Актуальные проблемы православного воспитания

Актуальные проблемы православного воспитания

(3 голоса4.3 из 5)

Говоря о про­бле­мах совре­мен­ного пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния, сле­дует прежде всего отме­тить, что таких про­блем очень много. Во-пер­вых, потому, что сам вос­пи­та­тель­ный про­цесс, обра­щен­ный к лич­но­сти ребенка, все­гда инди­ви­дуа­лен, все­гда лич­но­стен, и вос­пи­та­ние каж­дого ребенка — это огром­ный труд. А во-вто­рых, конечно, потому, что мы живем в неустой­чи­вое, пере­ход­ное время. Вся совре­мен­ная жизнь про­ни­зана анти­хри­сти­ан­ским духом, а опыт пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния у нас неве­лик, так как мы совсем недавно, лишь в конце ХХ века, стали серьезно осмыс­ли­вать про­блемы пра­во­слав­ной педагогики.

При реше­нии этих про­блем хорошо бы выде­лить самое глав­ное и прежде всего вспом­нить слова Спа­си­теля, обра­щен­ные ко всем нам. Правда, Он гово­рит это не вос­пи­та­те­лям детей, а вос­пи­та­те­лям взрос­лых, но, конечно, все это отно­сится и к тем, кто вос­пи­ты­вает детей. Он при­зы­вает нас не назы­ваться учи­те­лями, не назы­ваться настав­ни­ками и отцом себя не назы­вать, и отцом не назы­вать никого на земле, ибо один у нас учи­тель — Хри­стос, все же мы — бра­тья: «Один у вас Отец, Кото­рый на небе­сах» (Мф. 23, 9), «Один у вас Настав­ник — Хри­стос» (Мф. 23, 10). Нам нужно пом­нить, что все мы чада Божии: и наши дети, и мы сами, их вос­пи­та­тели, — отцы, матери, духов­ники. Эта память помо­жет нам сохра­нить необ­хо­ди­мое сми­ре­ние, кото­рое должно быть при­суще вся­кому хри­сти­ан­скому дела­нию. Но конечно же не нужно пони­мать сми­ре­ние непра­вильно, как пони­мают ино­гда наши педа­гоги, не име­ю­щие духов­ного опыта. У нас был один пре­по­да­ва­тель в вос­крес­ной школе, он гово­рил: «Чему я могу научить детей? Я же хуже их, они лучше меня». Он гово­рил это совер­шенно искренне и отка­зы­вался при этом при­ни­мать какие-то воле­вые реше­ния, при­ме­нять к детям нака­за­ние. Конечно, речь идет не о таком сми­ре­нии, а об осо­зна­нии того, что если нам не помо­жет Бог, если мы не будем обра­щены к Нему, то решить про­блемы, кото­рые встают перед нами, мы не смо­жем. И вся­кий учи­тель дол­жен быть учи­те­лем по образу Хри­ста, вся­кий отец дол­жен быть отцом по образу Отца Небес­ного, и вся­кий настав­ник дол­жен брать образ Хри­ста для себя как идеал, кото­рому он дол­жен сле­до­вать в своей педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти. Именно в этом отли­чие пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния от вос­пи­та­ния свет­ского, где цен­тром явля­ется вос­пи­та­тель, а Бог там не под­ра­зу­ме­ва­ется. Хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние носит иной харак­тер. Я был недавно на кол­ле­гии одного из окру­гов Москвы, и там одна жен­щина-педа­гог ска­зала: «Нам, доро­гие дру­зья, есть, чем гор­диться». И я помню, когда моя млад­шая дочь учи­лась в школе, ее учи­тель­ница гово­рила: «Ну, детки, а теперь давайте с вами немножко погор­димся, какие мы хоро­шие, под­ни­мем кверху головки, носики, покра­су­емся друг перед дру­гом и сами перед собой, какие мы заме­ча­тель­ные». Это, может быть, край­ность, и она при­суща не всем свет­ским педа­го­ги­че­ским систе­мам — мы же тем более должны пони­мать, что наше с вами дело сле­дует совер­шать в смирении.

Вто­рое, о чем нужно ска­зать: мы с вами при­званы научить детей не только сово­куп­но­сти внеш­них пра­вил пра­во­слав­ной жизни. Совер­шенно недо­ста­точно про­сто объ­яс­нить им, что можно делать, а что — нельзя; глав­ное — воз­жечь в их душах огонь веры и любви. Мы можем научить детей, как пра­вильно кре­ститься и когда нужно делать поклоны; они будут знать дог­маты; будут знать, какой длины юбки раз­ре­ша­ется носить, когда можно упо­треб­лять кос­ме­тику, а когда нельзя; выучат все пра­вила поста. Но если в их душах не будет гореть огонь любви и веры, то с этими внеш­ними пра­ви­лами легко соеди­нится любой грех. Если они не будут обра­щены к духов­ному миру, если у них не воз­ник­нет обще­ния с Богом, если они будут руко­вод­ство­ваться только фор­мально поня­тыми запре­тами, то тогда наше вос­пи­та­ние не при­не­сет резуль­тата и, достиг­нув пере­ход­ного воз­раста, дети уйдут из Церкви, уйдут от Бога, будут попи­рать все запо­веди, отбро­сят все доб­ро­де­тели и погру­зятся в море греха. Конечно, эта погру­жен­ность может не выхо­дить на поверх­ность, дети внешне могут сохра­нять хри­сти­ан­ский вид и в то же самое время быть раз­вра­щен­ными и пороч­ными. К сожа­ле­нию, дети, кото­рые так вос­пи­таны, очень часто этого даже не пони­мают. Они гово­рят: «А почему нельзя делать то-то и ходить в цер­ковь, почему это несов­ме­стимо? Почему нельзя, ска­жем, слу­шать тяже­лый рок и молиться Богу, почему нельзя читать жур­налы «Cool», «Лиза» или «Ровес­ник» и читать Еван­ге­лие? Почему нельзя делать то и дру­гое?» Такие вопросы сви­де­тель­ствуют о том, что они не чув­ствуют сути хри­сти­ан­ской жизни. Наша задача — прежде всего дать им навыки такой жизни. Но мы с вами ничего не смо­жем сде­лать, если сами этих навы­ков не имеем. И поэтому если мы хотим научить духов­ной жизни своих детей, то сами должны учиться духов­ной жизни, стре­миться к ней, жить ею. Духов­ная жизнь — это жизнь в Духе Свя­том или поиск такой жизни, и все наши уси­лия обя­за­тельно должны быть обра­щены к этому.

Еще одна про­блема, кото­рая стоит перед нами, — это созда­ние еди­ного педа­го­ги­че­ского пра­во­слав­ного про­стран­ства для наших детей. Мы не умеем друг с дру­гом вза­и­мо­дей­ство­вать. Напри­мер, пра­во­слав­ная гим­на­зия берет на себя функ­ции при­хода: там устра­и­ва­ются бого­слу­же­ния для детей, там духов­ник гим­на­зии при­зы­вает всех детей обя­за­тельно испо­ве­ды­ваться у него. Свет­ские вос­пи­та­тели порою гово­рят, что роди­тели мешают им вос­пи­ты­вать детей — хорошо бы всех детей лишить роди­те­лей, тогда их вос­пи­ты­вать будет легче. Отча­сти это, может быть, и верно, потому что не все­гда роди­тели нахо­дятся на высоте. Но все-таки, если мы гово­рим о пра­во­слав­ном вос­пи­та­нии, мы должны вос­пи­ты­вать ребенка в той есте­ствен­ной среде, в кото­рой он при­зван жить, и, если нужно, вос­пи­ты­вать вме­сте с ним и роди­те­лей. Это каса­ется и при­ход­ской жизни. Наша задача в пра­во­слав­ных гим­на­зиях и шко­лах — не созда­вать новые при­ходы, а сохра­нять обще­ние ребенка внутри его при­хода, не под­ме­няя того, что уже суще­ствует. Бывает ино­гда, что нецер­ков­ные дети, при­ходя в пра­во­слав­ную гим­на­зию, там начи­нают испо­ве­ды­ваться, посе­щать бого­слу­же­ние, но это спра­вед­ливо только для тех детей, кото­рые еще не имеют прихода.

Нужно тру­диться над созда­нием еди­ного педа­го­ги­че­ского про­стран­ства, и если мы с вами зани­ма­емся пра­во­слав­ным вос­пи­та­нием, то должны пони­мать, что клю­че­вой фигу­рой в этом про­стран­стве ста­нет свя­щен­ник, духов­ник этого ребенка. Разу­ме­ется, это не озна­чает того, что свя­щен­ник возь­мет на себя все вос­пи­та­тель­ные функ­ции. Очень часто роди­тели хотят пере­до­ве­рить свои вос­пи­та­тель­ные задачи свя­щен­нику: «Вот, батюшка, вы ему ска­жите, вы ему объ­яс­ните, чтобы он меня слу­шался, чтобы он то-то делал, а то-то не делал». И педа­гоги тоже пыта­ются исполь­зо­вать таин­ство пока­я­ния как некий вос­пи­та­тель­ный инстру­мент. Этого делать, конечно, нельзя. У свя­щен­ника есть своя задача — при­ве­сти ребенка к Богу. У него есть свои спо­собы, свои методы и сред­ства дости­же­ния этой цели, но все-таки он не может под­ме­нить ни роди­те­лей, ни вос­пи­та­те­лей. Мы все очень стра­даем от непро­фес­си­о­на­лизма пра­во­слав­ных педа­го­гов. К сожа­ле­нию, очень немно­гие из них имеют хоро­шее обра­зо­ва­ние, учи­ты­вают лич­ност­ные осо­бен­но­сти детей, воз­раст­ную пси­хо­ло­гию и сами осо­знают себя именно пра­во­слав­ными педагогами.

Сле­ду­ю­щая про­блема, с кото­рой мы стал­ки­ва­емся, — это непол­ные и небла­го­по­луч­ные семьи. Эти семьи не имеют тра­ди­ций, не имеют опыта в вос­пи­та­нии детей: роди­тели в дет­стве сами не были пра­во­слав­ными, они при­шли к вере во взрос­лом воз­расте. Они не все­гда могут понять, как и что нужно объ­яс­нить ребенку, как и что он может вос­при­нять, как долго он может сто­ять на бого­слу­же­нии, какая у него может быть мера поста. Все это тоже боль­шая и серьез­ная про­блема, о кото­рой не нужно забы­вать. И я думаю, что в этом про­стран­стве свое место могла бы занять вос­крес­ная школа на при­ходе. В поня­тие «вос­крес­ная школа» нужно вло­жить не про­сто орга­ни­за­цию клас­си­че­ских заня­тий с детьми, то есть чте­ние лек­ций или про­ве­де­ние бесед. По боль­шому счету вос­крес­ная школа при­звана зани­маться вос­пи­та­нием всех детей при­хода. Педа­гоги могут сле­дить за поряд­ком во время службы, бесе­до­вать с детьми вне заня­тий, то есть вся жизнь детей в при­ходе должна быть под при­смот­ром людей, кото­рые спе­ци­ально к этому подготовлены.

Глав­ные про­блемы у наших детей насту­пают тогда, когда при­хо­дит так назы­ва­е­мый «пере­ход­ный воз­раст» и про­ис­хо­дит такая раз­ба­лан­си­ровка в жизни ребенка, что с ним бывает очень трудно. В этот момент он не все­гда управ­ляем, он отка­зы­ва­ется от помощи роди­те­лей, он пере­оце­ни­вает все цен­но­сти, в кото­рых он был вос­пи­тан и кото­рые у него были, и когда этот период насту­пил, бывает очень тяжело что-то сде­лать. Зани­ма­ясь пра­во­слав­ным вос­пи­та­нием, мы должны иметь в виду, что такой кри­зис в жизни ребенка насту­пит, и надо зара­нее к этому гото­виться. Этот период насту­пает в жизни наших детей все раньше и раньше. Если когда-то он насту­пал в шест­на­дцать лет, а еще раньше чело­век нахо­дился в послу­ша­нии у своих роди­те­лей до тех пор, пока он не создаст свою семью, то сей­час эти гра­ницы сдви­ну­лись, и поэтому вре­мени, когда мы можем что-то сде­лать, у нас все меньше. Бывает, конечно, что пройдя этот воз­раст, пройдя через его иску­ше­ния, ребе­нок успо­ка­и­ва­ется и воз­вра­ща­ется в Цер­ковь. Это тоже нужно обя­за­тельно пом­нить и нико­гда ни при каких обсто­я­тель­ствах не нужно пани­ко­вать, впа­дать в отча­я­ние, надо только молиться Богу. Так сове­то­вал роди­те­лям, дети кото­рых отво­ра­чи­ва­лись от Церкви, и афон­ский ста­рец Паи­сий, скон­чав­шийся лет пять тому назад. В то малое время, когда ребе­нок еще все­цело послу­шен, когда у него бла­го­дат­ный и заме­ча­тель­ный воз­раст, в этот период мы с вами бываем очень спо­койны и радостны и не заме­чаем, что именно мы делаем непра­вильно. Когда детки малень­кие, с ними может зани­маться любой педа­гог, им все инте­ресно, они с удо­воль­ствием слу­шают, им все легко, и воз­ни­кает такое бла­го­душ­ное ощу­ще­ние, что с ребен­ком все в порядке. К сожа­ле­нию, из таких заме­ча­тель­ных детей порой вырас­тают труд­ные под­ростки. Дети сильно меня­ются, и, когда ребе­нок еще мал, не нужно думать, что все легко и про­сто, нужно отне­стись к вос­пи­та­нию очень серьезно, очень вни­ма­тельно, очень про­ду­манно. За это время нужно раз­вить в ребенке рели­ги­оз­ное чув­ство, помочь ему это чув­ство осо­знать, при­вить ему вкус к доб­ро­де­тели, чтобы он пони­мал радость дела­ния добра. В этот период у ребенка должна быть обя­за­тельно укреп­лена воля, необ­хо­димо научить его тру­диться, научить его тру­до­лю­бию и само­сто­я­тельно мыс­лить. Укреп­ле­ние воли ребенка очень важно, потому что он живет прак­ти­че­ски в анти­хри­стан­ской среде. Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, теле­ви­де­ние, ком­пью­тер­ные игры, секспро­све­ще­ние, совре­мен­ная поп-куль­тура, доступ­ность алко­голя, сига­рет, нар­ко­ти­ков, культ денег и насла­жде­ний создают образ мира, совер­шенно про­ти­вопо-лож­ный тому, кото­рый мы хотим создать для ребенка, и абсо­лютно дез­ори­ен­ти­руют его. К сожа­ле­нию, мы с вами, научая ребенка слу­шаться, пови­но­ваться, сми­ряться, забы­ваем укре­пить его волю, чтобы он мог не только слу­шаться доб­рого, но и про­ти­виться злому. Укреп­ле­ние воли, под­го­товка ребенка к жизни в мире необ­хо­димы, потому что он рано или поздно всту­пит в этот мир. Как бы мы ни хотели огра­дить его от совре­мен­ного мира, созда­вая свои пра­во­слав­ные кол­лек­тивы, мир все равно про­ник­нет в душу ребенка, и ему при­дется пройти через мно­гие искушения.

Эти иску­ше­ния начи­на­ются еще до того, как ребе­нок окан­чи­вает школу. В пра­во­слав­ной гим­на­зии появ­ля­ются дети спон­со­ров, кото­рых берут туда не потому, что они пра­во­слав­ные, а потому, что их роди­тели пла­тят деньги и хотят, чтобы их ребе­нок, не посе­щая церкви, все-таки учился в школе, где не руга­ются матом, где не курят, где более-менее при­лич­ная обста­новка, и эти дети часто явля­ются источ­ни­ком соблазна. В дет­ском кол­лек­тиве один такой ребе­нок может при­не­сти очень много вреда, и поэтому нужно укреп­лять в наших детях спо­соб­ность про­ти­во­сто­ять злу, про­ти­во­сто­ять тому, что может погу­бить душу. Дети, вос­пи­ты­ва­ю­щи­еся в обыч­ных шко­лах, в этом смысле часто более стойки. И раньше, когда Цер­ковь была гонима, дети пра­во­слав­ных роди­те­лей учи­лись в обыч­ных шко­лах и лучше умели про­ти­во­сто­ять злу. Наши дети слиш­ком раз­мяг­чены и слиш­ком аморфны, они не умеют ценить то доб­рое, что у них есть. А то злое, что их окру­жает, к сожа­ле­нию, их соблаз­няет, они не умеют с ним бороться.

Ко встрече со злом нужно гото­вить ребенка с дет­ства. Я помню, как о. Арте­мий Вла­ди­ми­ров заме­ча­тельно рас­ска­зы­вал про свои беседы с малень­кими детьми. Он им гово­рил: «Ну, детки, кто из вас будет курить, когда вырас­тет? Кто будет курить «Бело­мор­ка­нал», кто будет курить «Маль­боро», кто хочет, чтобы зубы у него были жел­тые, а изо рта текла слюна?» — то есть созда­вал нега­тив­ный образ куриль­щика, и это впе­чат­ляло детей. Таким же обра­зом ребенка сле­дует пре­ду­пре­дить об окру­жа­ю­щем его зле. Нужно выбрать время, когда ребе­нок смо­жет это вос­при­нять, когда образ зла его не напу­гает, так же как людям делают при­вивки, чтобы, пере­бо­лев этим в малой сте­пени, они потом не забо­лели серьезно и опасно. Это каса­ется и нар­ко­ти­ков, и куре­ния, и пьян­ства, всех тех поро­ков, кото­рые есть в мире, чтобы ребе­нок был под­го­тов­лен к встрече с ними, чтобы он понял сущ­ность этих явле­ний еще тогда, когда не столк­нулся с ними по-насто­я­щему, когда они не стали для него соблаз­ном, чем-то заманчивым.

Мни­мой радо­сти этой жизни мы должны про­ти­во­по­ста­вить пол­ноту жизни в Церкви, нужно научить ребенка радо­ваться вере. Наша вера должна быть радост­ной. Как гово­рил один батюшка, делая доклад о мис­си­о­нер­стве: «Про­по­ве­дуя свою веру, не забы­вайте, что мы несем весть о вос­кре­се­нии Хри­ста! Наша вера — это вера пас­халь­ная». Ребе­нок дол­жен обя­за­тельно чув­ство­вать радость веры. Его обу­че­ние и вос­пи­та­ние не надо стро­ить только на запре­тах: это нельзя делать, то нельзя смот­реть… А что же тогда можно? Мы должны пока­зать ребенку, что можно жить с Богом, можно жить в любви друг с дру­гом, можно жить в таин­ствах Церкви, нужно помочь ребенку войти в жизнь Церкви, и если он обре­тет пол­ноту этой жизни, даже вку­сив запрет­ных пло­дов, каких-то соблаз­нов, то он быстро раз­бе­рется и пой­мет, что это мни­мая сла­дость и мни­мая радость.

Нужно тру­диться над тем, чтобы воз­ни­кали аль­тер­на­тив­ные системы отдыха, досуга для детей, ведь сле­дует думать не только о том, чем с ними зани­маться и как их учить, но и как они будут отды­хать. Здесь тоже много про­блем. Часто в пра­во­слав­ных лет­них лаге­рях, кото­рые мы устра­и­ваем для детей, дети предо­став­лены сами себе, и именно в этих лаге­рях неко­то­рые в пер­вый раз начи­нают курить или пить пиво или узнают какие-то вещи, кото­рые им еще не время знать. Орга­ни­зуя дет­ский отдых, мы должны за всем этим сле­дить. Стро­гость пра­вил в хри­сти­ан­ском вос­пи­та­нии должна быть незыблемой.

Кроме того, есть и такая про­блема: в наших вос­пи­та­тель­ных кол­лек­ти­вах очень боль­шое коли­че­ство жен­щин и недо­ста­ток муж­чин. Я думаю, что наши маль­чики любят тяже­лый рок и все в этом роде именно потому, что они нахо­дят в этом муже­ствен­ность, силу, «кру­тизну». Если они не нахо­дят в Церкви этот образ муже­ствен­но­сти, если они не нахо­дят в церкви эти при­меры, то они начи­нают искать их вне ее, потому что маль­чики есть маль­чики, они должны вос­пи­ты­ваться как воины, и пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин — это воин. Хорошо бы пом­нить о том, что маль­чи­ков и дево­чек нужно вос­пи­ты­вать по-раз­ному, пом­нить, что маль­чи­кам нужно одно, а девоч­кам — другое.

И послед­нее, что я хочу ска­зать. Если мы с вами пра­во­слав­ные люди, если мы верим во Хри­ста, если мы верим, что Хри­стос при­нес на землю всю пол­ноту истины, то мы не должны смот­реть на вос­пи­та­ние, кото­рым мы зани­ма­емся, как на вос­пи­та­ние кон­фес­си­о­наль­ное. Не сле­дует думать, что есть вос­пи­та­ние пра­во­слав­ное, есть маго­ме­тан­ское, есть свет­ское. На самом деле есть вос­пи­та­ние хоро­шее, истин­ное, кото­рое ведет ребенка к добру, и, зани­ма­ясь вос­пи­та­нием детей, мы не будем огра­ни­чи­ваться вос­пи­та­нием детей только цер­ков­ных. Мы должны помо­гать всем, вос­пи­ты­вать детей в обыч­ных шко­лах, рабо­тать с детьми, кото­рые не знают Бога, не знают Церкви, с детьми, роди­тели кото­рых не ходят еще в храм. Мне кажется, что именно такое вос­пи­та­ние и есть под­линно хри­сти­ан­ское, и только оно смо­жет помочь детям и огра­дить под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние от того зла, кото­рого так много в мире.

Про­то­и­е­рей Арка­дий Шатов

Источ­ник: «В начале пути…» М.: Храм Трех Свя­ти­те­лей на Кулиш­ках, 2002

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки