“Блаженны плачущие”: они плачут, но почему-то счастливы

“Блаженны плачущие”: они плачут, но почему-то счастливы

(4 голоса5.0 из 5)

С амвона храма мы при­вычно слы­шим о том, что пла­чу­щие  бла­женны. Запо­веди бла­жен­ства  обще­из­вестны, не потому ли смысл слов Спа­си­теля зача­стую  от нас усколь­зает? О чём  пла­чут  эти стран­ные счаст­ли­вые люди и  как это каса­ется нас?

Нам пока­за­лось инте­рес­ным раз­мыш­ле­ние на эту тему про­то­и­е­рея Вла­ди­мира Хулапа – док­тора бого­сло­вия, про­рек­тора по учеб­ной работе Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии, про­зву­чав­шее в про­грамме «Слово» теле­ка­нала «Союз».

– Отец Вла­ди­мир, мы про­дол­жаем раз­го­вор о Запо­ве­дях бла­жен­ства и сего­дня вспо­ми­наем запо­ведь «бла­женны пла­чу­щие, ибо они уте­шатся». Мно­гим кажется, что хри­сти­ан­ство – рели­гия скорби, плача, стра­да­ния. Об этом ли гово­рит вто­рая запо­ведь, и о каком уте­ше­нии пла­чу­щих идёт речь? 

"Блаженны плачущие": они плачут, но почему-то счастливы

– Дей­стви­тельно, так может пока­заться на пер­вый взгляд. Но я бы ска­зал иначе.

Хри­сти­ан­ство – это рели­гия пре­одо­ле­ния плача, скорби, страдания. 

Все Запо­веди бла­жен­ства сфор­му­ли­ро­ваны про­во­ка­ци­он­ным, может быть, даже шоки­ру­ю­щим обра­зом. И может пока­заться, что эта запо­ведь содер­жит внут­рен­ние противоречия.

Для совре­мен­ного чело­века, кото­рый  при­вык к куль­туре смеха, раз­вле­че­ний, весе­лья, воз­ни­кает серьёз­ный вопрос: как пла­чу­щий чело­век может быть счаст­ли­вым, как он может быть блаженным? 

Однако здесь речь идёт о более глу­бо­кой пер­спек­тиве взгляда. Новый Завет, Еван­ге­лие, эта запо­ведь бла­жен­ства, гово­рят нам о том, что стра­да­ния, скорбь – неотъ­ем­ле­мая состав­ля­ю­щая нашей жизни. 

В жизни любого чело­века есть радост­ные моменты, и есть моменты печали. Есть некие воз­вы­шен­ные пери­оды жизни – и есть пери­оды жизни, кото­рые кажутся тем­ными, безыс­ход­ными. И только от чело­века зави­сит, как отно­ситься к этим периодам.

По сути, есть два пути реше­ния про­блемы. Либо вытес­нить скорбь, про­блемы из своей жизни, либо изме­нить к ним своё отношение. 

Но пер­вое, как каж­дый из нас знает, далеко не все­гда для нас воз­можно, далеко не все­гда уда­ётся. И поэтому запо­ведь задаёт нам вопрос о том, как я отно­шусь к этим пери­о­дам в своей жизни, кото­рые боль­шин­ство из нас хотят про­сто про­игно­ри­ро­вать, хотят их избежать?

Еван­ге­лие даёт ответ, что в каж­дом пери­оде стра­да­ния и скорби заклю­чён боль­шой потен­циал для нашего внут­рен­него духов­ного роста. 

И дей­стви­тельно, если мы посмот­рим на свою жизнь, то уви­дим, что нередко некие про­рывы в нашей душе, некий нрав­ствен­ный духов­ный рост про­ис­хо­дит намного быст­рее и намного более эффек­тивно вовсе не в пери­оды благоденствия.

Не в пери­оды, когда мы как бы засы­паем и когда рас­слаб­ля­емся, а в пери­оды про­блем, скор­бей и стра­да­ний. Тогда мы моби­ли­зу­емся, и рас­кры­ва­ются наши внут­рен­ние скры­тые резервы. Это как  фокус сол­неч­ных лучей, кото­рые соби­рает уве­ли­чи­тель­ное стекло и ими высу­ши­вает и выжи­гает наше внут­рен­нее существо.

Еван­ге­лие гово­рит нам о том, что путь к вос­кре­се­нию, путь к радо­сти все­гда лежит через крест. Избе­гать стра­да­ний – это, навер­ное, вполне по-чело­ве­че­ски, это вполне естественно. 

Но попытка избе­жать стра­да­ний и полу­чить некую жизнь без про­блем, без боли, без скорби – всё-таки, это не пол­нота жизни. Это  попытка убе­жать вме­сто того, чтобы при­нять то, что  даёт Христос. 

И вот именно в таком отно­ше­нии ко всему тому нега­тив­ному, что с нами про­ис­хо­дит, меня­ется наш хри­сти­ан­ский взгляд на окру­жа­ю­щую действительность.

Как это пре­красно выра­зил один из пра­во­слав­ных бого­сло­вов ХХ века, хри­сти­ан­ство не решает про­блемы, хри­сти­ан­ство эти про­блемы сни­мает. Сни­мает путём того, что оно пред­ла­гает нам совер­шенно новый взгляд, совер­шенно новый под­ход и осо­зна­ние всех этих проблем.

Пред­ла­гает решать их со Хри­стом, Кото­рый про­шёл жизнь каж­дого из нас, взял на себя болезни, скорби, немощи каж­дого и при­гвоз­дил их ко Кре­сту. По сути, для хри­сти­а­нина оста­ется выбор: оста­вить всё это на Кре­сте, оста­вить это при­гвож­дён­ным на Гол­гофе, или сни­мать и воз­вра­щать всё это в свою жизнь.

 – Есть ли моменты в жизни, когда дей­стви­тельно стоит плакать?

– Люди пла­чут по раз­ным пово­дам. Чело­век может пла­кать из-за того, что у него, может быть, нет каких-то мате­ри­аль­ных благ в жизни, кото­рых ему хоте­лось бы иметь.

Может пла­кать и бес­силь­ная злоба, может пла­кать и уни­жен­ная гор­дость. Но запо­ведь гово­рит всё-таки о дру­гом.  В том числе она гово­рит о роли эмо­ций в жизни человека. 

В одной из пере­дач мы обсуж­дали, что Запо­веди бла­жен­ства – это некая сту­пенька, вос­хож­де­ние чело­века к высоте сво­его внут­рен­него духов­ного совер­шен­ства. И поэтому вто­рая Запо­ведь бла­жен­ства явля­ется как бы про­дол­же­нием пер­вой заповеди.

Пер­вая запо­ведь гово­рит о том, что бла­женны нищие духом. Вто­рая запо­ведь гово­рит о том, что бла­женны пла­чу­щие. Тем самым вот это раци­о­наль­ное осмыс­ле­ние, пони­ма­ние того, что то, чем я вла­дею, во мно­гом иллю­зорно, то, что всё, что у меня есть, за это я бла­го­да­рен и обя­зан Богу, должно перейти на уро­вень чувства.

Плач как одно из самых ярких, силь­ных эмо­ци­о­наль­ных состо­я­ний чело­века явля­ется ука­за­нием, что пра­виль­ные мысли наши, если не прой­дут через сердце, ничего в  жизни  не изменят.

"Блаженны плачущие": они плачут, но почему-то счастливы

Конечно, в жизни есть очень много ситу­а­ций, когда плач, слёзы на есте­ствен­ном уровне явля­ются тера­пев­ти­че­ским сред­ством, кото­рое зало­жено в нашу при­роду Богом. Напри­мер, потеря близ­ких людей.

Мы видим, что Хри­стос в Еван­ге­лии пла­чет, когда уми­рает Лазарь, Его близ­кий друг. И эти слёзы не явля­ются чем-то пло­хим, предо­су­ди­тель­ным. Наобо­рот, они помо­гают пере­жить потерю. 

Плач – это вопрос о моём месте в мире, о моих при­о­ри­те­тах. И вме­сте с тем плач как эмо­ци­о­наль­ное отно­ше­ние к окру­жа­ю­щему миру – это лак­му­со­вая бумажка того, насколько живо и чело­вечно наше сердце. 

Навер­ное, самый яркий при­мер плача или сожа­ле­ния, кото­рые явля­ются совер­шенно при­ем­ле­мыми и даже необ­хо­ди­мыми для хри­стиан – это сочув­ствие, и, может быть, плач о про­бле­мах ближних.

С одной сто­роны, с экрана теле­ви­зора, из СМИ на нас посто­янно обру­ши­ва­ется масса смер­тей, болез­ней, про­блем – и не только в худо­же­ствен­ных филь­мах, но и в свод­ках ново­стей, а это доку­мен­таль­ные кадры.

Но, с дру­гой сто­роны, насколько наше сердце откли­ка­ется на кон­крет­ную чело­ве­че­скую боль? Мы идём по улице, лежит чело­век около дороги – откли­ка­ется наше сердце или нет? Люди мы, или всё-таки мы ока­зы­ва­емся вот в этой массе чело­ве­че­ской, кото­рая идёт по улице, совер­шенно рав­но­душ­ная ко всему происходящему?

Запо­ведь «бла­женны пла­чу­щие» ста­вит вопрос о том, что тво­рится в моём сердце, живо ли оно, живёт ли в нём сочув­ствие? Или оно идёт по тому пути, что свя­тые отцы назы­вают «ока­ме­нен­ным нечувствием»?

Тогда сердце не реа­ги­рует ни на про­блемы окру­жа­ю­щих, ни на про­блемы моей жизни, и это есть насто­я­щий духов­ный тупик.

– А каким должно быть место смеха и радо­сти в жизни?

– Если мы посмот­рим на Свя­щен­ное Писа­ние, то мы уви­дим, что образ Цар­ства Небес­ного – один из самых рас­про­стра­нён­ных обра­зов, кото­рые исполь­зу­ются в Еван­ге­лии – это брач­ный пир, это сва­дьба, это радость.

"Блаженны плачущие": они плачут, но почему-то счастливы

Брач­ный пир – это когда люди соби­ра­ются раз­де­лить сча­стье созда­ния новой семьи, когда отхо­дят от повсе­днев­ных забот, пре­да­ются чистой радости.

Той радо­сти, кото­рая не ста­вит вопрос о том, что за время, кото­рое мы потра­тили, можно было зара­бо­тать какие-то деньги, исполь­зо­вать для себя, эго­и­стич­ных дости­же­ний, инте­ре­сов. То есть это чистая радость. 

Притча о блуд­ном сыне – самая яркая пока­ян­ная притча Еван­ге­лия  – также гово­рит нам о том, что всё завер­ша­ется радост­ным пиром, когда отец заклает агнца, чтобы отпразд­но­вать со своим млад­шим сыном его воз­вра­ще­ние домой.

Апо­ка­лип­сис – книга, кото­рую мно­гие счи­тают самой страш­ной кни­гой Биб­лии, на самом деле явля­ется кни­гой радост­ной. В конце неё – новый город, Новый Иеру­са­лим, и радост­ный воз­глас: «Гряди, Гос­поди Иисусе!» 

И поэтому хри­сти­а­нин дол­жен излу­чать не безыс­ход­ность, не печаль, он дол­жен излу­чать радость. Но, говоря о радо­сти и смехе в совре­мен­ной куль­туре, я был бы очень осто­рож­ным, поскольку нередко куль­тура смеха, или высме­и­ва­ние кого-то или чего-то, при­во­дит совер­шенно к дру­гим последствиям.

Конечно, хри­сти­а­нин дол­жен с юмо­ром отно­ситься и к мно­гим собы­тиям, кото­рые про­ис­хо­дят в его жизни, он дол­жен уметь посме­яться  в хоро­шем смысле, в том числе, посме­яться над собой. Но нередко тот смех и юмор, кото­рый мы встре­чаем в окру­жа­ю­щем обще­стве, как раз направ­лен на то, чтобы само­утвер­диться за счёт дру­гих людей.

Когда мы сме­ёмся над гре­хом, ино­гда полу­ча­ется так, что мы тем самым его изви­няем. Мы даём некий карт-бланш вме­сто того, чтобы с помо­щью здо­ро­вого юмора и смеха убрать грех из нашей жизни.

Чтобы сде­лать юмор и смех чем-то пози­тив­ным, мы тем самым раз­вя­зы­ваем себе руки и всему окру­жа­ю­щему обще­ству как бы гово­рим о том, что это вполне допу­сти­мая модель пове­де­ния, и здесь нет ничего предосудительного

В запо­веди бла­жен­ства ска­зано об уте­ше­нии пла­чу­щих. О чём здесь идёт речь?

– Уте­ше­ние начи­на­ется уже здесь и сей­час, если чело­век дово­лен теми обсто­я­тель­ствами, кото­рые у него есть. Если он чув­ствует или стре­мится чув­ство­вать себя бла­жен­ным, счаст­ли­вым, в том числе в состо­я­нии скорби и печали, видя в этом не про­сто своё пора­же­ние, но  и некий шанс, испы­та­ние, некую задачу, кото­рую ста­вит перед ним Бог, чтобы он эту задачу решил и вышел из неё победителем.

Так чело­век ста­но­вится уте­шён­ным, полу­чает уте­ше­ние здесь и сей­час. Совер­шая пока­я­ние, каясь в своих гре­хах,  он  полу­чает уте­ше­ние в молитве, в цер­ков­ных таин­ствах – в Таин­стве Испо­веди, прежде всего.

И, конечно, это уте­ше­ние эсха­то­ло­ги­че­ское, уте­ше­ние завер­ше­ния судеб нашего зем­ного мира, когда, как гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние, Бог отрёт вся­кую слезу, Бог уте­шит всех плачущих.

Дей­стви­тельно, если хри­сти­а­нин сле­дует по этому пути, то надежда – пред­вку­ше­ние уте­ше­ния, радость в самых слож­ных жиз­нен­ных обсто­я­тель­ствах нико­гда его не покинут.

Видео-вер­сия беседы в про­грамме «Слово» на теле­ка­нале «Союз»

Соб. инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки