сайт для родителей

Чтение в средней школе. Как вырастить читающего человека — Кашкаров А.П.

Print This Post

5920


Чтение в средней школе. Как вырастить читающего человека — Кашкаров А.П.
(7 голосов: 4.29 из 5)

На страницах книги с двух углов зрения (родителя и подростка) рассматриваются значение, приемы и практические методики приобщения к чтению ребенка школьного возраста 12–17 лет.
В главе «Работа для родителей» даны апробированные приемы и новации, которые родитель сможет использовать в своей работе.
Развивающие чтение игры, идеи, комплексы, описанные во второй главе книги – «Работа для подростка», помогут школьнику-подростку в общении со сверстниками и научат получать максимум пользу от знакомства с художественной литературой.
Используя непридуманные истории, автор передает читателю частичку отцовской души. Приведенные выводы и рекомендации – это синтез опыта воспитания собственных детей, и результатов экспериментов, проведенных в формате научно-исследовательской практики (РГПУ им. А.И. Герцена), дополнительного образования подростков.

Вступление. О чем эта книга

Как показывает практика (эмпирика), детей «цепляет» или отталкивает не страна происхождения героев, авторов или сюжета, а интересный или неинтересный язык, которым через книгу автор общается с весьма пристрастным ребенком.

Да, наши дети пристрастны; сами того не ведая, выступают в роли чуткого индикатора качества: плохие книги вы их читать не заставите. А хорошие – способствуют тому, что у ребенка возникает желание научиться читать самому (само собой это желание не возникает, зачем – ну почитают же тебе, если очень попросишь), и совершенствоваться в этих очень важных для развития навыках. С другой стороны – что такое «хорошо» и что такое «плохо» когда речь идет о книге для ребенка? Не будем забывать, что оценка всегда зависит от установки, а применять «взрослую» шкалу для оценивания качества детской книги, это, мягко говоря, некорректно. К примеру, плохи или хороши книги из серии «ужастиков» (Стайн Р.Л. Нечто из подвала. – М.: Росмэн, 2002. – 108 с. – ISBN 5-8451-0616-8, или «Дьявольская кровь», «Призрак без головы» того же автора), которыми зачитывалась моя дочь в 5-м и 6-м классе (возраст 10–12 лет) гимназии, как, впрочем, и все «основные» девочки класса?

Очевидно, для них, очень даже хороши.

Вспомните себя в десятилетнем возрасте. Пионерский лагерь. Ночь. Все по очереди рассказывают страшные истории (кстати, книг, об этом не было), по спине бегут мурашки, но все равно слушаешь, не оторваться… Новые «ужастики» ничуть не страшнее рассказов, что большинство из нас любили читать в детстве. Проверено моей практикой, что даже тот ребенок, который предпочитает книге телевизор, не может устоять, и втягивается в увлекательные приключения героев, тайны и загадки, самые непредсказуемые и необычные вещи, описанные в таких книгах. Это – к слову о практике и методике выявления читательских «библиотечных» предпочтений ребенка.

И мы не мешали дочке в ее выборе, во-первых, справедливо полагая, что уже в таком возрасте формирующаяся личность девочки ориентирована не только на родительские или библиотечные рекомендации, но и на «моду» в своей среде, во-вторых, уважая ее личный выбор.

Поэтому полагал бы оставлять ребенку разумную автономию в выборе книг и библиотечных предпочтениях в частности. По крайней мере, чтение для детей остается ненавязчивым, желанным процессом, а значит, завоевывает сердца. Так на практике еще раз апробирован и подтвержден постулат заслуженного специалиста петербургской библиотечной школы И.И. Тихомировой – «учить не уча». Таков лейтмотив видится мне и для всей книги.

Сегодня, в XXI веке не без оснований представляется, что подросток должен соответствовать вызову и требованиям современного мира: молодой человек соответствовать определению «честь, достоинство, крепкое рукопожатие», девушка должна быть аккуратной, изящной, вежливой – и это заложено в ее природе.

Но желать и быть – это разные вещи. Ведь и раньше, до «исторического материализма» (по О. Бендеру) представительница женского пола могла слыть довольно ворчливой, не слишком любезной и любознательной, «забитой» и неграмотной. Одним словом – не производила благоприятного впечатления, как сказал бы сегодняшний подросток.

Но и сам подросток «старого времени» пахал землю, работал на производстве, посещал вечерние школы, учился грамоте – от случая к случаю.

Теперь же, чтобы гармонично развиваться, эволюционировать с головокружительной скоростью – под стать научно-техническому прогрессу, соответствовать вызовам времени, международным требованиям и стандартам, быть конкурентно способным на рынке хороших профессий требуется не просто уметь читать, но – главным образом – уметь анализировать.

Хорошая новость в том, что без чтения тут никак не обойтись.

Но, увы, есть и плохая новость: даже этого постулата и примера стремительного гармоничного развития людей, любящих чтение, с их стремительно-ошеломляющими изменениями личности недостаточно, если нет желания брать в руки книгу, получать новые знания посредством электронных носителей информации.

Как мы уже могли убедиться, природа создала людей несовершенными, а наши желания подчас капризными. Порой кажется, что жизнь подростка сегодня во многом напоминает джунгли: блуждания в полутьме в прямом и переносном смысле, беспрестанное, порой хаотичное движение, переходящее в дискотечные конвульсии, дикие крики. И по замыслу джунглей – побеждает сильнейший.

На самом деле все так, и даже серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Не смотря на все старания быть лучшим, авторитетным, идеальным, подросток не застрахован от ошибок. С этим ничего не поделаешь, такова жизнь. Поэтому нам, родителям, педагогам, библиотекарям и просто хорошим друзьям нужно знать – как владеть инструментом тонкой настройки души подростка на безграничный увлекательный мир чтения. А с учетом особенностей переходного возраста развивающейся личности, смены ее ориентиров и игры гормонов, это ох как непросто.

Но… возможно. Как – на нескольких практических примерах рассказывается в книге.

Как автор, я и сам не во всем люблю правила. Поэтому, иногда читаю книги с конца: выбираю последнюю страницу, читаю пролог, если понравилось, заглядываю на пару страниц – ближе к середине. Если и там хорошо – читаю оглавление и автора, затем название книги. Поэтому, предполагая, что так интереснее, я буду писать эту книгу с конца. Но самый главный совет – в соответствии с расписанной выше концепцией дам его прямо сейчас – конечно, учитесь соблюдать правила, но лучше всего… как можно скорее найти себе друга, увлеченного книгой, потому, что ничто не может быть лучше, чем дружеская поддержка в трудную минуту. Пусть этим другом станет для вас и эта книга.

Когда я начинал работу над книгой, мне надо было решить – писать ли ее с бесконечными ссылками в тексте или без них, и я пришел к выводу, что без них книга будет более удобной для чтения. В заключении дан список рекомендуемой литературы для развития читательской активности детей и подростков по их выявленным личностным предпочтениям.

Глава 1. Работа (рекомендации) для родителей

В этой главе на практическом материале рассматриваются главные вопросы – как привить подростку любовь к чтению

1.1. Идеи и средства для продвижения чтения

1.1.1. Методика «Современный дневник читателя»

В 70-80-е годы ХХ века читательские дневники учащихся являлись необходимым атрибутом по предмету русский язык и литература. Это был документ строгой отчетности, который школьники 4–5 классов прилежно вели по литературе. Сегодня таких дневников нет, а может, зря… Учитывая прошлую (самая читающая страна в мире) и современную специфику школьного образования, возможно, Дневник читателя будет далеко не лишним в системе приобщения школьников к чтению.

Ведение дневника научит замечать в книгах не только героев и сюжет, но и – имя-фамилию авторов. Предполагаю, что нововведение хорошо забытого старого повысит «градус» образованности в сфере литературной, ибо сегодня книги перестали были историями о жизни, но стали – произведениями таланта и ума писателей и литераторов.

В свое время читательский дневник (далее – ЧД) помогал хоть бы и в малой степени ориентироваться в литературном море: читать уже можно было не то только точечно, что учитель велел и библиотекарь рекомендовал, но даже самостоятельно формировать список любимых писателей – и по списку работать с собраниями сочинений – о чем сегодня в современной школе приходится только мечтать.

Ведение ЧД способствовало формированию навыка собирать и анализировать информацию, а также – иметь собственное мнение (хотя бы – о прочитанной книге) и в кратком объеме излагать его на бумаге. В данном случае мы имеем повторение опять же старого постулата: чтобы научиться писать – надо писать, тренироваться. Чтобы научиться читать – надо тренироваться в чтении книг.

Раняя практика работы над читательским дневником в немалой степени способствует эмоционально-рационализаторскому анализу прочитанного – чтоб быстро научиться читать, обдумывать прочитанное, рассказывать о своих думах – и, освоив письмо, – записывать эти рассказы.

Что особо ценно – вести такой дневник может родитель ребенка, еще не научившегося писать; для этого малыш диктует свои впечатления о книгах, которые начитываются вслух. Потом, овладев грамотой и письмом, может записывать собственные соображения самостоятельно.

К ЧД недурно было бы восстановить списки летнего чтения, и лелеять приказ – к началу учебного года явиться с ЧД, в котором летнее чтение следовало описать. Интересно – как сейчас в школе относятся к ведению читательских дневников?

Школьные педагоги (у меня есть возможность опрашивать таковых в рамках магистратуры Психолого-педагогического факультета РГПУ им. А. И. Герцена) отвечают: в начальной школе мы дневник требуем, в средней – на усмотрение учителя. Это в активе.

В пассиве – нет надежнее способа отвратить ребенка от того или иного занятия, как заставлять его что-то делать.

Тем не менее, с читательским дневником дети научаются читать и понимать прочитанное. С моей дочерью можно вместе хихикать над опечатками, стилистическими ошибками, дурными стихами – что опять же «в плюс» культивирует семейное общение и прививает хорошие традиции.

1.1.2. Роль взрослого наставника в приобщении школьника к чтению

Ключевой фактор в успешном решении задачи приобщения к чтению детей в школе – профессиональный уровень педагогов. Педагог чтения – особый специалист, который помогает детям преодолеть сложности, связанные с процессами чтения. В современной России этим педагогом чтения мог бы стать школьный библиотекарь при условии соответствующей квалификации и материального обеспечения. Такой опыт имеется уже сегодня в ряде школ Санкт-Петербурга, где программу развития чтения активно реализуют школьные библиотекари. В данном случае сама концепция организации школьного процесса и даже обособленное расположение здания начальной школы от школы полной весьма способствуют тому, чтобы взрослый наставник как руководитель чтения имел особый статус педагога по чтению, возможно с выделением и финансированием отдельной штатной единицы. Применять (нагружать дополнительной программой) учителя широкого профиля в начальной школе нецелесообразно, чтобы не снизить качество преподавания и без того загруженного специалиста.

Принцип малых шагов в обучении заключается в том, чтобы ученикам давался материал небольшими дозами. Установка проверочного задания позволяет контролировать усвоение учебного материала, а ответы для самоконтроля необходимы для того, чтобы ученик сразу мог найти свои ошибки. Затем, в зависимости от правильности ответа даются различные указания.

Среди огромного количества идей, так и не воплощенных в реальные новации, есть и такие: учить всех по-разному, моделировать ситуации ответственности и привлекать детей вместе с родителями.

Уже сегодня, на промежуточном этапе инновационного эксперимента наблюдается повышение результативности обучения детей средней школе и по приобщению ребенка к чтению вообще.

Как промежуточный результат – успешный выпуск в выпускные классы детей, принимающих участие в программе данной инновации. Этот вывод уже можно сделать, поскольку несколько таких выпусков состоялось.

1.1.3. Актуальность, цель и методы инновации

Актуальность инновации определяется необходимостью решения в теоретическом и практическом плане задачи приобщения ребенка к культуре чтения посредством социально-педагогического взаимодействия семьи и школы. Такая задача порождена совокупностью как минимум трех социокультурных процессов современности:

А) трансформацией роли и места чтения в условиях информационного общества;

Б) утратой традиционных форм культурной преемственности поколений.

В) стремительно развивающейся коммуникацией

Цель эксперимента

Доказать целесообразность и результативность разработанной системы социально-педагогического взаимодействия семьи и школы по приобщению ребенка к чтению, получение статуса педагогов начальной школы школьными библиотекарями – после соответствующей переподготовки. Способствовать установлению взаимопонимания и диалога между старшим и младшими поколением в вопросах чтения.

Создать в школе условия, способствующие оптимальному развитию познавательной, эмоциональной и коммуникативной сфер через приобщение ребенка к чтению.

Методы достижения цели

  1. Анализ отечественного и зарубежного опыта социально-педагогического взаимодействия семьи и школы в приобщении к чтению подрастающего поколения (то есть перед внедрением инновационного проекта проведен мониторинг со всеми его признаками – имеет цель, обязательная систематизация, лонгитюдность, интерпретация результатов для потребителя)
  2. Апробация комплекса диагностических методик «Читательский профиль» для определения уровня читательской культуры школьников.
  3. Разработка и апробация системы методов социально-педагогического взаимодействия семьи и школы для приобщения ребенка к чтению;
  4. Апробация учебно-методических комплексов «Дневник читателя» и «Портфель читателя».
  5. Определение концептуальных подходов к повышению ценности и престижа чтения у детей и взрослых (родителей, педагогов, библиотекарей) для возрождения традиций семейного чтения.
  6. Определение условий и принципов эффективного взаимодействия институтов семьи и школы в приобщении ребенка к чтению.
  7. Повышения профессиональной компетентности педагогов и библиотекарей, в вопросах взаимодействия с семьей по приобщению ребенка к чтению.

Основания инновации

В процессе выполнения технического задания по приобщению детей к чтению педагоги и школьные библиотекари самоорганизуются, и, кроме того, происходит модернизация программ взаимодействия с младшими школьниками и их между собой (обсуждения прочитанных книг). Изменение ценностно-ориентированной шкалы ребенка (от материального – к духовному – посредством книг) тоже является результатом инновации.

Глобальным выводом инновации может стать будущие рекомендации введения курса «Детского чтения художественной литературы» силами школьного библиотекаря – для учащихся начальной школы. Таким образом, школьный библиотекарь должен иметь и другой (повышенный) статус преподавателя начальной школы.

В соответствии с «требованиями к учителю чтения» новый специалист должен:

обладать профильным образованием; иметь фундаментальные знания по литературе (в том числе зарубежной), знать феномен массовой литературы XXI века (чтобы быть «в теме»), педагогике, психологии;

уметь создавать и поддерживать мотивацию к чтению; оценивать индивидуальный прогресс каждого учащегося (ибо оценка – мотивирует восприимчивых людей);

хорошо ориентироваться в современных методах обучения чтению;

уметь проводить групповые и индивидуальные занятия, понимая, что каждый ребенок способен научиться читать и писать.

Особое внимание в данной новации занимает профессиональная подготовка педагога по чтению – как специалиста. С этой задачей вполне могут справиться педагогические и библиотечные вузы (по Санкт-Петербургу – Государственный университет, ГУКИ, РГПУ им. А. И. Герцена и др.).

Но почему именно школьный библиотекарь?

Каждый здоровый ребенок с детства имеет фонетический слух и уже по этому очень восприимчив; ребенок способен (и создает) даже придумать свой собственный язык. Затем, в процессе взросления это качество трансформируется в другое или теряется совсем. Исходя из этого, прививать новации в образовании надо с самого раннего возраста. В современной начальной школе мы еще можем воздействовать на ученика максимально эффективно, относительно более позднего, старшего возраста. Основная методика это повторение и оценивание (оценка мотивирует).

1.2. Родительские компетенции в приобщении школьника к чтению

1.2.1. Опытно-экспериментальная деятельность

Два раза в неделю после занятий – в соответствии с техническим заданием, в школьной библиотеке собираются школьники и их родители, и по программе, предложенной библиотекарем и его помощником (чаще всего это школьный психолог, реже – в качестве подмены – классный руководитель) читают отрывки разных книг; затем детям предлагается обсуждение прочитанного. Дети разделены на небольшие подгруппы по 5–6 человек, и рассажены за соответствующими столиками. Рядом со своими детьми присутствуют и родители, которые по проекту принимают активное участие в обсуждении.

Для обсуждения на каждую конкретную встречу – библиотекарь заранее отбирает книги с соответствующим читательским адресом.

Программа каждого минисеминара-обсуждения с группой детей не ограничивается чтением отрывков книг и последующего обсуждения. Взрослый наставник, родитель-активист ведет викторины с вопросами по прочитанным отрывкам, в которых также участвуют и другие родители.

В результате все это приводит к тому, что учащиеся «загораются» желанием прочитать книгу до конца, а родители опосредованно также приучаются к чтению. Далее процесс углубленного чтения переносится уже в семью.

Необходимо отметить, что библиотекарь и классный руководитель в данном случае провоцирует небольшое соревнование между родителями и между учащимися – это два разных соревнования – результатом которых также является увеличение спроса на книги, как фактор приобщения к чтению и мотивации личностного интереса, включая и мотивацию к победе в миниатюрного соревновании (быть не хуже других).

В результате применения инновационного продукта достигаем увеличения интереса к чтению в отдельно взятой школе.

В рамках этих встреч в школьной библиотеке, которые можно вполне назвать клубной работой, решаются еще две важные задачи:

  • проводится диагностика готовности родительской общественности к взаимодействию со школой;
  • проводится совместные мероприятия для учащихся, педагогов и родительской общественности, способствующих повышению интереса к чтению;

В результате описанной работы ребенок (младший школьник) не только приобщается к книге совершенно ненавязчивым способом (инициатива исходит от него самого – что очень важно), но, переходя в среднюю школу, обладает значительно более раскрытыми способностями к восприятию новой информации, умеет анализировать, грамотен и гармонично развит относительно своих сверстников, не прошедших инновационную школу под руководством школьного библиотекаря. Такой ребенок более подготовлен к школе в части последующих занятий в старших классах; этот результат деятельности школьных библиотекарей (осуществлено уже несколько выпусков в старшие классы полной средней школы) надо признать основным эффектом и перспективным шагом для отечественного образования. Это также можно занести в «актив» применения инновационного продукта и порекомендовать другим школам.

Кроме того, родители, привлеченные школьным библиотекарем для участия в воспитании и развитии своего ребенка, начинают реализовывать весь свой потенциал (и продолжают его реализовывать дома). Семейное воспитание, в частности и семейное чтение, таким образом – с помощью школьного библиотекаря получает новый (а в некоторых семьях и единственный) импульс для развития гармоничной личности ребенка – будущего полноправного (дееспособного) члена нашего общества. На основании успехов данного инновационного эксперимента, можно сделать вывод об обоснованности и необходимости утверждения нового статуса школьного библиотекаря в начальной школе – статуса школьного педагога – по предварительно разработанной программе, с введением штатной единицы и расписания.

Это та самая работа на «микроуровне», которая впоследствии может дать «макроэффект», в части духовного воспитания детей, по которому уже все (и педагоги и родители) соскучились.

Опытно-экспериментальная деятельность

Опытно-экспериментальная деятельность проводится по нескольким направлениям:

  1. Педагогическое. Используются методы наблюдения и педагогических диагностик, разных способов приобщения детей к культуре чтения, анализ успеваемости, отработка методических приёмов работы с детьми и сотрудничества с родителями по проблемам чтения.
  2. Организационно-методическое. Анализ необходимого организационного, методического, финансового и кадрового обеспечения экспериментальной программы.

1.2.2. Обоснованные риски

Нет специально подготовленных специалистов-библиотекарей, ибо не любой школьный библиотекарь способен хорошо провести занятия с детьми, и имеет психологические данные для этого. А те, кто есть – недостаточно материально мотивированы. Не профессионал может зарубить дело на корню. Родителей очень трудно сегодня привлечь в школу, но, как показывают эксперименты – все же возможно задействовать и их.

С другой стороны статьи, книги, доклады можно готовить с утра до вечера десятками и тысячами всем преподавательским составом страны – ничего не изменится.

То есть нам в этой системе позволят делать только то, что позволяют. Ни о какой творческой автономии школьного библиотекаря или педагога в широком смысле эксперимента (в школах в масштабах страны) речи пока быть не может. Это «мягкая и пушистая» мечта.

Вот на этой оптимистической ноте я позволим себе закончить – с надеждой на лучшее.

Очевидно, что уже в следующем десятилетии формы передачи информации в виде интерактивных видеоконференций, трехмерных моделей и иных способов виртуального общения, которые сегодня кажутся новыми, будут широко вытеснять традиционные способы обучения.

В погоне за высоким материальным стимулом, амбициозными проектами и статусом эксклюзивного эксперта в той или иной области российские специалисты вслед за западными – делают выбор в пользу сверх узких специализаций, и постепенно отказываются от традиционного для России фундаментального академического образования. Сокращается срок накопления знаний, умений в пользу увеличения практического опыта.

1.2.3. Тенденции

Первая тенденция, с которой мы следуем в ближайшее будущее – более короткое, дробное и дистанционное обучение с использованием видеоконференций и Интранет-технологий. Уже сегодня фиксируется рост объема обучения в онлайн– и веб-формате, рост популярности внутренних корпоративных вебинаров; это технологически необходимо для дальнейшего развития и совершенствования образования.

Системы дистанционного обучения WebTutor (дистанционный наставник) по сравнению с традиционными формами имеют определенные выгоды: студенты обучаются без отрыва от производства (основной работы), обучение происходит до или после работы (или в технологический перерыв), тогда как обычное образование на время обучения требует прекращения текущей деятельности. Во-вторых, происходит значительная экономия денег на обучение.

Сегодня много времени уходит на документацию, на ее очередную переделку, один и тот же материал повторяется в разных документах в чуть измененной форме. Качество обучения падает – и по причине упора на формалистику, и вследствие резкого падения уровня грамотности абитуриентов.  Однако, за последние годы выросло число негосударственных вузов, поэтому в ближайшей перспективе коммерция в образовании будет процветать.

1.2.4. Компетентностный подход

Кажущимся решением многих проблем в образовании становится компетентностный подход. Но что это за подход?

Компетентностный подход, а в целом – наличие армии чиновников от образования, стремящихся оправдать свое существование, и является основной проблемой; таким образом, как в школе, так и в вузе, обучение принимает совершенно новую форму . Но что же в ней нового, кроме модного слова «компетенция»? До сих пор педагоги писали в рабочих программах – знания, умения и навыки. Сегодня – другое дело; к примеру, в ФГОС третьего поколения по технической специальности есть профессиональная компетенция – «выпускник должен… обладать способностью использовать методы  анализа электрических цепей постоянного и переменного тока (ПК-11)». Раньше это звучало как – знать  основные законы электрических цепей постоянного и переменного тока, уметь  применять аналитические и графо-аналитические методы расчета электрических цепей, иметь навыки  расчета электрических цепей постоянного и переменного тока различной сложности. В данном контексте знания – не главное, главное – «есть способность» (и она, как правило, есть).

Вводятся кредитные единицы . Зачем? В западных университетах можно самостоятельно выстроить свое расписание, проходить предметы в той последовательности, в которой хочется конкретному студенту. Главное – набрать нужное количество кредитных единиц по блокам дисциплин. У нас это невозможно в принципе – по экономическим соображениям; никто не позволит лектору вести курс для 2–3 студентов, это невыгодно. Поэтому комплектуются группы, а все кредитные единицы конвертируются в привычные часы. Что-то изменилось? Да, появилось модное слово.

Под «компетентностный подход» убираются часы в традиционных дисциплинах (литература, история, география и др.) и вводятся дисциплины «на смекалку».

Компетентностный подход акцентирует внимание на результате образования . Звучит красиво. Но единственный результат образования для вуза в настоящей ситуации – количество денег, уплаченных студентами или перечисленных от других источников финансирования. Когда материальное обеспечение поставлено во главу угла – отчислять студента нельзя ни при каких обстоятельствах (!); это подобно вырубке сука, на котором сидишь.

Пример из жизни:

Одна вторая плюс одна вторая получается одна четвертая – это еще ничего, хотя такое сказал выпускник колледжа на собеседовании при поступлении в вуз. А как вам 2ху^3, которое прочитывается как «два ху и три наверху»? Эти абитуриенты идут в вуз, и наверняка его закончат; описанное выше не анекдот, а реальный случай на занятиях по мат. анализу, который в качестве примера приводит к.т. н, доцент Антонов О.В. из Астраханского университета.

На ученом совете говорят – студенты не справляются, упрощайте программу. Но… Некоторое время назад устраивали Интернет-экзамены – по базам вопросов, присланных из Москвы, студенты на компьютерах проходили тесты. А базы-то рассчитаны на полный курс дисциплины, а не на упрощенный. Поэтому сдавали вместе с преподавателями, хотя это категорически запрещено. А результаты все равно низкие. Поэтому уже давно таких Интернет-экзаменов не устраивают.

Внедряют систему менеджмента качества (СМК). Просто помешались на этом, хотя внедрять СМК, предназначенную для промышленных предприятий, для учебного заведения – мягко говоря, ненормально. При этом на полном серьезе абитуриентов называют «заготовками», а выпускников – «готовой продукцией». Единственный критерий внедрения – порядок в документации. Вуз ведомственный, а ведомство регулярно меняет название – то федеральное агентство по рыболовству, то государственный комитет, то федеральный комитет. Если не уследить и на рабочей программе указать не то название, то ошибка квалифицируется как «нарушение идентификации и верификации документа согласно подпункту 7, статьи 35, главы 4 первой части введения в систему менеджмента качества».

Я спрашивал у абитуриентов – для вас важным критерием при выборе вуза было то, что он внедрил систему менеджмента качества и «Образовательная деятельность в сфере высшего и дополнительного профессионального образования сертифицирована DQS по ISO 9001»? Догадались, какой был ответ? У всех встречный вопрос – а что это такое? А это то, что экзаменационные билеты, которые раньше помещались по 5–6 штук на лист, теперь надо печатать только по одному, потому что шапка этих несчастных 2–3 вопросов не помещается на пол-листа. Но иначе – нарушена идентификация и верификация.

1.3. О психологии влиянии книги на подростка-читателя

По С.Л. Вальгарду, текст, которого местами имеет характер коммунистической идеологии, в книжном процессе приобщения к чтению всегда есть две стороны – передающая и воспринимающая, в нем участвует не меньше двух человек (автор и читатель, обычно больше – см. ниже), и процесс книжной передачи и воздействий совершается в этом хотя бы небольшом коллективе, взятом как социальное целое. Таким образом, автор «устанавливает» социально-психологическую природу чтения. В этой связи также интересно, а, на мой взгляд, и более актуально в данной части – мнение Н.А. Рубакина, который утверждает, что чтение есть не передача мысли автора от одного человека к другому, а лишь возбуждение в голове последнего «что имеется в ней» благодаря личному жизненному опыту; то есть книга не передатчик информации, а лишь возбудитель ее в другой голове. В связи с этим, и, поскольку сам Рубакин в своих произведениях говорит о проблеме иными словами, полагаю, что Вальдгард в этой части комментирует оппонента исходя из своей личной позиции, и… не вполне верно. Таким образом, социальный синтез вовсе не упускается (как преподносит читателю уважаемый С.Л. Вальдгард), а вместо этого читатель возбужденный зароненной в книге авторской мыслью, анализирует ее, размышляет, и, естественно сравнивает именно со своим опытом, мировоззрением, чувствами. Отчего же тогда, как не от этого, происходят различные предпочтения читателей к произведениям разных авторов? Вероятно, из-за разного восприятия одного и того же автора (ценности переданных в книге знаний), разным читателем. Это, несомненно, одна из составляющих личностного интереса читателя, имеющего оценочные качества в широком диапазоне – от полного отсутствия интереса к конкретной книге до эйфории полного восприятия и текста и автора. Таким образом, личностный интерес является индивидуальным фактором чтения (анализ прочитанного совершается в нервной системе отдельного человека). Вот что пишет об этом С.Л. Вальдгард:

«Вся трудность вопроса состоит в том, что чтение одновременно является и социальным, и индивидуальным психологическим процессом. Читаю я, читатель, я интересуюсь, понимаю, соглашаюсь, усваиваю, эмоционально реагирую. Все происходит в моем головном мозгу, в моем сознании, во мне, как в субъекте поведения.»[1]

Каждая книга имеет свой круг читателей и читательский адрес. Персональное отношение читателя к автору наблюдается в различной мере. К примеру, читатель научной периодики и книг «обычно ясно сознает научность их авторов, учитывает их индивидуальные особенности, и персонализирует восприятие, как исходящее от данного определенного автора»[2]. Другой тип читателя (по Вальгарду) – массовый читатель – не придает определяющее значение личности автора, а главное внимание уделяет тексту и его ценности, определяющейся новыми (для конкретного читателя) знаниями. В этом смысле, как утверждает Вальдгард, восприятие конкретной художественной книги более персонифицировано, чем восприятие научно-популярной.

В отличии от устного речевого сообщения, процесс передачи сведений (информации) через книжный текст отделен от акта восприятия его читателем по времени и в пространстве. Две различные формы восприятия – непосредственные и от других людей (которым Вальдгард посвятил целый раздел в своей книге) прибавляют к накопленному опыту читателя новые знания об окружающем мире, но также и влияют на взгляды, оценки, стремления, эмоции, и, в конечном счете, на поступки конкретных людей. Такую влиятельную роль имеет для читателя книга.

1.3.1. Что мы знаем, и чего не знаем: личностная мотивация к чтению

Каждый интерес имеет под собой основу, фундамент. Почему одни люди активно читают, а другие не любят (не приучены) к этому? Кто-то читает «запоем», а кто-то только в связи с тем, что это «задано» или предусмотрено некоей обучающей программой (чтение из под палки). Кто-то «недочитывает» книгу и оставляет ее, кто-то «читает с конца», пытаясь понять и подсознательно проверить свой личностный интерес: а хороша ли книга, стоит ли ее прочесть? Еще одна, известная мне, категория читателей также многочисленна: оставив недочитанной книгу в одном возрасте, он без принуждения возвращается к ней впоследствии. Личный интерес в данном случае напрямую связан с познавательным, который Вальдгард [2] объясняет «желанием узнать что-либо, увидеть интересующий объект, поговорить о нем, в, в частности, прочесть о нем в книге.

При этом восприятие и познание интересующего объекта доставляет удовольствие»[3]. Поэтому читательское поведение прямо связано с мотивацией к чтению и познавательным интересом, что кореллирует с личностным интересом читателя в части общения с книгой. Интерес – как познавательный, так и личностный направлен на то, чтобы ориентироваться в окружающем мире, знать характеристики объектов, с которыми часто (повседневно) сталкиваемся для того, чтобы иметь возможность прогнозировать ситуацию в перспективе, воздействовать на них, использовать их, взаимодействовать с ними. Очевидно, тот, кто имеет достаточно разносторонних знаний, трансформированных в накопленный опыт, более эффективно взаимодействует в обществе, коммуникабелен, успешен, регулирует взаимоотношения в рамках общепринятой морали, и наоборот. А поскольку основные знания немыслимы без книг, как источников информации, в этом очевидный «плюс» человека начитанного, а следовательно и образованного. В этой ориентировочной стороне поведения возникают и самомотивируются (возникает привычка к чтению) читательские интересы; при этом конечной результирующей стороной, стремлением, целью часто является практика.

Даже не приученные к чтению люди (к сожалению, сегодня это огромный пласт населения), случается, имеют заслуженную репутацию профессионалов в свой специализации; свой опыт они получили эмпирически – путем тренировок навыков и, возможно, при воздействии старших наставников по профессии. К примеру, мне даст фору любой крестьянин, умеющий хорошо валять валенки, ибо совершенствовал свои навыки всю сознательную жизнь. Можно достичь высоких результатов в легкой атлетике или боксе ежедневно и постоянно тренируясь и…даже не прочтя ни одной книги, кроме букваря…

Можно иметь среднее образование, работать уборщицей или водителем, обладать секретами своей профессии и даже рационализировать некоторые ее аспекты (технологические ступени), уговаривая себя, что образование – на самое главное – быть как все, то есть – «хорошим человеком»; в этой части как личностный, так и познавательный интерес, прямо связанный с мотивацией к улучшению качества жизни или качества производства не велик. Все это так. Но, задумайтесь, насколько более эффективно можно существовать вне зависимости от выбранной профессии, постоянно тренируясь в… чтении. Это могут быть книги по специальности, по социальным проблемам воспитания, домоводству, уходу за ребенком, и др. В любом случае, новые знания, полученные из книг и прочих источников информации (в современном мире нет недостатка – как в печатной периодике, так и в иных информационных носителях, включая Интернет). Выбранные профессии для многих очевидно (в момент выбора) привлекали интересом к ним. Поэтому, чтобы поддерживать этот интерес, совершенствовать навыки, опыт, технологию, изобретать, человек должен находиться «в теме», изучать коллективный опыт других и получать новые знания из книг. Особая социальная направленность интереса предполагает и интерес к чужому мнению, к чужим достижениям, опыту, дискуссионным вопросам. Так развивается толерантность к разным мировоззрениям, столь необходимая в материалистический век третьего тысячелетия. «Люди, привыкшие пользоваться книгами, видят в них средство удовлетворения своих познавательных интересов»[4] Таким образом, они получают знания, сконцентрированные и материализованные коллективным опытом предыдущих поколений. Именно с разносторонне образованным человеком интересно общаться, поговорить, поспорить, поработать совместно; в противовес лучшему в мире изготовителю валенков, который может вас посвятить во всевозможные нюансы своей работы, но духовно не обогатит ничем.

«Однако направленность интереса на книги образуется лишь в результате особого читательского опыта»[5] Не приученный (не тренированный чтением) к книге читатель, хоть подсознательно и чувствует интерес к новым знаниям, не обращается к книге за ответом, ибо не уверен – в какой мере она может удовлетворить его. Это одна из значимых проблем современных детей и подростков: исследования и мой родительский опыт общения показывают, что даже успешно обучающиеся в ОУ разного статуса дети, не уверенно отвечают на мотивационные вопросы: «что тебе интересно?», «к чему стремишься?», «кем хочешь стать?». Самый распространенный ответ подростка уже много лет – «я не знаю». Непрофессионалов такой ответ вводит в заблуждение в части его ошибочного понимания, будто у ребенка интереса нет вовсе. Вывод этот не верен и простителен, может быть лишь человеку стороннему, равнодушному (каких, увы, большинство). Положа руку на сердце здесь можно говорить лишь о том, что интересы ребенка (читателя в общем смысле) не выявлены, но не о том, что они отсутствуют вовсе, а некто конкретный просто не имеет желания их выявлять. Желание к выявлению личностного интереса и интереса к чтению в частности возможно лишь при искреннем внимании к объекту, то есть желании помочь ему, вникнуть в его ситуативные проблемы, тревоги и чаяния. То есть налицо проблема равнодушия, вполне, как показано выше, связанная с проблемой отсутствия выявления и мотивации личностных интересов; как это влияет на наших подростков – отдельная тема, за примерами далеко ходить не надо, довольно выйти на улицу ближе к вечеру, когда молодые люди предоставлены сами себе…

Та же проблема недопонимания и отсутствия знания «как мотивировать личностный интерес» стоит и перед библиотекарями и перед педагогами, и она является серьезным препятствием в образовании и развитии личности. В связи с этим Вальдгард пишет: «лишь постепенно, в опыте чтения, создается направленность и интереса на книгу, и читатель учится ценить ее, и видеть таящиеся в ней богатые возможности»[6]. Но что делать, чтобы побудить читателя взять возможно первую в свой жизни книгу?

Интерес личности есть особая форма влечения, не уступающая потребностям здорового организма к пище, размножению, коммуникативному общению; влечение характеризуется побуждением личности к определенному поведению, направленному на результат – достижение объекта желаемого.

Социальная форма познавательного влечения определяется тем, чтобы индивидуум узнал об интересующем лично его явлении, увидел или услышал о нем от других людей (по сути, современные молодежные тусовки вполне соответствуют этой задаче, однако отсутствие в них харизматических личностей, мотивирующих интерес в определенном направлении приводит к банальному и циклическому неудовлетворению в окружающих и даже неуверенности в себе – в части добывания интересующих знаний иным путем, кроме привычной компании). В читательском поведении познавательное влечение (интерес) побуждает пойти в библиотеку, книжный магазин, заказать книгу через Интернет, получить информацию в электронном виде.

Внимание, важно!

Все же не редки случаи, когда подросток-читатель этот самый интерес проявляет: увлеченный (детерминированный) чем-то ищет определенную книгу или публикации по теме, идет-таки в библиотеку. И здесь важно со стороны библиотекаря «рассыпаться в дым», показав заинтересованность не на словах, найти в фонде ему эту книгу, или дать проверенную ссылку – где ее можно найти. К слову, и в этом тоже состоит работа библиотекаря на абонементе, а если библиотекарю делать ее спустя рукава (список подобных случаев, произошедших лично со мной, неоправданно занял бы несколько страниц), то и удивляться нечему. Даже если пришедший просит неопределенное: «что-нибудь», «по истории», «научное» – не надо отсылать его на… стеллажи, к самостоятельному там блужданию, а лучше пойти и выбрать вместе с читателем, попутно в диалоге выяснив подробности его интересов и истории их возникновения; в крайнем случае, всегда можно предложить тематический аналог.

Как среди читателей, так и среди современных библиотекарей нередко встречаются люди не заинтересованные, но… это наши люди, давайте помнить, что других у нас нет. Учитывая вышесказанное о неуверенности читателей в том, что библиотека (или книга вообще, ибо некачественной литературы очень много) способна помочь им в удовлетворении их личностного интереса, пришедшего в библиотеку (магазин) и обратившегося за книгой человека нужно всячески поддержать – дать ему надежду, впоследствии скорректирующую его изначальную неуверенность, в том, что он несомненно получит удовольствие и удовлетворит свои потребности наилучшим образом, ежели придет к вам снова. И в том, что сделать это ему будет очень легко и даже приятно.

«Главная проблема библиотек – отсутствие харизматических личностей в нашем деле, у нас не лоббируются наши интересы и нет традиций» – вот что написала мне главный редактор журнала «Большая библиотека» (Свердловск) Елена Якубовская. И уж конечно, не в том, что люди не читают или не хотят читать. Подчас они просто не знают – как начать… А само существование библиотек – этих «храмов книги» с сетью филиалов, еще не достаточно для того, чтобы потенциальный читатель (коих большинство) поверил в удовлетворение там своих потребностей.

Общество живет и развивается так, как оно учится, а учится так – как читает.

В. А и С. М. Бородины

Влияние человеческого фактора во всех сферах жизнедеятельности общества возрастает, а с ним приобретают определяющую важность морально-деловые качества личности, ее общественная направленность, отношение к жизни и к себе, что тесно связано с развитием интеллекта. Общество в своем развитии не стоит на месте: кризисные явления, определившие заметное изменение социальной ситуации в развитии детей, особенно в последние два десятилетия, обострили проблему социально-психологического противостояния взрослых и детей и приводят к массовым явлениям дезадаптации детей в школьных коллективах, отсутствия культуры общения и мотивации к новым знаниям. Это проблемное поле напрямую связано с развитием личностного интереса ребенка (мотивации) к образованию, самообразованию, к чтению; через интерес ребенка нам видится его путь к чтению, к книге. Об этой проблеме и хотелось бы поговорить далее.

Проблема социально-психологических факторов развития интереса к чтению включает в себя особенности социально-психологического развития детей в семье, связана с ролью родителей и педагогов в формировании личностного интереса ребенка к чтению.

Приобщение к чтению в данном контексте является одним из основополагающих факторов развития гармоничной личности, мотивированной на дальнейшее обучение. Проблема «нечтения» детей имеет тенденцию к дальнейшему обострению, не смотря на усилия специалистов, что, вероятно, обусловлено многими причинами:

  • социальной ситуацией, не ориентирующей на чтение как ценность;
  • противоречивостью подходов в образовании, обеспечивающих качественное чтение;
  • уровнем образования взрослых и др. факторами.

К сожалению, результаты различных исследований, в том числе результаты PISA 2009 года подтверждают и актуальность проблемы нашего исследования. По оценкам читательской грамотности, а это способность человека понимать и использовать письменные тексты, размышлять о них и заниматься чтением для того, чтобы достичь своих целей, расширять свои знания и возможности, участвовать в социальной жизни, Россия заняла 41–43 место из 65 стран, участвующих в этом международном проекте.

Понятно, что проблемы с чтением начинаются не в этом возрасте. Активно-позитивное отношение к чтению необходимо воспитывать с детства. Очевидно и то, что эффективное (результативное) приобщение к чтению ребенка не способен осуществлять взрослый наставник, педагог, родитель, который не мотивирован к чтению сам, не занимается самообразованием, не знаком с новыми образовательными тенденциями и новациями. Причиной снижения качества процесса приобщения к чтению в детском возрасте является весьма заметное в последние два десятка лет ослабление или изменение направленности внеурочной воспитательной работы в школе и семье. Очевидно, что ребенок наиболее восприимчив к влиянию в самом раннем возрасте развития – начиная с 2–2,5 лет; в этот период он легко приучаем к чтению.

Еще более деструктивной тенденцией является попустительство или недостаточное внимание, уделяемое воспитанию детей родителями-отцами. Последнее во многом объясняется неудовлетворенностью родителей господствующей в последние десятилетия «адаптивно-дисциплинарной моделью воспитания» (механического усвоения суммы знаний и навыков или информационной когнитивной педагогики), вошедшей в противоречие с новыми требованиями времени. Самым простым объяснением-отговоркой, а попросту самоустранением от воспитательных функций в семье, в части приобщения ребенка к чтению, можно считать нехватку времени и стремление родителей передать полномочия семейного воспитания, в том числе и обучение чтению, – в дошкольные учреждения и школу.

Несмотря на то что, в педагогической науке разработаны новые подходы мотивации к чтению для школьного возраста 7-12 лет (рекомендации – Л.В. Байбородова, В.А. Бородина, Н.М. Курикалова, А.Н. Леонтьев, В.Н. Лукьяненко, Л.И. Новикова, И.И. Тихомирова, И.Н. Тренева, В.Ф. Чертов, Л.В. Шубина, и др.), ориентирующие педагогов и родителей на развитие личностного интереса ребенка с учетом его собственной активной позиции, творческих познавательных интересов, в массовой практике средних образовательных школ они не получают широкой поддержки.

Мы полагаем, это связано с тем, что в современной структуре организации приобщения детей к чтению разрушена целостная система взаимодействия государственных и общественных организаций, работавших в данном направлении, недостаточно тесные связи складываются между учебным процессом и внеклассной работой, между учебными заведениями и детско-юношескими библиотеками. Несмотря на то, что отечественные исследования в педагогике детского чтения уникальны, и не имеют аналогов в мире, несколько лет назад наметилась тенденция сокращения вузовских курсов по детскому чтению; по сути, практически исчезли такие профессии, как педагог-психолог детского чтения, закрыты много кружков и клубов актерского мастерства, выразительного чтения, развивающих «исторических кабинетов», «краеведческих центров» и «генеалогических гостиных», детских секций поэзии, действовавших при библиотеках.

К сожалению, до сих пор на государственном уровне законодательно не оформлена Концепция развития детского чтения в России, что является важнейшей государственной задачей.

Для решения обозначенных проблем и противоречий необходим историко-педагогический анализ становления и развития детского чтения в России как компонента государственной системы внешкольного дополнительного образования детей, выявления основных направлений и форм воспитания маленьких читателей в отечественной педагогической практике, тенденций и направлений развития системы детского чтения в условиях семьи и дополнительного образования.

Влияет ли сегодня личностный интерес ребенка на его потребность и активность в части чтения и как именно?

Личностный интерес ребенка напрямую связан с познавательным. Теория познавательного интереса, описанная Г.И. Щукиной, объясняет его как самый сильный и «центральный» мотив обучения. Г.И. Щукина определила признаки, отличающие познавательный интерес от других мотивов учения:

  • познавательный интерес – наиболее предпочитаемый школьниками мотив среди других мотивов учения;
  • познавательный интерес как мотив учения раньше и более осознается школьниками;
  • познавательный интерес как мотив носит бескорыстный характер;
  • познавательный интерес, «создавая внутреннюю среду развития, существенно меняет силу деятельности, влияет на ее характер протекания и результат»;
  • познавательный интерес, развивается в кругу других мотивов и взаимодействует с ними.

Мы полагаем, что процесс приобщения к чтению детей на основе личностного интереса осуществляется при создании следующих педагогических условий:

  • включения младшего школьника в деятельность, способствующую развитию его мотивационно-познавательной сферы;
  • обогащения содержания ежедневной деятельности на основе анализа и осмысления информационной составляющей художественного и научно-практического текста, новых опытных знаний, заключенных в книгах и иных информационных носителях (электронных устройствах для чтения книг);
  • формирования у младшего школьника представления о книге как носителе культурно-ценностных знаний, духовно развивающих и практически полезных для гармоничного личностного роста;
  • освоения и эмоциональном переживании школьником ценностно-смысловых характеристик образов художественной литературы и умении анализировать прочитанное.

Выявленные особенности и разработанные характеристики личностного интереса ребенка к книге, а также система активного влияния на расширение интереса и объективного оценивания могут быть использованы:

  • для совершенствования профессиональной подготовки и переподготовки учителей. воспитателей дошкольных учреждений;
  • в процессе профессиональной деятельности учителями начальной и основной школы;
  • родителями – для приобщения детей к чтению в семье.

Особое внимание уделено игровому аспекту (дидактическая игра), как фактору научения и приобщения к чтению; использованию межпредметных связей курсов литературы и русского языка, в том числе использованию лингвистического материала – как средству развития личностного интереса ребенка; проведению интегрированных уроков как средству приобщения к чтению и самостоятельной творческой работе.

Нам представляются значимыми социально-психологические компоненты формирования личностного интереса к чтению. На практике подобные рекомендации позволяют развить интерес ребенка, в целом повышают мотивацию школьника к чтению, познанию, учению (приобретении новых знаний и умений, и – что немаловажно – их практического применения). А это влияет на его развитие, на отношение к новым знаниям и духовным ценностям, которых не хватает в век с преобладающей идеологией потребления.

Согласно мнению А.С. Макаренко «суть воспитания не приобретение, но употребление книг», очевидно, что нашим детям нужно помочь понять несложную истину: с помощью чтения книги и анализа значимого опыта, помещенного в ней, развивается гармоничная личность. К чтению невозможно прийти под страхом наказания, только во взаимосвязи с личностным интересом, то есть чтение – процесс, осознанный личностью – как необходимый для развития. И, наконец, все вышесказанное прямо взаимосвязано с педагогикой будущего успеха в обществе развивающейся личности.

Другого пути у нас нет.

1.3.2. Как современная книга открывается подростку

Одним из признанных шедевров для школьников (и даже старших дошкольников) до сих пор является «Понедельник начинается в субботу», А. Стругацкий, Б. Стругацкий – «Сказка для научных сотрудников младшего возраста».

Те, кто читал это произведение среди взрослых и сегодня может без усилий и с удовольствием вызвать в памяти образ лохматого Сани Привалова, Выбегалло с его французскими фразами (оказывается, он почти в точности говорит фразами Анны Павловны Шерер из Войны и мира, Льва Николаевича Толстого), гекатонхейр с отдавленной рукой, веселенькая косыночка с Атомиумом Наины Киевны Горыныч… Музейный неразменный пятак… Сворачивающий пространство Идеальный Потребитель…

Слой за слоем открываются новые смыслы книги. Взрослеет молодой читатель, веют вихри времен над ним и над миром – и смыслы рождаются, проявляются, почти по аналогии – как фотобумага в старом проявителе…

Смысл чтения в художественной литературе

При изучении наук примеры полезнее правил

И. Ньютон

Чтение тогда только приносит пользу, когда анализ прочитанного откладывается в памяти. В памяти откладывается только тогда, когда читатель пропускает действие сюжета, обстоятельства, изложенные в тексте, через себя, сопереживает с героями и сравнивает описываемые события со своей собственной жизнью.

Почему некоторые книги из сегмента художественной литературы мы полностью принимаем, читаем «проглатываем взахлеб», «на одном дыхании», а иные – бросаем в самом начале. В научном исследовании гуманитарных дисциплин действует принцип множественности решений, поэтому на этот счет существует несколько версий:

  • читателю импонирует стиль изложения, «разговорный» язык автора, каким он преподносит повествование;
  • читатель находит общие параллели в описываемом сюжете и собственной жизни;
  • анализируя прочитанное, читатель интересуется новыми знаниями, почерпнутыми им со страниц книги, в этом случае автор воспринимается читателем как учитель, и поэтому не менее интересен, ибо «учит – не уча».

Даже та книга, которая временно отложена – не потеряна совсем. Право читателя не читать, равно как и право «перескакивать» вполне обсуждаемы в общественной дискуссии. Даниэль Пеннак предложил 10 прав читателя, включающих в себя и два вышесказанных.

Вспомните себя и согласитесь, что в жизни были книги, которые отложив, вы не дочитали до конца. К примеру, в моей тоже были… Я перечитывал роман Льва Толстого «Война и мир» 9 раз. Первые три раза бросал читать на разных стадиях углубленности в текст романа.

«Человек в течении всей жизни задает себе одни и те же вопросы, но с годами меняются ответы на них» – сказал непревзойденный Октавио Паса. Поэтому личность читателя должна созреть для книги. Полагаю, что такое правило действует всегда.

С другим известным утверждением: «писатель должен любить людей, и если он не любит людей, им его книги не понравятся», я не вполне согласен. Ибо любовь – состояние внутреннее, не показное, и не вымышленное. Поскольку писатель пишет от того, что не может не писать, любовь в данном контексте – это, прежде всего – самоотдача другим. Если писатель мне не понравился, то это совсем не значит, что он бездарен, что он не любит, или не любим. К тому же книги издаются и переиздаются инертно во времени – время написания произведения часто не совпадает с его выпуском в свет.

Кроме того, существует определенный автором читательский круг, «фокус», читательский адрес произведения; литературный «ширпотреб», которого сегодня много, и высокоинтеллектуальня проза, где читателю позволено «домысливать» предложенное автором – читают разные категории людей. И в этом, несомненно, прелесть жанра.

Драмы не менее художественно ценны, чем, к примеру, легкое «чтиво». Трагические концы заставляют задумываться – в этом несомненный «плюс» художественной литературы. Так духовно и нравственно человек преображается после общения с книгой.

1.3.3. Личностный и познавательный интерес. Как его возбудить?

Каждый человек – отдельная определенная личность, которой вторично не будет. Люди различаются по самой сущности души; их сходство только внешнее. Чем больше становится кто сам собою, тем глубже начинает понимать себя, – яснее проступают его самобытные черты.

В.Я. Брюсов

Человек – уникальная личность, и именно это является одним из основных постулатов личностно-ориентированного чтения.

Главными компонентами подхода являются признание уникальности каждого читателя и его индивидуального выбора. Здесь роль библиотекаря состоит не в передаче знаний, посредством передачи книг, а в организации такой среды, которая позволяет читателю опираться на свой творческий потенциал, мотивацию и соответствующую технологию чтения. Читатель и библиотекарь созидают совместную деятельность, которая направлена на индивидуальную самореализацию читателя и развитие его личностных качеств.

В личностно-ориентированном чтении выделяются следующие принципы:

  1. Признание уникальности каждого читателя. При этом подходе должно учитываться то, что все читатели в зависимости от возраста, жизненного опыта, и многих иных факторов (включая образовательный ценз и индивидуально-характерно-генные особенности) имеют разную предрасположенность к чтению. Она реализуются в форме индивидуального отношения к книге и последующим результатам этой деятельности.
  2. Каждый читатель понимает уникальность любого другого человека, включая и автора книги, признавать существование индивидуальной ценности любого другого человека, в том числе библиотекаря. Осознание уникальной ценности человека – залог не только чтения как такового, но и личностно-ориентированного обучения.
  3. Посредством книги, анализа действия героев на ее страницах, читатель стремится понять и, возможно, даже принять для себя другую точку зрения или мотивы деятельности другого человека; так он реализует свою социальную роль. Взаимодействие читателя и автора в процессе чтения книги предполагает наличие, сохранение или изменение изначальной позиции первого.
  4. Знакомство и выстраивание читателем отношений с общечеловеческими достижениями происходит только после того, как он сам осознал сущность изучаемого явления, процесса или вещи. Взаимодействие читателя с культурно-историческими аналогами происходит подобно тому, как происходит коммуникация с другими людьми. Результатом личностно-ориентированного чтения должно быть личностное приращение читателя к культуре, толерантности, внешним стандартам поведения.
  5. Личностно-ориентированный смысл чтения может быть заложен в любом возрасте. К примеру, детское, развивающее, творческое или познавательное чтение имеет в своей основе личностную ориентацию. Без нее никуда; навязывание добровольно-принудительных домашних заданий в рамках школьной программы по литературе, нерезультативно, ибо не сочетается с личностной мотивацией к чтению.

Таким образом, о личностно-ориентированном чтении можно говорить тогда, когда при создании, осуществлении и диагностике образовательной деятельности учитываются природные, личностные и индивидуальные особенности человека. Только совместная деятельность, в основе которой лежат эти принципы, позволяет участникам процесса чтения всесторонне развиваться в рамках гуманистической направленности.

Книга – тот ресурс, от которого происходит удивительный энергообмен между читателем и автором. То, ради чего существует книга, поэтому она будет актуальна вечно…

Между зрителем и телевизором, Интернетом энергообмен не произойдет, сколько бы там «не заряжали воду». От «зомбоящика» можно взять информацию, развлечение (не будем забывать, что современное общество ориентировано именно на него), но душевными переживаниями – таким образом – люди не обмениваются.

Собственно, поэтому жаждущие культурного просвещения и берут в руки книгу, – бальзам для души. И, если, слава богу, случится катарсис и читатель прочитав ее эпизод или целиком, станет размышлять, «навернется слеза», значит автор и книга выполнили свою задачу.

Библиотекари стоически продолжают работать для нас и наших детей. Продлится ли это достаточно долго, если все больше людей выходит в глобальную Сеть для того, чтобы скачать там электронную версию не только одной какой-то книжки, но и целые собрания сочинений интересующего автора?

Мы привыкли к мониторам компьютеров, появились разные технические средства, с помощью которых можно уже читать не книгу, а «текст», который теперь доступен в новых формах. А если задуматься о том, что происходит сегодня в мире современной литературы, куда сегодня уходят авторы, которых становится все больше и больше?

Современный литератор старается идти в Интернет, открывая там странички и сайты, проявляя свою активность на блогах.

Интерес к книге в печатном виде ослабевает, и будет ослабевать. Да, сегодня чтение становится все более элитарным занятием, сами книги стоят недешево, доступны не всем людям. Даже когда молодой человек-подросток может покупать книги, когда ему это по карману, он все равно сегодня будет скачивать и читать в Сети… Это необратимый процесс. В перспективе в книжных магазинах и среди подписчиков периодики (уже сейчас сокращаются тиражи даже у наиболее массовых журналов и газет) будет все меньше людей, и все больше и больше людей в глобальной Сети, читающих самым разным образом; ибо технические средства для чтения книг в этом смысле постоянно развиваются.

К сожалению, примерно то же запустение, на наш взгляд, ожидает библиотеки, если их не модернизировать в культурно-досуговые центры, сохранив главное их предназначение – обеспечение книжного фонда и книговыдачу – популяризацию книги; очевидно, нужно сделать библиотеку привлекательной для читателя, принятый Закон практически не оставляет нам иного выхода. Библиотеку (и ряд других учреждений социальной сферы) ставят в условия, когда она должна будет «зарабатывать» сама. Что из этого получится – покажет время, но думаю, времена идут не простые…

С другой стороны литература в Интернете находит все больше читателей, чем литература книжная, еще и потому, что читатели могут высказаться, оставить свой комментарий, вступить в полемику с другими читателями и даже запросто – с самим автором произведения. Такое раньше было совершенно невозможно, ибо автор находился на недосягаемой высоте, встреча с ним была редким событием.

Интернет изменил облик литературы, и это надо понять и прочувствовать. Искать новые формы общения с книгой и взаимодействовать с библиотеками – на пользу всем.

Рекомендации по продвижению чтения

Молодые люди время от времени актуализируют те или иные моменты литературного наследия: и Бунин, и Бродский непредсказуемо становятся читаемы.

Главное – личный пример. Если вы книги читаете – дети примут это как нормативное поведение. Если не читаете, а лишь вспоминаете, как читали в детстве, – не ждите, что дети вдохновятся этими рассказами.

С полуторагодовалого возраста мы с женой стали дочке книги читать по вечерам. Ей, вероятно, было сложно понять все, – но, безусловно, и интересно. Впоследствии любимыми книгами дочери стали: «Капитан Сорви-голова», «Остров сокровищ», «Белый Бим-черное ухо», «Белый отряд», «Властелин колец», «Три мушкетера», «Ким»…

Кроме приключений, во множестве читались сказки. Любимая – «Муфта, Полботинка и Моховая Борода»; «Буратино» и «Пиноккио»; серия о мумми-троллях; сказки братьев Гримм; двухтомник «Сказок и историй» Андерсена, шесть книг Александра Волкова – о путешествиях в Волшебную страну девочек Элли и Энни; потом Фрэнк Баум – четыре книги о стране Оз… Эта традиция закончилась только тогда, когда дочка набрала нормальную для чтения-понимания скорость.

Отказ от «зомбоящика» наряду с органичностью книг в жилище является первым и самым важным шагом для воспитания человека читающего? «Зомбоящик» дает информацию – максимально подготовленную к усвоению. Разжеванной, ферментированной и даже фрагментированной – в той части, что комментарии уже есть, и они соответствуют «политике партии». На это восприятие – работают звук, цвет, свет, формы и образы, ритм и темп восприятия уже заданы, и конечно, реклама. Даже в современной книге реклама нет-нет, да и проявит себя: сколь часто в тексте можно встретить определенные марки кофе, напитков, бренды производителей…

Не зря сегодня уже стало популярным расхожее выражение: «тот, кто читает книги, всегда будет управлять теми, кто смотрит телевизор». В контексте рассматриваемой проблемы это имеет огромный философский смысл.

Общаясь же с книгой, все это – темп, образы, формы, а также живой, эмоциональный отклик на читаемое – читатель генерирует для себя сам, в своем воображении – он свободен, ибо он сам себе и режиссер.

Молодым читателям не лишне еще раз вспомнить: чтобы читать книгу, надо потрудиться, первым делом надо овладеть кодом культурного человека – постичь грамоту. Чтобы посмотреть кино или телевизор – нужно только по-удобнее расположиться в кресле (или иной лежанке).

Одна знакомая поделилась своим опытом решения проблемы чтения: cторговалась с сыном: она ему покупает новый телефон, он ей – читает пятьдесят книг. Что ж, тоже вариант… Но, Господи, куда же мы все такой дорогой пришли?

Литературные проекты: в поисках пробуждающихся слов

Когда будете читать сказку «Река, текущая вспять», не упустите волшебный способ пробуждения от глубокого сна…

«Мы читали вслух шесть лет, два месяца и четыре дня, чтобы разбудить этого храброго парня. Никто не знает, какие они – эти ПРОБУЖДАЮЩИЕ СЛОВА. Для всех они разные». Жан – Клод Мурлева «Река, текущая вспять»

Очень важно:

  • создать вокруг чтения детей атмосферу творчества;
  • возродить традиции семейного чтения;
  • ввести в круг чтения детей лучшие произведения художественной литературы, рассчитанной на сотворчество читателя;
  • усилить роль семьи, школы, библиотеки в стимулировании у детей интереса к чтению;
  • создать эмоционально-положительную мотивацию чтения;
  • повысить статус чтения в субкультуре детства.

Вот те задачи, которые мы ставим и постепенно решаем при организации литературных проектов, при издании школьной газеты «Созвездие», проведением радиопередач «Детское чтение» и другими традиционными способами.

Для реализации первого литературного проекта «Хорошее время читать» было предложено воспользоваться уже разработанным алгоритмом действий. Следуя инструкциям, мы внесли свою корректировку, отменив поощрения в виде призов за каждую прочитанную книгу, а в качестве стимулов широко использовали литературные праздники и игры, встречи с писателями.

На организационном этапе юным читателям предлагалось самостоятельное знакомство с широко известными детскими произведениями разных авторов, относящихся к золотому фонду русской, советской и зарубежной классики.

На основном этапе конкурса выявилась роль классного руководителя. Как только учитель становился реальным участником конкурса, проявляя подлинный интерес к книге, читал вслух, делился впечатлениями, не обучал, а увлекал – интерес к детской книге усиливался. В результате в классе возникала читательская атмосфера.

Наблюдалось повышение статуса читающего сверстника. Уважительное отношение со стороны участников проекта, одобрение учителя вызывали желание у сомневающихся ребят включиться в литературный проект. Возникала цепная реакция активности участников конкурса. Откликнувшиеся на первом этапе, своим интересом, публичным чтением книг на переменах, эмоциональной реакцией на полученные читательские портфели и первые печати, вовлекли неуверенных в своих силах детей в предложенный конкурс.

Предусмотренные в литературном проекте индивидуальные собеседования являлись фактором психолого-педагогического воздействия. Постоянные встречи с организаторами конкурса в стенах школьной библиотеки, открытые беседы о прочитанном помогали преодолеть усилие, которое прикладывает младший школьник при самостоятельном чтении художественного произведения. Не контроль, а обмен мнениями о детской книге, совместная радость устанавливали контакт взрослого читателя с юным.

Именно он помог участнику пройти путь от скованных односложных ответов до высказывания своих собственных переживаний. Мы убедились, насколько важно для ребенка быть услышанным, высказать свое мнение, часто отличное от мнения взрослого.

Несколько в ином ключе был организован литературный проект «Листайте, читайте, смотрите» (Литературное путешествие с мумий-троллями). Идея организации принадлежала учителям и активным семьям участников предыдущего конкурса. Особо важной «темой» школы сегодня является «Построение комплексной системы взаимодействия учителя с семьей воспитанника». Простое анонимное анкетирование родителей (в опросе приняло участие 83 человека) помогло определить, что только 30 % опрошенных осознают необходимость регулярного чтения младшему школьнику, 25 % – ограничиваются чтением один – два раза в неделю и 45 % – стоят на позиции «младший школьник должен читать сам». И поэтому литературный проект «Листайте, читайте, смотрите» был обращен к детям и увлеченным чтением родителям.

Традиционный опрос «Золотая нить летнего чтения» показал, что книги Туве Янссон вообще, и в частности такие шедевры как «Лодка и я», «Серый шелк» знакомы детям нашей школы. Понимая, что общий успех будет во многом зависеть от родителей, мы постарались сделать их активными участниками проекта. Рассвет творчества Туве Янссон в России пришелся на 90-е годы, в то время родителям наших учащихся было, уже может быть по 19–20 лет. Лишь некоторые из них знакомы с произведениями Туве Янссон. Новизна детской книги и двухадресная направленность книг скандинавской писательницы привлекла родителей и определила выбор произведений для чтения.

Итак, на организационном этапе участникам конкурса «Листайте, читайте, смотрите» были предложены для совместного чтения детей, родителей и учителей книги одного автора – финской писательницы Туве Янссон.

Новизной проекта являлось привлечение к чтению членов семьи. Поощрялось чтение вслух взрослого ребенку и ребенка взрослому.

Для того, чтобы поддержать интерес к чтению мы разработали ряд творческих заданий, выполнение которых подразумевало помощь взрослых.

Вот некоторые их них:

  • Составить свою театральную программку по сказке Туве Янссон. Самостоятельно выбрать действующих лиц из семейного круга или круга своих друзей. Постараться согласовать предлагаемую роль с родителями, дать характеристику герою, которого выбрали для своих близких;
  • Придумать герб семьи муми-троллей;
  • Поиск интересного материала о самой писательнице;
  • Сочинение собственной главы к сказке Туве Янссон;
  • «Читаю другу» – прочитать или рассказать отрывок однокласснику;
  • Скульптурное творчество (вылепить фигурку героя, или понравившийся сюжет из сказки);
  • Актерское мастерство (выбрать отрывок и зачитать его на радиопередаче, или в зале во время литературной игры).

Тем самым и ребёнок, и взрослый взаимно вовлекали друг друга в процесс чтения художественного произведения. Совместное творчество побуждало к обсуждению прочитанного в семейном кругу.

Круглый стол «Сказочное семейство», мультимедийная игра «В долине муми-троллей», литературная гостиная «Ведут беседу двое: я и книга…» помогали создавать КУЛЬТ КНИГИ в школе.

Особый праздничный характер носила встреча родителей, детей, учителей «У камина». Мы приглашали к «камину» ребенка и его родителей, и в таком теплом кругу узнавали о самой единственной детской книге взрослого читателя. О том кто ему читал, успел ли он прочитать эту книгу своему ребенку, сидящему рядом. Говорили о необыкновенной семье мумий-троллей, о том доверии и взаимопонимании, в котором нуждаемся и мы. Переплетались вопросы для взрослых и для детей. Завораживающе звучало детское чтение сказок.

Для кого-то в этот момент прозвучали пробуждающие слова. «Я узнала много нового о своих детях и о себе. Мы сблизились, нам стало интереснее вместе. Мы теперь снова, как когда дети были маленькими, читаем друг другу по вечерам и учимся наслаждаться жизнью, а не бежать по ней…» Вот так, вместе – мы и заходили в этот мир книг.

1.3.4. Современная литература: что о ней думают подростки, и как находят? Анализ беспристрастного исследования

Не секрет, что страна давно уже «сдала» позиции «самой читающей». Сегодня большими тиражами выпускают разве что классиков и наиболее знаковых авторов современности. Тем не менее, на полках и стеллажах книжных магазинов нет свободного места. Ежегодно (включая и недавние «кризисные» годы) в свет выходят сотни тысяч наименований книг ежегодно. Огромная книготорговая индустрия борется за внимание читателя, населяющего просторы России и в мегаполисах и в глубинке. И не подозревающего, что именно он и является сегодня самым главным объектом книжного бизнеса, который льет на мельницу книгоиздания сомнительной литературы «золотой дождь» инвестиций. Автор, выпустивший более 60 книг за последние 10 лет, пытается беспристрастным образом исследовать проблему качества современной литературы. В части проведения опроса ему помогали магистранты Герценовского университета Любовь Валерьевна Шайдулина и Елена Сергеевна Филиппова (Санкт-Петербург).

Анализ ответов респондентов, образовавших вполне репрезентативную выборку, может потрясти заинтересованного читателя.

Тем не менее, хотелось бы не просто обозначить проблему малой содержательной и духовной качественности современной литературы, но и рассмотреть причины явления; они же, на наш взгляд, весьма вески: похоже в массовом порядке, издается то, что покупается, то, что требует гедонистическое общество, ориентированное на удовольствия. Значит ли это, что современные авторы пишут «на заказ», а издатели не публикуют невостребованные вещи, уменьшая свои риски? Очевидно, в каждом правиле есть исключения, ибо элитная литература никогда не была массовой. А что же тогда имеет свойства массовой современной литературы и как ее воспринимают современники? Разберемся с этим вопросом вместе.

В опросе, инициированном нами в Санкт-Петербурге с первого по четвертое апреля 2011 года, приняло активное участие 111 человек:

  • 67 мужчин в возрасте от 13 до 51 года (из них: 28 – с высшим образованием или студенты вузов, из них трое – имеют научную степень 2 – имеют среднее специальное, 17 – среднее, 20 – школьники-подростки);
  • 44 женщины в возрасте от 19 до 78 лет (образование: 18 – высшее и неоконченное высшее, в том числе 8 с научной степенью, 7 – среднее специальное, 9 – общее среднее, 10– девушки-подростки).

Первоначально выборка была еще более репрезентативной, однако большая часть респондентов (в основном при опросах на улицах) вообще не смогла внятно ответить на два простых вопроса; и в итоге была исключена из анализа (см. ниже), который в окончательной форме опирается на опрос именно 111 человек.

Всем задавались два одинаковых вопроса:

  1. Современная художественная литературы это – …
  2. Как именно вы узнаете о новинках современной литературы?

Ответить нужно было на уровне ассоциаций и коротких определений. Мы не уточняли (не акцентировали) разделение на художественную, детскую, научно-популярную (познавательную) или техническую литературу. Для наших респондентов – все из перечисленного, включая и зарубежную – современная литература.

В табл. 1 помещены наиболее яркие ответы-отзывы на первый вопрос, часть из которых являются если не противоречивыми, то уж конечно, полярными.

Таблица 1. Сводная таблица некоторых отзывов респондентов

t_1 t_2

Касаемо определений современной литературы в ответах респондентов разного возраста и статуса часто встречаются слова-определения:

Пустая

Непонятная

Ироничная

Размытая

Бесполезная

Бессмысленная

Поверхностная

Однобокая

Однотипная

Однообразная

Бессодержательная

Вульгарная

Одинаковая

Респонденты пожилого возраста часто упоминали имя Дарьи Донцовой с отрицательным акцентом. Но тут же добавляли, что такая литература нужна, чтобы отвлечься от проблем; как анестезия в каждой больнице – чтобы отвлечься от страданий.

О книжных новинках узнают в основном от коллег (по работе), друзей, жены (мужа).

Один ответ очень знаковый и подробный: «Для меня, как правило, это анонсы аннотаций и отзывов (рецензий) в прессе (широких СМИ, включая профильные – Книжное дело, Литературная газета) и в подписных рассылках наиболее популярных Интернет магазинов. Третье по значимости место – отзывы знакомых.

К сожалению, получение оперативной информации из библиотек (в части данного вопроса) стоит на 16–20 месте. Вероятно, сказывается специфика работы.

Весьма симптоматичный ответ – из разнообразной рекламы, в транспорте, в метро, по ТВ, из Интернета, из периодической печати. На прилавках магазинов, на сообществе http://community.livejournal.com/ru_books/ В ЖЖ, на обложках книг в метро, что читают другие люди.

Самый непопулярный ответ в части новинок – из библиотеки. Так ответила только профессионал в области детского чтения – кандидат педагогических наук, доцент кафедры детской литературы ГУКИ (Санкт-Петербург) Ираида Ивановна Тихомирова.

Далее обратимся к табл. 2, в которую сведены результаты (ответы) опроса представителей научного сообщества, и посмотрим, насколько полярные мнения в части поднятых в начале статьи вопросов имеют ученые.

Таблица 2. Мнения группы ученых Санкт-Петербурга и не только

t_3 t_4 t_5 t_6

Анализ ответов на вопрос – «Как вы узнаете о новинках современной литературы?»

Разные представители научного сообщества двух университетов Санкт-Петербурга показали по сути те же предпочтения в стиле знакомства с новинками литературы, как и представители иных профессий. За последнюю декаду лет популярность Интернета – как огромной информационной копилки – среди российского населения заметно выросла. В то же время такие традиционные ранее способы получения информации о новых книгах как библиотечные каталоги, библиотекари и даже книжные магазины, хоть и остаются популярными (в основном для респондентов старшего возраста), но «сдают» свои позиции. Молодые и зрелые выбирают наиболее доступную и удобную информацию, буквально приходящую «саму в дом», на дисплей собственного персонального компьютера посредством электронной рассылки из выбранного пользователем Интернет-магазина.

Потрясающе, но в части новинок современной литературы к библиотекам (библиотекарям) и РКП (Российской книжной палате) апеллируют только два ученых – оба кандидаты наук из разных университетов Санкт-Петербурга (из репрезентативной выборки 111 человек). На мой взгляд, это явление в 13-м году ХХI века весьма знаковое.

В табл. 3 представлена пропорциональная раскладка по наиболее интересным ответам.

Таблица 3. Распределение популярности ответов респондентов (процентное соотношение) в части получения информации о новинках современной литературы

t_7

В примечании можно сделать вывод и по некоторым оригинальным особенностям ситуации – мужчины меньше зависимы от друзей, знакомых… Женщины же любого возраста доверяют знакомым больше.

Однажды в Федеральной службе исполнения наказаний мне пришел на ум актуальный вопрос начальству: «генерал, думаете ли Вы?», на что, после 2-х минутной паузы, взятой, очевидно для обдумывания ситуации, последовал ответ: «думаю, что думаю»… Оказалось, что аналогичная ситуация в современной России может иметь место не только среди людей, чьи плечи украшают погоны.

Ответы современных молодых людей и девушек, полученные с помощью дистанционного и почти анонимного анкетирования в Интернете, представляются наиболее правдивыми, поскольку… естественны.

Я специально не корректировал грамматику и синтаксис высказываний, предположив, что заинтересованному читателю будет комфортнее познакомиться с оригинальными, а не «причесанными» ответами современного студента вуза. Полагаю также, что подобная ситуация вполне имеет место не только в регионе Санкт-Петербурга, но и по всей стране – в различных и удаленных от Северной столицы городах и весях.

По сути же, поставленные во главу угла вопросы:

«1. Что такое современная литература?» и

«2. Как вы узнаете о новинках литературы?»  являются скрытым эмпирическим и локальным опросником «читаете ли Вы? ».

Очевидно, читатель самостоятельно разберется в комментариях респондентов, полученных в период с 1 по 4-е апреля (так и напрашивается вывод, что в России первое апреля не праздник однодневка, а стиль жизни), хотя, на мой взгляд, кричащий ответ на поставленный вопрос уже вполне очевиден…

Тем не менее, сверхсвежий и реалистичный социальный опрос среди студентов представляет несомненный интерес. Особо знаковые места в текстах ответов респондентов выделены автором полужирным .

Итак, терпение, дорогой, заинтересованный читатель; поглядим, что нам расскажут о современной литературе люди вполне еще молодые, и, хочется верить, не потерянные для общества… Внимание, поехали:

  1. Для меня современная литература – это что то загнивающее, в основном ориентированное на материальную прибыль. Настоящую литературу вытесняет чтиво типа донцовой, псевдофилософия типа коэльо, поп-метафизика типа пелевина, быдло-психология  типа зеланда. Ориентация на массовость, погоня за внимание всякого рода эксцентрикой. Из современных писателей радует Улицкая и Рубина. Во всяком случае на мой вкус. В общем, современная литература – это куча информационного дерьма, в котором можно найти жемчужины) хотя, так всегда было).
  2. За новинками не слежу, так как существует огромная бездна того, что уже давно написано и нужно прочитать или по совету людей, вкусу которых я доверяю.

20 лет, абитуриент, незак. высшее

  1. Для меня современная литература это фантастика конца 20 века, вроде Желязны или Брауна, остальное не читал, бо уныло и букаф много очень … а то, что я сейчас вижу в магазинах литературу напоминает только по форме обложки – по внутреннему содержанию куда сильнее напоминает еще один банальный развод на лавэ . На днях в метро у какой-то тетки видал книжку про тяжкую жизнь «звезд на рублевке»…:)
  2. В основном из рекламы на улице и в интернетах, с книголюбоми мало общаюсь

20 лет, студент ПОЛИТЕХа

  1. Байда всякая типо Дарьи Донцовой
  2. не читаю современные книги)

19 лет, студент

  1. Для меня современная литература – это нечто совершенно не одинаковое… я могу ошибаться, но раньше книги были в основном одного рода и на одну, две, три, максимум 10 тематик, а щас можно найти книгу абсолютно любую, с совершенно большим разбросом) но я бы сказал, что тот богатый язык, на котором писали книги когда-то, сейчас уже не найти…
  2. Не знаю, как ответить) ну честно))) тут как бы если интересуешься, то узнаешь) не интересуешься – не узнаешь.

Без статусной подписи

  1. Современная литература-то, о чём пишут сейчас. Те люди, которые пишут и их темы актуальны на мой взгляд.
  2. О книжных новинках узнаю их уст знакомых, реклама в интернете, книжных прилавках, но чаще – от друзей.

19 лет, студент

Для меня современная литература – это интернет ресурс) к сожалению времени на чтение последнее время не найти… и следовательно книжные новинки меня особо не интересуют))

24 г, студент

Я боюсь, я – приверженец классики. Современного я почти не читал. Самое современное, что было – Стругацкие и Солженицин.

По большей части, я слышу только рекламу произведений (и в основном в метро). Считаю, что хорошее редко рекламируют. Слышу об авторах, типа Донцовой, Роя, ещё кого-то. Возможно, среди этого проскальзывают хорошие книги. Не читал – не знаю. Наверное, есть на заднем плане что-то качественное и глубокое. Мне кажется, сейчас такое не популярно. Всем хочется лёгкого, ненавязчивого, того, что не заставит думать, пробуждать больные темы…

Мне в лом, так что я читаю опробованные временем вещи:) И то, когда руки доходят:)

21 год, закончил ПОЛИТЕХ

  1. Я современной литературой увлекаюсь урывками, мне больше старое нравится, но у меня был оч важный этап в жизни, когда я в 17–18 лет зачитывался палаником. Современная литература, как и всегда – это источник формирования общественного мнения, направления его в то или иное русло
  2. В интернете или от друзей, все как у всех)

22 г, магистратура ППФ (психолого-педагогический, скорее всего РГПУ им. А. И. Герцена – прим. автора) кафедры педагогики

  1. На данный момент современная литература…это всевозможные журналы и интернет страницы…имхо а так я из книг только Фентези читаю…ну можно добавить кучу романов)
  2. О новинках узназнаю в переходе невский пр. там когда с гостинки вниз спускаешься маленькая будка с книгами…чел мне о всём рассказывает))) ну и опять же Интернет

22 г, студент

  1. Современная литература – текущая литература. Что публикует «Новый мир» – вот и нынешняя словесность.
  2. Книжные новинки? Шорт-лист Букеровской премии. Рекомендую книгу: А.Балакин, «Записки рецензента». Там много сказано дельного, понятного, умного.

23 г, студент

  1. Современная литература – все что сейчас издается. Все сочинительство, которым завалены полки книжных. Современная литература для меня это творения людей, которые воспользовались услугами компаний развешавших по городу объявления: «Напечатаем вашу книгу».
  2. Чаще всего узнаю уже прийдя в книжный, от друзей и родителей. Еще новые книги дарят.

23 г., студент РХГУ

  1. Современная литература для меня не особо современна, в том плане, что авторов – современников я почти не читаю. Из более-менее «свежей» литературы попадаются книги годов от 50-х до 80-х. Авторы – Ремарк, Жорж Сименон, Генри Миллер, Набоков. Вообще, мне кажется, что современных авторов лучше обходить сторонкой 🙂 ибо там ничего нет интересного, измельчала литература. Хотя, есть подозрения, что возможно кто-то из получивших пулитцеровскую премию не так уж и плох, но достоверно мне это не известно. Также попадаются иногда современные книги по истории, но авторов я не особо запоминаю.
  2. В связи со своим подозрительным отношением к современным авторам о книжных новинках нигде не узнаю. Вообще о существовании той или иной книги обычно узнаю либо в библиотеке (типа пришел и случайно наткнулся) либо от знакомых (друзей, преподов).

22 г., студент ИНЖЕКОНа

  1. Cовременная литература, есть реально интересно что почитать, а есть мусор типа литературы по модным фильмам или даже сериалам… Впрочем лучше заранее узнавать мнения что стоит почитать, а что и начинает даже не надо… Современная литература, некоторая станет через время классикой) Она отражает проблемы, предпочтения, действия людей в данный момент времени… короче вот) но сумерки какие-нибудь никогда в жизни не куплю)
  2. О новинках, да хз никак не узнаю … в буквоеде на этажах новая ересь всегда лежит, мало чего из этого бывает хорошим)

22 г, студент Бонча

  1. Мне кажется, что вся русская современная литература это чушь какая-то, типа духлесс и всякой белеберды для гламурных сучек. Из зарубежной мне нравится Чак Паланик. а в основном сейчас почти по всей литературе снимают сериалы или фильмы, либо наооборот, пишут книги по сериалам. достойных произведений очень мало.
  2. Про книжные новинки узнаю из журналов и интернета, но считаю, что книги стоит читать в печатном виде, а не в электронном.

21 г, студент ГУКИ

Я настолько мало читаю, что мое мнение в принципе отсутствует по данному вопросу. Если что-то и попадает в мои руки, то только книги, проверенные поколениями.

21 г, студент

Я не человек искусства, поэтому буду откровенен:

  1. Листочки с буковками, которые можно читать (хотя если честно, если я услышу пафосное «современная литература» то представляю любую шизофазию в текстовом виде)
  2. Меня почему-то всегда тянет ржать над рекламой «книжных новинок» в метро.

22 г, студент технического ВУЗа

  1. Большая свалка, пишут все подряд, чем больше жести – тем лучше покупают, рынок…
  2. – а в книжных, наверное)

25 л, программист, высшее обр

Мне правда сложно охарактеризовать все парой слов, но определенно в большинстве своем она отражает нравы и порядки времени – что люди хотят прочитать, то пейсатели и пишут . обычные рыночные отношения: плати & потребляй

23 г, программист, высшее обр

Узнаю от подруги, которую парализовало и она то и дело – сидит в интернете ищет новые буквочки дабы употребить …она благодаря различным сайтам и куче свободного времени в курсе всех новинок и самое главное…она их читает, потом отсеивает лучшее и рекомендует мне…

22 г., студент РХГА

  1. Cовременная литература… Почему-то в голову приходят больше всякие минаевы (господи прости), донцовы, верберы с бегбедерами и прочей шелупонью, которая по сути своей не литература, а отличная туалетная бумажка или растопка для мангала. Поэтому для меня понятия современная литература не существует. есть только несколько отдельно взятых авторов (взять того же Акунина, Полозкову, Горалик из русских; из зарубежных надо подумать-последнее время много читала, но как всегда классика…) с несколькими произведениями, которые достойны внимания. остальное в 95 % откровенная попса, говно и коммерция (=современная литература:)
  2. Узнаю в нете, из журналов (не женских, я их не читаю впринципе, в GQ бывают неплохие обзоры), еще иногда фильм какой-нить хороший посмотрю, а потом узнаю, что он по книжке, ну и читаю книгу или адаптированный сценарий))

22 г, студент ФИНЭК

  1. Я фрегиден по отношению к литературе .
  2. Я не читаю книжки. Единственная книга каторую я прочитал Дети со станции ЦОО «Я мои друзья и героин».

20 лет, сред. общ. образование

Чаще всего о новинках современной литературы я узнаю из магазинов предоставляющих книжную продукцию или их средств массовой информации, таких как(интернет, газеты-журналы)!

21 г., студент

  1. Современная литература это беспорядочный хаос моды, бизнеса, профессиональной литературы и книг легкого чтения для отключки мозгов.
  2. В озоне в основном по рекомендуемым книгам, иногда от друзей и знакомых, от незнакомцев читающих в метро)

22 г., студент ППФ РГПУ

  1. Довольно расплывчато имею представление, т. к. почти не читаю, а если и читаю, то к современной литературе это имеет мало отношения.
  2. Узнаю в основном от друга, который как раз таки читает много, но в основном не-новинки.

23 г, студент РХГА

  1. ассоциируется с Дарьей Донцовой
  2. подписка в инете

22 г, студентка магистратуры ФБЖ РГПУ

  1. Современная литература – произведения, написанные моими современниками, при моей жизни. Специфическая литература, новая, другая, блоги, сетелитература… Огромный массив миддл-литературы несерьезной, неглубокой по содержанию. Единицы оригинальных качественных произведений.
  2. Просматриваю книги лично в библиотеке, в магазине. Смотрю в Интернете, аннотации в журналах. Рекомендуют друзья, знакомые, преподаватели.

Любовь Шайдулина 21 г, студентка маг. ППФ РГПУ

  1. Новый сленг, новые слова и выражения. Книги по тупым сериальчикам или книги-сценарии фильмов.
  2. Реклама в метро, OZON.RU

20 лет, курьер, студент ВТУЗ

  1. С.Л. – то, что ты можешь просто взять и прочитать в своей жизни (в легком доступе – в магазинах, библиотеках, дома и у друзей). С другой стороны, современная литература – то, что написали в новом веке.
  2. Никак, беру что попало.

24 г, студент гео фак. РГПУ

Для меня современная литература остановилась на данный момент на постмодернизме. Большая часть того, что сейчас издается и позиционирует себя как художественная литература; является ничем иным, как профанацией. Хороший пример современной литературы – рассказ Людмилы Петрушевской «Львиная маска». Ассоциации: «Дикие мальчики» Бероуза, «Голубое сало» В. Сорокина, Т.Толстая «Река Оккервиль», вспучивание постмодернизма.

Регулярно читаю журнал СНОБ и интересуюсь новыми поступлениями в книжный магазин филологического факультета. От друзей-филологов.

21 г, студент-международник, магистрант международного фак СПБГУ, бакалавр филологии

  1. Ален Карр, Мураками
  2. Интернет, друзья

21 г, агент по недвижимости, студент

  1. я не умею читать – 20 лет, роллер

А теперь, дорогие мои, дополнительный «штрих к портрету» отечественной литературы и отечественного же чтения – около половины опрошенных респондентов, и большинство подростков (из общего числа опрошенных) вообще отказались отвечать на вопрос – трудно, не знают, что сказать. То есть – не читают!

Наиболее знаковый вывод, который предлагает один из молодых респондентов: «современная литература это беспорядочный хаос моды, бизнеса, профессиональной литературы и книг легкого чтения для отключки мозгов ». Ему вторит 56-летняя женщина-парикмахер: «Куча макулатуры, которой забиты магазины и очень небольшое количество ценных интересных произведений».

Теперь, внимание, вопрос к власти и де факто не сформированному гражданскому обществу России, о котором, впрочем, столь много говорят в последние годы: где мы живем, и что будет с нашей культурой дальше?

Однако, не закрывайте книгу, нас ждет еще много интересного, в том числе рекомендации по выправлению ситуации в чтении подростков – к лучшему.

1.4. Трудности при организации мероприятий для подростков и пути их преодоления

Трудности при организации мероприятий для подростков:

  • проблема места и времени проведения встреч;
  • низкая техника и выразительность чтения;
  • кратковременные репетиции из-за занятости руководителя или подростка-читателя;
  • отсутствие сюжета в самостоятельно выбранном отрывке;
  • уважительное отношение взрослых к таким встречам.

Создать радостную, творческую атмосферу во время подготовки и проведения встречи подростков-читателей, их родителей и руководителей программ продвижения чтения в школе (библиотеке) – важнейшая задача организаторов мероприятия. Найти коллег-единомышленников, готовых поощрять желание детей принимать участие в встречах. Необходимо настроить детей на предстоящее слушание.

Самому педагогу проявить активную позицию: при возникновении эмоционального отклика выслушать детские мнения, записать название, автора и организовать последующий поиск книги в библиотеках. Постоянно информировать о существовании школьных встреч по теме, приглашать к сотрудничеству родителей. Создать актив ведущих встреч «Детское чтение».

Далее остановлюсь на некоторых формах, рекомендуемых в циклах встреч «Детское чтение». В этой части немаловажно то, что рекомендации предоставлены самими ребятами, а значит, им же и будут интересны.

Активные формы привлечения к книге старшего школьника

Формы и форматы встреч по данной теме могут варьироваться в зависимости от конкретной ситуации и инициативы. На моем опыте хорошо востребованы и дают практические результаты такие активные формы привлечения к книге старшего школьника, как школьные радиопередачи, стендовые газеты и встречи в формате «учащиеся-родители-педагоги-библиотекари» – все мероприятия под эгидой темы «Детское чтение».

Школьных радиопередач для подростков – это предоставление возможности быть услышанным по радио сверстниками, младшими и старшими по возрасту, своими учителями.

Внимание, важно!

Не будем забывать, что для подростка, у которого основным лейтмотивом (данного сензитивного периода развития) является общение (к сравнению – у более младших – игра) огромное значение приобретает постоянный мониторинг своей позиции в классе, группе, микросообществе сверстников. Позиционирование себя в этом сообществе и является важным импульсом для поведения подростка. Если в его компании принято читать, и чтение (обсуждение прочитанного) является своеобразном «дресс-кодом» вхожести в «тусовку», то этому он и будет уделять особое внимание.

Как сегодня часто случается, в современных компаниях чтение не является важным среди подростков. Поэтому рекламирование любыми методами (правовом поле) стиля жизни читающего человека – вокруг подростка – несомненно принесет и проносит (по результатам, полученным на моей практике) свой плоды. Подростков-читателей становится больше, если они видят, насколько важно чтение в их микросообществе. Соответственно в сообщество подростков входят их родители (родные), педагоги (в том числе дополнительного образования, библиотекари) и сверстники.

Именно поэтому важно показывать подросткам свой пример, приобщать их к стилю читающего человека, всемерно показывать и доказывать, что данный стиль является популярным, важным и авторитетным.

Еще лучше, если и власть предержащие (губернаторы, президенты) рекламировали свой стиль – как стиль активного читателя, посещали библиотеки, заявляли об этом чаще, рекламировали себя с книгой.

На американском языке все это называется – продавать стиль. Они ведь по миру не вещи американские продают (распространяют), а стиль жизни, ценности, принципы. И если к этому подойти с наших отечественных позиций и перенять полезное, скорректировав под конкретную ситуацию, мы не лишены возможности популяризировать стиль читающего человека, посильно распространив его на бОльшую часть подростков. Которые к слову, вовсе не питекантропы (когда вам хочется их так назвать в ответ на грубость или недопонимание); просто они живут своей жизнью и предпочитают культивировать свои ценности. Значит, для педагогического (в том числе, родительского воздействия) необходимо разговаривать на языке подростковых групп. Этим и займемся далее.

Новизна и неизвестность самого процесса притягивает старшего школьника. Интересен микрофон, особое звучание своего собственного голоса, реакция взрослых слушателей и сверстников. Даже наоборот – сначала сверстников, затем взрослых. Для некоторых подростков с актерскими дарованиями – это удовлетворение потребности продемонстрировать свои способности. На языке психологов это называется самовыражение. Значит, один из путей воздействия «новым», старым, хорошо забытым стилем на подростка является предоставление возможности самовыражения в авторитетной для них компании. Вот над этим и надо работать.

К примеру несколько передач записать самим организаторам, предлагая главы из произведений современных писателей; широко призвать желающих поделиться своими открытиями в книжном мире.

Затем добровольцы приходят с самостоятельно выбранными книгами, отрывками в школьную библиотеку, с готовностью зачитывают, соглашаются на репетицию и, наконец, справившись с волнением, выступают по школьному радио.

Внимание, важно!

Наблюдается цепная реакция, как только дети слышат выступление своего сверстника, тут же возникает желание попробовать свои силы. Невольно в процесс подготовки, выбора отрывка, чтения вслух вовлекаются и взрослые члены семьи.

В установленное (согласованное время) по школьному радио звучат отрывки из любимых произведений, стихотворения, авторами которых являются мамы, папы или сами подростки. Такая передача звучит особенно трогательно и вызывает наибольшее количество откликов.

Происходит сотрудничество и с педагогами, которые поддерживают, сопереживают и заинтересовывают детей отрывком из своей любимой книги. Вот такой опыт можно изучить и в других школах, или поделиться своим.

Включенность родителей, учителей очень значима: предложить поучаствовать, проявить интерес к выбору ребенка, поддержать, выразить свою радость и гордость за участника радиопередачи, обсудить следующее выступление…

О той же аналогии имеет важное значение организация встреч с родителями в школе (формат «ученик-родитель-учитель-библиотекарь», возможно и школьный психолог) о которых поговорим далее, и выпуск стеновых газет по теме чтения.

1.5. Школа «первоклассных» родителей

1.5.1. Встреча-игра для родителей подростков

Подростки в школе должны чувствовать себя частью не только класса, а всего школьного коллектива, включающего несколько сотен друзей-учеников и их родителей и несколько десятков педагогов.

Взаимодействие семьи и образовательных систем – одно из главных направлений модернизации российского образования. Сегодня ни для кого не секрет, что в большинстве образовательных учреждений взаимодействие с родителями осуществляется только в рамках проведения родительских собраний или при возникновении форс-мажорных обстоятельств.

Хорошо, когда в школе есть положительный опыт диалога с родителями, взаимодействие с ними поставлено во главу угла. Работа по сплочению семьи и школы ведется в рамках привлечения подростков к чтению. Обязательным условием взаимодействия с родителями является оперативная обратная связь, отзывы детей и родителей по итогам того или иного события; доступная наглядная информация по теме чтения.

Успешность такой формы взаимодействия обусловлена возможностью адресного обращения к каждому из родителей, как со стороны учителя, так и со стороны администрации и других членов педагогического коллектива в связи с небольшим количеством обучаемых (контингент школы до 500 учеников).

Буквально с первых дней пребывания в школе, родителей вновь пришедших учеников знакомят со школьными традициями. Вот как это делается:

В начале учебного года родители первоклассников приглашаются на встречу-игру «Посвящение в «первоклассные» родители». По аналогии мероприятия можно проводить в разных классах (возрастных группах).

Цель : создание условий для знакомства и формирования позитивных межличностных отношений между семьями учащихся.

Задачи :

  1. пригласить представителей семей на праздник;
  2. создать атмосферу доверия и дружелюбия на празднике;
  3. способствовать самораскрытию участников;
  4. помочь участникам праздника найти что-то общее между собой;
  5. создать условия для совместного творчества родителей на празднике;
  6. вызвать у участников праздника эмоциональный отклик на происходящие события: как на саму обстановку праздника, так и на обсуждаемые ситуации;
  7. познакомить со школьными традициями в области приобщения к чтению.

Организационный момент

Мой опыт показывает, что лучше собраться с утра и приурочить взрослый праздник к общешкольному действу – одновременно для родителей всех (пятых-восьмых) классов.

Место действия – актовый зал. Зал украшен детскими рисунками, пространство организовано следующим образом: для 6 групп родителей (к примеру, по 8 человек в каждой) расставлены столы и стулья; для тех, кто предпочитает быть скорее зрителем, чем участником, тоже приготовлены места. На столах – ручки, листы бумаги, фломастеры, клей, листы формата А3.

На сцене – мультимедийный экран (если запланирована слайд-презентация), книжная стойка с книгами, посвященными воспитанию школьников, особенностям детей младшего школьного возраста – на усмотрение школьного психолога, библиотекаря, классных руководителей.

На первом родительском собрании родители получают приглашения на праздник, в которых указывается:

✓ Время и место проведения

✓ Домашнее задание:

– принесите старые журналы о детях и клей

– принесите книгу, которая помогла вам в воспитании ваших детей

Ход праздника

Родители, заходя в зал, занимают удобные места. Звучит мажорная музыка.

Ведущий здоровается, представляется, представляет своих коллег, объявляет о начале праздника, кратко озвучивает программу.

Первый этап

Ведущий предлагает родителям закончить предложения. Сначала каждый отвечает сам, на своем листе, затем обмениваются ответами и формируют групповое мнение из наиболее часто встречающихся ответов или из наиболее оригинальных, или из всех – на усмотрение группы.

Предложения:

  1. Когда я училась (учился) в школе…
  2. Моя первая учительница…
  3. По утрам обычно мы с ребенком…
  4. Я хочу, чтобы в школе мой ребенок…
  5. Я всегда говорю своему ребенку…

С помощью данной разминки, возможно, найти общее, улыбнуться сходству высказываний, отметить оригинальные и смешные ответы.

После того, как групповое мнение сформировано, группы зачитывают свои списки ответов. Ведущий праздника подытоживает ответы, благодарит за откровенность.

Второй этап

Литературная пауза. Родители по желанию рассказывают о книгах, которые помогли им в воспитании детей, или которые просто приятно почитать. Ведущий обращает внимание на находящуюся рядом книжную выставку новинок.

Приятно, что наши родители делились своим опытом, называли классические книги Антона Семеновича Макаренко о воспитании детей в семье, книгу Бенджамина Спока «Ребенок и уход за ним». А также и современные книги по проблемам семейного воспитания: Даниэль Пеннак «Как роман», «Школьные страдания» и другие.

Перед началом третьего этапа ведущий предлагает зрителям присоединиться к группам, или (по ситуации) поменяться местами с сидящими в группах.

Третий этап

Ведущий рассказывает участникам праздника о технике коллажа и предлагает каждой группе, а также, по возможности, и зрителям, создать коллаж на тему: «Наши одноклассники – какие они?».

В течение определенного времени группы родителей, уже познакомившиеся, под мажорную музыку, создают плакат по предложенной технике.

После завершения работы группы представляют коллажи, рассказывают о них, делятся впечатлениями, ожиданиями. Затем все коллажи вывешиваются для всеобщего обозрения. Ведущий отмечает слаженную работу в группах, тепло благодарит всех за участие.

Четвертый этап

Завершение праздника – подарок родителям.

Варианты:

А. Устная благодарность от директора школы.

Б. Театрализованное завершение праздника: директор или ведущая выносит домик-свечу – символа школы, классные руководители читают стихотворение или синквейн о школе, говорят добрые слова.

В. Показ мультимедийной слайд-презентации на темы:

  • «Традиционные праздники и мероприятия в школе»
  • «Путешествие по книжному острову».
  • «Чтобы школа была читающей» – презентация с фотографиями одноклассников-читателей.

Такие встречи позволяют создавать условия для неформального взаимодействия с родителями наших учеников, способствуют укреплению связей между семьями учащихся, создают среду для осуществления девиза школы «Школа – наш общий дом». Пусть чаще встречаются хорошие читатели, ведь как сказал Хорхе Луис Борхес: «Хороший читатель встречается реже, чем хороший писатель ». Возможно для того, чтобы хорошие читатели встречались чаще, мы и затеваем наши встречи…

Одна из главных задач неформальной встречи – создание вокруг чтения детей атмосферу творчества. За некоторое время до конференции собираются взрослые участники: учителя, библиотекари, педагоги дополнительного образования, чтобы договориться, как будет проходить встреча. Руководителям детского чтения предлагается памятка, где впервые происходит знакомство с программой литературного проекта «Горячая десятка» – как пример познавательной деятельности родителей и школьников 5–8 классов.

1.5.2. Памятка руководителю мероприятия

  1. Увлечь участников конференции (объяснить статус, значимость мероприятия для школы) Подготовить эмблему, флаг или девиз семьи.
  2. Сделать увлекательное домашнее задание
  3. Программа «Горячая десятка» из литературного проекта придуманного вами.

В программе принимают участие все заинтересованные лица независимо от возраста и статуса, готовые поделиться с другими людьми своими впечатлениями о прочитанных книгах.

Ограничение рекомендательного списка до 10 книг и краткие аннотации к каждой из них позволяют авторам «горячей десятки» очень ответственно подходить к своему выбору.

Детям предлагается представить отзывы о десяти книгах, заинтересовавших самого ребенка, членов его семьи, друзей, учителей, школьного библиотекаря.

Книги могут быть не обязательно детские, если отзыв пишет кто-то из взрослых членов семьи, может быть любимая книга детства папы или мамы и т. п.

Предлагаем предоставить ребенку право выбора источника для составления своей «десятки»:

  • в кругу семьи (мамы, папы, бабушки, дедушки, братья, сестры…);
  • в кругу ровесников, друзей, одноклассников;
  • опросить учителей, библиотекаря;
  • отовсюду понемножку.

Отзывы представляются в форме портфолио и сдаются организаторам за десять дней до конференции. Цель – размещение на сайте «Дневник. ру». Возможен вариант самостоятельного размещения каждой школой.

Главный продукт, представляемый на конференции – книжная полка семьи, класса, школы, которая может быть выполнена в виде рисунка на листе ватмана, или в электронном виде на слайде. Во время выступления предлагаем прокомментировать одну книгу, самую значимую.

Роль родителя, библиотекаря, педагога

Роль родителя, библиотекаря, педагога в данном части мероприятия сводится к следующим задачам:

  • поддержать, проявить инициативу взрослого читателя, предложить написать отзыв на свою любимую книгу и т. д.;
  • помочь в создании оригинальной книжной полки;
  • разделить с ребенком радость публичного выступления;
  • не упускать возможность запечатлеть участие на конференции, донести до школьного сайта, придать значимость этому событию;
  • на завершающем этапе высказать свои впечатления;
  • написать о конференции взрослым участникам;
  • предложить идеи для следующей конференции.

К участию в конференции были приглашены семьи учащихся 5–8 классов, классный руководитель, библиотекарь, и конечно группа поддержки.

В выступлениях на литературной конференции проявилась индивидуальность каждого участника. Можно демонстрировать видеоряд – слайды с обложками мудрых книг Агнии Барто, Януша Корчака и даже… довольно взрослые произведения Сергея Довлатова.

Так книга Джека Лондона «Время-не-ждет», предложенная одним из родителей, займет достойное место в вашей домашней библиотеке. «Время-не-ждет» – именно так золотоискатели называли главного героя книги. Оказывается, в семье был уговор – не прикасаться к книге Джека Лондона пока вся семья не будет в сборе. «Читали, читаем и будем читать. Все лучшее будем из книжек черпать» – это девиз семьи другого участника мероприятия, и можно сказать всех участников литературной конференции «Путь к книге».

Время действительно не ждет. И научить читать детей, приобщить их к книге, это важнейшая задача современного родителя, педагога, библиотекаря, психолога детского чтения.

1.6. В помощь читающему и размышляющему родителю

История и развитие российской и зарубежной высшей школы различны; как различны и мотивационные факторы студентов разных школ. Русских (российских) студентов в части приложения знаний, идей и опыта всегда волновали глобальные и радикальные проблемы переустройства мира, поэтому представителя русского студенчества традиционно называют реформатором, преобразователем. Студент практически любого из западных университетов (которые, к слову, много старше отечественных и имеют столь же многолетние традиции) после окончания высшей школы традиционно стремится приобрести хорошую работу (преуспеть в профессии), жениться и радоваться жизни.

Возможно поэтому, российское образование сегодня столь лихорадит реформами; и в этом смысле отечественную высшую школу пытаются реформировать радикально, в то же время как западные стандарты кристаллизировались веками…

Развитие многоуровневого высшего образование в европейских странах шло поступательно; образование здесь всегда было добровольным. И его получали те, кто хотел (в некоторых университетах – бесплатно). Тот, кто занимался образованием (наукой) – в то же время занимался и самообразованием – в течение всей жизни (странствующие монахи). Последнее было и в нашем отечестве. Но первое в России никогда не было традицией: Ломоносов, буквально перешагнул через запрет отца в своем стремлении к знаниям, совершил подлог, выдав себя за дворянского сына.

Изобретатель паровой машины Ползунов нисколько не бесталаннее Уатта, но у нашего россиянина не было практически ничего, кроме таланта конструктора, смекалки и небольшой мастерской. На Уатта работали несколько сотен человек, он получил образование в университете, имел хорошую базу для проведения опытов и финансовую поддержку своего государства. Потрясающе много видных и успешных ученых могли бы воспитываться в России и приносить государству пользу, если б только представить, что у наших доморощенных сограждан появилась бы столь желанная база для исследований (как в Европе). Но история не терпит сослагательного наклонения. К сожалению, подобных противоречивых (наводящих на мысль, что у нас в «раша» беды– это не только дураки и дороги), фактов в истории развития образования (а также ярких представителей научной диаспоры) и российского, и зарубежного предостаточно.

Хуже всего то, что сегодня «воз и ныне там». Замечательный отечественный ученый А. Н. Рубакин много раннее разработал модель множественного интеллекта, а вся слава досталась Говарду Гарднеру, методикам которого пытаются научить магистрантов некоторые профессора Герценовского университета; токмо лишь потому, что это направление считается (в частности в магистратуре СПТРКЧ-2011) наиболее перспективным, выгодным – в материальном плане. Уже поэтому, студент сегодняшний и студиолус средних веков не так уж сильно различались в проекции времени и в сравнении между отечественным и зарубежным образованием.

Европейские традиции изначально опирались на Эллинскую школу Древней Греции и Римскую систему образования – как наиболее передовую (в то время); Рим вобрал в себя все лучшее, вынесенное из завоевательных походов в течение нескольких столетий. С XII века в Европе открывается Парижский университет, считавшимся передовым в части научного знания, ибо оное было прямым наследием крестовых походов (в Европе), принесших населению – как гибельную чуму, так и новые открытия в географии. Учитель в европейском университете должен доказывать свое превосходство перед студентом с помощью диспутов, что для отечественного образования средних веков, базирующимся в основном на преподавании некоторых наук при монастырях (догматический способ заучивания наизусть), являлись почти кощунственным. У нас били розгами, в Европе же студент имел большую автономию, ибо университете (как «государство в государстве») не подчинялся светским властям. Судить западных школяров мог только университетский суд. Хартией Папы Римского было дано право на забастовку. Сегодня студенты престижного Болонского университета могут «захватывать» для самоуправления целые факультеты. И ничего страшного для государства не происходит. Все это и многие иные факторы привели к возникновению демократических традиций в образовании по разные стороны границ.

В основе Российского подхода к образованию лежит теория П.Ф. Каптерева (хорошо известная с конца XIX века): образование– государственность– церковь– общество– взаимодействие. Тем не менее, до XVIII века, и если быть более точным, до вступления на престол царя-реформатора Петра I, в России не было вузов вообще (сравним с появлением Болонского университета в 1088 году). Очевидно, не все причины отсталости от Европы можно «свалить» на Татаро-монгольское иго. В отечественной истории был расцвет Киевской Руси (X век), среди знатных граждан культивировалось домашнее обучение детей. Первые мастера грамоты на Руси – священнослужители, поэтому процветало церковно-религиозное образование. Слабостью отечественного образования можно считать отсутствие среднего и начального, что препятствовало и получению высшего образования. Только с 1715 года появляется первая в России Морская академия, на манер «просвещенной Европы». Тем не менее, и далее в отечестве нашем считалось, что если человек получит образование, которое будет выше его статуса (сословия), то иной излишне образованный человек, который не реализовал свои возможности, будет несчастным или даже опасным для остального общества; уйдет в оппозицию.

Снова перенесемся, с позволения сказать, в наш уже XXI «просвещенный век». Что встречаем мы в книге «Успешное чтение: теория и практика» (методическое пособие для педагогов, Издательство Лема, Санкт-Петербург, 2009 г»)?

В заглавии раздела на странице 35 знакового опуса коллектив современных авторов, среди которых и проф. РГПУ Галактионова, поражает воображение словами «От книжной мудрости глупец тупее вдвое…»; с прозрачным намеком на то, что мудрость (знания) нельзя давать всем, а лишь избранным. Я категорически против такого подхода, безусловно порождающего в нашем отечестве (и, слава Богу) новых Ломоносовых и Ползуновых.

Власть предержащие в нашем отечестве всегда боялись передовую мысль, и, надо полагать, не зря. Традиционно почти все сколь угодно революционные движения в России возникали в среде студенчества или людей разносторонне образованных (Петрашевцы, декабристы). Оппозиционная волна второй половины XIX века, перешедшая в подпольно-террористическую работу, имела в основе передовую студенческую мысль: студентами были А. Каляев, Александр и Владимир Ульяновы, Б. Савинков и многие другие деятели, которые впоследствии впишут свои имена в мировую историю. Студенчество активно вливалось в политику, и чем большее сопротивление оказывала власть (другие методы, кроме запрета в России редко применяются), тем скорее приближала она свой естественный закат.

Ф.М. Достоевский («Преступление и наказание»), в свое время студент, писал о студенте Раскольникове. Герои Чернышевского (в культовой вещи «Что делать?» – студенты). Особое мнение по теме российского студенчества, отличное от правящей линии, имел и А.С. Грибоедов.

До последнего времени, с учетом специального отбора в магистратуру, получается странная «картина маслом»: дать образование всем желающим нельзя, а то вдруг «чего случится» – на свою голову. Вот и плодим мы непризнанных гениев, по наитию ступающих вперед по своей и без того скользкой дороге, плодим перспективную оппозицию, и уже не один век… И невдомек, что лучшие результаты всегда получается не там, где люди вынуждены изводить вокруг себя всякую другую жизнь, генерируя мегатонны «нервической энергии», а там, где они, по меньшей мере, солидарны и не стремятся друг другу помешать. В этой части европейская (с позволения сказать, демократическая) система образования даже в 11-м году XXI века дает фору нашей отечественной, «Домостроевской». Очевидно, в России проблема не в реформе образования, и не чем ином, кроме… недоразвитого гражданского общества, до сих пор, уж простите за вольность, находящегося у нас в латентном состоянии развития.

С тех пор, как классик жанра, кстати, бывший студент, прошедший «гражданскую казнь», Ф.М. Достоевский («Идиот») написал следующие строки, по сути ничего особо не изменилось. Прочтите их и вдумайтесь в них. Может, кто и поймет между строк – почему сегодня не только выгоднее и перспективнее жить за пределами РФ, но и почему состоятельные граждане для своих детей до сих пор выбирают европейские университеты; а ведь не спроста…

Вот где «собака порылась». Итак, внимание текст:

«Тут уж сомнения нет, что робость и полнейший недостаток собственной инициативы постоянно считался у нас главнейшим признаком человека практического, даже и теперь считается».

«Недостаток оригинальности везде, во всем мире, спокон века, считался всегда первым качеством и лучшею рекомендацией человека дельного, делового и практического, и, по крайней мере, девяносто девять сотых людей (это уж по крайней мере) всегда состояли в этих мыслях, и разве только одна сотая людей постоянно смотрела и смотрит иначе».

«Изобретатели и гении почти всегда при начале своего поприща (а очень часто и в конце) считались в обществе не более как дураками – это уж самое рутинное замечание, слишком всем известное».

«Какая, например, мать, нежно любящая свое дитя, не испугается и не заболеет от страха, если ее сын или дочь чуть-чуть выйдут из рельсов: «Нет, уж лучше пусть будет счастлив и проживет в довольстве и без оригинальности» – думает каждая мать, заканчивая свое дитя. А наши няньки, заканчивая детей, спокон веку причитывают и припевают: «Будешь в золоте ходить, генеральский чин носить!».

Итак, даже у наших нянек чин генерала считался за предел русского счастья, и, стало быть, был самым популярным национальным идеалом спокойного, прекрасного блаженства. И в самом деле: посредственно выдержав экзамен, и прослужив 35 лет, – кто мог у нас не сделаться, наконец, генералом и не скопить известную сумму в ломбарде? Таким образом, русский человек, почти безо всяких усилий, достигал, наконец, звания человека дельного и практического. В сущности, не сделаться генералом мог у нас один только человек оригинальный, другими словами, беспокойный».

Исходя из постулата «Читают взрослые – читают и дети, а не наоборот», который подтверждается исследованиями не только отечественных ученых (Беленькая, 2005; Тихомирова 2003, 2009 и др.), но и нашими зарубежными коллегами (Дж. Трилиз, 1996 и др.), мы считаем приобщение к чтению родителей школьников действенным способом опосредованного приобщения к чтению самих школьников. Основанием для такой гипотезы является фактор подверженности детей семейному влиянию и хорошей восприимчивости детей к влиянию. Очевидно, в качестве инновации полезна разработка программ, направленных на повышение мотивации детского чтения в семье.

Казалось бы, в чем здесь проблема, ибо нужно только мотивировать или приучить взрослых читателей к книге, и навыки чтения, личностный интерес будет привит их детям почти «автоматически»?

Проблема в том, что родительская индифферентность к чтению вообще и к проблемам детского чтения – в частности, стала главной преградой реформы чтения.

Издание методических рекомендаций для родителей; программа предотвращения «Летнего спада чтения» (Summer Slide); программа «Общие начинания» (Shared Beginnings), представляющая собой систему социально-педагогического сопровождения родителей в процессе развития культуры чтения ребенка.

Дополнительные источники

Чтение с листа, с экрана и на слух: опыт России и других стран: сборник материалов для руководителей программ по продвижению чтения/ сост.: Е.Ю. Гениева. Ю.П. Мелентьева. – М.: РШБА, 2009. – 256 с// Трилиз Джон. Новое руководство по чтению вслух. // с. 96–137.

Программа «Общие начинания» (Shared Beginnings) http://www.sharedbeginnings.org.uk

1.6.1. Рефлексивные способы обучения

Стратегия рефлексивного обучения (как интеграция вербальных и невербальных средств обучения) – это процесс преобразования стереотипов опыта, внутренние условия выхода в инновационную (порождение новых идей, построение нового опыта) практику. Исходными же являются фазы проблемы (вызова) и реализации смысла.

Обратная связь в виде профессиональной рефлексии – это соотнесение себя, возможностей своего «Я» с тем, чего требует избранная (избираемая) профессия; в том числе – с существующими о ней представлениями. Эти представления не стоят на месте – они развиваются.

Современные образовательные стандарты в большой степени нацеливают на оснащение будущего специалиста знаниями, нежели на формирование его профессионально-значимых личностных характеристик.

Важное значение для подготовки специалиста любого профиля имеет развитие у него профессиональной рефлексии как свойства личности, мышления и условия, необходимого для его творческой самореализации и достижения высокого уровня профессионального мастерства.

Для понимания сущности рефлексивного обучения мною изучались психолого-педагогические условия формирования и развития различных видов рефлексии (интеллектуальной, коммуникативной, социально-перцептивной (образ «я» глазами других людей) личностной (образ «я»: реальный и идеальный) и профессионально-педагогической) на разных ступенях непрерывного образования.

Поскольку личностная рефлексия четко отражается в самооценке человека, рефлексивный автопортрет включает в себя самооценку, которая восходит от образа личности глазами других, что позволяет конкретной личности корректировать и самосовершенствовать себя.

В ходе развивающего обучения и развития личности наряду с традиционными технологиями широко применяются методы активного обучения (деловые игры, тренинги, организационно-деятельностные игры), методы психолого-педагогической диагностики, внедряются также методы научно-исследовательской деятельности учащихся, студентов и преподавателей.

Целенаправленная и систематическая работа по формированию и развитию профессиональной рефлексии на всех уровнях системы непрерывного образования способствует улучшению качества знаний, умений и навыков, в том числе будущих профессиональных специалистов, повышению их потребности в самообразовании, самосовершенствовании и развивает творческую активность.

Изучение и развитие профессиональной рефлексии будущих специалистов необходимо проводить целостно и системно, во всех ее аспектах и проявлениях, с учетом индивидуальных личностных особенностей будущего профессионала и специфики его профессиональной деятельности.

Лучше всего начинать работу по формированию и развитию профессиональной рефлексии целесообразно еще в системе довузовского обучения, а затем продолжить ее на этапах вузовского и послевузовского образования.

Наиболее целенаправленно и активно развитие профессиональной рефлексии специалиста (педагога) следует осуществлять в процессе его учебно-профессиональной подготовки в вузе. При этом студенты должны не только овладевать теоретическими знаниями и практическими навыками по избранной специальности, но и познакомиться с азами научного творчества, осваивать приемы самообразования и самосовершенствования.

Развитие рефлексивного творческого мышления, осознание его значения для творческого решения профессиональных задач будут способствовать активизации познавательной деятельности студентов и систематической работе по повышению ими своей профессиональной компетентности, при этом важная роль в развитии профессионально-рефлексивных способностей и умений отводится вузовским преподавателям, которые сами обязаны иметь высокий уровень развития профессиональной рефлексии и владеть рефлексивными технологиями решения учебных, воспитательных и профессиональных задач, чтобы обучать этому студентов.

Рефлексия как средство формирования профессиональной компетентности особенно актуально в процессе подготовки специалистов в высших учебных заведениях.

Сознательно (рефлексивно) опираться на свои «сильные стороны» и минимизировать свои «слабые стороны» в педагогической деятельности позволяет дифференцирующая функция рефлексии.

Рефлексивность позволяет психике выделить и зафиксировать в самой себе те или иные стороны своей качественной определенности; репрезентировать свои особенности. Благодаря дифференциации становится возможным «доступ» к каждому отдельно взятому его качеству, психическому свойству. Такая подвластность произвольному контролю делает рефлексию необходимым качеством педагога.

Рефлексия играет детерминирующую роль относительно других профессиональных качеств, поэтому любой учебный процесс должен быть организован так, чтобы рефлексия формировалась не стихийно, а целенаправленно. Важно разделить 2 уровня рефлексии: рефлексия по поводу собственного учения (в позиции, ребенок) и рефлексия по поводу организации обучения (в позиции родитель, педагог).

Ребенок взаимодействует с другими детьми в позиции «обучаемого» (плоскость учения),

Он же в другой период времени находится в метапозиции рефлексивной плоскости, где подвергает самоанализу себя и как учащегося и как обучаемого.

За счет удержания позиции ученика становится возможным выход в метапозицию. В рефлексивной плоскости конструируется учебная ситуация, которая рассматривается через учебную и профессиональную деятельность. Развитие рефлексивных способностей в таких условиях происходит не стихийно, а осознано.

В процессе рефлексии, т. е. анализа и понимания себя как учащегося, ребенок осознает, что происходило на занятии, познает саму ситуацию и себя. Рефлексия проходит в групповой и индивидуальной формах, и в том и другом случаях она может осуществляться устно или письменно. Во время рефлексии детям помогают взрослые опросы: «Что вы хотели получить в процессе чтения?», «Что получили на самом деле?», «В чем совпадения и несовпадения планов, ожиданий и реальных результатов?», «В чем причины несоответствий?».

Важно, чтобы результаты рефлексии стали основанием для планирования родителем (педагогом) последующей деятельности.

Рефлексивная деятельность взрослого профессионала развивает его способность видеть проблемы собственной профессиональной деятельности, модифицировать ее за счет своих внутренних ресурсов, самостоятельно осуществлять свой выбор, принимать ответственность за свои решения.

В данном случае основная стратегия состоит в создании условий, обеспечивающих приобретение профессиональных рефлексивных знаний, заинтересованное отношение к рефлексивной деятельности, стимулирующей собственно рефлексивное поведение профессионала в целом. Она помогает человеку сформулировать получаемые результаты, предопределить цели дальнейшей работы, скорректировать свой профессиональный путь.

Рефлексия – не столько констатация наличия или отсутствия профессиональных качеств, сколько стимулирование их развития, обогащения, усиления.

1.6.2. Актуализация новых (забытых старых – в части духовности) культурных ценностей

В сфере идеологии жизнеспособность поколения определяется наличием в общественном сознании молодежи общезначимых ценностей, объединяющих поколения, и соответствующих духовной культуры, ибо «…корни террора лежат… и в низком уровне образования подрастающего поколения, а порой – в отсутствии самой возможности получить образование…» (В. В. Путин, эфир 1 канала ТВ, 5.10.2009). Для России наличие развитой системы образования является необходимым условием для стабилизации геополитической обстановки на всей территории и сохранения единого ментального пространства России в целом.

Выпускнику современной школы, на мой взгляд, нужны не сумма знаний и умений, а способности к их получению; не столько исполнительность, сколько инициатива и самостоятельность.

Саморазвитию научить напрямую нельзя – такой навык дистанционно не передается. Но педагог может создать условия для «выращивания» этой способности. Умение создать такие условия является первейшим профессиональным требованием к педагогу современной школы. Для реализации новых целей образования нужен новый учитель – педагог-творческий профессионал. В отличие от специалиста в предметной области – профессионал должен уметь работать с процессами образования и развития. Педагог-профессионал – это уже не транслятор предметных знаний, ибо он становится организатором учебной работы по решению творческих задач, многоплановой социально значимой деятельности подростков. Педагог имеет дело с человеком развивающимся, его действия строятся на знании психологии личности, основных подходов к пониманию и объяснению характера, развития личности в определенные периоды жизни. Поэтому каждый учитель должен получить психологическое образование и психологическую подготовку. Психологическое образование невозможно получить путем простого суммирования различных психологических дисциплин, а психологическую подготовку – несколькими часами студенческой практики.

Именно поэтому при обучении студентов в педагогических вузов и на курсах повышения квалификации учителей целесообразно ввести курс «Психологической антропологии» – целостного учения о субъективной реальности человека, его становлении и развитии в образовании. Этот курс должен стать основой психологического образования педагога.

Инновации в образовании. К вопросу о целесообразности духовного воспитания посредством введения в методические программы обучения курсов «слова божия»

Образование в обществе, как институт развития личности, не может находиться в застое, стагнации, оно динамично развивается. Так происходит во всех странах, где понимают необходимость соответствовать общемировым тенденциям развития. Одна из инноваций в России за последние годы, активно муссирующаяся в СМИ – введение религиозного воспитания в современную систему образования. Замечено, что обращение к религии закономерно усиливается в кризисные периоды развития социума. Так 53 % респондентов из различных социальных групп (Россия, исследования ВЦИОМ, 2009) считают себя верующими; 35 % – колеблющимися; 10 % – неверующими. Тем не менее, введение в настоящей ситуации курсов православия, ислама и других религий в качестве самостоятельных в условиях полиэтничного и поликонфессионального социума не может способствовать интеграции общества, а наоборот, несет в себе вероятность дестабилизации.

Да, такой курс нужен, но только в культурологическом аспекте. Анализ различных религий как философско-нравственных систем будет воспитывать толерантность и уважение к чужой культуре, и служить целям интеграции общества.

Эффективное, прочное, применимое к новым ситуациям, образование в основе своей представляет способность осмыслить информацию, и использовать идеи, находящиеся в пределах «видимости» информационного поля, под рукой.

Лучше всего это происходит, когда учащиеся синтезируют и принимают чужие представления как свои. Для этого учащиеся вправе подвергать сомнению достоверность или авторитетность полученной информации, тщательно проверять логику доказательств, самостоятельно анализировать, делать выводы, конструировать новые примеры для ее применения и, т. е. владеть определенными навыками научно-познавательной деятельности.

Все это способствует образованию гармоничной личности в среде учащихся.

Глава 2. Работа (рекомендации) для школьников

В этой главе рассматриваются не менее главные вопросы – как помочь школьнику-подростку в общении со сверстниками и получить максимум пользу от знакомства с художественной литературой

Перелистывая страницы наших разработок, вы можете познакомиться с опытом проведения литературных встреч школьников, родителей, учителей, библиотекарей, воспитателей группы продленного дня. Мы учим детей «не уча», наши методики просты и понятны, позволяют дать детям «начала анализа» книг и развивать гармоническую личность.

2.1. Интерактивные методы взаимодействия при чтении

2.1.1. Как получать пользу от прочитанного

Получать пользу от прочитанного можно несколькими простыми способами, лучший из которых – записывать в произвольный (специальный) дневник цитаты. Понравившиеся высказывания героев повествования, сюжеты, характеры, выходные данные книги для последующих ссылок с номерами страниц – все то, что «цепляет за душу» непосредственно вас как читателя.

К слову, выходные данные лучше сразу записывать в соответствии с принятыми ГОСТами, поскольку корректное цитирование предполагает именно правильное указание авторства цитаты. На каждую прочитанную книгу рекомендую завести отдельный дневник читателя, и, если вы ведете дневник в ПК, соответственно озаглавливать сей файл по названию книги и автора. Отдельные файлы я складываю в обобщенную папку «Дневник читателя» с указанием года, к примеру, присваиваете word-файлу имя «ДЧ_2013» – это помогает лучше сориентироваться впоследствии. Внутри файла также рекомендую выделять темы, связанные с цитатами (пример – ниже).

Некоторые, наиболее актуальные в настоящий момент цитаты, рекомендовал бы выделять жирным шрифтом или курсивом. В сплошном тексте (когда цитат в файле много) их найти проще, и они сразу бросаются в глаза. Помните и то, что в разные периоды жизни, и даже при различном настроении, нас могут «цеплять» совершенно разные высказывания автора «человек в течении всей жизни задает себе одни и те же вопросы, меняются лишь ответы»). Таким образом, создается мой домашний архив-дневник, который уже не раз оправдывал свое существование.

Учитывая строгую индивидуальную организацию каждого читателя, конкретный дневник читателя будет совершенно неповторимым, и его можно будет с успехом применять для собственного литературного творчества (ежели таковое будет актуально в перспективе) или в процессе повышения уровня образования, выступлений, подготовки докладов, статей, и даже для обывательского общения с вашими соседями и коллегами по работе.

В любом случае от ведения дневника – дневника читателя – как называю его я, ваши интеллектуальные способности и личностный рост только выиграют.

Пример записи в дневнике читателя представляю ниже.

2.1.2. Три отрывка, как пример записи для читателей-подростков

Здесь приведу пример моего «Дневника читателя». Например, папка «ДЧ_2010», встроенная папка «Милан Кундера», в ней – ворд-файл «М_Кундера_Шутка». Далее содержание файла.

Кундера М. Шутка: Роман/ Пер. с чеш. Н. Шульгиной. – СПб.: Издательская группа «Азбука-классика», 2009 – 416 с.

Любовь

Одна моя добрая знакомая, женщина весьма легкого нрава (чем я изрядно злоупотреблял) обручилась с одним физиком, и на сей раз была готова, наконец, испытать любовь; но чтобы суметь почувствовать ее как любовь настоящую (отличную от десятков любовных связей, через какие прошла) она отказывала жениху в телесной близости вплоть до самой брачной ночи: бродила с ним вечерними аллеями, жала ему руку, целовалась с ним под фонарями и так давала своей душе (не обремененной телом) воспарять на головокружительную высоту. Через месяц после свадьбы они развелась с ним, горько сетуя на то, что он обманул ее большое чувство, ибо показал себя плохим любовником, едва не импотентом.

Это объяснение (столь мелодраматическое и, однако же, столь правдоподобное) навеяло мне мысль о печальном разладе между душой и телом.

Некоторые люди заявляют, что любят человечество, а иные с полным правом возражают им, полагая, что любить можно лишь кого-то определенного, то бишь отдельную личность; соглашаясь с этим, я хочу лишь добавить, что замечание относится равно как к любви, так и к ненависти. Человек, существо, взыскующее к справедливости, уравновешивает тяжесть зла, которая была ему взвалена на плечи, тяжестью своей ненависти. Но попробуйте-ка нацелить ненависть на чисто абстрактный мир принципов, на несправедливость, фанатизм, жестокость, или, придя к тому, что достоин ненависти сам человеческий принцип, попробуйте-ка возненавидеть все человечество! Такая ненависть слишком надчеловеческая, и потому человек, чтобы облегчить свой гнев (сознавая его ограниченные силы), сосредотачивает его, в конечном счете лишь на отдельном лице.

Мщение

С затянувшейся отсрочкой мщение превращается в нечто мнимое, в личную религию, в миф, отторгаемый с каждым днем все больше от действующих лиц, которые в мире мщения остаются прежними, хотя на самом деле (лестница в постоянном движении) они уже давно другие: сейчас другой Ян стоит перед другим Земанеком, и удар, который я задолжал ему, нельзя ни воскресить, ни возродить, он окончательно потерян, и стукни я его нынче, спустя годы, мой удар был бы совершенно непонятен, а поскольку непонятен, приобрел бы затем и совершенно иные, чужие, не продуманные мною значения, он стал бы чем-то другим, чем был в моем замысле, он мог бы обратиться в совсем иную сторону, и я бессилен был бы направить, а тем паче оправдать его.

Все будет забыто и ничего не будет искуплено. Задачу искупления (отмщения и прощения) выполнит забвение. Никто не искупит учиненных неправд, ибо все неправды будут забыты.

2.2. Групповые формы взаимодействия

2.2.1. Как читать и спорить в кругу близких людей

Тесное сотрудничество учителей, родителей, библиотекаря, педагога дополнительного образования создают условия, помогающие ребенку стать настоящим читателем. Для нас особо важно поднять статус читающей семьи, помочь родителям построить вокруг чтения семейный досуг, общение, сотворчество разных поколений одной семьи. Это очень важно в той ситуации, когда общество становится гедонистическим; то есть ориентированным на удовольствия. Важно понимать, что семейное чтение – это не просто чтение ребенку, это совместная деятельность, которая, сегодня, к сожалению, утрачивается, как и семейные прогулки, семейные обеды…

Однажды попросил ребят обсудить в кругу близких «рецепт» семейного чтения. И вот что получилось в результате, из разных ответов можно составить стишок:

«20 граммов общения,

30 граммов терпения,

70 щепоток внимания

и 100 ложек желания».

Таков шуточный, на первый взгляд, объединенный «рецепт» чтения семей второклассников. А ведь именно общение, понимание, доверие и таит в себе чтение.

Одна из нетрадиционных форм взаимодействия семьи и школы – это встречи в школьном литературном кафе, которое можно организовать практически в любой школе, к примеру в формате школьной библиотеки. Здесь собираются одноклассники, родители, учителя, библиотекарь и в неформальной обстановке знакомятся с очередным новым художественным произведением. Как это происходит?

Сначала читают его вслух, по кругу, в небольших смешанных группах (от 2-х до 5-ти взрослых и детей), а затем активно обсуждают.

Возникает удивительно доверительная атмосфера, позволяющая высказать любые мнения; всех объединяет содержание только что прочитанного произведения.

Главное, над чем серьезно надо поработать при подготовке мероприятия, особенно его пилотной стадии – это над творческой организацией пространства, выбором конкретного произведения и продумыванием заданий – вопросов, затрагивающих личный интерес взрослых и юных читателей. Это очень важно для воспитания гармоничной личности.

Впервые наш выбор пал на рассказ Юрия Коваля «Выстрел» из сборника «Чистый Дор». Притянуло уже знакомое имя автора, его точный, образный язык; неожиданный сюжет произведения и спорное поведение героев. Сюжет не нов, но вполне захватывает ребят.

Крохотная деревенская школа. Семилетнюю Нюрку оставляют дежурить и охранять от ястреба кроликов. Быстро и умело выполнив все обязанности, героиня просит присмотреть за пушистыми питомцами маленького Витю, а сама убегает на картофельное поле к знакомым ребятам. Над школьным двором звучит выстрел – это Витя стреляет из охотничьего ружья.

Вскоре он услышит похвалу и крики восторга, адресованные ему – как самому юному, меткому стрелку, и резкое обвинение в гибели «такой красивой птицы», с которым совсем не хочется мириться. Так по-разному отреагируют герои Юрия Коваля, обыкновенные деревенские ребята, на выстрел.

Перед тем как все участники получили в руки текст рассказа, мы предложили пофантазировать, о чем может быть рассказ с названием «Выстрел». В маленьких группах обсуждения высказывались предположения:

«Возможно какие-то военные события. Герой-снайпер спасает попавшего к врагам…»

«Может быть, это рассказ о браконьерах в каком-нибудь заповеднике, их злых проделках…»

«Ребята раздобыли в деревне ружье и стали учиться метко стрелять. Только это очень трудно. Попали в какого-нибудь зверька. Переживали».

«А я думаю, что это выстрел в сердце стелой Амура. Это о любви!»

«Вдруг это о спортсменах… Или друзья пришли в ти, р и там, что-то произошло…»

Свободный прогноз содержания вызвал общее оживление и желание взрослых и детей поскорее познакомиться с произведением Ю. Коваля.

Наконец, полный рассказ «Выстрел» у каждого в руках. Предлагаем читать его вслух, постранично, одновременно во всех группах, причем участники, взрослые и второклассники, будут сменять друг друга в процессе чтения.

Некоторые тотчас же приступают к чтению, лишь чуть сдвигаются поближе друг к другу. Другие не решаются начать, поглядывают то на рассказ, то на родителей и учителей, то на друзей и соседние столики. Но уже зазвучало негромкое чтение, уже сосредотачиваются заинтересованные лица слушателей; втягиваются все. Вот оно таинство чтения!

Внимание, важно!

После знакомства с рассказом Юрия Коваля вспоминаем, кому удалось в свободных фантазиях предугадать авторский замысел. Постепенно переходим к обсуждению прочитанного, обращая внимание взрослых и детей на то, что мы не ищем правильного ответа на вопросы. Можно выдвигать любые версии, высказывать свое мнение, но только опираясь непосредственно на текст. Право не приходить к общему мнению; каждому иметь право на свою точку зрения, свое толкование, если он может подтвердить его фрагментом из произведения – это записано в правилах школьного литературного кафе, где мы и собрались. Для активного обсуждения мы задаем ребятам наводящие на размышления вопросы:

  • Если открыть словарь, то имени Нюра мы там не найдем. А какое настоящее имя у героини?

Ребята задумываются, искренне удивляются, услышав ответ взрослых. Со знанием дела кивают головами лишь Анны.

  • Представили себе Нюрку? Поделитесь!

«Самая серьезная из этих ребят. Самостоятельная». «Хозяйственная. Работящая. Строгая и деловитая такая». «Мне кажется, она старше всех ребят». «Да она же только в первом классе! Нюрка младше всех в этой школе!» «А кажется взрослой…». «Это потому, что она такая умелая, рукастая». «И у Нюрки есть свое мнение…».

  • Вы – городские школьники, а герои Юрия Коваля – ребята из деревни. В чем разница?

«Они умеют делать многое руками». «Их всего во всей школе 4 человека, у нас в городе нет таких маленьких школ». «Ребята по-настоящему помогают взрослым. И на поле картошку вышли убирать, и за кроликами ухаживать». «А кролики – это вовсе не взрослых, это же их собственные школьные кролики! Да еще 104 штуки. Это же очень ответственно…».

  • Нюрка – дежурная! Найдите отрывок в тексте, пробегите глазами. Что особенно понравилось в ее дежурстве? Выделите карандашом.

«Как кролики «порхали от ее веника». «Нюрка заботливо пустила их из клеток в загон, чтобы побегали, порезвились». «Очень забавно, что кролики подмигивали ей, мол, давай-давай побольше ботвы». «Как же быстро Нюрка все успела сделать, ей даже скучно стало, а ведь кроликов больше ста!».

  • Подумайте, почему героиня доверяет кроликов Вите (не торопитесь, ведь причин много)?

«Именно потому, что доверяет; Витя же тоже деревенский!» «Может, хочет приучить его к хозяйству?» «Нюрке стало скучно, и она решила сбегать на картофельное поле, навестить своих ребят, может даже помочь им». «Витя сидит, палочкой играет и ничего не делает, явно скучает». «Витя знает, как пользоваться ружьем и, значит, защитит кроликов». «Нюрка Витю очень хорошо знает. Как он смешно и уважительно называет Нюрку матушкой». «Витя мне показался серьезным, такому можно поручить присмотреть за кроликами».

  • От звука выстрела до момента, когда Нюрка увидела Витю живым, девочка пережила самые разные чувства. Разложите перед собой карточки, показывая всю гамму Нюркиных чувств.

На этом этапе участникам обсуждения предлагаются разноцветные (вырезанные из картона) прямоугольные карточки со словами «недоверие», «восторг», «удивление», «испуг», «недоумение», «страх», «спокойствие», «радость», «злость» и две карточки – чистые.

Участники обсуждения спорят: страх или испуг?

«Нюрка так быстро бежала, что настоящий страх испытать не смогла». «Потом рассердилась на Витю. Даже разозлилась, ведь Нюрка кричит: «Кто стрелял?». «Она могла подумать, что Витя просто баловался с ружьем. Уже спокойнее начинает разговаривать, а потом удивляется». «А может чувство недоверия? Ведь здесь написано: «Глядя на ястреба, Нюрка не верила, что это Витя его…». «Я бы убрал карточки со словами «радость», «восторг». «Все– таки радость была! Ведь Нюрка представляла страшную картину, а произошло совершенно другое». «Но в рассказе о Нюркиной радости ничего нет, это все ребята «завопили от восторга», а Нюрка думает об убитом ястребе». «Может последняя карточка именно «недоумение»: «Как Витя мог убить ястреба?»

  • В какой момент Вы переживали за Нюрку?

«Когда она с поля бежала, не зная, что там за выстрел». «Нюрка стала говорить о том, что ястреба жалко, а все ребята на нее накинулись, стали ругать». «А Нюрка не кричит, просто говорит, может быть, она жалеет, что показала Вите ружье, может, чувствует свою вину». «Я переживала за Нюрку, когда она молча вывалила картошку прямо на траву. Она такая одинокая в этот момент».

  • На этапе, когда детское осуждение достигает эпогея, разгорается спор, к активному обсуждению приглашаются родители для прочтения вслух отрывка из рассказа «Выстрел».

Произошло событие. Герои Коваля по-разному воспринимают его. С кем вы согласны?

Читают отрывок:

«А Федюша Миронов изо всей силы гладил его по голове и просто кричал:

– Молодец! Молодец!

– А мне ястреба жалко, – сказала Нюрка.

– Да ты что! Сколько он у нас кроликов потаскал!

– Все равно жалко. Такой красивый был!

Тут все на Нюрку накинулись.

– А кого тебе больше жалко, – спросил Федюша Миронов, – ястреба или кроликов?

– И тех и других.

– Вот дуреха-то! Кроликов – то жальче! Они ведь махонькие. Скажи ей, Витька. Чего ж ты молчишь?

Витя сидел на крыльце и молчал.

И вдруг все увидели, что он плачет. Слезы у него текут, и он совсем еще маленький. От силы ему шесть лет.

– Не реви, Витька! – закричали братья Моховы. – Ну, Нюрка!

– Пускай ревет, сказала Нюрка. – Убил птицу – пускай ревет.

– Нюрка! Нюрка! Имей совесть! Тебя же поставили сторожить. Сама должна была убить ястреба.

– Я бы не стала убивать. Я бы просто шуганула его, он бы улетел.

Нюрка стала растапливать печку, которая стояла в саду. Поставила на нее чугун с картошкой. Пока варилась картошка, ребята все ругались с ней, а Витя плакал.

– Вот что, Нюрка, – под конец сказал Федюша Миронов, – Витька к ястребу не лез. Ястреб нападал – Витька защищался. А в сторону такой парень стрелять не станет!

Это были справедливые слова. Но Нюрка ничего не ответила.

Она надулась и молча вывалила картошку из чугуна прямо на траву».

«Я за мальчишек, ведь ястреб уже столько маленьких кроликов погубил». «Я бы Витю поддержала и мне слова Федюши Миронова понравились». «Думаю, что Нюрка права, но и Витю жалко».

Затем переходим к новому этапу обсуждения.

Рисуем на листке дерево (назовем его – «волшебное дерево») с раскидистыми ветвями, как генеалогическое древо.

Допустим, что это дерево символически обозначает отношения между героями произведения. Найди и отметь себя на этом рисунке, а также вырази свое отношение к героям, подписав их имена рядом с соответствующим человечком.

Предлагаем всем участникам внимательно рассмотреть изображенных здесь человечков. Вместе определяем, какое душевное состояние может выражать фигурка отвернувшегося человечка. Ответы снова разделились.

«Может быть он очень огорчен». «Он хочет побыть один, о чем-нибудь подумать». «Его обидели, и он сердит». «Может быть, он в ожидании чего-то». «Знаете, для меня – это Нюрка. Такая расстроенная, одинокая». «А мне кажется, что Нюрка больше напоминает человечка, который сидит, обхватив колени, в стороне от всех».

Так постепенно находим на «Волшебном дереве» всех героев рассказа Юрия Коваля. Предлагаем каждому отметить и себя на рисунке…

Дети уже знакомы с заданием «Волшебное дерево», предлагают свою помощь взрослым. В группах обмениваются своими набросками, поясняя свой выбор.

  • Почему, «пока варилась картошка, ребята ругались с Нюркой», а Витя плакал?

Выслушиваются ответы. Чуть позже стоит обратить внимание на то, что когда Витя попал в ястреба, видел птицу с изломанными крыльями, с дырками от дроби, то он не плакал, а спокойно сидел и «крутил свою палочку».

«Обидно было слышать резкие Нюркины слова». «Да он же еще маленький, даже в школу не ходит». «Ведь вся ссора с Нюркой разгорелась из-за него. Вот Вите и тяжело так, что даже расплакался». «Стало вдруг жалко убитого ястреба». «Да, он почувствовал, что ястреба не вернуть». «Плакал потому, что запутался. А как надо было поступить?» «Что-то понял из Нюркиных слов, стало плохо, да тут еще все мальчишки кричат, что он молодец». «Витя, может быть, сам не ожидал от себя такой меткой стрельбы. Сначала обрадовался, и лишь через какое-то время понял, что погубил ястреба. Вот он и плачет». «Может, ему хочется, чтобы Нюрка его простила, он чувствует свою вину. Ведь Нюрка сказала, что надо кричать изо всех сил, звать ее, если налетит ястреб».

  • Появилось желание изменить в своем «Волшебном дереве» отношения между героями? Можно провести стрелочки.

Вновь возвращаемся к именам героев Ю. Коваля и каждого присутствующего читателя рассказа «Выстрел». Посетители литературного кафе задумываются, кто-то проводит карандашом стрелку от одного героя к другому, поясняя, почему изменил расположение, кто-то перечитывает рассказ…

Звучат высказывания… И взрослым, и детям хочется говорить о героях Юрия Иосифовича Коваля. Сравнивать с собой, объяснять причину поступка, защищать героя. Рассказ «Выстрел» навел на рассуждения о праве выбора, об ответственности за свой выбор. Мы читали, спорили, переживали в кругу близких людей.

По окончании обсуждения дайте ребятам задание для закрепления результата.

2.2.2. Задания для подростков по обсуждению прочитанных книг

Задание «Волшебное дерево»

Эта методика в деталях рассмотрена выше. Допустим, что это дерево символически обозначает отношения между героями произведения. Найди и отметь себя на рисунке, а также вырази свое отношение к героям, подписав их имена рядом с соответствующим человечком.

Задание «Прогноз»

Новое задание на ту же тему творческого чтения. Пролистав выбранную книгу и изучив обложку, ты можешь попытаться догадаться – о чем она? Напиши свои предположения о героях этой книги, а также придумай конец еще не начавшемуся приключению. Не бойся излагать любые идеи, даже самые необычные. После прочтения книги сравни свои предположения с настоящим развитием событий.

2.2.3. Практические мастерские чтения

Здесь логично использовать приемы развития критического мышления при работе с текстом. Все произведение разбили на отрывки, требующие логического завершения (предположения, прогноза) от подростка-читателя. Предлагаемые вопросы носили открытый характер, допускающий вариативность ответов. Использованы уточняющие, творческие, оценочные вопросы, активизирующие обсуждение. В процессе такой беседы проявлялся личный опыт ребенка, предоставлялась возможность «прожить» ситуацию с героем и более осознанно воспринять авторский замысел сюжета. Это начало анализа.

Заметна эффективность использования информационных технологий наряду с традиционным печатным текстом. Возможность выноса отрывка для коллективного обозрения и обсуждения. Подача текста с экрана дозирована, с учетом особенностей младшего школьного возраста: Крупный шрифт, объем текста 4–5 предложений. В обсуждении юные читатели опираются на слова автора, доказывая свою точку зрения. Создается единое пространство, в котором и чтец и текст становятся «действующими лицами».

Постоянное переключение внимания с экрана на индивидуальную страницу с отрывком произведения позволяло удерживать интерес младшего школьника, активизировало мыслительную деятельность всех участников.

Внимание, важно!

Та атмосфера, которая рождается на литературной встрече, где нет «четких полюсов белого или черного, правильного или неправильного, умного или глупого» позволяет прислушаться к себе, взглянуть другими глазами на собеседников.

В этом есть главная ценность совместных встреч детей и взрослых с книгой. Возможность взрослых открыть для себя современную детскую литературу, научиться (точнее вспомнить хорошо забытое старое) снова быть молодыми. Найти новые ответы на привычные вопросы, которые ставит перед нами жизнь.

Цель мастерской : Знакомство с произведениями детской литературы современных отечественных авторов. Создание атмосферы доверительного диалога в кругу взрослых и юных читателей. Поиск точек соприкосновения героев разных поколений. Стимулирование мыслительной и творческой деятельности читателей произведения.

Приемы : «Чтение с остановками и осмыслением»

Оборудование : Сборник выбранных рассказов; мультимедийная установка; презентация, содержащая иллюстрацию к рассказу и отрывки произведения; раздаточный материал – распечатанный текст; карточки с названиями профессий (к примеру, биолог, почвовед, писатель-натуралист, физик); толковые словарики; музыкальный центр; диски легкой музыки.

Организация пространства:

  • уютные столики на 4–5 человек;
  • проросший репчатый лук в стеклянной банке на каждом столике;
  • конверты с раздаточным материалом для каждого участника;
  • карандаши;
  • листы «Мои размышления»;
  • правила для участников литературной встречи;
  • настенные плакаты с высказываниями современных писателей о роли книги в жизни человека;
  • стрелочки – оригами с детскими рассуждениями «Моя любимая книга… А Ваша?» (из опыта организации читательского пространства педагогов школы № 700 Василеостровского района Санкт-Петербурга научно-практической конференции «Педагогика текста», 2011 год).

Все мероприятие можно условно разделить на несколько значимых этапов.

Встреча приглашенных гостей

По мере произвольного заполнения мест литературной гостиной ведущие предлагают гостям – участникам прикрепить свою стрелочку с указанием любимого художественного произведения «Моя любимая книга…А ваша?» Это простое действие создает доверительную атмосферу, настраивает на диалог всех разновозрастных участников литературной встречи, вызывает искренний интерес к вновь названным книгам и их авторам.

Начинает встречу ведущий:

– Добрый день! Вы оказались за одним столиком, познакомьтесь, пожалуйста, подумайте, что Вы ждете от нашей сегодняшней литературной встречи? Есть ли у вас конкретные пожелания? Кто Вас пригласил на нашу встречу? Что привлекло ваше внимание в нашей литературной гостиной (выслушиваются высказывания самых раскрепощенных участников; сразу заметно разделение детей на тех, кто активен, смел в суждениях и даже напорист, и на других, тех, кто пока предпочитает слушать, привыкает, адаптируется, анализирует, размышляет, чтобы вскоре сказать и свое слово).

Знакомство с произведением

Для примера возьмем любой рассказ, соответствующий читательском адресу подростков и обозначим его как ХХХ.

Ведущий продолжает встречу:

– Знакомство с новым рассказом современного московского писателя ХХХ мы предлагаем начать с иллюстрации. Вот она! Пожалуйста, в течении нескольких секунд молча рассмотрите иллюстрацию, что вы видите? (очень терпеливо ведущими принимаются все ответы).

– «Что могло происходить? Что позволяет Вам так предполагать?

– Что еще есть на иллюстрации, о чем никто еще не говорил?

– Предположите, кто эти герои?

– Где происходит событие?

– Подумайте, что могло привлечь внимание художника?»

Внимание важно!

Фиксируем главные ответы на поставленные вопросы: «итак, мы смогли увидеть…, предположить…, почувствовать…»

Затем ведущий обобщает высказывания участников литературной гостиной, повторяет их для закрепления результата, не внося своих комментариев.

«Посмотрите, как много возникло у нас предположений! Художник прочитал и по-своему передал отношение к рассказу ХХХ. У кого возникло желание самому прочесть произведение? Ну, что ж, в путь к книге!»

На большом экране демонстрируется первый отрывок. Прочитывается вслух одним из взрослых участников литературной встречи.

«Когда я был маленький, о моем упрямстве ходили легенды. Нужно при этом отметить, что легенды ходили в довольно узком кругу – я, мама и папа. Тем не менее, мама много раз повторяла их, так много, что в моей голове они превратились в целый сборник легенд, наподобие подвигов Геракла.

Вот одна из них…Осенью я пошел в первый класс. Мне все сначала очень нравилось: большая светлая школа, учительница, палочки с ноликами, а самое главное – …»

На этом этапе ведущий предлагает вопросы:

  • Вспомните, что было самым любимым, главным, лично для вас в первом классе? Принимаются все ответы желающих высказаться.
  • Любопытно теперь узнать, что было важным для героя ХХХ.

Текст на экране дополняется новым отрывком произведения.

К примеру: «Мне все сначала очень нравилось: большая светлая школа, учительница, палочки с ноликами, а самое главное – возвращение из школы домой».

Почему первокласснику так нравилось возвращение из школы домой? Смелее высказывайте свои версии.

Что такое легенды? (Можно воспользоваться словарем для уточнения).

Как dам кажется, зачем мама так часто повторяет легенды о сыне?

Подберите синоним к слову «упрямство». Пользуясь листочками «Мои размышления», можете описать упрямого человека.

Как относится главный герой к маминым легендам?

После выслушанных ответов предлагаются продолжить чтение.

Распечатанный отрывок выдается каждому участнику и сопровождается чтением вслух взрослыми и (или – по ситуации, здесь возможны вариации) юными участниками литературной встречи.

«Возвращаться домой из школы мне было необыкновенно приятно. В тихих пресненских переулках с полуразвалившимися деревянными домами бегали кошки, носились сухие листья, в водопроводных люках булькала подземная вода.

Народу тут никого не было. Можно было идти медленно, думать о своем, или глазеть по сторонам.

Машины в переулках почти не ездили, так что жизни и здоровью ученика ровным счетом ничего не угрожало.

Однажды я в такой тихой задумчивости обошел маленький деревянный барьерчик с желтыми и красными полосками, и вдруг увидел, что рядом со мной с грохотом падают кирпичи, разбиваясь на мелкие кусочки. Пока я наблюдал, как красиво и медленно тает в воздухе красная кирпичная пыль, какой-то добрый человек подбежал ко мне, сильно дернул за руку, и когда мы уже очутились на другой стороне переулка – крепко и громко отругал.

Зачем-то я рассказал об этом случае маме. Она охнула, схватилась за сердце. Ее и раньше волновал теоретический вопрос, – не собьет ли меня какой-нибудь грузовик нечаянно – а тут она и вовсе разнервничалась.

– Вот что, – сказала она папе. – Надо…».

Следующая серия вопросов, направлена на осмысление произведения, уточнение авторского замысла:

Кто догадался, где живет герой? Докажите, что это именно так.

Что это за «барьерчик» с желтыми и красными полосками?

Кто после прочтения отрывка иначе взглянул на героя? Какие черты характера открылись (детские высказывания: «неторопливый», «задумчивый», «наблюдательный», «романтичный», «любит побыть в одиночестве», «самостоятельный, всего 7 лет, а он сам возвращается из школы», «открытый, делится с мамой»…)?

Подчеркните в данном отрывке слова, подтверждающие ваши предположения.

Выскажите свое предположение; на чем будет настаивать мама?

После выслушивания различных версий, ведущий читает вслух следующий отрывок из произведения ХХХ. На данном этапе гости слушают.

«– Вот что, – сказала она папе. – Надо найти какую-нибудь старушку, чтобы она отводила его из школы и разогревала обед. А то того и гляди потеряем единственного сына: или кирпич на голову свалится, или дом взорвет.

Это мама намекала на то, как я включал газовую плиту. Тут действительно были некоторые трудности: пока я вынимал спичку из коробка, пока закрывал коробок обратно и чиркал ею – проходило порядочно времени. Если включить газ заранее, получался довольно приличный пых. Если же не включать заранее, а включать, когда спичка уже зажглась, – обязательно обожжешь пальцы. Поэтому я предпочитал съедать котлеты холодными. Так они были еще вкуснее».

  • Как отнесется герой к маминой идее? Почему так думаете?

Следующий отрывок выдается в виде текста каждому участнику обсуждения, сопровождается чтением вслух желающими.

«Идею о старушке я воспринял в штыки. Да другого и быть не могло: только-только став свободным человеком, я снова попадал в рабскую зависимость!

– Не хочу я твою старушку! – кричал я на маму.

А она, соответственно, на меня:

– А тебя никто не спрашивает, понятно?

…Старушка-пенсионерка нашлась довольно быстро. Это была Маруся Ивановна с первого этажа. Маме она сразу понравилась своим веселым и добродушным характером.

– Я ему и щей наварить могу! – весело объявила Маруся Ивановна.

Щи я не любил, предпочитал борщ. Я мрачно посмотрел на Марусю Ивановну и отрицательно покачал головой.

– А оладьи? – не унималась она.

Мама сказала:

– Ну что вы, зачем вам себя утруждать. Я ему все приготовлю с вечера, а вы только разогреете.

– Можно и разогреть, – разочарованно вздохнула Маруся Ивановна.

– Ну, вот и хорошо, – мама зачем-то заглянула в пустую кастрюлю. – Давайте договоримся о цене. Лева, выйди!

– Да ладно, что договариваться, – смутилась Маруся Ивановна. – Как вы люди хорошие, то не обидите.

Мама быстро вытолкала меня из кухни, и, чуть не плача с досады, я побежал гулять».

Внимание, вопросы к участникам мероприятия:

  • Есть ли разница в именах: Маруся Ивановна или Мария Ивановна?
  • Когда допустимо обращаться Маруся Ивановна?
  • Найдите в рассказе подтверждение, что это именно Маруся Ивановна.
  • Как меняется настроение Маруси Ивановны? Докажите словами автора.
  • Что такое «рабская зависимость»?

Очередной отрывок демонстрируется для всех участников на большом экране. Чтение вслух производится одним из желающих.

«…А назавтра маленькая, крепкая Маруся Ивановна в теплой шерстяной кофте розового цвета уже встречала меня у школьного крыльца. Так мама ненароком лишила меня лучших в моей жизни минут.

Мои новые товарищи разбегались из школы в глухие дворы, где растут столетние липы, где у всех покосившихся заборов легко отваливаются доски, где много ржавого, трухлявого и интересного. Лишь я один плелся домой по любимым переулкам под присмотром Маруси Ивановны».

На конкретном примере рассмотрено обсуждение рассказа Б. Минаева. Горький лук.

Внимание, вопросы:

  • Кто представил себе такое возвращение из школы?
  • Если бы вы снимали фильм по произведению Бориса Минаева, что бы сняли крупным планом? Какую музыку бы подобрали?
  • Смирился ли наш герой?

Здесь, с учетом весьма емких и творческих, неординарных ответов детской аудитории, мы предусматриваем некоторый резерв времени, примерно 12–15 минут, иначе все желающие не смогут высказаться. А при хорошо поставленном мероприятии, прямо душа радуется за школьников, их мысли и энергичность. Здесь на времени свободного обсуждения предложенных вопросов, предполагающих развернутые ответы, спор и обсуждение, экономить нельзя. Затем переносим внимание аудитории на экран, где уже демонстрируется следующий отрывок:

«Я боролся с ней разными методами. Задерживался в школе, глядя тайком из окна на нервничающую няньку: в школу она заходить боялась, но и поста своего никогда не покидала. Отказывался есть, глотая слюнки при виде любимых котлет. Все эти фокусы Маруся Ивановна сносила с добродушным спокойствием старого, мудрого человека.

…Но однажды я все же нашел слабое место в непроницаемом характере Маруси. Она любила…»

Внимание, вопросы:

  • Все эти фокусы ради чего?
  • Что помогало Марусе Ивановне сносить фокусы героя – первоклассника?
  • Какое же слабое место могло быть в характере мудрого и спокойного человека?

Следующий распечатанный отрывок текста выдается каждому участнику для самостоятельного ознакомления.

«…Но однажды я все же нашел слабое место в непроницаемом характере Маруси. Она любила спорить.

Споры мы затевали самые разные: о том, какие пельмени вкуснее: горячие или холодные? Кто лучше – мужчина или женщина? Есть или нет оружия в кобуре у милиционера, а может там – соленый огурец, предназначенный ему для обеда?…

Мы спорили и о том, какого цвета кофта у Марии Ивановны, розовая или оранжевая, где люди честнее – в селе или в городе, с кем хуже воевать – с фашистами или американцами, что вкуснее – блины или оладьи; всего сейчас и не упомнишь…

Наши споры обычно продолжались вплоть до прихода мамы. Обычно к этому времени мы уже сидели оба красные, надутые и молчали. Ждали, что она рассудит спор.

К вечеру наши споры достигали высшей точки кипения.

– У папы знаешь, какая зарплата? Тыща рублей! – кричал я.

– Да? – ехидно отвечала Маруся Ивановна. – А почему ж ты тогда на обед черепаховый суп не ешь?

– А потому что черепах не едят! Зачем я их буду есть?

– А вот и едят!

– А вот и не едят!

Когда во входной двери, наконец, поворачивался ключ, и в квартиру входила веселая мама, под потолком висела почти всегда нехорошая тишина.

Мама очень обижалась, что я спорю с Марусей Ивановной.

– Она же пожилой человек! – убеждала мама меня. – Зачем ты ее из себя выводишь? Она же нам помогает, пошла навстречу…

Я понимал маму. Каждый вечер она попадала в неловкое положение, кого-то ей приходилось обижать – или меня, или Марусю Ивановну. Но тайком от меня она сердилась и на Марусю Ивановну.

– Ну, как ребенок, честное слово, – жаловалась она вечером папе. – Застрянет на одном месте, и хоть ты тресни. Вот скажи: какие пельмени вкуснее – холодные или горячие-

– Не знаю, – говорил папа.

– И ты туда же! – вздыхала мама. – Да согласись ты с ребенком один раз, он и отстанет. Ему бы только дай поспорить.

С каждым днем Маруся Ивановна становилась все мрачнее и мрачнее. Она старалась скорей накормить меня, и уйти к себе на первый этаж.

– Если что нужно будет, спустишься в шестую квартиру, – сухо говорила она на прощанье.

…Я чувствовал себя победителем. Но, увы, это была преждевременная радость.

Как-то раз Маруся Ивановна достала из холодильника рыжую луковицу, налила в стеклянную баночку холодную голубоватую воду и сунула луковицу туда.

– Это зачем? – поинтересовался я.

– Прорастет. Лучок зеленый будем есть, свежий, – стараясь сохранять спокойствие, сказала Маруся Ивановна.

Я подошел к подоконнику, на который Маруся Ивановна водрузила банку с луковицей, и стал пристально изучать ее.

Маруся Ивановна, заметно нервничая, следила за мной.

– Чего ты высматриваешь? – наконец не выдержала она. – Правильно все.

– Нет, не правильно, – торжествующе сказал я».

Внимание, вопросы аудитории:

  • Кто был зачинщиком споров? Найдите подтверждение вашего ответа в рассказе.
  • Вспомните из своего личного опыта, что помогает одержать победу в споре?
  • Почему именно к маме шли герои рассказа как к судье?
  • Как мама относилась к спорам сына и Маруси Ивановны?
  • Почему «с каждым днем Маруся Ивановна становилась все мрачнее и мрачнее»?
  • Кто догадался, что именно будет оспаривать главный герой? Покажите на луковице , которая сейчас на вашем столе.

Внимание, важно!

Для того, чтобы обсуждение шло ярче, живее, его не мешает сменять и словом ведущего; в данной части архиважно, чтобы это был человек подготовленный и опытный, разносторонне образованный. К слову, большинство библиотекарей, особенно школьных именно таковы, настоящие подвижники и энтузиасты, всю жизнь занимаются любимым делом, их от таких мероприятий и «с медом» не оторвать, но… Школе недостает мужчин. Мужчин в смысле педагогов и библиотекарей. Поэтому на подобные мероприятия стараются мужчин все же приглашать; особенная удача сопутствует всем – и организаторам и аудитории – если удастся завлечь того самого детского писателя (к примеру, Бориса Минаева), или на крайний случай другого, имеющего способности живо и интересно спорить, рассказывать о своем детстве, приводить примеры школьных друзей и обязательно поговорить о том, как к нему пришла идея написать именно этот рассказ; все эти вопросы интересны и детям и взрослым.

Но, уж если нет в наличии писателя или человека в равной степени наделенного талантом общения с группой детей, подойдет и другой мужчина. Пусть он выберет в рассказе наиболее близкое ему, интересное место, к примеру, «носят ли милиционеры в кобуре соленые огурцы?» и, по команде ведущего, расскажет собравшимся о своем, профессиональном видении вопроса. Общее обсуждение от такой живой беседы только выигрывает, а детям запоминается надолго, и, конечно же, стимулирует интерес к чтению, ради чего, собственно мы и затеваем подобные мастерские.

Читаем следующий отрывок:

«– Нет, не правильно, – торжествующе сказал я. – Ты ее наоборот посадила!

– Как это? – опешила Маруся Ивановна.

– А вот, – я вынул мокрую луковицу из банки и показал ей на беленькие волосы, с которых стекала вода. – Головой вниз. Отсюда лук-то растет!

– Ладно, – вдруг спокойно сказала Маруся Ивановна. – Может, и правда… Только ты это – унеси ее в свою комнату, спрячь куда-нибудь, чтоб мать не видела. Прорастет – с меня рубль.

– Рубль? – изумился я.

– Угу, – кивнула Маруся Ивановна. И начала разогревать борщ.

…Каждое утро я бросался к своей банке, задвинутой в угол подоконника, теребил белые отростки на голове своего Чиполлино, менял старую воду – на свежую, передвигал ближе к солнцу… А на кухне у Маруси Ивановны уже через три дня из стеклянных банок победно выстрелили нежно-зелёные побеги и весело торчали на окне. Маруся Ивановна бережно отрывала по одной стрелочке, макала в соль и с аппетитным хрустом жевала.

– Ну, как, – добродушно спрашивала меня Маруся Ивановна каждый день, – не пророс еще?

Я молча закрывался в своей комнате.

Однажды вечером в мою комнату зашла мама с тряпкой в руках. Она стала вытирать от пыли мой стол и вдруг заметила позорную банку.

– Ой!..»

Внимание, вопросы:

  • Почему спорщики решили не дожидаться мамы – судьи?
  • Прочтите еще раз отрывок, в котором мальчик полностью уверен в своей правоте.
  • Есть ли хоть крошечные сомнения в этом?
  • Кто из читателей уверен, что спор благополучно разрешится? Кто сомневается?

Заключительная часть

Любая игра, в том числе с аналитическим подтекстом, лучше запоминается, если имеет жизнеутверждающее практическое заключение, вывод.

Заключительный отрывок произведения выдается каждому участнику, сопровождается чтением вслух желающими. Вот он:

«– Ой! – расхохоталась она. – Мичурин! Что ж ты ее головой вниз посадил?

… Я заплакал, побежал на кухню, сорвал все-все побеги с Маруси-Ивановны луковых банок и выкинул их в помойное ведро.

Больше я с Марусей Ивановной не спорил.

Но странное дело – очень скоро, вместо того, чтобы примириться со мной, Маруся Ивановна почти перестала заниматься моим воспитанием. Она разогревала обед и шла к себе на первый этаж, равнодушно дав мне необходимые наставления. Жизнь без споров была для нее пресной и скучной.

Банка с водой долго стояла на моем окне. Вода стала ржавой и зеленоватой одновременно. В ней плавали по виду довольно живые частицы. По сути дела, целые организмы. Я прислонялся лицом к её закругленному стеклу и пытался понять – что же происходит там, в воде? Тут требовались настоящие рассуждения, убедительные доводы и даже споры. Но спорить уже было не с кем».

Внимание, вопросы:

  • Выберете из карточек, лежащих на каждом столике, профессию Мичурина. Именно с ним мама сравнивает своего сына – первоклассника (писатель – натуралист, биолог, растениевод, физик).
  • Почему сын так болезненно прореагировал на слова мамы?
  • Что произошло с Марусей Ивановной после этого спора?
  • Добился наш герой самого главного? Какие чувства он испытывает?
  • Над чем наш герой задумался?

На завершающей ноте литературной встречи следует подвести итоги, и еще раз («повторение – мать учения») закрепить результаты обсуждения таким, к примеру, вопросом: а над чем задумались вы?

Искусство ведущего без оценивания принять высказывания участников литературной гостиной, поблагодарить за откровенность и искренность.

Ведущий может акцентировать внимание на новую атмосферу, которая возникла при чтении (если она действительно возникла) между взрослыми и юными участниками литературной встречи. Ведущих может быть и двое; тогда даже в таком небольшом по масштабам приглашенных участников мероприятии появляется театральная составляющая, что, на наш взгляд, весьма удачный и перспективный ход, еще вполне не изученный.

Далее, в виде заключения мероприятия, ведущий с открытым сборником рассказов Бориса Минаева под музыку читает:

«…Я сидел в странном треугольном доме на кухне, и писал, писал эти маленькие рассказы. Писал о себе. О маме. О папе. Это были самые счастливые дни…».

Гаснет экран. Но, как правило, обсуждение на этом не прекращается. А наоборот вспыхивает с новой силой. Ребята просят разрешения взять домой читать полностью понравившееся им (и даже фактически коллективно пережитое) произведение. Поэтому, школьные библиотекари, психологи и педагоги – те, кто не формально, ответственно подходит к подобным мероприятиям, вполне осознавая их практическую важность, должны заранее озаботиться достаточным количеством книжек – для раздачи детям на дом.

Описанный выше «мастер-класс» неоднократно проводимый нами с детьми от начала до конца занимает чуть более одного с четвертью часа; это самое оптимальное время для того, чтобы заронить в детских душах интерес; приоткрыть дверь в непознанное, но не распахивать ее совсем. На наш взгляд, такой метод «хорошей провокации» способен делать чудеса – дает возможность ребенку размышлять, строить версии, анализировать, и… читать еще больше.

Ибо в основе любого эффективного воспитания лежит очень простое действие взрослого: искреннее внимание к детям. Как мы знаем, обмануть ребенка невозможно (да и зачем?), он чувствует фальшь «подкоркой», интуитивно. В этой связи во время проведения мероприятия, как этого, описанного, так и последующих рассмотренных, рекомендуем создать атмосферу изолированности, сосредоточенности; мобильные телефоны должны быть выключены и установлены в «бесшумный режим звонка», а прочие отвлекающие факторы минимизированы.

2.3. Круглый стол для подростков: «Как возникают и порой разрушаются дружеские отношения?»

Для современных подростков труднее познакомиться даже друг с другом во дворе дома на игровой площадке, чем предыдущему поколению ребят. Ушли многие традиции дворовых игр, которые в непринужденных условиях позволяли ребенку научиться соблюдать правила игры, уступать, брать на себя определенную ответственность, подсознательно блистать благородством, подчиняться ведущему или командовать, чувствовать атмосферу, общий настрой игры, умение разделять радость победы и чувство поражения в командной игре…

К примеру, произведение Н.В. Гернет «Пух» передает дух того времени, когда бабушки и дедушки наших детей (почти мы) были молодыми и с удовольствием играли в «казаки-разбойники» или в «битку», или в футбол на газоне, откуда мяч периодически залетал – то в окна первого этажа, то – под колеса троллейбуса.

Цепочка вопросов-размышлений позволяет прикоснуться к теме возникновения дружбы, подводит юных читателей к анализу «умею ли я дружить? Как сохранить дружеские отношения?». Далее на примере круглого стола мы покажем, как заставить анализ работать в детской головке. Как научить справедливости через книги; понимать, различать и разделять вечные понятия «добро» и «зло», благородство от подлости.

Цели занятий:

воспитание ответственности за свои поступки;

  • развитие «сердечного» слуха;
  • осмысление собственных переживаний;
  • принятие роли «Я – друг».

Оборудование: книги «Пешком по морю» Н.В. Гернет «Лицей» СПб., 2000, памятки «Правила круглого стола», музыка.

Место проведения : школьная библиотека, крУгом расставленные столы.

2.3.1. План первого занятия

Организационный момент, речь ведущего:

– Я рад, что мы снова вместе собрались в школьной библиотеке. Давайте сначала вспомним правила круглого стола.

Работа ребят с памятками:

  • Внимательно выслушивать мнение каждого участника круглого стола
  • Право молчать
  • Умение договориться без ссоры
  • Высказывания участников круглого стола не оценивать: правильно – неправильно
  • Правило поднятой руки ведущего круглого стола.

– Какое правило для тебя самое важное? А какое – самое сложное для выполнения?

Установка на первичное восприятие произведения

– Сегодня на наш «круглый стол» я принесла вот такие книги. Рассмотрите, пожалуйста, иллюстрации, обложку, оглавление.

– Поделитесь, со всеми, что узнали о книге.

– Найдите по оглавлению рассказ «Пух». Дома я прочитал этот рассказ Нины Владимировны Гернет, и теперь захотел поделиться с вами, услышать ваши размышления. По прошествии 5–6 минут можно продолжить:

– Рассмотрите иллюстрации к рассказу. Какие возникли предположения, о чем рассказ «Пух»? Как интересно, разглядываете одну и ту же книгу, а представления – разные! Почему?

Мы сейчас будем читать рассказ вслух. Постарайтесь отследить, к кому из героев возникла симпатия. Запомните, в какой момент это произошло? Можете отметить карандашом.

Разумеется, по аналогии можно предложить к чтению любой другой выбранный рассказ, в том числе выбранный – самими подростками на предыдущей встрече.

Установка на первичное восприятие произведения

В начале чтения рассказа звучит музыка. Подростки с руководителем кружка читают новое произведение, следят по книгам.

«Люба добрая. На пляже дает другим свое ведерко, совок, песочные формочки. Только пусть попросят, а не хватают без спросу.

Хорошая, вежливая девочка. А соседи – Леня и Гера – с ней не играют. Нет, не ссорятся и не обижают, а так – будто ее нет. Вместе носятся по даче, лазают на старую грушу, скачут на палках. Оба в синих трусиках, оба босиком. Одна разница: Гера громкий, а Леня тихий. Гера кричит, а Леня только смеется.

Не играют – и не надо. Не очень то они Любе нужны. Ей и без них хорошо.

Раз Люба играла с мячиком. А Леня вышел на крыльцо – наверно, собрался к своему Герочке. Но вдруг остановился и стал смотреть, как летает пух. Ну, этот пух, который летит и кружится, как снег, и по земле взметается, как снег, и ложится под кустами сугробчиками. Только это не снег, а пух.

Леня смотрит, смотрит…А Люба играет в мяч, не обращая на него внимания. А он руку протягивает, и ловит пушинки на руку, и разглядывает их, разглядывает…Просто пух с дерева, а он разглядывает.

Набрал пригоршню пуха из сугробчика. Повертел как-то там в руках, и шепчет ему что-то, и рукой прикрывает. От Любы, что ли, прячет? Да ей вовсе неинтересно, она и не смотрит.

Понес свой пух к дереву. У этого дерева под одним корнем такая глубокая ямка, вроде норки. Положил пух тихонько на траву и тюбетейкой прикрыл. Убежит он, что ли?

Землю в норке прибил, пригладил рукой. Посыпал травкой, а сверху осторожно-осторожно положил этот пух. Прикрыл норку листом и побежал звать своего Герочку.

А вместо него – мама. Никаких игр, Гера обедает. Не вышло. Опять Леня у норки. Что-то туда приговаривает, смеется. Любе не слышно, что он там приговаривает. Люба подбрасывает мячик. Ах, не поймала! Мячик покатился почему-то прямо к тому дереву. Приходится идти за ним. Люба подняла мячик, аккуратно счищает с него песок и хвойные иголочки. На Леню не смотрит:

– Тут заяц. Пушистый. Хочешь, покажу?

Сам первый сказал! Люба ничего не спрашивала. Значит, этот пух у него вместо зайца… Ладно, пускай заяц, пускай лисица, пускай хоть медведь. Захотел играть с Любой – увидит, как она умеет, – лучше его Герочки.

Люба кинулась к норке, всплеснула руками:

– Ах, какой зайчик! Это будет наш, твой и мой? А как его будут звать?

– Он меня уже узнает, – сказал Леня и засмеялся.

И тут – надо же! – Леню позвали домой. Видно было, как ему не хочется, как ему понравилось играть с Любой, – да папа позвал, тут уж нечего…

– Подожди, я скоро, – сказал Леня и ушел. Возле двери еще оглянулся.

Люба ему закивала – буду ждать, не беспокойся.

Села у норки и смотрит на пух. Какой же это заяц? Совсем непохоже. «Наверное, у него игрушек нет. Приходится ему с пухом играть», – подумала она и пожалела Леню.

Потом вдруг вскочила и побежала домой.

Долго искать ей не пришлось. Все ее куклы сидели в кукольной квартире, а звери лежали в ящике. Она порылась и вытащила своего зайца. Чудная была игрушка, из серого плюша. Были у зайца черные глазки, усы и длинные ушки, подбитые розовым бархатом. Все было, как у настоящего зайца. Ничего не надо выдумывать.

Люба помчалась с зайцем в сад. Лени у дерева еще не было. Люба очень спешила. Она пришлепнула пух в норке и пригладила его так, что получилась мягкая подстилка. Посадила на неё своего прекрасного зайца и стала ждать.

Как долго Леня не выходил! У Любы сил не хватало ждать. Так хотелось посмотреть, как Леня удивится, что в норке вместо комка пуха сидит зайчик, настоящий, с глазками; а как обрадуется, когда Люба подарит ему зайца насовсем!

Вот! Вышел. Бежит сюда, к норке! Люба засмеялась и запрыгала. Леня стал на колени и заглянул в норку.

– Дарю тебе! Насовсем! – сказала Люба.

Леня будто не услышал. Вытащил зайца, отбросил. Достал подстилку, стал расправлять… Зачем? Ну, она уже не пушистая, мятая… просто подстилка. Зачем расправлять, если есть такой чудный заяц?

А Леня смотрел на Любу так, будто раздавить ее хотел. И вдруг швырнул в нее подстилкой и помчался к дому.

– Герка! – заорал (а прежде был такой тихий). – Герка, выходи! Давай в разбойников!

А Люба стояла со своим чудным плюшевым зайцем и смотрела ему вслед. Ну, чего он? Чего?»

Из сборника рассказов Нины Гернет «Пешком по морю».

После прослушивания этого художественного произведения необходима пауза.

Эмоциональный отклик

  • Один из слушателей, ваш ровесник, назвал этот рассказ странным и непонятным…ваши впечатления?
  • Как вам кажется, ребята, почему была предложена такая музыка при чтении рассказа?
  • Кто помнит задания перед чтением
  • Какой литературный герой вами выбран?

Выслушиваются все высказывания, и по возможности фиксируются на «доске качества» героев. Ведущий круглого стола обращает внимание детей на полярность мнений об одном и том же герое.

  • Вспомните, как вы приглашаете поучаствовать в игре?

Подростки делятся с ведущим и меж собой своим жизненным опытом.

Беседа с опорой на авторский текст

Вопросы:

Где происходят события, описанные в рассказе? Пользуйтесь словами автора.

Докажите, что герои знакомы.

Что остановило главного героя на крыльце дома?

Кто из вас видел тополиный пух? Какой он?

Прочитайте, что делает главный герой с пухом. Как он это делает?

С кем первым решил поделиться своим чудом Леня?

Меняется ли Ленино настроение из-за того, что друг обедает? Почему? Предполагаемый детский ответ: «Герой увлечен и счастлив».

Какие новые черты характера открылись в этом герое? Предполагаемый детский ответ: «Леня-фантазер, нежный, счастливый, увлеченный, в душе художник».

Что вы готовы дополнить о Лене к записям на доске?

Какое главное занятие Любы?

Как девочка отреагировала на слова Лени: «тут заяц, пушистый, хочешь, покажу?»

Что насторожило тебя в Любином поведении?

С каким настроением расстаются ребята?

Почему Люба так спешила положить в норку своего игрушечного зайца? Какое у девочки главное желание?

Что вы готовы дополнить о Любе к записям на доске?

Кто обратил внимание, как автор называет своих героев? Подумайте, почему так по-разному?

Откуда могло возникнуть обращение Герочка и Герка?

Перечитайте, как Леня искал своего зайца?

Что случилось у Лени с голосом?

Задания для творчества в кругу семьи и для раздумий (домашнее задание)

Кому из вас захотелось смастерить такого зайца, как это сделал Леня, герой рассказа?

Пофантазируйте, как изменился бы рассказ, если бы Гера не обедал, а сразу вышел гулять…Или Леню не позвал бы папа домой…Или Люба… А впрочем, придумайте сами дома продолжение рассказа.

Подведение итогов занятия

В заключении обязательно подбодрить ребят, к примеру, так:

– Ребята, с какими чувствами вы от нас уходите? Размышлять над тем, как возникают и порой разрушаются дружеские отношения, мы с вами будем на следующей встрече за круглым столом.

2.3.2. Ход второго занятия. Встреча через три-четыре дня

Домашнее творчество

– Вновь мы вместе. С чем вы сегодня к нам пришли? Ну-ка, кто первый поделится?

Ребята по желанию читают свои собственные рассказы, в которых изменили сюжетную линию рассказа, который обсуждался в прошлый раз. Комментируют рисунки, показывают самостоятельно изготовленных зайцев, объясняя выбранный материал, называют помощников.

Внимание, важно!

На этом этапе ведущий круглого стола придает значимость каждой творческой работе, акцентирует внимание на индивидуальные находки, создает поле успеха, вовлекая пассивных участников, предоставляя им право высказать свое мнение.

Беседа и дискуссия

– Я был уверен, что заяц у нас на занятии появится! А появилось сразу несколько! Смотрите-ка, что я вам принес. Вот «гнездо», изготовленное из кусочков ткани, меха, веточек. Мне очень захотелось, чтобы ваши зайцы были в безопасности.

Вопросы:

  • Почему никто из вас не принес «магазинного» зайца?
  • Расскажи (обращаясь к конкретному ребенку), что тебе больше всего нравится в своем зайце? Он тебя «узнает»?
  • Как вы думаете, на что надеялся герой рассказа «Пух», откидывая из норы большую плюшевую игрушку? Что он испытывал? Найдите подтверждение в рассказе.
  • Совершено только одно действие, а такую боль испытывает Леня. Какой человек мог причинить такое страдание? Предполагаемый детский ответ: «нечуткий, черствый, бездушный»
  • Эти слова относятся к какому герою? Чью запись следует дополнить?
  • Может это авторская фантазия?
  • Чувствовали ли вы сами когда-нибудь боль души?
  • Почему многие участники нашего круглого стола говорили о симпатии именно к Любе?
  • Какие слова, действия ставят теперь под сомнение Любину заботу, доброту? Прочитайте.
  • В какой момент героине рассказа «Пух» самой было очень тяжело? Найдите и подчеркните.
  • Представьте себе, что у вас появилась возможность встретиться с Любой, когда она «стояла со своим чудным плюшевым зайцем и смотрела вслед Лене. Ну, чего он? Чего?». Какие нашли бы для нее слова?
  • Помогут ли слова утешения Лене?
  • Кто позаботится об этом литературном герое?

Итог круглого стола

Что помешало ребятам сохранить только что возникшие дружеские отношения?

Чтение и откровенные, вдумчивые, неторопливые размышления ребят над конкретным рассказом помогают понять участникам круглого стола, как необдуманными словами и действиями можно ранить человека (особенно близкого). Как важно научиться чувствовать себя и другого человека. Бережно относиться к миру. Сердцем прислушиваться. Ведь у сердца есть свой «слух»…

Практические авторские рекомендации

О том, как выбирать книги для обсуждения и рекомендаций подростку-читателю мы узнаем в третьей главе. Здесь же хочу поделиться еще одним практическим опытом, на этот раз на примере повести известного писателя В.Ф. Тендрякова «Ночь перед выпуском», прямо ориентированной на подростков.

Владимир Федорович Тендряков (1923–1984) – человек яркой судьбы, писатель, произведения которого акцентировали внимание общественности на самые животрепещущие вопросы. В этом году активно отмечается его 90 летие со дня рождения. Вологодская областная юношеская библиотека с честью носит имя этого известного писателя, рассказы и повести которого переведены более чем на 20 языков мира.

Обильные посмертные публикации показывают, насколько смело и глубоко разбирался писатель в сложных и противоречивых явлениях нашей жизни. За примерами далеко ходить не пришлось.

Незабываемые впечатления (по ее собственным выражениям) оставил у моей 12-летней дочери роман Тендрякова «Ночь после выпуска» из серии «Любимые книги девочек» (издательства М.: Олимп, М.: АСТ). В нем рассказывается, как после выпускного бала бывшие десятиклассники решают развлечься необычным образом: выбирая из своей компании «жертву» за «жертвой», каждый говорит о ней, что думает.

Нежданно-негаданно обнажаются самые тайные и интимные вещи. Молодые люди входят во вкус и не боятся бросать друг другу в лицо самую страшную и циничную правду. Под утро они расходятся с тяжелым осадком в душе: ночная жестокая игра убила дружбу и любовь. Впереди – взрослая жизнь…

Таков синопсис романа. Писатель создал весьма реалистичную и незамаскированную картину общения подростков, которой живо увлекаются сегодня девушки и молодые люди. Не смотря на то, что роман написан задолго до «перестроечных» времен, и предвосхитил появление «спорных» телевизионных передач («Дом» и ее клонов), дочь (еще не достигшая «выпускного» возраста) читала произведение «запоем», потому, что творчество Тендрякова и сегодня, спустя более 20 лет после смерти писателя, остается актуальным.

Вот и завершилось еще одно мероприятие. Раз от раза, с каждой новой группой детей, мы не стоим на месте и сами. Постоянно проводим саморефлексию, пониманием ошибки, и хотим уберечь от них и вас. Итак, в обществе младших школьников старайтесь заменять слово дети (которое так и просится на язык), более корректным – ребята. Школьники, подростки очень чувствительны к словам «взрослый» и «ребенок»; в их понимании это синонимы соответственно слов «самостоятельный» и «безответственный», почти «ненадежный», требующий опеки.

А кому хочется таким быть, вспомните хотя бы и себя? И вообще, по-чаще вспоминайте себя в детском возрасте общаясь с современными детьми, это поможет избежать многих казусов, мягче смотреть на детские шалости, и избежать собственных неприятных положений. А положение у воспитателя, педагога, психолога, библиотекаря очень ответственное, но до тех пор, пока…вы на пьедестале, пока молодая личность верит вам. Обратного процесса не существует. Стоит потерять их доверие, и уже никакие регалии или «исправление» не помогут. Поэтому… будем ответственны.

Однажды в четырехлетнем возрасте (по росту вполне помещался под отцовский стол-книжку, к слову, единственный стол в доме) я туда зашел и притаился… Родители искали меня долго и уже отчаялись, но… я все же сам вышел с наполненными колготками и сказал… «можно взять». Они взяли. И все поняли правильно. И вот куда это привело…

Детская непосредственность и отличается тем от взрослой намеренности, что первая не предполагает наступления определенных событий, не рассчитывает «шахматную» партию.

К слову, встречаются и взрослые дети (хотя бытует мнение, что каждый мужчина – это ребенок); кажется, огромное удовольствие общаться с такими, по крайней мере – для меня. Я никогда не ругаю и свою дочь, если понимаю, почему она поступила именно так, как поступила. По-чаще вставайте на место своего ребенка, и помните, что с другой стороны, он никогда не сможет встать именно на ваше место (чтобы понять вас), пока не повзрослеет, пока не придет время. Так дайте им уже возможность немного почудить в их естественном молодом возрасте. Итак, в обращении не дети, но – ребята.

Обращайтесь с уважением, ибо вы обращаетесь к личностям.

В связи с этим следующая рекомендация: по-чаще обращайтесь по имени. К примеру, выражения «Лиза подготовила для нас домашнее задание, пожалуйста!» или «Лиза подготовила для нас домашнее задание, пожалуйста, Лиз! (Лизочка, Лизонька, только не переборщите, ибо дети чувствуют лишнее, а кроме того, наведите справки заранее – как ей нравится, чтобы ее называли – чтобы самим не попасть в неловкое положение)».

Говорите слово «спасибо» ребятам как можно чаще («не развалитесь, чай»). Дети как маленькие попугаи, учатся на примерах; взрослые не лишены возможности это помнить – в каждой семье. К слову, в неполных семьях, дети тоже копируют ваше поведение…

Чтобы понять эти простые истины остановитесь ради бога, относительно круговерти своей вечной занятости с целью добывания (накования) материальных благ, и, усилием воли, на несколько минут, часов, дней (у кого – как получается) отгородитесь от «дел». Вспомните про своего ребенка, поиграйте с ним (можете изобразить тигра, от вас не убудет), спросите – что он читает, что его тревожит… Такие разговоры (по опыту) очень хорошо вести вечером, перед сном. Успокойте его, скажите, что он (она) в полнейшей безопасности, и вы не дадите его (ее) в обиду никому и никогда (и не нарушайте слов); это важно. И делайте это по-чаще.

Внимание, важно!

Как показывает многолетняя практика воспитания детей, наши ребята вполне могут длительное время быть занятыми сами собой – играть, читать, размышлять – проводить досуг самостоятельно. Но иногда вы видите, что ребенок так и льнет к вам, казалось бы без веских или видимых причин. Вот тут то надо бросить все дела, какими бы архиважными они ни были, обнять, приласкать его (ее), сказать о то, как вы их любите. После этого ваш ребенок снова может заниматься своими делами, получив так нужный и важный ему заряд/подтверждение родительской любви.

Еще один важный воспитательный момент (скорее к взрослым, которым и предназначена наша книга, нежели к детям): не навязывайте своего мнения личности. От этого ничего хорошего не случится в будущем. Рекомендуйте, направляйте, советуйте, но… так, чтобы это не выглядело понуждением, не вызывало отторжение, иначе говоря, не вызывало желание обмануть – сделать по-своему, скрыв истинный поступок. Помните, «педагог не тот, кто учит, а тот, у кого учатся». А родитель – в семье – самый главный педагог.

О, слишком много написали по поводу нравоучений, пойдем скорее дальше…

Глава 3. Работа для руководителя программ продвижения чтения (работа с потребностями современного подростка)

В этой главе даны рекомендации педагогам, библиотекарям, всем заинтересованным лицам – руководителям программ продвижения детского чтения, и конечно же, проверенный список литературы, составленный по предпочтениям самих современных подростков с обоснованием его важности

3.1. О проектной деятельности пятиклассников

Всем известно, что современные дети проявляют огромный интерес к компьютерам, быстрее взрослых осваивают программы, чувствуют себя комфортно в виртуальном мире. Учитывая эту особенность нашего времени, талантливые взрослые могут направить естественный интерес в правильное русло. При этом настоящую деятельность могут развернуть ребята; они создают собственные презентации и показывают их на уроках окружающего мира, на внеклассных занятиях своим сверстникам, родителям.

Как объяснить школьному библиотекарю, какая книга тебе нужна? Как размещать и сохранять на слайде фотографии любимых книг– долгожителей из домашней библиотеки? Что говорить при демонстрации слайдов, так чтобы всем было интересно? Много трудностей возникало. Но рядом понимающий, заинтересованный учитель, мама, папа, старшая сестра…

Группками или по одному ребята оставались после уроков с любимым учителем, устраивались около школьного компьютера и творили. Домой приносили на флеш-накопителях созданные слайды, тут уже подключались родители. Перелистывали книги семейной библиотеки, учились отбирать важное, спорили, удивлялись вновь узнанному! Пользовались возможностями глобальной сети, открывая уникальные сайты, адресованные подросткам. И одна за другой рождались авторские презентации о планетах, о необыкновенных животных, о самой узкой улице в мире…Интереснейшие электронные работы, посвященные защитникам отечества, празднику 8 марта…

Пятиклассники у нас создали серию презентаций «Книга– долгожитель в моей семье». Многие были удивлены, что именно книга может являться семейной реликвией! Невольно зарождалось бережное отношение к книге, которую читали твои родители, бабушки и дедушки. Поражало количество книг в семейных библиотеках. Подростки задумывались над тем, какие книги им хотелось бы сохранить для своей будущей семьи…

Достойным итогом кропотливого совместного труда детей, родителей и учителей стала настоящая серьезная конференция, посвященная проектной деятельности. Это может быть событием даже в небольшой сельской школе! На конференцию «Мой проект» по особым пригласительным билетам (это важно) пришли учителя, ребята с родителями из других классов.

Гостям было представлены несколько творческих презентаций по трем направлениям «Встречи», «Чтобы помнили», «Окружающий мир». Можно было задавать вопросы выступающим, делиться впечатлением от увиденного.

Авторы презентаций приобретали позитивный опыт публичного выступления и умения вступать в диалог со сверстниками и заинтересованными взрослыми.

Вот лишь некоторые отзывы гостей конференции:

  • «Меня заинтересовали работы 5-го «А» класса своей яркостью и содержанием. Как здорово рассказывали по слайдам. Сами ребята увлечены проделанным».
  • «Непонятным для меня было то, как ребята сами все это красиво сделали. И еще, почему Лена одна из самых больших рек?».
  • «Думаю, что трудно было выбрать самое главное, ведь на слайде не должно быть много слов».
  • «Своим друзьям я бы рассказал о планетах. Плутон открыт в день моего рождения!».
  • «Как второклассники здорово знают окружающий мир!».
  • «Увидев работы ребят, я испытывал радость и гордость, уважение. Им было делать презентации очень сложно».

С помощью увлеченных педагогов и родителей можно провести для желающих мастер – класс по созданию авторских презентаций.

Заключительной точкой конференции – игра «Ромашка». Всем предлагается определить: зачем демонстрировались школьные работы, и проводилась открытая конференция. Разные лепестки у ромашки с желтой серединкой: «Такая работа только для старшеклассников»; «Скучал и ничего нового не узнал»; «Было интересно, захотелось самому научиться создавать такие презентации»; «Узнал о новых возможностях работы с компьютером»; «Много интересного узнал из работ ребят». Самыми разрисованными оказались три последних лепестка.

На конференции выявляются ребята, которые ориентируются в информации, владеют компьютером, умеют говорить, учатся делать сообщения на действительно современном уровне.

3.2. Полезные методики, обосновывающие опыт: методика Мальцевой

В старшем школьном возрасте память, как и все другие психические процессы, претерпевает существенные изменения. Их суть в том, что память ребенка постепенно приобретает черты произвольности, становясь сознательно регулируемой и опосредствованной, то есть – становится мыслящей. Совершенствование памяти в старшем школьном возрасте обусловлено приобретением в ходе учебной деятельности различных способов и стратегий запоминания, связанных с организацией и обработкой запоминаемого материала. Однако без специальной работы педагога начальной школы и школьного библиотекаря-психолога, направленной на формирование означенных способов, они складываются у детей стихийно и нередко существенно различаются у учащихся 5-11 классов.

Так, для детей 11–16 лет типичны ситуации, когда ребенку гораздо легче запомнить что-то без использования каких-либо средств, чем запомнить при помощи специальной организации и осмысления материала. На вопрос: «Как ты запомнил?» – подросток данного возраста чаще всего отвечает: «Просто запомнил и все тут».

Эффективная обучающая методика по созданию мнемических опор и получившая название «смысловые единицы», разработанная К.П. Мальцевой, может быть использована для школьников всех возрастов, испытывающих трудности в мнемической деятельности, начиная с начальной школы.

Методика заключается в том, что перед младшим школьником ставится задача выделить главное в тексте (опоры) и указывается путь анализа текста. Чтобы вычленить главное ученик должен последовательно отвечать на два вопроса: «О ком (или о чем) говорится в этой части?» и «Что говорится (сообщается) об этом?»

Ответ на первый вопрос позволяет выделить главное в той части, к которой он относится, а второй вопрос подтверждает правильность этого выделения. Обучающая методика имеет две части.

Первая часть – выделение смысловых опор, вторая – составление и использование плана как смысловой опоры мнемической деятельности школьника.

Закрепление обеих составляющих не мыслимы без надлежащей работы педагога и родителя.

3.3. Рекомендуемая литература для детей и подростков

Учитесь и читайте. Жизнь сделает все остальное.

Ф.М. Достоевский

Как показывает практика (эмпирика) детей «цепляет» или отталкивает не страна происхождения героев, авторов или сюжета, а интересный или неинтересный язык, которым через книгу автор общается с весьма пристрастным ребенком.

Да, наши дети пристрастны; сами того не ведая, выступают в роли чуткого индикатора качества: плохие книги вы их читать не заставите. А хорошие – способствуют тому, что у ребенка возникает желание научиться читать самому (само собой это желание не возникает, зачем – ну почитают же тебе, если очень попросишь), и совершенствоваться в этих очень важных для развития навыках. С другой стороны – что такое «хорошо» и что такое «плохо» когда речь идет о книге для ребенка? Не будем забывать, что оценка всегда зависит от установки, а применять «взрослую» шкалу для оценивания качества детской книги, это, мягко говоря, некорректно. К примеру, плохи или хороши книги из серии «ужастиков» (Стайн Р.Л. Нечто из подвала. – М.: Росмэн, 2002. – 108 с. – ISBN 5-8451-0616-8, или «Дьявольская кровь», «Призрак без головы» того же автора), которыми зачитывалась моя дочь в 5-м и 6-м классе (возраст 10–12 лет) гимназии, как, впрочем, и все «основные» девочки класса?

Очевидно, для них, очень даже хороши.

Вспомните себя в десятилетнем возрасте. Пионерский лагерь. Ночь. Все по очереди рассказывают страшные истории (кстати, книг, об этом не было), по спине бегут мурашки, но все равно слушаешь, не оторваться… Новые «ужастики» ничуть не страшнее рассказов, что большинство из нас любили читать в детстве. Проверено моей практикой, что даже тот ребенок, который предпочитает книге телевизор, не может устоять, и втягивается в увлекательные приключения героев, тайны и загадки, самые непредсказуемые и необычные вещи, описанные в таких книгах. Это – к слову о практике и методике выявления читательских «библиотечных» предпочтений ребенка.

И мы не мешали дочке в ее выборе, во-первых, справедливо полагая, что уже в таком возрасте формирующаяся личность девочки ориентирована не только на родительские или библиотечные рекомендации, но и на «моду» в своей среде, во-вторых, уважая ее личный выбор.

Поэтому полагал бы оставлять ребенку разумную автономию в выборе книг и библиотечных предпочтениях в частности. По крайней мере, чтение для детей остается ненавязчивым, желанным процессом, а значит, завоевывает сердца. Так на практике еще раз апробирован и подтвержден постулат заслуженного специалиста петербургской библиотечной школы И.И. Тихомировой – «учить не уча». Таков лейтмотив видится мне и для всей книги.

3.3.1. Рекомендуемая (автором) литература для чтения вслух взрослыми – детям

Маялуома М. Папа, когда придет Дед Мороз? / Маркус Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2008. – 36 с.

Миеттинен Ауликки. Отто и малыш из тыквы./ Сказка. – пер. с финского – М.: Стрекоза, 2009. – ISBN 978-5-9951-0454-4

Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и ее новые друзья. – М.: Открытый мир, 2002.

Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и радость третьего этажа. – М.: Открытый мир, 2007.

Успенский Э. Красная Рука, черная простыня, зеленые Пальцы/ предисл., сост.: Успенский Э., Усачев А. – М…: Экономика, 1992. – 287 с.

Имаи А. Приключения Честера. – М.: Клевер-Медиа-Групп, 2011/ – 24 с.

Теллеген Т. Приключения В. Швыршвырма. – М.: Захаров, 2008. – 144 с.

Шаров А. Приключение Еженьки и других нарисованных человечков. – М.: Издательский Дом Мещерякова, 2010. – 80 с.

Уильямс М. Плюшевый заяц или как игрушки становятся настоящими. – М.: Розовый жираф, 2011. – 48 с.

3.3.2. Для детей возраста 8-12 лет

Геласимов А. Кольцо белого волка. – М.: Эксмо, 2010. – 320 с. – ISBN 978-5-699-45654-3

Мур У. Дом зеркал. – М.: Рипол-Классик, 2011. – 256 с. – ISBN 978-5-386-02695-0

Мурашова Е. Класс коррекции. – М.: Cамокат, 2007. – 192 с. – ISBN 978-5-91759-014-1; 978-5-902326-34-2

Пеннак Д. Маленькая торговка прозой. – СПб.: Амфора, 2005. – 464 с. – ISBN 5-94278-719-0

Байяр Ж. Секрет старинного замка: Повесть/ Пер. с фр. В. Гусева. – М.: ЗАО Изд-во «Эксмо-Пресс», 1999. – 224 с. – ISBN 5-04-003047-9

Хантер Э. Лес секретов. – пер. с англ. В. Максимовой/ худ. Л. Насыров. – М.: Олма Медиа Групп, 2011. – 320 с. – ISBN 978-5-373-02438-9

3.3.3. Книги для подростков 12–16 лет

Ханну Мякеля родился в 1943 г. в Хельсинки. Лучше всего Мякеля рассказал о своем детстве в книге «Помню. Детство», 2011; эту книгу можно рекомендовать подросткам в возрасте 12–17 лет. Мякеля пишет от первого лица интересно и точно – акцентируя внимание на деталях.

В 1964 году Мякеля окончил Хельсинкский педагогический институт, после чего работал преподавателем финского языка, редактором в издательстве Otava. С 1987 является свободным писателем.

Из творческого багажа Ханну Мякеля

В разные годы опубликовал сборники: «Все время в пути»/ Matkoilla kaiken aikaa, 1965, стихи «Скажи мне свое имя»/ Sano minulle nimesi, 1969; «Правдоподобно»/ Toden nдkцistд, 2011.

Детские книги («Господин Ау»/ Herra Huu, 1973), пьесы «Страшный господин Ау»/ Kauhistava herra Huu. Эта пьеса имеет для России особое значение, Мякеля ставил ее совместно с Эдуардом Успенским; премьера состоялась в Ленинградском государственном театре марионеток в 1980 году.

Телевизионные спектакли «Праздник на фирме»/ Firman juhlat, 1988,

Радиоспектакли «Поезд в Москву»/ Juna Moskovaan, 1976, учебник «Русский для взрослых»/ Venдjдд aikuisille, 2012.

В 2013 году ожидается выход книги, посвященной А.С. Пушкину.

С творчеством писателя также можно познакомиться на сайте: http://hannumakela.com/index.php

Тривизас Е. Последний черный кот: [для средн. шк. возраста]/ Евгениос Тривизас; ил. Стивена Уэста; пер. с греч. Татьяны Артюховой. – М.: Самокат, 2011. – 216 с.; ил. – (серия «Лучшая новая книжка») – ISBN 978-5-91759-046-2/

Книга позиционируется как литературно-художественное издание для среднего школьного возраста.

Греческий писатель (сейчас живет в Великобритании) с большим творческим стажем (р. 1946), автор более сотни произведений для детей и подростков, в 2006 году номинировался на премию Андерсена.

Евгениос Тривизас живо и вовсе не нравоучительно говорит с детьми о таких актуальных проблемах – нетерпимости и ксенофобии. Но главный урок – не терять надежды в самой безнадежной ситуации.

От первого лица: «Я должен рассказать вам эту историю. Ведь на нашем острове, как и всюду, события быстро стираются и из памяти кошек, и из памяти людей. А значит, чем-то бредовый помысел может вновь обернуться всепоглощающим пожаром…» (Евгениос Тривизас.)

Пивоварова И.М. Рассказы Люси Синицыной: [повесть, рассказы]/Ирина Пивоварова. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2012. – 255 с. – (Серия «Коллекция приключений и фантастики») – ISBN 978-5-367-013108, ISBN 978-5-367-02373-2.

Ирина Михайловна Пивоварова – признанный классик отечественной детской литературы, писавший с легким юмором, без поучительного тона и без пошлости. В ее стиле – искренность, непосредственность, умение видеть необыкновенное в повседневном, и не дюженый талант литератора. Прожила недолгую жизнь (1939–1986).

Рассказы повествуют о жизни обычных школьников, чем и подкупает подростков, не знакомых с творчеством.

От первого лица: «Очень люблю, когда дети смеются! Если мне приходится их учить, стараюсь, чтобы это было не слишком заметно. При этом я учусь сама. Мои добрые учителя – Чуковский, Линдгрен, Хармс». (Ирина Пивоварова).

Тендряков В.Ф. Ночь после выпуска. – М.: Олимп, М.: АСТ. – Серия «любимые книги девочек»)

Владимир Федорович Тендряков (1923–1984) – человек яркой судьбы, писатель, произведения которого акцентировали внимание общественности на самые животрепещущие вопросы. Обильные посмертные публикации показывают, насколько смело и глубоко разбирался писатель в сложных и противоречивых явлениях нашей жизни. За примерами далеко ходить не пришлось.

Незабываемые впечатления (по ее собственным выражениям) оставил у моей 12-летней дочери роман Тендрякова «Ночь после выпуска» из серии «Любимые книги девочек» (издательства М.: Олимп, М.: АСТ). В нем рассказывается, как после выпускного бала бывшие десятиклассники решают развлечься необычным образом: выбирая из своей компании «жертву» за «жертвой», каждый говорит о ней, что думает. Нежданно-негаданно обнажаются самые тайные и интимные вещи. Молодые люди входят во вкус и не боятся бросать друг другу в лицо самую страшную и циничную правду. Под утро они расходятся с тяжелым осадком в душе: ночная жестокая игра убила дружбу и любовь. Впереди – взрослая жизнь…

Таков синопсис романа. Писатель создал весьма реалистичную и незамаскированную картину общения подростков, которой живо увлекаются сегодня девушки и молодые люди. Не смотря на то, что роман написан задолго до «перестроечных» времен, и предвосхитил появление «спорных» телевизионных передач («Дом» и ее клонов), дочь (еще не достигшая «выпускного» возраста) читала произведение «запоем», потому, что творчество Тендрякова и сегодня, спустя более 25 лет после смерти писателя, остается актуальным.

Как всякий талантливый человек, Тендряков проявился и как художник. Его рисунки «Заяц и доктор», «Портрет матери», «У афиши», «Автопортрет» и другие, не могут оставить равнодушным.

3.3.4. Ужасны ли «ужастики»?

Колас И. О правильном поведении для девочек. Весело и просто. / Пер. с фр. Ю. Киселевой. – М.: Омега. – 2007. – 80 с. (серия «Клуб тинейджеров»)

Стайн Р.Л. Нечто из подвала: Триллер для детей./ Пер. с англ. Л. Калабуховой – М.: Росмэн-Пресс, 2001. – 110 с. – ISBN 5-353-00331-4

Стайн Р.Л. Дьявольская кровь. – М.: Росмэн, 2002. – 116 с. – ISBN 5-8451-0616-7

Стайн Р.Л. Призрак без головы: Триллер для детей./Пер. с англ. Т.Ю. покидаевой. – М.: ООО «РосмэнИздат, 2001. – 126 с. – ISBN 5-8451-0763-6

Миллионы детей во всем мире зачитываются этими книгами. Что привлекает их в «ужастиках»? Во-первых, захватывающие дух приключения и тайны, и то, что добро в них всегда побеждает зло. Во-вторых, читаются они на одной дыхании. И в третьих, только увлекательная книга может дать ребенку безграничный простор для фантазии и воображения.

Детской литературой интересуются различные специалисты. Возможно, им будет небезынтересно ознакомиться с опытом финских библиотек и с финскими книгами для детей – теми, что уже несколько лет не уступают в популярности российским детским изданиям.

О финских книгах для детей

Хочу начать с небольшого экскурса в историю. В 2011 году в здании РНБ (Санкт-Петербург, Московский пр., 165) в рамках круглого стола «Региональная библиотека во времена перемен: новая архитектура – новая структура – новый библиотекарь – новая библиотека» открылась выставка «Новая финская библиотека», подготовленная городскими библиотеками Турку и Хельсинки. Чуть ранее библиотека г. Турку отпраздновала 140 лет со дня рождения. Я побывал на этой выставке, и вынес оттуда много нового, безусловно, интересного. А затем… поехал в Финляндию за новым опытом.

Центральную библиотеку Хельсинки сегодня называют «Библиотека 24», так как теперь она работает круглосуточно.

Техническое оснащение библиотеки предоставляет следующие возможности:

  • через создание своего псевдонима у клиентов библиотеки есть возможность вносить свой вклад в читательскую базу данных;
  • добровольная рецензия – возможность сделать так, чтобы другие ознакомились с вашей личной оценкой библиотечного собрания или отдельного издания;
  • коммуникативная беседа в формате живой дискуссии предполагает диалог с другими посетителями библиотеки, интересующимися теми же темами;
  • публикация, обнародование, распределение материалов, подготовленных читателями (здесь их называют клиентами).

Клиент финской библиотеки силен своим влиянием на ее жизнь, поскольку не лишен возможности принимать участие в обсуждении, рефлексии (обратной связи, отзывов), коллективных решений, касающихся новых методов деятельности, создании приоритетов и перспектив развития библиотеки.

Интересной особенностью или новым финским опытом (который мог бы стать не менее новым российским опытом) является возможность предварительного заказа через Интернет нужных читателю (в том числе детских) книг. На сайте библиотеки выставлены книги с обложками, аннотациями, фрагментами текста и целых глав (для пущего привлечения читателя или раскрытия сути книги), имеется сообщение о том – свободна ли книга (имеется ли в фонде) и есть форма для заказа. Воспользовавшись этой простой методикой (как – мне наглядно показали), занимающей у клиента финской библиотеки всего пару минут (при условии, что он уже знает – какую книгу хочет получить от библиотеки на время пользования) далее – в течении 3-х дней читатель должен самостоятельно прибыть в библиотеку и по зарегистрированному ID номеру (аналог нашего читательского билета) получить книгу в пользование. Есть также и услуга доставки книги на дом или в офис.

На форумах финских библиотек идет активное обсуждение книг, особенно новинок. Сами читатели оставляют в блогах и отзывах «микрорецензии», по анализу которых можно уже составлять – как бы у нас его назвали – рекомендательный список книг для чтения числом не менее 100.

Новый год, как водится, приносит с собой и новации. Библиотечное дело – не исключение из правил. Таковой бесспорно является открытие русскоязычной библиотеки в пригороде Хельсинки Эспоо (Финляндия), которое состоялось 8 февраля 2013 года. Но что же там такого «разэтакого»? А вот что.

Оказывается, устроители праздника сделали не только интересную программу, где участвовали творческие коллективы из Финляндии, Эстонии и России, но и встречу со специально приглашенным гостем – известным детским писателем Михаилом Ясновым, кстати, получившим в 2012 году Государственную премию РФ в области культуры.

Можно констатировать, что здесь библиотека реально стала не только местом чтения, но и центром культуры и досуга. Теперь и русскоязычным – на территории страны Суоми.

Думаю, наши библиотекари по целому ряду причин не скоро догонят финских коллег; хотя лично мне хотелось бы, чтобы новые методики заработали у нас как можно скорее.

Посмотрим, как с этим обстоят дела у нас в отечестве.

В июне 2012 года по рассылке РБА пришло сообщение, что в Детской централизованной библиотечной системе г. Новокузнецка (Кемеровская область) создан электронный тематический иллюстрированный каталог «Что нам читать?», предназначенный для детей 6 – 10 лет. Хороший шаг вперед, можно порадоваться за библиотеки Новокузнецка, которые свои рекомендации могут распространить на всех заинтересованных руководителей детского чтения региона (и родителей).

Санкт-Петербург тоже на высоте. Практически в каждой детской библиотеке (среди всех ЦБС районов Санкт-Петербурга) сегодня можно встретить книжки финских авторов, выпущенные в российских издательствах и переведенных с языка первоисточника.

Большинство книг финских авторов, пишущих и рисующих для детей, издается в России при финансовой или иной поддержке информационного центра финской литературы FILI. Это довольно внушительная (по меркам небольшой Финляндии) организации, которая имеет в стране Суоми огромный авторитет; ее внимания ищут как издатели, так и литераторы.

Замечательные финские соавторы Туве Аппельгрен и Салла Саволайнен распределили свое участие в детской книжке «Веста-Линнея и капризная мама» поровну: текст написала Туве, а обильно снабдила иллюстрациями Салла. Туве Аппельгрен сейчас живет в Финляндии, но пишет на своем родном языке – по-шведски. Это первая книга в ее серии про девочку со странным для нас именем Веста-Линнея, и ее большую дружную семью. В Финляндии, особенно на севере – в Лапландии, принято давать детям несколько имен, к примеру, Кристина-Патриция-Танья-Анна-Леена – это имя может быть всего у одной только девочки.

Дети (книга рассчитана на детский возраст 5-11 лет) увлекаясь чтением такой книжки, где показана жизнь героев из соседней страны Суоми, узнают много нового не только о жизни за границей, но и об особенностях имен своих сверстников.

Книжка увидела свет в издательстве «Открытый мир» в 2008 году (оригинальное название Vesta-Linnea och monstermamman); российским детям текст доступен с помощью переводчицы Марии Людковской.

Сюжет книги таков: действие начинается с обычной утренней ссоры между мамой и дочкой. Мама старается сохранять спокойствие, ведь она запланировала, что они с Вестой-Линнеей проведут замечательный день. Но Веста-Линнея упрямится, не хочет одеваться.

– Хватит! – обрывает ее мама. Голос у нее такой же приятный, как у голодного белого медведя, замерзшего во льдах.

Веста-Линнея понимает, что дело принимает серьезный оборот. Скоро она по-настоящему рассвирепеет, эта мама. Лучше всего тихо-тихо одеться и миленько улыбнуться. Может, даже сказать «прости»… Но события разворачиваются очень динамично и по-детски драматично, что и приковывает внимание маленьких читателей к рассказу финских авторов, оформленному на 20 страницах.

Также заслуживает внимание книжка для того же читательского адреса – для чтения взрослыми детям, написанная датчанкой Ким Фупс Окесон «Гражданин, гражданка и маленькая обезьянка» с совершенно потрясающими иллюстрациями Евы Эрикссон. Книжка, переведенная с датского все той же Марией Людковской, вышла в издательстве «Открытый мир». В ней рассказывается, как «жили-были мужчина и женщина, но не какие угодно мужчина и женщина. У обоих были имена, дом в Херлеве и немецкий автомобиль.

«Ах, как же мы любим друг друга!» – говорили они друг другу и целовались так, что дух захватывало. Такое и в Херлеве случается. Однажды утром женщина сказала: «Мне кажется, у меня в животе что-то есть». Прочитав книгу, ребенок узнает – как именно развиваются события дальше.

Известный финский писатель для детей Маркус Маялуома издал на своей родине много книг, пользующихся популярностью. Причем волны популярности дошли и до России.

Книжка «Папа, пойдем за грибами!/М. Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2009. – 36 л.: ил. – ISBN 978-5-902326-82-3 увлекает ребенка с первой страницы, и читается легко. Особенный финский юмор (который прослеживается – см. выделенное курсивом – как в литературе для взрослых, так и для детей) привлекает детей к таким книжкам, прежде всего, своей оригинальностью. О сюжете судите сами.

Не успел папа приехать домой на новой машине, как Осси, Вейно и Анна-Мари объявили, что они едут за грибами! Сосед, живущий рядом господин Трубкела и его флагшток тоже отправляются с ними. И пусть в дремучем лесу водятся медведи и барапазавры– ничто не остановит команду раскрашивателей грибных атласов-определителей!

Вообще Маркус Маялуома написал и сам проиллюстрировал множество книг для ребят, где детская фантазия и сообразительность зачастую оказываются намного более полезными, чем рассудительность «умных» взрослых. Не является исключением и такая его книга для детей 4–7 лет, как:

  • Маялуома М. Папа, когда придет Дед Мороз? / Маркус Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2008. – 36 с.

С позволения сказать квинтэссенцией популярности книг Маялуома в детском мире является не столько оригинальный литературно-художественный стиль подачи материала, сколько удачно выбранный читательский адрес и его непосредственная связь с серией, в названии которой слово «папа» является определяющим – «папина серия».

Сам детский писатель Маялуома откровенничает: «В детской книжке должны быть какие-то грани, какие-то противопоставления. Противоположность заключается уже в том, что взрослые все планируют заранее, а дети живут ощущением момента. С мыслью об этом я нарисовал и написал книги «папиной серии». Папа в них все превращает в игру – на свой лад. А дети добавляют в этот суп приправы, и порой довольно остренькие, во всяком случае, на отцовский вкус».

Как автор нескольких методических пособий по чтению для отцов, я вполне понимаю этого финского писателя. Ниша, в которой работает Маялуома и сегодня не наполнена вполне: не хватает неравнодушных отцов, умеющих и желающих заниматься с детьми. Поэтому всегда, когда в книге речь – так или иначе (в названии, содержании, оглавлении) заходит о папах, дети (многие из них растут в неполных семьях) наиболее сенситивны (восприимчивы), и осваивают такую книгу с удовольствием. Думаю, секрет серии Маялуомы именно в этом.

Следующие книги (других финских авторов, переведенных и изданных в России) с не меньшим обоснованием можно рекомендовать родителям для чтения детям:

  • Миеттинен Ауликки. Отто и малыш из тыквы./ Сказка. – пер. с финского – М.: Стрекоза, 2009. – 28 с.
  • Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и ее новые друзья. – М.: Открытый мир, 2002.
  • Тина Нопола, Мерви Линдман. Сири и радость третьего этажа. – М.: Открытый мир, 2007.
  • Маялуома М. Папа, когда придет Дед Мороз? / Маркус Маялуома; пер. с финского Е. Тиновицкой. – М.: Самокат, 2008. – 36 с.

К слово, в финских первоисточниках имя главной героини звучит Сиири.

  • Хантер Э. Лес секретов. – пер. с англ. В. Максимовой/ Худ. Л. Насыров. – М.: Олма Медиа Групп, 2011. – 320 с. – ISBN 978-5-373-02438-9

Эту книгу порекомендую как бестселлер детской литературы. Удивительная и трогательная история о том, как у себя дома можно вырастить маленького эльфа. Книга впервые издана в 2007 году с финским названием Otto ja keijauvauva в издательстве Otava Publishing Company LTd.

Предпочтения в чтении финских детей легко изучить по сайтам тех же финских библиотек, где ребята самостоятельно (за малышей – их родители) оставляют свои комментарии. Конечно, для перевода желательно знать финский язык. Для тех из наших читателей, кто пока не может похвастаться этим знанием, приведу краткий список того, что «взахлеб» читают финские ребята прямо сегодня (эти книги еще не переведены на русский и пока недоступны нашим детям):

  • Келли Стрём. «Сиири, пелотон почты пилота»
  • Тьерри Франсуа, Лаваль и Стефана Дюранд Sarano. «Где находится морской ёж?»
  • Оливер Джефферс. «Летающий Пингвин»

Это читают самые маленькие.

Дети в возрасте 6–7 лет имеют свой список бестселлеров:

  • Маури Куннас. «Собаки и дети в городе»
  • Тимо Parvela. «Хилма и идеальный pебенок»
  • Лена Андерсон. «Маленький Урхин и свинья Снупи»
  • Мерви Линдман. «Храбрый маленький Меммули»
  • Кайса Липпонен. «Удивительное путешествие»

Почему бы не воспринять современный финский опыт, или хотя бы обратить на него внимание в призме отечественного, почему бы не обсудить?

Вечером возьмите такую «иностранную» книгу, и почитайте вместе с ребенком, рассмотрите картинки (финские и шведские художники вовсе не прозваны от слова «худо»). Помочь в этом процессе могут красочно оформленные, захватывающие внимание ребенка книжки, увиденные мною в соседней Финляндии и затем здесь, в библиотеках России. Они уже прошли на нашей ментальной «почве» необходимую экспертизу временем; наших детей не пугают «иностранные» имена авторов и героев, как когда-то – во времена моего детства – в ХХ веке нас не пугало творчество замечательного Джанни Родари.

Федор Конюхов, побывавший во многих странах мира, думает о книге так: «Книги были, есть и будут. И через сто лет, и через двести, и через тысячу. Они изменятся – станут другими, только слово останется тем же. Сейчас не открывают материки или острова. Но ты открываешь свою духовность».

3.3.5. Список рекомендуемой литературы для подростков, увлекающихся фэнтези

  1. Бах P. Чайка по имени Джонотан Ливингстон. Иллюзии, или приключения Мессии Поневоле: Повести. СПб.: Грант, 1993.
  2. Дяченко М. Дяченко С. Ритуал // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг-Харьков: Фолио, 1996.
  3. Дяченко М. Дяченко С. Бастард // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг Харьков: Фолио, 1996.
  4. Дяченко М. Дяченко С. Ритуал // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг Харьков: Фолио, 1996.
  5. Дяченко М. Дяченко С. Вирлена // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг-Харьков: Фолио, 1996.
  6. Дяченко М., Дяченко С. Скрут. СПб.: Азбука, 1997
  7. Дяченко М., Дяченко С. Привратник. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  8. Дяченко М., Дяченко С. Шрам. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  9. Дяченко М., Дяченко С. Преемник. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  10. Дяченко М., Дяченко С. Ведьмин век. СПб.: Азбука, 1997.
  11. Дяченко М., Дяченко С. Пещера. СПб.: Азбука, 1998.
  12. Дяченко М., Дяченко С. Авантюрист. М.: ACT, 2000.
  13. Дяченко М., Дяченко С. Долина Совести. М.: Эксмо-Пресс, 2001.
  14. Дяченко М., Дяченко С. Хозяин Колодцев // Дяченко М., Дяченко С.
  15. Эмма и сфинкс. М.: Эксмо-Пресс, 2002.
  16. Дяченко М., Дяченко С. Коряга, похожая на обернувшуюся кошку // Дяченко М., Дяченко С. Эмма и сфинкс. М.: Эксмо-Пресс, 2002.
  17. Дяченко М., Дяченко С. Я женюсь на лучшей девушке королевства// Дяченко М., Дяченко С. Эмма и сфинкс. – М.: Эксмо-Пресс, 2002.
  18. Крапивин В.П. Выстрел с монитора // Крапивин В.П. Легенда о Хранителе. М.: Центрполиграф, 1998.
  19. Крапивин В.П. Гуси-гуси, га-га-га. // Крапивин В.П. Легенда о Хранителе. М.: Центрполиграф, 1998.
  20. Крапивин В.П. Крик петуха // Крапивин В.П. Крик петуха. М.: Центрполиграф, 1998.
  21. Крапивин В.П. Застава на Якорном поле // Крапивин В.П. Крик петуха. М.: Центрполиграф, 1998.
  22. Крапивин В.П. Крик петуха // Крапивин В.П. Крик петуха. М.: Центрполиграф, 1998.
  23. Крапивин В.П. Лунная рыбка // Крапивин В.П. Лунная рыбка. М.: Центрполиграф, 1998.
  24. Крапивин В.П. Белый Шарик Матроса Вильсона // Крапивин В.П. Лунная рыбка. М.: Центрполиграф, 1998.
  25. Крапивин В.П. Лунная рыбка // Крапивин В.П. Лунная рыбка. – М.: Центрполиграф, 1998.
  26. Крапивин В.П. Лето кончится не скоро // Крапивин В.П. Лето кончится не скоро. М.: Центрполиграф, 1998.
  27. Крапивин В.П. Лоцман // Крапивин В.П. Лето кончится не скоро. – М.: Центрполиграф, 1998.
  28. Крапивин В.П. В ночь большого прилива // Крапивин В.П. В ночь большого прилива. М.: Центрполиграф, 1999.
  29. Крапивин В.П. Далекие горнисты // Крапивин В.П. В ночь большого прилива. М.: Центрполиграф, 1999.
  30. Крапивин В.П. В ночь большого прилива // Крапивин В.П. В ночь большого прилива. М.: Центрполиграф, 1999.
  31. Крапивин В.П. Вечный жемчуг // Крапивин В.П. В ночь большого прилива. М.: Центрполиграф, 1999.
  32. Крапивин В.П. Оранжевый портрет с крапинками // Крапивин В.П. В ночь большого прилива. М.: Центрполиграф, 1999.
  33. Крапивин В.П. Баркентина с именем Звезды // Крапивин В.П. В ночь большого прилива. М.: Центрполиграф, 1999.
  34. Крапивин В.П. Дети синего фламинго // Крапивин В.П. Дети синего фламинго. – М.: Центрполиграф, 2000.
  35. Крапивин В.П. Летчик для Особых Поручений // Крапивин В.П. Дети синего фламинго. М.: Центрполиграф, 2000.
  36. Крапивин В.П. Ковер-самолет // Крапивин В.П. Дети синего фламинго. – М.: Центрполиграф, 2000.
  37. Крапивин В.П. Голубятня на желтой М.: Центрполиграф, 2000.
  38. Крапивин В.П. Кораблики. М.: Дет. лит., 2000.
  39. Логинов С. Многорукий бог далайна. Н.Новгород: Флокс, 1994.
  40. Нортон А. Год единорога: Фантастические романы и повести. Н. Новгород, Флокс, 1992.
  41. Олди Г. Л. Право на смерть // ОЛДИ Г. Л. Право на смерть – Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1995.
  42. Олди Г. Л. Дорога // Олди Г. Л. Право на смерть Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1995.
  43. Олди Г. Л. Сумерки мира // Олди Г. Л. Право на смерть Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1995.
  44. Олди Г. Л. Живущий в последний раз // Олди Г. Л. Право на смерть – Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1995.
  45. Олди Г. Л. Герой должен быть один Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1996.
  46. Олди Г. JI. Восставшие из рая // Олди Г. JI. Восставшие из рая. Харьков-Донецк, 1996.т
  47. Олди Г. JI. Ожидающий на перекрестках // Олди Г. JI. Восставшие из рая. Харьков-Донецк, 1996.
  48. Олди Г. Л. Путь меча // Олди Г. Л. Путь меча. Н.Новгород: «Параллель», 1996.
  49. Олди Г. Л. Сумерки мира // Олди Г. Л. ПУТЬ МЕЧА. Н.Новгород: «Параллель», 1996.
  50. Олди Г. Л. Витражи патриархов // Олди Г. Л. Витражи патриархов – Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1996.
  51. Олди Г. Л. Ожидающий на перекрестках // Олди Г. Л. Витражи патриархов Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1996.
  52. Олди Г. Л. Войти в образ // Олди Г. Л. Витражи патриархов – Барнаул: АОЗТ «Полиграфист», 1996.ф 286. Олди Г. Л. Одиссей, сын Лаэрта– В 2 тт. – М.:ЭКСМО-Пресс, 2000.
  53. Олди Г. Л. Джинн по имени совесть // Олди Г. Л. Ваш выход. – М.:ЭКСМО-Пресс, 2002.
  54. Раткевич Э. Наемник мертвых богов // Раткевич Э. Наемник мертвых богов М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  55. Раткевич Э. Джет из Джетевена // Раткевич Э. Наемник мертвых богов М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  56. Раткевич Э. Палач Мерхины // Раткевич Э. Наемник мертвых богов – М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  57. Семенова М. Валькирия // Семенова М. Валькирия. С.-Пб., Азбука. – 1995;
  58. Семенова М. Хромой кузнец // Семенова М. Валькирия. – С.-Пб., Азбука. 1995;
  59. Семенова М. Ведун // Семенова М. Валькирия. С.-Пб., Азбука.1995;
  60. Семенова М. Волкодав. С.-Пб., Азбука. – 1995;
  61. Семенова М. Волкодав. Право на поединок. С.-Пб., Азбука. – 1999;
  62. Трускиновская Д. Королевская кровь. М.: ACT – С.-Пб.: Terra Fantastica, 1996.
  63. Успенский М. Там, где нас нет: Роман. СПб.: Терра-Азбука, 1997.

3.4. Что почитать (оперативно, в интерактиве) специалистам о проблематике

1 Карелин А.В. Стилистика мира Роулинга// Режим доступа 14.03.2013 www.mirf.ru/Articles/art292.htm

2 Невский Б.А. По следам детской фантастики// Режим доступа 14.03.2013 www.mirf.ru/Articles/art187.htm

3 Неелова Т.С. Влияние современной литературы на детей// Режим доступа 14.03.2013 www.imago.spb.ru/soulbody/articles/article8.htm

4 Переслегин С.М. Влияние литературы на общество// Режим доступа 14.03.2013 www.rusrev.org/content/review/default.asp

5 Фролова М.Р. Особенности современной литературы// Режим доступа 14.03.2013 www.clib.yar.ru

Другие рекомендации для специалистов и родителей в разделе «Литература»

Литература

Беленькая, Л. И. Ребенок и книга. [Текст]/Л. И. Беленькая. – М.: ВЦХТ, 2005. – 144 с.

Вальдгард С. Л. Очерки психологии чтения. [Текст] // С. Л. Вальдгард. – СПб.: Изд-во РНБ, 2010.– 135 с. (Библиотековедение: изучая прошлое – созидаем будущее. Вып. 2.).

Галактионова, Т. Г. Литературный проект «Хорошее время читать»/ Т. Г. Галактионова// Чтение детей и подростков: мотивы и потребности/ ред. – сост. Т. Г. Браже, С. М. Бородин. – СПб., 2005. – С. 15–18.

Ермолаева, Л.К. Система краеведческого образования в школах Санкт – Петербурга. Концепция. Программы учебных курсов. Образцы итоговых заданий [Текст]: /Л.К.Ермолаева. – Издание второе, исправленное и дополненное. – СПб.: СМИО Пресс, 2009. – 144 с.

Кашкаров А. П., Овсянкина З. Н. Чтение подростка. Пособие для отцов. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2010. -256 с. – вып. 129. – (серия: «Библиотекарь и время. XXI век).

Кашкаров А. П. Детское чтение. Пособие для отцов. – М.: Либерея-Бибинформ. – 2010. – 96 с. – вып. 123. – (серия: «Библиотекарь и время. XXI век).

Коваль, Ю. Чистый Дор [Текст]: Рассказы / Ю.Коваль, худож. М. Ким. – Переизд. – М.:Дет. лит., 1991. – 63 с.: ил.– (Книга за книгой).

Конфуций. Суждения и беседы/ Пер. с кит. П. С. Попова. – СПб.: Азбука-классика, 2005. – 224 с.

Корнилова Т.В., Тихомиров O.K. Принятие интеллектуальных решений в диалоге с компьютером. – М: МГУ, 2001. – 192 с.

Крапивин, В.П. Летчик для особых поручений: Фантастические произведения [Текст] /В.П. Крапивин. – М.: Эксмо, 2008. – 608 с. – (Отцы – основатели: русское пространство).

Кундера М. Шутка: Роман/ Пер. с чеш. Н. Шульгиной. – СПб.: Издательская группа «Азбука-классика», 2009 – 416 с

Ларошфуко Ф. Максимы/ Пер. с фр. Э. Линецкой. – СПб.: Амфора, 2000. – 287 с.

Минаев, Б.Д. Детство Левы [Текст]: повесть в рассказах / Б. Д. Минаев; худ. Е. Махлина. – М.: Заветная мечта, 2008. – 320 с.: ил. – (Книги Заветной мечты). – Автор повести Борис Минаев – лауреат Большой премии сезона 2005–2006 гг. Национальной детской литературной премии «Заветная мечта».

Монтень М. Опыты: сборник эссе в 3 кн. Кн. 1 и 2/ М. Монтень// Пер. со старофранц. – Мн.: ООО «Попурри», 2004. – 832 с.// О воспитании детей – сс. 155–192.

Моисеев Н.Н. Логика динамических систем и развитие природы и общества // Вопросы философии. – 1999. – № 4. – С. 3–10.

Муштавинская, И.В. Технология развития критического мышления на уроке и в системе подготовки учителя [Текст]: Учебно – методическое пособие / И. В. Муштавинская. – СПб.: КАРО, 2009. – 144с. – (Серия «Уроки для педагогов»)

Ницше Ф. Так говорил Заратустра/ Пер. с нем. Ю. М. Антоновского. – СПб.: Азбука-классика, 2004. – 336 с.

Пеннак Д. Как роман: эссе / Даниэль Пеннак; пер. с фр. Н. Шаховской. – М.: Самокат, 2005. – 196 с. – ISBN 5-90232614-1

Пронин А. К чертовой бабушке // Империя драмы. 2007. № 12. С. 16.

Родительское собрание по детскому чтению [Текст] / Сост. Т. Д. Жукова. – М.: Русская школьная библиотечная ассоциация, 2007. – С. 8.

Ромашкова, Е.И.Картотека форм познавательной деятельности учащихся. – М.:ТЦ Сфера, 2005– 192 с. – (Картотека воспитательных дел).

Рыжаков М.В. Образование как сложная открытая нелинейная самоорганизующаяся система // Стандарты и мониторинг в образовании. – 2000. – № 1. – с.48.

Санаев П. Похороните меня за плинтусом [Электронный ресурс] // Infanata. Литература. Проза. Режим доступа: http://www.infanata.org/literature/prose/1146100051-pavel-sanaev-pokhoronite-menja-za-plintusom.html.

Тихомирова И. И. Как воспитать талантливого читателя/часть 2: Растим читателя-творца/ Кашкаров А. П. – Я и дочь. Читаем вместе. – сс. 170–180. – М.: РШБА.– 2009.

Тодоров Л.В. Понятие культуры и построение теории содержания образования // Педагогика. – 2009. – № 8. – С. 3–11.

Успешное чтение: теория и практика: Методическое пособие для педагогов [Текст]: СПб.: Изд – во «ЛЕМА», 2009. – 168 с.

Читать и не читать. Читать или не читать – профессиональными секретами делится Андрей Кашкаров – психолог детского чтения из Санкт-Петербурга. – Свердловск. Большая Библиотека № 1(13)-2010. – с. 25–36 – http://book.uraic.ru/chitaem_vmeste/bb/13

Чтение детей и взрослых: книга и развитие личности: сборник статей и учебно педагогических материалов к международной конференции/ред. – сост.: Т. Г. Браже, Т. И. Полякова/ Кашкаров А. П. Опыт и роль отцов в поддержке и развитии интереса детей к чтению. – СС. 54–59. – СПб: СПбАППО, 2010. – 174 с.

Шабанова М.А. Образы свободы в реформируемой России // Социс. – 2000. – № 2. – С. 29–38.

Шварц, Е.Л. Родина моей души. Из воспоминаний Е.Л.Шварца/Два брата: Сказка. – Л.: Дет. лит., 1987. – С.41.

Шуклина Е.А. Технология самообразования: социологический аспект // Общественные науки и современность. – 1999. – № 5. – С. 140–151.

Щедровицкий Г.П. Система педагогический исследований (методологический анализ) // Педагогика и логика. – М., 1993.

Щукина Г. И. Формирование личности учащегося – главное назначение обучения// Роль деятельности в учебном процессе. Кн. для учителя. – М.: Педагогика, 1986.

Щукина Г. И. Педагогические проблемы формирования познавательных интересов учащихся. [Текст] / Г. И. Щукина. – М.: Педагогика, 1988. – 312 с.

Юдина Е. Г. Важны интересы и педагога, и ребенка // Человек. – 1999. -№ 5.-С. 149–150.

Я познаю мир: Детская энциклопедия: Культура [Текст]. – М.: ООО «Издательство АСТ», 1999. – 480с.

Примечания

[1] Вальдгард С. Л. Очерки психологии чтения.[Текст] / С. Л. Вальгард. – СПб.: Изд-во РНБ, 2010. – 135 с. – репринт 1931 г. – с. 36

[2] Там же, с. 39

[3] Там же, с. 14

[4] Там же, с.16

[5] Там же, с. 39

[6] Там же, с. 40

Комментарии:

Изумительная книга! Спасибо автору!!!!

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus