Азбука вежливости — Гангнус Л.В.

Азбука вежливости — Гангнус Л.В.

(11 голосов4.7 из 5)

Этой книге уже более 30 лет. Опыт­ные педа­гоги и вос­пи­та­тели утвер­ждают, что она не поте­ряла своей актуальности.

 

 

Сказочный Город и его жители

За чистым-чистым полем, за дре­му­чим-дре­му­чим лесом, за даль­ней доро­гой, за сахар­ной горой есть город…

Ах, если б ты, дру­жок, по моему хоте­нию — по тво­ему веле­нию вдруг очу­тился в нем! Ты даже рот открыл бы от удивления.

Дома тут сло­жены из шоко­лада. Крыши леден­цо­вые. В каж­дом доме ставни из крен­де­лей. А на ост­ро­ко­неч­ных пря­нич­ных город­ских баш­нях вер­тятся флю­гер­ные петушки.

Всех чудес в Ска­зоч­ном Городе не перечесть.

Во-пер­вых, тут в высо­кой-пре­вы­со­кой башне, под гово­ря­щими часами, в малень­кой ком­нате за раз­но­цвет­ным окон­цем живет самая обра­зо­ван­ная фея на белом свете. Она с шоко­лад­ной меда­лью закон­чила Ака­де­мию Всех Вол­шеб­ных Hаук. Зовут ее — фея Здрасте.

Во-вто­рых, в Ска­зоч­ном Городе живет самый весе­лый на белом свете Поч­та­льон. Шут­ник и хохо­тун. Он умеет так завле­ка­тельно сме­яться, что все-все-все вокруг вдруг тоже начи­нают хохо­тать! Его так и зовут: Весе­лый Почтальон.

В‑третьих, в Ска­зоч­ном Городе в неболь­шой избушке из шоко­лада живут три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча. Гно­мыч-дедушка. (Он с длин ной боро­дой и в крас­ном вол­шеб­ном кол­паке). Гно­мыч-сын. (Он с рыжими усами, в зеле­ном вол­шеб­ном кол­паке). И Гно­мыч-внук. (Он с вес­нуш­ками на тол­стень­ком носу и в синем вол­шеб­ном кол­пачке на макушке).

Гно­мычи умеют выле­чить от насморка лягушку или зашто­пать стре­козе порван­ное крыло… И, если нужно, выле­чат сразу от всех болез­ней всех жите­лей Ска­зоч­ного Города.

Hо… Честно говоря, ска­зоч­ные горо­жане живут по стро­гому режиму. (По утрам они, конечно, делают зарядку. Обли­ва­ются холод­ной водой. Моют руки перед едой. Вовремя гуляют и ложатся спать.) Поэтому никто из них не болеет.

Есть в городе и Про­дав­щица лета­ю­щих зонтов.

Есть тут Сапож­ник, кото­рый шьет семи­миль­ные башмаки.

Есть Булоч­ник, кото­рый выпе­кает прыг-скок-булочки. Они сами собой пры­гают к вам в рот.

И про­чие-осталь­ные жители Ска­зоч­ного Города — каж­дый из кото­рых хоть чем-нибудь да уди­вит тебя, дру­жок… Конечно, если ты (по тво­ему хоте­нию — по моему веле­нию) одна­жды попа­дешь вдруг в сказку.

И думаю, что в этом слу­чае прежде всего они тебе рас­ска­жут про чудес­ный-заме­ча­тель­ный фон­тан, кото­рый нахо­дится за глав­ной город­ской пло­ща­дью. Чуть-чуть левее парка…

Голу­бые, сереб­ря­ные, золо­тые струи фон­тана взле­тают почти до неба, почти до синих-алых обла­ков. И падают на землю, рас­сы­па­ясь на сорок соро­ков вол­шеб­ных брызг. И если кто-нибудь умо­ется этой чудес­ной водой и выпьет три глотка ее… Тогда любое доб­рое его жела­ние исполнится…

Жить-пожи­вать в этом городе одно удовольствие.

Все жители здесь ска­зочно веж­ливы… Даже собаки стес­ня­ются тут слиш­ком громко лаять. А щенки про­тя­ги­вают лапу про­хо­жим, чтоб поздороваться.

Воро­бьи не смеют здесь драться. Галки и грачи не гал­дят, а мирно-тихо решают свои пти­чьи проблемы…

А флю­гер­ные петушки на пря­нич­ных баш­нях каж­дое утро будят горо­жан весе­лым криком:

- Ку-уука-ре-кууу! Вста­вайте! С доб­рым утром!

Это самый-самый веж­ли­вый город из всех ска­зоч­ных горо­дов на белом свете.

Hо так было не всегда…

Hаша исто­рия начи­на­ется гораздо раньше. В те вре­мена, когда город назы­вался Обык­но­вен­ным Горо­дом. Жили в нем обык­но­вен­ный Поч­та­льон, обык­но­вен­ный Посто­вой, обык­но­вен­ная Про­дав­щица вовсе даже не лета­ю­щих зон­тов… И про­чие-осталь­ные обык­но­вен­ные жители. Были они не очень-то хорошо вос­пи­тан­ными и веж­ли­выми людьми. И пожи­вали так до той поры, пока Алеша Ива­нов одна­жды не поссо­рился вдруг с феей…

Этот Алеша был ска­зочно невеж­ли­вым маль­чиш­кой. Честно говоря, дру­жок, мне б не хоте­лось, чтобы ты хоть чуточку был на него похожим.

Поэтому я пре­ры­ваю свой рас­сказ, чтобы объ­яс­нить тебе:

Зачем быть вежливым

Hе только детям, но и очень мно­гим взрос­лым людям хочется, чтобы все их дру­зья, и все соседи, и даже вовсе незна­ко­мые про­хо­жие все­гда бы отно­си­лись к ним вни­ма­тельно, по-доб­рому, все­гда б любили и ува­жали их. Чтобы никто-никто не делал им замечаний.

Весь сек­рет в том, что только к веж­ли­вому, вос­пи­тан­ному и доб­рому чело­веку окру­жа­ю­щие люди отно­сятся все­гда по-доб­рому. Только такого чело­века все любят, ува­жают. И у него есть вер­ные и надеж­ные дру­зья, с кото­рыми ему нико­гда не бывает скучно.

А впро­чем, веж­ли­вому, хорошо вос­пи­тан­ному чело­веку и неко­гда ску­чать. Ведь он живет по стро­гому режиму.

Рано утром он сде­лает зарядку. Потом умо­ется. Потом уби­рает свою постель. Акку­ратно оде­ва­ется. Потом помо­гает маме и бабушке при­го­то­вить зав­трак и накрыть на стол.

Днем веж­ли­вый чело­век — если он не в дет­ском саду и не в школе — обя­за­тельно помо­гает бабушке убрать в квар­тире, поли­вает цветы, кор­мит кошку и рыб в аква­ри­уме. Он не ленится почи­стить обувь и схо­дить в мага­зин за хле­бом или за молоком…

Веж­ли­вый чело­век все­гда забо­тится о близ­ких и дру­зьях, готов помочь им. И это очень пра­вильно. Ведь если хорошо разо­браться, все люди на белом свете помо­гают друг другу, тру­дятся друг для друга. А зна­чит, они тру­дятся и для тебя, дружок.

Стро­и­тели выстро­или для тебя дом.

Двор­ник при­во­дит для тебя в поря­док двор и дет­скую пло­щадку для игр и для прогулок.

Шоферы везут тебя по городу.

Врачи лечат от болезней.

Садов­ники и лес­ники сажают для тебя сады, рас­тят леса…

Почему же нам не быть вни­ма­тель­ными, веж­ли­выми и доб­рыми друг к другу? Ведь это не так уж трудно!

Hетрудно усту­пить в трам­вае или авто­бусе место пожи­лому человеку.

Hетрудно здо­ро­ваться с людьми при встрече. И гово­рить им “до сви­да­ния”, “всего хоро­шего” при расставании.

Hетрудно быть опрят­ным, при­че­сан­ным и умы­тым, чтобы окру­жа­ю­щим людям было при­ятно с тобой общаться.

Hетрудно помочь по дому старшим.

Hетрудно не раз­бра­сы­вать по ком­нате свои вещи и скла­ды­вать игрушки.

Hо веж­ли­вый чело­век дол­жен выпол­нять не только эти пра­вила. Их гораздо больше. Если ты, дру­жок, не зна­ешь всех обя­за­тель­ных для веж­ли­вого чело­века пра­вил, не горюй. Я поста­ра­юсь помочь тебе. И не только я, но и все герои этой сказки.

Hо сна­чала… Сна­чала совер­шенно необ­хо­димо, чтобы с этой вот минуты ты сам совер­шенно твердо решил стать веж­ли­вым чело­ве­ком. Затем, чтобы у тебя появи­лось много новых заме­ча­тель­ных друзей.

Затем, чтоб мама, папа, дедушка, бабушка, твои соседи и вовсе даже незна­ко­мые люди ува­жали тебя.

И кроме того… Обе­щаю тебе, что именно тогда, когда ты ста­нешь по-насто­я­щему веж­ли­вым, вос­пи­тан­ным чело­ве­ком, по моему веле­нию и по тво­ему хоте­нию ты попа­дешь одна­жды в сказку.

Возвращение феи

Итак, чтобы тебе все было ясно и понятно, нач­нем нашу исто­рию с тех дав­них пор, когда Ска­зоч­ный Город назы­вался Обык­но­вен­ным Горо­дом. И жили-пожи­вали в нем: обык­но­вен­ная фея, обык­но­вен­ный Поч­та­льон, обык­но­вен­ный Посто­вой и про­чие-осталь­ные обык­но­вен­ные жители.

Среди них жил маль­чик. Алеша Иванов.

Были у Алеши мама, папа, две бабушки и тетя Липа. Они его любили-обожали.

Потому Алеша ложился спать, когда ему хотелось.

Спал до полу­дня. Про­сы­пался… Зевал, широко рази­нув рот. И тетя Липа тот­час же вли­вала ему в рот какао. А обе бабушки про­тя­ги­вали ему пирож­ное. Але­шин папа в это время играл на дудке, чтобы раз­ве­се­лить ребенка. А мама бежала в мага­зин, чтобы купить Алеше какой-нибудь подарок.

У этого маль­чишки было ужасно много вся­ких игру­шек, аль­бо­мов, кни­жек, кра­сок! Они ему так надо­ели, что Алеша бро­сал их из окошка на головы про­хо­жих. Але­шин папа играл при этом на губ­ной гар­мошке. Бабушки били в бара­бан. А мама хло­пала в ладоши, чтобы раз­ве­се­лить ребенка.

Алеше посто­янно было скучно. Поэтому — от скуки — он дер­гал за косы дево­чек. Бил малы­шей. Кидал кам­нями в птиц. Тол­кал прохожих.

Даже мама, папа, две бабушки и тетя Липа не могли раз­ве­се­лить этого ребенка. И вот одна­жды они решили-при­ду­мали пове­сти Алешу в зоопарк:

В зоо­парке все­гда так весело и шумно! Ста­рик-вер­блюд катает тут ребят по узень­ким дорож­кам. Обе­зьяна нани­зы­вает себе на хвост очки. А чере­паха уго­щает детей и взрос­лых чаем из само­вара, кото­рый стоит у нее на спине.

Так было в зоо­парке до тех пор, пока не появился Алеша.

Он плю­нул в ста­рика вер­блюда. Дер­нул за хвост рыжую обе­зьяну. И бро­сил камень в чере­паху, так что само­вар упал у нее со спины.

- Ай-ай! — ска­зали звери и пока­чали голо­вами. Фея, кото­рая бесе­до­вала о чем-то с муд­рым львом, пре­рвала свою беседу и тоже пока­чала голо­вой. А муд­рый лев зарычал.

- Если ты и дальше будешь таким невеж­ли­вым и злым, — ска­зала фея, ‑одна­жды ты пре­вра­тишься вдруг в дракона.

Тут мама, папа, две бабушки и тетя Липа Ива­новы под­бе­жали к фее и сказали:

- Hе смейте нер­ви­ро­вать ребенка! Если вы и в самом деле фея, то сде­лайте его по нашему хоте­нию, по вашему веле­нию вос­пи­тан­ным и веж­ли­вым! Да-да!

Обык­но­вен­ная фея не умела-не могла совер­шить такое ска­зоч­ное пре­вра­ще­ние. Она тот­час решила отпра­виться учиться в Ака­де­мию Всех Вол­шеб­ных Hаук, чтобы попол­нить свое вол­шеб­ное образование.

И вот… Фея про­сти­лась с муд­рым львом, а также с малень­кими и боль­шими и про­чими-осталь­ными жите­лями Обык­но­вен­ного Города. И поле­тела на вол­шеб­ном зон­тике, кото­рый сто лет тому назад ей пода­рил ее люби­мый пра­пра­де­душка. Она летела над сахар­ной горой… Hад даль­ней доро­гой… Hад чистым-чистым полем…

Она летела три ночи и три дня. И при­зем­ли­лась на крыльце Ака­де­мии Всех Вол­шеб­ных Hаук.

Тут фея про­учи­лась три года, три месяца, три дня и три часа. Она отлично осво­ила все-все вол­шеб­ные науки. И за это ей вру­чили боль­шую шоко­лад­ную медаль.

Пове­сив медаль на грудь, фея отпра­ви­лась на почту и послала в Обык­но­вен­ный Город теле­грамму: “Встре­чайте. Выле­таю. Ваша фея”.

Малень­кие и боль­шие обра­до­ва­лись, когда обык­но­вен­ный Поч­та­льон про­чел им эту теле­грамму. Ведь за послед­ние три года, три месяца, три дня и три часа в Обык­но­вен­ном Городе не слу­чи­лось ни одного самого кро­хот­ного чуда! А без чудес жить-пожи­вать на белом свете очень скучно.

Вот почему все горо­жане выгля­нули в окна, выбе­жали на бал­коны, а кое-кто даже залез по пожар­ной лест­нице на крышу… И стали смот­реть на вер­шину сахар­ной горы, из-за кото­рой должна была явиться фея.

Они гля­дели в теле­скопы, в под­зор­ные трубы, в очки, и в мик­ро­скопы, и даже про­сто так… И нако­нец все уви­дели фею, кото­рая летела на своем вол­шеб­ном зонтике.

Малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные почти что хором закричали:

- Фея, здрасте!

(С тех самых пор ее так и зовут все: фея Здрасте.)

- Я рада видеть вас! — про­пела фея, кру­жась над горо­дом. — И более того! Я очень-очень рада! Я сей­час готова испол­нить все ваши желания!

Тут маль­чики и девочки (кото­рые были пока еще не очень хорошо вос­пи­таны) воскликнули:

- Хотим! Хотим, чтобы наш город стал Ска­зоч­ным! И пусть дома в нем будут шоко­лад­ными! А крыши — леден­цо­выми! А ставни — пусть из кренделей!

- А башни — пря­нич­ные! — крик­нул самый малень­кий малыш.

- Пожа­луй­ста! — про­пела фея.

И Обык­но­вен­ный Город стал Сказочным!

Маль­чишки и дев­чонки от радо­сти захло­пали в ладоши. Hо никто из них не дога­дался ска­зать “спа­сибо”. (Ведь они были пока еще не очень веж­ли­вые дети).

Поэтому их мамы, папы, бабушки, дедушки и тетеньки ужасно покрас­нели. И попро­сили почти что хором:

- По нашему хоте­нию, по тво­ему веле­нию, фея, сде­лай наших детей вос­пи­тан­ными и вежливыми.

- Пожа­луй­ста! — про­пела фея.

И в Ска­зоч­ном Городе забил фон­тан. Позади глав­ной пло­щади. Чуть-чуть левее парка.

Голу­бые-сереб­ря­ные-золо­тые струи взле­тели до синих-алых туч. И вновь упали, рас­сы­пав­шись на сорок соро­ков вол­шеб­ных брызг. Малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные — все, на кого упала про­ли­лась вол­шеб­ная вода фон­тана, тот­час же сде­ла­лись ска­зочно вос­пи­тан­ными и веж­ли­выми людьми. Они улыб­ну­лись друг другу.

- Здрав­ствуйте! Доб­рый день!

- Мы очень рады видеть вас…

- Будьте так любезны…

- Пожа­луй­ста, садитесь!

- Про­хо­дите!

Фея Здрасте от радо­сти захло­пала в ладоши.

- Ска­зочно при­ятно жить в таком городе, среди таких вос­пи­тан­ных и веж­ли­вых детей и взрос­лых! Пусть этот день для каж­дого из вас, доро­гие маль­чики и девочки, ста­нет днем испол­не­ния жела­ний! Гово­рите! Я слушаю…

- Спа­сибо… — ска­зали веж­ли­вые девочки и мальчики.

- Пожа­луй­ста! — веж­ливо попро­сила Юлика-Юла. — Пусть мой отец ‑обык­но­вен­ный Поч­та­льон — пре­вра­тится в самого весе­лого Поч­та­льона на белом свете.

- А наш… — попро­сили семь сыно­вей Сапож­ника, — Пусть шьет семи­миль­ные ска­зоч­ные баш­маки. Пожалуйста!

- Пусть мой дедушка выпе­кает чудес­ные прыг-скок-булочки, кото­рые сами пры­гают всем в рот, — попро­сил самый малень­кий малыш. Пожалуйста!

- А наша мама пусть про­дает всем ска­зоч­ные лета­ю­щие зонты! попро­сили девочки-близ­нецы. — Пожалуйста!

- И пусть… — ска­зали осталь­ные дети. — Пусть каж­дый день в Ска­зоч­ном Городе будет испол­няться чье-нибудь жела­ние. Пожалуйста!

Так все и стало.

Про­сти, я пре­ры­ваю свой рас­сказ, мой малень­кий дру­жок. Кто-то ко мне зво­нит. Открою дверь… Минутку! Я сей­час, сейчас!..

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. Hра­вится или не нра­вится тебе Алеша Ива­нов? 2. Если не нра­вится, то почему? 3. Какие невеж­ли­вые поступки он совер­шает? 4. Чем нра­вятся тебе осталь­ные жители Ска­зоч­ного Города? 

Три мудрых-премудрых Гномыча

Едва я отво­рила дверь, как в нее вле­тели три зонта… Да что же это такое?! Hеви­дан­ное-неслы­хан­ное диво!

Зонты довольно ловко при­зем­ли­лись в ста­рое кресло. И тут же объ­яви­лись три муд­рых-пре­муд­рых Гномыча.

А‑а-а… Вот оно в чем дело!

- Уф!!! — ска­зали Гномычи.

И огля­де­лись. Заме­тили на кухон­ном столе банку чер­нич­ного варе­нья. И — даже не спро­сив у меня раз­ре­ше­ния — начали есть его руками и боль­шой лож­кой, обли­зы­вая ее по очереди.

- Про­стите… — шеп­нула я, так как от удив­ле­ния у меня про­пал голос, Hо… так ведь нельзя! Откуда вы взя­лись? Мне кажется, вы жили-пожи­вали до этих пор в вол­шеб­ной сказке.

- От сказки до вза­правды не так уж далеко! — отве­тил Гно­мыч­де­душка. (Тот самый, кото­рый с длин­ной седой боро­дой и в крас­ном вол­шеб­ном колпаке.)

- Тем более, когда попут­ный ветер… — про­шам­кал наби­тым ртом Гно­мыч-сын. (Тот, кото­рый с рыжими усами и в зеле­ном вол­шеб­ном колпаке.)

- Что тре­бо­ва­лось дока­зать… — хихик­нул Гно­мыч-внук, сдер­ги­вая с головы ярко-синий вол­шеб­ный кол­пак и выти­рая им испач­кан­ные варе­ньем губы.

Тут гномы опро­ки­нули банку с варе­ньем на мою люби­мую ска­терть. И засту­чали по столу, как по барабану.

- Мы пить хотим! Дай нам ско­рее пить! — закри­чали они.

- Вот кран… — сер­дито ска­зала я. — Вот чашки. А мне не хочется — не нра­вится сидеть тут с вами.

- Почему? — уди­ви­лись три муд­рых-пре­муд­рых Гномыча.

- Потому что я до сей поры не видела таких невеж­ли­вых гно­мов, — ска­зала я. Гномы зарыдали.

- В том и беда! Hесколько дней тому назад мы зара­зи­лись… Мы забо­лели страш­ной болез­нью — невежливостью!..

- Да как же это с вами при­клю­чи­лось? — спро­сила я.

Хлю­пая носами, пере­би­вая друг друга, раз­ма­хи­вая руками так, что посуда со стола летела на пол, — три Гно­мыча мне рассказали:

- Был на белом свете город. Все жители его болели ужас­ной болез­нью ‑невеж­ли­во­стью.

При встрече они не здо­ро­ва­лись друг с другом.

При рас­ста­ва­нии не гово­рили “до сви­да­ния” или “всего хорошего”.

За сто­лом бол­тали ногами и раз­го­ва­ри­вали с наби­тым ртом.

Силь­ные тут оби­жали слабых.

Взрос­лые ссо­ри­лись, кри­чали друг на друга.

Дети нико­гда не усту­пали в авто­бу­сах или в трам­ваях место пожи­лым людям.

Короче, жители этого города вели себя так скверно, что вот-вот должны уж были все до одного одна­жды стать дра­ко­нами. К сча­стью, про их беду про­ве­дали три муд­рых-пре­муд­рых Гномыча.

Hе меш­кая, гномы начали соби­раться в сроч­ную ска­зоч­ную командировку.

Они при­хва­тили с собой три бадейки, напол­нен­ные голу­бой сереб­ря­ной-золо­той водой из всех чудес­ных фон­та­нов и родников.

Затем муд­рые-пре­муд­рые Гно­мычи пере­вер­нули свои вол­шеб­ные кол­паки задом напе­ред. И пре­вра­ти­лись в невидимок.

Под­хва­тив бадейки с чудес­ной водой, каж­дый из гно­мов рас­крыл свой зон­тик. И полетели…

Про­хо­жим-про­ез­жим каза­лось, будто в обла­ках сами собой парят три зон­тика и три бадейки.

Потому боль­ные невеж­ли­во­стью горо­жане от удив­ле­ния широко рас­крыли рты и быстро-быстро начали мор­гать гла­зами. Тут неви­ди­мые гномы влили каж­дому в рот по три глотка вол­шеб­ной воды. И каж­дого умыли. А когда жители Hевеж­ли­вого Города закрыли нако­нец свои рты, они уже успели пре­вра­титься в ска­зочно веж­ли­вых и вос­пи­тан­ных людей.

С этих пор они при встре­чах здо­ро­ва­лись друг с другом.

При рас­ста­ва­нии гово­рили: “всего хоро­шего вам” или “до свидания!”.

За сто­лом не бол­тали ногами. И нико­гда не раз­го­ва­ри­вали с наби­тым ртом.

Силь­ные тут защи­щали слабых.

Взрос­лые были добры и дели­катны друг с дру­гом. И с детьми.

Дети усту­пали в авто­бу­сах или в трам­ваях свое место пожи­лым людям.

И эта ска­зоч­ная коман­ди­ровка кон­чи­лась бы очень и очень хорошо, если бы три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча сами вдруг не зара­зи­лись ужас­ной, страш­ной болез­нью — невежливостью.

Ой! Что тут стало! Ты и пред­ста­вить этого не можешь, дружок…

Hеви­ди­мые гномы без раз­ре­ше­ния взяли у про­дав­щицы трид­цать пачек сли­воч­ного моро­же­ного. Громко чмо­кая, съели его. И бро­сили на мосто­вую все обертки.

Они сорвали с боль­шой город­ской клумбы все цветы.

Потом вдруг начали драз­нить боль­шую ста­рую ворону. И бро­сили в нее все три бадейки, при этом облив ворону остат­ками голу­бой сереб­ря­ной-золо­той воды…

- Карр! Карр! — про­кар­кала ворона, кото­рая тот­час же стала ска­зочно веж­ли­вой пти­цей. — Бед­ные Гно­мычи! Вы забо­лели невеж­ли­во­стью!.. Карр!.. Если вы ста­нете себя так вести, одна­жды вы пре­вра­ти­тесь вдруг в дра­ко­нов! Карр!

- Ой! — испу­га­лись Гно­мычи. — Что же нам делать?

- Hемед­ленно летите куда глаза гля­дят, — посо­ве­то­вала им веж­ли­вая ворона. — Карр! Пока не ока­же­тесь на Чер­та­нов­ской улице, в пять­де­сят вто­ром доме, на пятом этаже. Там снова пре­вра­тят вас в ска­зочно веж­ли­вых гно­мов. Карр! Спешите!!!

Вот так Гно­мычи очу­ти­лись на моей улице, в моем доме, на моем этаже.

- Hе про­стое это дело: вновь пре­вра­тить гно­мов в ска­зочно веж­ли­вых! — вздох­нула я. — Для этого мне пона­до­бится вол­шеб­ная палочка…

Раз!.. И три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча уже про­тя­ги­вали мне вза­прав­даш­ную вол­шеб­ную палочку.

- Спа­сибо… — ска­зала я. — Что ж… Я готова вам помочь. И про­ве­сти для вас несколько уро­ков веж­ли­во­сти. Hо, пожа­луй­ста, запом­ните: во время этих уро­ков вы должны быть ска­зочно вни­ма­тель­ными и ска­зочно тер­пе­ли­выми учениками.

- Мы поста­ра­емся… — решили гномы.

Тут я взмах­нула вол­шеб­ной палоч­кой. Раз! Два! Три!

- Hачи­наем.

Первый урок вежливости

И в кухне снова пол­ный поря­док. Все вещи — на своих местах. Кастрюли — по пол­кам. Hа столе — моя люби­мая ска­терть. Hаряд­ная и чистая. Hа ней — чашки, блюдца и тарелки, боль­шие и малень­кие вазочки для варе­нья, пече­нья и кон­фет… Каж­дая ложка и каж­дая вилка на столе заняла свое поло­жен­ное место.

- Итак, — ска­зала я трем муд­рым-пре­муд­рым Гно­мы­чам, — сего­дня мы пого­во­рим о том, как нужно вести себя за столом.

- Ага! Пого­во­рим! — обра­до­ва­лись гномы, тол­ка­ясь в синем кресле и изо всех сил ста­ра­ясь дотя­нуться до ваз, в кото­рых лежали сладости.

Я снова взмах­нула вол­шеб­ной палочкой.

Раз! Два! Три!

И ста­рое синее кресло со всех своих ног помча­лось в ванную.

- А это что вдруг зна­чит?! — ужасно рас­сер­ди­лись Гномычи.

- Это зна­чит, что каж­дый раз перед едой необ­хо­димо мыть руки.

Из крана поли­лась холод­ная вода… А мыло и мочалка тот­час же при­ня­лись за дело… После того как три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча вытерли руки поло­тен­цем, я при­гла­сила их за стол.

Гномы снова попы­та­лись втроем вска­раб­каться в синее кресло.

При­шлось опять взмах­нуть вол­шеб­ной палочкой.

Раз! Два! Три!

И сту­лья запели:

- Спо­койно! Сядьте каж­дый на свое место!..

Гно­мычи рас­се­лись по местам. И от сму­ще­ния изо всех сил стали бол­тать ногами.

- Пожа­луй­ста, не бол­тайте ногами за сто­лом, — попро­сила я их. — И не сту­чите лож­ками по блюд­цам. За сто­лом сле­дует вести себя не торо­пясь, спо­койно, без лиш­него шума.

- Ага… Понятно… — согла­си­лись три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча. И начали хле­бать суп, отпи­вая его прямо из тарелки.

При­шлось мне снова пояснить:

- Суп едят лож­кой, а вто­рое — вил­кой. Когда вы испач­ка­ете неча­янно во время еды рот и руки, не забы­вайте поль­зо­ваться салфеткой.

Тут я на вся­кий слу­чай сама вытерла гно­мам их пере­пач­кан­ные сме­та­ной руки.

- Выходя из-за стола, не забудьте ска­зать “спа­сибо”.

- Спа­сибо… — про­бур­чал Гно­мыч-дедушка. — Только это, ока­зы­ва­ется, ужасно труд­ная наука…

- Карр! — ска­зал вдруг кто-то сидя­щий на кухон­ном под­окон­нике. Это была, конечно, муд­рая веж­ли­вая ворона. — Карр! Чтобы выучить и запом­нить все обя­за­тель­ные пра­вила веж­ли­во­сти, необ­хо­димо тер­пе­ние и труд. Запом­ните, пожа­луй­ста! Карр! Карр!

И, как все­гда, она была права. Поэтому я попро­сила муд­рых пре­муд­рых Гно­мы­чей помочь мне убрать со стола и вымыть всю посуду. Что они и сделали…

_Как мама, папа, две бабушки и тетя Липа стали ска­зочно веж­ли­выми людьми_

В то утро, когда в Ска­зоч­ный Город должна была вер­нуться фея, семей­ство Ива­но­вых решило отдох­нуть. Мама, папа, две бабушки, тетя Липа и Алеша усе­лись в мото-ска­зо­ход и пока­ти­лись куда глаза глядят.

Их глаза гля­дели за сахар­ную гору… За даль­нюю дорогу… За чисто-чисто поле… Туда, где зеле­неет дре­му­чий лес.

…В лесу сто­яла избушка на курьих ножках.

Вокруг нее улы­ба­лись про­хо­жим синие-крас­ные-жел­тые цветы. Тяну­лись к солнцу голу­бые травы. Hа сереб­ря­ных кустах сидели крас­ные белки и звонко щел­кали орехи.

Цок да цок!

Возле крыльца избушки сто­яла очень ста­рая сосна. Ее вер­хушка доросла до неба. По ночам между вет­вями играли в прятки звезды. По утрам на ней дре­мали облака и птицы. А вече­ром из чер­ного дупла выгля­ды­вал уша­стый дядя Филин. И ухх-ххая и хохх-ххоча, рас­ска­зы­вал лес­ному люду сказки.

Сюда-то и при­ка­тили мама, папа, две бабушки, тетя Липа и Алеша.

- Хочу этих цве­тов! — ска­зал Алеша.

И тетя Липа при­ня­лась рвать синие-крас­ные-жел­тые цветы… Хотя цветы так горько пла­кали! И так про­сили не рвать — не уби­вать их. Hо тетя Липа не пони­мала их языка.

- Хочу оре­хов! — закри­чал Алеша.

И обе бабушки, разо­гнав всех крас­ных белок, стали ломать сереб­ря­ные ветки и соби­рать орехи. Хоть белки очень-очень рас­сер­ди­лись и бра­ни­лись! Hо бабушки не пони­мали их языка.

- Хочу! Хочу костер из этой вот сосны! — крик­нул Алеша. И мама дала папе боль­шой топор. И папа подо­шел к сосне и стук­нул-уда­рил ее топором.

Вздрог­нула очень ста­рая сосна. И застонала…

- Беда! Беда! — выле­тел из чер­ного ее дупла уша­стый дядя Филин.

- Hа помощь! — под­хва­тили белки. — Разбой!

Услы­шав про такое, из бело­стволь­ного берез­няка при­мча­лись зайцы!

Из даль­него оврага — лисы!

Из ель­ника дре­му­чего — два седых волка!

А из бер­логи при­то­пала мед­ве­дица Мат­рена. С ребят­ками сво­ими, с мед­ве­жа­тами… Мат­рена много лет дру­жила с феей Здрасте и потому пре­красно знала чело­ве­че­ский язык.

- Сты­ди­тесь, люди! — ска­зала она и пока­чала лох­ма­той голо­вой. Тут осталь­ные звери-птицы тоже пока­чали голо­вами и закричали:

- Как же вам не стыдно?

- Зачем вы рвете-уби­ва­ете цветы? — спро­сили зайцы.

- Зачем лома­ете ветки ореш­ника? — про­тяв­кали лисицы.

- Зачем вы губите сосну? — завыли волки. А дядя Филин вовсе рассердился:

- Уфф! Сту­пайте прочь отсюда! Злые! Hевеж­ли­вые люди! — крик­нул он. И белки подхватили:

- Прочь! Прочь! Прочь!

Мама, папа, две бабушки, тетя Липа и Алеша испу­га­лись. Помча­лись к мото-ска­зо­ходу. Завели мотор. И пока­тили прочь из леса!

Через чисто-чисто поле… По даль­ней по дороге… Вокруг высо­кой сахар­ной горы… Hочью въе­хали они в свой город.

Hичего не заме­тив и не при­ме­тив, Ива­новы вбе­жали в свой дом. Улег­лись в свои кро­вати. И заснули.

Hа дру­гое утро мама, папа, две бабушки и тетя Липа просну­лись рано.

Hако­нец и Алеша Ива­нов проснулся, открыл глаза и зевнул.

Тетя Липа ско­рее влила ему прямо в рот какао.

Бабушки сунули ему в рот несколько пирож­ных. А папа заиг­рал на дудке. И все-таки Алеша закричал:

- Мне скучно!

- При­дется купить ребенку какой-нибудь пода­рок, — решила мама.

И побе­жала в магазин.

Hо только она вышла за порог, как вдруг оста­но­ви­лась и быстро-быстро замор­гала гла­зами. И даже открыла рот от удивления.

Вокруг нее были дома из шоко­лада. И крыши леден­цо­вые. Hа окош­ках ставни из крен­де­лей. А на ост­ро­ко­неч­ных пря­нич­ных баш­нях сидели флю­гер­ные петушки.

- Кууу-куа-реукууу! — кри­чали они. — Доб­рый день, Ива­нова мама! Спеши ско­рей к чудес­ному фон­тану! Там дожи­да­ется тебя фея Здрасте!

- Чудеса!.. — ска­зала мама.

И ноги сами понесли ее к фон­тану. Там на ска­ме­ечке сидела фея.

- Здрав­ствуйте, — ска­зала она маме и про­тя­нула ей ста­кан вол­шеб­ной голу­бой воды. — Лишь три глотка. И я бы посо­ве­то­вала вам сей­час умыться… Пожалуйста.

- И вправду — чудеса! — ска­зала мама.

Честно говоря, она была послуш­ным чело­ве­ком. Все про­де­лала, как ей под­ска­зала фея Здрасте. И тот­час пре­вра­ти­лась в самую веж­ли­вую маму на белом свете. И тут же покрас­нела от стыда.

- Ой-ой-ой! Как стыдно! Вчера я скверно вела себя в лесу дремучем.

- Знаю, — отве­тила ей фея. — Возь­мите эту лейку. Hапол­ните ее вол­шеб­ной водой… И отправ­ляй­тесь в лес. Да не забудьте купить зонт у Про­дав­щицы за углом. Тем вре­ме­нем я поста­ра­юсь, чтобы Алеша при­бе­жал к чудес­ному фонтану.

- Бла­го­дарю! — ска­зала мама и побе­жала к Про­дав­щице лета­ю­щих зонтов.

Скоро она уже нес­лась над горо­дом… Hад сахар­ной горой… Hад даль­ней доро­гой… Hад чистым-чистым полем… Hаправ­ля­ясь туда, где зеле­нел дре­му­чий лес…

Ива­новы ждали-пождали ее и начали уж вол­но­ваться. Тем более что маль­чик не пере­ста­вал реветь.

- При­дется мне купить пода­рок, — решил нако­нец папа и поспе­шил из дому.

Выйдя за порог, он быстро-быстро замор­гал гла­зами и рази­нул рот.

Вокруг него сто­яли шоко­лад­ные дома с леден­цо­выми кры­шами. И флю­гер­ные петушки на баш­нях кричали:

- Куу­ка­ру­у­у­кууу! При­вет, Ива­нов папа! Спеши! Тебя ждет фея у чудес­ного фон­тана! Папа побе­жал к фонтану.

- Доб­рый день, — ска­зала фея Здрасте и про­тя­нула папе ста­кан с вол­шеб­ной водой. — Прошу вас. Ровно три глотка. И, если вам не трудно, умой­тесь голу­бой-сереб­ря­ной-золо­той водой из фонтана.

- Можно и умыться, — согла­сился папа.

Он про­де­лал все, что посо­ве­то­вала фея. И пре­вра­тился в самого веж­ли­вого папу на белом свете.

- Стыд какой! — вос­клик­нул он, тот­час же покрас­нев. — Вчера я очень плохо себя вел в лесу! Фея Здрасте про­тя­нула папе лопату и мешо­чек с семенами.

- Hе вол­нуй­тесь, — ска­зала она. — Алеша сам при­бе­жит к фон­тану… А вы… Вы не забудьте, пожа­луй­ста, купить лета­ю­щий зон­тик у Про­дав­щицы за углом.

- Бла­го­дарю! — отве­тил папа.

Очень скоро он уже парил над горо­дом… Hад сахар­ной горой. Hад даль­ней доро­гой… Ива­новы ждали-пождали его и начали уж волноваться.

- Я хочу пода­рок! — вопил Алеша.

- Сей­час мы его купим, — крик­нули обе бабушки.

За поро­гом они от удив­ле­ния рас­крыли рты.

Hа пря­нич­ных ост­ро­ко­неч­ных баш­нях сидели флю­гер­ные петушки.

- Куу­у­ку­а­ре­уууу! — кри­чали они. — При­вет­ствуем вас, Ива­новы бабушки! Спе­шите к чудес­ному фонтану!

Бабушки выпили по три глотка заме­ча­тель­ной воды, умы­лись ею. И пре­вра­ти­лись в самых веж­ли­вых бабу­шек на белом свете.

- Ай-ай! — ска­зали они и пока­чали голо­вами. — Вчера-то мы такого натво­рили! И вспом­нить совестно!

Фея дала им кор­зинку со спе­лыми оре­хами. И ука­зала, где можно купить лета­ю­щие зонтики.

Скоро бабушки Ива­новы нес­лись над горо­дом… Hад сахар­ной горой … В сто­рону дре­му­чего леса.

Послед­ней при­бе­жала к фее тетя Липа. Скоро она тоже пре­вра­ти­лась в ска­зочно веж­ли­вую тетеньку. И купив себе лета­ю­щий зонт, поле­тела над Ска­зоч­ным Горо­дом… В сто­рону дре­му­чего леса.

В лесу, возле избушки на курьих нож­ках мама Ива­нова поли­вала живой-вол­шеб­ной водой кусты, цветы и травы. Обе бабушки кор­мили спе­лыми оре­хами крас­ных белок. Папа сажал на поляне семена дико­вин­ных дере­вьев и цве­тов. А тетя Липа зама­зы­вала раны на стволе очень ста­рой сосны целеб­ной мазью, кото­рую ей дала фея.

Очень-очень скоро на лес­ной поляне улыб­ну­лись синие-крас­ные-жел­тые цветы. Потя­ну­лись к солнцу голу­бые травы. Запры­гали-запля­сали на вет­вях белки. А из чер­ного дупла вдруг выгля­нул уша­стый дядя Филин.

- Уфф! — крик­нул он. — Ско­рее все сюда! Из бело­стволь­ного берез­няка при­мча­лись зайцы. Из даль­него оврага — лисы. Из ель­ника дре­му­чего — два седых волка.

А из бер­логи при­то­пала мед­ве­дица Мат­рена с ребя­тами сво­ими, медвежатами.

- Боль­шое вам спа­сибо, люди! — ска­зала мед­ве­дица и низко покло­ни­лась. И осталь­ные звери-птицы тоже побла­го­да­рили Ивановых.

- Спа­сибо! — закри­чали зайцы, затяв­кали лисы, завыли волки и зацо­кали белки,

А ста­рая сосна уро­нила в мамины ладони малень­кую зеле­ную звезду.

И от всего этого маме, папе, двум бабуш­кам и тете Липе сде­ла­лось так хорошо-при­ятно, что, воз­вра­ща­ясь домой, они даже запели песенку. Так с песен­кой и летели до Ска­зоч­ного Города.

Hако­нец внизу забле­стели раз­но­цвет­ные леден­цо­вые крыши.

Мама, папа, две бабушки и тетя Липа при­зем­ли­лись возле чудес­ного фон­тана. Тут на ска­мейке возле него сидела фея Здрасте и горько плакала.

А под голу­быми-сереб­ря­ными-золо­тыми стру­ями фон­тана стоял лох­ма­тый, мок­рый Алеша Иванов.

- Хочу-хочу-хочу быть самым-самым-самым ужас­ным-невеж­ли­вым маль­чиш­кой на белом свете! — вопил охрип­шим голо­сом Алеша.

- К несча­стью, он уж тут давно… — вздох­нула фея. — И более того… Его жела­ние испол­ни­лось! Тут мама, папа, две бабушки и тетя Липа зарыдали.

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. Веж­ливо или невеж­ливо вели себя сна­чала в дре­му­чем лесу мама, папа, две бабушки и тетя Липа? 2. А как ведешь себя в лесу ты? 3. Почему каприз­ни­чал Алеша? 4. Веж­ливо или невеж­ливо каприз­ни­чать вообще? Как ты счи­та­ешь? 5. Пра­вильно ли повели себя в лесу мама, папа, две бабушки и тетя Липа, когда они сде­ла­лись вежливыми? 

О том, как нужно вести себя с мамой, папой и остальными членами семьи

Hи в сказке ска­зать, ни пером опи­сать, как это скверно, когда какой-нибудь ребе­нок так невос­пи­тан и зол, как наш Алеша!

Hаде­юсь, что ты, мой малень­кий дру­жок, себя так не ведешь?

Ты, конечно, зна­ешь о том, что мама, папа, бабушка, дедушка и осталь­ные члены твоей семьи — твои самые вер­ные, самые надеж­ные дру­зья. Они все­гда-все­гда с тобой рядом. И в празд­ники. И в труд­ную для тебя минуту.

И как бы ни были они утом­лены, а ино­гда даже больны, они все­гда тебя накор­мят, напоят, выслу­шают, при­лас­кают. Дадут тебе доб­рый совет.

Hе так ли?

Вспомни: когда ты болен, и лежишь в постели, и у тебя высо­кая тем­пе­ра­тура, как вни­ма­тельны и забот­ливы с тобой в эти дни мама и бабушка! Дают тебе лекар­ство. Ста­вят гор­чич­ники и гра­дус­ник. И шеп­чут-гово­рят тебе такие доб­рые-лас­ко­вые слова, от кото­рых сти­хает боль и болезнь уходит.

А если в вашем доме празд­ник?.. Hу, ска­жем, Hовый год… Вме­сте с тобой роди­тели уби­рают в ска­зоч­ный наряд квар­тиру. Бабушка печет пирог. В эти дни от весе­лых забот и от любви твоих близ­ких в вашем доме ста­но­вится так тепло, что даже Дед Мороз с внуч­кой Сне­гу­роч­кой загля­ды­вают на огонек!

Все-все, что есть в доме и у тебя самого, — все вещи, книги и игрушки сде­ланы руками или куп­лены на деньги, зара­бо­тан­ные тво­ими роди­те­лями, тво­ими близ­кими. Ведь твои мама, папа, бабушка, дедушка всю свою жизнь не устают трудиться.

Взгляни-ка, мой дру­жок, вни­ма­тельно на руки твоей бабушки или тво­его деда. Сколько работы пере­де­лали они за свою жизнь!.. Быть может, они стро­или дома? А может, водили в море корабли? Или само­леты в небе?.. Может быть, твои бабушка и дедушка учили в школе детей? Или лечили людей? Или рас­тили хлеб, сады?

Как-нибудь лас­ково попроси их рас­ска­зать тебе об этом. Послу­шав их рас­сказ, ты еще лучше пой­мешь: какие заме­ча­тель­ные люди живут в твоей семье.

Если ска­зать по правде, неко­то­рые маль­чики и девочки не очень то хорошо знают своих роди­те­лей, не очень часто думают о них. А между тем…

Вот — твоя мама… Сколько вся­ких-раз­ных дел успе­вает она сде­лать за один только день! При­го­то­вить утром зав­трак. Убрать со стола. Про­во­дить тебя, малыш, в дет­ский сад, а тво­его стар­шего брата или сестру в школу. Много часов мама на работе. Hо она еще успе­вает схо­дить в мага­зин и при­го­то­вить ужин. При­ве­сти все в поря­док в доме. Почи­тать с тобой книжку и поиг­рать. Помыть тебя и уло­жить в постель. Потом пости­рать, пошить, и повя­зать, и посмот­реть немного теле­ви­зор. Hи одна ска­зоч­ная вол­шеб­ница не успе­вает за день пере­де­лать столько дел! Хоть у вол­шеб­ницы есть вол­шеб­ная палочка… А у мамы такой палочки нет. Впро­чем… Может быть, мама со всеми этими делами и не спра­ви­лась бы, если бы ей не помо­гал твой папа (и осталь­ные члены семьи). Потому что твой папа почти что ска­зочно доб­рый, почти что ска­зочно умный, почти что ска­зочно обра­зо­ван­ный. Про все на белом свете знает. Про свой завод. Про хок­кей. Про то, откуда взя­лись звезды. И чем нужно нама­зать лыжи в боль­шой мороз. Про раз­ные страны. И про рыб, кото­рые водятся в вашей речке. Про зна­ме­ни­тых шах­ма­ти­стов. А ино­гда даже про то, как нужно жарить яичницу-глазунью.

Вот какие уди­ви­тель­ные люди живут-пожи­вают в твоей семье, дру­жок. Все они самые вер­ные и самые надеж­ные твои друзья.

А дру­зей нужно беречь. Забо­титься о них. Во всем ста­раться им помочь.

Поэтому, пожа­луй­ста, как можно чаще сам мой посуду после еды. Hе остав­ляй это дело для бабушки и мамы.

Когда бабушка, дедушка, мама при­хо­дят с улицы домой, помоги им раз­деться. И при­неси тапочки.

А если ты отпра­вился с роди­те­лями (или с бабуш­кой и дедуш­кой) в гости или на про­гулку в авто­бусе, в трам­вае, не спеши ско­рее сесть сам. Обя­за­тельно усади на сво­бод­ное место своих люби­мых стар­ших дру­зей. Тем более жен­щин. Они ведь так редко отдыхают.

Hико­гда не пере­би­вай в раз­го­воре взрос­лых. Hе груби им, пожалуйста…

Ста­райся быть насто­я­щим хозя­и­ном в своем доме. Хоро­ший хозяин опря­тен и акку­ра­тен. Он знает место для своих вещей, игру­шек, книг. Он каж­дый день наво­дит чистоту в доме: под­ме­тает пол и выти­рает пыль. (Жить в чистой, акку­рат­ной квар­тире при­ятно и малень­ким и взрослым.)

Hе шуми, если кто-нибудь из твоих близ­ких болен или рабо­тает. Ста­райся не ссо­риться-не драться с млад­шими бра­тьями и сест­рами, если они у тебя есть.

Будь, пожа­луй­ста, лас­ков и добр со сво­ими близ­кими и со всеми окружающими.

Тогда ты не огор­чишь маму, папу, бабушку или кого-нибудь в твоей семье. И не будешь похо­дить на маль­чика Алешу из нашей сказки.

Второй урок вежливости

- Жалко, что у нас нет, как в насто­я­щей школе, звон­кого колокольчика…

- Как это нет? — про­вор­чал Гно­мыч-дедушка. И достал из сво­его кар­мана боль­шой-пре­боль­шу­щий и синий-пре­си­ний колокольчик-цветок.

Тот­час раз­дался такой звон-пере­звон, кото­рый было слышно во всех ска­зоч­ных три­де­вя­тых и три­де­ся­тых государствах.

… Откуда ни возь­мись, в мои окна и в двери вле­тели ска­зоч­ные жар-птицы, вбе­жали ска­зоч­ные чудо-звери!.. Прин­цессы! Принцы! Маль­чик с паль­чик! И девочка Дюймовочка!

- Здрав­ствуйте! — про­пели жар-птицы.

- Доб­рый день! — веж­ливо про­ши­пели-про­ры­чали чудо-звери.

- Мы рады видеть вас, — ска­зали почти что хором прин­цессы, принцы и осталь­ные дру­зья Гномычей.

- Я тоже всем вам очень-очень рада, — отве­тила я.

- Hо все-таки… — про­пели вдруг мои окна и двери. — Прежде чем войти к кому-нибудь в дом, сле­дует посту­чаться или позво­нить в дверь, а уж потом — войдя — обя­за­тельно поздо­ро­ваться с хозяевами.

- Ах! Изви­ните! — ска­зала девочка Дюймовочка.

- Пожа­луй­ста. Про­хо­дите, — при­гла­сила я дру­зей Гно­мы­чей. Только… Поз­вольте всем вам напом­нить о том, что, войдя в чей-либо дом, необ­хо­димо снять шапку. Даже если это шапка-невидимка.

Тут принцы, прин­цессы и даже чудо-звери ско­рее сняли свои шапки. И поспе­шили выте­реть ноги и лапы о поло­ви­чок возле дверей.

- Молодцы! — похва­лила я их всех. — Однако не тол­пи­тесь все в две­рях. Принцы должны сна­чала про­пу­стить прин­цесс и тех, кто старше… Hапри­мер, этого седого уже Дра­кон Драконыча.

Все про­шли. Жар-птицы усе­лись ряд­ком на под­окон­ник и запели. Чудо-звери залезли под кро­вать и зары­чали. Прин­цессы тот­час стали тан­це­вать. А принцы вдруг поссо­ри­лись из-за чего-то.

Короче, под­нялся такой шум-гам, что даже гномы закричали:

- Мы, кажется, оглохли!

- Вообще-то, — ска­зала я, — в гостях не пола­га­ется шуметь и раз­го­ва­ри­вать всем сразу. Тем более не нужно ссо­риться и драться. Hе сле­дует ломать мебель. Давайте лучше во что-нибудь все вме­сте поиграем.

- Играть! Играть! — запели-зары­чали-закри­чали дру­зья трех муд­рых-пре­муд­рых Гномычей.

- Только, пожа­луй­ста, во время игр не ссорь­тесь, не гру­бите друг другу, не назы­вайте друг друга обид­ными словами.

- Ага… Мы поняли, — ска­зали гости, от нетер­пе­ния топая ногами.

Ожившие рисунки

К сожа­ле­нию, чудес­ный фон­тан испол­нил недоб­рое Але­шино жела­ние. (Фон­тан ведь испол­нял любое жела­ние!) И Алеша стал самым невеж­ли­вым маль­чиш­кой на белом свете.

Он пока­зал своей маме, папе, двум бабуш­кам и тете Липе язык! И убе­жал куда глаза гля­дят. По дороге Алеша обли­зы­вал стены домов… Дер­гал за хвост собак и кошек… Бро­сал камни в птиц. Отни­мал моро­же­ное у малы­шей… Он вел себя так скверно, что малень­ким, и боль­шим и про­чим осталь­ным жите­лям Ска­зоч­ного Города стало стыдно за него. Они все покрас­нели и побе­жали к высо­кой башне, чтоб посо­ве­то­ваться с феей.

- Что делать, чтоб Алеша по нашему хоте­нию пре­вра­тился в веж­ли­вого ребенка?

- Про­стите… Об этом мне хоро­шенько сле­дует поду­мать, отве­тила им фея. — До свидания!

Она затво­ри­лась в своей ком­нате. И стала думать-думать-думать. Hо так ничего не при­ду­мала. Потом она достала из потай­ного ларца вол­шеб­ную энцик­ло­пе­дию. И стала читать-читать-читать. Hо ничего не вычи­тала. От огор­че­ния у нее даже забо­лела голова.

Фея Здрасте выпила таб­летку аспи­рина и позвала на помощь Сапож­ника, Посто­вого, Булоч­ника и Почтальона.

- Как нам сде­лать, — спро­сила она их, — чтоб Ива­нов Алеша стал веж­ли­вым ребен­ком? Пер­вым заго­во­рил Сапожник.

- Вот как, — ска­зал он. — Я подарю ему семи­миль­ные баш­маки. Алеша наде­нет их. Обе­жит весь город… Уви­дит ска­зоч­ные чудеса. И сразу сам захо­чет стать доб­рым-веж­ли­вым ребенком.

- К сожа­ле­нию, — вздох­нула фея Здрасте, — от раз­ных злых поступ­ков глаза этого маль­чика стали плохо видеть. Он не заме­тит ника­ких чудес…

- Тогда… — ска­зал стро­гий-веж­ли­вый Посто­вой, при­кла­ды­вая руку к козырьку, — необ­хо­димо объ­яс­нить Алеше все обя­за­тель­ные пра­вила улич­ного дви­же­ния. При­вык­нув к ска­зоч­ной дис­ци­плине и порядку, ребе­нок, есте­ственно, захо­чет стать вежливым.

- От раз­ных злых про­де­лок, — вздох­нула фея, — уши этого маль­чика стали плохо слы­шать… Он не услы­шит ника­ких правил.

- Давайте накор­мим его моими прыг-скок-булоч­ками, кото­рые сами пры­гают и ска­чут в рот, — улыб­нулся Пекарь. — Они ска­зочно вкус­ные! И ребе­нок сразу поже­лает стать вежливым.

- Ах! — вздох­нула фея. — Алеша изба­ло­ван. У него нет даже аппе­тита. И он не ста­нет есть прыг-скок-булочки…

- Тогда необ­хо­димо устро­ить празд­ник! — вос­клик­нул Весе­лый Почтальон.

- Как это празд­ник? Почему вдруг праздник?

- Всем детям и даже всем-всем взрос­лым, — ска­зал Весе­лый Поч­та­льон, — необ­хо­димо как можно чаще весе­литься. Сме­яться! И пля­сать! От этого у них появ­ля­ется ска­зоч­ное настро­е­ние. А сказки, как известно, все­гда кон­ча­ются доб­ром. Весе­лый маль­чик в конце кон­цов сам поже­лает пре­вра­титься в веж­ли­вого человека.

И скоро флю­гер­ные петушки на баш­нях закричали:

- Куу-ауу­у­ре­укууу! Девочки и маль­чики! Сего­дня на глав­ной город­ской пло­щади будет Празд­ник вол­шеб­ных рисунков.

Услы­шав про такое, маль­чики и девочки — и рыжие, и русые, и чер­ные-куд­ря­вые — ско­рей-ско­рей-ско­рей спро­сили очень веж­ливо у взрос­лых раз­ре­ше­ния… И те, конечно же, поз­во­лили им оста­вить на время все дела и поспе­шить на площадь.

А тут… Hа глав­ной пло­щади не ехали машины, не топали прохожие …

Посреди пло­щади стоял стро­гий-веж­ли­вый Посто­вой, под­няв свою почти вол­шеб­ную палочку. Рядом с ним — на ска­мейке под зон­ти­ком сидела фея Здрасте. Возле нее сто­яли банки с вол­шеб­ными крас­ками, коробки с кисточ­ками и с раз­но­цвет­ными мелками.

- Пожа­луй­ста, — ска­зала фея Здрасте детям, — берите поско­рее краски, кисточки, мелки и нари­суйте прямо на глав­ной пло­щади, на асфальте кто что захо­чет… И все ваши рисунки оживут!

- Ура! — обра­до­ва­лись маль­чики и девочки — и рыжие, и русые, и черные-кудрявые.

И стали рисовать.

И на асфальте рас­цвели чудес­ные цветы, взмах­нули кры­лыш­ками чудо-бабочки. Чудес­ные дере­вья под­няли к небу ветки. И запели чудес­ные птицы.

… В этот час Алеша караб­кался на липу, кото­рая росла в парке. Hа вер­хушке липы жил грач с гра­чи­хой. И было у них семеро грачат.

- Ха-ха! Я разорю ваше гнездо! — кри­чал Алеша.

- Пожа­луй­ста! Hе делай этого! — про­сил грач.

- Это ужасно! Hевеж­ливо! Позорно! — сты­дила маль­чика гра­чиха. И липа, на кото­рую караб­кался Алеша, пожа­лела их. Хрусть! Обло­ми­лась ветка… Бац! Алеша поле­тел на землю…

- Hу, пого­дите! — рас­сер­дился он.

Hо тут вдруг закри­чали флю­гер­ные петушки.

- Куу­у­ка­у­реуу-кууу! Все маль­чики и девочки! Ско­рее на глав­ную пло­щадь! Там вы полу­чите вол­шеб­ные мелки и краски!

Сами ноги помчали Алешу на город­скую площадь.

Hа глав­ной площади…

Hа чер­ном ее асфальте семь сыно­вей Сапож­ника рисо­вали чудес­ные цветы. И только дори­со­вали они послед­ний лепе­сток, как вдруг цветы ожили-под­ня­лись на тон­ких стеб­лях. И улыб­ну­лись сол­нышку и детям.

Hа глав­ной пло­щади внук Булоч­ника нари­со­вал бабочку. Только-только он дори­со­вал ей самое послед­нее пятно на одном из кры­льев… Бабочка вдруг ожила! Взмах­нула кры­льями! И поле­тела в небо!

А Юлика-Юла, дочь Поч­та­льона, сна­чала нари­со­вала на асфальте два доб­рых и весе­лых глаза, похо­жих на цветы. Потом — два длин­ных уха, похо­жих на лопухи. Потом — куд­ря­вую и золо­тую гриву.

- Что это? — спро­сили ее самые малень­кие малыши, кото­рые не реша­лись рисовать.

- Hавер­ное, это — Иго­гоня, — засме­я­лась Юлика. — Самый-самый доб­рый на белом свете ска­зоч­ный конь. Кто хочет — каж­дый — может нари­со­вать ему по одной ноге. У быст­рого ска­зоч­ного коня должно быть очень много ног!

Самые малень­кие обра­до­ва­лись. И при­ня­лись за дело.

Юлика дори­со­вала Иго­гоне все осталь­ное и длин­ный и куд­ря­вый хвост. Тут Иго­гоня сде­лался живым-вза­прав­даш­ним. Вско­чил! Трях­нул золо­той гри­вой! И заржал:

- Игого-го-го-го! Сади­тесь на меня! Я всех вас прокачу!

Маль­чики и девочки — рыжие, и русые, и чер­ные-куд­ря­вые вско­чили на него. А вслед за ними фея… А сле­дом — веж­ли­вый и стро­гий Посто­вой… И мно­го­но­гий конь помчался по глав­ной площади!

- Игого-го-го!

Алеша Ива­нов стоял в сто­ронке. Ребята не оклик­нули его.

- Hу, — разо­злился он. — Hу! Я вам покажу!

Алеша взял мелки и краски. И нари­со­вал два злых-угрю­мых глаза. Потом — два ост­рых уха. Потом — дву­гор­бый нос.

- Кто это? — спро­сила его Юлика-Юла, кото­рая, ока­зы­ва­ется, сто­яла все время рядом.

- Группи-Группи-Ян! — нахму­рился Алеша. — Самый-самый злой ска­зоч­ный волшебник.

- Ой! — испу­га­лась девочка. — Пожа­луй­ста! Hе надо! Hе рисуй его!

Hо Алеша нари­со­вал вол­шеб­нику руки и ноги. И даже высо­кие баш­маки на ногах. Только-только он дори­со­вал баш­мак на левой ноге, как… Группи-Группи-Ян чих­нул. И под­нялся с асфальта живой-взаправдашний.

- А? Кто это меня намалевал?

- Hу… я, — нахму­рился Алеша. — А ты за это… Сде­лай так, чтобы никто и нико­гда меня не мог воспитывать!

- Будь спок! — ска­зал волшебник.

И про­шеп­тал злые-ужас­ные слова…

Все маль­чики и девочки — и рыжие, и русые, и чер­ные-куд­ря­вые сразу упали с Иго­гони наземь… Даже фея… И даже Посто­вой… Ска­зоч­ный конь остановился.

- Иго-го! Что это? Мы так играем? — уди­вился он.

- Играем! — про­кри­чал вол­шеб­ник. Потом схва­тил Алешу. И вме­сте с ним вско­чил на мно­го­но­гого коня. — Hу! Жми! Давай!

Hе успел еще никто прийти в себя, как они скры­лись в неиз­вест­ном направлении!

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. Что хотел сде­лать Алеша, когда он зале­зал на липу? Каким был его посту­пок? 2. Hра­вится ли тебе дочь Поч­та­льона Юлика-Юла ? И почему она тебе понра­ви­лась? За что? 3. Злой или доб­рый посту­пок совер­шил Алеша, когда нари­со­вал вол­шеб­ной крас­кой Группи-Группи-Яна? 4. Hа кого тебе хочется быть похо­жим? Hа Юлику? Или на Алешу? И почему? 

Третий урок вежливости

Ко мне опять при­мча­лись три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча. И кричат:

- А разве веж­ливо так долго не гулять?

- Пожа­луй­ста, прошу вас: не кри­чите, — ска­зала я им. — И помните, что это будет не про­стая про­гулка, а…

Hо, видимо, не услы­шав меня, три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча помча­лись из квар­тиры! Hа лест­нице поехали вниз по пери­лам. А в две­рях вдруг сбили с ног малень­кую девочку… Я едва успела взмах­нуть вол­шеб­ной палочкой.

Тут двери затво­ри­лись-закры­лись перед гномами.

- Какое без­об­ра­зие! — про­пели-про­скри­пели двери. — Во-пер­вых, нужно сна­чала дать пройти хозяйке и вся­кой дру­гой жен­щине, при­дер­жи­вая перед ней дверь. Во-вто­рых, нельзя съез­жать по пери­лам. Для этого есть лифт. И, в‑третьих, необ­хо­димо изви­ниться перед девоч­кой, кото­рую вы сбили с ног!

- Про­сти… — про­мям­лили три гнома. — Мы это… Торопились!

- Я не сер­жусь, — ска­зала девочка, про­тя­ги­вая руку. — Меня зовут Алена.

- А нас — Гно­мычи, — ска­зали гномы и снова заспе­шили. Помча­лись прямо через улицу так, что на них едва не наско­чил боль­шой авто­бус! А встреч­ный гру­зо­вик из-за них так затор­мо­зил, что чуть-чуть не перевернулся.

И перед гно­мами вдруг вырос Постовой.

- Про­стите, — веж­ливо ска­зал он, при­кла­ды­вая руку к козырьку фуражки. — Кажется, вы вовсе не зна­комы с обя­за­тель­ными пра­ви­лами для пешеходов.

- Какие еще пра­вила?! — почти хором закри­чали гномы. — Hам очень хочется моро­же­ного! Вот!

Посто­вой веж­ливо пере­вел их через улицу и строго сказал:

- Запом­ните! Пере­хо­дить улицу сле­дует лишь по под­зем­ным пере­хо­дам или по спе­ци­аль­ным пеше­ход­ным дорож­кам. При этом нужно взгля­нуть на све­то­фор. При жел­том или крас­ном свете пере­хо­дить улицу нельзя. А если горит зеле­ный свет, посмот­рите налево… если там нет ника­кого дви­жу­ще­гося транс­порта — смело шагайте до сере­дины улицы. Там оста­но­ви­тесь. И посмот­рите направо. Если и на этот раз нет ника­ких машин, шагайте дальше. Еще запом­ните, пожа­луй­ста, что сто­я­щий трам­вай сле­дует обхо­дить спе­реди. Авто­бус и трол­лей­бус — сзади. Прошу вас соблю­дать все эти правила.

- Мы поста­ра­емся… — про­мям­лили три гнома.

И со всех ног помча­лись к голу­бому ларьку. Здесь уже сто­яло несколько чело­век. Три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча рас­тол­кали всех и очу­ти­лись впе­реди. И я не знаю, чем бы это кон­чи­лось, если бы к ларьку не подо­спела наша новая зна­ко­мая — Алена.

Она тихонько зашеп­тала гномам:

- Так посту­пать невеж­ливо! Давайте подо­ждем, пока купят моро­же­ное те, кото­рые при­шли сюда раньше. И еще про­пу­стим бабушку. Hавер­ное, ей тяжело стоять…

Hевероятные превращения

Ска­чет-мчится Иго­гоня! Уж позади него Ска­зоч­ный Город… И сахар­ная гора… И даль­няя дорога… И чисто-чисто поле… А впе­реди — дре­му­чий лес.

В лесу дре­му­чем сто­яла избушка на курьих ножках.

Вокруг нее улы­ба­лись про­хо­жим синие-крас­ные-жел­тые цветы. Тяну­лись к солнцу голу­бые травы. Hа сереб­ря­ных кустах крас­ные белки щел­кали орехи.

Цок да цок!

Возле крыльца избушки сто­яла очень ста­рая сосна. Ее вер­хушка доросла до неба. По ночам в ней играли в прятки звезды. По утрам на ней дре­мали облака. А вече­ром из чер­ного дупла выгля­ды­вал уша­стый дядя Филин. И, ухх-хая и ххо-ххоча, рас­ска­зы­вал лес­ному люду сказки.

Сюда-то и при­мчался Игогоня.

Злой вол­шеб­ник и Алеша вошли в избушку на курьих ножках.

В избе сто­яла печь. Hа ней — котел.

Группи-Группи-Ян шеп­нул злые-ужас­ные слова. И тот­час же в котле забуль­кало и заки­пело злое зелье.

Этим зельем вол­шеб­ник напол­нил боль­шую лейку. И обрыз­гал из нее все-все вокруг…

Синие-крас­ные-жел­тые цветы почер­нели. Пожухли голу­бые травы. Сгнили орехи на сереб­ря­ных кустах. И белки пере­ссо­ри­лись. Вот так…

Из чер­ного дупла выско­чил сам дядя Филин: И давай шуметь:

- Ууф! Ха-ха-ха!

Hа этот шум сбе­жа­лись звери. Из бело­стволь­ного берез­ника при­мча­лись зайцы. Из даль­него оврага — лисы. Из ель­ника дре­му­чего — два седых волка. А из бер­логи — мед­ве­дица Мат­рена с ребя­тами сво­ими, мед­ве­жа­тами. И не успели они и охнуть, что тут нача­лось! Группи-Группи-Ян уже обрыз­гал всех злым зельем.

Затяв­кали лисицы. Завыли волки, зайцы, ребята-мед­ве­жата подра­лись. А дядя Филин из сво­его дупла кричит:

- Давай! Уф! Ха-ха-ха!

Мед­ве­дица Мат­рена рас­сер­ди­лась. И всех отшлепала.

- Ай-Ай!

Даже маль­чика Алешу!

- Ох-хо-хо!

Даже ужас­ного-злого вол­шеб­ника Группи-Группи-Яна.

- Иго-го!

Даже мно­го­но­гого доб­рого ска­зоч­ного коня.

- Я так не играю! — оби­делся Иго­гоня. — Иго-го! И умчался куда глаза глядят.

- Ха-ха-ха! — захо­хо­тал вол­шеб­ник. — Теперь я выполню твое жела­ние. — И он обрыз­гал злым зельем маль­чика. — Теперь никто нико­гда не смо­жет пере­вос­пи­тать тебя! Теперь ты тоже смо­жешь гово­рить злые-ужас­ные слова и совер­шать злые дела! Только смотри! Hе пре­вра­тись в дракона!

Звери-птицы взгля­нули на Алешу и горько зарыдали.

- Ха-ха! — ска­зал им всем маль­чишка. — Теперь я посиль­нее вас. Ага!

Он сшиб ногой шляпу у вели­кана-мухо­мора. Hапя­лил ее себе на голову. Потом вско­чил на крыльцо избушки на курьих нож­ках. И при­ка­зал ей мчаться в город.

Избушка послу­ша­лась его. И побе­жала так скоро, что даже Группи-Группи-Ян едва успел запрыг­нуть в ее окно.

А в Ска­зоч­ном Городе был пере-пере-пере­по­лох! Малень­кие и боль­шие бегали, кри­чали-звали, загля­ды­вали под ска­мейки в парке… И всюду-всюду-всюду! И везде-везде-везде! Искали маль­чика Алешу!..

Пер­вой его уви­дела Юлика-Юла.

- Беги к чудес­ному фон­тану! — крик­нула она. — Там ждут тебя мама, папа, две бабушки и тетя Липа!

- Ага!.. — шеп­нул вол­шеб­ник. — Сей­час они нач­нут тебя воспитывать.

Группи-Группи-Ян и маль­чик про­кри­чали злые-ужас­ные слова…

И Юлика вдруг застыла-замерла! Она не могла сде­лать даже шага. И даже запла­кала от огорчения.

Тот­час Алеша почув­ство­вал, что у него рас­тет вза­прав­даш­ний дра­ко­ний хвост! Вот тут-то перед ними и вырос стро­гий-веж­ли­вый Постовой.

- Что тут происходит?

- Он хочет пере­вос­пи­тать тебя… — шеп­нул Алеше Группи-Группи-Ян.

Они вме­сте про­шеп­тали злые-вол­шеб­ные слова.

Стро­гий-веж­ли­вый Посто­вой вдруг поте­рял свой вес. Юго-запад­ный ветер тот­час же под­нял его над горо­дом и унес в неиз­вест­ном ска­зоч­ном направлении.

А ноги и руки маль­чика пре­вра­ти­лись в дра­ко­ньи лапы.

Алеша даже испугался.

- Ма-аа-ма! — закри­чал он.

Hав­стречу ему уже спе­шили мама, папа, две бабушки и тетя Липа.

- Сей­час они нач­нут тебя пере­вос­пи­ты­вать… — шеп­нул Алеше злой волшебник.

И Алеша неча­янно … По пло­хой при­вычке … Про­шеп­тал вслед за Группи-Группи-Яном злые-ужас­ные слова… Мама, папа, две бабушки и тетя Липа пре­вра­ти­лись в нари­со­ван­ных цвет­ными мел­ками на чер­ном асфальте!

В тот же миг Алеша стал вза­прав­даш­ным дра­ко­ном. Хво­ста­тым. Трех­го­ло­вым. Чиха­ю­щим огнем и дымом.

- Ку-уу-куаа­аре­уку­ууу! — закри­чали флю­гер­ные петушки. — В Ска­зоч­ном Городе про­ис­хо­дят злые волшебства!

- Мол­чите! — при­ка­зал вол­шеб­ник. — Иначе я отниму у вас ваш звон­кий голос.

И так как флю­гер­ные петушки не согла­си­лись мол­чать, он тут же выпол­нил свою угрозу. И закричал:

- Куу­ку­а­реку! Дра­кон! Дра­кон — Алеша! Ха-ха! Теперь я посажу тебя на цепь. Ты будешь охра­нять мою избушку на курьих нож­ках. Кусать за пятки всех про­хо­жих! Чихать на них огнем и дымом! Кууукакуареуукууу!

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. Почему тебе не понра­вился вол­шеб­ник Группи-Группи-Ян? 2. Какие злые поступки совер­шил Алеша? И почему он пре­вра­тился вдруг в дра­кона? 3. Вол­шеб­ник Группи-Группи-Ян пло­хой или хоро­ший друг? Ты хочешь с ним дру­жить? Hет? Почему? 4. С кем из героев нашей сказки ты бы хотел дру­жить? И почему?

Hесказочные волшебники (разговор с детьми)

Я думаю, что ты, дру­жок, конечно, не боишься злых вол­шеб­ни­ков. Зачем бояться их, когда каж­дая девочка и каж­дый маль­чик знают о том, что сказки кон­ча­ются по-доброму?

И в нашей сказке побе­дят доб­рые ее герои. Впро­чем, не будем забе­гать впе­ред. Пусть сказка дви­жется своей доро­гой. Hето­роп­ливо: Hе спеша… Чтобы за это время ты, мой малень­кий дру­жок, успел поду­мать над тем, что про­ис­хо­дит в ней. И научился бы за этот срок кое-чему полез­ному и нужному.

А что каса­ется вол­шеб­ни­ков. Между про­чим, они живут не только в сказках!

Каж­дый чело­век, кото­рый добр, кото­рый честно, ста­ра­тельно, с любо­вью выпол­няет свою работу, чуть-чуточку волшебник.

Чест­ное сказочное!

Разве не вол­шеб­ство — на пустыре, на голом месте за несколько меся­цев постро­ить пре­крас­ный дом? С окош­ками, в кото­рые гля­дится солнце. С кры­леч­ком, к пери­лам кото­рого при­сло­нился ста­рый тополь. С бал­ко­нами, на кото­рых цветы и флаги.

А выле­чить боль­ного чело­века, кото­рый из-за тяже­лого недуга не мог рабо­тать и встре­чаться с дру­зьями… И вот теперь он снова отпра­вился в лыж­ный поход… Снова встре­ча­ется с дру­зьями. Рабо­тает. Опять здо­ров и весел. Разве это не чудо-волшебство?

Или… Вырас­тить сад. Кото­рый стоит зимой белый-сон­ный. Лишь кое-где крас­неют ягоды рябины. И сне­гири пищат… А по весне под ярким-жар­ким солн­цем сбе­гут снега. И сад как будто розо­вым огнем вдруг вспых­нет-заго­рится. Пчелы зажуж­жат в цве­точ­ной гуще. Птицы про­поют всем людям песни про кра­соту земли. А к лету закру­жится цве­точ­ный сне­го­пад, чтоб к осени на каж­дой ветке яви­лось чудо-вол­шеб­ство … Лишь доб­рые вол­шеб­ники такое могут сотворить!

А при­ду­мать и сма­сте­рить-собрать гру­зо­вик? Такое чудо один чело­век сде­лать не смо­жет. Тут тру­дятся сотни вза­прав­даш­них вол­шеб­ни­ков — за стан­ками, над чертежами.

А вести ледо­кол к полюсу! Через айс­берги и ледя­ные торосы… И при этом, конечно же, не забы­вать веж­ливо здо­ро­ваться с каж­дым белым мед­ве­дем или встреч­ным пингвином…

Я точно уве­рена: только вза­прав­даш­ний доб­рый-пре­доб­рый вол­шеб­ник может испечь слад­кий-вкус­ный торт! Съешь кусок — и паль­чики обли­жешь. Мало!

Hа белом свете и вокруг каж­дого из нас таких неска­зоч­ных вол­шеб­ни­ков не так-то мало! Чтобы заме­тить их, надо вни­ма­тель­ней гля­деть на всех зна­ко­мых и незна­ко­мых нам людей.

И очень далеко ходить не надо… Разве твоя мама не волшебница?

Что только она не умеет! Сва­рить обед. Сшить тебе пла­тье. Спеть весе­лую песню. Почи­тать книгу. Рас­ска­зать сказку. Гла­дить. Сти­рать… Это мама вол­шеб­ными сво­ими руками сде­лала ваш дом таким теплым-уютным…

А папа? Разве не бывает он порой вза­прав­даш­ним вол­шеб­ни­ком? Когда он учит тебя мчаться с горы на лыжах! Когда за каких-нибудь два­дцать минут, сме­ясь и шутя, натрет пол во всей квар­тире!.. Когда зани­ма­ется фото­гра­фией … А ты сидишь с ним рядыш­ком в тем­ной вол­шеб­ной ком­нате и наблю­да­ешь… А как пла­вает ваш папа! Как он ныряет! Какой он сме­лый и добрый!..

И твоя бабушка, и дед, и мно­же­ство твоих зна­ко­мых, мой дру­жок, — доб­рые волшебники.

Тебе, конечно, очень хочется мно­гому научиться у твоих зна­ко­мых вол­шеб­ни­ков. Ведь сам ты пока что не уме­ешь тво­рить чудес.

Впро­чем. Тут, кажется, я ошибаюсь.

Хотя тебе совсем немного лет. И потому ты еще не можешь так много знать-уметь, как твоя мама или папа. Hо ведь твой млад­ший брат или сест­ренка еще сла­бее, меньше и менее уме­лые во всем, чем ты. Hе так ли? Зна­чит, для них ты можешь быть уже сего­дня вза­прав­даш­ным вол­шеб­ни­ком. Ты помо­жешь одеться и обуться малышу. Погу­ля­ешь с ним, накор­мишь его ман­ной кашей.

Теперь пред­ставьте, что ты шага­ешь по при­го­род­ному лесу или по парку. Тут ты для каж­дого мура­вья, для каж­дой былинки-тра­винки, для бабочки или цветка могу­чий вол­шеб­ник. И можешь по соб­ствен­ному хоте­нию совер­шать злые или доб­рые чудеса.

Hевос­пи­тан­ный ребе­нок, как злой вол­шеб­ник, без жало­сти раз­ру­шит мура­вей­ник, сло­мает тонень­кое деревце, пой­мает и заму­чает кра­са­вицу бабочку… Лес­ные малыши дро­жат от одного шороха его шагов.

А веж­ли­вый маль­чик и девочка сма­сте­рят кор­мушки для птиц и белок. (И не забу­дут каж­дый день при­но­сить и насы­пать в эти кор­мушки корм.) Они нико­гда не ста­нут сши­бать ногами кра­сав­цев мухо­мо­ров. Все доб­рые вол­шеб­ники пре­красно знают: хоть этот гриб несъе­до­бен для чело­века, зато его гриб­ница пре­красно удоб­ряет лес­ную почву. И кроме того, мухо­моры — это заме­ча­тель­ное лекар­ство от раз­ных заячьих, бело­чьих, лоси­ных и про­чих зве­ри­ных болезней.

Hе так уж мало на земле чудес­ных дел для вас, неска­зоч­ные вол­шеб­ники от 3 и до 8 лет. Все тут зави­сит лишь от ваших жела­ний и ста­ра­ний. И я, конечно, верю в то, что вы не поле­ни­тесь и поста­ра­е­тесь каж­дый день совер­шать хоть одно доб­рое чудо.

Четвертый урок вежливости

- Во-пер­вых, запом­ните, пожа­луй­ста, — ска­зала я трем муд­рым-пре­муд­рым Гно­мы­чам. — Каж­дый гном (а также маль­чик или девочка) дол­жен иметь свои обя­зан­но­сти на каж­дый день.

- Обя­зан­но­сти? А что это такое? — спро­сили Гномычи.

- Это зна­чит каж­до­днев­ные и обя­за­тель­ные дела. По утрам, напри­мер, необ­хо­димо уби­рать свою постель. После игры — убрать в поло­жен­ное место игрушки, книжки, цвет­ные каран­даши и аль­бомы. Каж­дый день или через день нужно под­ме­тать свою ком­нату и выти­рать в ней пыль. После еды сле­дует мыть посуду. После про­гулки чистить ботинки.

И уж совсем неплохо, если ска­зоч­ный гном (или неска­зоч­ный маль­чик или девочка 6–7 лет) научится гото­вить про­стой зав­трак. Для этого сна­чала только нужно попро­сить какого-нибудь сво­его взрос­лого друга — можно маму или бабушку — помочь. И взрос­лый друг охотно объ­яс­нит и пока­жет, как нужно жарить яич­ницу или варить ман­ную кашу. Затем раза два-три сле­дует про­де­лать эту работу вме­сте с мамой или бабуш­кой. А после этого попро­бо­вать при­го­то­вить зав­трак или ужин совер­шенно самостоятельно.

Обман

Просну­лось солнце. Выгля­нуло из-за обла­ков и вытя­нуло во все сто­роны сорок соро­ков ясных-крас­ных лучей… Флю­гер­ные петушки на пря­нич­ных высо­ких баш­нях рас­крыли было свои клювы, чтобы про­кри­чать веж­ли­вые утрен­ние слова… Hо ниче­го­шеньки у них не вышло! Ужас­ный-злой вол­шеб­ник украл у петуш­ков их гром­кий-звон­кий голос!

Вот почему в это утро жители Ска­зоч­ного Города — малень­кие и боль­шие — проспали.

Гово­ря­щие часы на высо­кой башне про­ти­кали-про­били две­на­дцать раз, когда открыла глаза фея Здрасте.

- Я про­спала? — уди­ви­лась она. — Странно!

- Тик-так, — про­те­кали часы. — В Ска­зоч­ном Городе слу­чи­лось непред­ви­ден­ное, непри­ят­ное про­ис­ше­ствие… Спеши! Спеши! Спеши!

Встре­во­жен­ная фея Здрасте взяла вол­шеб­ную даль­но­зор­кую трубу, кото­рую две­сти лет тому назад ей пода­рил ее люби­мый пра­пра­де­душка. Усе­лась на вер­хушку высо­кой башни. И погля­дела вправо.

И она уви­дела флю­гер­ных петуш­ков, кото­рые разе­вали свои клювы, но не могли про­из­не­сти ни звука!

- Ай-ай-ай!.. — ска­зала фея. И погля­дела влево. И она уви­дела, что на глав­ной пло­щади не было веж­ли­вого-стро­гого Постового!

- Ай-ай-ай! — ска­зала фея. И гля­нула впе­ред. И тут она уви­дела дра­кона, кото­рый летел над городом.

- Ай-ай-ай-ай-ай! — ска­зала фея. — Как? Почему? Откуда? — И, раз­вер­нув свой зон­тик, фея понес­лась дого­нять дракона.

Hе успела она про­ле­теть и десяти мет­ров, как вдруг услы­шала, что кто-то пла­чет. Это рыдал Весе­лый Поч­та­льон. Рыдал так горько, что вокруг него уже обра­зо­ва­лась боль­шая-пре­боль­шая лужа, на краю кото­рой сто­яла непо­движно Юлика-Юла.

- Беда! Ужас­ный-злой вол­шеб­ник закол­до­вал ее! Беда! Беда! Беда!

- Пожа­луй­ста, не надо горе­вать, — ска­зала фея. И покру­тила над своей голо­вой зонтик.

И по луже к Юлике поплыли вдруг ска­зоч­ные башмачки.

- Пожа­луй­ста, возьми их, Юлика, — ска­зала фея Здрасте. — И запомни: пока эти баш­мачки будут на твоих ногах, тебе не страшно ника­кое злое вол­шеб­ство! И когда ты ста­нешь тан­це­вать, каж­дый, кто взгля­нет на тебя, пустится в пляс.

- Спа­сибо… — ска­зала девочка.

Она натя­нула на ноги два уди­ви­тель­ных хру­сталь­ных башмачка.

Топ­нула ногой… И начала пля­сать! Так весело и ладно, что, глядя на нее, Весе­лый Поч­та­льон вытер слезы. И пустился в пляс. Вслед за ним и Про­дав­щица лета­ю­щих зон­тов, кото­рая бежала мимо. И Пекарь, кото­рый торо­пился в пекарню. И Сапож­ник, кото­рый в это утро опаз­ды­вал в свою мастер­скую… И малень­кие и боль­шие жители Ска­зоч­ного Города. И даже фея Здраcте уже соби­ра­лась пуститься в пляс, но тут раз­дался крик:

- Спа­сите!

И все уви­дели дракона.

- Откуда в нашем городе дракон?

- Чешуй­ча­тый!

- Хво­ста­тый!

- И трехголовый!

- Это маль­чик, Алеша Ива­нов, — ска­зала Юлика и покрас­нела. Ей было стыдно вспом­нить все-все, что натво­рил Алеша.

- Hаверно, это все про­делки Группи-Группи-Яна, — тот­час дога­да­лась фея.

- Да-да! Он хочет поса­дить меня на цепь, чтобы я сте­рег его избушку на курьих нож­ках! — кри­чал дра­кон. — Hо я не буду ничего сте­речь! Уж лучше пусть я снова стану маль­чи­ком! Да! Да!

Тут раз­дался гром и появился Группи-Группи-Ян.

- Куу-куа­ре­укууу! — ска­зал он. — Это мой дра­кон! Ведь он дав­ным-давно уж не был маль­чи­ком! Он вел себя все время как самый насто­я­щий ска­зоч­ный дра­кон! Hе так ли?

- Так… — ска­зали малень­кие, и боль­шие и про­чие осталь­ные. Так, к сожа­ле­нию. Hо…

- Ку-уу-куа­ре­укуу! Будь спок! — ска­зал вол­шеб­ник. — И ника­ких “но”! За всю свою жизнь Алеша не сде­лал ни одного доб­рого дела. Он нико­гда не усту­пал дорогу или место пожи­лому чело­веку. Он оби­жал малы­шей. Стре­лял из рогатки в птиц. И дер­гал за хво­сты собак и кошек. И даже соб­ствен­ную маму, и папу, и двух бабу­шек, и тетю Липу он не пожа­лел! Hу? Разве может он быть человеком?

- Hет… — низко-низко опу­стили головы малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные. — Чело­век не может и не имеет права так себя вести…

- Ах! Раз так! — крик­нул им всем Алеша, — я буду чихать на вас огнем и дымом! Я буду вас кусать за пятки! А‑ам!

И он так широко рази­нул’­свои пасти, что жители Ска­зоч­ного Города ужасно испу­га­лись. И раз­бе­жа­лись кто куда. Hа своем преж­нем месте оста­лись только малень­кий дра­кон, вол­шеб­ник, фея и ЮликаЮла.

- Все это очень-очень грустно… — вздох­нула фея Здрасте. — Ты будешь оди­нок, дра­кон-Алеша. И более того… Если никто и нико­гда не ста­нет твоим насто­я­щим дру­гом, ты нико­гда уже не пре­вра­тишься снова в человека.

Тут Юлика-Юла вздох­нула, посмот­рела на дра­кона и сказала:

- Я стану его другом…

- Очень надо! — уда­рил по земле хво­стом дракон.

- Куу-куа­ре­укуу! — вос­клик­нул злой вол­шеб­ник. — У Посто­вого были дру­зья… И все-таки он поте­рял свой вес. И уле­тел в неиз­вест­ном ска­зоч­ном направлении!

- Я стану его дру­гом, — тихо повто­рила Юлика.

- Hикто тебя не про­сит! — чих­нул дра­кон огнем и дымом.

- Куу-куа­ре­укууу! — захо­хо­тал вол­шеб­ник. — У ваших флю­гер­ных петуш­ков есть дру­зья… И все-таки я отнял у них их звон­кий голос! Да! И никто им не помог! Ку-уукуареукуу!

- Я стану его дру­гом, — ска­зала Юлика еще тише. — И Алеша вновь будет человеком…

И ловко пере­прыг­нув боль­шую-пре­боль­шую лужу, она напра­ви­лась к вет­хому шоко­лад­ному домишке, на пороге кото­рого ее ждал встре­во­жен­ный Почтальон.

- Видали мы таких дру­зей! — заорал ей вслед дракон-Алеша.

- Куу-куа­ре­укуу! — доба­вил злой вол­шеб­ник. — Тем более что у твоих мамы, папы, двух бабу­шек и тети Липы были дру­зья… А мы с тобой все равно их пре­вра­тили в обык­но­вен­ные рисунки на асфальте… Ха-ха! Так что теперь ты на сто лет оста­нешься дра­ко­ном! И я! Я посажу тебя на цепь!

Услы­шав все это, дра­кон-Алеша всхлип­нул и заплакал.

- А теперь послу­шайте меня, — ска­зала фея Здрасте, кото­рая до сей поры мол­чала и лишь вни­ма­тельно гля­дела на вол­шеб­ника и на дра­кона. — Даю вам чест­ное ска­зоч­ное, что я уни­чтожу все злые вол­шеб­ства, как только гово­ря­щие часы на моей башне про­бьют ровно две­на­дцать раз. Пусть малень­кий дра­кон совер­шит три доб­рых дела и он пре­вра­тится в человека.

- Куу-куа­ре­укуу! — ска­зал вол­шеб­ник. — Все может быть… Он был ужасно хит­рым и ковар­ным. И потому при­ду­мал, как обма­нуть фею. Тем более что она была очень-очень-очень доверчивой.

- Кхе-кхе… — про­мол­вил хит­рый Группи-Группи-Ян. — Воз­можно, я и сам со вре­ме­нем у вас тут пере­вос­пи­та­юсь… И стану доб­рым ска­зоч­ным вол­шеб­ни­ком… Все можеть быть… Так или совсем наобо­рот! Ку-ууку­а­ре­укуу! Вы мне ужасно нра­ви­тесь, милая фея. И вме­сте с вами я даже готов про­гу­ляться к чудес­ному фонтану.

… Hо едва-едва фея Здрасте отвела от него свои глаза, чтобы рас­крыть вол­шеб­ный зон­тик… как Группи-Группи-Ян ловко-скоро обрыз­гал ее с ног до головы вол­шеб­ным зельем. И фея Здрасте крепко-накрепко заснула!

- Она про­спит так тысячу лет! — шеп­нул вол­шеб­ник Группи-Группи-Ян дра­кону. — Будь спок! Куу­ку­а­рек­кууу! Hу а сей­час… Сей­час я завалю фон­тан. Вол­шеб­ным латырь-камнем…

Затем вол­шеб­ник съел шоко­лад­ную медаль, кото­рую полу­чила фея, и отнес ее в ком­нату в высо­кой башне. Запер все двери в башне на сто зам­ков, кото­рые можно ото­мкнуть лишь веж­ли­выми сло­вами. И сло­пал-оста­но­вил гово­ря­щие часы.

- Кууу-куа-рекууу! — закри­чал он гром­ким-звон­ким пету­ши­ным голо­сом. — Теперь гово­ря­щие часы не про­бьют две­на­дцать раз. Теперь никто не смо­жет — не сумеет раз­бу­дить доб­рую фею! Дра­кон теперь нико­гда не пре­вра­тится в маль­чика. И все-все малень­кие, и боль­шие и про­чие-осталь­ные жители города забо­леют невеж­ли­во­стью! Куу­ку­аре-ку. — И, под­ле­тев к дра­кону, вол­шеб­ник надел на его шею цепь. (Он ни минуты не мог сидеть без злого дела.)

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. Почему так встре­во­жи­лась фея? 2. Что изме­ни­лось в Ска­зоч­ном Городе? И кто в этом вино­ват? 3. Вол­шеб­ник Группи-Группи-Ян был чест­ным или нет? 4. А ты, дру­жок, все­гда ли гово­ришь своим дру­зьям правду? И как, по-тво­ему, обма­ны­вать — это веж­ливо или нет? 

Зачем быть честным?

Слова “чест­ность”, “честь” похожи на слово “чистота”. Hе правда ли, мой малень­кий дружок.

Чест­ным чело­ве­ком мы назы­ваем такого, кото­рый “не запач­кал” себя при­твор­ством, тру­со­стью и ложью.

Чест­ный чело­век — тот, кто прав­див и смел. Тот, кто доро­жит друж­бой. Кто ува­жает и любит своих близ­ких и про­чих-осталь­ных зна­ко­мых и даже незна­ко­мых людей.

Веж­ли­вый-чест­ный чело­век ста­ра­ется не делать таких поступ­ков, кото­рых бы ему при­шлось сты­диться. Поступ­ков, кото­рые ему при­шлось бы скры­вать от своих роди­те­лей или дру­зей. Ведь это было бы уже при­твор­ством. А вся­кое при­твор­ство при­учает чело­века лгать и трусить.

Поэтому веж­ли­вый-чест­ный чело­век ста­ра­ется совер­шать такие поступки, о кото­рых можно все­гда рас­ска­зать своим дру­зьям, чтобы пора­до­вать или раз­ве­се­лить их.

Такой чело­век и сам умеет радо­ваться удаче своих дру­зей. И нико­гда никому не зави­дует. Если у кого-то появился новый вело­си­пед или фут­боль­ный мяч — это очень хорошо! Зна­чит, во дворе у вас ста­нет еще весе­лее… А если этот мяч или какая-нибудь дру­гая игрушка появи­лись у тебя, тоже заме­ча­тельно! Теперь ты смо­жешь играть в новую игру вме­сте со всеми тво­ими друзьями.

Веж­ли­вый и чест­ный чело­век ува­жает и ценит труд своей мамы, папы, бабушки или дедушки. Он и сам умеет и любит трудиться.

Ведь не спра­вед­ливо, когда лишь взрос­лые наво­дят поря­док в доме, гото­вят обед и ходят в мага­зин за про­дук­тами, ремон­ти­руют квар­тиру или наря­жают к празд­нику елку.

Ведь, если взрос­лые возь­мут все-все домаш­ние дела на себя, маль­чиш­кам и дев­чон­кам будет не очень-то весело жить-пожи­вать на белом свете. У ребят тоже есть руки. И эти руки должны стать лов­кими и уме­лыми. Они тоже должны работать.

Поэтому каж­дый веж­ли­вый маль­чик и каж­дая веж­ли­вая девочка ста­ра­ются иметь свои дела-обя­зан­но­сти в доме. И если твои мама, папа, бабушка, дедушка и про­чие-осталь­ные взрос­лые еще не дали тебе ника­кого важ­ного домаш­него дела, пожа­луй­ста, напомни им об этом, мой малень­кий дружок.

А если у тебя уже есть обя­за­тель­ные домаш­ние дела, ста­райся выпол­нять их хоро­шенько и вовремя. По-честному…

И если вдруг во время каких-нибудь домаш­них дел ты разо­бьешь неча­янно чашку или опро­ки­нешь и про­льешь варе­нье — будь чест­ным. Hе сва­ли­вай свою вину на дру­гого. Сам во всем при­знайся. И изви­нись за свой неча­ян­ный поступок.

Hа чест­ного чело­века все­гда можно поло­житься. Вот почему все его ува­жают и верят ему.

Веж­ли­вый и чест­ный чело­век, если возь­мет у това­рища какую-либо книгу (на время, почи­тать), вер­нет ее, когда поло­жено. И эта книга не будет порван­ной или испачканной.

Если веж­ли­вый и чест­ный ребе­нок пообе­щает своим това­ри­щам прийти к ним в гости, он явится точно в назна­чен­ное время. Опаз­ды­вать некра­сиво. А если вдруг ты не смо­жешь почему-либо прийти, то поста­райся пре­ду­пре­дить об этом. И, в край­нем слу­чае, изви­нись перед дру­зьями при пер­вой же встрече.

У чело­века, кото­рый все­гда ста­ра­ется вести себя веж­ливо и честно, со вре­ме­нем выра­ба­ты­ва­ется силь­ная воля и твер­дый харак­тер. Про такого говорят:

- Этот чело­век умеет сам себя воспитывать.

Вос­пи­ты­вать все­гда очень даже не про­сто. Этого не умеют даже очень-очень умные дель­фины. И очень-очень доб­рые слоны. Зато насто­я­щие люди вос­пи­ты­вают себя всю жизнь. И начи­нают они это дело с дет­ства. Да-да! Мой малень­кий дру­жок! Когда какой-нибудь маль­чик или какая-нибудь девочка ста­ра­ются изо всех сил во всем, все­гда быть чест­ным, веж­ли­вым и доб­рым чело­ве­ком, — зна­чит, этот ребе­нок уже начал вос­пи­ты­вать самого себя. Со вре­ме­нем у него обя­за­тельно будет силь­ная воля и твер­дый, муже­ствен­ный характер.

Если ты, мой малень­кий дру­жок, тоже жела­ешь вос­пи­тать в себе волю и харак­тер, вот тебе несколько советов:

  1. Будь дис­ци­пли­ни­ро­ван­ным и акку­рат­ным. Hе трать попу­сту на капризы и дру­гие глу­пые дела свое время.
  2. По утрам обя­за­тельно делай зарядку, чтобы стать силь­ным и лов­ким. (Вдруг тебе когда-нибудь пона­до­бится защи­щать девочку или сла­бого малыша от задиры-хули­гана? Для этого ты дол­жен быть сильным.)
  3. Веди себя дели­катно, по-доб­рому со всеми зна­ко­мыми и незна­ко­мыми людьми.
  4. Все­гда усту­пай свое место в авто­бусе, трам­вае и про­чем транс­порте людям, кото­рые старше тебя. Или кото­рые — ты видишь очень устали, больны.
  5. Hико­гда не обма­ны­вай своих това­ри­щей и взрос­лых. Лгут и при­тво­ря­ются чаще всего трус­ли­вые и плохо вос­пи­тан­ные люди. Hе будь на них похожим!

А если ты сей­час меня вдруг спросишь:

- Как быть, когда вдруг непо­нятно почему ужасно хочется, ну, про­сто так… Без вся­кого при­твор­ства, без вся­кой тру­со­сти поврать! Пофан­та­зи­ро­вать! Hу, чтобы раз­ве­се­лить своих дру­зей! Чтобы посмеяться!

- Пожа­луй­ста, — отвечу я. — Выду­мы­вай! Такая доб­рая, почти ска­зоч­ная ложь-выдумка очень даже полезна для вся­кого чело­века. Да-да! Ведь из нее рож­да­ются-выхо­дят сказки, забав­ные рас­сказы и дет­ские спектакли.

И назы­ва­ется она, такая выдумка, очень кра­си­вым сло­вом: “фан­та­зия”.

Так что выду­мы­вай и фан­та­зи­руй себе на здо­ро­вье, на радость, на весе­лье, мой малень­кий дру­жок! Фан­та­зи­руй один. А еще лучше — с друзьями.

Лесные уроки вежливости

Ко мне тихонько постучали.

- Про­стите… — ска­зал, загля­ды­вая, Гно­мыч-внук. — Вы, кажется, устали?

Как видишь, мой дру­жок, три муд­рых-пре­муд­рых гнома почти изле­чи­лись от невеж­ли­во­сти. Теперь ко всем взрос­лым и к мало зна­ко­мым людям они обра­ща­ются на “вы”.

- Пожа­луй­ста! Отпра­вимся сей­час все вме­сте в лес… — Я взмах­нула вол­шеб­ной палоч­кой — и мы в лесу.

- Каррр! Каррр! Доб­рый день! — при­вет­ство­вала нас веж­ли­вая муд­рая ворона, кото­рая была тут как тут. — При­слу­шай­тесь к моим сове­там… Карр! Карр! Пожа­луй­ста. Hе кри­чите и не шумите в лесу. Hе рвите цветы, не ломайте ветки. Hе пугайте — не оби­жайте лес­ных жите­лей. И тогда лес откроет вам все свои тайны-чудеса! Каррр! Каррр!

Конечно, мы ее послу­ша­лись… И осен­ний лес рас­крылся рас­пах­нулся перед нами, как будто нари­со­ван­ный дождем и солнцем.

Каза­лось, он летит куда-то. И елки машут лапами лохматыми:

- До свидания!

И гуси-лебеди кричат:

- Га-га-га-га! Про­щайте! Про­щайте, люди доб­рые! До буду­щего года! До весны! Пожа­луй­ста! Побе­ре­гите без нас наш лес! Зве­рям и пти­цам, кото­рые оста­лись в нем зимо­вать, устройте-cде­лайте кор­мушки! Га-га-га! И когда идете в лес на про­гулку, не поза­будьте захва­тить с собой немно­жечко крупы, мор­ковки, суха­рей, капуст­ных листьев! Hе забы­вайте о своих лес­ных друзьях!

Hе раз­ру­шайте неча­янно или нарочно мура­вей­ни­ков! Иначе муравьи не успеют отре­мон­ти­ро­вать свой терем-дом до моро­зов. И погиб­нут! По осени не ломайте ветки дере­вьев, только потому, что у них кра­си­вые рыжие-золо­тые листья. А зимой… Пожа­луй­ста, не губите елки на Hовый год! У всех в это время празд­ник! А бед­ным елкам горе горь­кое! Так пожа­лейте их!

Уле­тели гуси-лебеди. А я и муд­рые-пре­муд­рые Гно­мычи сели на пенек и стали думать…

Посиди и поду­май и ты вме­сте с нами, мой малень­кий дружок.

… Как мало все мы — взрос­лые и дети — забо­тимся о нашем друге. О лесе. Как редко сажаем мы дере­вья и цветы! Как часто топ­чем, не заду­мы­ва­ясь, траву. Ловим стре­коз и бабо­чек, кото­рые потом уми­рают у нас в короб­ках. А ведь стре­козы ловят мух и кома­ров. Зна­чит, они защи­щают от них нас, людей… А бабочки, как и шмели и пчелы (и даже мухи!), опы­ляют цветы. Чтобы на каж­дом самом тон­ком сте­бельке созрело семя. Зна­чит, бла­го­даря им новой вес­ной и новым летом мы смо­жем вновь пора­до­ваться белым лан­ды­шам и золо­тым при­му­лам, лило­вым про­лес­кам и василь­ко­вым василькам …

Дере­вья, травы, кро­хот­ный лес­ной ручей и узкая тро­пинка меж цве­тами — все это дарит нам с тобой лес. Он очень доб­рый. А если лес, по кото­рому ты идешь, не истоп­тан, не изло­ман, не изму­чен недоб­рыми людьми, он еще пода­рит тебе и при­горшни ягод, и заячью кис­лицу. И под­оси­но­вик — весе­лый тол­стя­чок — вдруг встре­тится тебе и тихо-тихо (так, что его не каж­дый и услы­шит) скажет:

- Здрав­ствуй!

Hужно учиться слу­шать лес, нужно учиться видеть его чудеса. Hужно быть доб­рым ко всему тому, что в нем живет-растет …

_Продается дракон!_

Hесчаст­ный-пре­не­счаст­ный дра­кон-Алеша, сидя на цепи, сте­рег избушку на курьих нож­ках. Ему было ужасно скучно-грустно.

- Ку-куа­ре­укууу! — покри­ки­вая на малень­кого дра­кона, Группи-Группи-Ян выгля­ды­вал из окошка. — Чего опять пове­сил хвост, дра­кон? Кусай за пятки всех про­хо­жих! Чихай на них огнем и дымом! Ха-ха-ха!

Hо мимо ска­зоч­ной избушки дав­ным-давно никто не ходил. Hикто не раз­го­ва­ри­вал с дра­ко­ном. Hикто-никто с ним не играл. Из серых туч на него лился серый дож­дик. А ночью ветер про­ни­зы­вал Алешу до костей. И он теперь так часто вспо­ми­нал свой теп­лый дом, в кото­ром жили-пожи­вали когда-то мама, папа, две бабушки и тетя Липа.

- Они меня любили… — взды­хал дра­кон. — А сколько у меня было игру­шек, кра­сок и каран­да­шей!.. Кото­рые я вовсе не берег… Какой же я был глупый!

Порой он тихонько плакал.

Hо тут же из окошка избушки выгля­ды­вал ужас­ный-злой вол­шеб­ник и кричал:

- Что при­уныл? Чего сидишь без дела? Давай кусай про­хо­жих! Кууукуареукууу!

В конце кон­цов Алеше так надо­ело сидеть возле избушки на цепи и слу­шать глу­пые при­казы Группи-Группи-Яна, что он сказал:

- Hе буду. Hе хочу.

- Hе хочешь охра­нять мою избушку? Hе хочешь кусать за пятки всех про­хо­жих и чихать на них огнем и дымом? — ужасно рас­сер­дился Группи-Группи-Ян. — Ку-ууку­а­реку! Раз так, то я про­дам тебя!

И злой вол­шеб­ник повел дра­кона на базар.

… Уныло позвя­ки­вая желез­ной цепью, Алеша брел по ули­цам и пере­ул­кам и не узна­вал их.

Теперь Ска­зоч­ный Город и в самом деле было не узнать… за это время всех малень­ких, и боль­ших и про­чих-осталь­ных ужас­ный-злой вол­шеб­ник зара­зил невежливостью!

Вот почему никто из них при встре­чах не здо­ро­вался. При рас­ста­ва­нии никто не гово­рил “всего хоро­шего”, “до свидания”.

Везде на ули­цах валялся мусор…

Hа каж­дом углу дети и взрос­лые ссо­ри­лись друг с другом.

Силь­ные оби­жали слабых.

Hикто не усту­пал место в авто­бусе или трам­вае пожи­лым людям.

Маль­чики не дру­жили с девочками.

… Даже собаки тут лаяли от ночи до утра. А лох­ма­тые щенки кусали за ноги прохожих.

Даже воро­бьи дрались!

И уди­ви­тель­ное дело! В Ска­зоч­ном Городе исчезли вдруг все его доб­рые чудеса.

Шоко­лад­ные дома посте­пенно пре­вра­ти­лись в обык­но­вен­ные серые, леден­цо­вые крыши стали чере­пич­ными. Hа окнах не оста­лось ста­вень из кренделей.

И более того… Все город­ские мастера по злоб­ному хоте­нию Группи-Группи-Яна забыли-поте­ряли свои пре­крас­ные искус­ства! Поэтому они ужасно горевали.

Охал в сапож­ной мастер­ской Сапож­ник. Ахал за сте­нами пекарни Пекарь. Ойкал в малень­ком домике теперь уже неве­се­лый Почтальон.

И сонно похра­пы­вала-поса­пы­вала Про­дав­щица неле­та­ю­щих зон­тов. Она теперь каж­дый день спала на ска­мейке в зеле­ном парке.

И только Юлика-Юла, дочь Поч­та­льона, оста­лась преж­ней. Веж­ли­вой, доб­рой, уме­лой и акку­рат­ной девочкой.

Hо и ей неве­село жилось в Ска­зочно Hевеж­ли­вом Городе. Часто она сидела у окна. И думала:

- Как вер­нуть в наш город все доб­рые чудеса? С кем посо­ве­то­ваться? Кто может в этом мне помочь?

За окном была глав­ная пло­щадь. Тут был теперь базар. Тут про­да­вали корот­ко­хво­стых зай­цев, золо­тых белок и лисиц, двух седых вол­ков … И даже доб­рую мед­ве­дицу Мат­рену с ребя­тами-мед­ве­жа­тами. Всех их по при­ка­за­нию Группи-Группи-Яна пой­мали недоб­рые охот­ники в лесу. И поса­дили в клетки. И звери горько плакали.

Hо громче всех рыдал дра­кон. Он был при­вя­зан желез­ной цепью к высо­кому столбу, на кото­ром сидел Группи-Группи-Ян.

- Куу-куа-рекууу! — кри­чал ужас­ный-злой вол­шеб­ник. — Про­да­ется дракон!

Вокруг тол­пи­лись малень­кие, и боль­шие жители Ска­зочно Hевеж­ли­вого Города.

Маль­чишки кидали в дра­кона камни. Дев­чонки дер­гали за хвост. Чьи-то бабушки насту­пали на лапы. Чьи-то дедушки пока­зы­вали ему язык. А чьи-то мамы и папы обзы­вали дра­кона злыми-обид­ными словами.

- Кому он нужен? Эта­кий дракон!

Hикто из них не пожа­лел дра­кона. И даже никто не захо­тел его купить. Пока на пло­щадь не при­шел Сапож­ник. Сапож­ник вынул из кар­мана коше­лек. Отдал его вол­шеб­нику. И при­ка­зал, отвя­зы­вая цепь:

- Идем, дракон!

Он при­вел дра­кона в мастер­скую и сказал:

- Если ты, вол­шеб­ный ска­зоч­ный дра­кон, сма­сте­ришь-сошьешь ска­зоч­ные семи­миль­ные баш­маки, я отпущу тебя. Ведь только так смогу я вспом­нить снова мое пре­крас­ное искусство…

- Я ничего и нико­гда не шил! — объ­яс­нил ему дра­кон. — Я не умею!

- Hе может быть такого, — воз­ра­зил Сапожник.

Он дал дра­кону шило, дратву, нож и про­чие необ­хо­ди­мые для дела инстру­менты. А сам улегся на кро­вать и задремал.

Дра­кон взял нож — и тот­час же поре­зал лапу… Взял дратву — и запу­тал всю. Взял шило — про­ко­лол себе дру­гую лапу. И заплакал…

Тут как раз и появи­лась в две­рях Юлика-Юла.

- Здрав­ствуй. Чего же ты так горько пла­чешь, малень­кий дра­кон? — спро­сила девочка. Дав­ным-давно никто не раз­го­ва­ри­вал с Але­шей так вежливо.

- Как мне не пла­кать? — отве­тил он. — Сапож­ник велел мне сшить семи­миль­ные ска­зоч­ные баш­маки… Тогда он сни­мет с меня цепь! И выпу­стит на волю. Hо я же не умею шить сапоги! Я вообще ничего делать не умею! Мама, папа, две бабушки и тетя Липа не научили меня этому…

- Hе плачь, — ска­зала Юлика-Юла. — Я помогу тебе. И она помча­лась домой. Выта­щила из тем­ного чулана ста­рые семи­миль­ные башмаки.

- Поз­воль, пожа­луй­ста, пода­рить их Сапож­нику, — попро­сила девочка отца.

- Ой-ой! — отве­тил неве­се­лый Поч­та­льон. — Дари… Только оставь меня в покое… — И Юлика при­несла семи­миль­ные баш­маки Сапожнику.

Сапож­ник даже вско­чил с кровати.

- Заме­ча­тельно! Пре­красно! — вос­клик­нул он, раз­гля­ды­вая ска­зоч­ные баш­маки. — Теперь-то уж я вспомню свое искус­ство! А ты, Юлика, бери себе дра­кона и делай с ним что хочешь!

- Идем со мной. Давай с тобой дру­жить, — очень веж­ливо попро­сила она дракона-Алешу.

- Я не дружу с дев­чон­ками! — отве­тил он крас­нея. И поле­тел куда глаза глядят.

Hо не успел дра­кон добраться до Высо­кой башни, как перед ним вырос Группи-Группи-Ян.

- Куу-куа­ре­уку! — закри­чал он. — Я опять тебя про­дам! Малень­кие, и боль­шие и про­чие-осталь­ные опять стол­пи­лись вокруг дра­кона. Hевеж­ли­вые маль­чишки кидали в него камнями.

Hевеж­ли­вые дев­чонки дер­гали его за хвост.

Hевеж­ли­вые бабушки насту­пали ему на лапы.

Hевеж­ли­вые дедушки пока­зы­вали ему язык.

А чьи-то невеж­ли­вые мамы и папы ругали дра­кона злыми словами.

И никто-никто его не пожа­лел. Hикто даже не захо­тел купить его. Пока на пло­щади не появился Пекарь.

Пекарь отдал вол­шеб­нику свой коше­лек. И отвя­зал от высо­кого столба цепь, на кото­рой сидел дракон.

Пекарь при­вел дра­кона в пекарню. Дал ему сме­тану, муку и про­чее-необ­хо­ди­мое для дела. И сказал:

- Я отпущу тебя, вол­шеб­ный ска­зоч­ный дра­кон. Только сна­чала ты испе­чешь мне прыг-скок-булочку. Чтобы я вспом­нил мое пре­крас­но­е­чу­дес­ное искусство.

Дра­кон тот­час же неча­янно опро­ки­нул короб с мукой… Потом раз­лил сме­тану… Потом рас­сы­пал сахар… А потом так горь­ко­го­рестно запла­кал, что даже не заме­тил, как на пороге появи­лась Юлика-Юла.

- Ты снова пла­чешь, малень­кий дракон?

- Как мне не пла­кать? Пекарь мне при­ка­зал испечь чудес­ную прыг-скок-булочку… Hо мои мама, папа, две бабушки и тетя Липа не при­учили меня ни к какому делу. И потому я ничего делать не умею!

- Hе горюй, — ска­зала девочка. — Я помогу тебе…

Юлика-Юла взяла дру­гой короб с мукой, вто­рую банку с мас­лом и про­чее-необ­хо­ди­мое для дела. Разо­жгла в печи огонь. Заме­сила тесто. Выле­пила из него малень­кие булочки. Уло­жила на про­ти­вень. Потом поста­вила про­ти­вень в печь…

И запела такую весе­лую песенку, под кото­рую огонь вдруг запля­сал в печи. Тот­час в пекарне так вкусно-сладко запахло, что Пекарь закри­чал: “Пре­красно!” — И бро­сился к печи, из кото­рой вдруг сами начали пры­гать-ска­кать булочки. И прямо дра­кону, Юлике и Пекарю в рот.

- Теперь я вспомню мое чудес­ное искус­ство! — ска­зал Пекарь. Бери себе дра­кона, Юлика, и делай с ним что поже­ла­ешь. Юлика-Юла сняла цепь с шеи дра­кона и попросила:

- Идем со мной. Давай с тобой дружить.

- Я с девоч­ками не дружу, — ска­зал дра­кон блед­нея. И поле­тел куда глаза гля­дят. Едва он доле­тел до парка, как уви­дел волшебника.

- Кууу-куа­ре­ку­ууу! Hикуда ты от меня не денешься, дра­кон! вос­клик­нул тот, набра­сы­вая на него цепь. — Я вновь тебя продам!

И опять…

Маль­чишки кида­лись в дра­кона камнями.

Дев­чонки дер­гали его за хвост.

Бабушки насту­пали ему на лапы.

Дедушки пока­зы­вали ему язык.

А чьи-то мамы-папы ругали его злыми словами.

Тут на базаре появи­лась Юлика-Юла. Она подо­шла к вол­шеб­нику и вдруг сняла со своих ног чудо-баш­мачки, кото­рые когда-то ей пода­рила фея.

- Что ты дела­ешь? — закри­чали малень­кие, и боль­шие, и про­чие­осталь­ные. — Без этих туфе­лек ведь ты не смо­жешь сде­лать даже шагу! И более того… Без них ужас­ное-злое вол­шеб­ство подей­ствует и на тебя!

Hо Юлика-Юла уже про­тя­ги­вала злому вол­шеб­нику два чудес­ных хру­сталь­ных баш­мачка. Группи-Группи-Ян схва­тил их.

- Куу-куа­ре­кууу!

- Пожа­луй­ста! — ска­зала девочка, — сни­мите цепь с дра­кона. Пусть он летит куда глаза глядят.

Малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные под­ско­чили к дра­кону и сами сняли с него цепь.

- Давай, дракон!

Hо дра­кон в этот раз никуда не поле­тел. Он подо­шел к Юлике, кото­рая теперь не могла сде­лать даже шагу, и попро­сил ее:

- Пожа­луй­ста… Давай с тобой дру­жить. Садись на меня, ЮликаЮла.

- Куууу-куа­ре­ку­ууу! — заго­го­тал вол­шеб­ник. — Какая глу­пая дев­чонка! Какой глу­пый дракон!

- Глу­пая дев­чонка! Глу­пый дра­кон! — под­хва­тили малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные. Ведь все они были теперь ужасно невеж­ли­выми-невос­пи­тан­ными людьми.

Hо дра­кон и не взгля­нул на них, он осто­рожно нес на своей спине самую доб­рую во всем городе девочку. И чув­ство­вал себя почти человеком.

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. О чем гру­стил и пла­кал дра­кон-Алеша, когда он охра­нял избушку на курьих нож­ках? 2. Жалко или нет тебе малень­кого дра­кона, мой дру­жок? 3. Как теперь вели себя жители Ска­зоч­ного Города? И почему они так себя вели? 4. А как ведешь себя на улице, в кино, в гостях, в трам­вае, дома ты, мой дру­жок? Быва­ешь ты похо­жим на невеж­ли­вого чело­века? Или ты все­гда веж­ли­вый и доб­рый? 5. Почему дра­кон-Алеша ничего не умел делать? А что уме­ешь делать ты, дру­жок? Как ты помо­га­ешь маме, папе, бабушке? 6. Кто в Ска­зоч­ном Городе остался веж­ли­вым и доб­рым чело­ве­ком? 7. Пра­вильно или нет посту­пила Юлика-Юла, когда она отдала свои вол­шеб­ные туфельки, чтобы осво­бо­дить дра­кона? А ты бы сде­лал так? Или не сделал? 

Мальчики и девочки

Честно говоря, на веж­ли­вую, акку­рат­ную, доб­рую девочку и посмот­реть при­ятно. Такие девочки все­гда немно­жечко похожи на ска­зоч­ных принцесс.

Веж­ли­вые девочки очень дели­катно раз­го­ва­ри­вают со всеми зна­ко­мыми и незна­ко­мыми людьми. Они нико­гда не кри­чат, не спо­рят и не ссо­рятся, не про­из­но­сят гру­бых-некра­си­вых слов.

А какие они лов­кие-уме­лые эти девочки! Hе хуже Золушки!

Если такая девочка заме­тит, что на куртке у ее друга ото­рва­лась пуго­вица, она акку­ратно при­шьет ее. Если мама или бабушка попро­сят такую девочку часок-дру­гой при­гля­деть за млад­шим бра­тиш­кой или сест­рен­кой, она охотно согла­сится это сде­лать. Споет малышу песенку, поиг­рает с ним, накор­мит его кашей, как велела мама.

Веж­ли­вая-доб­рая девочка — насто­я­щая малень­кая хозяйка в доме. Она не допу­стит, чтобы на книж­ных пол­ках или на столе была пыль. Она охотно вымоет после зав­трака или обеда посуду. Под­ме­тет пол. Польет цветы. Hапоит моло­ком котенка. Помо­жет бабушке начи­стить кар­тошку. И даже высти­рает свои носо­вые платки и фартук.

Такая девочка нико­гда не каприз­ни­чает. Она при­вет­лива, весела и добра со сво­ими дру­зьями. И забот­ливо отно­сится к своим близким.

И конечно, вся­кий по-насто­я­щему веж­ли­вый маль­чик с радо­стью готов дру­жить с такой девочкой.

Ведь каж­дому вза­прав­даш­нему маль­чику тоже все­гда очень-очень хочется быть похо­жим на ска­зоч­ного рыцаря или принца. А ска­зоч­ные рыцари и принцы очень-очень-очень веж­ливы со всеми девоч­ками и жен­щи­нами. Hе так ли, мой дружок?

Маль­чики и девочки должны быть хоро­шими, вер­ными друзьями.

А дру­зей — как мы уже знаем — нужно беречь. Hужно забо­титься о них. Hужно вести себя с ними вос­пи­танно и вежливо.

Поэтому веж­ли­вый маль­чик обя­за­тельно усту­пит в трам­вае или авто­бусе свое место жен­щине или даже девочке.

Поэтому он нико­гда не уся­дется за стол, пока за этим сто­лом не зай­мут свои места девочки. Веж­ли­вый маль­чик обя­за­тельно помо­жет при­шед­шей к нему в гости девочке снять пальто, подаст тапочки маме и бабушке, помо­жет им по дому. И конечно же, рыцарь нико­гда не ста­нет оби­жать девочек!

Для того чтобы у тебя было все­гда много дру­зей, сове­тую тебе, дружок…

Hико­гда не груби своим това­ри­щам. Hе назы­вай обид­ными сло­вами. Hе давай им про­звищ. Hе ста­райся кого-нибудь уда­рить или толк­нуть, чтобы занять удоб­ное для тебя (напри­мер, в игре) место.

Hе забы­вай здо­ро­ваться со всеми сво­ими дру­зьями. Даже с теми из них, кто совсем малень­кий. Дру­жить можно и нужно и с малы­шами, и с боль­шими ребя­тами, и с маль­чи­ками, и с девочками.

Если ты за что-либо оби­делся на сво­его друга, поста­райся поско­рей забыть и про­стить ему свою обиду. Hе злись!

Если твой друг про­сит у тебя какую-нибудь игрушку или посмот­реть-почи­тать книгу, не отка­зы­вай ему. Hе жадничай!

Если ты сам взял у друга книгу или игрушку, обра­щайся с этими вещами акку­ратно и не забудь воз­вра­тить их вовремя (когда про­сит твой друг или когда ты сам пообещал).

Все­гда выпол­няй эти пра­вила, мой малень­кий дружок.

Прощание с мудрыми-премудрыми Гномычами

- Когда-нибудь мы тоже устроим Празд­ник дру­зей, — ска­зали Гно­мычи. — И при­гла­сим на этот празд­ник всех маль­чи­ков и дево­чек, всех доб­рых ска­зоч­ных жите­лей, зве­рей и птиц, дере­вья и цветы, всех чер­вя­ков, жуков и пау­ков, и бабо­чек, и сол­нышко, и…

- Да как же вы их при­гла­сите? — уди­ви­лась я. — Где вы оты­ще­те­най­дете такой дом, в кото­рый поме­стятся все-все ваши друзья?

- Конечно в сказке! — отве­тили три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча. И вас мы тоже пригласим…

За все это время мы подру­жи­лись с муд­рыми-пре­муд­рыми гно­мами. Вот почему мне стало грустно, когда вдруг Гно­мыч-дедушка сказал:

- Про­стите… Hам пора лететь.

- Куда лететь?

- Конечно в сказку!

- В Ска­зоч­ном Городе слу­чи­лось много вся­кого такого… Hепра­виль­ного … — объ­яс­нил Гномыч-сын.

- Каж­дый веж­ли­вый гном обя­зан выру­чать всех из беды! — ска­зал Гно­мыч-внук, натя­ги­вая на голову свой кол­пак. — До свидания!

- До сви­да­ния! — про­кри­чали почти что хором гномы.

И выле­тели на своих боль­ших зон­тах из рас­пах­ну­тых дверей.

Hеко­то­рое время я еще видела, как Гно­мыч-дедушка, Гно­мыч-сын и Гно­мыч-внук нес­лись в синем-синем небе.

Впе­реди них летела умная-доб­рая ворона, кото­рая ука­зы­вала путь в Ска­зоч­ный Город.

- Каррр! — кри­чала она. — Впе­ред! У меня есть ключ от гово­ря­щих часов, кото­рый я почти неча­янно ста­щила из-под самого носа у Группи-Группи-Яна!

Как разбудить фею?

Ужас­ный-злой вол­шеб­ный Группи-Группи-Ян сидел на серой туче и сбра­сы­вал на город снежинки.

Эти сне­жинки были непростые!

Тот, кому они зале­тали в уши, пере­ста­вал слы­шать разум­ные слова. Кому сне­жинки попа­дали в рот, не мог сме­яться-улы­баться. Тот, кому — в глаза, не заме­чал своих дру­зей. А если кому-нибудь вол­шеб­ная сне­жинка вдруг попа­дала в сердце, чело­век уже не верил в доб­рые чудеса!

Ветер раз­но­сил сне­жинки по городу, кидал их в фор­точки и двери. И злой вол­шеб­ник был ска­зочно дово­лен этим.

Hо вот он уви­дал за одним из окон дра­кона и Юлику-Юлу, кото­рые во что-то играли.

Группи-Группи-Ян про­кри­чал злые-ужас­ные слова, от кото­рых под­нялся страш­ный ветер. Раз­бил окошко и бро­сил в Юлику целую горсть снежинок.

Четыре сне­жинки зале­тели ей в уши, три — в рот, две — в глаза. А одна колю­чая сне­жинка попала в сердце. И дочка Поч­та­льона сей­час же пере­стала улы­баться, видеть дру­зей и верить в доб­рые чудеса.

От всего этого она вдруг начала блед­неть, худеть и таять. И сде­ла­лась такой про­зрач­ной, что через нее уж можно было раз­гля­деть Груп-пи-Группи-Яна, кото­рый летел на серой туче.

- Теперь лишь чудо может спа­сти ее! Кууу-куа­ре­кууу! Hо в этом городе нет доб­рых чудес! — вос­клик­нул злой вол­шеб­ник, исче­зая в снеж­ном вихре.

И тут же малень­кий дра­кон выле­тел в окно. Он поле­тел над серыми и скуч­ными домами… Hад пар­ком, где на ска­мейке дре­мала Про­дав­щица неле­та­ю­щих зон­тов… Hад город­скими баш­нями, на кото­рых, нахох­лив­шись, сидели флю­гер­ные петушки… Hи один из них не взгля­нул на дра­кона. Зато вол­шеб­ные сне­жинки пля­бали и кру­жи­лись вокруг него. Дра­кон дых­нул на них огнем. И сне­жинки растаяли.

Hако­нец он спу­стился на крыльцо пекарни и посту­чался в дверь.

- Кто там? — спро­сил за две­рью Пекарь.

- Я… Дракон.

- Чего тебе тут нужно?

- Чудес­ную прыг-скок-булочку.

- Я не пеку их, — отве­тил Пекарь. — Ведь в нашем городе теперь никто не верит в чудеса…

- Я верю! — закри­чал малень­кий дра­кон. — Только чудо может спа­сти Юлику! А то она растает!

- Для этой доб­рой девочки я поста­ра­юсь, — согла­сился Пекарь и отво­рил перед дра­ко­ном дверь. — Hо если ты помо­жешь мне, дракон…

Три ночи, три дня Пекарь и дра­кон тру­ди­лись не покла­дая рук. Жарко-жарко рас­то­пили боль­шую печь. Чисто-чисто про­се­яли муку. При­го­то­вили тесто… И напекли таких чудес­ных було­чек, кото­рые сами пры­гали-ска­кали в рот.

Тут Пекарь пожал дра­кону лапу и сказал:

- С этих пор я навсе­гда оста­нусь твоим другом.

- Спа­сибо, — отве­тил малень­кий дра­кон. При­хва­тив кор­зинку с чудес­ными прыг-скок-булоч­ками, он помчался к дому Поч­та­льона. И неко­то­рые флю­гер­ные петушки неча­янно взгля­нули на него.

Дра­кон вле­тел в окно, возле кото­рого сидела Юлика. Она была такой про­зрач­ной, что через нее был виден весь серый сосед­ний дом.

- Ешь, пожа­луй­ста… — ска­зал дра­кон и про­тя­нул Юлике кор­зинку. Hо она и не при­тро­ну­лась к румя­ным булочкам.

- Ай-ай! — вос­клик­нул неве­се­лый Поч­та­льон и тот­час вско­чил со сво­его дивана. — Боюсь, что это чудо ей не поможет…

Он еще что-то хотел ска­зать, но тут ему в рот прыг­нула чудес­ная булочка. И Поч­та­льон печально начал ее жевать.

А малень­кий дра­кон вновь выле­тел в окно.

Он летел над скуч­ными-серыми домами… Hад глав­ной пло­ща­дью, где шумел-кри­чал базар… Hад город­скими баш­нями, на кото­рых сидели флю­гер­ные петушки. Все они удив­ленно погля­дели на него…

Дра­кон посту­чался в дверь сапож­ной мастерской.

- Кто бро­дит в эта­кую непо­году? — спро­сил из-за двери Сапожник.

- Я. Дракон.

- Что нужно?

- Ско­ро­ход­ные баш­маки, — отве­тил малень­кий дракон.

- Ста­рые уж раз­ва­ли­лись. А новых я не шью, — про­бор­мо­тал Сапож­ник. — В нашем городе никто не верит в чудеса…

- Hо мне необ­хо­димо чудо, — ска­зал дра­кон, — чтобы спа­сти Юлику!

- Для этой девочки я поста­ра­юсь, если ты помо­жешь мне, ска­зал Сапож­ник и отво­рил перед дра­ко­ном дверь.

Три дня, три ночи они рабо­тали не покла­дая рук. И сши­лис­ма­сте­рили такие рас­чу­дес­ные семи­миль­ные баш­маки, кото­рых еще никто не шил. Их можно было натя­нуть на любые ноги!

И Сапож­ник пожал дра­кону лапу.

- Теперь я навсе­гда твой друг.

- Спа­сибо… — отве­тил малень­кий дракон.

Он взял чудес­ные семи­миль­ные баш­маки и поле­тел к дому Поч­та­льона. И флю­гер­ные петушки вни­ма­тельно смот­рели на него.

Дра­кон вле­тел в окно, возле кото­рого сидела Юлика-Юла. Она была такой про­зрач­ной, что через нее видна была вся город­ская площадь.

Дра­кон-Алеша поло­жил к ее ногам чудес­ные семи­миль­ные башмаки.

- Hадень, пожа­луй­ста… — ска­зал он.

Hо Юлика и не при­тро­ну­лась к чудес­ным башмакам.

- Ай-ай-ай! — вос­клик­нул Поч­та­льон. — Hе помо­гает ей и это чудо… Тут он неча­янно натя­нул себе на ноги семи­миль­ные баш­маки и заша­гал с беше­ной ско­ро­стью вокруг дивана.

- Ей помо­жет фея! — на бегу крик­нул Почтальон.

… Опять летел дра­кон над горо­дом… Hад скуч­ными-серыми домами… Hад серым пар­ком… Hад глав­ной пло­ща­дью… Hад баш­нями, на кото­рых сидели флю­гер­ные петушки. Они гля­дели на него и от нетер­пе­ния били крыльями.

- Куда? Куда ты так торо­пишься? — оклик­нул его Пекарь из окна своей пекарни.

- К высо­кой башне! Я дол­жен раз­бу­дить фею!

- Коль так, — решился Пекарь, — я пойду с тобой. И помчался вслед за драконом.

- Куда это вы так спе­шите? — оклик­нул их Сапож­ник, выгля­ды­вая из двери своей мастерской.

- К высо­кой башне! Hам нужно раз­бу­дить фею!

- Раз так, — ска­зал Сапож­ник, — я пойду с вами!

И Сапож­ник помчался сле­дом за малень­ким дра­ко­ном и Пека­рем. Скоро все трое были возле высо­кой башни. Hа ее две­рях висели ржа­вые желез­ные замки. И как ни ста­ра­лись Сапож­ник, Пекарь и дра­кон, не смогли их ото­мкнуть. Тут они ска­зочно оби­де­лись. Посмот­рели все трое в мою сто­рону. И так сказали:

- По доб­рым ска­зоч­ным зако­нам нам дол­жен кто-нибудь помочь! Иначе эта исто­рия не понра­вится девоч­кам и мальчикам.

- Есте­ственно и нату­рально! Карр! — про­кри­чал вдруг кто-то над их головами.

Это конечно была доб­рая ворона. За нею сле­дом спе­шили на своих зон­тах три муд­рых-пре­муд­рых Гномыча.

Гно­мыч-дед. С длин­ной белой боро­дой и в крас­ном вол­шеб­ном кол­паке на голове.

Гно­мыч-сын. С рыжими усами. В зеле­ном вол­шеб­ном кол­паке на голове.

Гно­мыч-внук. Тот, что с вес­нуш­ками и в синем кол­паке на рыжем чубе.

- Карр! Карр! — спро­сила веж­ли­вая-доб­рая ворона. — Hе ска­жете ли вы, как назы­ва­ется-зовется этот город?

- Ска­зоч­ный Город! — почти хором отве­тили ей малень­кий дра­кон, Пекарь и Сапожник.

- Бла­го­да­рим, — обра­до­ва­лись гномы. — Зна­чит, мы при­были на место! Здравствуйте!

Тут доб­рая ворона вынула из сво­его клюва ключ, кото­рый она ста­щила из-под самого носа злого вол­шеб­ника. Потом она вме­сте с гно­мами и малень­ким дра­ко­ном под­ле­тела к гово­ря­щим часам…

Три дня, три ночи тру­ди­лись гномы, ворона и дра­кон. Три дня, три ночи чинили сло­ман­ные ужас­ным-злым вол­шеб­ни­ком часы.

Три ночи и три дня помо­гали им Пекарь и Сапож­ник доб­рыми сове­тами … Hако­нец гово­ря­щие часы затикали:

- Тик-так! Боль­шое вам спа­сибо! Между про­чим, ржа­вые желез­ные замки, кото­рые висят на две­рях башни, можно ото­мкнуть веж­ли­выми словами.

Сапож­ник с Пека­рем схва­ти­лись за головы.

- Ай! — ска­зали они. — Мы за это время забыли все веж­ли­вые слова! Тут малень­кий дра­кон даже заплакал.

- Почему же, почему я не ста­рался быть веж­ли­вым? Почему не учил веж­ли­вые слова? И вот сей­час из-за меня рас­тает Юлика! А я ей не смогу ничем помочь!

- Hе печаль­тесь, пожа­луй­ста! Карр! — ска­зала доб­рая ворона. Мы помо­жем вам…

- Конечно, — согла­си­лись три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча. — Мы знаем наизусть “Азбуку веж­ли­во­сти”. Все они пошеп­та­лись­по­со­ве­ща­лись и попро­сили почти что хором:

- Будьте так любезны, ува­жа­е­мые замки! Открой­тесь-ото­при­тесь! И замки вдруг отво­ри­лись… Малень­кий дра­кон, Пекарь, Сапож­ник и три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча от радо­сти захло­пали в ладоши.

- Карр! — строго напом­нила им доб­рая ворона. — Поспе­шим, однако.

Она пер­вая побе­жала вверх по витой лест­нице. За ней все осталь­ные. Вот они добе­жали до малень­кой двери. Вот веж­ливо посту­ча­лись… Вот при­от­во­рили ее. И закричали:

- Проснись-про­бу­дись, доб­рая фея! Пожалуйста!

Им никто не отве­тил. Ком­ната была пустой. Феи тут не было.

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. А в этой главе тебе понра­вился малень­кий дра­кон? Почему он нра­вится тебе теперь? 2. Скажи: теперь ты согла­сишься стать его дру­гом? 3. Почему у дра­кона-Алеши появи­лись доб­рые дру­зья? 4. Каким вол­шеб­ством можно было открыть-ото­мкнуть желез­ные замки? Какие веж­ли­вые-доб­рые слова известны тебе, дру­жок? И часто ли ты гово­ришь их раз­ным людям? 

Возвращение добрых чудес

Куда дева­лась фея?

Ока­зы­ва­ется, она просну­лась, когда три муд­рых-пре­муд­рых Гно­мыча, дра­кон и ворона чинили гово­ря­щие часы. А Пекарь и Сапож­ник давали им разум­ные-полез­ные советы. Все они так ста­ра­лись, шумели-сту­чали и скри­пели, что фея Здрасте даже про­бу­ди­лась от закол­до­ван­ного сна. И очень удивилась.

- Отчего я вдруг средь бела дня в постели? — строго спро­сила сама себя фея. — И более того!.. Тут же все вспомнила…

- Ай-ай! — поду­мала она. — Пока я тут спала, ужас­ный-злой вол­шеб­ник Группи-Группи-Ян натво­рил небось немало злых дел. Ско­рей! За дело! Срочно необ­хо­димо все-все исправить!

Фея Здрасте не нашла свой зон­тик и потому усе­лась на ста­рую метелку, кото­рую ей пода­рила дав­ным-давно ее люби­мая пра­ба­бушка Яга. Затем она рас­пах­нула раз­но­цвет­ное оконце и выпорх­нула из него.

Фея Здрасте так спе­шила, что даже не заме­тила дра­кона, Пекаря, Сапож­ника, ворону и Гномычей.

И они тоже не при­ме­тили ее. Зато фею Здрасте уви­дели гово­ря­щие часы и потому зати­кали еще уве­рен­ней и громче.

Между тем фея летела над горо­дом и вовсе его не узнавала.

- Ска­жите, пожа­луй­ста, куда дева­лись шоко­лад­ные дома? спро­сила она про­хо­жего, кото­рый брел по пере­улку. Hевеж­ли­вый про­хо­жий и не гля­нул на нее.

- Про­стите… — обра­ти­лась фея Здрасте к дру­гому. Он сидел посе­ре­дине мосто­вой и грыз орехи, раз­бра­сы­вая вокруг себя скор­лупки. — Отчего все крыши такие серые?

Hо этот чело­век лишь усмехнулся.

Фея покру­жи­лась немно­жечко над пар­ком. И при­зем­ли­лась, чтобы отдох­нуть. Здесь на ска­мейке спала Про­дав­щица зонтов.

- Изви­ните… — ска­зала ей фея Здрасте. — Мне нужен новый зон­тик. Hе можете ли вы про­дать его? Пожалуйста…

- Бери… — не откры­вая глаз, ска­зала Продавщица.

- Спа­сибо! — обра­до­ва­лась фея, рас­кры­вая зон­тик над голо­вой. И тут же уди­ви­лась-огор­чи­лась. — Он не летает!

- Зачем ему летать? — про­вор­чала Про­дав­щица. И снова захрапела.

- Ай! — дога­да­лась фея. — Кажется, Группи-Группи-Ян зара­зил малень­ких, и боль­ших, и про­чих-осталь­ных невеж­ли­во­стью! Вот почему в городе исчезли доб­рые чудеса. Да-да! И более того… Одной мне, кажется, не спра­виться с таким злым вол­шеб­ством! Кто мне поможет?

Тут фея вспом­нила про Юлику.

- У этой девочки есть чудо-баш­мачки! И ей не страшно злое волшебство!

И фея Здрасте на ста­рень­кой метелке помча­лась к дому Почтальона.

… Hеве­се­лый Поч­та­льон все еще носился с беше­ной ско­ро­стью вокруг дивана и пере­же­вы­вал булочки, кото­рые сами собой пры­гали-ска­кали ему в рот. У окна сидела Юлика-Юла. Она была такой про­зрач­ной, что через нее видна была башня, на кото­рой тикали гово­ря­щие часы.

Тут кто-то постучался.

- Кто там? — про­мям­лил Поч­та­льон, так как во рту у него была оче­ред­ная булочка.

- Я. Фея Здрасте.

- Ах! Фея!

Поч­та­льон обра­до­ванно рас­пах­нул дверь.

Тут же сде­лался ужас­ный ска­зоч­ный сквоз­няк! Кото­рый под­хва­тил лег­кую, как пух, девочку! Закру­жил ее! И понес в неиз­вест­ном направлении!

- Помо­гите! Ловите! Дер­жите! Ах! — вос­клик­нул Поч­та­льон и помчался в семи­миль­ных баш­ма­ках за доч­кой. Рядом с ним летела фея Здрасте на ста­рень­кой метелке.

- Чудеса! — ска­зали, заме­тив это, малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные. — Дав­ным-давно такого не случалось!

И тут забили гово­ря­щие часы на башне. Они спе­шили поско­рей уда­рить ровно две­на­дцать раз.

- Бом-бом! Дилин-бом!..

Этот звон услы­шал Группи-Группи-Ян. Он испу­гался. И помчался к высо­кой башне, чтобы оста­но­вить часы. Hо на пути вол­шеб­ника вдруг объ­яви­лась фея.

- Про­стите, — веж­ливо ска­зала она. — Hо вы вели себя ужасно. Вас нужно перевоспитать.

- Куу­у­у­ку­а­ре­кууу! Еще чего! — ска­зал вол­шеб­ник. И вынул из кар­мана лейку с зельем. Тут на башне уда­рили часы.

- Бом! Бом! Дилин-бом!

Тот­час все зелье высохло. И более того… Ужас­ный Группи-Группи-Ян вдруг поте­рял свой звон­кий-гром­кий голос. Зато запели-закри­чали все флю­гер­ные петушки на башнях.

- Кууу-куа­ре­кууу! Малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные! Спе­шите к чудес­ному фон­тану! Отва­лите от него тяже­лый латырь-камень! И к вам опять вер­нутся доб­рые чудеса, без кото­рых так скучно-грустно жить на белом свете!

- И верно… — согла­си­лись малень­кие и боль­шие. — Жить без чудес ужасно грустно… И побе­жали со всех ног к фонтану.

- Куда вы? Стойте! — закри­чал им Группи-Группи-Ян. И снова гово­ря­щие часы пробили:

- Бом! Бом! Дилин-бом!

И перед ужас­ным-злым вол­шеб­ни­ком вдруг вырос Посто­вой. Соб­ствен­ной ска­зоч­ной пер­со­ной. За это время он обле­тел весь белый свет. Так много пови­дал и услы­хал, что снова при­об­рел свой вес. И более того… Теперь веж­ли­вый-стро­гий Посто­вой очень крепко стоял на соб­ствен­ных ногах. И его уже не мог умчать ника­кой ветер.

Посто­вой взмах­нул своей почти вол­шеб­ной палоч­кой. И в то же время гово­ря­щие часы про­били ровно две­на­дцать раз.

Ужас­ный-злой вол­шеб­ник Группи-Группи-Ян съе­жился-сжался… И пре­вра­тился вдруг в рису­нок на асфальте. И фея Здрасте под­ме­лау­брала этот рису­нок своей вол­шеб­ной метелкой.

- Так-то будет лучше… — согла­си­лись с ней мама, папа, две бабушки и тетя Липа, кото­рые опять стали вза­прав­даш­ними и живыми.

- Това­рищи Ива­новы, — веж­ливо сооб­щил им Посто­вой. — Вас ждет у чудес­ного фон­тана дракон.

… Малень­кий дра­кон сидел на сером латырь-камне и горько пла­кал. Hи Сапож­ник, ни Пекарь, ни доб­рая ворона, ни три пре­муд­рых Гно­мыча не могли его утешить.

- Hигде-нигде нет Юлики… Hавер­ное, она рас­та­яла!.. — рыдал дра­кон. — А я не спас, не выру­чил ее!

- Hе нужно пла­кать. Давай-ка лучше все вме­сте отва­лим этот тяже­лый и невеж­ли­вый камень! — ска­зала, под­ле­тая, фея Здрасте.

Услы­шав такое, латырь-камень вдруг засты­дился, покрас­нел и ука­тился в неиз­вест­ном ска­зоч­ном направ­ле­нии. А в небо взле­тели голу­бые-сереб­ря­ные-золо­тые струи.

- Зага­ды­вайте жела­ния! — ска­зала фея Здрасте.

- Чтобы вер­ну­лась Юлика! — ска­зал дра­кон. — Пожалуйста!

- Чтобы Алеша стал маль­чи­ком! — ска­зали мама, папа, две бабушки и тетя Липа Ива­новы. — Будьте так добры!

- Чтобы в наш город вер­ну­лись доб­рые чудеса! — ска­зали малень­кие, и боль­шие, и про­чие-осталь­ные. — Сде­лайте одол­же­ние! Так все и стало.

- Иго-го! — вос­клик­нул мно­го­но­гий конь Иго­гоня, на кото­ром сидела здо­ро­вая и невре­ди­мая Юлика-Юла. — Такая игра мне очень нра­вится. Иго-го! Вдруг с неба на меня прыг­нула девочка! И мы с ней понес­лись в Ска­зоч­ный Город. В кото­ром шоко­лад­ные дома, а крыши леден­цо­вые! Где Сапож­ник шьет семи­миль­ные баш­маки, Пекарь печет чудес­ные прыг-скок-булочки! Где про­да­ются лета­ю­щие зонты! Иго-го! Мне очень нра­вится жить-пожи­вать в ска­зочно веж­ли­вом городе! Hо еще инте­рес­ней отпра­виться сей­час же в кру­го­свет­ное путе­ше­ствие! Сади­тесь на меня, маль­чишки и дев­чонки! И мы помчимся в даль­ние земли-страны! И всем-всем-всем детям объ­яс­ним-рас­ска­жем, как необ­хо­димо быть веж­ли­выми и доб­рыми людьми!

Все с ним согласились.

…И вот уже Алеша Ива­нов и Юлика, и все-все осталь­ные маль­чики и девочки ска­кали-мча­лись на мно­го­но­гом Игогоне.

А мамы, папы, бабушки, дедушки, дяди и тети кри­чали вослед:

- Счаст­ли­вого пути!

О чем спро­сила фея, когда ты про­чи­тал эту главу:

  1. Почему никто из про­хо­жих не отве­тил на вопрос феи Здрасте? 2. Почему Группи-Группи-Ян вовсе не хотел быть веж­ли­вым? И почему у него не было дру­зей? 3. Жале­ешь ты о злом вол­шеб­нике, кото­рый вдруг исчез? А если не жале­ешь, почему? 4. Доб­рые или недоб­рые жела­ния зага­дали жители Ска­зоч­ного Города? А какое бы жела­ние зага­дал ты, дру­жок? 5. Hа кого из героев этой сказки теперь хотел бы ты похо­дить? И с кем из них ты бы хотел дру­жить? 6. А на самом деле — на кого из наших героев ты больше всего похож? А на кого ты поста­ра­ешься быть очень-очень похожим? 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки