Береги душу смолоду. Чтобы не было поздно воспитывать — Коган И.М.

Береги душу смолоду. Чтобы не было поздно воспитывать — Коган И.М.

(4 голоса4.0 из 5)

Как научить ребенка отли­чать доб­рое от злого, истину от лжи, душев­ную кра­соту от душев­ного урод­ства? Как разо­браться ребенку, а порой и взрос­лому, с осо­бен­но­стью нашего вре­мени — посте­пен­ным раз­мы­ва­нием гра­ниц между доб­ром и злом? Как избе­жать того, чтобы отри­ца­тель­ный пер­со­наж стал для под­ростка при­тя­га­тель­ным? Разо­браться в этих слож­ных вопро­сах помо­жет психолог.

Вспо­ми­на­ется слу­чай, как, будучи две­на­дца­ти­лет­ним под­рост­ком, я по просьбе учи­тель­ницы био­ло­гии взя­лась про­по­лоть клумбу и вме­сто сор­няка стала выдер­ги­вать малень­кие росточки хри­зан­тем, при­няв цветы за сор­няк. Почему сор­няк пока­зался мне тогда более при­вле­ка­тель­ным? Я не знала, как выгля­дят малень­кие хри­зан­темы, поэтому не могла их отли­чить от сор­ной травы… Было стыдно — клумба оста­лась без цве­тов. Почему-то этот слу­чай надолго остался в памяти как яркая иллю­стра­ция того, как неспо­соб­ность отли­чать кра­си­вое от некра­си­вого губит кра­соту. Так и неспо­соб­ность отли­чать доб­рое от злого губит и само добро, сча­стье, любовь — все, что назы­ва­ется бла­гом. Как же важно научить ребенка отли­чать доб­рое от злого, истину от лжи, душев­ную кра­соту от душев­ного урод­ства! Это и отли­чает чело­века от живот­ного — нет у живот­ного задачи изме­не­ния к луч­шему, а у чело­века есть.

Научить раз­ли­чать доб­рое от недоб­рого — не зна­чит убе­речь от нега­тив­ного выбора, но зна­чит сде­лать пер­вый шаг в спо­соб­но­сти отли­чать одно от дру­гого. При­вить вкус к добру, сер­деч­ное жела­ние ему сле­до­вать — глав­ное, что нужно чело­веку. И сде­лать нужно успеть — а вре­мени для этого отве­дено роди­те­лям не так уж и много, всего 10—12 лет, до под­рост­ко­вого воз­раста, когда дети начи­нают эман­си­пи­ро­ваться от роди­те­лей. Потом может быть поздно. Важ­ность этого или свое бес­си­лие что-то сде­лать, воз­можно, уже поняли роди­тели тех детей, кото­рые ушли в сто­рону зла и порока. Добро должно стать соб­ствен­ной, изнутри доро­гой, сво­бодно воз­люб­лен­ной темой жизни для ребенка. Задача роди­те­лей — создать усло­вия для этого. Это воз­можно, когда, делая доб­рое, ребе­нок пере­жи­вает радость, так как усло­вием усво­е­ния добра явля­ется его связь с поло­жи­тель­ными пере­жи­ва­ни­ями. Здесь роль вос­пи­та­ния несо­мненна: если при­вле­ка­тель­ность добра и без­об­ра­зие зла создают усло­вия усво­е­ния истины, тогда добро вызы­вает в сердце радост­ный отклик, а не отторжение.

В 80‑х годах было про­де­лано иссле­до­ва­ние о воз­дей­ствии сце­ни­че­ского искус­ства на млад­ших школь­ни­ков: ока­за­лось, что дети про­явили сочув­ствие к Бабе-яге — пер­со­нажу набо­лее при­вле­ка­тель­ному и инте­рес­ному, но нега­тив­ному (сыг­ран­ному, веро­ятно, талант­ли­вым акте­ром), чем к пер­со­на­жам — носи­те­лям поло­жи­тель­ных обра­зов. Автор иссле­до­ва­ния реко­мен­до­вал тогда людям, име­ю­щим отно­ше­ние к искус­ству, учи­ты­вать про­стую, каза­лось бы, истину: добро должно быть при­вле­ка­тель­ным, зло — оттал­ки­ва­ю­щим. Тогда чув­ства и пере­жи­ва­ния ребенка, кото­рые явля­ются выра­же­нием его отно­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти, ста­нут выпол­нять свою сиг­наль­ную функ­цию в пра­виль­ном смысле. При­ят­ные пере­жи­ва­ния должны быть свя­заны с доб­ром, непри­ят­ные — со злом. Это вли­я­ние чувств и пере­жи­ва­ний на раз­ви­тие ребенка оче­видно, дока­зано оно и опы­том бабу­шек, кото­рые, вос­пи­ты­вая своих вну­ков, читали им сказки, да так, что дети уно­си­лись со ска­зоч­ными геро­ями в ска­зоч­ную страну, где сочув­ство­вали горю и радо­ва­лись победе над злом, пла­кали над жерт­вен­но­стью героев, спа­са­ю­щих своих близ­ких, и него­до­вали на злых, хит­рых и лукавых.

Сей­час же в поле зре­ния детей попа­дает раз­ная печат­ная и видео­про­дук­ция, где через вывер­ну­тое наизнанку пере­пле­те­ние чувств ловко обыг­ры­ва­ются мани­пу­ля­ции с кате­го­ри­ями добра и зла.

Соеди­не­ние чув­ствен­но­сти с без­об­ра­зием взвин­чи­вает инстинкты и игно­ри­рует истин­ную кра­соту, явля­ю­щую себя в тишине и про­стоте. При­ме­ром тому могут послу­жить при­вле­ка­тель­ные герои филь­мов, сюжет кото­рых может выгля­деть вполне бла­го­при­стой­ным: он стро­ится на борьбе героя со злом. Но посмот­рите на образ героя: агрес­сия, неве­ро­ятно раз­ду­тая гор­дыня, но вме­сте с тем — физи­че­ская сила и при­вле­ка­тель­ность. Или вор — хоро­ший друг «своих», сме­лый, силь­ный, неза­ви­си­мый и целе­устрем­лен­ный. При­вле­ка­тель­ный образ, заме­шен­ный на испор­чен­ных дрож­жах неправды, создает идеал сомни­тель­ного вкуса.

Еще один при­мер отнюдь не героя (в чьем мире раз­во­ра­чи­ва­ется насто­я­щая драма, борьба, в кото­рой рож­да­ется свет или тьма), а неод­но­знач­ного пер­со­нажа, у кото­рого есть вполне опре­де­лен­ные нега­тив­ные устрем­ле­ния, обрам­лен­ные обво­ро­жи­тель­ными чер­тами, — Остап Бен­дер из романа И. Ильфа и Е. Пет­рова «12 стульев».

Сме­лый, опти­ми­стич­ный, хорошо и тонко раз­би­ра­ю­щийся в пси­хо­ло­гии людей, не лишен­ный чув­ства юмора, лов­кий чело­век, вызы­ва­ю­щий сим­па­тию у зри­те­лей и чита­те­лей, — обык­но­вен­ный аван­тю­рист, шар­ла­тан и плут, иду­щий на все ради наживы. Этот герой в основ­ной массе зри­те­лей и чита­те­лей вызы­вает только сим­па­тию. Почему? Хотя это вопрос к лите­ра­ту­ро­ве­дам, но для нас — иллю­стра­ция того, как отри­ца­тель­ный пер­со­наж может стать при­тя­га­тель­ным через соеди­не­ние недоб­рой воли с импо­ни­ру­ю­щими чер­тами характера.

Итак, заман­чи­вый образ, име­ю­щий сомни­тель­ные устрем­ле­ния, кото­рые так изящно и легко им вопло­ща­ются. При ску­до­сти духов­ного мира — какое твор­че­ское отно­ше­ние к жизни, при низ­мен­но­сти целей — какое бес­стра­шие, при пороч­но­сти — какое вдох­но­ве­ние! Масса поло­жи­тель­ных качеств, дела­ю­щих героя пле­ни­тель­ным, слу­жат доста­точно пош­лым целям, кото­рым и под­чи­нено все оба­я­ние героя. Обве­сти всех вокруг пальца и сде­лать это изящно — вот что может стать при­вле­ка­тель­ным для неко­то­рых моло­дых людей, взяв­ших за обра­зец для под­ра­жа­ния такого героя. Могли ли пред­по­ла­гать И. Ильф и Е. Пет­ров, когда писали роман, что вме­сто сати­ри­че­ского высме­и­ва­ния героя они вызо­вут сим­па­тию к нему?

Так, через впле­те­ние поло­жи­тель­ных сто­рон в образы отри­ца­тель­ных пер­со­на­жей (что делает их, а в их лице зло, при­вле­ка­тель­ными) созда­ется образ «совре­мен­ного чело­века». Как тут разо­браться под­ростку, а порой и взрос­лому, с такой осо­бен­но­стью нашего вре­мени — посте­пен­ным раз­мы­ва­нием гра­ниц между доб­ром и злом? Без «царя в голове» тут не разобраться.

Жела­тельно не смот­реть такую про­дук­цию, а если уж никак нельзя обой­тись — то хотя бы обсуж­дать с детьми про­смот­рен­ное или про­чи­тан­ное, усло­вием чего, конечно, явля­ется духов­ная связь с детьми и нали­чие авто­ри­тета взрослых.

А если вы при­дете на совре­мен­ный дет­ский спек­такль, где детям пока­жут сказку «Волк и семеро коз­лят», вы, может, даже и не уди­ви­тесь, что режис­сер пере­вер­нул смысл сказки, сде­лав из волка очень дру­же­люб­ное суще­ство, кото­рое, соб­ственно, и не соби­ра­лось есть коз­лят, а только хотело с ними поиг­рать. Так что мама коза зря осто­рож­ни­чала, пыта­ясь убе­речь своих коз­лят от оче­вид­ной гибели.

Такими при­ме­рами, к сожа­ле­нию, запол­нено наше про­стран­ство не только в кино, но и в жизни. Поэтому никак нельзя остав­лять ребенка один на один с про­смот­рен­ным или про­чи­тан­ным. Убе­речь от того, что при­хо­дит извне, можно только про­ти­во­по­ста­вив дру­гую кра­соту и при­вле­ка­тель­ность, вос­пи­тав ори­ен­тиры добра и зла и уме­ние раз­би­раться в этом.

Под­держка соб­ствен­ного поло­жи­тель­ного образа ребенка

Для ребенка очень важен поло­жи­тель­ный образ самого себя: это дает ему силы, под­дер­жи­вает в его раз­ви­тии. Уже с мла­ден­че­ства он созда­ется роди­те­лями. Как? Через при­зна­ние его зна­чи­мо­сти и цен­но­сти, через одоб­ре­ние и под­держку его поло­жи­тель­ных наме­ре­ний, через при­об­ще­ние к источ­ни­кам поло­жи­тель­ных образов.

Ино­гда в дет­ских садах целе­на­прав­лен­ное созда­ние такого образа наблю­да­ется в неадек­ват­ном виде. Напри­мер, когда детей учат само­вну­ше­нию в виде выкри­ков «Я самый луч­ший! Я самый луч­ший!». Такое непра­во­мер­ное созда­ние поло­жи­тель­ного образа себя осно­вано не на любви, а на вну­ше­нии, что не одно и то же. Созда­ние адек­ват­ного поло­жи­тель­ного образа себя, фор­ми­ру­ю­ще­гося с мла­ден­че­ства, идет через при­зна­ние зна­чи­мо­сти ребенка и любви к нему, а не через исте­ри­че­ские выкрики. Тем более что это вовсе не исклю­чает пори­ца­ния нега­тив­ных про­яв­ле­ний. Адек­ват­ная оценка пове­де­ния ребенка на фоне поло­жи­тель­ного к нему отно­ше­ния — усло­вие пра­вильно вос­при­ня­того поло­жи­тель­ного образа «Я».

Ребе­нок во время сво­его роста и раз­ви­тия нуж­да­ется в одоб­ре­нии со сто­роны взрос­лых, в их под­держке, без кото­рой ему трудно осво­иться в этом мире. Одоб­рять — зна­чит гово­рить о доб­ром. Сдер­жался, не уда­рил обид­чика, помог маме, хотя хотел играть, и т.п. Одоб­ре­ние за уси­лия, труд по пре­одо­ле­нию — наи­бо­лее вер­ный пред­мет роди­тель­ского вни­ма­ния. Оце­ни­вать вклад, сде­лан­ный для дру­гого: «Как ты меня обра­до­вал», зна­чит, это хорошо. Ребе­нок раду­ется тому, что мама раду­ется. Это эле­мент сора­до­ва­ния, как част­ный слу­чай соучастия.

Нрав­ствен­ная оценка

Наряду с созда­нием поло­жи­тель­ного образа себя, кото­рый опи­ра­ется на любовь и вни­ма­ние взрос­лых к ребенку, необ­хо­дима также оценка нега­тив­ных поступ­ков и пове­де­ния. Поэтому очень важно соче­та­ние поло­жи­тель­ного образа себя с нрав­ствен­ной оцен­кой пове­де­ния, отно­ше­нием взрос­лого к пове­де­нию (не к лич­но­сти) ребенка. Она может быть выра­жена все­гда по-раз­ному: чув­стви­тель­ному ребенку доста­точно вопро­ша­ю­щего взгляда, дру­гому — построже, вари­ан­тов много, они опре­де­лены воз­рас­том, осо­бен­но­стями ребенка, ситу­а­цией. Но глав­ное — пред­мет оценки и тот дух, в кото­ром она будет исполнена.

Часто мы встре­ча­емся с неадек­ват­ной оцен­кой со сто­роны роди­те­лей. Чтобы избе­жать этого, ука­жем на неко­то­рые явные ошибки.

Пер­вый вид неадек­ват­ной оценки про­яв­ля­ется, когда непра­вильно пони­ма­ется пред­мет оценки, т. е. то, что оце­ни­ва­ется. Часто при­хо­дится быть сви­де­те­лем того, как взрос­лые в исте­рике набра­сы­ва­ются с оскорб­ле­ни­ями на сво­его ребенка из-за поло­ман­ной игрушки или испач­кан­ной одежды, доводя малыша до плача, а ино­гда и до нерв­ного срыва. Сры­вая на ребенке зло, они пере­кла­ды­вают свой эмо­ци­о­нально-пси­хо­ло­ги­че­ский груз на сла­бые и хруп­кие дет­ские плечи. Нрав­ствен­ная оценка не может быть безнравственна.

Пони­ма­ние того, что нега­тив­ные про­яв­ле­ния — это не поломка игрушки с целью узнать ее устрой­ство и не слу­чайно испач­кан­ное пла­тье, а злость, агрес­сия, жад­ность, исте­рич­ность и все то, что вре­дит лич­но­сти ребенка и может повре­дить ему в буду­щем, если не будет порицаться.

Дру­гой вид неадек­ват­но­сти оценки взрос­лого выра­жа­ется в ее непо­сле­до­ва­тель­но­сти: то, что вчера счи­та­лось допу­сти­мым, сего­дня нака­зу­емо. Тогда ребе­нок путается.

Тре­тий вид неадек­ват­ной оценки про­яв­ля­ется в недо­оценке или отсут­ствии оценки. Когда роди­тели не пори­цают зло, во всем оправ­ды­вают ребенка, а порой обви­няют всех и все, везде усмат­ри­вая правоту сво­его ребенка.

Когда моему сыну было около 3 лет, мы со зна­ко­мой, у кото­рой дочь была такого же воз­раста, гуляли вме­сте с детьми. Я уви­дела, как малышка уда­рила сына. Я ее немного пожу­рила, на что мать воз­му­ти­лась и ска­зала, что его так и хочется уда­рить. Так она объ­яс­нила и вме­сте с тем оправ­дала пове­де­ние дочки. Моему удив­ле­нию не было пре­дела. Зна­чит, поду­мала я, есть такие без­от­вет­ные, скром­ные люди, вызы­ва­ю­щие у бой­ких и агрес­сив­ных чесо­точ­ное жела­ние их уда­рить. При­ме­ров, когда роди­тели оправ­ды­вают своих детей, много. Это фор­ми­рует у ребенка непра­виль­ное пред­став­ле­ние о себе, неуме­ние и неже­ла­ние видеть в себе недо­статки, пони­мать, что тот или иной про­сту­пок дур­ной. Такие роди­тели иде­а­ли­зи­руют сво­его ребенка, поощ­ряя зло, кото­рое должно быть оста­нов­лено. Ста­но­вясь взрос­лыми, такие дети могут быть нетер­пимы к кри­тике, склонны к само­оправ­да­нию. У них выра­ба­ты­ва­ются раз­ру­ши­тель­ные защит­ные меха­низмы, тор­мо­зя­щие и дефор­ми­ру­ю­щие раз­ви­тие лич­но­сти, раз­ви­тие духов­ного «Я». Обви­не­ние дру­гих, агрес­сия, неже­ла­ние счи­таться с окру­жа­ю­щими, стрем­ле­ние любыми, часто неадек­ват­ными сред­ствами «быть хоро­шим», чтобы не нару­шить поло­жи­тель­ный образ себя, в кото­ром они очень нуж­да­ются, — вот порт­рет взрос­лого, вос­пи­тан­ного подоб­ным обра­зом. В дет­стве у такого взрос­лого зло не было иско­ре­нено и поло­жи­тель­ный образ себя не уко­ре­нился в долж­ной мере, потому что пле­велы зла выросли вме­сте с ростом ребенка и поме­шали сво­ими тер­ни­ями воз­расти образу Божию в чело­веке. Вот почему, чем раньше ребе­нок с помо­щью роди­те­лей уви­дит дур­ное в себе, тем больше шан­сов, что оно не разо­вьется дальше.

Еще один вид иска­жен­ной оценки про­яв­ля­ется в неумест­ной и частой оценке, когда не учи­ты­ва­ются обсто­я­тель­ства, наме­ре­ния ребенка, когда ребе­нок нахо­дится под посто­ян­ным и неусып­ным кон­тро­лем роди­те­лей и пред­ме­том оценки слу­жит каж­дый неверно сде­лан­ный шаг. Такой кон­троль, в зави­си­мо­сти от лич­ност­ных осо­бен­но­стей ребенка, может вызвать агрес­сию, страх, сни­же­ние актив­но­сти и ини­ци­а­тив­но­сти, а ино­гда и лицемерие.

Если в вос­пи­та­нии дела­ется акцент на недо­стат­ках или нега­тив­ных сто­ро­нах ребенка, то не фор­ми­ру­ется поло­жи­тель­ный образ себя, это также иска­жает раз­ви­тие, так как лишает ребенка опоры, под­держки, ребе­нок теряет инте­рес к себе, что тор­мо­зит акт само­по­зна­ния, стрем­ле­ние к улучшению.

Воз­можно, зна­ние раз­ных видов иска­жен­ной оценки и ее послед­ствий помо­жет нам избе­жать ее. Как забве­ние оценки, так и игно­ри­ро­ва­ние поло­жи­тель­ных сто­рон ребенка иска­жает позна­ние себя, раз­ви­вает неадек­ват­ность. Уроки любви дей­стви­тельно начи­на­ются в мла­ден­че­стве, но про­дол­жа­ются все дет­ство. Истин­ная любовь роди­те­лей рож­дает в ребенке ува­же­ние к себе и дру­гим, закла­ды­вает чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства: ребе­нок дол­жен расти с уве­рен­но­стью, что может изме­няться к лучшему.

Жур­нал «Вино­град» №1 (45) 2012 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки