Берегись… игрушки

Берегись… игрушки

(2 голоса5.0 из 5)

У меня (да и не только у меня) в дет­стве игру­шек было немного. Тогда при всем жела­нии зава­лить игруш­ками пол­ком­наты не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. Жили стес­ненно, каж­дый метр жил­пло­щади был на счету. У нас, напри­мер, когда семья укла­ды­ва­лась спать, все сво­бод­ное про­стран­ство зани­ма­лось рас­кла­душ­ками. Людям негде было повер­нуться. Какие уж там горы игрушек?!

Сей­час рас­сказы про ком­му­налки кажутся боль­шин­ству детей “ужа­сти­ками”. И выбор игру­шек такой, какой нам даже не снился.

Пре­де­лом меч­та­ний для моих сверст­ниц была немец­кая рези­но­вая кукла с откры­ва­ю­щи­мися гла­зами и воло­сами, кото­рые можно было мыть и рас­че­сы­вать. Чье вооб­ра­же­ние нынче этим потрясешь?..

Почему совре­мен­ные роди­тели, придя на прием к пси­хо­логу, нередко жалу­ются, что ребе­нок не хочет играть, хотя игру­шек у него больше, чем в ином мага­зине? И почему пси­хо­логи все настой­чи­вей бьют тре­вогу, соеди­няя два, на пер­вый взгляд, несо­еди­ни­мых поня­тия: ” дет­ские игрушки” и “опас­ность”?

Изоби­лие — тоже стресс

Впер­вые я услы­шала об этом за гра­ни­цей и, пом­нится, не пове­рила. Нам, устав­шим от веч­ного дефи­цита, это каза­лось немыс­ли­мым. Но теперь мы имеем воз­мож­ность про­чув­ство­вать мно­гое на соб­ствен­ном опыте. И этот опыт сви­де­тель­ствует, что чрез­мер­ное раз­но­об­ра­зие тоже дей­ствует на пси­хику угне­та­юще. Жен­щины не раз жало­ва­лись мне, что попав в круп­ный супер­мар­кет, они быстро устают, впа­дают в какое-то оце­пе­не­ние, затор­ма­жи­ва­ются. Так реа­ги­рует пси­хика, не выдер­жи­вая напора новых впе­чат­ле­ний. А кто-то, как выра­зи­лась моя зна­ко­мая, наобо­рот, “шалеет”, глаза у него раз­бе­га­ются, хочется купить одно, дру­гое, пятое, деся­тое, а денег на все не хва­тает… И вме­сто радо­сти воз­ни­кают раз­дра­же­ние, досада, рас­строй­ство. На языке пси­хо­ана­лиза такое состо­я­ние назы­ва­ется фрустрацией.

Дет­ская же пси­хика еще более уяз­вима. Поэтому мно­гие мамы опа­са­ются сей­час захо­дить с детьми-дошколь­ни­ками в мага­зины игру­шек, зная, что у малыша раз­бе­гутся глаза, и дело обя­за­тельно кон­чится сле­зами. Но даже если насы­тить его непо­мер­ные аппе­титы, это все равно нена­долго. Ну, поза­ба­вится денек с новыми игруш­ками, а назав­тра может на них даже не взгля­нуть. Пре­сы­ще­ние вле­чет за собой скуку, апа­тию. Вот почему педи­атры раньше насто­я­тельно сове­то­вали роди­те­лям давать ребенку для игры всего несколько игру­шек, а осталь­ные уби­рать подальше, чтобы он их под­за­был и потом, когда про­изой­дет выдача оче­ред­ной “пор­ции”, увле­ченно играл ими, как абсо­лютно новыми.

Где про­стор для творчества?

Не спо­соб­ствует раз­ви­тию дет­ской ини­ци­а­тивы и новая тен­ден­ция созда­вать пол­но­стью уком­плек­то­ван­ный мир игру­шеч­ных пер­со­на­жей. Самый яркий при­мер -“импе­рия Барби”. Для нее можно при­об­ре­сти в мага­зине все, начи­ная от наря­дов и кон­чая авто­мо­би­лем или яхтой. Вроде бы здо­рово, лишь бы деньги были. Но чело­века, раз­би­ра­ю­ще­гося в дет­ской пси­хо­ло­гии, это в вос­торг не при­ве­дет. Ребенку для раз­ви­тия необ­хо­димо при­кла­ды­вать какие-то уси­лия: домыс­ли­вать, фан­та­зи­ро­вать, учиться делать мно­гое сво­ими руками. Зачем шить, рискуя уко­лоться игол­кой, выкра­и­вать из лос­кут­ков, рас­па­ры­вать и пере­ши­вать, если что-то не полу­чится, когда куколь­ное пла­тье можно купить в мага­зине? Зачем напрягаться?

В итоге фор­ми­ру­ется пси­хо­ло­гия потре­би­теля, при­вычка сколь­зить по поверх­но­сти, укло­няться от труд­но­стей — то, на что сей­час так часто сетуют роди­тели и что очень мешает ребенку, когда он посту­пает в школу. Ведь игра, по опре­де­ле­нию круп­ней­шего дет­ского пси­хо­лога Д.Б.Эльконина, это “школа про­из­воль­ного пове­де­ния”. Ребе­нок, играя, учится кон­тро­ли­ро­вать свои эмо­ции, дей­ство­вать по чужому зада­нию, а не только по соб­ствен­ной при­хоти, осва­и­вает труд­ные виды дея­тель­но­сти. Взять хотя бы нани­зы­ва­ние бус. Трудно даже пере­чис­лить, сколько полез­ных уме­ний и навы­ков полу­чит девочка, сде­лав такое укра­ше­ние сво­ими руками. Это вроде бы неза­тей­ли­вое заня­тие тре­ни­рует мел­кую мото­рику, усид­чи­вость и вни­ма­ние, спо­соб­ствует осво­е­нию формы пред­ме­тов, может помочь в овла­де­нии сче­том, раз­ви­вает худо­же­ствен­ный вкус и фан­та­зию, учит заботе о дру­гих (если бусы пред­на­зна­чены для куклы или кому-то в пода­рок). Всего этого ребе­нок, кото­рому купили игру­шеч­ные бусы в мага­зине, будет лишен.

А какой про­стор для твор­че­ской фан­та­зии предо­став­ля­ется маль­чишке, масте­ря­щему для сестры куколь­ный дом, или детям, устра­и­ва­ю­щим мини­а­тюр­ный дво­рец из кре­сел, покры­вал и подушек!

Забава для мужчин

Кстати о Барби. Она по-преж­нему в моде, хотя впе­чат­ле­ния, кото­рый длин­но­но­гая кра­сотка про­из­во­дила несколько лет назад, уже нет и в помине. А неко­то­рые роди­тели даже пони­мают, что широко раз­ре­кла­ми­ро­ван­ная игрушка — вовсе не без­обид­ное развлечение.

Гово­рят, что пер­во­на­чально кукла Барби пред­на­зна­ча­лась для … уве­се­ле­ния взрос­лых. Правда, зва­лась она тогда по-дру­гому и была гораздо боль­ших раз­ме­ров. В сере­дине XX в. ее попро­бо­вали было про­да­вать в Гер­ма­нии в каче­стве “сек­су­аль­ной парт­нерши” для моря­ков. Однако в обще­стве под­ня­лась буря воз­му­ще­ния. Игрушке при­шлось эми­гри­ро­вать в Аме­рику, где она сильно сокра­ти­лась в раз­ме­рах и обрела новое имя. Но облик “секс-бомбы” остался, и это прин­ци­пи­ально отли­чает Барби от тра­ди­ци­он­ных кукол.

Возь­мите любую куклу “до эпохи Барби”: малыша-голыша, рези­но­вую или пласт­мас­со­вую девочку, прин­цессу с фар­фо­ро­вым личи­ком, — и вы сразу заме­тите, что даже у самой расфу­фы­рен­ной куколь­ной кра­сотки не было тех форм взрос­лой жен­щины, кото­рые есть у любой моди­фи­ка­ции Барби. Вроде бы пустяк, а на самом деле поис­тине рево­лю­ци­он­ный пере­во­рот. Тра­ди­ци­он­ная кукла неда­ром лишена взрос­лых форм. Это про­об­раз ребенка. А девочка, играя, ста­но­вится в опе­ка­ю­щую мате­рин­скую пози­цию. Она вос­про­из­во­дит дей­ствия взрос­лых: пеле­нает “дочку”, кор­мит, ука­чи­вает, и таким обра­зом с дет­ства гото­вится испол­нить глав­ное пред­на­зна­че­ние жен­щины — мате­рин­ство. С Барби же в “дочки-матери” тол­ком не поиг­ра­ешь. Какая из нее дочка? Нет, это ско­рее игра во “взрос­лую жизнь”, для кото­рой, кстати, в “импе­рии Барби” преду­смот­рена масса атри­бу­тов: особ­няки и машины, кареты, бас­сейны с зон­ти­ками и лежа­ками, мужья и любовники…

- Но в ста­рину девочки из бога­тых семей тоже играли с раз­ря­жен­ными кук­лами, изоб­ра­жав­шими свет­ских дам, — воз­ра­зит какой-нибудь зна­ток дво­рян­ского быта.

Да. С той только раз­ни­цей, что играл таким обра­зом очень узкий слой детей. И вос­про­из­во­дили они в игре модели пове­де­ния взрос­лых жен­щин сво­его круга. Это тоже была репе­ти­ция реаль­ной жизни, под­го­товка к роли свет­ской дамы. А к чему гото­вятся совре­мен­ные девочки, играя в Барби? Разве их мамы и бабушки живут в анту­раже гол­ли­вуд­ских звезд? И стоит ли потом удив­ляться оби­лию мало­лет­них про­сти­ту­ток, кото­рые идут на панель вовсе не из-за куска хлеба, а меч­тая о шикар­ной жизни?

Кроме того, для дво­ря­нок свет­ские рауты и визиты были не про­сто уве­се­ле­нием. Выра­жа­ясь совре­мен­ным язы­ком, это были “обще­ствен­ные связи”, public relations. В опре­де­лен­ном смысле это была их “работа”. Сей­час же подав­ля­ю­щее боль­шин­ство жен­щин так не живет, и жизнь Барби вполне спра­вед­ливо вос­при­ни­ма­ется детьми как сплош­ная празд­ность, на кото­рую ребе­нок может под­со­зна­тельно наце­ли­ваться, пере­нося модели роле­вой игры в реальность.

При­чем тут уроки, помощь по дому, уход за млад­шим бра­том или сестрой?

Облик чело­века явля­ется отра­же­нием его сущ­но­сти. Так и внеш­ность Барби пред­по­ла­гает опре­де­лен­ную линию пове­де­ния. Не забы­вайте, с какой целью была когда-то создана эта кукла.

При­веду при­мер из жизни 11-лет­ней Алины, кото­рую при­вела на заня­тия в наш пси­хо­ло­ги­че­ский куколь­ный театр мама, обес­по­ко­ен­ная тем, что у дочери в днев­нике сплош­ные двойки и к тому же еще не кле­ятся отно­ше­ния ни с роди­те­лями, ни с млад­шей сест­рен­кой, ни с одноклассниками.

Алина при­но­сила на заня­тия целую кучу Барби и Кенов, изоб­ра­жая себя ото­рвой с рыже-фио­ле­то­выми воло­сами и ста­ра­тельно под­ра­жая инто­на­циям геро­инь запад­ных мульт­филь­мов и теле­се­ри­а­лов. Осталь­ные пер­со­нажи были ничуть не лучше. Когда Алина пока­зы­вала на ширме куколь­ного театра свои кон­фликты с одно­класс­ни­цами или сест­рой, созда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что ссо­рятся про­сти­тутки. Они делили “друж­ков”, зави­до­вали чужим “шмот­кам”. И даже вроде бы рас­ка­яв­шись, не упус­кали слу­чая ска­зать друг дружке какую-нибудь гадость. Вот, напри­мер, Алина пока­зы­вает сцену при­ми­ре­ния двух сест­ри­чек. Они ссо­ри­лись из-за пла­тьев, а Алина, по нашему зада­нию, должна была научить их жить дружно.

Пер­вая сест­ричка: “Ну, вообще-то, у меня пла­тье тоже ничего, мод­ное, в доро­гом мага­зине куп­лено. Но твое мне все-таки нра­вится. Ты мне его дашь поносить?”

Вто­рая (напо­ми­наю, что демон­стри­ру­ется при­мер хоро­шего пове­де­ния! — авт.): “Дам. (Сквозь зубы) Когда похудеешь.”

Внешне же девочка была анти­по­дом своей геро­ини: суту­лой, сверх­за­стен­чи­вой, типич­ным гад­ким утен­ком. Только лебедь, кото­рым уте­нок меч­тал стать, когда вырас­тет, был из “Ямы” Куп­рина, а не из сказки Андерсена.

Игрушки для “поло­вого воспитания”

С темой Барби пере­кли­ка­ется и тема игру­шек для так назы­ва­е­мого “поло­вого вос­пи­та­ния”, кото­рые в послед­нее время появи­лись на при­лав­ках. Я имею в виду кукол с поло­выми орга­нами. В жур­на­лах для роди­те­лей уве­ряют, что это очень полезно для “поло­вой само­иден­ти­фи­ка­ции ребенка”. Хотя оста­ется откры­тым вопрос: как же столько веков под­ряд дети “само­иден­ти­фи­ци­ро­ва­лись” без подоб­ных игрушек?

На самом деле подоб­ные игрушки — одно из началь­ных зве­ньев в цепи меро­при­я­тий, направ­лен­ных на сокра­ще­ние рож­да­е­мо­сти. В раз­ра­ботке этой поли­тики участ­во­вало много запад­ных пси­хо­ло­гов и пси­хи­ат­ров, была постав­лена не одна сотня экс­пе­ри­мен­тов. “Игрушки для поло­вого вос­пи­та­ния” дей­стви­тельно вос­пи­ты­вают. Только не хоро­шего семья­нина или гар­мо­нично раз­ви­тую лич­ность, на что наде­ются роди­тели, веря­щие “про­грес­сив­ным” жур­на­лам, а их пря­мую противоположность.

Но и это еще не все! Я уже видела в про­даже нату­ра­ли­стично изоб­ра­жен­ных маль­чи­ков с… деви­чьими бан­ти­ками на лысой головке!

Сценка на мини­а­тюр­ном базаре возле нашего метро.

- А бан­тик зачем? — изум­ля­ется жен­щина, раз­гля­ды­вая такую игрушку.

- А я почем знаю? — пожи­мает пле­чами про­дав­щица. — Навер­ное, на фаб­рике пере­пу­тали… у нас вся пар­тия такая. Да вы бан­тик сни­мите, если не нра­вится, и все дела. А вообще-то игрушка хоро­шая, ори­ги­наль­ная… Я сво­ему внуку уже купила.

Как вам такое “раз­ви­тие поло­вой самоидентификации”?

Самые луч­шие игрушки – природные

“Это камешки, песок, шишки, палочки, лос­кутки. Они могут быть всем”, — гово­рит д‑р пси­хо­ло­ги­че­ских наук Вера Васи­льевна Абра­мен­кова, посвя­тив­шая не один год своей жизни изу­че­нию того, как вли­яют совре­мен­ные игрушки на пси­хику детей. — А чем может быть машинка? Только машин­кой. (Правда, если это гру­зо­вик, то, веро­ятно, он может стать еще и ящи­ком для хра­не­ния куби­ков, кро­ва­тью для мишки или каре­той для путе­ше­ствий кота и проч.) А чем может быть элек­трон­ная игрушка с четырьмя кноп­ками? Совер­шенно оче­видна ее моно­функ­ци­о­наль­ная одно­знач­ность — нажи­май на кнопки и все!”

А мой млад­ший сын, ему тогда было один­на­дцать, увлекся игрой в… пуго­вицы. Он набрал их с пол­ты­сячи, выпра­ши­вал у род­ствен­ни­ков и зна­ко­мых. Но не для того, чтобы про­сто раз­ло­жить по мешоч­кам в каче­стве кол­лек­ции. Это были знат­ные рыцари, про­стые сол­даты, мир­ные горо­жане. Для каж­дого (!) он при­ду­мал свою ска­зоч­ную исто­рию и потом разыг­ры­вал на паласе — то с дру­зьями, а то и один — увле­ка­тель­ные бата­лии, сочи­нял захва­ты­ва­ю­щие при­клю­че­ния. И очень гор­дился тем, что таких игру­шек и такой игры нет больше ни у кого.

Ноч­ной зоопарк

Взрос­лый чело­век обычно оце­ни­вает игрушки, исходя из своих взрос­лых пред­став­ле­ний о кра­си­вом, смеш­ном или страш­ном. Конечно, его не напу­гает плю­ше­вый тигр, даже если он будет копией насто­я­щего и сде­лан чуть ли не в пол­ную вели­чину. Сей­час в моде звери, выпол­нен­ные так нату­ра­ли­стично, что их почти не отли­чить от насто­я­щих, и мно­гим роди­те­лям это нра­вится. Честно говоря, они и мне еще недавно каза­лись симпатягами.

Но побы­вав в квар­тире, где гро­мад­ное зве­рье смот­рело на меня со всех сто­рон: со шкафа, дивана, пуфика и тум­бочки для белья, и глав­ное, пона­блю­дав за пяти­лет­ней девоч­кой, стра­дав­шей эну­ре­зом, я вдруг поняла, что такой зоо­парк спо­со­бен вызвать у ребенка нешу­точ­ные страхи. Осо­бенно ночью.

Мама не пове­рила, но, веро­ятно, все же насто­ро­жи­лась. Во вся­ком слу­чае, через несколько дней, загля­нув часов в один­на­дцать ночи к дочке в ком­нату и слегка ото­дви­нув оде­яло, кото­рым Даша уку­та­лась с голо­вой, уви­дела глаза, в кото­рых застыл непод­дель­ный ужас.

- Что с тобой, Дашенька? — завол­но­ва­лась мама.

Ребе­нок при­ло­жил палец к губам и еле слышно произнес:

- Молчи, съе­дят. Они только днем игрушки, а ночью живые.

Конечно, подоб­ные фан­та­зии могут воз­ник­нуть у впе­чат­ли­тель­ного дошколь­ника и по поводу самых тра­ди­ци­он­ных игру­шек, но сте­пень веро­ят­но­сти этого несо­из­ме­римо меньше.

Мой лас­ко­вый и неж­ный монстр

Еще опас­ней для дет­ской пси­хики увле­че­ние игру­шеч­ными мон­страми и мон­стри­ками, кибор­гами, трол­лями и проч. Короче, всеми теми пер­со­на­жами, кото­рые можно по-рус­ски обо­зна­чить сло­вом “чудо­вище”. Даже если они будут с виду не такими уж и страш­ными, обо­льщаться не стоит. Игрушка не про­сто забава. Она дает детям яркие, запо­ми­на­ю­щи­еся образы, и от того, какими они будут, во мно­гом зави­сит фор­ми­ро­ва­ние их морально-нрав­ствен­ных пред­став­ле­ний, кар­тины миры. Какие чув­ства уко­ре­ня­ются в душе ребенка, когда он при­вя­зы­ва­ется к мон­стру, начи­нает его любить? А если ребе­нок будет с мон­стром играть, это неиз­бежно про­изой­дет — с нелю­би­мыми игруш­ками дети не играют. Зна­чит, он нач­нет видеть в без­об­ра­зии что-то при­вле­ка­тель­ное, видеть в зле, кото­рое в дет­ском воз­расте прочно ассо­ци­и­ру­ется с поня­тием “некра­си­вый”, добро. Таким обра­зом, поня­тия добра и зла будут раз­мыты, еще не успев тол­ком оформиться.

А ведь дет­ское созна­ние неда­ром так устро­ено, что не вос­при­ни­мает полу­то­нов и нюан­сов. Или — или. Или пло­хой, или хоро­ший. Или доб­рый, или злой. Или можно, или нельзя. А если сего­дня можно, а зав­тра то же самое нельзя, воз­ни­кает вол­не­ние, воз­му­ще­ние, про­тест, в глу­бине кото­рых таится страх. И это понятно: окру­жа­ю­щий ребенка мир сло­жен, часто непо­сти­жим, ему нужны про­стые, чет­кие ори­ен­тиры, чтобы чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти. Потом, когда чело­ве­чек повзрос­леет, к нему при­дет спо­соб­ность раз­ли­чать оттенки поня­тий, качеств и отно­ше­ний. Но сперва нужно зало­жить базу. На шат­ком фун­да­менте проч­ного зда­ния не построишь.

К пси­хо­ло­гам все чаще при­во­дят детей, кото­рые не могут адап­ти­ро­ваться к кол­лек­тиву сверст­ни­ков, посто­янно всту­пают в кон­фликты и не удер­жи­ва­ются даже в доро­гих част­ных шко­лах. И когда спе­ци­а­ли­сты начи­нают раз­би­раться, нередко ока­зы­ва­ется, что от при­роды ребе­нок совсем не агрес­си­вен. Про­сто он под­ра­жает своим люби­мым кино­ге­роям, вос­про­из­во­дит модели пове­де­ния, кото­рые сплошь и рядом пред­ла­га­ются в ком­пью­тер­ных играх. А начи­на­лось все еще раньше, с выбора игрушек.

“Чему научит детей такая забава?” — пси­хо­лог Вера Васи­льевна Абра­мен­кова пока­зы­вает мне ручку в виде скелета.

Когда нажи­ма­ешь на кно­почку, ске­лет, сверк­нув гла­зами, раз­ги­бает в лок­тях руки и выстав­ляет впе­ред кулаки, каж­дый раз­ме­ром с его голову.

Конечно, не все дети при­дут от игрушки в вос­торг и, глав­ное, поспе­шат пре­тво­рить уви­ден­ное в жизнь. Но где гаран­тия, что ваш ребе­нок не ока­жется среди тех, кому это при­дется по вкусу? Среди дошколь­ни­ков и млад­ших школь­ни­ков немало ребят, склон­ных к демон­стра­тив­но­сти, легко попа­да­ю­щих под дур­ное вли­я­ние, вспыль­чи­вых и рас­тор­мо­жен­ных. Они в дан­ном слу­чае осо­бенно уязвимы.

Страш­ный может укусить

Есть и еще одна опас­ность, под­сте­ре­га­ю­щая детей, игра­ю­щих со “страш­ными” игруш­ками. Впер­вые я заду­ма­лась об этом после того, как у нас побы­вал в гостях четы­рех­лет­ний маль­чик из пра­во­слав­ной семьи, где очень серьезно отно­си­лись к вопро­сам воспитания.

Моя дочка, кото­рой было тогда лет сем­на­дцать, с удо­воль­ствием вози­лась с ним целый вечер, предо­ста­вив в его рас­по­ря­же­ние все мяг­кие игрушки, кото­рые ей когда-то нада­рили дру­зья и родственники.

И потом с удив­ле­нием рассказывала:

- Пред­став­ля­ешь? Егор брал в руки только зве­рю­шек с закры­той пастью. А от тех, у кото­рых видны зубы, отка­зался наот­рез. Я ему и дра­кон­чика пред­ла­гала, и собаку, и дино­зав­рика. “Нет, — гово­рит, и все! — Зуба­стые куса­ются.” Так и не стал с ними играть. Стран­ный какой-то ребенок…

Я тоже уди­ви­лась, а потом сооб­ра­зила, что перед нами, можно ска­зать, уни­кум: ребе­нок, не испор­чен­ный совре­мен­ной масс-куль­ту­рой. Стре­мясь огра­дить маль­чика от дур­ных вли­я­ний, роди­тели отка­за­лись от теле­ви­зора. У бабушки или в гостях Егор ино­гда смот­рел муль­тики по видео, но только оте­че­ствен­ные, так что к запад­ной сти­ли­стике не был при­учен. Игрушки для него тоже отби­ра­лись очень строго: ника­ких “мон­стри­ков” и поке­мо­нов. В садик он не ходил. Так что ничего стран­ного в его пове­де­нии не было. Наобо­рот, маль­чик вос­при­ни­мал мир так, как и дол­жен вос­при­ни­мать его ребе­нок. Страш­ное его пугало, а не при­тя­ги­вало. Без­об­раз­ное отталкивало.

И сре­а­ги­ро­вал он совер­шенно нор­мально. Още­рив­шийся зверь опа­сен, он дей­стви­тельно может уку­сить, и лучше дер­жаться от него подальше. Даже от игру­шеч­ного. При этом Егор вовсе не был тру­сиш­кой. Ско­рее, наобо­рот. Но в нем заго­во­рил нор­маль­ный инстинкт самосохранения.

У тех же малы­шей, кото­рых без­об­раз­ное или страш­ное при­тя­ги­вает, инстинкт само­со­хра­не­ния повре­жда­ется. И это может при­ве­сти к пла­чев­ным послед­ствиям. Напри­мер, немного повзрос­лев, они вполне могут потя­нуться к нар­ко­ти­кам, вполне осо­зна­вая их опас­ность. Но сра­бо­тает усво­ен­ный с дет­ства сте­рео­тип: опас­ное будет их при­тя­ги­вать, а не отталкивать.

Поэтому прежде, чем купить игрушку, серьезно заду­май­тесь над тем, какую она несет педа­го­ги­че­скую и пси­хо­ло­ги­че­скую нагрузку. Чему научит и какие чув­ства про­бу­дит? С кем отож­де­ствит себя ваш сын или ваша дочь? Играя, ребе­нок при­ме­ряет на себя раз­ные роли, кото­рые затем опро­бует в жизни. Так давайте поста­ра­емся, чтобы ему при­шлась по вкусу роль доб­рого, забот­ли­вого, бла­го­род­ного человека.

Печа­та­ется по книге И. Мед­ве­де­вой и Т. Шишовой

“Чтобы ребе­нок не был труд­ным: вос­пи­та­ние детей от 4 до 14 лет”

Оставить комментарий

Добавить комментарий для виктория айдаровна Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Рита, 16.11.2014

    Спа­сибо за ста­тью. Очень познавательно.

    Ответить »
  • вик­то­рия айдаровна, 01.12.2013

    Книга хоро­шая, читала с удо­воль­ствием. Но у меня Ваня (8 лет) не играет в игрушки. В трубку, после того как бабушка ему без меня купила даже не посо­ве­то­вав­шись, целый день играет, книжки читает, уроки делает, на про­дленку ходит. Всё. Купили игру­шеч­ного мишку боль­шого для сна, так забро­сил скоро, при­шлось убрать, а он даже и не вспо­ми­нает. Так что у него ника­ких нет, ни страш­ных, ни доб­рых, кроме маши­нок, но и в них он не играет.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки