри­зы от кре­ста с мо­ща­ми и крыш­ки от Еван­ге­лия – се­реб­ря­ные мо­не­ты, ме­да­ли, лам­па­ды, лож­ки, под­ста­кан­ни­ки, со­лон­ки и то­му по­доб­ные се­реб­ря­ные пред­ме­ты то­го же ве­са.

Го­не­ния в на­ча­ле трид­ца­тых го­дов, имев­шие це­лью ис­тре­бить все при­зна­ки мо­на­ше­ской жиз­ни, не обо­шли и не мог­ли обой­ти оби­те­ли. Сна­ча­ла был за­крыт мо­на­стырь, и мо­на­хи­ни рас­се­ли­лись по окрест­ным се­лам и де­рев­ням, не же­лая ухо­дить да­ле­ко от стен го­ря­чо лю­би­мой оби­те­ли, а в мае 1931 го­да все мо­на­хи­ни и по­слуш­ни­цы бы­ли аре­сто­ва­ны; при аре­сте их раз­де­ли­ли на две груп­пы, в од­ну по­па­ла игу­ме­ния Афа­на­сия с мо­на­хи­ня­ми и по­слуш­ни­ца­ми, в дру­гую – свя­щен­ник Ди­мит­рий Ро­за­нов с мо­на­хи­ня­ми и по­слуш­ни­ца­ми. Отец Ди­мит­рий был аре­сто­ван 28 мая и за­клю­чен, как и все на­сель­ни­цы Зо­си­мо­вой пу­сты­ни, в тем­ни­цу при На­ро-Фо­мин­ском от­де­ле­нии НКВД.

До­про­шен­ные мо­на­хи­ни по­ка­за­ли, что со­вет­скую власть они счи­та­ют без­бож­ной и мо­лит­ву за нее по­чи­та­ют гре­хом, что их со­вет­ская власть аре­сто­ва­ла толь­ко за то, что они ве­ру­ют в Бо­га, и эти дей­ствия со сто­ро­ны вла­сти ина­че как го­не­ни­ем на пра­во­слав­ную ве­ру они не мо­гут на­звать. «На­ша Цер­ковь счи­та­ет­ся Цер­ко­вью ис­тин­но­го хри­сти­ан­ства и сто­ит на по­зи­ции, за­ня­той Пет­ром Кру­тиц­ким».

Сра­зу же по­сле аре­ста сле­до­ва­тель до­про­сил от­ца Ди­мит­рия. От­ве­чая на его во­про­сы, свя­щен­ник ска­зал, что мо­на­хинь Зо­си­мо­вой пу­сты­ни он зна­ет очень хо­ро­шо, он у них бы­вал, и они у него, раз­го­вор меж­ду ни­ми ка­сал­ся во­про­сов част­ной жиз­ни и вос­по­ми­на­ний о про­шлом. Что ка­са­ет­ся раз­го­во­ров на ан­ти­со­вет­ские те­мы, то та­ких раз­го­во­ров не бы­ло. Го­во­ри­ли лишь на те­мы ис­крив­ле­ний кол­хоз­ной жиз­ни и то на ос­но­ва­нии про­чи­тан­но­го в га­зе­тах, да то­го, что го­во­рит на­род в транс­пор­те. Что ка­са­ет­ся ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции сре­ди кре­стьян, то та­ко­вой аги­та­ции не бы­ло, а ка­кое от­но­ше­ние к этим во­про­сам мо­на­хинь мо­на­сты­ря, он не зна­ет.

31 мая сле­до­ва­тель сно­ва до­про­сил свя­щен­ни­ка. «Со сто­ро­ны мо­на­хинь, – ска­зал отец Ди­мит­рий, – на­блю­да­лись по­се­ще­ния ме­ня… но на по­ли­ти­че­скую те­му мне с ни­ми го­во­рить не при­хо­ди­лось, за что их аре­сто­ва­ли, мне неиз­вест­но... В церк­ви Ни­ко­ла Боль­шой Крест и в церк­ви на Воз­дви­жен­ке бы­вать не при­хо­ди­лось, но при­хо­ди­лось слы­шать, что в этих церк­вях не под­чи­ня­ют­ся мит­ро­по­ли­ту Сер­гию, а под­чи­ня­ют­ся Пет­ру Кру­тиц­ко­му. Сам я лич­но Пет­ра Кру­тиц­ко­го не знаю... Та цер­ковь, в ко­то­рой я слу­жу, при­над­ле­жит к сер­ги­ев­ской ори­ен­та­ции».

Мно­гие кре­стьяне в 1930-1931 го­дах от­ка­зы­ва­лись всту­пать в кол­хоз, и мо­на­хи­ни бы­ли об­ви­не­ны в том, что это имен­но они ока­за­ли вли­я­ние на кре­стьян; что хо­дя по до­мам кре­стьян, ко­то­рые при­гла­ша­ли их по­си­деть с детьми, или, при­хо­дя за ма­те­ри­а­лом для ши­тья и вя­за­ния, они ве­ли ре­ли­ги­оз­ную про­по­ведь, при­зы­вая кре­стьян по­се­щать цер­ковь и блю­сти цер­ков­ные уста­нов­ле­ния и по­сты, что и при­ве­ло, по утвер­жде­ни­ям со­труд­ни­ков ОГПУ, к мас­со­во­му от­ка­зу кре­стьян всту­пать в кол­хо­зы.

16 июля 1931 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла один­на­дцать на­сель­ниц Зо­си­мо­вой пу­сты­ни к раз­лич­ным сро­кам за­клю­че­ния и ссыл­ки. Отец Ди­мит­рий был при­го­во­рен к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан, ку­да и был от­прав­лен с тю­рем­ным эта­пом.

Вер­нув­шись из ссыл­ки, отец Ди­мит­рий 23 мая 1935 го­да по­лу­чил на­зна­че­ние в храм в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» в се­ло Фе­до­ров­ское Во­ло­ко­лам­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти. 31 мар­та 1936 го­да он был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.

В фев­ра­ле 1937 го­да, по­сле аре­ста свя­щен­ни­ка Ев­ге­ния Ар­хан­гель­ско­го, слу­жив­ше­го в По­кров­ском хра­ме в се­ле Но­во-Ва­си­льев­ское Ло­то­шин­ско­го рай­о­на, отец Ди­мит­рий был пе­ре­ве­ден на его ме­сто, и здесь его за­ста­ли по­след­ние го­не­ния. Пред­се­да­тель сель­со­ве­та, ха­рак­те­ри­зуя свя­щен­ни­ка, пи­сал, что свя­щен­ник Ди­мит­рий Ро­за­нов ве­дет ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, ис­поль­зуя цер­ковь, как три­бу­ну, для ан­ти­со­вет­ской ра­бо­ты, и про­по­ве­ду­ет на­столь­ко успеш­но, что ве­ру­ю­щие пла­чут на его про­по­ве­дях. Как при­мер та­кой про­по­ве­ди пред­се­да­тель при­вел сло­ва от­ца Ди­мит­рия, ко­гда тот ска­зал, что как его пред­ше­ствен­ник на­хо­дит­ся в тюрь­ме, так воз­мож­но и ему при­дет­ся стра­дать.

В ав­гу­сте 1937 го­да со­труд­ник НКВД до­про­сил де­жур­ных сви­де­те­лей, ко­то­рые по­ка­за­ли, что отец Ди­мит­рий че­ло­век опыт­ный и хо­ро­шо слу­жит, что в про­по­ве­ди он при­зы­вал мо­лить­ся за сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка на при­хо­де, свя­щен­ни­ка Ар­хан­гель­ско­го, по­стра­дав­ше­го от боль­ше­ви­ков и то­мя­ще­го­ся в со­вет­ской тюрь­ме, про­сил мо­лить­ся и о се­бе, чтобы Гос­подь его за­щи­тил, чтобы не бро­си­ли боль­ше­ви­ки и его в тюрь­му, а так­же при­зы­вал при­хо­жан осо­бен­но усерд­но мо­лить­ся в дни Страст­ной сед­ми­цы.

Про­то­и­е­рей Ди­мит­рий был аре­сто­ван 8 сен­тяб­ря 1937 го­да.

– След­ствие име­ет фак­ти­че­ские дан­ные о ва­шей контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, как на­при­мер, сле­ду­ю­щие. 15 фев­ра­ля 1937 го­да по­сле окон­ча­ния служ­бы вы об­ра­ти­лись к ве­ру­ю­щим с про­по­ве­дью, в ко­то­рой ска­за­ли: «По­мо­ли­тесь за ва­ше­го пас­ты­ря Ар­хан­гель­ско­го, по­мо­ли­тесь и за ме­ня, чтобы и ме­ня не по­стиг­ла его участь». Этот факт вы при­зна­е­те? – спро­сил его сле­до­ва­тель.

– Да, это я при­знаю. Я го­во­рил в про­по­ве­ди ве­ру­ю­щим: «Ар­хан­гель­ский, ваш пас­тырь, боль­ше сю­да не вер­нет­ся, по­мо­ли­тесь за него, по­мо­ли­тесь и за ме­ня».

– А вы зна­ли, что Ар­хан­гель­ский аре­сто­ван ор­га­на­ми НКВД как враг на­ро­да?

– Да, я это знал.

– Зна­чит, вы при­зы­ва­ли ве­ру­ю­щих мо­лить­ся за вра­га на­ро­да, со­зна­тель­но вы­зы­вая в них со­чув­ствие к нему?

– Да, это я при­знаю.

– 21 мар­та 1937 го­да вы го­во­ри­ли… дру­гим свя­щен­но­слу­жи­те­лям: «В Но­во-Ва­си­льев­ском ре­ли­гия со­вет­ской вла­стью раз­би­та... Для укреп­ле­ния ее у нас есть мно­го спо­со­бов: Свя­щен­ное Пи­са­ние, бе­се­ды. Я со­ве­тую вам не от­ка­зы­вать­ся от церк­ви...» При­зна­е­те вы этот факт?

– Это я при­знаю. Я го­во­рил то­гда, что при­слан сю­да за по­слу­ша­ние во­пре­ки сво­е­му же­ла­нию, так как здесь ра­бо­тать тя­же­ло од­но­му, ра­бо­ты мно­го... Ну­жен мне вто­рой свя­щен­ник, и я об­ра­щал­ся к свя­щен­ни­ку Ва­си­льев­ско­му, чтобы он сно­ва вер­нул­ся к свя­щен­ни­че­ско­му слу­же­нию.

– Вы го­во­ри­ли быв­ше­му свя­щен­ни­ку Ва­си­льев­ско­му: «Все обе­ща­ния устро­ить те­бя на ра­бо­ту ни­че­го не сто­ят, это об­ман, вся ста­лин­ская кон­сти­ту­ция – филь­ки­на гра­мо­та и об­ман». Этот факт вы при­зна­е­те?

– Да, это я при­знаю, все обе­ща­ния устро­ить его на ра­бо­ту ни­че­го не сто­ят...

– Вы го­во­ри­ли: «Ско­ро со­вет­ская власть сме­нит­ся, мы при­ло­жи­ли к это­му нема­ло уси­лий, и по­том опять за­жи­вем по-преж­не­му?» При­зна­е­те этот факт?

– Нет, это­го фак­та я не при­знаю.

По­сле до­про­сов отец Ди­мит­рий был за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве. 8 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Ди­мит­рий Ро­за­нов был рас­стре­лян на сле­ду­ю­щий день, 9 ок­тяб­ря 1937 го­да, и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 4». Тверь, 2006 год, стр. 192-197.


Биб­лио­гра­фия

ЦГАМО. Ф. 66, оп. 1, д. 316, л. 4.
ЦИАМ. Ф. 203, оп. 780, д. 493, л. 102 об-103.
АМП. По­служ­ной спи­сок.
ГАРФ. Ф. 10035, д. П-15986, д. 20764.
А.Ю. Ду­бин­ский. Вифан­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия. Ал­фа­вит­ный спи­сок вы­пуск­ни­ков 1901-1917 го­дов (крат­кий ге­не­а­ло­ги­че­ский спра­воч­ник). М., 1999. С. 32.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)