Чтение в средней школе. Как вырастить читающего человека — Кашкаров А.П.

Чтение в средней школе. Как вырастить читающего человека — Кашкаров А.П.

(8 голосов4.4 из 5)

На стра­ни­цах книги с двух углов зре­ния (роди­теля и под­ростка) рас­смат­ри­ва­ются зна­че­ние, при­емы и прак­ти­че­ские мето­дики при­об­ще­ния к чте­нию ребенка школь­ного воз­раста 12–17 лет.
В главе «Работа для роди­те­лей» даны апро­би­ро­ван­ные при­емы и нова­ции, кото­рые роди­тель смо­жет исполь­зо­вать в своей работе.
Раз­ви­ва­ю­щие чте­ние игры, идеи, ком­плексы, опи­сан­ные во вто­рой главе книги – «Работа для под­ростка», помо­гут школь­нику-под­ростку в обще­нии со сверст­ни­ками и научат полу­чать мак­си­мум пользу от зна­ком­ства с худо­же­ствен­ной литературой.
Исполь­зуя непри­ду­ман­ные исто­рии, автор пере­дает чита­телю частичку отцов­ской души. При­ве­ден­ные выводы и реко­мен­да­ции – это син­тез опыта вос­пи­та­ния соб­ствен­ных детей, и резуль­та­тов экс­пе­ри­мен­тов, про­ве­ден­ных в фор­мате научно-иссле­до­ва­тель­ской прак­тики (РГПУ им. А.И. Гер­цена), допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния подростков.

Вступление. О чем эта книга

Как пока­зы­вает прак­тика (эмпи­рика), детей «цеп­ляет» или оттал­ки­вает не страна про­ис­хож­де­ния героев, авто­ров или сюжета, а инте­рес­ный или неин­те­рес­ный язык, кото­рым через книгу автор обща­ется с весьма при­страст­ным ребенком.

Да, наши дети при­страстны; сами того не ведая, высту­пают в роли чут­кого инди­ка­тора каче­ства: пло­хие книги вы их читать не заста­вите. А хоро­шие – спо­соб­ствуют тому, что у ребенка воз­ни­кает жела­ние научиться читать самому (само собой это жела­ние не воз­ни­кает, зачем – ну почи­тают же тебе, если очень попро­сишь), и совер­шен­ство­ваться в этих очень важ­ных для раз­ви­тия навы­ках. С дру­гой сто­роны – что такое «хорошо» и что такое «плохо» когда речь идет о книге для ребенка? Не будем забы­вать, что оценка все­гда зави­сит от уста­новки, а при­ме­нять «взрос­лую» шкалу для оце­ни­ва­ния каче­ства дет­ской книги, это, мягко говоря, некор­ректно. К при­меру, плохи или хороши книги из серии «ужа­сти­ков» (Стайн Р.Л. Нечто из под­вала. – М.: Росмэн, 2002. – 108 с. – ISBN 5–8451-0616–8, или «Дья­воль­ская кровь», «При­зрак без головы» того же автора), кото­рыми зачи­ты­ва­лась моя дочь в 5‑м и 6‑м классе (воз­раст 10–12 лет) гим­на­зии, как, впро­чем, и все «основ­ные» девочки класса?

Оче­видно, для них, очень даже хороши.

Вспом­ните себя в деся­ти­лет­нем воз­расте. Пио­нер­ский лагерь. Ночь. Все по оче­реди рас­ска­зы­вают страш­ные исто­рии (кстати, книг, об этом не было), по спине бегут мурашки, но все равно слу­ша­ешь, не ото­рваться… Новые «ужа­стики» ничуть не страш­нее рас­ска­зов, что боль­шин­ство из нас любили читать в дет­стве. Про­ве­рено моей прак­ти­кой, что даже тот ребе­нок, кото­рый пред­по­чи­тает книге теле­ви­зор, не может усто­ять, и втя­ги­ва­ется в увле­ка­тель­ные при­клю­че­ния героев, тайны и загадки, самые непред­ска­зу­е­мые и необыч­ные вещи, опи­сан­ные в таких кни­гах. Это – к слову о прак­тике и мето­дике выяв­ле­ния чита­тель­ских «биб­лио­теч­ных» пред­по­чте­ний ребенка.

И мы не мешали дочке в ее выборе, во-пер­вых, спра­вед­ливо пола­гая, что уже в таком воз­расте фор­ми­ру­ю­ща­яся лич­ность девочки ори­ен­ти­ро­вана не только на роди­тель­ские или биб­лио­теч­ные реко­мен­да­ции, но и на «моду» в своей среде, во-вто­рых, ува­жая ее лич­ный выбор.

Поэтому пола­гал бы остав­лять ребенку разум­ную авто­но­мию в выборе книг и биб­лио­теч­ных пред­по­чте­ниях в част­но­сти. По край­ней мере, чте­ние для детей оста­ется нена­вяз­чи­вым, желан­ным про­цес­сом, а зна­чит, заво­е­вы­вает сердца. Так на прак­тике еще раз апро­би­ро­ван и под­твер­жден посту­лат заслу­жен­ного спе­ци­а­ли­ста петер­бург­ской биб­лио­теч­ной школы И.И. Тихо­ми­ро­вой – «учить не уча». Таков лейт­мо­тив видится мне и для всей книги.

Сего­дня, в XXI веке не без осно­ва­ний пред­став­ля­ется, что под­ро­сток дол­жен соот­вет­ство­вать вызову и тре­бо­ва­ниям совре­мен­ного мира: моло­дой чело­век соот­вет­ство­вать опре­де­ле­нию «честь, досто­ин­ство, креп­кое руко­по­жа­тие», девушка должна быть акку­рат­ной, изящ­ной, веж­ли­вой – и это зало­жено в ее природе.

Но желать и быть – это раз­ные вещи. Ведь и раньше, до «исто­ри­че­ского мате­ри­а­лизма» (по О. Бен­деру) пред­ста­ви­тель­ница жен­ского пола могла слыть довольно ворч­ли­вой, не слиш­ком любез­ной и любо­зна­тель­ной, «заби­той» и негра­мот­ной. Одним сло­вом – не про­из­во­дила бла­го­при­ят­ного впе­чат­ле­ния, как ска­зал бы сего­дняш­ний подросток.

Но и сам под­ро­сток «ста­рого вре­мени» пахал землю, рабо­тал на про­из­вод­стве, посе­щал вечер­ние школы, учился гра­моте – от слу­чая к случаю.

Теперь же, чтобы гар­мо­нично раз­ви­ваться, эво­лю­ци­о­ни­ро­вать с голо­во­кру­жи­тель­ной ско­ро­стью – под стать научно-тех­ни­че­скому про­грессу, соот­вет­ство­вать вызо­вам вре­мени, меж­ду­на­род­ным тре­бо­ва­ниям и стан­дар­там, быть кон­ку­рентно спо­соб­ным на рынке хоро­ших про­фес­сий тре­бу­ется не про­сто уметь читать, но – глав­ным обра­зом – уметь анализировать.

Хоро­шая новость в том, что без чте­ния тут никак не обойтись.

Но, увы, есть и пло­хая новость: даже этого посту­лата и при­мера стре­ми­тель­ного гар­мо­нич­ного раз­ви­тия людей, любя­щих чте­ние, с их стре­ми­тельно-оше­лом­ля­ю­щими изме­не­ни­ями лич­но­сти недо­ста­точно, если нет жела­ния брать в руки книгу, полу­чать новые зна­ния посред­ством элек­трон­ных носи­те­лей информации.

Как мы уже могли убе­диться, при­рода создала людей несо­вер­шен­ными, а наши жела­ния под­час каприз­ными. Порой кажется, что жизнь под­ростка сего­дня во мно­гом напо­ми­нает джунгли: блуж­да­ния в полу­тьме в пря­мом и пере­нос­ном смысле, бес­пре­стан­ное, порой хао­тич­ное дви­же­ние, пере­хо­дя­щее в дис­ко­теч­ные кон­вуль­сии, дикие крики. И по замыслу джун­глей – побеж­дает сильнейший.

На самом деле все так, и даже серьез­нее, чем может пока­заться на пер­вый взгляд. Не смотря на все ста­ра­ния быть луч­шим, авто­ри­тет­ным, иде­аль­ным, под­ро­сток не застра­хо­ван от оши­бок. С этим ничего не поде­ла­ешь, такова жизнь. Поэтому нам, роди­те­лям, педа­го­гам, биб­лио­те­ка­рям и про­сто хоро­шим дру­зьям нужно знать – как вла­деть инстру­мен­том тон­кой настройки души под­ростка на без­гра­нич­ный увле­ка­тель­ный мир чте­ния. А с уче­том осо­бен­но­стей пере­ход­ного воз­раста раз­ви­ва­ю­щейся лич­но­сти, смены ее ори­ен­ти­ров и игры гор­мо­нов, это ох как непросто.

Но… воз­можно. Как – на несколь­ких прак­ти­че­ских при­ме­рах рас­ска­зы­ва­ется в книге.

Как автор, я и сам не во всем люблю пра­вила. Поэтому, ино­гда читаю книги с конца: выби­раю послед­нюю стра­ницу, читаю про­лог, если понра­ви­лось, загля­ды­ваю на пару стра­ниц – ближе к сере­дине. Если и там хорошо – читаю оглав­ле­ние и автора, затем назва­ние книги. Поэтому, пред­по­ла­гая, что так инте­рес­нее, я буду писать эту книгу с конца. Но самый глав­ный совет – в соот­вет­ствии с рас­пи­сан­ной выше кон­цеп­цией дам его прямо сей­час – конечно, учи­тесь соблю­дать пра­вила, но лучше всего… как можно ско­рее найти себе друга, увле­чен­ного кни­гой, потому, что ничто не может быть лучше, чем дру­же­ская под­держка в труд­ную минуту. Пусть этим дру­гом ста­нет для вас и эта книга.

Когда я начи­нал работу над кни­гой, мне надо было решить – писать ли ее с бес­ко­неч­ными ссыл­ками в тек­сте или без них, и я при­шел к выводу, что без них книга будет более удоб­ной для чте­ния. В заклю­че­нии дан спи­сок реко­мен­ду­е­мой лите­ра­туры для раз­ви­тия чита­тель­ской актив­но­сти детей и под­рост­ков по их выяв­лен­ным лич­ност­ным предпочтениям.

Глава 1. Работа (рекомендации) для родителей

В этой главе на прак­ти­че­ском мате­ри­але рас­смат­ри­ва­ются глав­ные вопросы – как при­вить под­ростку любовь к чтению

1.1. Идеи и средства для продвижения чтения

1.1.1. Мето­дика «Совре­мен­ный днев­ник читателя»

В 70–80‑е годы ХХ века чита­тель­ские днев­ники уча­щихся явля­лись необ­хо­ди­мым атри­бу­том по пред­мету рус­ский язык и лите­ра­тура. Это был доку­мент стро­гой отчет­но­сти, кото­рый школь­ники 4–5 клас­сов при­лежно вели по лите­ра­туре. Сего­дня таких днев­ни­ков нет, а может, зря… Учи­ты­вая про­шлую (самая чита­ю­щая страна в мире) и совре­мен­ную спе­ци­фику школь­ного обра­зо­ва­ния, воз­можно, Днев­ник чита­теля будет далеко не лиш­ним в системе при­об­ще­ния школь­ни­ков к чтению.

Веде­ние днев­ника научит заме­чать в кни­гах не только героев и сюжет, но и – имя-фами­лию авто­ров. Пред­по­ла­гаю, что ново­вве­де­ние хорошо забы­того ста­рого повы­сит «гра­дус» обра­зо­ван­но­сти в сфере лите­ра­тур­ной, ибо сего­дня книги пере­стали были исто­ри­ями о жизни, но стали – про­из­ве­де­ни­ями таланта и ума писа­те­лей и литераторов.

В свое время чита­тель­ский днев­ник (далее – ЧД) помо­гал хоть бы и в малой сте­пени ори­ен­ти­ро­ваться в лите­ра­тур­ном море: читать уже можно было не то только точечно, что учи­тель велел и биб­лио­те­карь реко­мен­до­вал, но даже само­сто­я­тельно фор­ми­ро­вать спи­сок люби­мых писа­те­лей – и по списку рабо­тать с собра­ни­ями сочи­не­ний – о чем сего­дня в совре­мен­ной школе при­хо­дится только мечтать.

Веде­ние ЧД спо­соб­ство­вало фор­ми­ро­ва­нию навыка соби­рать и ана­ли­зи­ро­вать инфор­ма­цию, а также – иметь соб­ствен­ное мне­ние (хотя бы – о про­чи­тан­ной книге) и в крат­ком объ­еме изла­гать его на бумаге. В дан­ном слу­чае мы имеем повто­ре­ние опять же ста­рого посту­лата: чтобы научиться писать – надо писать, тре­ни­ро­ваться. Чтобы научиться читать – надо тре­ни­ро­ваться в чте­нии книг.

Раняя прак­тика работы над чита­тель­ским днев­ни­ком в нема­лой сте­пени спо­соб­ствует эмо­ци­о­нально-раци­о­на­ли­за­тор­скому ана­лизу про­чи­тан­ного – чтоб быстро научиться читать, обду­мы­вать про­чи­тан­ное, рас­ска­зы­вать о своих думах – и, освоив письмо, – запи­сы­вать эти рассказы.

Что особо ценно – вести такой днев­ник может роди­тель ребенка, еще не научив­ше­гося писать; для этого малыш дик­тует свои впе­чат­ле­ния о кни­гах, кото­рые начи­ты­ва­ются вслух. Потом, овла­дев гра­мо­той и пись­мом, может запи­сы­вать соб­ствен­ные сооб­ра­же­ния самостоятельно.

К ЧД недурно было бы вос­ста­но­вить списки лет­него чте­ния, и леле­ять при­каз – к началу учеб­ного года явиться с ЧД, в кото­ром лет­нее чте­ние сле­до­вало опи­сать. Инте­ресно – как сей­час в школе отно­сятся к веде­нию чита­тель­ских дневников?

Школь­ные педа­гоги (у меня есть воз­мож­ность опра­ши­вать тако­вых в рам­ках маги­стра­туры Пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ского факуль­тета РГПУ им. А. И. Гер­цена) отве­чают: в началь­ной школе мы днев­ник тре­буем, в сред­ней – на усмот­ре­ние учи­теля. Это в активе.

В пас­сиве – нет надеж­нее спо­соба отвра­тить ребенка от того или иного заня­тия, как застав­лять его что-то делать.

Тем не менее, с чита­тель­ским днев­ни­ком дети науча­ются читать и пони­мать про­чи­тан­ное. С моей доче­рью можно вме­сте хихи­кать над опе­чат­ками, сти­ли­сти­че­скими ошиб­ками, дур­ными сти­хами – что опять же «в плюс» куль­ти­ви­рует семей­ное обще­ние и при­ви­вает хоро­шие традиции.

1.1.2. Роль взрос­лого настав­ника в при­об­ще­нии школь­ника к чтению

Клю­че­вой фак­тор в успеш­ном реше­нии задачи при­об­ще­ния к чте­нию детей в школе – про­фес­си­о­наль­ный уро­вень педа­го­гов. Педа­гог чте­ния – осо­бый спе­ци­а­лист, кото­рый помо­гает детям пре­одо­леть слож­но­сти, свя­зан­ные с про­цес­сами чте­ния. В совре­мен­ной Рос­сии этим педа­го­гом чте­ния мог бы стать школь­ный биб­лио­те­карь при усло­вии соот­вет­ству­ю­щей ква­ли­фи­ка­ции и мате­ри­аль­ного обес­пе­че­ния. Такой опыт име­ется уже сего­дня в ряде школ Санкт-Петер­бурга, где про­грамму раз­ви­тия чте­ния активно реа­ли­зуют школь­ные биб­лио­те­кари. В дан­ном слу­чае сама кон­цеп­ция орга­ни­за­ции школь­ного про­цесса и даже обособ­лен­ное рас­по­ло­же­ние зда­ния началь­ной школы от школы пол­ной весьма спо­соб­ствуют тому, чтобы взрос­лый настав­ник как руко­во­ди­тель чте­ния имел осо­бый ста­тус педа­гога по чте­нию, воз­можно с выде­ле­нием и финан­си­ро­ва­нием отдель­ной штат­ной еди­ницы. При­ме­нять (нагру­жать допол­ни­тель­ной про­грам­мой) учи­теля широ­кого про­филя в началь­ной школе неце­ле­со­об­разно, чтобы не сни­зить каче­ство пре­по­да­ва­ния и без того загру­жен­ного специалиста.

Прин­цип малых шагов в обу­че­нии заклю­ча­ется в том, чтобы уче­ни­кам давался мате­риал неболь­шими дозами. Уста­новка про­ве­роч­ного зада­ния поз­во­ляет кон­тро­ли­ро­вать усво­е­ние учеб­ного мате­ри­ала, а ответы для само­кон­троля необ­хо­димы для того, чтобы уче­ник сразу мог найти свои ошибки. Затем, в зави­си­мо­сти от пра­виль­но­сти ответа даются раз­лич­ные указания.

Среди огром­ного коли­че­ства идей, так и не вопло­щен­ных в реаль­ные нова­ции, есть и такие: учить всех по-раз­ному, моде­ли­ро­вать ситу­а­ции ответ­ствен­но­сти и при­вле­кать детей вме­сте с родителями.

Уже сего­дня, на про­ме­жу­точ­ном этапе инно­ва­ци­он­ного экс­пе­ри­мента наблю­да­ется повы­ше­ние резуль­та­тив­но­сти обу­че­ния детей сред­ней школе и по при­об­ще­нию ребенка к чте­нию вообще.

Как про­ме­жу­точ­ный резуль­тат – успеш­ный выпуск в выпуск­ные классы детей, при­ни­ма­ю­щих уча­стие в про­грамме дан­ной инно­ва­ции. Этот вывод уже можно сде­лать, поскольку несколько таких выпус­ков состоялось.

1.1.3. Акту­аль­ность, цель и методы инновации

Акту­аль­ность инно­ва­ции опре­де­ля­ется необ­хо­ди­мо­стью реше­ния в тео­ре­ти­че­ском и прак­ти­че­ском плане задачи при­об­ще­ния ребенка к куль­туре чте­ния посред­ством соци­ально-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­дей­ствия семьи и школы. Такая задача порож­дена сово­куп­но­стью как мини­мум трех соци­о­куль­тур­ных про­цес­сов современности:

А) транс­фор­ма­цией роли и места чте­ния в усло­виях инфор­ма­ци­он­ного общества;

Б) утра­той тра­ди­ци­он­ных форм куль­тур­ной пре­ем­ствен­но­сти поколений.

В) стре­ми­тельно раз­ви­ва­ю­щейся коммуникацией

Цель экс­пе­ри­мента

Дока­зать целе­со­об­раз­ность и резуль­та­тив­ность раз­ра­бо­тан­ной системы соци­ально-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­дей­ствия семьи и школы по при­об­ще­нию ребенка к чте­нию, полу­че­ние ста­туса педа­го­гов началь­ной школы школь­ными биб­лио­те­ка­рями – после соот­вет­ству­ю­щей пере­под­го­товки. Спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию вза­и­мо­по­ни­ма­ния и диа­лога между стар­шим и млад­шими поко­ле­нием в вопро­сах чтения.

Создать в школе усло­вия, спо­соб­ству­ю­щие опти­маль­ному раз­ви­тию позна­ва­тель­ной, эмо­ци­о­наль­ной и ком­му­ни­ка­тив­ной сфер через при­об­ще­ние ребенка к чтению.

Методы дости­же­ния цели

  1. Ана­лиз оте­че­ствен­ного и зару­беж­ного опыта соци­ально-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­дей­ствия семьи и школы в при­об­ще­нии к чте­нию под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния (то есть перед внед­ре­нием инно­ва­ци­он­ного про­екта про­ве­ден мони­то­ринг со всеми его при­зна­ками – имеет цель, обя­за­тель­ная систе­ма­ти­за­ция, лон­ги­тюд­ность, интер­пре­та­ция резуль­та­тов для потребителя)
  2. Апро­ба­ция ком­плекса диа­гно­сти­че­ских мето­дик «Чита­тель­ский про­филь» для опре­де­ле­ния уровня чита­тель­ской куль­туры школьников.
  3. Раз­ра­ботка и апро­ба­ция системы мето­дов соци­ально-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­дей­ствия семьи и школы для при­об­ще­ния ребенка к чтению;
  4. Апро­ба­ция учебно-мето­ди­че­ских ком­плек­сов «Днев­ник чита­теля» и «Порт­фель читателя».
  5. Опре­де­ле­ние кон­цеп­ту­аль­ных под­хо­дов к повы­ше­нию цен­но­сти и пре­стижа чте­ния у детей и взрос­лых (роди­те­лей, педа­го­гов, биб­лио­те­ка­рей) для воз­рож­де­ния тра­ди­ций семей­ного чтения.
  6. Опре­де­ле­ние усло­вий и прин­ци­пов эффек­тив­ного вза­и­мо­дей­ствия инсти­ту­тов семьи и школы в при­об­ще­нии ребенка к чтению.
  7. Повы­ше­ния про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти педа­го­гов и биб­лио­те­ка­рей, в вопро­сах вза­и­мо­дей­ствия с семьей по при­об­ще­нию ребенка к чтению.

Осно­ва­ния инновации

В про­цессе выпол­не­ния тех­ни­че­ского зада­ния по при­об­ще­нию детей к чте­нию педа­гоги и школь­ные биб­лио­те­кари само­ор­га­ни­зу­ются, и, кроме того, про­ис­хо­дит модер­ни­за­ция про­грамм вза­и­мо­дей­ствия с млад­шими школь­ни­ками и их между собой (обсуж­де­ния про­чи­тан­ных книг). Изме­не­ние цен­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ной шкалы ребенка (от мате­ри­аль­ного – к духов­ному – посред­ством книг) тоже явля­ется резуль­та­том инновации.

Гло­баль­ным выво­дом инно­ва­ции может стать буду­щие реко­мен­да­ции вве­де­ния курса «Дет­ского чте­ния худо­же­ствен­ной лите­ра­туры» силами школь­ного биб­лио­те­каря – для уча­щихся началь­ной школы. Таким обра­зом, школь­ный биб­лио­те­карь дол­жен иметь и дру­гой (повы­шен­ный) ста­тус пре­по­да­ва­теля началь­ной школы.

В соот­вет­ствии с «тре­бо­ва­ни­ями к учи­телю чте­ния» новый спе­ци­а­лист должен:

обла­дать про­филь­ным обра­зо­ва­нием; иметь фун­да­мен­таль­ные зна­ния по лите­ра­туре (в том числе зару­беж­ной), знать фено­мен мас­со­вой лите­ра­туры XXI века (чтобы быть «в теме»), педа­го­гике, психологии;

уметь созда­вать и под­дер­жи­вать моти­ва­цию к чте­нию; оце­ни­вать инди­ви­ду­аль­ный про­гресс каж­дого уча­ще­гося (ибо оценка – моти­ви­рует вос­при­им­чи­вых людей);

хорошо ори­ен­ти­ро­ваться в совре­мен­ных мето­дах обу­че­ния чтению;

уметь про­во­дить груп­по­вые и инди­ви­ду­аль­ные заня­тия, пони­мая, что каж­дый ребе­нок спо­со­бен научиться читать и писать.

Осо­бое вни­ма­ние в дан­ной нова­ции зани­мает про­фес­си­о­наль­ная под­го­товка педа­гога по чте­нию – как спе­ци­а­ли­ста. С этой зада­чей вполне могут спра­виться педа­го­ги­че­ские и биб­лио­теч­ные вузы (по Санкт-Петер­бургу – Госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, ГУКИ, РГПУ им. А. И. Гер­цена и др.).

Но почему именно школь­ный библиотекарь?

Каж­дый здо­ро­вый ребе­нок с дет­ства имеет фоне­ти­че­ский слух и уже по этому очень вос­при­им­чив; ребе­нок спо­со­бен (и создает) даже при­ду­мать свой соб­ствен­ный язык. Затем, в про­цессе взрос­ле­ния это каче­ство транс­фор­ми­ру­ется в дру­гое или теря­ется совсем. Исходя из этого, при­ви­вать нова­ции в обра­зо­ва­нии надо с самого ран­него воз­раста. В совре­мен­ной началь­ной школе мы еще можем воз­дей­ство­вать на уче­ника мак­си­мально эффек­тивно, отно­си­тельно более позд­него, стар­шего воз­раста. Основ­ная мето­дика это повто­ре­ние и оце­ни­ва­ние (оценка мотивирует).

1.2. Родительские компетенции в приобщении школьника к чтению

1.2.1. Опытно-экс­пе­ри­мен­таль­ная деятельность

Два раза в неделю после заня­тий – в соот­вет­ствии с тех­ни­че­ским зада­нием, в школь­ной биб­лио­теке соби­ра­ются школь­ники и их роди­тели, и по про­грамме, пред­ло­жен­ной биб­лио­те­ка­рем и его помощ­ни­ком (чаще всего это школь­ный пси­хо­лог, реже – в каче­стве под­мены – класс­ный руко­во­ди­тель) читают отрывки раз­ных книг; затем детям пред­ла­га­ется обсуж­де­ние про­чи­тан­ного. Дети раз­де­лены на неболь­шие под­группы по 5–6 чело­век, и рас­са­жены за соот­вет­ству­ю­щими сто­ли­ками. Рядом со сво­ими детьми при­сут­ствуют и роди­тели, кото­рые по про­екту при­ни­мают актив­ное уча­стие в обсуждении.

Для обсуж­де­ния на каж­дую кон­крет­ную встречу – биб­лио­те­карь зара­нее отби­рает книги с соот­вет­ству­ю­щим чита­тель­ским адресом.

Про­грамма каж­дого мини­се­ми­нара-обсуж­де­ния с груп­пой детей не огра­ни­чи­ва­ется чте­нием отрыв­ков книг и после­ду­ю­щего обсуж­де­ния. Взрос­лый настав­ник, роди­тель-акти­вист ведет вик­то­рины с вопро­сами по про­чи­тан­ным отрыв­кам, в кото­рых также участ­вуют и дру­гие родители.

В резуль­тате все это при­во­дит к тому, что уча­щи­еся «заго­ра­ются» жела­нием про­чи­тать книгу до конца, а роди­тели опо­сре­до­ванно также при­уча­ются к чте­нию. Далее про­цесс углуб­лен­ного чте­ния пере­но­сится уже в семью.

Необ­хо­димо отме­тить, что биб­лио­те­карь и класс­ный руко­во­ди­тель в дан­ном слу­чае про­во­ци­рует неболь­шое сорев­но­ва­ние между роди­те­лями и между уча­щи­мися – это два раз­ных сорев­но­ва­ния – резуль­та­том кото­рых также явля­ется уве­ли­че­ние спроса на книги, как фак­тор при­об­ще­ния к чте­нию и моти­ва­ции лич­ност­ного инте­реса, вклю­чая и моти­ва­цию к победе в мини­а­тюр­ного сорев­но­ва­нии (быть не хуже других).

В резуль­тате при­ме­не­ния инно­ва­ци­он­ного про­дукта дости­гаем уве­ли­че­ния инте­реса к чте­нию в отдельно взя­той школе.

В рам­ках этих встреч в школь­ной биб­лио­теке, кото­рые можно вполне назвать клуб­ной рабо­той, реша­ются еще две важ­ные задачи:

  • про­во­дится диа­гно­стика готов­но­сти роди­тель­ской обще­ствен­но­сти к вза­и­мо­дей­ствию со школой;
  • про­во­дится сов­мест­ные меро­при­я­тия для уча­щихся, педа­го­гов и роди­тель­ской обще­ствен­но­сти, спо­соб­ству­ю­щих повы­ше­нию инте­реса к чтению;

В резуль­тате опи­сан­ной работы ребе­нок (млад­ший школь­ник) не только при­об­ща­ется к книге совер­шенно нена­вяз­чи­вым спо­со­бом (ини­ци­а­тива исхо­дит от него самого – что очень важно), но, пере­ходя в сред­нюю школу, обла­дает зна­чи­тельно более рас­кры­тыми спо­соб­но­стями к вос­при­я­тию новой инфор­ма­ции, умеет ана­ли­зи­ро­вать, гра­мо­тен и гар­мо­нично раз­вит отно­си­тельно своих сверст­ни­ков, не про­шед­ших инно­ва­ци­он­ную школу под руко­вод­ством школь­ного биб­лио­те­каря. Такой ребе­нок более под­го­тов­лен к школе в части после­ду­ю­щих заня­тий в стар­ших клас­сах; этот резуль­тат дея­тель­но­сти школь­ных биб­лио­те­ка­рей (осу­ществ­лено уже несколько выпус­ков в стар­шие классы пол­ной сред­ней школы) надо при­знать основ­ным эффек­том и пер­спек­тив­ным шагом для оте­че­ствен­ного обра­зо­ва­ния. Это также можно зане­сти в «актив» при­ме­не­ния инно­ва­ци­он­ного про­дукта и поре­ко­мен­до­вать дру­гим школам.

Кроме того, роди­тели, при­вле­чен­ные школь­ным биб­лио­те­ка­рем для уча­стия в вос­пи­та­нии и раз­ви­тии сво­его ребенка, начи­нают реа­ли­зо­вы­вать весь свой потен­циал (и про­дол­жают его реа­ли­зо­вы­вать дома). Семей­ное вос­пи­та­ние, в част­но­сти и семей­ное чте­ние, таким обра­зом – с помо­щью школь­ного биб­лио­те­каря полу­чает новый (а в неко­то­рых семьях и един­ствен­ный) импульс для раз­ви­тия гар­мо­нич­ной лич­но­сти ребенка – буду­щего пол­но­прав­ного (дее­спо­соб­ного) члена нашего обще­ства. На осно­ва­нии успе­хов дан­ного инно­ва­ци­он­ного экс­пе­ри­мента, можно сде­лать вывод об обос­но­ван­но­сти и необ­хо­ди­мо­сти утвер­жде­ния нового ста­туса школь­ного биб­лио­те­каря в началь­ной школе – ста­туса школь­ного педа­гога – по пред­ва­ри­тельно раз­ра­бо­тан­ной про­грамме, с вве­де­нием штат­ной еди­ницы и расписания.

Это та самая работа на «мик­ро­уровне», кото­рая впо­след­ствии может дать «мак­ро­эф­фект», в части духов­ного вос­пи­та­ния детей, по кото­рому уже все (и педа­гоги и роди­тели) соскучились.

Опытно-экс­пе­ри­мен­таль­ная деятельность

Опытно-экс­пе­ри­мен­таль­ная дея­тель­ность про­во­дится по несколь­ким направлениям:

  1. Педа­го­ги­че­ское. Исполь­зу­ются методы наблю­де­ния и педа­го­ги­че­ских диа­гно­стик, раз­ных спо­со­бов при­об­ще­ния детей к куль­туре чте­ния, ана­лиз успе­ва­е­мо­сти, отра­ботка мето­ди­че­ских при­ё­мов работы с детьми и сотруд­ни­че­ства с роди­те­лями по про­бле­мам чтения.
  2. Орга­ни­за­ци­онно-мето­ди­че­ское. Ана­лиз необ­хо­ди­мого орга­ни­за­ци­он­ного, мето­ди­че­ского, финан­со­вого и кад­ро­вого обес­пе­че­ния экс­пе­ри­мен­таль­ной программы.

1.2.2. Обос­но­ван­ные риски

Нет спе­ци­ально под­го­тов­лен­ных спе­ци­а­ли­стов-биб­лио­те­ка­рей, ибо не любой школь­ный биб­лио­те­карь спо­со­бен хорошо про­ве­сти заня­тия с детьми, и имеет пси­хо­ло­ги­че­ские дан­ные для этого. А те, кто есть – недо­ста­точно мате­ри­ально моти­ви­ро­ваны. Не про­фес­си­о­нал может зару­бить дело на корню. Роди­те­лей очень трудно сего­дня при­влечь в школу, но, как пока­зы­вают экс­пе­ри­менты – все же воз­можно задей­ство­вать и их.

С дру­гой сто­роны ста­тьи, книги, доклады можно гото­вить с утра до вечера десят­ками и тыся­чами всем пре­по­да­ва­тель­ским соста­вом страны – ничего не изменится.

То есть нам в этой системе поз­во­лят делать только то, что поз­во­ляют. Ни о какой твор­че­ской авто­но­мии школь­ного биб­лио­те­каря или педа­гога в широ­ком смысле экс­пе­ри­мента (в шко­лах в мас­шта­бах страны) речи пока быть не может. Это «мяг­кая и пуши­стая» мечта.

Вот на этой опти­ми­сти­че­ской ноте я поз­во­лим себе закон­чить – с надеж­дой на лучшее.

Оче­видно, что уже в сле­ду­ю­щем деся­ти­ле­тии формы пере­дачи инфор­ма­ции в виде интер­ак­тив­ных видео­кон­фе­рен­ций, трех­мер­ных моде­лей и иных спо­со­бов вир­ту­аль­ного обще­ния, кото­рые сего­дня кажутся новыми, будут широко вытес­нять тра­ди­ци­он­ные спо­собы обучения.

В погоне за высо­ким мате­ри­аль­ным сти­му­лом, амби­ци­оз­ными про­ек­тами и ста­ту­сом экс­клю­зив­ного экс­перта в той или иной обла­сти рос­сий­ские спе­ци­а­ли­сты вслед за запад­ными – делают выбор в пользу сверх узких спе­ци­а­ли­за­ций, и посте­пенно отка­зы­ва­ются от тра­ди­ци­он­ного для Рос­сии фун­да­мен­таль­ного ака­де­ми­че­ского обра­зо­ва­ния. Сокра­ща­ется срок накоп­ле­ния зна­ний, уме­ний в пользу уве­ли­че­ния прак­ти­че­ского опыта.

1.2.3. Тен­ден­ции

Пер­вая тен­ден­ция, с кото­рой мы сле­дуем в бли­жай­шее буду­щее – более корот­кое, дроб­ное и дистан­ци­он­ное обу­че­ние с исполь­зо­ва­нием видео­кон­фе­рен­ций и Интра­нет-тех­но­ло­гий. Уже сего­дня фик­си­ру­ется рост объ­ема обу­че­ния в онлайн– и веб-фор­мате, рост попу­ляр­но­сти внут­рен­них кор­по­ра­тив­ных веби­на­ров; это тех­но­ло­ги­че­ски необ­хо­димо для даль­ней­шего раз­ви­тия и совер­шен­ство­ва­ния образования.

Системы дистан­ци­он­ного обу­че­ния WebTutor (дистан­ци­он­ный настав­ник) по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ными фор­мами имеют опре­де­лен­ные выгоды: сту­денты обу­ча­ются без отрыва от про­из­вод­ства (основ­ной работы), обу­че­ние про­ис­хо­дит до или после работы (или в тех­но­ло­ги­че­ский пере­рыв), тогда как обыч­ное обра­зо­ва­ние на время обу­че­ния тре­бует пре­кра­ще­ния теку­щей дея­тель­но­сти. Во-вто­рых, про­ис­хо­дит зна­чи­тель­ная эко­но­мия денег на обучение.

Сего­дня много вре­мени ухо­дит на доку­мен­та­цию, на ее оче­ред­ную пере­делку, один и тот же мате­риал повто­ря­ется в раз­ных доку­мен­тах в чуть изме­нен­ной форме. Каче­ство обу­че­ния падает – и по при­чине упора на фор­ма­ли­стику, и вслед­ствие рез­кого паде­ния уровня гра­мот­но­сти аби­ту­ри­ен­тов.  Однако, за послед­ние годы выросло число него­су­дар­ствен­ных вузов, поэтому в бли­жай­шей пер­спек­тиве ком­мер­ция в обра­зо­ва­нии будет процветать.

1.2.4. Ком­пе­тент­ност­ный подход

Кажу­щимся реше­нием мно­гих про­блем в обра­зо­ва­нии ста­но­вится ком­пе­тент­ност­ный под­ход. Но что это за подход?

Ком­пе­тент­ност­ный под­ход, а в целом – нали­чие армии чинов­ни­ков от обра­зо­ва­ния, стре­мя­щихся оправ­дать свое суще­ство­ва­ние, и явля­ется основ­ной про­бле­мой; таким обра­зом, как в школе, так и в вузе, обу­че­ние при­ни­мает совер­шенно новую форму . Но что же в ней нового, кроме мод­ного слова «ком­пе­тен­ция»? До сих пор педа­гоги писали в рабо­чих про­грам­мах – зна­ния, уме­ния и навыки. Сего­дня – дру­гое дело; к при­меру, в ФГОС тре­тьего поко­ле­ния по тех­ни­че­ской спе­ци­аль­но­сти есть про­фес­си­о­наль­ная ком­пе­тен­ция – «выпуск­ник дол­жен… обла­дать спо­соб­но­стью исполь­зо­вать методы  ана­лиза элек­три­че­ских цепей посто­ян­ного и пере­мен­ного тока (ПК-11)». Раньше это зву­чало как – знать  основ­ные законы элек­три­че­ских цепей посто­ян­ного и пере­мен­ного тока, уметь  при­ме­нять ана­ли­ти­че­ские и графо-ана­ли­ти­че­ские методы рас­чета элек­три­че­ских цепей, иметь навыки  рас­чета элек­три­че­ских цепей посто­ян­ного и пере­мен­ного тока раз­лич­ной слож­но­сти. В дан­ном кон­тек­сте зна­ния – не глав­ное, глав­ное – «есть спо­соб­ность» (и она, как пра­вило, есть).

Вво­дятся кре­дит­ные еди­ницы . Зачем? В запад­ных уни­вер­си­те­тах можно само­сто­я­тельно выстро­ить свое рас­пи­са­ние, про­хо­дить пред­меты в той после­до­ва­тель­но­сти, в кото­рой хочется кон­крет­ному сту­денту. Глав­ное – набрать нуж­ное коли­че­ство кре­дит­ных еди­ниц по бло­кам дис­ци­плин. У нас это невоз­можно в прин­ципе – по эко­но­ми­че­ским сооб­ра­же­ниям; никто не поз­во­лит лек­тору вести курс для 2–3 сту­ден­тов, это невы­годно. Поэтому ком­плек­ту­ются группы, а все кре­дит­ные еди­ницы кон­вер­ти­ру­ются в при­выч­ные часы. Что-то изме­ни­лось? Да, появи­лось мод­ное слово.

Под «ком­пе­тент­ност­ный под­ход» уби­ра­ются часы в тра­ди­ци­он­ных дис­ци­пли­нах (лите­ра­тура, исто­рия, гео­гра­фия и др.) и вво­дятся дис­ци­плины «на смекалку».

Ком­пе­тент­ност­ный под­ход акцен­ти­рует вни­ма­ние на резуль­тате обра­зо­ва­ния . Зву­чит кра­сиво. Но един­ствен­ный резуль­тат обра­зо­ва­ния для вуза в насто­я­щей ситу­а­ции – коли­че­ство денег, упла­чен­ных сту­ден­тами или пере­чис­лен­ных от дру­гих источ­ни­ков финан­си­ро­ва­ния. Когда мате­ри­аль­ное обес­пе­че­ние постав­лено во главу угла – отчис­лять сту­дента нельзя ни при каких обсто­я­тель­ствах (!); это подобно вырубке сука, на кото­ром сидишь.

При­мер из жизни:

Одна вто­рая плюс одна вто­рая полу­ча­ется одна чет­вер­тая – это еще ничего, хотя такое ска­зал выпуск­ник кол­ле­джа на собе­се­до­ва­нии при поступ­ле­нии в вуз. А как вам 2ху^3, кото­рое про­чи­ты­ва­ется как «два ху и три наверху»? Эти аби­ту­ри­енты идут в вуз, и навер­няка его закон­чат; опи­сан­ное выше не анек­дот, а реаль­ный слу­чай на заня­тиях по мат. ана­лизу, кото­рый в каче­стве при­мера при­во­дит к.т. н, доцент Анто­нов О.В. из Аст­ра­хан­ского университета.

На уче­ном совете гово­рят – сту­денты не справ­ля­ются, упро­щайте про­грамму. Но… Неко­то­рое время назад устра­и­вали Интер­нет-экза­мены – по базам вопро­сов, при­слан­ных из Москвы, сту­денты на ком­пью­те­рах про­хо­дили тесты. А базы-то рас­счи­таны на пол­ный курс дис­ци­плины, а не на упро­щен­ный. Поэтому сда­вали вме­сте с пре­по­да­ва­те­лями, хотя это кате­го­ри­че­ски запре­щено. А резуль­таты все равно низ­кие. Поэтому уже давно таких Интер­нет-экза­ме­нов не устраивают.

Внед­ряют систему менедж­мента каче­ства (СМК). Про­сто поме­ша­лись на этом, хотя внед­рять СМК, пред­на­зна­чен­ную для про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий, для учеб­ного заве­де­ния – мягко говоря, ненор­мально. При этом на пол­ном серьезе аби­ту­ри­ен­тов назы­вают «заго­тов­ками», а выпуск­ни­ков – «гото­вой про­дук­цией». Един­ствен­ный кри­те­рий внед­ре­ния – поря­док в доку­мен­та­ции. Вуз ведом­ствен­ный, а ведом­ство регу­лярно меняет назва­ние – то феде­раль­ное агент­ство по рыбо­лов­ству, то госу­дар­ствен­ный коми­тет, то феде­раль­ный коми­тет. Если не усле­дить и на рабо­чей про­грамме ука­зать не то назва­ние, то ошибка ква­ли­фи­ци­ру­ется как «нару­ше­ние иден­ти­фи­ка­ции и вери­фи­ка­ции доку­мента согласно под­пункту 7, ста­тьи 35, главы 4 пер­вой части вве­де­ния в систему менедж­мента качества».

Я спра­ши­вал у аби­ту­ри­ен­тов – для вас важ­ным кри­те­рием при выборе вуза было то, что он внед­рил систему менедж­мента каче­ства и «Обра­зо­ва­тель­ная дея­тель­ность в сфере выс­шего и допол­ни­тель­ного про­фес­си­о­наль­ного обра­зо­ва­ния сер­ти­фи­ци­ро­вана DQS по ISO 9001»? Дога­да­лись, какой был ответ? У всех встреч­ный вопрос – а что это такое? А это то, что экза­ме­на­ци­он­ные билеты, кото­рые раньше поме­ща­лись по 5–6 штук на лист, теперь надо печа­тать только по одному, потому что шапка этих несчаст­ных 2–3 вопро­сов не поме­ща­ется на пол-листа. Но иначе – нару­шена иден­ти­фи­ка­ция и верификация.

1.3. О психологии влиянии книги на подростка-читателя

По С.Л. Валь­гарду, текст, кото­рого местами имеет харак­тер ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии, в книж­ном про­цессе при­об­ще­ния к чте­нию все­гда есть две сто­роны – пере­да­ю­щая и вос­при­ни­ма­ю­щая, в нем участ­вует не меньше двух чело­век (автор и чита­тель, обычно больше – см. ниже), и про­цесс книж­ной пере­дачи и воз­дей­ствий совер­ша­ется в этом хотя бы неболь­шом кол­лек­тиве, взя­том как соци­аль­ное целое. Таким обра­зом, автор «уста­нав­ли­вает» соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­скую при­роду чте­ния. В этой связи также инте­ресно, а, на мой взгляд, и более акту­ально в дан­ной части – мне­ние Н.А. Руба­кина, кото­рый утвер­ждает, что чте­ние есть не пере­дача мысли автора от одного чело­века к дру­гому, а лишь воз­буж­де­ние в голове послед­него «что име­ется в ней» бла­го­даря лич­ному жиз­нен­ному опыту; то есть книга не пере­дат­чик инфор­ма­ции, а лишь воз­бу­ди­тель ее в дру­гой голове. В связи с этим, и, поскольку сам Руба­кин в своих про­из­ве­де­ниях гово­рит о про­блеме иными сло­вами, пола­гаю, что Вальд­гард в этой части ком­мен­ти­рует оппо­нента исходя из своей лич­ной пози­ции, и… не вполне верно. Таким обра­зом, соци­аль­ный син­тез вовсе не упус­ка­ется (как пре­под­но­сит чита­телю ува­жа­е­мый С.Л. Вальд­гард), а вме­сто этого чита­тель воз­буж­ден­ный заро­нен­ной в книге автор­ской мыс­лью, ана­ли­зи­рует ее, раз­мыш­ляет, и, есте­ственно срав­ни­вает именно со своим опы­том, миро­воз­зре­нием, чув­ствами. Отчего же тогда, как не от этого, про­ис­хо­дят раз­лич­ные пред­по­чте­ния чита­те­лей к про­из­ве­де­ниям раз­ных авто­ров? Веро­ятно, из-за раз­ного вос­при­я­тия одного и того же автора (цен­но­сти пере­дан­ных в книге зна­ний), раз­ным чита­те­лем. Это, несо­мненно, одна из состав­ля­ю­щих лич­ност­ного инте­реса чита­теля, име­ю­щего оце­ноч­ные каче­ства в широ­ком диа­па­зоне – от пол­ного отсут­ствия инте­реса к кон­крет­ной книге до эйфо­рии пол­ного вос­при­я­тия и тек­ста и автора. Таким обра­зом, лич­ност­ный инте­рес явля­ется инди­ви­ду­аль­ным фак­то­ром чте­ния (ана­лиз про­чи­тан­ного совер­ша­ется в нерв­ной системе отдель­ного чело­века). Вот что пишет об этом С.Л. Вальдгард:

«Вся труд­ность вопроса состоит в том, что чте­ние одно­вре­менно явля­ется и соци­аль­ным, и инди­ви­ду­аль­ным пси­хо­ло­ги­че­ским про­цес­сом. Читаю я, чита­тель, я инте­ре­су­юсь, пони­маю, согла­ша­юсь, усва­и­ваю, эмо­ци­о­нально реа­ги­рую. Все про­ис­хо­дит в моем голов­ном мозгу, в моем созна­нии, во мне, как в субъ­екте пове­де­ния.»[1]

Каж­дая книга имеет свой круг чита­те­лей и чита­тель­ский адрес. Пер­со­наль­ное отно­ше­ние чита­теля к автору наблю­да­ется в раз­лич­ной мере. К при­меру, чита­тель науч­ной пери­о­дики и книг «обычно ясно сознает науч­ность их авто­ров, учи­ты­вает их инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти, и пер­со­на­ли­зи­рует вос­при­я­тие, как исхо­дя­щее от дан­ного опре­де­лен­ного автора»[2]. Дру­гой тип чита­теля (по Валь­гарду) – мас­со­вый чита­тель – не при­дает опре­де­ля­ю­щее зна­че­ние лич­но­сти автора, а глав­ное вни­ма­ние уде­ляет тек­сту и его цен­но­сти, опре­де­ля­ю­щейся новыми (для кон­крет­ного чита­теля) зна­ни­ями. В этом смысле, как утвер­ждает Вальд­гард, вос­при­я­тие кон­крет­ной худо­же­ствен­ной книги более пер­со­ни­фи­ци­ро­вано, чем вос­при­я­тие научно-популярной.

В отли­чии от уст­ного рече­вого сооб­ще­ния, про­цесс пере­дачи све­де­ний (инфор­ма­ции) через книж­ный текст отде­лен от акта вос­при­я­тия его чита­те­лем по вре­мени и в про­стран­стве. Две раз­лич­ные формы вос­при­я­тия – непо­сред­ствен­ные и от дру­гих людей (кото­рым Вальд­гард посвя­тил целый раз­дел в своей книге) при­бав­ляют к накоп­лен­ному опыту чита­теля новые зна­ния об окру­жа­ю­щем мире, но также и вли­яют на взгляды, оценки, стрем­ле­ния, эмо­ции, и, в конеч­ном счете, на поступки кон­крет­ных людей. Такую вли­я­тель­ную роль имеет для чита­теля книга.

1.3.1. Что мы знаем, и чего не знаем: лич­ност­ная моти­ва­ция к чтению

Каж­дый инте­рес имеет под собой основу, фун­да­мент. Почему одни люди активно читают, а дру­гие не любят (не при­учены) к этому? Кто-то читает «запоем», а кто-то только в связи с тем, что это «задано» или преду­смот­рено некоей обу­ча­ю­щей про­грам­мой (чте­ние из под палки). Кто-то «недо­чи­ты­вает» книгу и остав­ляет ее, кто-то «читает с конца», пыта­ясь понять и под­со­зна­тельно про­ве­рить свой лич­ност­ный инте­рес: а хороша ли книга, стоит ли ее про­честь? Еще одна, извест­ная мне, кате­го­рия чита­те­лей также мно­го­чис­ленна: оста­вив недо­чи­тан­ной книгу в одном воз­расте, он без при­нуж­де­ния воз­вра­ща­ется к ней впо­след­ствии. Лич­ный инте­рес в дан­ном слу­чае напря­мую свя­зан с позна­ва­тель­ным, кото­рый Вальд­гард [2] объ­яс­няет «жела­нием узнать что-либо, уви­деть инте­ре­су­ю­щий объ­ект, пого­во­рить о нем, в, в част­но­сти, про­честь о нем в книге.

При этом вос­при­я­тие и позна­ние инте­ре­су­ю­щего объ­екта достав­ляет удо­воль­ствие»[3]. Поэтому чита­тель­ское пове­де­ние прямо свя­зано с моти­ва­цией к чте­нию и позна­ва­тель­ным инте­ре­сом, что корел­ли­рует с лич­ност­ным инте­ре­сом чита­теля в части обще­ния с кни­гой. Инте­рес – как позна­ва­тель­ный, так и лич­ност­ный направ­лен на то, чтобы ори­ен­ти­ро­ваться в окру­жа­ю­щем мире, знать харак­те­ри­стики объ­ек­тов, с кото­рыми часто (повсе­дневно) стал­ки­ва­емся для того, чтобы иметь воз­мож­ность про­гно­зи­ро­вать ситу­а­цию в пер­спек­тиве, воз­дей­ство­вать на них, исполь­зо­вать их, вза­и­мо­дей­ство­вать с ними. Оче­видно, тот, кто имеет доста­точно раз­но­сто­рон­них зна­ний, транс­фор­ми­ро­ван­ных в накоп­лен­ный опыт, более эффек­тивно вза­и­мо­дей­ствует в обще­стве, ком­му­ни­ка­бе­лен, успе­шен, регу­ли­рует вза­и­мо­от­но­ше­ния в рам­ках обще­при­ня­той морали, и наобо­рот. А поскольку основ­ные зна­ния немыс­лимы без книг, как источ­ни­ков инфор­ма­ции, в этом оче­вид­ный «плюс» чело­века начи­тан­ного, а сле­до­ва­тельно и обра­зо­ван­ного. В этой ори­ен­ти­ро­воч­ной сто­роне пове­де­ния воз­ни­кают и само­мо­ти­ви­ру­ются (воз­ни­кает при­вычка к чте­нию) чита­тель­ские инте­ресы; при этом конеч­ной резуль­ти­ру­ю­щей сто­ро­ной, стрем­ле­нием, целью часто явля­ется практика.

Даже не при­учен­ные к чте­нию люди (к сожа­ле­нию, сего­дня это огром­ный пласт насе­ле­ния), слу­ча­ется, имеют заслу­жен­ную репу­та­цию про­фес­си­о­на­лов в свой спе­ци­а­ли­за­ции; свой опыт они полу­чили эмпи­ри­че­ски – путем тре­ни­ро­вок навы­ков и, воз­можно, при воз­дей­ствии стар­ших настав­ни­ков по про­фес­сии. К при­меру, мне даст фору любой кре­стья­нин, уме­ю­щий хорошо валять валенки, ибо совер­шен­ство­вал свои навыки всю созна­тель­ную жизнь. Можно достичь высо­ких резуль­та­тов в лег­кой атле­тике или боксе еже­дневно и посто­янно тре­ни­ру­ясь и…даже не про­чтя ни одной книги, кроме букваря…

Можно иметь сред­нее обра­зо­ва­ние, рабо­тать убор­щи­цей или води­те­лем, обла­дать сек­ре­тами своей про­фес­сии и даже раци­о­на­ли­зи­ро­вать неко­то­рые ее аспекты (тех­но­ло­ги­че­ские сту­пени), уго­ва­ри­вая себя, что обра­зо­ва­ние – на самое глав­ное – быть как все, то есть – «хоро­шим чело­ве­ком»; в этой части как лич­ност­ный, так и позна­ва­тель­ный инте­рес, прямо свя­зан­ный с моти­ва­цией к улуч­ше­нию каче­ства жизни или каче­ства про­из­вод­ства не велик. Все это так. Но, заду­май­тесь, насколько более эффек­тивно можно суще­ство­вать вне зави­си­мо­сти от выбран­ной про­фес­сии, посто­янно тре­ни­ру­ясь в… чте­нии. Это могут быть книги по спе­ци­аль­но­сти, по соци­аль­ным про­бле­мам вос­пи­та­ния, домо­вод­ству, уходу за ребен­ком, и др. В любом слу­чае, новые зна­ния, полу­чен­ные из книг и про­чих источ­ни­ков инфор­ма­ции (в совре­мен­ном мире нет недо­статка – как в печат­ной пери­о­дике, так и в иных инфор­ма­ци­он­ных носи­те­лях, вклю­чая Интер­нет). Выбран­ные про­фес­сии для мно­гих оче­видно (в момент выбора) при­вле­кали инте­ре­сом к ним. Поэтому, чтобы под­дер­жи­вать этот инте­рес, совер­шен­ство­вать навыки, опыт, тех­но­ло­гию, изоб­ре­тать, чело­век дол­жен нахо­диться «в теме», изу­чать кол­лек­тив­ный опыт дру­гих и полу­чать новые зна­ния из книг. Осо­бая соци­аль­ная направ­лен­ность инте­реса пред­по­ла­гает и инте­рес к чужому мне­нию, к чужим дости­же­ниям, опыту, дис­кус­си­он­ным вопро­сам. Так раз­ви­ва­ется толе­рант­ность к раз­ным миро­воз­зре­ниям, столь необ­хо­ди­мая в мате­ри­а­ли­сти­че­ский век тре­тьего тыся­че­ле­тия. «Люди, при­вык­шие поль­зо­ваться кни­гами, видят в них сред­ство удо­вле­тво­ре­ния своих позна­ва­тель­ных инте­ре­сов»[4] Таким обра­зом, они полу­чают зна­ния, скон­цен­три­ро­ван­ные и мате­ри­а­ли­зо­ван­ные кол­лек­тив­ным опы­том преды­ду­щих поко­ле­ний. Именно с раз­но­сто­ронне обра­зо­ван­ным чело­ве­ком инте­ресно общаться, пого­во­рить, поспо­рить, пора­бо­тать сов­местно; в про­ти­во­вес луч­шему в мире изго­то­ви­телю вален­ков, кото­рый может вас посвя­тить во все­воз­мож­ные нюансы своей работы, но духовно не обо­га­тит ничем.

«Однако направ­лен­ность инте­реса на книги обра­зу­ется лишь в резуль­тате осо­бого чита­тель­ского опыта»[5] Не при­учен­ный (не тре­ни­ро­ван­ный чте­нием) к книге чита­тель, хоть под­со­зна­тельно и чув­ствует инте­рес к новым зна­ниям, не обра­ща­ется к книге за отве­том, ибо не уве­рен – в какой мере она может удо­вле­тво­рить его. Это одна из зна­чи­мых про­блем совре­мен­ных детей и под­рост­ков: иссле­до­ва­ния и мой роди­тель­ский опыт обще­ния пока­зы­вают, что даже успешно обу­ча­ю­щи­еся в ОУ раз­ного ста­туса дети, не уве­ренно отве­чают на моти­ва­ци­он­ные вопросы: «что тебе инте­ресно?», «к чему стре­мишься?», «кем хочешь стать?». Самый рас­про­стра­нен­ный ответ под­ростка уже много лет – «я не знаю». Непро­фес­си­о­на­лов такой ответ вво­дит в заблуж­де­ние в части его оши­боч­ного пони­ма­ния, будто у ребенка инте­реса нет вовсе. Вывод этот не верен и про­сти­те­лен, может быть лишь чело­веку сто­рон­нему, рав­но­душ­ному (каких, увы, боль­шин­ство). Положа руку на сердце здесь можно гово­рить лишь о том, что инте­ресы ребенка (чита­теля в общем смысле) не выяв­лены, но не о том, что они отсут­ствуют вовсе, а некто кон­крет­ный про­сто не имеет жела­ния их выяв­лять. Жела­ние к выяв­ле­нию лич­ност­ного инте­реса и инте­реса к чте­нию в част­но­сти воз­можно лишь при искрен­нем вни­ма­нии к объ­екту, то есть жела­нии помочь ему, вник­нуть в его ситу­а­тив­ные про­блемы, тре­воги и чая­ния. То есть налицо про­блема рав­но­ду­шия, вполне, как пока­зано выше, свя­зан­ная с про­бле­мой отсут­ствия выяв­ле­ния и моти­ва­ции лич­ност­ных инте­ре­сов; как это вли­яет на наших под­рост­ков – отдель­ная тема, за при­ме­рами далеко ходить не надо, довольно выйти на улицу ближе к вечеру, когда моло­дые люди предо­став­лены сами себе…

Та же про­блема недо­по­ни­ма­ния и отсут­ствия зна­ния «как моти­ви­ро­вать лич­ност­ный инте­рес» стоит и перед биб­лио­те­ка­рями и перед педа­го­гами, и она явля­ется серьез­ным пре­пят­ствием в обра­зо­ва­нии и раз­ви­тии лич­но­сти. В связи с этим Вальд­гард пишет: «лишь посте­пенно, в опыте чте­ния, созда­ется направ­лен­ность и инте­реса на книгу, и чита­тель учится ценить ее, и видеть тая­щи­еся в ней бога­тые воз­мож­но­сти»[6]. Но что делать, чтобы побу­дить чита­теля взять воз­можно первую в свой жизни книгу?

Инте­рес лич­но­сти есть осо­бая форма вле­че­ния, не усту­па­ю­щая потреб­но­стям здо­ро­вого орга­низма к пище, раз­мно­же­нию, ком­му­ни­ка­тив­ному обще­нию; вле­че­ние харак­те­ри­зу­ется побуж­де­нием лич­но­сти к опре­де­лен­ному пове­де­нию, направ­лен­ному на резуль­тат – дости­же­ние объ­екта желаемого.

Соци­аль­ная форма позна­ва­тель­ного вле­че­ния опре­де­ля­ется тем, чтобы инди­ви­дуум узнал об инте­ре­су­ю­щем лично его явле­нии, уви­дел или услы­шал о нем от дру­гих людей (по сути, совре­мен­ные моло­деж­ные тусовки вполне соот­вет­ствуют этой задаче, однако отсут­ствие в них хариз­ма­ти­че­ских лич­но­стей, моти­ви­ру­ю­щих инте­рес в опре­де­лен­ном направ­ле­нии при­во­дит к баналь­ному и цик­ли­че­скому неудо­вле­тво­ре­нию в окру­жа­ю­щих и даже неуве­рен­но­сти в себе – в части добы­ва­ния инте­ре­су­ю­щих зна­ний иным путем, кроме при­выч­ной ком­па­нии). В чита­тель­ском пове­де­нии позна­ва­тель­ное вле­че­ние (инте­рес) побуж­дает пойти в биб­лио­теку, книж­ный мага­зин, зака­зать книгу через Интер­нет, полу­чить инфор­ма­цию в элек­трон­ном виде.

Вни­ма­ние, важно!

Все же не редки слу­чаи, когда под­ро­сток-чита­тель этот самый инте­рес про­яв­ляет: увле­чен­ный (детер­ми­ни­ро­ван­ный) чем-то ищет опре­де­лен­ную книгу или пуб­ли­ка­ции по теме, идет-таки в биб­лио­теку. И здесь важно со сто­роны биб­лио­те­каря «рас­сы­паться в дым», пока­зав заин­те­ре­со­ван­ность не на сло­вах, найти в фонде ему эту книгу, или дать про­ве­рен­ную ссылку – где ее можно найти. К слову, и в этом тоже состоит работа биб­лио­те­каря на або­не­менте, а если биб­лио­те­карю делать ее спу­стя рукава (спи­сок подоб­ных слу­чаев, про­изо­шед­ших лично со мной, неоправ­данно занял бы несколько стра­ниц), то и удив­ляться нечему. Даже если при­шед­ший про­сит неопре­де­лен­ное: «что-нибудь», «по исто­рии», «науч­ное» – не надо отсы­лать его на… стел­лажи, к само­сто­я­тель­ному там блуж­да­нию, а лучше пойти и выбрать вме­сте с чита­те­лем, попутно в диа­логе выяс­нив подроб­но­сти его инте­ре­сов и исто­рии их воз­ник­но­ве­ния; в край­нем слу­чае, все­гда можно пред­ло­жить тема­ти­че­ский аналог.

Как среди чита­те­лей, так и среди совре­мен­ных биб­лио­те­ка­рей нередко встре­ча­ются люди не заин­те­ре­со­ван­ные, но… это наши люди, давайте пом­нить, что дру­гих у нас нет. Учи­ты­вая выше­ска­зан­ное о неуве­рен­но­сти чита­те­лей в том, что биб­лио­тека (или книга вообще, ибо нека­че­ствен­ной лите­ра­туры очень много) спо­собна помочь им в удо­вле­тво­ре­нии их лич­ност­ного инте­реса, при­шед­шего в биб­лио­теку (мага­зин) и обра­тив­ше­гося за кни­гой чело­века нужно вся­че­ски под­дер­жать – дать ему надежду, впо­след­ствии скор­рек­ти­ру­ю­щую его изна­чаль­ную неуве­рен­ность, в том, что он несо­мненно полу­чит удо­воль­ствие и удо­вле­тво­рит свои потреб­но­сти наи­луч­шим обра­зом, ежели при­дет к вам снова. И в том, что сде­лать это ему будет очень легко и даже приятно.

«Глав­ная про­блема биб­лио­тек – отсут­ствие хариз­ма­ти­че­ских лич­но­стей в нашем деле, у нас не лоб­би­ру­ются наши инте­ресы и нет тра­ди­ций» – вот что напи­сала мне глав­ный редак­тор жур­нала «Боль­шая биб­лио­тека» (Сверд­ловск) Елена Яку­бов­ская. И уж конечно, не в том, что люди не читают или не хотят читать. Под­час они про­сто не знают – как начать… А само суще­ство­ва­ние биб­лио­тек – этих «хра­мов книги» с сетью фили­а­лов, еще не доста­точно для того, чтобы потен­ци­аль­ный чита­тель (коих боль­шин­ство) пове­рил в удо­вле­тво­ре­ние там своих потребностей.

Обще­ство живет и раз­ви­ва­ется так, как оно учится, а учится так – как читает.

В. А и С. М. Бородины

Вли­я­ние чело­ве­че­ского фак­тора во всех сфе­рах жиз­не­де­я­тель­но­сти обще­ства воз­рас­тает, а с ним при­об­ре­тают опре­де­ля­ю­щую важ­ность морально-дело­вые каче­ства лич­но­сти, ее обще­ствен­ная направ­лен­ность, отно­ше­ние к жизни и к себе, что тесно свя­зано с раз­ви­тием интел­лекта. Обще­ство в своем раз­ви­тии не стоит на месте: кри­зис­ные явле­ния, опре­де­лив­шие замет­ное изме­не­ние соци­аль­ной ситу­а­ции в раз­ви­тии детей, осо­бенно в послед­ние два деся­ти­ле­тия, обост­рили про­блему соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ского про­ти­во­сто­я­ния взрос­лых и детей и при­во­дят к мас­со­вым явле­ниям дез­адап­та­ции детей в школь­ных кол­лек­ти­вах, отсут­ствия куль­туры обще­ния и моти­ва­ции к новым зна­ниям. Это про­блем­ное поле напря­мую свя­зано с раз­ви­тием лич­ност­ного инте­реса ребенка (моти­ва­ции) к обра­зо­ва­нию, само­об­ра­зо­ва­нию, к чте­нию; через инте­рес ребенка нам видится его путь к чте­нию, к книге. Об этой про­блеме и хоте­лось бы пого­во­рить далее.

Про­блема соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ских фак­то­ров раз­ви­тия инте­реса к чте­нию вклю­чает в себя осо­бен­но­сти соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ского раз­ви­тия детей в семье, свя­зана с ролью роди­те­лей и педа­го­гов в фор­ми­ро­ва­нии лич­ност­ного инте­реса ребенка к чтению.

При­об­ще­ние к чте­нию в дан­ном кон­тек­сте явля­ется одним из осно­во­по­ла­га­ю­щих фак­то­ров раз­ви­тия гар­мо­нич­ной лич­но­сти, моти­ви­ро­ван­ной на даль­ней­шее обу­че­ние. Про­блема «нечте­ния» детей имеет тен­ден­цию к даль­ней­шему обостре­нию, не смотря на уси­лия спе­ци­а­ли­стов, что, веро­ятно, обу­слов­лено мно­гими причинами:

  • соци­аль­ной ситу­а­цией, не ори­ен­ти­ру­ю­щей на чте­ние как ценность;
  • про­ти­во­ре­чи­во­стью под­хо­дов в обра­зо­ва­нии, обес­пе­чи­ва­ю­щих каче­ствен­ное чтение;
  • уров­нем обра­зо­ва­ния взрос­лых и др. факторами.

К сожа­ле­нию, резуль­таты раз­лич­ных иссле­до­ва­ний, в том числе резуль­таты PISA 2009 года под­твер­ждают и акту­аль­ность про­блемы нашего иссле­до­ва­ния. По оцен­кам чита­тель­ской гра­мот­но­сти, а это спо­соб­ность чело­века пони­мать и исполь­зо­вать пись­мен­ные тек­сты, раз­мыш­лять о них и зани­маться чте­нием для того, чтобы достичь своих целей, рас­ши­рять свои зна­ния и воз­мож­но­сти, участ­во­вать в соци­аль­ной жизни, Рос­сия заняла 41–43 место из 65 стран, участ­ву­ю­щих в этом меж­ду­на­род­ном проекте.

Понятно, что про­блемы с чте­нием начи­на­ются не в этом воз­расте. Активно-пози­тив­ное отно­ше­ние к чте­нию необ­хо­димо вос­пи­ты­вать с дет­ства. Оче­видно и то, что эффек­тив­ное (резуль­та­тив­ное) при­об­ще­ние к чте­нию ребенка не спо­со­бен осу­ществ­лять взрос­лый настав­ник, педа­гог, роди­тель, кото­рый не моти­ви­ро­ван к чте­нию сам, не зани­ма­ется само­об­ра­зо­ва­нием, не зна­ком с новыми обра­зо­ва­тель­ными тен­ден­ци­ями и нова­ци­ями. При­чи­ной сни­же­ния каче­ства про­цесса при­об­ще­ния к чте­нию в дет­ском воз­расте явля­ется весьма замет­ное в послед­ние два десятка лет ослаб­ле­ние или изме­не­ние направ­лен­но­сти вне­уроч­ной вос­пи­та­тель­ной работы в школе и семье. Оче­видно, что ребе­нок наи­бо­лее вос­при­им­чив к вли­я­нию в самом ран­нем воз­расте раз­ви­тия – начи­ная с 2–2,5 лет; в этот период он легко при­учаем к чтению.

Еще более деструк­тив­ной тен­ден­цией явля­ется попу­сти­тель­ство или недо­ста­точ­ное вни­ма­ние, уде­ля­е­мое вос­пи­та­нию детей роди­те­лями-отцами. Послед­нее во мно­гом объ­яс­ня­ется неудо­вле­тво­рен­но­стью роди­те­лей гос­под­ству­ю­щей в послед­ние деся­ти­ле­тия «адап­тивно-дис­ци­пли­нар­ной моде­лью вос­пи­та­ния» (меха­ни­че­ского усво­е­ния суммы зна­ний и навы­ков или инфор­ма­ци­он­ной когни­тив­ной педа­го­гики), вошед­шей в про­ти­во­ре­чие с новыми тре­бо­ва­ни­ями вре­мени. Самым про­стым объ­яс­не­нием-отго­вор­кой, а попро­сту само­устра­не­нием от вос­пи­та­тель­ных функ­ций в семье, в части при­об­ще­ния ребенка к чте­нию, можно счи­тать нехватку вре­мени и стрем­ле­ние роди­те­лей пере­дать пол­но­мо­чия семей­ного вос­пи­та­ния, в том числе и обу­че­ние чте­нию, – в дошколь­ные учре­жде­ния и школу.

Несмотря на то что, в педа­го­ги­че­ской науке раз­ра­бо­таны новые под­ходы моти­ва­ции к чте­нию для школь­ного воз­раста 7–12 лет (реко­мен­да­ции – Л.В. Бай­бо­ро­дова, В.А. Боро­дина, Н.М. Кури­ка­лова, А.Н. Леон­тьев, В.Н. Лукья­ненко, Л.И. Нови­кова, И.И. Тихо­ми­рова, И.Н. Тре­нева, В.Ф. Чер­тов, Л.В. Шубина, и др.), ори­ен­ти­ру­ю­щие педа­го­гов и роди­те­лей на раз­ви­тие лич­ност­ного инте­реса ребенка с уче­том его соб­ствен­ной актив­ной пози­ции, твор­че­ских позна­ва­тель­ных инте­ре­сов, в мас­со­вой прак­тике сред­них обра­зо­ва­тель­ных школ они не полу­чают широ­кой поддержки.

Мы пола­гаем, это свя­зано с тем, что в совре­мен­ной струк­туре орга­ни­за­ции при­об­ще­ния детей к чте­нию раз­ру­шена целост­ная система вза­и­мо­дей­ствия госу­дар­ствен­ных и обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, рабо­тав­ших в дан­ном направ­ле­нии, недо­ста­точно тес­ные связи скла­ды­ва­ются между учеб­ным про­цес­сом и вне­класс­ной рабо­той, между учеб­ными заве­де­ни­ями и дет­ско-юно­ше­скими биб­лио­те­ками. Несмотря на то, что оте­че­ствен­ные иссле­до­ва­ния в педа­го­гике дет­ского чте­ния уни­кальны, и не имеют ана­ло­гов в мире, несколько лет назад наме­ти­лась тен­ден­ция сокра­ще­ния вузов­ских кур­сов по дет­скому чте­нию; по сути, прак­ти­че­ски исчезли такие про­фес­сии, как педа­гог-пси­хо­лог дет­ского чте­ния, закрыты много круж­ков и клу­бов актер­ского мастер­ства, выра­зи­тель­ного чте­ния, раз­ви­ва­ю­щих «исто­ри­че­ских каби­не­тов», «кра­е­вед­че­ских цен­тров» и «гене­а­ло­ги­че­ских гости­ных», дет­ских сек­ций поэ­зии, дей­ство­вав­ших при библиотеках.

К сожа­ле­нию, до сих пор на госу­дар­ствен­ном уровне зако­но­да­тельно не оформ­лена Кон­цеп­ция раз­ви­тия дет­ского чте­ния в Рос­сии, что явля­ется важ­ней­шей госу­дар­ствен­ной задачей.

Для реше­ния обо­зна­чен­ных про­блем и про­ти­во­ре­чий необ­хо­дим исто­рико-педа­го­ги­че­ский ана­лиз ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия дет­ского чте­ния в Рос­сии как ком­по­нента госу­дар­ствен­ной системы вне­школь­ного допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния детей, выяв­ле­ния основ­ных направ­ле­ний и форм вос­пи­та­ния малень­ких чита­те­лей в оте­че­ствен­ной педа­го­ги­че­ской прак­тике, тен­ден­ций и направ­ле­ний раз­ви­тия системы дет­ского чте­ния в усло­виях семьи и допол­ни­тель­ного образования.

Вли­яет ли сего­дня лич­ност­ный инте­рес ребенка на его потреб­ность и актив­ность в части чте­ния и как именно?

Лич­ност­ный инте­рес ребенка напря­мую свя­зан с позна­ва­тель­ным. Тео­рия позна­ва­тель­ного инте­реса, опи­сан­ная Г.И. Щуки­ной, объ­яс­няет его как самый силь­ный и «цен­траль­ный» мотив обу­че­ния. Г.И. Щукина опре­де­лила при­знаки, отли­ча­ю­щие позна­ва­тель­ный инте­рес от дру­гих моти­вов учения:

  • позна­ва­тель­ный инте­рес – наи­бо­лее пред­по­чи­та­е­мый школь­ни­ками мотив среди дру­гих моти­вов учения;
  • позна­ва­тель­ный инте­рес как мотив уче­ния раньше и более осо­зна­ется школьниками;
  • позна­ва­тель­ный инте­рес как мотив носит бес­ко­рыст­ный характер;
  • позна­ва­тель­ный инте­рес, «созда­вая внут­рен­нюю среду раз­ви­тия, суще­ственно меняет силу дея­тель­но­сти, вли­яет на ее харак­тер про­те­ка­ния и результат»;
  • позна­ва­тель­ный инте­рес, раз­ви­ва­ется в кругу дру­гих моти­вов и вза­и­мо­дей­ствует с ними.

Мы пола­гаем, что про­цесс при­об­ще­ния к чте­нию детей на основе лич­ност­ного инте­реса осу­ществ­ля­ется при созда­нии сле­ду­ю­щих педа­го­ги­че­ских условий:

  • вклю­че­ния млад­шего школь­ника в дея­тель­ность, спо­соб­ству­ю­щую раз­ви­тию его моти­ва­ци­онно-позна­ва­тель­ной сферы;
  • обо­га­ще­ния содер­жа­ния еже­днев­ной дея­тель­но­сти на основе ана­лиза и осмыс­ле­ния инфор­ма­ци­он­ной состав­ля­ю­щей худо­же­ствен­ного и научно-прак­ти­че­ского тек­ста, новых опыт­ных зна­ний, заклю­чен­ных в кни­гах и иных инфор­ма­ци­он­ных носи­те­лях (элек­трон­ных устрой­ствах для чте­ния книг);
  • фор­ми­ро­ва­ния у млад­шего школь­ника пред­став­ле­ния о книге как носи­теле куль­турно-цен­ност­ных зна­ний, духовно раз­ви­ва­ю­щих и прак­ти­че­ски полез­ных для гар­мо­нич­ного лич­ност­ного роста;
  • осво­е­ния и эмо­ци­о­наль­ном пере­жи­ва­нии школь­ни­ком цен­ностно-смыс­ло­вых харак­те­ри­стик обра­зов худо­же­ствен­ной лите­ра­туры и уме­нии ана­ли­зи­ро­вать прочитанное.

Выяв­лен­ные осо­бен­но­сти и раз­ра­бо­тан­ные харак­те­ри­стики лич­ност­ного инте­реса ребенка к книге, а также система актив­ного вли­я­ния на рас­ши­ре­ние инте­реса и объ­ек­тив­ного оце­ни­ва­ния могут быть использованы:

  • для совер­шен­ство­ва­ния про­фес­си­о­наль­ной под­го­товки и пере­под­го­товки учи­те­лей. вос­пи­та­те­лей дошколь­ных учреждений;
  • в про­цессе про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти учи­те­лями началь­ной и основ­ной школы;
  • роди­те­лями – для при­об­ще­ния детей к чте­нию в семье.

Осо­бое вни­ма­ние уде­лено игро­вому аспекту (дидак­ти­че­ская игра), как фак­тору науче­ния и при­об­ще­ния к чте­нию; исполь­зо­ва­нию меж­пред­мет­ных свя­зей кур­сов лите­ра­туры и рус­ского языка, в том числе исполь­зо­ва­нию линг­ви­сти­че­ского мате­ри­ала – как сред­ству раз­ви­тия лич­ност­ного инте­реса ребенка; про­ве­де­нию инте­гри­ро­ван­ных уро­ков как сред­ству при­об­ще­ния к чте­нию и само­сто­я­тель­ной твор­че­ской работе.

Нам пред­став­ля­ются зна­чи­мыми соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ские ком­по­ненты фор­ми­ро­ва­ния лич­ност­ного инте­реса к чте­нию. На прак­тике подоб­ные реко­мен­да­ции поз­во­ляют раз­вить инте­рес ребенка, в целом повы­шают моти­ва­цию школь­ника к чте­нию, позна­нию, уче­нию (при­об­ре­те­нии новых зна­ний и уме­ний, и – что нема­ло­важно – их прак­ти­че­ского при­ме­не­ния). А это вли­яет на его раз­ви­тие, на отно­ше­ние к новым зна­ниям и духов­ным цен­но­стям, кото­рых не хва­тает в век с пре­об­ла­да­ю­щей идео­ло­гией потребления.

Согласно мне­нию А.С. Мака­ренко «суть вос­пи­та­ния не при­об­ре­те­ние, но упо­треб­ле­ние книг», оче­видно, что нашим детям нужно помочь понять неслож­ную истину: с помо­щью чте­ния книги и ана­лиза зна­чи­мого опыта, поме­щен­ного в ней, раз­ви­ва­ется гар­мо­нич­ная лич­ность. К чте­нию невоз­можно прийти под стра­хом нака­за­ния, только во вза­и­мо­связи с лич­ност­ным инте­ре­сом, то есть чте­ние – про­цесс, осо­знан­ный лич­но­стью – как необ­хо­ди­мый для раз­ви­тия. И, нако­нец, все выше­ска­зан­ное прямо вза­и­мо­свя­зано с педа­го­ги­кой буду­щего успеха в обще­стве раз­ви­ва­ю­щейся личности.

Дру­гого пути у нас нет.

1.3.2. Как совре­мен­ная книга откры­ва­ется подростку

Одним из при­знан­ных шедев­ров для школь­ни­ков (и даже стар­ших дошколь­ни­ков) до сих пор явля­ется «Поне­дель­ник начи­на­ется в суб­боту», А. Стру­гац­кий, Б. Стру­гац­кий – «Сказка для науч­ных сотруд­ни­ков млад­шего возраста».

Те, кто читал это про­из­ве­де­ние среди взрос­лых и сего­дня может без уси­лий и с удо­воль­ствием вызвать в памяти образ лох­ма­того Сани При­ва­лова, Выбе­галло с его фран­цуз­скими фра­зами (ока­зы­ва­ется, он почти в точ­но­сти гово­рит фра­зами Анны Пав­ловны Шерер из Войны и мира, Льва Нико­ла­е­вича Тол­стого), гека­тон­хейр с отдав­лен­ной рукой, весе­лень­кая косы­ночка с Ато­ми­умом Наины Киевны Горы­ныч… Музей­ный нераз­мен­ный пятак… Сво­ра­чи­ва­ю­щий про­стран­ство Иде­аль­ный Потребитель…

Слой за слоем откры­ва­ются новые смыслы книги. Взрос­леет моло­дой чита­тель, веют вихри вре­мен над ним и над миром – и смыслы рож­да­ются, про­яв­ля­ются, почти по ана­ло­гии – как фото­бу­мага в ста­ром проявителе…

Смысл чте­ния в худо­же­ствен­ной литературе

При изу­че­нии наук при­меры полез­нее правил

И. Нью­тон

Чте­ние тогда только при­но­сит пользу, когда ана­лиз про­чи­тан­ного откла­ды­ва­ется в памяти. В памяти откла­ды­ва­ется только тогда, когда чита­тель про­пус­кает дей­ствие сюжета, обсто­я­тель­ства, изло­жен­ные в тек­сте, через себя, сопе­ре­жи­вает с геро­ями и срав­ни­вает опи­сы­ва­е­мые собы­тия со своей соб­ствен­ной жизнью.

Почему неко­то­рые книги из сег­мента худо­же­ствен­ной лите­ра­туры мы пол­но­стью при­ни­маем, читаем «про­гла­ты­ваем вза­хлеб», «на одном дыха­нии», а иные – бро­саем в самом начале. В науч­ном иссле­до­ва­нии гума­ни­тар­ных дис­ци­плин дей­ствует прин­цип мно­же­ствен­но­сти реше­ний, поэтому на этот счет суще­ствует несколько версий:

  • чита­телю импо­ни­рует стиль изло­же­ния, «раз­го­вор­ный» язык автора, каким он пре­под­но­сит повествование;
  • чита­тель нахо­дит общие парал­лели в опи­сы­ва­е­мом сюжете и соб­ствен­ной жизни;
  • ана­ли­зи­руя про­чи­тан­ное, чита­тель инте­ре­су­ется новыми зна­ни­ями, почерп­ну­тыми им со стра­ниц книги, в этом слу­чае автор вос­при­ни­ма­ется чита­те­лем как учи­тель, и поэтому не менее инте­ре­сен, ибо «учит – не уча».

Даже та книга, кото­рая вре­менно отло­жена – не поте­ряна совсем. Право чита­теля не читать, равно как и право «пере­ска­ки­вать» вполне обсуж­да­емы в обще­ствен­ной дис­кус­сии. Дани­эль Пен­нак пред­ло­жил 10 прав чита­теля, вклю­ча­ю­щих в себя и два вышесказанных.

Вспом­ните себя и согла­си­тесь, что в жизни были книги, кото­рые отло­жив, вы не дочи­тали до конца. К при­меру, в моей тоже были… Я пере­чи­ты­вал роман Льва Тол­стого «Война и мир» 9 раз. Пер­вые три раза бро­сал читать на раз­ных ста­диях углуб­лен­но­сти в текст романа.

«Чело­век в тече­нии всей жизни задает себе одни и те же вопросы, но с годами меня­ются ответы на них» – ска­зал непре­взой­ден­ный Окта­вио Паса. Поэтому лич­ность чита­теля должна созреть для книги. Пола­гаю, что такое пра­вило дей­ствует всегда.

С дру­гим извест­ным утвер­жде­нием: «писа­тель дол­жен любить людей, и если он не любит людей, им его книги не понра­вятся», я не вполне согла­сен. Ибо любовь – состо­я­ние внут­рен­нее, не показ­ное, и не вымыш­лен­ное. Поскольку писа­тель пишет от того, что не может не писать, любовь в дан­ном кон­тек­сте – это, прежде всего – само­от­дача дру­гим. Если писа­тель мне не понра­вился, то это совсем не зна­чит, что он без­да­рен, что он не любит, или не любим. К тому же книги изда­ются и пере­из­да­ются инертно во вре­мени – время напи­са­ния про­из­ве­де­ния часто не сов­па­дает с его выпус­ком в свет.

Кроме того, суще­ствует опре­де­лен­ный авто­ром чита­тель­ский круг, «фокус», чита­тель­ский адрес про­из­ве­де­ния; лите­ра­тур­ный «шир­по­треб», кото­рого сего­дня много, и высо­ко­ин­тел­лек­ту­альня проза, где чита­телю поз­во­лено «домыс­ли­вать» пред­ло­жен­ное авто­ром – читают раз­ные кате­го­рии людей. И в этом, несо­мненно, пре­лесть жанра.

Драмы не менее худо­же­ственно ценны, чем, к при­меру, лег­кое «чтиво». Тра­ги­че­ские концы застав­ляют заду­мы­ваться – в этом несо­мнен­ный «плюс» худо­же­ствен­ной лите­ра­туры. Так духовно и нрав­ственно чело­век пре­об­ра­жа­ется после обще­ния с книгой.

1.3.3. Лич­ност­ный и позна­ва­тель­ный инте­рес. Как его возбудить?

Каж­дый чело­век – отдель­ная опре­де­лен­ная лич­ность, кото­рой вто­рично не будет. Люди раз­ли­ча­ются по самой сущ­но­сти души; их сход­ство только внеш­нее. Чем больше ста­но­вится кто сам собою, тем глубже начи­нает пони­мать себя, – яснее про­сту­пают его само­быт­ные черты.

В.Я. Брю­сов

Чело­век – уни­каль­ная лич­ность, и именно это явля­ется одним из основ­ных посту­ла­тов лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ного чтения.

Глав­ными ком­по­нен­тами под­хода явля­ются при­зна­ние уни­каль­но­сти каж­дого чита­теля и его инди­ви­ду­аль­ного выбора. Здесь роль биб­лио­те­каря состоит не в пере­даче зна­ний, посред­ством пере­дачи книг, а в орга­ни­за­ции такой среды, кото­рая поз­во­ляет чита­телю опи­раться на свой твор­че­ский потен­циал, моти­ва­цию и соот­вет­ству­ю­щую тех­но­ло­гию чте­ния. Чита­тель и биб­лио­те­карь сози­дают сов­мест­ную дея­тель­ность, кото­рая направ­лена на инди­ви­ду­аль­ную само­ре­а­ли­за­цию чита­теля и раз­ви­тие его лич­ност­ных качеств.

В лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ном чте­нии выде­ля­ются сле­ду­ю­щие принципы:

  1. При­зна­ние уни­каль­но­сти каж­дого чита­теля. При этом под­ходе должно учи­ты­ваться то, что все чита­тели в зави­си­мо­сти от воз­раста, жиз­нен­ного опыта, и мно­гих иных фак­то­ров (вклю­чая обра­зо­ва­тель­ный ценз и инди­ви­ду­ально-харак­терно-ген­ные осо­бен­но­сти) имеют раз­ную пред­рас­по­ло­жен­ность к чте­нию. Она реа­ли­зу­ются в форме инди­ви­ду­аль­ного отно­ше­ния к книге и после­ду­ю­щим резуль­та­там этой деятельности.
  2. Каж­дый чита­тель пони­мает уни­каль­ность любого дру­гого чело­века, вклю­чая и автора книги, при­зна­вать суще­ство­ва­ние инди­ви­ду­аль­ной цен­но­сти любого дру­гого чело­века, в том числе биб­лио­те­каря. Осо­зна­ние уни­каль­ной цен­но­сти чело­века – залог не только чте­ния как тако­вого, но и лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ного обучения.
  3. Посред­ством книги, ана­лиза дей­ствия героев на ее стра­ни­цах, чита­тель стре­мится понять и, воз­можно, даже при­нять для себя дру­гую точку зре­ния или мотивы дея­тель­но­сти дру­гого чело­века; так он реа­ли­зует свою соци­аль­ную роль. Вза­и­мо­дей­ствие чита­теля и автора в про­цессе чте­ния книги пред­по­ла­гает нали­чие, сохра­не­ние или изме­не­ние изна­чаль­ной пози­ции первого.
  4. Зна­ком­ство и выстра­и­ва­ние чита­те­лем отно­ше­ний с обще­че­ло­ве­че­скими дости­же­ни­ями про­ис­хо­дит только после того, как он сам осо­знал сущ­ность изу­ча­е­мого явле­ния, про­цесса или вещи. Вза­и­мо­дей­ствие чита­теля с куль­турно-исто­ри­че­скими ана­ло­гами про­ис­хо­дит подобно тому, как про­ис­хо­дит ком­му­ни­ка­ция с дру­гими людьми. Резуль­та­том лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ного чте­ния должно быть лич­ност­ное при­ра­ще­ние чита­теля к куль­туре, толе­рант­но­сти, внеш­ним стан­дар­там поведения.
  5. Лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ный смысл чте­ния может быть зало­жен в любом воз­расте. К при­меру, дет­ское, раз­ви­ва­ю­щее, твор­че­ское или позна­ва­тель­ное чте­ние имеет в своей основе лич­ност­ную ори­ен­та­цию. Без нее никуда; навя­зы­ва­ние доб­ро­вольно-при­ну­ди­тель­ных домаш­них зада­ний в рам­ках школь­ной про­граммы по лите­ра­туре, нере­зуль­та­тивно, ибо не соче­та­ется с лич­ност­ной моти­ва­цией к чтению.

Таким обра­зом, о лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ном чте­нии можно гово­рить тогда, когда при созда­нии, осу­ществ­ле­нии и диа­гно­стике обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти учи­ты­ва­ются при­род­ные, лич­ност­ные и инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти чело­века. Только сов­мест­ная дея­тель­ность, в основе кото­рой лежат эти прин­ципы, поз­во­ляет участ­ни­кам про­цесса чте­ния все­сто­ронне раз­ви­ваться в рам­ках гума­ни­сти­че­ской направленности.

Книга – тот ресурс, от кото­рого про­ис­хо­дит уди­ви­тель­ный энер­го­об­мен между чита­те­лем и авто­ром. То, ради чего суще­ствует книга, поэтому она будет акту­альна вечно…

Между зри­те­лем и теле­ви­зо­ром, Интер­не­том энер­го­об­мен не про­изой­дет, сколько бы там «не заря­жали воду». От «зомбо­я­щика» можно взять инфор­ма­цию, раз­вле­че­ние (не будем забы­вать, что совре­мен­ное обще­ство ори­ен­ти­ро­вано именно на него), но душев­ными пере­жи­ва­ни­ями – таким обра­зом – люди не обмениваются.

Соб­ственно, поэтому жаж­ду­щие куль­тур­ного про­све­ще­ния и берут в руки книгу, – баль­зам для души. И, если, слава богу, слу­чится катар­сис и чита­тель про­чи­тав ее эпи­зод или цели­ком, ста­нет раз­мыш­лять, «навер­нется слеза», зна­чит автор и книга выпол­нили свою задачу.

Биб­лио­те­кари сто­и­че­ски про­дол­жают рабо­тать для нас и наших детей. Про­длится ли это доста­точно долго, если все больше людей выхо­дит в гло­баль­ную Сеть для того, чтобы ска­чать там элек­трон­ную вер­сию не только одной какой-то книжки, но и целые собра­ния сочи­не­ний инте­ре­су­ю­щего автора?

Мы при­выкли к мони­то­рам ком­пью­те­ров, появи­лись раз­ные тех­ни­че­ские сред­ства, с помо­щью кото­рых можно уже читать не книгу, а «текст», кото­рый теперь досту­пен в новых фор­мах. А если заду­маться о том, что про­ис­хо­дит сего­дня в мире совре­мен­ной лите­ра­туры, куда сего­дня ухо­дят авторы, кото­рых ста­но­вится все больше и больше?

Совре­мен­ный лите­ра­тор ста­ра­ется идти в Интер­нет, откры­вая там стра­нички и сайты, про­яв­ляя свою актив­ность на блогах.

Инте­рес к книге в печат­ном виде осла­бе­вает, и будет осла­бе­вать. Да, сего­дня чте­ние ста­но­вится все более эли­тар­ным заня­тием, сами книги стоят неде­шево, доступны не всем людям. Даже когда моло­дой чело­век-под­ро­сток может поку­пать книги, когда ему это по кар­ману, он все равно сего­дня будет ска­чи­вать и читать в Сети… Это необ­ра­ти­мый про­цесс. В пер­спек­тиве в книж­ных мага­зи­нах и среди под­пис­чи­ков пери­о­дики (уже сей­час сокра­ща­ются тиражи даже у наи­бо­лее мас­со­вых жур­на­лов и газет) будет все меньше людей, и все больше и больше людей в гло­баль­ной Сети, чита­ю­щих самым раз­ным обра­зом; ибо тех­ни­че­ские сред­ства для чте­ния книг в этом смысле посто­янно развиваются.

К сожа­ле­нию, при­мерно то же запу­сте­ние, на наш взгляд, ожи­дает биб­лио­теки, если их не модер­ни­зи­ро­вать в куль­турно-досу­го­вые цен­тры, сохра­нив глав­ное их пред­на­зна­че­ние – обес­пе­че­ние книж­ного фонда и кни­го­вы­дачу – попу­ля­ри­за­цию книги; оче­видно, нужно сде­лать биб­лио­теку при­вле­ка­тель­ной для чита­теля, при­ня­тый Закон прак­ти­че­ски не остав­ляет нам иного выхода. Биб­лио­теку (и ряд дру­гих учре­жде­ний соци­аль­ной сферы) ста­вят в усло­вия, когда она должна будет «зара­ба­ты­вать» сама. Что из этого полу­чится – пока­жет время, но думаю, вре­мена идут не простые…

С дру­гой сто­роны лите­ра­тура в Интер­нете нахо­дит все больше чита­те­лей, чем лите­ра­тура книж­ная, еще и потому, что чита­тели могут выска­заться, оста­вить свой ком­мен­та­рий, всту­пить в поле­мику с дру­гими чита­те­лями и даже запро­сто – с самим авто­ром про­из­ве­де­ния. Такое раньше было совер­шенно невоз­можно, ибо автор нахо­дился на недо­ся­га­е­мой высоте, встреча с ним была ред­ким событием.

Интер­нет изме­нил облик лите­ра­туры, и это надо понять и про­чув­ство­вать. Искать новые формы обще­ния с кни­гой и вза­и­мо­дей­ство­вать с биб­лио­те­ками – на пользу всем.

Реко­мен­да­ции по про­дви­же­нию чтения

Моло­дые люди время от вре­мени акту­а­ли­зи­руют те или иные моменты лите­ра­тур­ного насле­дия: и Бунин, и Брод­ский непред­ска­зу­емо ста­но­вятся читаемы.

Глав­ное – лич­ный при­мер. Если вы книги чита­ете – дети при­мут это как нор­ма­тив­ное пове­де­ние. Если не чита­ете, а лишь вспо­ми­на­ете, как читали в дет­стве, – не ждите, что дети вдох­но­вятся этими рассказами.

С полу­то­ра­го­до­ва­лого воз­раста мы с женой стали дочке книги читать по вече­рам. Ей, веро­ятно, было сложно понять все, – но, без­условно, и инте­ресно. Впо­след­ствии люби­мыми кни­гами дочери стали: «Капи­тан Сорви-голова», «Ост­ров сокро­вищ», «Белый Бим-чер­ное ухо», «Белый отряд», «Вла­сте­лин колец», «Три муш­ке­тера», «Ким»…

Кроме при­клю­че­ний, во мно­же­стве чита­лись сказки. Люби­мая – «Муфта, Пол­бо­тинка и Мохо­вая Борода»; «Бура­тино» и «Пинок­кио»; серия о мумми-трол­лях; сказки бра­тьев Гримм; двух­том­ник «Ска­зок и исто­рий» Андер­сена, шесть книг Алек­сандра Вол­кова – о путе­ше­ствиях в Вол­шеб­ную страну дево­чек Элли и Энни; потом Фрэнк Баум – четыре книги о стране Оз… Эта тра­ди­ция закон­чи­лась только тогда, когда дочка набрала нор­маль­ную для чте­ния-пони­ма­ния скорость.

Отказ от «зомбо­я­щика» наряду с орга­нич­но­стью книг в жилище явля­ется пер­вым и самым важ­ным шагом для вос­пи­та­ния чело­века чита­ю­щего? «Зомбо­я­щик» дает инфор­ма­цию – мак­си­мально под­го­тов­лен­ную к усво­е­нию. Раз­же­ван­ной, фер­мен­ти­ро­ван­ной и даже фраг­мен­ти­ро­ван­ной – в той части, что ком­мен­та­рии уже есть, и они соот­вет­ствуют «поли­тике пар­тии». На это вос­при­я­тие – рабо­тают звук, цвет, свет, формы и образы, ритм и темп вос­при­я­тия уже заданы, и конечно, реклама. Даже в совре­мен­ной книге реклама нет-нет, да и про­явит себя: сколь часто в тек­сте можно встре­тить опре­де­лен­ные марки кофе, напит­ков, бренды производителей…

Не зря сего­дня уже стало попу­ляр­ным рас­хо­жее выра­же­ние: «тот, кто читает книги, все­гда будет управ­лять теми, кто смот­рит теле­ви­зор». В кон­тек­сте рас­смат­ри­ва­е­мой про­блемы это имеет огром­ный фило­соф­ский смысл.

Обща­ясь же с кни­гой, все это – темп, образы, формы, а также живой, эмо­ци­о­наль­ный отклик на чита­е­мое – чита­тель гене­ри­рует для себя сам, в своем вооб­ра­же­нии – он сво­бо­ден, ибо он сам себе и режиссер.

Моло­дым чита­те­лям не лишне еще раз вспом­нить: чтобы читать книгу, надо потру­диться, пер­вым делом надо овла­деть кодом куль­тур­ного чело­века – постичь гра­моту. Чтобы посмот­реть кино или теле­ви­зор – нужно только по-удоб­нее рас­по­ло­житься в кресле (или иной лежанке).

Одна зна­ко­мая поде­ли­лась своим опы­том реше­ния про­блемы чте­ния: cтор­го­ва­лась с сыном: она ему поку­пает новый теле­фон, он ей – читает пять­де­сят книг. Что ж, тоже вари­ант… Но, Гос­поди, куда же мы все такой доро­гой пришли?

Лите­ра­тур­ные про­екты: в поис­ках про­буж­да­ю­щихся слов

Когда будете читать сказку «Река, теку­щая вспять», не упу­стите вол­шеб­ный спо­соб про­буж­де­ния от глу­бо­кого сна…

«Мы читали вслух шесть лет, два месяца и четыре дня, чтобы раз­бу­дить этого храб­рого парня. Никто не знает, какие они – эти ПРОБУЖДАЮЩИЕ СЛОВА. Для всех они раз­ные». Жан – Клод Мур­лева «Река, теку­щая вспять»

Очень важно:

  • создать вокруг чте­ния детей атмо­сферу творчества;
  • воз­ро­дить тра­ди­ции семей­ного чтения;
  • вве­сти в круг чте­ния детей луч­шие про­из­ве­де­ния худо­же­ствен­ной лите­ра­туры, рас­счи­тан­ной на сотвор­че­ство читателя;
  • уси­лить роль семьи, школы, биб­лио­теки в сти­му­ли­ро­ва­нии у детей инте­реса к чтению;
  • создать эмо­ци­о­нально-поло­жи­тель­ную моти­ва­цию чтения;
  • повы­сить ста­тус чте­ния в суб­куль­туре детства.

Вот те задачи, кото­рые мы ста­вим и посте­пенно решаем при орга­ни­за­ции лите­ра­тур­ных про­ек­тов, при изда­нии школь­ной газеты «Созвез­дие», про­ве­де­нием радио­пе­ре­дач «Дет­ское чте­ние» и дру­гими тра­ди­ци­он­ными способами.

Для реа­ли­за­ции пер­вого лите­ра­тур­ного про­екта «Хоро­шее время читать» было пред­ло­жено вос­поль­зо­ваться уже раз­ра­бо­тан­ным алго­рит­мом дей­ствий. Сле­дуя инструк­циям, мы внесли свою кор­рек­ти­ровку, отме­нив поощ­ре­ния в виде при­зов за каж­дую про­чи­тан­ную книгу, а в каче­стве сти­му­лов широко исполь­зо­вали лите­ра­тур­ные празд­ники и игры, встречи с писателями.

На орга­ни­за­ци­он­ном этапе юным чита­те­лям пред­ла­га­лось само­сто­я­тель­ное зна­ком­ство с широко извест­ными дет­скими про­из­ве­де­ни­ями раз­ных авто­ров, отно­ся­щихся к золо­тому фонду рус­ской, совет­ской и зару­беж­ной классики.

На основ­ном этапе кон­курса выяви­лась роль класс­ного руко­во­ди­теля. Как только учи­тель ста­но­вился реаль­ным участ­ни­ком кон­курса, про­яв­ляя под­лин­ный инте­рес к книге, читал вслух, делился впе­чат­ле­ни­ями, не обу­чал, а увле­кал – инте­рес к дет­ской книге уси­ли­вался. В резуль­тате в классе воз­ни­кала чита­тель­ская атмосфера.

Наблю­да­лось повы­ше­ние ста­туса чита­ю­щего сверст­ника. Ува­жи­тель­ное отно­ше­ние со сто­роны участ­ни­ков про­екта, одоб­ре­ние учи­теля вызы­вали жела­ние у сомне­ва­ю­щихся ребят вклю­читься в лите­ра­тур­ный про­ект. Воз­ни­кала цеп­ная реак­ция актив­но­сти участ­ни­ков кон­курса. Отклик­нув­ши­еся на пер­вом этапе, своим инте­ре­сом, пуб­лич­ным чте­нием книг на пере­ме­нах, эмо­ци­о­наль­ной реак­цией на полу­чен­ные чита­тель­ские порт­фели и пер­вые печати, вовлекли неуве­рен­ных в своих силах детей в пред­ло­жен­ный конкурс.

Преду­смот­рен­ные в лите­ра­тур­ном про­екте инди­ви­ду­аль­ные собе­се­до­ва­ния явля­лись фак­то­ром пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ского воз­дей­ствия. Посто­ян­ные встречи с орга­ни­за­то­рами кон­курса в сте­нах школь­ной биб­лио­теки, откры­тые беседы о про­чи­тан­ном помо­гали пре­одо­леть уси­лие, кото­рое при­кла­ды­вает млад­ший школь­ник при само­сто­я­тель­ном чте­нии худо­же­ствен­ного про­из­ве­де­ния. Не кон­троль, а обмен мне­ни­ями о дет­ской книге, сов­мест­ная радость уста­нав­ли­вали кон­такт взрос­лого чита­теля с юным.

Именно он помог участ­нику пройти путь от ско­ван­ных одно­слож­ных отве­тов до выска­зы­ва­ния своих соб­ствен­ных пере­жи­ва­ний. Мы убе­ди­лись, насколько важно для ребенка быть услы­шан­ным, выска­зать свое мне­ние, часто отлич­ное от мне­ния взрослого.

Несколько в ином ключе был орга­ни­зо­ван лите­ра­тур­ный про­ект «Листайте, читайте, смот­рите» (Лите­ра­тур­ное путе­ше­ствие с мумий-трол­лями). Идея орга­ни­за­ции при­над­ле­жала учи­те­лям и актив­ным семьям участ­ни­ков преды­ду­щего кон­курса. Особо важ­ной «темой» школы сего­дня явля­ется «Постро­е­ние ком­плекс­ной системы вза­и­мо­дей­ствия учи­теля с семьей вос­пи­тан­ника». Про­стое ано­ним­ное анке­ти­ро­ва­ние роди­те­лей (в опросе при­няло уча­стие 83 чело­века) помогло опре­де­лить, что только 30 % опро­шен­ных осо­знают необ­хо­ди­мость регу­ляр­ного чте­ния млад­шему школь­нику, 25 % – огра­ни­чи­ва­ются чте­нием один – два раза в неделю и 45 % – стоят на пози­ции «млад­ший школь­ник дол­жен читать сам». И поэтому лите­ра­тур­ный про­ект «Листайте, читайте, смот­рите» был обра­щен к детям и увле­чен­ным чте­нием родителям.

Тра­ди­ци­он­ный опрос «Золо­тая нить лет­него чте­ния» пока­зал, что книги Туве Янссон вообще, и в част­но­сти такие шедевры как «Лодка и я», «Серый шелк» зна­комы детям нашей школы. Пони­мая, что общий успех будет во мно­гом зави­сеть от роди­те­лей, мы поста­ра­лись сде­лать их актив­ными участ­ни­ками про­екта. Рас­свет твор­че­ства Туве Янссон в Рос­сии при­шелся на 90‑е годы, в то время роди­те­лям наших уча­щихся было, уже может быть по 19–20 лет. Лишь неко­то­рые из них зна­комы с про­из­ве­де­ни­ями Туве Янссон. Новизна дет­ской книги и двух­ад­рес­ная направ­лен­ность книг скан­ди­нав­ской писа­тель­ницы при­влекла роди­те­лей и опре­де­лила выбор про­из­ве­де­ний для чтения.

Итак, на орга­ни­за­ци­он­ном этапе участ­ни­кам кон­курса «Листайте, читайте, смот­рите» были пред­ло­жены для сов­мест­ного чте­ния детей, роди­те­лей и учи­те­лей книги одного автора – фин­ской писа­тель­ницы Туве Янссон.

Новиз­ной про­екта явля­лось при­вле­че­ние к чте­нию чле­нов семьи. Поощ­ря­лось чте­ние вслух взрос­лого ребенку и ребенка взрослому.

Для того, чтобы под­дер­жать инте­рес к чте­нию мы раз­ра­бо­тали ряд твор­че­ских зада­ний, выпол­не­ние кото­рых под­ра­зу­ме­вало помощь взрослых.

Вот неко­то­рые их них:

  • Соста­вить свою теат­раль­ную про­граммку по сказке Туве Янссон. Само­сто­я­тельно выбрать дей­ству­ю­щих лиц из семей­ного круга или круга своих дру­зей. Поста­раться согла­со­вать пред­ла­га­е­мую роль с роди­те­лями, дать харак­те­ри­стику герою, кото­рого выбрали для своих близких;
  • При­ду­мать герб семьи муми-троллей;
  • Поиск инте­рес­ного мате­ри­ала о самой писательнице;
  • Сочи­не­ние соб­ствен­ной главы к сказке Туве Янссон;
  • «Читаю другу» – про­чи­тать или рас­ска­зать отры­вок однокласснику;
  • Скульп­тур­ное твор­че­ство (выле­пить фигурку героя, или понра­вив­шийся сюжет из сказки);
  • Актер­ское мастер­ство (выбрать отры­вок и зачи­тать его на радио­пе­ре­даче, или в зале во время лите­ра­тур­ной игры).

Тем самым и ребё­нок, и взрос­лый вза­имно вовле­кали друг друга в про­цесс чте­ния худо­же­ствен­ного про­из­ве­де­ния. Сов­мест­ное твор­че­ство побуж­дало к обсуж­де­нию про­чи­тан­ного в семей­ном кругу.

Круг­лый стол «Ска­зоч­ное семей­ство», муль­ти­ме­дий­ная игра «В долине муми-трол­лей», лите­ра­тур­ная гости­ная «Ведут беседу двое: я и книга…» помо­гали созда­вать КУЛЬТ КНИГИ в школе.

Осо­бый празд­нич­ный харак­тер носила встреча роди­те­лей, детей, учи­те­лей «У камина». Мы при­гла­шали к «камину» ребенка и его роди­те­лей, и в таком теп­лом кругу узна­вали о самой един­ствен­ной дет­ской книге взрос­лого чита­теля. О том кто ему читал, успел ли он про­чи­тать эту книгу сво­ему ребенку, сидя­щему рядом. Гово­рили о необык­но­вен­ной семье мумий-трол­лей, о том дове­рии и вза­и­мо­по­ни­ма­нии, в кото­ром нуж­да­емся и мы. Пере­пле­та­лись вопросы для взрос­лых и для детей. Заво­ра­жи­ва­юще зву­чало дет­ское чте­ние сказок.

Для кого-то в этот момент про­зву­чали про­буж­да­ю­щие слова. «Я узнала много нового о своих детях и о себе. Мы сбли­зи­лись, нам стало инте­рес­нее вме­сте. Мы теперь снова, как когда дети были малень­кими, читаем друг другу по вече­рам и учимся насла­ждаться жиз­нью, а не бежать по ней…» Вот так, вме­сте – мы и захо­дили в этот мир книг.

1.3.4. Совре­мен­ная лите­ра­тура: что о ней думают под­ростки, и как нахо­дят? Ана­лиз бес­при­страст­ного исследования

Не сек­рет, что страна давно уже «сдала» пози­ции «самой чита­ю­щей». Сего­дня боль­шими тира­жами выпус­кают разве что клас­си­ков и наи­бо­лее зна­ко­вых авто­ров совре­мен­но­сти. Тем не менее, на пол­ках и стел­ла­жах книж­ных мага­зи­нов нет сво­бод­ного места. Еже­годно (вклю­чая и недав­ние «кри­зис­ные» годы) в свет выхо­дят сотни тысяч наиме­но­ва­ний книг еже­годно. Огром­ная кни­го­тор­го­вая инду­стрия борется за вни­ма­ние чита­теля, насе­ля­ю­щего про­сторы Рос­сии и в мега­по­ли­сах и в глу­бинке. И не подо­зре­ва­ю­щего, что именно он и явля­ется сего­дня самым глав­ным объ­ек­том книж­ного биз­неса, кото­рый льет на мель­ницу кни­го­из­да­ния сомни­тель­ной лите­ра­туры «золо­той дождь» инве­сти­ций. Автор, выпу­стив­ший более 60 книг за послед­ние 10 лет, пыта­ется бес­при­страст­ным обра­зом иссле­до­вать про­блему каче­ства совре­мен­ной лите­ра­туры. В части про­ве­де­ния опроса ему помо­гали маги­странты Гер­це­нов­ского уни­вер­си­тета Любовь Вале­рьевна Шай­ду­лина и Елена Сер­ге­евна Филип­пова (Санкт-Петер­бург).

Ана­лиз отве­тов респон­ден­тов, обра­зо­вав­ших вполне репре­зен­та­тив­ную выборку, может потря­сти заин­те­ре­со­ван­ного читателя.

Тем не менее, хоте­лось бы не про­сто обо­зна­чить про­блему малой содер­жа­тель­ной и духов­ной каче­ствен­но­сти совре­мен­ной лите­ра­туры, но и рас­смот­реть при­чины явле­ния; они же, на наш взгляд, весьма вески: похоже в мас­со­вом порядке, изда­ется то, что поку­па­ется, то, что тре­бует гедо­ни­сти­че­ское обще­ство, ори­ен­ти­ро­ван­ное на удо­воль­ствия. Зна­чит ли это, что совре­мен­ные авторы пишут «на заказ», а изда­тели не пуб­ли­куют невос­тре­бо­ван­ные вещи, умень­шая свои риски? Оче­видно, в каж­дом пра­виле есть исклю­че­ния, ибо элит­ная лите­ра­тура нико­гда не была мас­со­вой. А что же тогда имеет свой­ства мас­со­вой совре­мен­ной лите­ра­туры и как ее вос­при­ни­мают совре­мен­ники? Раз­бе­ремся с этим вопро­сом вместе.

В опросе, ини­ци­и­ро­ван­ном нами в Санкт-Петер­бурге с пер­вого по чет­вер­тое апреля 2011 года, при­няло актив­ное уча­стие 111 человек:

  • 67 муж­чин в воз­расте от 13 до 51 года (из них: 28 – с выс­шим обра­зо­ва­нием или сту­денты вузов, из них трое – имеют науч­ную сте­пень 2 – имеют сред­нее спе­ци­аль­ное, 17 – сред­нее, 20 – школьники-подростки);
  • 44 жен­щины в воз­расте от 19 до 78 лет (обра­зо­ва­ние: 18 – выс­шее и неокон­чен­ное выс­шее, в том числе 8 с науч­ной сте­пе­нью, 7 – сред­нее спе­ци­аль­ное, 9 – общее сред­нее, 10– девушки-подростки).

Пер­во­на­чально выборка была еще более репре­зен­та­тив­ной, однако боль­шая часть респон­ден­тов (в основ­ном при опро­сах на ули­цах) вообще не смогла внятно отве­тить на два про­стых вопроса; и в итоге была исклю­чена из ана­лиза (см. ниже), кото­рый в окон­ча­тель­ной форме опи­ра­ется на опрос именно 111 человек.

Всем зада­ва­лись два оди­на­ко­вых вопроса:

  1. Совре­мен­ная худо­же­ствен­ная лите­ра­туры это – …
  2. Как именно вы узна­ете о новин­ках совре­мен­ной литературы?

Отве­тить нужно было на уровне ассо­ци­а­ций и корот­ких опре­де­ле­ний. Мы не уточ­няли (не акцен­ти­ро­вали) раз­де­ле­ние на худо­же­ствен­ную, дет­скую, научно-попу­ляр­ную (позна­ва­тель­ную) или тех­ни­че­скую лите­ра­туру. Для наших респон­ден­тов – все из пере­чис­лен­ного, вклю­чая и зару­беж­ную – совре­мен­ная литература.

В табл. 1 поме­щены наи­бо­лее яркие ответы-отзывы на пер­вый вопрос, часть из кото­рых явля­ются если не про­ти­во­ре­чи­выми, то уж конечно, полярными.

Таб­лица 1. Свод­ная таб­лица неко­то­рых отзы­вов респондентов

t_1 t_2

Каса­емо опре­де­ле­ний совре­мен­ной лите­ра­туры в отве­тах респон­ден­тов раз­ного воз­раста и ста­туса часто встре­ча­ются слова-определения:

Пустая

Непо­нят­ная

Иро­нич­ная

Раз­мы­тая

Бес­по­лез­ная

Бес­смыс­лен­ная

Поверх­ност­ная

Одно­бо­кая

Одно­тип­ная

Одно­об­раз­ная

Бес­со­дер­жа­тель­ная

Вуль­гар­ная

Оди­на­ко­вая

Респон­денты пожи­лого воз­раста часто упо­ми­нали имя Дарьи Дон­цо­вой с отри­ца­тель­ным акцен­том. Но тут же добав­ляли, что такая лите­ра­тура нужна, чтобы отвлечься от про­блем; как ане­сте­зия в каж­дой боль­нице – чтобы отвлечься от страданий.

О книж­ных новин­ках узнают в основ­ном от кол­лег (по работе), дру­зей, жены (мужа).

Один ответ очень зна­ко­вый и подроб­ный: «Для меня, как пра­вило, это анонсы анно­та­ций и отзы­вов (рецен­зий) в прессе (широ­ких СМИ, вклю­чая про­филь­ные – Книж­ное дело, Лите­ра­тур­ная газета) и в под­пис­ных рас­сыл­ках наи­бо­лее попу­ляр­ных Интер­нет мага­зи­нов. Тре­тье по зна­чи­мо­сти место – отзывы знакомых.

К сожа­ле­нию, полу­че­ние опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции из биб­лио­тек (в части дан­ного вопроса) стоит на 16–20 месте. Веро­ятно, ска­зы­ва­ется спе­ци­фика работы.

Весьма симп­то­ма­тич­ный ответ – из раз­но­об­раз­ной рекламы, в транс­порте, в метро, по ТВ, из Интер­нета, из пери­о­ди­че­ской печати. На при­лав­ках мага­зи­нов, на сооб­ще­стве http://community.livejournal.com/ru_books/ В ЖЖ, на облож­ках книг в метро, что читают дру­гие люди.

Самый непо­пу­ляр­ный ответ в части нови­нок – из биб­лио­теки. Так отве­тила только про­фес­си­о­нал в обла­сти дет­ского чте­ния – кан­ди­дат педа­го­ги­че­ских наук, доцент кафедры дет­ской лите­ра­туры ГУКИ (Санкт-Петер­бург) Ира­ида Ива­новна Тихомирова.

Далее обра­тимся к табл. 2, в кото­рую све­дены резуль­таты (ответы) опроса пред­ста­ви­те­лей науч­ного сооб­ще­ства, и посмот­рим, насколько поляр­ные мне­ния в части под­ня­тых в начале ста­тьи вопро­сов имеют ученые.

Таб­лица 2. Мне­ния группы уче­ных Санкт-Петер­бурга и не только

t_3 t_4 t_5 t_6

Ана­лиз отве­тов на вопрос – «Как вы узна­ете о новин­ках совре­мен­ной литературы?»

Раз­ные пред­ста­ви­тели науч­ного сооб­ще­ства двух уни­вер­си­те­тов Санкт-Петер­бурга пока­зали по сути те же пред­по­чте­ния в стиле зна­ком­ства с новин­ками лите­ра­туры, как и пред­ста­ви­тели иных про­фес­сий. За послед­нюю декаду лет попу­ляр­ность Интер­нета – как огром­ной инфор­ма­ци­он­ной копилки – среди рос­сий­ского насе­ле­ния заметно выросла. В то же время такие тра­ди­ци­он­ные ранее спо­собы полу­че­ния инфор­ма­ции о новых кни­гах как биб­лио­теч­ные ката­логи, биб­лио­те­кари и даже книж­ные мага­зины, хоть и оста­ются попу­ляр­ными (в основ­ном для респон­ден­тов стар­шего воз­раста), но «сдают» свои пози­ции. Моло­дые и зре­лые выби­рают наи­бо­лее доступ­ную и удоб­ную инфор­ма­цию, бук­вально при­хо­дя­щую «саму в дом», на дис­плей соб­ствен­ного пер­со­наль­ного ком­пью­тера посред­ством элек­трон­ной рас­сылки из выбран­ного поль­зо­ва­те­лем Интернет-магазина.

Потря­са­юще, но в части нови­нок совре­мен­ной лите­ра­туры к биб­лио­те­кам (биб­лио­те­ка­рям) и РКП (Рос­сий­ской книж­ной палате) апел­ли­руют только два уче­ных – оба кан­ди­даты наук из раз­ных уни­вер­си­те­тов Санкт-Петер­бурга (из репре­зен­та­тив­ной выборки 111 чело­век). На мой взгляд, это явле­ние в 13‑м году ХХI века весьма знаковое.

В табл. 3 пред­став­лена про­пор­ци­о­наль­ная рас­кладка по наи­бо­лее инте­рес­ным ответам.

Таб­лица 3. Рас­пре­де­ле­ние попу­ляр­но­сти отве­тов респон­ден­тов (про­цент­ное соот­но­ше­ние) в части полу­че­ния инфор­ма­ции о новин­ках совре­мен­ной литературы

t_7

В при­ме­ча­нии можно сде­лать вывод и по неко­то­рым ори­ги­наль­ным осо­бен­но­стям ситу­а­ции – муж­чины меньше зави­симы от дру­зей, зна­ко­мых… Жен­щины же любого воз­раста дове­ряют зна­ко­мым больше.

Одна­жды в Феде­раль­ной службе испол­не­ния нака­за­ний мне при­шел на ум акту­аль­ный вопрос началь­ству: «гене­рал, дума­ете ли Вы?», на что, после 2‑х минут­ной паузы, взя­той, оче­видно для обду­мы­ва­ния ситу­а­ции, после­до­вал ответ: «думаю, что думаю»… Ока­за­лось, что ана­ло­гич­ная ситу­а­ция в совре­мен­ной Рос­сии может иметь место не только среди людей, чьи плечи укра­шают погоны.

Ответы совре­мен­ных моло­дых людей и деву­шек, полу­чен­ные с помо­щью дистан­ци­он­ного и почти ано­ним­ного анке­ти­ро­ва­ния в Интер­нете, пред­став­ля­ются наи­бо­лее прав­ди­выми, поскольку… естественны.

Я спе­ци­ально не кор­рек­ти­ро­вал грам­ма­тику и син­так­сис выска­зы­ва­ний, пред­по­ло­жив, что заин­те­ре­со­ван­ному чита­телю будет ком­форт­нее позна­ко­миться с ори­ги­наль­ными, а не «при­че­сан­ными» отве­тами совре­мен­ного сту­дента вуза. Пола­гаю также, что подоб­ная ситу­а­ция вполне имеет место не только в реги­оне Санкт-Петер­бурга, но и по всей стране – в раз­лич­ных и уда­лен­ных от Север­ной сто­лицы горо­дах и весях.

По сути же, постав­лен­ные во главу угла вопросы:

«1. Что такое совре­мен­ная лите­ра­тура?» и

«2. Как вы узна­ете о новин­ках лите­ра­туры?»  явля­ются скры­тым эмпи­ри­че­ским и локаль­ным опрос­ни­ком «чита­ете ли Вы? ».

Оче­видно, чита­тель само­сто­я­тельно раз­бе­рется в ком­мен­та­риях респон­ден­тов, полу­чен­ных в период с 1 по 4‑е апреля (так и напра­ши­ва­ется вывод, что в Рос­сии пер­вое апреля не празд­ник одно­дневка, а стиль жизни), хотя, на мой взгляд, кри­ча­щий ответ на постав­лен­ный вопрос уже вполне очевиден…

Тем не менее, сверх­све­жий и реа­ли­стич­ный соци­аль­ный опрос среди сту­ден­тов пред­став­ляет несо­мнен­ный инте­рес. Особо зна­ко­вые места в текстах отве­тов респон­ден­тов выде­лены авто­ром полу­жир­ным .

Итак, тер­пе­ние, доро­гой, заин­те­ре­со­ван­ный чита­тель; погля­дим, что нам рас­ска­жут о совре­мен­ной лите­ра­туре люди вполне еще моло­дые, и, хочется верить, не поте­рян­ные для обще­ства… Вни­ма­ние, поехали:

  1. Для меня совре­мен­ная лите­ра­тура – это что то загни­ва­ю­щее, в основ­ном ори­ен­ти­ро­ван­ное на мате­ри­аль­ную при­быль. Насто­я­щую лите­ра­туру вытес­няет чтиво типа дон­цо­вой, псев­до­фи­ло­со­фия типа коэ­льо, поп-мета­фи­зика типа пеле­вина, быдло-пси­хо­ло­гия  типа зеланда. Ори­ен­та­ция на мас­со­вость, погоня за вни­ма­ние вся­кого рода экс­цен­три­кой. Из совре­мен­ных писа­те­лей радует Улиц­кая и Рубина. Во вся­ком слу­чае на мой вкус. В общем, совре­мен­ная лите­ра­тура – это куча инфор­ма­ци­он­ного дерьма, в кото­ром можно найти жем­чу­жины) хотя, так все­гда было).
  2. За новин­ками не слежу, так как суще­ствует огром­ная без­дна того, что уже давно напи­сано и нужно про­чи­тать или по совету людей, вкусу кото­рых я доверяю.

20 лет, аби­ту­ри­ент, незак. высшее

  1. Для меня совре­мен­ная лите­ра­тура это фан­та­стика конца 20 века, вроде Желязны или Бра­уна, осталь­ное не читал, бо уныло и букаф много очень … а то, что я сей­час вижу в мага­зи­нах лите­ра­туру напо­ми­нает только по форме обложки – по внут­рен­нему содер­жа­нию куда силь­нее напо­ми­нает еще один баналь­ный раз­вод на лавэ . На днях в метро у какой-то тетки видал книжку про тяж­кую жизнь «звезд на рублевке»…:)
  2. В основ­ном из рекламы на улице и в интер­не­тах, с кни­го­лю­боми мало общаюсь

20 лет, сту­дент ПОЛИТЕХа

  1. Байда вся­кая типо Дарьи Донцовой
  2. не читаю совре­мен­ные книги)

19 лет, студент

  1. Для меня совре­мен­ная лите­ра­тура – это нечто совер­шенно не оди­на­ко­вое… я могу оши­баться, но раньше книги были в основ­ном одного рода и на одну, две, три, мак­си­мум 10 тема­тик, а щас можно найти книгу абсо­лютно любую, с совер­шенно боль­шим раз­бро­сом) но я бы ска­зал, что тот бога­тый язык, на кото­ром писали книги когда-то, сей­час уже не найти…
  2. Не знаю, как отве­тить) ну честно))) тут как бы если инте­ре­су­ешься, то узна­ешь) не инте­ре­су­ешься – не узнаешь.

Без ста­тус­ной подписи

  1. Совре­мен­ная лите­ра­тура-то, о чём пишут сей­час. Те люди, кото­рые пишут и их темы акту­альны на мой взгляд.
  2. О книж­ных новин­ках узнаю их уст зна­ко­мых, реклама в интер­нете, книж­ных при­лав­ках, но чаще – от друзей.

19 лет, студент

Для меня совре­мен­ная лите­ра­тура – это интер­нет ресурс) к сожа­ле­нию вре­мени на чте­ние послед­нее время не найти… и сле­до­ва­тельно книж­ные новинки меня особо не интересуют))

24 г, студент

Я боюсь, я – при­вер­же­нец клас­сики. Совре­мен­ного я почти не читал. Самое совре­мен­ное, что было – Стру­гац­кие и Солженицин.

По боль­шей части, я слышу только рекламу про­из­ве­де­ний (и в основ­ном в метро). Счи­таю, что хоро­шее редко рекла­ми­руют. Слышу об авто­рах, типа Дон­цо­вой, Роя, ещё кого-то. Воз­можно, среди этого про­скаль­зы­вают хоро­шие книги. Не читал – не знаю. Навер­ное, есть на зад­нем плане что-то каче­ствен­ное и глу­бо­кое. Мне кажется, сей­час такое не попу­лярно. Всем хочется лёг­кого, нена­вяз­чи­вого, того, что не заста­вит думать, про­буж­дать боль­ные темы…

Мне в лом, так что я читаю опро­бо­ван­ные вре­ме­нем вещи:) И то, когда руки доходят:)

21 год, закон­чил ПОЛИТЕХ

  1. Я совре­мен­ной лите­ра­ту­рой увле­ка­юсь урыв­ками, мне больше ста­рое нра­вится, но у меня был оч важ­ный этап в жизни, когда я в 17–18 лет зачи­ты­вался пала­ни­ком. Совре­мен­ная лите­ра­тура, как и все­гда – это источ­ник фор­ми­ро­ва­ния обще­ствен­ного мне­ния, направ­ле­ния его в то или иное русло
  2. В интер­нете или от дру­зей, все как у всех)

22 г, маги­стра­тура ППФ (пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ский, ско­рее всего РГПУ им. А. И. Гер­цена – прим. автора) кафедры педагогики

  1. На дан­ный момент совре­мен­ная литература…это все­воз­мож­ные жур­налы и интер­нет страницы…имхо а так я из книг только Фен­тези читаю…ну можно доба­вить кучу романов)
  2. О новин­ках узна­знаю в пере­ходе нев­ский пр. там когда с гостинки вниз спус­ка­ешься малень­кая будка с книгами…чел мне о всём рас­ска­зы­вает))) ну и опять же Интернет

22 г, студент

  1. Совре­мен­ная лите­ра­тура – теку­щая лите­ра­тура. Что пуб­ли­кует «Новый мир» – вот и нынеш­няя словесность.
  2. Книж­ные новинки? Шорт-лист Буке­ров­ской пре­мии. Реко­мен­дую книгу: А.Балакин, «Записки рецен­зента». Там много ска­зано дель­ного, понят­ного, умного.

23 г, студент

  1. Совре­мен­ная лите­ра­тура – все что сей­час изда­ется. Все сочи­ни­тель­ство, кото­рым зава­лены полки книж­ных. Совре­мен­ная лите­ра­тура для меня это тво­ре­ния людей, кото­рые вос­поль­зо­ва­лись услу­гами ком­па­ний раз­ве­шав­ших по городу объ­яв­ле­ния: «Напе­ча­таем вашу книгу».
  2. Чаще всего узнаю уже прийдя в книж­ный, от дру­зей и роди­те­лей. Еще новые книги дарят.

23 г., сту­дент РХГУ

  1. Совре­мен­ная лите­ра­тура для меня не особо совре­менна, в том плане, что авто­ров – совре­мен­ни­ков я почти не читаю. Из более-менее «све­жей» лите­ра­туры попа­да­ются книги годов от 50‑х до 80‑х. Авторы – Ремарк, Жорж Симе­нон, Генри Мил­лер, Набо­ков. Вообще, мне кажется, что совре­мен­ных авто­ров лучше обхо­дить сто­рон­кой 🙂 ибо там ничего нет инте­рес­ного, измель­чала лите­ра­тура. Хотя, есть подо­зре­ния, что воз­можно кто-то из полу­чив­ших пулит­це­ров­скую пре­мию не так уж и плох, но досто­верно мне это не известно. Также попа­да­ются ино­гда совре­мен­ные книги по исто­рии, но авто­ров я не особо запоминаю.
  2. В связи со своим подо­зри­тель­ным отно­ше­нием к совре­мен­ным авто­рам о книж­ных новин­ках нигде не узнаю. Вообще о суще­ство­ва­нии той или иной книги обычно узнаю либо в биб­лио­теке (типа при­шел и слу­чайно наткнулся) либо от зна­ко­мых (дру­зей, преподов).

22 г., сту­дент ИНЖЕКОНа

  1. Cовре­мен­ная лите­ра­тура, есть реально инте­ресно что почи­тать, а есть мусор типа лите­ра­туры по мод­ным филь­мам или даже сери­а­лам… Впро­чем лучше зара­нее узна­вать мне­ния что стоит почи­тать, а что и начи­нает даже не надо… Совре­мен­ная лите­ра­тура, неко­то­рая ста­нет через время клас­си­кой) Она отра­жает про­блемы, пред­по­чте­ния, дей­ствия людей в дан­ный момент вре­мени… короче вот) но сумерки какие-нибудь нико­гда в жизни не куплю)
  2. О новин­ках, да хз никак не узнаю … в бук­во­еде на эта­жах новая ересь все­гда лежит, мало чего из этого бывает хорошим)

22 г, сту­дент Бонча

  1. Мне кажется, что вся рус­ская совре­мен­ная лите­ра­тура это чушь какая-то, типа духлесс и вся­кой беле­берды для гла­мур­ных сучек. Из зару­беж­ной мне нра­вится Чак Пала­ник. а в основ­ном сей­час почти по всей лите­ра­туре сни­мают сери­алы или фильмы, либо нао­обо­рот, пишут книги по сери­а­лам. достой­ных про­из­ве­де­ний очень мало.
  2. Про книж­ные новинки узнаю из жур­на­лов и интер­нета, но счи­таю, что книги стоит читать в печат­ном виде, а не в электронном.

21 г, сту­дент ГУКИ

Я настолько мало читаю, что мое мне­ние в прин­ципе отсут­ствует по дан­ному вопросу. Если что-то и попа­дает в мои руки, то только книги, про­ве­рен­ные поколениями.

21 г, студент

Я не чело­век искус­ства, поэтому буду откровенен:

  1. Листочки с буков­ками, кото­рые можно читать (хотя если честно, если я услышу пафос­ное «совре­мен­ная лите­ра­тура» то пред­став­ляю любую шизо­фа­зию в тек­сто­вом виде)
  2. Меня почему-то все­гда тянет ржать над рекла­мой «книж­ных нови­нок» в метро.

22 г, сту­дент тех­ни­че­ского ВУЗа

  1. Боль­шая свалка, пишут все под­ряд, чем больше жести – тем лучше поку­пают, рынок…
  2. – а в книж­ных, наверное)

25 л, про­грам­мист, выс­шее обр

Мне правда сложно оха­рак­те­ри­зо­вать все парой слов, но опре­де­ленно в боль­шин­стве своем она отра­жает нравы и порядки вре­мени – что люди хотят про­чи­тать, то пей­са­тели и пишут . обыч­ные рыноч­ные отно­ше­ния: плати & потребляй

23 г, про­грам­мист, выс­шее обр

Узнаю от подруги, кото­рую пара­ли­зо­вало и она то и дело – сидит в интер­нете ищет новые бук­вочки дабы упо­тре­бить …она бла­го­даря раз­лич­ным сай­там и куче сво­бод­ного вре­мени в курсе всех нови­нок и самое главное…она их читает, потом отсе­и­вает луч­шее и реко­мен­дует мне…

22 г., сту­дент РХГА

  1. Cовре­мен­ная лите­ра­тура… Почему-то в голову при­хо­дят больше вся­кие мина­евы (гос­поди про­сти), дон­цовы, вер­беры с бег­бе­де­рами и про­чей шелу­по­нью, кото­рая по сути своей не лите­ра­тура, а отлич­ная туа­лет­ная бумажка или рас­топка для ман­гала. Поэтому для меня поня­тия совре­мен­ная лите­ра­тура не суще­ствует. есть только несколько отдельно взя­тых авто­ров (взять того же Аку­нина, Полоз­кову, Гора­лик из рус­ских; из зару­беж­ных надо поду­мать-послед­нее время много читала, но как все­гда клас­сика…) с несколь­кими про­из­ве­де­ни­ями, кото­рые достойны вни­ма­ния. осталь­ное в 95 % откро­вен­ная попса, говно и ком­мер­ция (=совре­мен­ная литература:)
  2. Узнаю в нете, из жур­на­лов (не жен­ских, я их не читаю вприн­ципе, в GQ бывают непло­хие обзоры), еще ино­гда фильм какой-нить хоро­ший посмотрю, а потом узнаю, что он по книжке, ну и читаю книгу или адап­ти­ро­ван­ный сценарий))

22 г, сту­дент ФИНЭК

  1. Я фре­ги­ден по отно­ше­нию к лите­ра­туре .
  2. Я не читаю книжки. Един­ствен­ная книга като­рую я про­чи­тал Дети со стан­ции ЦОО «Я мои дру­зья и героин».

20 лет, сред. общ. образование

Чаще всего о новин­ках совре­мен­ной лите­ра­туры я узнаю из мага­зи­нов предо­став­ля­ю­щих книж­ную про­дук­цию или их средств мас­со­вой инфор­ма­ции, таких как(интернет, газеты-журналы)!

21 г., студент

  1. Совре­мен­ная лите­ра­тура это бес­по­ря­доч­ный хаос моды, биз­неса, про­фес­си­о­наль­ной лите­ра­туры и книг лег­кого чте­ния для отключки мозгов.
  2. В озоне в основ­ном по реко­мен­ду­е­мым кни­гам, ино­гда от дру­зей и зна­ко­мых, от незна­ком­цев чита­ю­щих в метро)

22 г., сту­дент ППФ РГПУ

  1. Довольно рас­плыв­чато имею пред­став­ле­ние, т. к. почти не читаю, а если и читаю, то к совре­мен­ной лите­ра­туре это имеет мало отношения.
  2. Узнаю в основ­ном от друга, кото­рый как раз таки читает много, но в основ­ном не-новинки.

23 г, сту­дент РХГА

  1. ассо­ци­и­ру­ется с Дарьей Донцовой
  2. под­писка в инете

22 г, сту­дентка маги­стра­туры ФБЖ РГПУ

  1. Совре­мен­ная лите­ра­тура – про­из­ве­де­ния, напи­сан­ные моими совре­мен­ни­ками, при моей жизни. Спе­ци­фи­че­ская лите­ра­тура, новая, дру­гая, блоги, сете­ли­те­ра­тура… Огром­ный мас­сив миддл-лите­ра­туры несе­рьез­ной, неглу­бо­кой по содер­жа­нию. Еди­ницы ори­ги­наль­ных каче­ствен­ных произведений.
  2. Про­смат­ри­ваю книги лично в биб­лио­теке, в мага­зине. Смотрю в Интер­нете, анно­та­ции в жур­на­лах. Реко­мен­дуют дру­зья, зна­ко­мые, преподаватели.

Любовь Шай­ду­лина 21 г, сту­дентка маг. ППФ РГПУ

  1. Новый сленг, новые слова и выра­же­ния. Книги по тупым сери­аль­чи­кам или книги-сце­на­рии филь­мов.
  2. Реклама в метро, OZON.RU

20 лет, курьер, сту­дент ВТУЗ

  1. С.Л. – то, что ты можешь про­сто взять и про­чи­тать в своей жизни (в лег­ком доступе – в мага­зи­нах, биб­лио­те­ках, дома и у дру­зей). С дру­гой сто­роны, совре­мен­ная лите­ра­тура – то, что напи­сали в новом веке.
  2. Никак, беру что попало.

24 г, сту­дент гео фак. РГПУ

Для меня совре­мен­ная лите­ра­тура оста­но­ви­лась на дан­ный момент на пост­мо­дер­низме. Боль­шая часть того, что сей­час изда­ется и пози­ци­о­ни­рует себя как худо­же­ствен­ная лите­ра­тура; явля­ется ничем иным, как про­фа­на­цией. Хоро­ший при­мер совре­мен­ной лите­ра­туры – рас­сказ Люд­милы Пет­ру­шев­ской «Льви­ная маска». Ассо­ци­а­ции: «Дикие маль­чики» Беро­уза, «Голу­бое сало» В. Соро­кина, Т.Толстая «Река Оккер­виль», вспу­чи­ва­ние постмодернизма.

Регу­лярно читаю жур­нал СНОБ и инте­ре­су­юсь новыми поступ­ле­ни­ями в книж­ный мага­зин фило­ло­ги­че­ского факуль­тета. От друзей-филологов.

21 г, сту­дент-меж­ду­на­род­ник, маги­странт меж­ду­на­род­ного фак СПБГУ, бака­лавр филологии

  1. Ален Карр, Мураками
  2. Интер­нет, друзья

21 г, агент по недви­жи­мо­сти, студент

  1. я не умею читать – 20 лет, роллер

А теперь, доро­гие мои, допол­ни­тель­ный «штрих к порт­рету» оте­че­ствен­ной лите­ра­туры и оте­че­ствен­ного же чте­ния – около поло­вины опро­шен­ных респон­ден­тов, и боль­шин­ство под­рост­ков (из общего числа опро­шен­ных) вообще отка­за­лись отве­чать на вопрос – трудно, не знают, что ска­зать. То есть – не читают!

Наи­бо­лее зна­ко­вый вывод, кото­рый пред­ла­гает один из моло­дых респон­ден­тов: «совре­мен­ная лите­ра­тура это бес­по­ря­доч­ный хаос моды, биз­неса, про­фес­си­о­наль­ной лите­ра­туры и книг лег­кого чте­ния для отключки моз­гов ». Ему вто­рит 56-лет­няя жен­щина-парик­ма­хер: «Куча маку­ла­туры, кото­рой забиты мага­зины и очень неболь­шое коли­че­ство цен­ных инте­рес­ных произведений».

Теперь, вни­ма­ние, вопрос к вла­сти и де факто не сфор­ми­ро­ван­ному граж­дан­скому обще­ству Рос­сии, о кото­ром, впро­чем, столь много гово­рят в послед­ние годы: где мы живем, и что будет с нашей куль­ту­рой дальше?

Однако, не закры­вайте книгу, нас ждет еще много инте­рес­ного, в том числе реко­мен­да­ции по выправ­ле­нию ситу­а­ции в чте­нии под­рост­ков – к лучшему.

1.4. Трудности при организации мероприятий для подростков и пути их преодоления

Труд­но­сти при орга­ни­за­ции меро­при­я­тий для подростков:

  • про­блема места и вре­мени про­ве­де­ния встреч;
  • низ­кая тех­ника и выра­зи­тель­ность чтения;
  • крат­ко­вре­мен­ные репе­ти­ции из-за заня­то­сти руко­во­ди­теля или подростка-читателя;
  • отсут­ствие сюжета в само­сто­я­тельно выбран­ном отрывке;
  • ува­жи­тель­ное отно­ше­ние взрос­лых к таким встречам.

Создать радост­ную, твор­че­скую атмо­сферу во время под­го­товки и про­ве­де­ния встречи под­рост­ков-чита­те­лей, их роди­те­лей и руко­во­ди­те­лей про­грамм про­дви­же­ния чте­ния в школе (биб­лио­теке) – важ­ней­шая задача орга­ни­за­то­ров меро­при­я­тия. Найти кол­лег-еди­но­мыш­лен­ни­ков, гото­вых поощ­рять жела­ние детей при­ни­мать уча­стие в встре­чах. Необ­хо­димо настро­ить детей на пред­сто­я­щее слушание.

Самому педа­гогу про­явить актив­ную пози­цию: при воз­ник­но­ве­нии эмо­ци­о­наль­ного отклика выслу­шать дет­ские мне­ния, запи­сать назва­ние, автора и орга­ни­зо­вать после­ду­ю­щий поиск книги в биб­лио­те­ках. Посто­янно инфор­ми­ро­вать о суще­ство­ва­нии школь­ных встреч по теме, при­гла­шать к сотруд­ни­че­ству роди­те­лей. Создать актив веду­щих встреч «Дет­ское чтение».

Далее оста­нов­люсь на неко­то­рых фор­мах, реко­мен­ду­е­мых в цик­лах встреч «Дет­ское чте­ние». В этой части нема­ло­важно то, что реко­мен­да­ции предо­став­лены самими ребя­тами, а зна­чит, им же и будут интересны.

Актив­ные формы при­вле­че­ния к книге стар­шего школьника

Формы и фор­маты встреч по дан­ной теме могут варьи­ро­ваться в зави­си­мо­сти от кон­крет­ной ситу­а­ции и ини­ци­а­тивы. На моем опыте хорошо вос­тре­бо­ваны и дают прак­ти­че­ские резуль­таты такие актив­ные формы при­вле­че­ния к книге стар­шего школь­ника, как школь­ные радио­пе­ре­дачи, стен­до­вые газеты и встречи в фор­мате «уча­щи­еся-роди­тели-педа­гоги-биб­лио­те­кари» – все меро­при­я­тия под эги­дой темы «Дет­ское чтение».

Школь­ных радио­пе­ре­дач для под­рост­ков – это предо­став­ле­ние воз­мож­но­сти быть услы­шан­ным по радио сверст­ни­ками, млад­шими и стар­шими по воз­расту, сво­ими учителями.

Вни­ма­ние, важно!

Не будем забы­вать, что для под­ростка, у кото­рого основ­ным лейт­мо­ти­вом (дан­ного сен­зи­тив­ного пери­ода раз­ви­тия) явля­ется обще­ние (к срав­не­нию – у более млад­ших – игра) огром­ное зна­че­ние при­об­ре­тает посто­ян­ный мони­то­ринг своей пози­ции в классе, группе, мик­ро­со­об­ще­стве сверст­ни­ков. Пози­ци­о­ни­ро­ва­ние себя в этом сооб­ще­стве и явля­ется важ­ным импуль­сом для пове­де­ния под­ростка. Если в его ком­па­нии при­нято читать, и чте­ние (обсуж­де­ние про­чи­тан­ного) явля­ется свое­об­раз­ном «дресс-кодом» вхо­же­сти в «тусовку», то этому он и будет уде­лять осо­бое внимание.

Как сего­дня часто слу­ча­ется, в совре­мен­ных ком­па­ниях чте­ние не явля­ется важ­ным среди под­рост­ков. Поэтому рекла­ми­ро­ва­ние любыми мето­дами (пра­во­вом поле) стиля жизни чита­ю­щего чело­века – вокруг под­ростка – несо­мненно при­не­сет и про­но­сит (по резуль­та­там, полу­чен­ным на моей прак­тике) свой плоды. Под­рост­ков-чита­те­лей ста­но­вится больше, если они видят, насколько важно чте­ние в их мик­ро­со­об­ще­стве. Соот­вет­ственно в сооб­ще­ство под­рост­ков вхо­дят их роди­тели (род­ные), педа­гоги (в том числе допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния, биб­лио­те­кари) и сверстники.

Именно поэтому важно пока­зы­вать под­рост­кам свой при­мер, при­об­щать их к стилю чита­ю­щего чело­века, все­мерно пока­зы­вать и дока­зы­вать, что дан­ный стиль явля­ется попу­ляр­ным, важ­ным и авторитетным.

Еще лучше, если и власть пре­дер­жа­щие (губер­на­торы, пре­зи­денты) рекла­ми­ро­вали свой стиль – как стиль актив­ного чита­теля, посе­щали биб­лио­теки, заяв­ляли об этом чаще, рекла­ми­ро­вали себя с книгой.

На аме­ри­кан­ском языке все это назы­ва­ется – про­да­вать стиль. Они ведь по миру не вещи аме­ри­кан­ские про­дают (рас­про­стра­няют), а стиль жизни, цен­но­сти, прин­ципы. И если к этому подойти с наших оте­че­ствен­ных пози­ций и пере­нять полез­ное, скор­рек­ти­ро­вав под кон­крет­ную ситу­а­цию, мы не лишены воз­мож­но­сти попу­ля­ри­зи­ро­вать стиль чита­ю­щего чело­века, посильно рас­про­стра­нив его на бОль­шую часть под­рост­ков. Кото­рые к слову, вовсе не пите­кан­тропы (когда вам хочется их так назвать в ответ на гру­бость или недо­по­ни­ма­ние); про­сто они живут своей жиз­нью и пред­по­чи­тают куль­ти­ви­ро­вать свои цен­но­сти. Зна­чит, для педа­го­ги­че­ского (в том числе, роди­тель­ского воз­дей­ствия) необ­хо­димо раз­го­ва­ри­вать на языке под­рост­ко­вых групп. Этим и зай­мемся далее.

Новизна и неиз­вест­ность самого про­цесса при­тя­ги­вает стар­шего школь­ника. Инте­ре­сен мик­ро­фон, осо­бое зву­ча­ние сво­его соб­ствен­ного голоса, реак­ция взрос­лых слу­ша­те­лей и сверст­ни­ков. Даже наобо­рот – сна­чала сверст­ни­ков, затем взрос­лых. Для неко­то­рых под­рост­ков с актер­скими даро­ва­ни­ями – это удо­вле­тво­ре­ние потреб­но­сти про­де­мон­стри­ро­вать свои спо­соб­но­сти. На языке пси­хо­ло­гов это назы­ва­ется само­вы­ра­же­ние. Зна­чит, один из путей воз­дей­ствия «новым», ста­рым, хорошо забы­тым сти­лем на под­ростка явля­ется предо­став­ле­ние воз­мож­но­сти само­вы­ра­же­ния в авто­ри­тет­ной для них ком­па­нии. Вот над этим и надо работать.

К при­меру несколько пере­дач запи­сать самим орга­ни­за­то­рам, пред­ла­гая главы из про­из­ве­де­ний совре­мен­ных писа­те­лей; широко при­звать жела­ю­щих поде­литься сво­ими откры­ти­ями в книж­ном мире.

Затем доб­ро­вольцы при­хо­дят с само­сто­я­тельно выбран­ными кни­гами, отрыв­ками в школь­ную биб­лио­теку, с готов­но­стью зачи­ты­вают, согла­ша­ются на репе­ти­цию и, нако­нец, спра­вив­шись с вол­не­нием, высту­пают по школь­ному радио.

Вни­ма­ние, важно!

Наблю­да­ется цеп­ная реак­ция, как только дети слы­шат выступ­ле­ние сво­его сверст­ника, тут же воз­ни­кает жела­ние попро­бо­вать свои силы. Невольно в про­цесс под­го­товки, выбора отрывка, чте­ния вслух вовле­ка­ются и взрос­лые члены семьи.

В уста­нов­лен­ное (согла­со­ван­ное время) по школь­ному радио зву­чат отрывки из люби­мых про­из­ве­де­ний, сти­хо­тво­ре­ния, авто­рами кото­рых явля­ются мамы, папы или сами под­ростки. Такая пере­дача зву­чит осо­бенно тро­га­тельно и вызы­вает наи­боль­шее коли­че­ство откликов.

Про­ис­хо­дит сотруд­ни­че­ство и с педа­го­гами, кото­рые под­дер­жи­вают, сопе­ре­жи­вают и заин­те­ре­со­вы­вают детей отрыв­ком из своей люби­мой книги. Вот такой опыт можно изу­чить и в дру­гих шко­лах, или поде­литься своим.

Вклю­чен­ность роди­те­лей, учи­те­лей очень зна­чима: пред­ло­жить поучаст­во­вать, про­явить инте­рес к выбору ребенка, под­дер­жать, выра­зить свою радость и гор­дость за участ­ника радио­пе­ре­дачи, обсу­дить сле­ду­ю­щее выступление…

О той же ана­ло­гии имеет важ­ное зна­че­ние орга­ни­за­ция встреч с роди­те­лями в школе (фор­мат «уче­ник-роди­тель-учи­тель-биб­лио­те­карь», воз­можно и школь­ный пси­хо­лог) о кото­рых пого­во­рим далее, и выпуск сте­но­вых газет по теме чтения.

1.5. Школа «первоклассных» родителей

1.5.1. Встреча-игра для роди­те­лей подростков

Под­ростки в школе должны чув­ство­вать себя частью не только класса, а всего школь­ного кол­лек­тива, вклю­ча­ю­щего несколько сотен дру­зей-уче­ни­ков и их роди­те­лей и несколько десят­ков педагогов.

Вза­и­мо­дей­ствие семьи и обра­зо­ва­тель­ных систем – одно из глав­ных направ­ле­ний модер­ни­за­ции рос­сий­ского обра­зо­ва­ния. Сего­дня ни для кого не сек­рет, что в боль­шин­стве обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний вза­и­мо­дей­ствие с роди­те­лями осу­ществ­ля­ется только в рам­ках про­ве­де­ния роди­тель­ских собра­ний или при воз­ник­но­ве­нии форс-мажор­ных обстоятельств.

Хорошо, когда в школе есть поло­жи­тель­ный опыт диа­лога с роди­те­лями, вза­и­мо­дей­ствие с ними постав­лено во главу угла. Работа по спло­че­нию семьи и школы ведется в рам­ках при­вле­че­ния под­рост­ков к чте­нию. Обя­за­тель­ным усло­вием вза­и­мо­дей­ствия с роди­те­лями явля­ется опе­ра­тив­ная обрат­ная связь, отзывы детей и роди­те­лей по ито­гам того или иного собы­тия; доступ­ная нагляд­ная инфор­ма­ция по теме чтения.

Успеш­ность такой формы вза­и­мо­дей­ствия обу­слов­лена воз­мож­но­стью адрес­ного обра­ще­ния к каж­дому из роди­те­лей, как со сто­роны учи­теля, так и со сто­роны адми­ни­стра­ции и дру­гих чле­нов педа­го­ги­че­ского кол­лек­тива в связи с неболь­шим коли­че­ством обу­ча­е­мых (кон­тин­гент школы до 500 учеников).

Бук­вально с пер­вых дней пре­бы­ва­ния в школе, роди­те­лей вновь при­шед­ших уче­ни­ков зна­ко­мят со школь­ными тра­ди­ци­ями. Вот как это делается:

В начале учеб­ного года роди­тели пер­во­класс­ни­ков при­гла­ша­ются на встречу-игру «Посвя­ще­ние в «пер­во­класс­ные» роди­тели». По ана­ло­гии меро­при­я­тия можно про­во­дить в раз­ных клас­сах (воз­раст­ных группах).

Цель : созда­ние усло­вий для зна­ком­ства и фор­ми­ро­ва­ния пози­тив­ных меж­лич­ност­ных отно­ше­ний между семьями учащихся.

Задачи :

  1. при­гла­сить пред­ста­ви­те­лей семей на праздник;
  2. создать атмо­сферу дове­рия и дру­же­лю­бия на празднике;
  3. спо­соб­ство­вать само­рас­кры­тию участников;
  4. помочь участ­ни­кам празд­ника найти что-то общее между собой;
  5. создать усло­вия для сов­мест­ного твор­че­ства роди­те­лей на празднике;
  6. вызвать у участ­ни­ков празд­ника эмо­ци­о­наль­ный отклик на про­ис­хо­дя­щие собы­тия: как на саму обста­новку празд­ника, так и на обсуж­да­е­мые ситуации;
  7. позна­ко­мить со школь­ными тра­ди­ци­ями в обла­сти при­об­ще­ния к чтению.

Орга­ни­за­ци­он­ный момент

Мой опыт пока­зы­вает, что лучше собраться с утра и при­уро­чить взрос­лый празд­ник к обще­школь­ному дей­ству – одно­вре­менно для роди­те­лей всех (пятых-вось­мых) классов.

Место дей­ствия – акто­вый зал. Зал укра­шен дет­скими рисун­ками, про­стран­ство орга­ни­зо­вано сле­ду­ю­щим обра­зом: для 6 групп роди­те­лей (к при­меру, по 8 чело­век в каж­дой) рас­став­лены столы и сту­лья; для тех, кто пред­по­чи­тает быть ско­рее зри­те­лем, чем участ­ни­ком, тоже при­го­тов­лены места. На сто­лах – ручки, листы бумаги, фло­ма­стеры, клей, листы фор­мата А3.

На сцене – муль­ти­ме­дий­ный экран (если запла­ни­ро­вана слайд-пре­зен­та­ция), книж­ная стойка с кни­гами, посвя­щен­ными вос­пи­та­нию школь­ни­ков, осо­бен­но­стям детей млад­шего школь­ного воз­раста – на усмот­ре­ние школь­ного пси­хо­лога, биб­лио­те­каря, класс­ных руководителей.

На пер­вом роди­тель­ском собра­нии роди­тели полу­чают при­гла­ше­ния на празд­ник, в кото­рых указывается:

✓ Время и место проведения

✓ Домаш­нее задание:

– при­не­сите ста­рые жур­налы о детях и клей

– при­не­сите книгу, кото­рая помогла вам в вос­пи­та­нии ваших детей

Ход празд­ника

Роди­тели, заходя в зал, зани­мают удоб­ные места. Зву­чит мажор­ная музыка.

Веду­щий здо­ро­ва­ется, пред­став­ля­ется, пред­став­ляет своих кол­лег, объ­яв­ляет о начале празд­ника, кратко озву­чи­вает программу.

Пер­вый этап

Веду­щий пред­ла­гает роди­те­лям закон­чить пред­ло­же­ния. Сна­чала каж­дый отве­чает сам, на своем листе, затем обме­ни­ва­ются отве­тами и фор­ми­руют груп­по­вое мне­ние из наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щихся отве­тов или из наи­бо­лее ори­ги­наль­ных, или из всех – на усмот­ре­ние группы.

Пред­ло­же­ния:

  1. Когда я учи­лась (учился) в школе…
  2. Моя пер­вая учительница…
  3. По утрам обычно мы с ребенком…
  4. Я хочу, чтобы в школе мой ребенок…
  5. Я все­гда говорю сво­ему ребенку…

С помо­щью дан­ной раз­минки, воз­можно, найти общее, улыб­нуться сход­ству выска­зы­ва­ний, отме­тить ори­ги­наль­ные и смеш­ные ответы.

После того, как груп­по­вое мне­ние сфор­ми­ро­вано, группы зачи­ты­вают свои списки отве­тов. Веду­щий празд­ника поды­то­жи­вает ответы, бла­го­да­рит за откровенность.

Вто­рой этап

Лите­ра­тур­ная пауза. Роди­тели по жела­нию рас­ска­зы­вают о кни­гах, кото­рые помогли им в вос­пи­та­нии детей, или кото­рые про­сто при­ятно почи­тать. Веду­щий обра­щает вни­ма­ние на нахо­дя­щу­юся рядом книж­ную выставку новинок.

При­ятно, что наши роди­тели дели­лись своим опы­том, назы­вали клас­си­че­ские книги Антона Семе­но­вича Мака­ренко о вос­пи­та­нии детей в семье, книгу Бен­джа­мина Спока «Ребе­нок и уход за ним». А также и совре­мен­ные книги по про­бле­мам семей­ного вос­пи­та­ния: Дани­эль Пен­нак «Как роман», «Школь­ные стра­да­ния» и другие.

Перед нача­лом тре­тьего этапа веду­щий пред­ла­гает зри­те­лям при­со­еди­ниться к груп­пам, или (по ситу­а­ции) поме­няться местами с сидя­щими в группах.

Тре­тий этап

Веду­щий рас­ска­зы­вает участ­ни­кам празд­ника о тех­нике кол­лажа и пред­ла­гает каж­дой группе, а также, по воз­мож­но­сти, и зри­те­лям, создать кол­лаж на тему: «Наши одно­класс­ники – какие они?».

В тече­ние опре­де­лен­ного вре­мени группы роди­те­лей, уже позна­ко­мив­ши­еся, под мажор­ную музыку, создают пла­кат по пред­ло­жен­ной технике.

После завер­ше­ния работы группы пред­став­ляют кол­лажи, рас­ска­зы­вают о них, делятся впе­чат­ле­ни­ями, ожи­да­ни­ями. Затем все кол­лажи выве­ши­ва­ются для все­об­щего обо­зре­ния. Веду­щий отме­чает сла­жен­ную работу в груп­пах, тепло бла­го­да­рит всех за участие.

Чет­вер­тый этап

Завер­ше­ние празд­ника – пода­рок родителям.

Вари­анты:

А. Уст­ная бла­го­дар­ность от дирек­тора школы.

Б. Теат­ра­ли­зо­ван­ное завер­ше­ние празд­ника: дирек­тор или веду­щая выно­сит домик-свечу – сим­вола школы, класс­ные руко­во­ди­тели читают сти­хо­тво­ре­ние или син­квейн о школе, гово­рят доб­рые слова.

В. Показ муль­ти­ме­дий­ной слайд-пре­зен­та­ции на темы:

  • «Тра­ди­ци­он­ные празд­ники и меро­при­я­тия в школе»
  • «Путе­ше­ствие по книж­ному острову».
  • «Чтобы школа была чита­ю­щей» – пре­зен­та­ция с фото­гра­фи­ями одноклассников-читателей.

Такие встречи поз­во­ляют созда­вать усло­вия для нефор­маль­ного вза­и­мо­дей­ствия с роди­те­лями наших уче­ни­ков, спо­соб­ствуют укреп­ле­нию свя­зей между семьями уча­щихся, создают среду для осу­ществ­ле­ния девиза школы «Школа – наш общий дом». Пусть чаще встре­ча­ются хоро­шие чита­тели, ведь как ска­зал Хорхе Луис Бор­хес: «Хоро­ший чита­тель встре­ча­ется реже, чем хоро­ший писа­тель ». Воз­можно для того, чтобы хоро­шие чита­тели встре­ча­лись чаще, мы и зате­ваем наши встречи…

Одна из глав­ных задач нефор­маль­ной встречи – созда­ние вокруг чте­ния детей атмо­сферу твор­че­ства. За неко­то­рое время до кон­фе­рен­ции соби­ра­ются взрос­лые участ­ники: учи­теля, биб­лио­те­кари, педа­гоги допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния, чтобы дого­во­риться, как будет про­хо­дить встреча. Руко­во­ди­те­лям дет­ского чте­ния пред­ла­га­ется памятка, где впер­вые про­ис­хо­дит зна­ком­ство с про­грам­мой лите­ра­тур­ного про­екта «Горя­чая десятка» – как при­мер позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти роди­те­лей и школь­ни­ков 5–8 классов.

1.5.2. Памятка руко­во­ди­телю мероприятия

  1. Увлечь участ­ни­ков кон­фе­рен­ции (объ­яс­нить ста­тус, зна­чи­мость меро­при­я­тия для школы) Под­го­то­вить эмблему, флаг или девиз семьи.
  2. Сде­лать увле­ка­тель­ное домаш­нее задание
  3. Про­грамма «Горя­чая десятка» из лите­ра­тур­ного про­екта при­ду­ман­ного вами.

В про­грамме при­ни­мают уча­стие все заин­те­ре­со­ван­ные лица неза­ви­симо от воз­раста и ста­туса, гото­вые поде­литься с дру­гими людьми сво­ими впе­чат­ле­ни­ями о про­чи­тан­ных книгах.

Огра­ни­че­ние реко­мен­да­тель­ного списка до 10 книг и крат­кие анно­та­ции к каж­дой из них поз­во­ляют авто­рам «горя­чей десятки» очень ответ­ственно под­хо­дить к сво­ему выбору.

Детям пред­ла­га­ется пред­ста­вить отзывы о десяти кни­гах, заин­те­ре­со­вав­ших самого ребенка, чле­нов его семьи, дру­зей, учи­те­лей, школь­ного библиотекаря.

Книги могут быть не обя­за­тельно дет­ские, если отзыв пишет кто-то из взрос­лых чле­нов семьи, может быть люби­мая книга дет­ства папы или мамы и т. п.

Пред­ла­гаем предо­ста­вить ребенку право выбора источ­ника для состав­ле­ния своей «десятки»:

  • в кругу семьи (мамы, папы, бабушки, дедушки, бра­тья, сестры…);
  • в кругу ровес­ни­ков, дру­зей, одноклассников;
  • опро­сить учи­те­лей, библиотекаря;
  • ото­всюду понемножку.

Отзывы пред­став­ля­ются в форме порт­фо­лио и сда­ются орга­ни­за­то­рам за десять дней до кон­фе­рен­ции. Цель – раз­ме­ще­ние на сайте «Днев­ник. ру». Воз­мо­жен вари­ант само­сто­я­тель­ного раз­ме­ще­ния каж­дой школой.

Глав­ный про­дукт, пред­став­ля­е­мый на кон­фе­рен­ции – книж­ная полка семьи, класса, школы, кото­рая может быть выпол­нена в виде рисунка на листе ват­мана, или в элек­трон­ном виде на слайде. Во время выступ­ле­ния пред­ла­гаем про­ком­мен­ти­ро­вать одну книгу, самую значимую.

Роль роди­теля, биб­лио­те­каря, педагога

Роль роди­теля, биб­лио­те­каря, педа­гога в дан­ном части меро­при­я­тия сво­дится к сле­ду­ю­щим задачам:

  • под­дер­жать, про­явить ини­ци­а­тиву взрос­лого чита­теля, пред­ло­жить напи­сать отзыв на свою люби­мую книгу и т. д.;
  • помочь в созда­нии ори­ги­наль­ной книж­ной полки;
  • раз­де­лить с ребен­ком радость пуб­лич­ного выступления;
  • не упус­кать воз­мож­ность запе­чат­леть уча­стие на кон­фе­рен­ции, доне­сти до школь­ного сайта, при­дать зна­чи­мость этому событию;
  • на завер­ша­ю­щем этапе выска­зать свои впечатления;
  • напи­сать о кон­фе­рен­ции взрос­лым участникам;
  • пред­ло­жить идеи для сле­ду­ю­щей конференции.

К уча­стию в кон­фе­рен­ции были при­гла­шены семьи уча­щихся 5–8 клас­сов, класс­ный руко­во­ди­тель, биб­лио­те­карь, и конечно группа поддержки.

В выступ­ле­ниях на лите­ра­тур­ной кон­фе­рен­ции про­яви­лась инди­ви­ду­аль­ность каж­дого участ­ника. Можно демон­стри­ро­вать видео­ряд – слайды с облож­ками муд­рых книг Агнии Барто, Януша Кор­чака и даже… довольно взрос­лые про­из­ве­де­ния Сер­гея Довлатова.

Так книга Джека Лон­дона «Время-не-ждет», пред­ло­жен­ная одним из роди­те­лей, зай­мет достой­ное место в вашей домаш­ней биб­лио­теке. «Время-не-ждет» – именно так золо­то­ис­ка­тели назы­вали глав­ного героя книги. Ока­зы­ва­ется, в семье был уго­вор – не при­ка­саться к книге Джека Лон­дона пока вся семья не будет в сборе. «Читали, читаем и будем читать. Все луч­шее будем из кни­жек чер­пать» – это девиз семьи дру­гого участ­ника меро­при­я­тия, и можно ска­зать всех участ­ни­ков лите­ра­тур­ной кон­фе­рен­ции «Путь к книге».

Время дей­стви­тельно не ждет. И научить читать детей, при­об­щить их к книге, это важ­ней­шая задача совре­мен­ного роди­теля, педа­гога, биб­лио­те­каря, пси­хо­лога дет­ского чтения.

1.6. В помощь читающему и размышляющему родителю

Исто­рия и раз­ви­тие рос­сий­ской и зару­беж­ной выс­шей школы раз­личны; как раз­личны и моти­ва­ци­он­ные фак­торы сту­ден­тов раз­ных школ. Рус­ских (рос­сий­ских) сту­ден­тов в части при­ло­же­ния зна­ний, идей и опыта все­гда вол­но­вали гло­баль­ные и ради­каль­ные про­блемы пере­устрой­ства мира, поэтому пред­ста­ви­теля рус­ского сту­ден­че­ства тра­ди­ци­онно назы­вают рефор­ма­то­ром, пре­об­ра­зо­ва­те­лем. Сту­дент прак­ти­че­ски любого из запад­ных уни­вер­си­те­тов (кото­рые, к слову, много старше оте­че­ствен­ных и имеют столь же мно­го­лет­ние тра­ди­ции) после окон­ча­ния выс­шей школы тра­ди­ци­онно стре­мится при­об­ре­сти хоро­шую работу (пре­успеть в про­фес­сии), жениться и радо­ваться жизни.

Воз­можно поэтому, рос­сий­ское обра­зо­ва­ние сего­дня столь лихо­ра­дит рефор­мами; и в этом смысле оте­че­ствен­ную выс­шую школу пыта­ются рефор­ми­ро­вать ради­кально, в то же время как запад­ные стан­дарты кри­стал­ли­зи­ро­ва­лись веками…

Раз­ви­тие мно­го­уров­не­вого выс­шего обра­зо­ва­ние в евро­пей­ских стра­нах шло посту­па­тельно; обра­зо­ва­ние здесь все­гда было доб­ро­воль­ным. И его полу­чали те, кто хотел (в неко­то­рых уни­вер­си­те­тах – бес­платно). Тот, кто зани­мался обра­зо­ва­нием (нау­кой) – в то же время зани­мался и само­об­ра­зо­ва­нием – в тече­ние всей жизни (стран­ству­ю­щие монахи). Послед­нее было и в нашем оте­че­стве. Но пер­вое в Рос­сии нико­гда не было тра­ди­цией: Ломо­но­сов, бук­вально пере­шаг­нул через запрет отца в своем стрем­ле­нии к зна­ниям, совер­шил под­лог, выдав себя за дво­рян­ского сына.

Изоб­ре­та­тель паро­вой машины Пол­зу­нов нисколько не бес­та­лан­нее Уатта, но у нашего рос­си­я­нина не было прак­ти­че­ски ничего, кроме таланта кон­струк­тора, сме­калки и неболь­шой мастер­ской. На Уатта рабо­тали несколько сотен чело­век, он полу­чил обра­зо­ва­ние в уни­вер­си­тете, имел хоро­шую базу для про­ве­де­ния опы­тов и финан­со­вую под­держку сво­его госу­дар­ства. Потря­са­юще много вид­ных и успеш­ных уче­ных могли бы вос­пи­ты­ваться в Рос­сии и при­но­сить госу­дар­ству пользу, если б только пред­ста­вить, что у наших домо­ро­щен­ных сограж­дан появи­лась бы столь желан­ная база для иссле­до­ва­ний (как в Европе). Но исто­рия не тер­пит сосла­га­тель­ного накло­не­ния. К сожа­ле­нию, подоб­ных про­ти­во­ре­чи­вых (наво­дя­щих на мысль, что у нас в «раша» беды– это не только дураки и дороги), фак­тов в исто­рии раз­ви­тия обра­зо­ва­ния (а также ярких пред­ста­ви­те­лей науч­ной диас­поры) и рос­сий­ского, и зару­беж­ного предостаточно.

Хуже всего то, что сего­дня «воз и ныне там». Заме­ча­тель­ный оте­че­ствен­ный уче­ный А. Н. Руба­кин много ран­нее раз­ра­бо­тал модель мно­же­ствен­ного интел­лекта, а вся слава доста­лась Говарду Гард­неру, мето­ди­кам кото­рого пыта­ются научить маги­стран­тов неко­то­рые про­фес­сора Гер­це­нов­ского уни­вер­си­тета; токмо лишь потому, что это направ­ле­ние счи­та­ется (в част­но­сти в маги­стра­туре СПТРКЧ-2011) наи­бо­лее пер­спек­тив­ным, выгод­ным – в мате­ри­аль­ном плане. Уже поэтому, сту­дент сего­дняш­ний и сту­дио­лус сред­них веков не так уж сильно раз­ли­ча­лись в про­ек­ции вре­мени и в срав­не­нии между оте­че­ствен­ным и зару­беж­ным образованием.

Евро­пей­ские тра­ди­ции изна­чально опи­ра­лись на Эллин­скую школу Древ­ней Гре­ции и Рим­скую систему обра­зо­ва­ния – как наи­бо­лее пере­до­вую (в то время); Рим вобрал в себя все луч­шее, выне­сен­ное из заво­е­ва­тель­ных похо­дов в тече­ние несколь­ких сто­ле­тий. С XII века в Европе откры­ва­ется Париж­ский уни­вер­си­тет, счи­тав­шимся пере­до­вым в части науч­ного зна­ния, ибо оное было пря­мым насле­дием кре­сто­вых похо­дов (в Европе), при­нес­ших насе­ле­нию – как гибель­ную чуму, так и новые откры­тия в гео­гра­фии. Учи­тель в евро­пей­ском уни­вер­си­тете дол­жен дока­зы­вать свое пре­вос­ход­ство перед сту­ден­том с помо­щью дис­пу­тов, что для оте­че­ствен­ного обра­зо­ва­ния сред­них веков, бази­ру­ю­щимся в основ­ном на пре­по­да­ва­нии неко­то­рых наук при мона­сты­рях (дог­ма­ти­че­ский спо­соб заучи­ва­ния наизусть), явля­лись почти кощун­ствен­ным. У нас били роз­гами, в Европе же сту­дент имел боль­шую авто­но­мию, ибо уни­вер­си­тете (как «госу­дар­ство в госу­дар­стве») не под­чи­нялся свет­ским вла­стям. Судить запад­ных шко­ля­ров мог только уни­вер­си­тет­ский суд. Хар­тией Папы Рим­ского было дано право на заба­стовку. Сего­дня сту­денты пре­стиж­ного Болон­ского уни­вер­си­тета могут «захва­ты­вать» для само­управ­ле­ния целые факуль­теты. И ничего страш­ного для госу­дар­ства не про­ис­хо­дит. Все это и мно­гие иные фак­торы при­вели к воз­ник­но­ве­нию демо­кра­ти­че­ских тра­ди­ций в обра­зо­ва­нии по раз­ные сто­роны границ.

В основе Рос­сий­ского под­хода к обра­зо­ва­нию лежит тео­рия П.Ф. Кап­те­рева (хорошо извест­ная с конца XIX века): обра­зо­ва­ние– госу­дар­ствен­ность– цер­ковь– обще­ство– вза­и­мо­дей­ствие. Тем не менее, до XVIII века, и если быть более точ­ным, до вступ­ле­ния на пре­стол царя-рефор­ма­тора Петра I, в Рос­сии не было вузов вообще (срав­ним с появ­ле­нием Болон­ского уни­вер­си­тета в 1088 году). Оче­видно, не все при­чины отста­ло­сти от Европы можно «сва­лить» на Татаро-мон­голь­ское иго. В оте­че­ствен­ной исто­рии был рас­цвет Киев­ской Руси (X век), среди знат­ных граж­дан куль­ти­ви­ро­ва­лось домаш­нее обу­че­ние детей. Пер­вые мастера гра­моты на Руси – свя­щен­но­слу­жи­тели, поэтому про­цве­тало цер­ковно-рели­ги­оз­ное обра­зо­ва­ние. Сла­бо­стью оте­че­ствен­ного обра­зо­ва­ния можно счи­тать отсут­ствие сред­него и началь­ного, что пре­пят­ство­вало и полу­че­нию выс­шего обра­зо­ва­ния. Только с 1715 года появ­ля­ется пер­вая в Рос­сии Мор­ская ака­де­мия, на манер «про­све­щен­ной Европы». Тем не менее, и далее в оте­че­стве нашем счи­та­лось, что если чело­век полу­чит обра­зо­ва­ние, кото­рое будет выше его ста­туса (сосло­вия), то иной излишне обра­зо­ван­ный чело­век, кото­рый не реа­ли­зо­вал свои воз­мож­но­сти, будет несчаст­ным или даже опас­ным для осталь­ного обще­ства; уйдет в оппозицию.

Снова пере­не­семся, с поз­во­ле­ния ска­зать, в наш уже XXI «про­све­щен­ный век». Что встре­чаем мы в книге «Успеш­ное чте­ние: тео­рия и прак­тика» (мето­ди­че­ское посо­бие для педа­го­гов, Изда­тель­ство Лема, Санкт-Петер­бург, 2009 г»)?

В загла­вии раз­дела на стра­нице 35 зна­ко­вого опуса кол­лек­тив совре­мен­ных авто­ров, среди кото­рых и проф. РГПУ Галак­ти­о­нова, пора­жает вооб­ра­же­ние сло­вами «От книж­ной муд­ро­сти глу­пец тупее вдвое…»; с про­зрач­ным наме­ком на то, что муд­рость (зна­ния) нельзя давать всем, а лишь избран­ным. Я кате­го­ри­че­ски про­тив такого под­хода, без­условно порож­да­ю­щего в нашем оте­че­стве (и, слава Богу) новых Ломо­но­со­вых и Ползуновых.

Власть пре­дер­жа­щие в нашем оте­че­стве все­гда боя­лись пере­до­вую мысль, и, надо пола­гать, не зря. Тра­ди­ци­онно почти все сколь угодно рево­лю­ци­он­ные дви­же­ния в Рос­сии воз­ни­кали в среде сту­ден­че­ства или людей раз­но­сто­ронне обра­зо­ван­ных (Пет­ра­шевцы, декаб­ри­сты). Оппо­зи­ци­он­ная волна вто­рой поло­вины XIX века, пере­шед­шая в под­польно-тер­ро­ри­сти­че­скую работу, имела в основе пере­до­вую сту­ден­че­скую мысль: сту­ден­тами были А. Каляев, Алек­сандр и Вла­ди­мир Улья­новы, Б. Савин­ков и мно­гие дру­гие дея­тели, кото­рые впо­след­ствии впи­шут свои имена в миро­вую исто­рию. Сту­ден­че­ство активно вли­ва­лось в поли­тику, и чем боль­шее сопро­тив­ле­ние ока­зы­вала власть (дру­гие методы, кроме запрета в Рос­сии редко при­ме­ня­ются), тем ско­рее при­бли­жала она свой есте­ствен­ный закат.

Ф.М. Досто­ев­ский («Пре­ступ­ле­ние и нака­за­ние»), в свое время сту­дент, писал о сту­денте Рас­коль­ни­кове. Герои Чер­ны­шев­ского (в куль­то­вой вещи «Что делать?» – сту­денты). Осо­бое мне­ние по теме рос­сий­ского сту­ден­че­ства, отлич­ное от пра­вя­щей линии, имел и А.С. Грибоедов.

До послед­него вре­мени, с уче­том спе­ци­аль­ного отбора в маги­стра­туру, полу­ча­ется стран­ная «кар­тина мас­лом»: дать обра­зо­ва­ние всем жела­ю­щим нельзя, а то вдруг «чего слу­чится» – на свою голову. Вот и пло­дим мы непри­знан­ных гениев, по наи­тию сту­па­ю­щих впе­ред по своей и без того скольз­кой дороге, пло­дим пер­спек­тив­ную оппо­зи­цию, и уже не один век… И невдо­мек, что луч­шие резуль­таты все­гда полу­ча­ется не там, где люди вынуж­дены изво­дить вокруг себя вся­кую дру­гую жизнь, гене­ри­руя мега­тонны «нер­ви­че­ской энер­гии», а там, где они, по мень­шей мере, соли­дарны и не стре­мятся друг другу поме­шать. В этой части евро­пей­ская (с поз­во­ле­ния ска­зать, демо­кра­ти­че­ская) система обра­зо­ва­ния даже в 11‑м году XXI века дает фору нашей оте­че­ствен­ной, «Домо­стро­ев­ской». Оче­видно, в Рос­сии про­блема не в реформе обра­зо­ва­ния, и не чем ином, кроме… недо­раз­ви­того граж­дан­ского обще­ства, до сих пор, уж про­стите за воль­ность, нахо­дя­ще­гося у нас в латент­ном состо­я­нии развития.

С тех пор, как клас­сик жанра, кстати, быв­ший сту­дент, про­шед­ший «граж­дан­скую казнь», Ф.М. Досто­ев­ский («Идиот») напи­сал сле­ду­ю­щие строки, по сути ничего особо не изме­ни­лось. Про­чтите их и вду­май­тесь в них. Может, кто и пой­мет между строк – почему сего­дня не только выгод­нее и пер­спек­тив­нее жить за пре­де­лами РФ, но и почему состо­я­тель­ные граж­дане для своих детей до сих пор выби­рают евро­пей­ские уни­вер­си­теты; а ведь не спроста…

Вот где «собака поры­лась». Итак, вни­ма­ние текст:

«Тут уж сомне­ния нет, что робость и пол­ней­ший недо­ста­ток соб­ствен­ной ини­ци­а­тивы посто­янно счи­тался у нас глав­ней­шим при­зна­ком чело­века прак­ти­че­ского, даже и теперь считается».

«Недо­ста­ток ори­ги­наль­но­сти везде, во всем мире, спо­кон века, счи­тался все­гда пер­вым каче­ством и луч­шею реко­мен­да­цией чело­века дель­ного, дело­вого и прак­ти­че­ского, и, по край­ней мере, девя­но­сто девять сотых людей (это уж по край­ней мере) все­гда состо­яли в этих мыс­лях, и разве только одна сотая людей посто­янно смот­рела и смот­рит иначе».

«Изоб­ре­та­тели и гении почти все­гда при начале сво­его поприща (а очень часто и в конце) счи­та­лись в обще­стве не более как дура­ками – это уж самое рутин­ное заме­ча­ние, слиш­ком всем известное».

«Какая, напри­мер, мать, нежно любя­щая свое дитя, не испу­га­ется и не забо­леет от страха, если ее сын или дочь чуть-чуть вый­дут из рель­сов: «Нет, уж лучше пусть будет счаст­лив и про­жи­вет в доволь­стве и без ори­ги­наль­но­сти» – думает каж­дая мать, закан­чи­вая свое дитя. А наши няньки, закан­чи­вая детей, спо­кон веку при­чи­ты­вают и при­пе­вают: «Будешь в золоте ходить, гене­раль­ский чин носить!».

Итак, даже у наших нянек чин гене­рала счи­тался за пре­дел рус­ского сча­стья, и, стало быть, был самым попу­ляр­ным наци­о­наль­ным иде­а­лом спо­кой­ного, пре­крас­ного бла­жен­ства. И в самом деле: посред­ственно выдер­жав экза­мен, и про­слу­жив 35 лет, – кто мог у нас не сде­латься, нако­нец, гене­ра­лом и не ско­пить извест­ную сумму в лом­барде? Таким обра­зом, рус­ский чело­век, почти безо вся­ких уси­лий, дости­гал, нако­нец, зва­ния чело­века дель­ного и прак­ти­че­ского. В сущ­но­сти, не сде­латься гене­ра­лом мог у нас один только чело­век ори­ги­наль­ный, дру­гими сло­вами, беспокойный».

Исходя из посту­лата «Читают взрос­лые – читают и дети, а не наобо­рот», кото­рый под­твер­жда­ется иссле­до­ва­ни­ями не только оте­че­ствен­ных уче­ных (Белень­кая, 2005; Тихо­ми­рова 2003, 2009 и др.), но и нашими зару­беж­ными кол­ле­гами (Дж. Три­лиз, 1996 и др.), мы счи­таем при­об­ще­ние к чте­нию роди­те­лей школь­ни­ков дей­ствен­ным спо­со­бом опо­сре­до­ван­ного при­об­ще­ния к чте­нию самих школь­ни­ков. Осно­ва­нием для такой гипо­тезы явля­ется фак­тор под­вер­жен­но­сти детей семей­ному вли­я­нию и хоро­шей вос­при­им­чи­во­сти детей к вли­я­нию. Оче­видно, в каче­стве инно­ва­ции полезна раз­ра­ботка про­грамм, направ­лен­ных на повы­ше­ние моти­ва­ции дет­ского чте­ния в семье.

Каза­лось бы, в чем здесь про­блема, ибо нужно только моти­ви­ро­вать или при­учить взрос­лых чита­те­лей к книге, и навыки чте­ния, лич­ност­ный инте­рес будет при­вит их детям почти «авто­ма­ти­че­ски»?

Про­блема в том, что роди­тель­ская индиф­фе­рент­ность к чте­нию вообще и к про­бле­мам дет­ского чте­ния – в част­но­сти, стала глав­ной пре­гра­дой реформы чтения.

Изда­ние мето­ди­че­ских реко­мен­да­ций для роди­те­лей; про­грамма предот­вра­ще­ния «Лет­него спада чте­ния» (Summer Slide); про­грамма «Общие начи­на­ния» (Shared Beginnings), пред­став­ля­ю­щая собой систему соци­ально-педа­го­ги­че­ского сопро­вож­де­ния роди­те­лей в про­цессе раз­ви­тия куль­туры чте­ния ребенка.

Допол­ни­тель­ные источники

Чте­ние с листа, с экрана и на слух: опыт Рос­сии и дру­гих стран: сбор­ник мате­ри­а­лов для руко­во­ди­те­лей про­грамм по про­дви­же­нию чтения/ сост.: Е.Ю. Гени­ева. Ю.П. Мелен­тьева. – М.: РШБА, 2009. – 256 с// Три­лиз Джон. Новое руко­вод­ство по чте­нию вслух. // с. 96–137.

Про­грамма «Общие начи­на­ния» (Shared Beginnings) http://www.sharedbeginnings.org.uk

1.6.1. Рефлек­сив­ные спо­собы обучения

Стра­те­гия рефлек­сив­ного обу­че­ния (как инте­гра­ция вер­баль­ных и невер­баль­ных средств обу­че­ния) – это про­цесс пре­об­ра­зо­ва­ния сте­рео­ти­пов опыта, внут­рен­ние усло­вия выхода в инно­ва­ци­он­ную (порож­де­ние новых идей, постро­е­ние нового опыта) прак­тику. Исход­ными же явля­ются фазы про­блемы (вызова) и реа­ли­за­ции смысла.

Обрат­ная связь в виде про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии – это соот­не­се­ние себя, воз­мож­но­стей сво­его «Я» с тем, чего тре­бует избран­ная (изби­ра­е­мая) про­фес­сия; в том числе – с суще­ству­ю­щими о ней пред­став­ле­ни­ями. Эти пред­став­ле­ния не стоят на месте – они развиваются.

Совре­мен­ные обра­зо­ва­тель­ные стан­дарты в боль­шой сте­пени наце­ли­вают на осна­ще­ние буду­щего спе­ци­а­ли­ста зна­ни­ями, нежели на фор­ми­ро­ва­ние его про­фес­си­о­нально-зна­чи­мых лич­ност­ных характеристик.

Важ­ное зна­че­ние для под­го­товки спе­ци­а­ли­ста любого про­филя имеет раз­ви­тие у него про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии как свой­ства лич­но­сти, мыш­ле­ния и усло­вия, необ­хо­ди­мого для его твор­че­ской само­ре­а­ли­за­ции и дости­же­ния высо­кого уровня про­фес­си­о­наль­ного мастерства.

Для пони­ма­ния сущ­но­сти рефлек­сив­ного обу­че­ния мною изу­ча­лись пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ские усло­вия фор­ми­ро­ва­ния и раз­ви­тия раз­лич­ных видов рефлек­сии (интел­лек­ту­аль­ной, ком­му­ни­ка­тив­ной, соци­ально-пер­цеп­тив­ной (образ «я» гла­зами дру­гих людей) лич­ност­ной (образ «я»: реаль­ный и иде­аль­ный) и про­фес­си­о­нально-педа­го­ги­че­ской) на раз­ных сту­пе­нях непре­рыв­ного образования.

Поскольку лич­ност­ная рефлек­сия четко отра­жа­ется в само­оценке чело­века, рефлек­сив­ный авто­порт­рет вклю­чает в себя само­оценку, кото­рая вос­хо­дит от образа лич­но­сти гла­зами дру­гих, что поз­во­ляет кон­крет­ной лич­но­сти кор­рек­ти­ро­вать и само­со­вер­шен­ство­вать себя.

В ходе раз­ви­ва­ю­щего обу­че­ния и раз­ви­тия лич­но­сти наряду с тра­ди­ци­он­ными тех­но­ло­ги­ями широко при­ме­ня­ются методы актив­ного обу­че­ния (дело­вые игры, тре­нинги, орга­ни­за­ци­онно-дея­тель­ност­ные игры), методы пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ской диа­гно­стики, внед­ря­ются также методы научно-иссле­до­ва­тель­ской дея­тель­но­сти уча­щихся, сту­ден­тов и преподавателей.

Целе­на­прав­лен­ная и систе­ма­ти­че­ская работа по фор­ми­ро­ва­нию и раз­ви­тию про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии на всех уров­нях системы непре­рыв­ного обра­зо­ва­ния спо­соб­ствует улуч­ше­нию каче­ства зна­ний, уме­ний и навы­ков, в том числе буду­щих про­фес­си­о­наль­ных спе­ци­а­ли­стов, повы­ше­нию их потреб­но­сти в само­об­ра­зо­ва­нии, само­со­вер­шен­ство­ва­нии и раз­ви­вает твор­че­скую активность.

Изу­че­ние и раз­ви­тие про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии буду­щих спе­ци­а­ли­стов необ­хо­димо про­во­дить целостно и системно, во всех ее аспек­тах и про­яв­ле­ниях, с уче­том инди­ви­ду­аль­ных лич­ност­ных осо­бен­но­стей буду­щего про­фес­си­о­нала и спе­ци­фики его про­фес­си­о­наль­ной деятельности.

Лучше всего начи­нать работу по фор­ми­ро­ва­нию и раз­ви­тию про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии целе­со­об­разно еще в системе дову­зов­ского обу­че­ния, а затем про­дол­жить ее на эта­пах вузов­ского и после­ву­зов­ского образования.

Наи­бо­лее целе­на­прав­ленно и активно раз­ви­тие про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии спе­ци­а­ли­ста (педа­гога) сле­дует осу­ществ­лять в про­цессе его учебно-про­фес­си­о­наль­ной под­го­товки в вузе. При этом сту­денты должны не только овла­де­вать тео­ре­ти­че­скими зна­ни­ями и прак­ти­че­скими навы­ками по избран­ной спе­ци­аль­но­сти, но и позна­ко­миться с азами науч­ного твор­че­ства, осва­и­вать при­емы само­об­ра­зо­ва­ния и самосовершенствования.

Раз­ви­тие рефлек­сив­ного твор­че­ского мыш­ле­ния, осо­зна­ние его зна­че­ния для твор­че­ского реше­ния про­фес­си­о­наль­ных задач будут спо­соб­ство­вать акти­ви­за­ции позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти сту­ден­тов и систе­ма­ти­че­ской работе по повы­ше­нию ими своей про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти, при этом важ­ная роль в раз­ви­тии про­фес­си­о­нально-рефлек­сив­ных спо­соб­но­стей и уме­ний отво­дится вузов­ским пре­по­да­ва­те­лям, кото­рые сами обя­заны иметь высо­кий уро­вень раз­ви­тия про­фес­си­о­наль­ной рефлек­сии и вла­деть рефлек­сив­ными тех­но­ло­ги­ями реше­ния учеб­ных, вос­пи­та­тель­ных и про­фес­си­о­наль­ных задач, чтобы обу­чать этому студентов.

Рефлек­сия как сред­ство фор­ми­ро­ва­ния про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти осо­бенно акту­ально в про­цессе под­го­товки спе­ци­а­ли­стов в выс­ших учеб­ных заведениях.

Созна­тельно (рефлек­сивно) опи­раться на свои «силь­ные сто­роны» и мини­ми­зи­ро­вать свои «сла­бые сто­роны» в педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти поз­во­ляет диф­фе­рен­ци­ру­ю­щая функ­ция рефлексии.

Рефлек­сив­ность поз­во­ляет пси­хике выде­лить и зафик­си­ро­вать в самой себе те или иные сто­роны своей каче­ствен­ной опре­де­лен­но­сти; репре­зен­ти­ро­вать свои осо­бен­но­сти. Бла­го­даря диф­фе­рен­ци­а­ции ста­но­вится воз­мож­ным «доступ» к каж­дому отдельно взя­тому его каче­ству, пси­хи­че­скому свой­ству. Такая под­власт­ность про­из­воль­ному кон­тролю делает рефлек­сию необ­хо­ди­мым каче­ством педагога.

Рефлек­сия играет детер­ми­ни­ру­ю­щую роль отно­си­тельно дру­гих про­фес­си­о­наль­ных качеств, поэтому любой учеб­ный про­цесс дол­жен быть орга­ни­зо­ван так, чтобы рефлек­сия фор­ми­ро­ва­лась не сти­хийно, а целе­на­прав­ленно. Важно раз­де­лить 2 уровня рефлек­сии: рефлек­сия по поводу соб­ствен­ного уче­ния (в пози­ции, ребе­нок) и рефлек­сия по поводу орга­ни­за­ции обу­че­ния (в пози­ции роди­тель, педагог).

Ребе­нок вза­и­мо­дей­ствует с дру­гими детьми в пози­ции «обу­ча­е­мого» (плос­кость учения),

Он же в дру­гой период вре­мени нахо­дится в мета­по­зи­ции рефлек­сив­ной плос­ко­сти, где под­вер­гает само­ана­лизу себя и как уча­ще­гося и как обучаемого.

За счет удер­жа­ния пози­ции уче­ника ста­но­вится воз­мож­ным выход в мета­по­зи­цию. В рефлек­сив­ной плос­ко­сти кон­стру­и­ру­ется учеб­ная ситу­а­ция, кото­рая рас­смат­ри­ва­ется через учеб­ную и про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность. Раз­ви­тие рефлек­сив­ных спо­соб­но­стей в таких усло­виях про­ис­хо­дит не сти­хийно, а осознано.

В про­цессе рефлек­сии, т. е. ана­лиза и пони­ма­ния себя как уча­ще­гося, ребе­нок осо­знает, что про­ис­хо­дило на заня­тии, познает саму ситу­а­цию и себя. Рефлек­сия про­хо­дит в груп­по­вой и инди­ви­ду­аль­ной фор­мах, и в том и дру­гом слу­чаях она может осу­ществ­ляться устно или пись­менно. Во время рефлек­сии детям помо­гают взрос­лые опросы: «Что вы хотели полу­чить в про­цессе чте­ния?», «Что полу­чили на самом деле?», «В чем сов­па­де­ния и несов­па­де­ния пла­нов, ожи­да­ний и реаль­ных резуль­та­тов?», «В чем при­чины несоответствий?».

Важно, чтобы резуль­таты рефлек­сии стали осно­ва­нием для пла­ни­ро­ва­ния роди­те­лем (педа­го­гом) после­ду­ю­щей деятельности.

Рефлек­сив­ная дея­тель­ность взрос­лого про­фес­си­о­нала раз­ви­вает его спо­соб­ность видеть про­блемы соб­ствен­ной про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти, моди­фи­ци­ро­вать ее за счет своих внут­рен­них ресур­сов, само­сто­я­тельно осу­ществ­лять свой выбор, при­ни­мать ответ­ствен­ность за свои решения.

В дан­ном слу­чае основ­ная стра­те­гия состоит в созда­нии усло­вий, обес­пе­чи­ва­ю­щих при­об­ре­те­ние про­фес­си­о­наль­ных рефлек­сив­ных зна­ний, заин­те­ре­со­ван­ное отно­ше­ние к рефлек­сив­ной дея­тель­но­сти, сти­му­ли­ру­ю­щей соб­ственно рефлек­сив­ное пове­де­ние про­фес­си­о­нала в целом. Она помо­гает чело­веку сфор­му­ли­ро­вать полу­ча­е­мые резуль­таты, пред­опре­де­лить цели даль­ней­шей работы, скор­рек­ти­ро­вать свой про­фес­си­о­наль­ный путь.

Рефлек­сия – не столько кон­ста­та­ция нали­чия или отсут­ствия про­фес­си­о­наль­ных качеств, сколько сти­му­ли­ро­ва­ние их раз­ви­тия, обо­га­ще­ния, усиления.

1.6.2. Акту­а­ли­за­ция новых (забы­тых ста­рых – в части духов­но­сти) куль­тур­ных ценностей

В сфере идео­ло­гии жиз­не­спо­соб­ность поко­ле­ния опре­де­ля­ется нали­чием в обще­ствен­ном созна­нии моло­дежи общезна­чи­мых цен­но­стей, объ­еди­ня­ю­щих поко­ле­ния, и соот­вет­ству­ю­щих духов­ной куль­туры, ибо «…корни тер­рора лежат… и в низ­ком уровне обра­зо­ва­ния под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния, а порой – в отсут­ствии самой воз­мож­но­сти полу­чить обра­зо­ва­ние…» (В. В. Путин, эфир 1 канала ТВ, 5.10.2009). Для Рос­сии нали­чие раз­ви­той системы обра­зо­ва­ния явля­ется необ­хо­ди­мым усло­вием для ста­би­ли­за­ции гео­по­ли­ти­че­ской обста­новки на всей тер­ри­то­рии и сохра­не­ния еди­ного мен­таль­ного про­стран­ства Рос­сии в целом.

Выпуск­нику совре­мен­ной школы, на мой взгляд, нужны не сумма зна­ний и уме­ний, а спо­соб­но­сти к их полу­че­нию; не столько испол­ни­тель­ность, сколько ини­ци­а­тива и самостоятельность.

Само­раз­ви­тию научить напря­мую нельзя – такой навык дистан­ци­онно не пере­да­ется. Но педа­гог может создать усло­вия для «выра­щи­ва­ния» этой спо­соб­но­сти. Уме­ние создать такие усло­вия явля­ется пер­вей­шим про­фес­си­о­наль­ным тре­бо­ва­нием к педа­гогу совре­мен­ной школы. Для реа­ли­за­ции новых целей обра­зо­ва­ния нужен новый учи­тель – педа­гог-твор­че­ский про­фес­си­о­нал. В отли­чие от спе­ци­а­ли­ста в пред­мет­ной обла­сти – про­фес­си­о­нал дол­жен уметь рабо­тать с про­цес­сами обра­зо­ва­ния и раз­ви­тия. Педа­гог-про­фес­си­о­нал – это уже не транс­ля­тор пред­мет­ных зна­ний, ибо он ста­но­вится орга­ни­за­то­ром учеб­ной работы по реше­нию твор­че­ских задач, мно­го­пла­но­вой соци­ально зна­чи­мой дея­тель­но­сти под­рост­ков. Педа­гог имеет дело с чело­ве­ком раз­ви­ва­ю­щимся, его дей­ствия стро­ятся на зна­нии пси­хо­ло­гии лич­но­сти, основ­ных под­хо­дов к пони­ма­нию и объ­яс­не­нию харак­тера, раз­ви­тия лич­но­сти в опре­де­лен­ные пери­оды жизни. Поэтому каж­дый учи­тель дол­жен полу­чить пси­хо­ло­ги­че­ское обра­зо­ва­ние и пси­хо­ло­ги­че­скую под­го­товку. Пси­хо­ло­ги­че­ское обра­зо­ва­ние невоз­можно полу­чить путем про­стого сум­ми­ро­ва­ния раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­ских дис­ци­плин, а пси­хо­ло­ги­че­скую под­го­товку – несколь­кими часами сту­ден­че­ской практики.

Именно поэтому при обу­че­нии сту­ден­тов в педа­го­ги­че­ских вузов и на кур­сах повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции учи­те­лей целе­со­об­разно вве­сти курс «Пси­хо­ло­ги­че­ской антро­по­ло­гии» – целост­ного уче­ния о субъ­ек­тив­ной реаль­но­сти чело­века, его ста­нов­ле­нии и раз­ви­тии в обра­зо­ва­нии. Этот курс дол­жен стать осно­вой пси­хо­ло­ги­че­ского обра­зо­ва­ния педагога.

Инно­ва­ции в обра­зо­ва­нии. К вопросу о целе­со­об­раз­но­сти духов­ного вос­пи­та­ния посред­ством вве­де­ния в мето­ди­че­ские про­граммы обу­че­ния кур­сов «слова божия»

Обра­зо­ва­ние в обще­стве, как инсти­тут раз­ви­тия лич­но­сти, не может нахо­диться в застое, стаг­на­ции, оно дина­мично раз­ви­ва­ется. Так про­ис­хо­дит во всех стра­нах, где пони­мают необ­хо­ди­мость соот­вет­ство­вать обще­ми­ро­вым тен­ден­циям раз­ви­тия. Одна из инно­ва­ций в Рос­сии за послед­ние годы, активно мус­си­ру­ю­ща­яся в СМИ – вве­де­ние рели­ги­оз­ного вос­пи­та­ния в совре­мен­ную систему обра­зо­ва­ния. Заме­чено, что обра­ще­ние к рели­гии зако­но­мерно уси­ли­ва­ется в кри­зис­ные пери­оды раз­ви­тия соци­ума. Так 53 % респон­ден­тов из раз­лич­ных соци­аль­ных групп (Рос­сия, иссле­до­ва­ния ВЦИОМ, 2009) счи­тают себя веру­ю­щими; 35 % – колеб­лю­щи­мися; 10 % – неве­ру­ю­щими. Тем не менее, вве­де­ние в насто­я­щей ситу­а­ции кур­сов пра­во­сла­вия, ислама и дру­гих рели­гий в каче­стве само­сто­я­тель­ных в усло­виях поли­эт­нич­ного и поли­кон­фес­си­о­наль­ного соци­ума не может спо­соб­ство­вать инте­гра­ции обще­ства, а наобо­рот, несет в себе веро­ят­ность дестабилизации.

Да, такой курс нужен, но только в куль­ту­ро­ло­ги­че­ском аспекте. Ана­лиз раз­лич­ных рели­гий как фило­соф­ско-нрав­ствен­ных систем будет вос­пи­ты­вать толе­рант­ность и ува­же­ние к чужой куль­туре, и слу­жить целям инте­гра­ции общества.

Эффек­тив­ное, проч­ное, при­ме­ни­мое к новым ситу­а­циям, обра­зо­ва­ние в основе своей пред­став­ляет спо­соб­ность осмыс­лить инфор­ма­цию, и исполь­зо­вать идеи, нахо­дя­щи­еся в пре­де­лах «види­мо­сти» инфор­ма­ци­он­ного поля, под рукой.

Лучше всего это про­ис­хо­дит, когда уча­щи­еся син­те­зи­руют и при­ни­мают чужие пред­став­ле­ния как свои. Для этого уча­щи­еся вправе под­вер­гать сомне­нию досто­вер­ность или авто­ри­тет­ность полу­чен­ной инфор­ма­ции, тща­тельно про­ве­рять логику дока­за­тельств, само­сто­я­тельно ана­ли­зи­ро­вать, делать выводы, кон­стру­и­ро­вать новые при­меры для ее при­ме­не­ния и, т. е. вла­деть опре­де­лен­ными навы­ками научно-позна­ва­тель­ной деятельности.

Все это спо­соб­ствует обра­зо­ва­нию гар­мо­нич­ной лич­но­сти в среде учащихся.

Глава 2. Работа (рекомендации) для школьников

В этой главе рас­смат­ри­ва­ются не менее глав­ные вопросы – как помочь школь­нику-под­ростку в обще­нии со сверст­ни­ками и полу­чить мак­си­мум пользу от зна­ком­ства с худо­же­ствен­ной литературой

Пере­ли­сты­вая стра­ницы наших раз­ра­бо­ток, вы можете позна­ко­миться с опы­том про­ве­де­ния лите­ра­тур­ных встреч школь­ни­ков, роди­те­лей, учи­те­лей, биб­лио­те­ка­рей, вос­пи­та­те­лей группы про­длен­ного дня. Мы учим детей «не уча», наши мето­дики про­сты и понятны, поз­во­ляют дать детям «начала ана­лиза» книг и раз­ви­вать гар­мо­ни­че­скую личность.

2.1. Интерактивные методы взаимодействия при чтении

2.1.1. Как полу­чать пользу от прочитанного

Полу­чать пользу от про­чи­тан­ного можно несколь­кими про­стыми спо­со­бами, луч­ший из кото­рых – запи­сы­вать в про­из­воль­ный (спе­ци­аль­ный) днев­ник цитаты. Понра­вив­ши­еся выска­зы­ва­ния героев повест­во­ва­ния, сюжеты, харак­теры, выход­ные дан­ные книги для после­ду­ю­щих ссы­лок с номе­рами стра­ниц – все то, что «цеп­ляет за душу» непо­сред­ственно вас как читателя.

К слову, выход­ные дан­ные лучше сразу запи­сы­вать в соот­вет­ствии с при­ня­тыми ГОСТами, поскольку кор­рект­ное цити­ро­ва­ние пред­по­ла­гает именно пра­виль­ное ука­за­ние автор­ства цитаты. На каж­дую про­чи­тан­ную книгу реко­мен­дую заве­сти отдель­ный днев­ник чита­теля, и, если вы ведете днев­ник в ПК, соот­вет­ственно оза­глав­ли­вать сей файл по назва­нию книги и автора. Отдель­ные файлы я скла­ды­ваю в обоб­щен­ную папку «Днев­ник чита­теля» с ука­за­нием года, к при­меру, при­сва­и­ва­ете word-файлу имя «ДЧ_2013» – это помо­гает лучше сори­ен­ти­ро­ваться впо­след­ствии. Внутри файла также реко­мен­дую выде­лять темы, свя­зан­ные с цита­тами (при­мер – ниже).

Неко­то­рые, наи­бо­лее акту­аль­ные в насто­я­щий момент цитаты, реко­мен­до­вал бы выде­лять жир­ным шриф­том или кур­си­вом. В сплош­ном тек­сте (когда цитат в файле много) их найти проще, и они сразу бро­са­ются в глаза. Помните и то, что в раз­ные пери­оды жизни, и даже при раз­лич­ном настро­е­нии, нас могут «цеп­лять» совер­шенно раз­ные выска­зы­ва­ния автора «чело­век в тече­нии всей жизни задает себе одни и те же вопросы, меня­ются лишь ответы»). Таким обра­зом, созда­ется мой домаш­ний архив-днев­ник, кото­рый уже не раз оправ­ды­вал свое существование.

Учи­ты­вая стро­гую инди­ви­ду­аль­ную орга­ни­за­цию каж­дого чита­теля, кон­крет­ный днев­ник чита­теля будет совер­шенно непо­вто­ри­мым, и его можно будет с успе­хом при­ме­нять для соб­ствен­ного лите­ра­тур­ного твор­че­ства (ежели тако­вое будет акту­ально в пер­спек­тиве) или в про­цессе повы­ше­ния уровня обра­зо­ва­ния, выступ­ле­ний, под­го­товки докла­дов, ста­тей, и даже для обы­ва­тель­ского обще­ния с вашими сосе­дями и кол­ле­гами по работе.

В любом слу­чае от веде­ния днев­ника – днев­ника чита­теля – как назы­ваю его я, ваши интел­лек­ту­аль­ные спо­соб­но­сти и лич­ност­ный рост только выиграют.

При­мер записи в днев­нике чита­теля пред­став­ляю ниже.

2.1.2. Три отрывка, как при­мер записи для читателей-подростков

Здесь при­веду при­мер моего «Днев­ника чита­теля». Напри­мер, папка «ДЧ_2010», встро­ен­ная папка «Милан Кун­дера», в ней – ворд-файл «М_Кундера_Шутка». Далее содер­жа­ние файла.

Кун­дера М. Шутка: Роман/ Пер. с чеш. Н. Шуль­ги­ной. – СПб.: Изда­тель­ская группа «Азбука-клас­сика», 2009 – 416 с.

Любовь

Одна моя доб­рая зна­ко­мая, жен­щина весьма лег­кого нрава (чем я изрядно зло­упо­треб­лял) обру­чи­лась с одним физи­ком, и на сей раз была готова, нако­нец, испы­тать любовь; но чтобы суметь почув­ство­вать ее как любовь насто­я­щую (отлич­ную от десят­ков любов­ных свя­зей, через какие про­шла) она отка­зы­вала жениху в телес­ной бли­зо­сти вплоть до самой брач­ной ночи: бро­дила с ним вечер­ними алле­ями, жала ему руку, цело­ва­лась с ним под фона­рями и так давала своей душе (не обре­ме­нен­ной телом) вос­па­рять на голо­во­кру­жи­тель­ную высоту. Через месяц после сва­дьбы они раз­ве­лась с ним, горько сетуя на то, что он обма­нул ее боль­шое чув­ство, ибо пока­зал себя пло­хим любов­ни­ком, едва не импотентом.

Это объ­яс­не­ние (столь мело­дра­ма­ти­че­ское и, однако же, столь прав­до­по­доб­ное) наве­яло мне мысль о печаль­ном раз­ладе между душой и телом.

Неко­то­рые люди заяв­ляют, что любят чело­ве­че­ство, а иные с пол­ным пра­вом воз­ра­жают им, пола­гая, что любить можно лишь кого-то опре­де­лен­ного, то бишь отдель­ную лич­ность; согла­ша­ясь с этим, я хочу лишь доба­вить, что заме­ча­ние отно­сится равно как к любви, так и к нена­ви­сти. Чело­век, суще­ство, взыс­ку­ю­щее к спра­вед­ли­во­сти, урав­но­ве­ши­вает тяжесть зла, кото­рая была ему взва­лена на плечи, тяже­стью своей нена­ви­сти. Но попро­буйте-ка наце­лить нена­висть на чисто абстракт­ный мир прин­ци­пов, на неспра­вед­ли­вость, фана­тизм, жесто­кость, или, придя к тому, что достоин нена­ви­сти сам чело­ве­че­ский прин­цип, попро­буйте-ка воз­не­на­ви­деть все чело­ве­че­ство! Такая нена­висть слиш­ком над­че­ло­ве­че­ская, и потому чело­век, чтобы облег­чить свой гнев (созна­вая его огра­ни­чен­ные силы), сосре­до­та­чи­вает его, в конеч­ном счете лишь на отдель­ном лице.

Мще­ние

С затя­нув­шейся отсроч­кой мще­ние пре­вра­ща­ется в нечто мни­мое, в лич­ную рели­гию, в миф, оттор­га­е­мый с каж­дым днем все больше от дей­ству­ю­щих лиц, кото­рые в мире мще­ния оста­ются преж­ними, хотя на самом деле (лест­ница в посто­ян­ном дви­же­нии) они уже давно дру­гие: сей­час дру­гой Ян стоит перед дру­гим Зема­не­ком, и удар, кото­рый я задол­жал ему, нельзя ни вос­кре­сить, ни воз­ро­дить, он окон­ча­тельно поте­рян, и стукни я его нынче, спу­стя годы, мой удар был бы совер­шенно непо­ня­тен, а поскольку непо­ня­тен, при­об­рел бы затем и совер­шенно иные, чужие, не про­ду­ман­ные мною зна­че­ния, он стал бы чем-то дру­гим, чем был в моем замысле, он мог бы обра­титься в совсем иную сто­рону, и я бес­си­лен был бы напра­вить, а тем паче оправ­дать его.

Все будет забыто и ничего не будет искуп­лено. Задачу искуп­ле­ния (отмще­ния и про­ще­ния) выпол­нит забве­ние. Никто не иску­пит учи­нен­ных неправд, ибо все неправды будут забыты.

2.2. Групповые формы взаимодействия

2.2.1. Как читать и спо­рить в кругу близ­ких людей

Тес­ное сотруд­ни­че­ство учи­те­лей, роди­те­лей, биб­лио­те­каря, педа­гога допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния создают усло­вия, помо­га­ю­щие ребенку стать насто­я­щим чита­те­лем. Для нас особо важно под­нять ста­тус чита­ю­щей семьи, помочь роди­те­лям постро­ить вокруг чте­ния семей­ный досуг, обще­ние, сотвор­че­ство раз­ных поко­ле­ний одной семьи. Это очень важно в той ситу­а­ции, когда обще­ство ста­но­вится гедо­ни­сти­че­ским; то есть ори­ен­ти­ро­ван­ным на удо­воль­ствия. Важно пони­мать, что семей­ное чте­ние – это не про­сто чте­ние ребенку, это сов­мест­ная дея­тель­ность, кото­рая, сего­дня, к сожа­ле­нию, утра­чи­ва­ется, как и семей­ные про­гулки, семей­ные обеды…

Одна­жды попро­сил ребят обсу­дить в кругу близ­ких «рецепт» семей­ного чте­ния. И вот что полу­чи­лось в резуль­тате, из раз­ных отве­тов можно соста­вить стишок:

«20 грам­мов общения,

30 грам­мов терпения,

70 щепо­ток внимания

и 100 ложек желания».

Таков шуточ­ный, на пер­вый взгляд, объ­еди­нен­ный «рецепт» чте­ния семей вто­ро­класс­ни­ков. А ведь именно обще­ние, пони­ма­ние, дове­рие и таит в себе чтение.

Одна из нетра­ди­ци­он­ных форм вза­и­мо­дей­ствия семьи и школы – это встречи в школь­ном лите­ра­тур­ном кафе, кото­рое можно орга­ни­зо­вать прак­ти­че­ски в любой школе, к при­меру в фор­мате школь­ной биб­лио­теки. Здесь соби­ра­ются одно­класс­ники, роди­тели, учи­теля, биб­лио­те­карь и в нефор­маль­ной обста­новке зна­ко­мятся с оче­ред­ным новым худо­же­ствен­ным про­из­ве­де­нием. Как это происходит?

Сна­чала читают его вслух, по кругу, в неболь­ших сме­шан­ных груп­пах (от 2‑х до 5‑ти взрос­лых и детей), а затем активно обсуждают.

Воз­ни­кает уди­ви­тельно дове­ри­тель­ная атмо­сфера, поз­во­ля­ю­щая выска­зать любые мне­ния; всех объ­еди­няет содер­жа­ние только что про­чи­тан­ного произведения.

Глав­ное, над чем серьезно надо пора­бо­тать при под­го­товке меро­при­я­тия, осо­бенно его пилот­ной ста­дии – это над твор­че­ской орга­ни­за­цией про­стран­ства, выбо­ром кон­крет­ного про­из­ве­де­ния и про­ду­мы­ва­нием зада­ний – вопро­сов, затра­ги­ва­ю­щих лич­ный инте­рес взрос­лых и юных чита­те­лей. Это очень важно для вос­пи­та­ния гар­мо­нич­ной личности.

Впер­вые наш выбор пал на рас­сказ Юрия Коваля «Выстрел» из сбор­ника «Чистый Дор». При­тя­нуло уже зна­ко­мое имя автора, его точ­ный, образ­ный язык; неожи­дан­ный сюжет про­из­ве­де­ния и спор­ное пове­де­ние героев. Сюжет не нов, но вполне захва­ты­вает ребят.

Кро­хот­ная дере­вен­ская школа. Семи­лет­нюю Нюрку остав­ляют дежу­рить и охра­нять от яст­реба кро­ли­ков. Быстро и умело выпол­нив все обя­зан­но­сти, геро­иня про­сит при­смот­реть за пуши­стыми питом­цами малень­кого Витю, а сама убе­гает на кар­то­фель­ное поле к зна­ко­мым ребя­там. Над школь­ным дво­ром зву­чит выстрел – это Витя стре­ляет из охот­ни­чьего ружья.

Вскоре он услы­шит похвалу и крики вос­торга, адре­со­ван­ные ему – как самому юному, мет­кому стрелку, и рез­кое обви­не­ние в гибели «такой кра­си­вой птицы», с кото­рым совсем не хочется мириться. Так по-раз­ному отре­а­ги­руют герои Юрия Коваля, обык­но­вен­ные дере­вен­ские ребята, на выстрел.

Перед тем как все участ­ники полу­чили в руки текст рас­сказа, мы пред­ло­жили пофан­та­зи­ро­вать, о чем может быть рас­сказ с назва­нием «Выстрел». В малень­ких груп­пах обсуж­де­ния выска­зы­ва­лись предположения:

«Воз­можно какие-то воен­ные собы­тия. Герой-снай­пер спа­сает попав­шего к врагам…»

«Может быть, это рас­сказ о бра­ко­нье­рах в каком-нибудь запо­вед­нике, их злых проделках…»

«Ребята раз­до­были в деревне ружье и стали учиться метко стре­лять. Только это очень трудно. Попали в какого-нибудь зверька. Переживали».

«А я думаю, что это выстрел в сердце сте­лой Амура. Это о любви!»

«Вдруг это о спортс­ме­нах… Или дру­зья при­шли в ти, р и там, что-то произошло…»

Сво­бод­ный про­гноз содер­жа­ния вызвал общее ожив­ле­ние и жела­ние взрос­лых и детей поско­рее позна­ко­миться с про­из­ве­де­нием Ю. Коваля.

Нако­нец, пол­ный рас­сказ «Выстрел» у каж­дого в руках. Пред­ла­гаем читать его вслух, постра­нично, одно­вре­менно во всех груп­пах, при­чем участ­ники, взрос­лые и вто­ро­класс­ники, будут сме­нять друг друга в про­цессе чтения.

Неко­то­рые тот­час же при­сту­пают к чте­нию, лишь чуть сдви­га­ются поближе друг к другу. Дру­гие не реша­ются начать, погля­ды­вают то на рас­сказ, то на роди­те­лей и учи­те­лей, то на дру­зей и сосед­ние сто­лики. Но уже зазву­чало негром­кое чте­ние, уже сосре­до­та­чи­ва­ются заин­те­ре­со­ван­ные лица слу­ша­те­лей; втя­ги­ва­ются все. Вот оно таин­ство чтения!

Вни­ма­ние, важно!

После зна­ком­ства с рас­ска­зом Юрия Коваля вспо­ми­наем, кому уда­лось в сво­бод­ных фан­та­зиях преду­га­дать автор­ский замы­сел. Посте­пенно пере­хо­дим к обсуж­де­нию про­чи­тан­ного, обра­щая вни­ма­ние взрос­лых и детей на то, что мы не ищем пра­виль­ного ответа на вопросы. Можно выдви­гать любые вер­сии, выска­зы­вать свое мне­ние, но только опи­ра­ясь непо­сред­ственно на текст. Право не при­хо­дить к общему мне­нию; каж­дому иметь право на свою точку зре­ния, свое тол­ко­ва­ние, если он может под­твер­дить его фраг­мен­том из про­из­ве­де­ния – это запи­сано в пра­ви­лах школь­ного лите­ра­тур­ного кафе, где мы и собра­лись. Для актив­ного обсуж­де­ния мы задаем ребя­там наво­дя­щие на раз­мыш­ле­ния вопросы:

  • Если открыть сло­варь, то имени Нюра мы там не най­дем. А какое насто­я­щее имя у героини?

Ребята заду­мы­ва­ются, искренне удив­ля­ются, услы­шав ответ взрос­лых. Со зна­нием дела кивают голо­вами лишь Анны.

  • Пред­ста­вили себе Нюрку? Поделитесь!

«Самая серьез­ная из этих ребят. Само­сто­я­тель­ная». «Хозяй­ствен­ная. Рабо­тя­щая. Стро­гая и дело­ви­тая такая». «Мне кажется, она старше всех ребят». «Да она же только в пер­вом классе! Нюрка младше всех в этой школе!» «А кажется взрос­лой…». «Это потому, что она такая уме­лая, рука­стая». «И у Нюрки есть свое мнение…».

  • Вы – город­ские школь­ники, а герои Юрия Коваля – ребята из деревни. В чем разница?

«Они умеют делать мно­гое руками». «Их всего во всей школе 4 чело­века, у нас в городе нет таких малень­ких школ». «Ребята по-насто­я­щему помо­гают взрос­лым. И на поле кар­тошку вышли уби­рать, и за кро­ли­ками уха­жи­вать». «А кро­лики – это вовсе не взрос­лых, это же их соб­ствен­ные школь­ные кро­лики! Да еще 104 штуки. Это же очень ответственно…».

  • Нюрка – дежур­ная! Най­дите отры­вок в тек­сте, про­бе­гите гла­зами. Что осо­бенно понра­ви­лось в ее дежур­стве? Выде­лите карандашом.

«Как кро­лики «пор­хали от ее веника». «Нюрка забот­ливо пустила их из кле­ток в загон, чтобы побе­гали, порез­ви­лись». «Очень забавно, что кро­лики под­ми­ги­вали ей, мол, давай-давай побольше ботвы». «Как же быстро Нюрка все успела сде­лать, ей даже скучно стало, а ведь кро­ли­ков больше ста!».

  • Поду­майте, почему геро­иня дове­ряет кро­ли­ков Вите (не торо­пи­тесь, ведь при­чин много)?

«Именно потому, что дове­ряет; Витя же тоже дере­вен­ский!» «Может, хочет при­учить его к хозяй­ству?» «Нюрке стало скучно, и она решила сбе­гать на кар­то­фель­ное поле, наве­стить своих ребят, может даже помочь им». «Витя сидит, палоч­кой играет и ничего не делает, явно ску­чает». «Витя знает, как поль­зо­ваться ружьем и, зна­чит, защи­тит кро­ли­ков». «Нюрка Витю очень хорошо знает. Как он смешно и ува­жи­тельно назы­вает Нюрку матуш­кой». «Витя мне пока­зался серьез­ным, такому можно пору­чить при­смот­реть за кроликами».

  • От звука выстрела до момента, когда Нюрка уви­дела Витю живым, девочка пере­жила самые раз­ные чув­ства. Раз­ло­жите перед собой кар­точки, пока­зы­вая всю гамму Нюр­ки­ных чувств.

На этом этапе участ­ни­кам обсуж­де­ния пред­ла­га­ются раз­но­цвет­ные (выре­зан­ные из кар­тона) пря­мо­уголь­ные кар­точки со сло­вами «недо­ве­рие», «вос­торг», «удив­ле­ние», «испуг», «недо­уме­ние», «страх», «спо­кой­ствие», «радость», «злость» и две кар­точки – чистые.

Участ­ники обсуж­де­ния спо­рят: страх или испуг?

«Нюрка так быстро бежала, что насто­я­щий страх испы­тать не смогла». «Потом рас­сер­ди­лась на Витю. Даже разо­зли­лась, ведь Нюрка кри­чит: «Кто стре­лял?». «Она могла поду­мать, что Витя про­сто бало­вался с ружьем. Уже спо­кой­нее начи­нает раз­го­ва­ри­вать, а потом удив­ля­ется». «А может чув­ство недо­ве­рия? Ведь здесь напи­сано: «Глядя на яст­реба, Нюрка не верила, что это Витя его…». «Я бы убрал кар­точки со сло­вами «радость», «вос­торг». «Все– таки радость была! Ведь Нюрка пред­став­ляла страш­ную кар­тину, а про­изо­шло совер­шенно дру­гое». «Но в рас­сказе о Нюр­ки­ной радо­сти ничего нет, это все ребята «заво­пили от вос­торга», а Нюрка думает об уби­том яст­ребе». «Может послед­няя кар­точка именно «недо­уме­ние»: «Как Витя мог убить ястреба?»

  • В какой момент Вы пере­жи­вали за Нюрку?

«Когда она с поля бежала, не зная, что там за выстрел». «Нюрка стала гово­рить о том, что яст­реба жалко, а все ребята на нее наки­ну­лись, стали ругать». «А Нюрка не кри­чит, про­сто гово­рит, может быть, она жалеет, что пока­зала Вите ружье, может, чув­ствует свою вину». «Я пере­жи­вала за Нюрку, когда она молча выва­лила кар­тошку прямо на траву. Она такая оди­но­кая в этот момент».

  • На этапе, когда дет­ское осуж­де­ние дости­гает эпо­гея, раз­го­ра­ется спор, к актив­ному обсуж­де­нию при­гла­ша­ются роди­тели для про­чте­ния вслух отрывка из рас­сказа «Выстрел».

Про­изо­шло собы­тие. Герои Коваля по-раз­ному вос­при­ни­мают его. С кем вы согласны?

Читают отры­вок:

«А Федюша Миро­нов изо всей силы гла­дил его по голове и про­сто кричал:

– Моло­дец! Молодец!

– А мне яст­реба жалко, – ска­зала Нюрка.

– Да ты что! Сколько он у нас кро­ли­ков потаскал!

– Все равно жалко. Такой кра­си­вый был!

Тут все на Нюрку накинулись.

– А кого тебе больше жалко, – спро­сил Федюша Миро­нов, – яст­реба или кроликов?

– И тех и других.

– Вот дуреха-то! Кро­ли­ков – то жальче! Они ведь махонь­кие. Скажи ей, Витька. Чего ж ты молчишь?

Витя сидел на крыльце и молчал.

И вдруг все уви­дели, что он пла­чет. Слезы у него текут, и он совсем еще малень­кий. От силы ему шесть лет.

– Не реви, Витька! – закри­чали бра­тья Моховы. – Ну, Нюрка!

– Пус­кай ревет, ска­зала Нюрка. – Убил птицу – пус­кай ревет.

– Нюрка! Нюрка! Имей совесть! Тебя же поста­вили сто­ро­жить. Сама должна была убить ястреба.

– Я бы не стала уби­вать. Я бы про­сто шуга­нула его, он бы улетел.

Нюрка стала рас­тап­ли­вать печку, кото­рая сто­яла в саду. Поста­вила на нее чугун с кар­тош­кой. Пока вари­лась кар­тошка, ребята все руга­лись с ней, а Витя плакал.

– Вот что, Нюрка, – под конец ска­зал Федюша Миро­нов, – Витька к яст­ребу не лез. Яст­реб напа­дал – Витька защи­щался. А в сто­рону такой парень стре­лять не станет!

Это были спра­вед­ли­вые слова. Но Нюрка ничего не ответила.

Она наду­лась и молча выва­лила кар­тошку из чугуна прямо на траву».

«Я за маль­чи­шек, ведь яст­реб уже столько малень­ких кро­ли­ков погу­бил». «Я бы Витю под­дер­жала и мне слова Федюши Миро­нова понра­ви­лись». «Думаю, что Нюрка права, но и Витю жалко».

Затем пере­хо­дим к новому этапу обсуждения.

Рисуем на листке дерево (назо­вем его – «вол­шеб­ное дерево») с рас­ки­ди­стыми вет­вями, как гене­а­ло­ги­че­ское древо.

Допу­стим, что это дерево сим­во­ли­че­ски обо­зна­чает отно­ше­ния между геро­ями про­из­ве­де­ния. Найди и отметь себя на этом рисунке, а также вырази свое отно­ше­ние к героям, под­пи­сав их имена рядом с соот­вет­ству­ю­щим человечком.

Пред­ла­гаем всем участ­ни­кам вни­ма­тельно рас­смот­реть изоб­ра­жен­ных здесь чело­веч­ков. Вме­сте опре­де­ляем, какое душев­ное состо­я­ние может выра­жать фигурка отвер­нув­ше­гося чело­вечка. Ответы снова разделились.

«Может быть он очень огор­чен». «Он хочет побыть один, о чем-нибудь поду­мать». «Его оби­дели, и он сер­дит». «Может быть, он в ожи­да­нии чего-то». «Зна­ете, для меня – это Нюрка. Такая рас­стро­ен­ная, оди­но­кая». «А мне кажется, что Нюрка больше напо­ми­нает чело­вечка, кото­рый сидит, обхва­тив колени, в сто­роне от всех».

Так посте­пенно нахо­дим на «Вол­шеб­ном дереве» всех героев рас­сказа Юрия Коваля. Пред­ла­гаем каж­дому отме­тить и себя на рисунке…

Дети уже зна­комы с зада­нием «Вол­шеб­ное дерево», пред­ла­гают свою помощь взрос­лым. В груп­пах обме­ни­ва­ются сво­ими наброс­ками, пояс­няя свой выбор.

  • Почему, «пока вари­лась кар­тошка, ребята руга­лись с Нюр­кой», а Витя плакал?

Выслу­ши­ва­ются ответы. Чуть позже стоит обра­тить вни­ма­ние на то, что когда Витя попал в яст­реба, видел птицу с изло­ман­ными кры­льями, с дыр­ками от дроби, то он не пла­кал, а спо­койно сидел и «кру­тил свою палочку».

«Обидно было слы­шать рез­кие Нюр­кины слова». «Да он же еще малень­кий, даже в школу не ходит». «Ведь вся ссора с Нюр­кой раз­го­ре­лась из-за него. Вот Вите и тяжело так, что даже рас­пла­кался». «Стало вдруг жалко уби­того яст­реба». «Да, он почув­ство­вал, что яст­реба не вер­нуть». «Пла­кал потому, что запу­тался. А как надо было посту­пить?» «Что-то понял из Нюр­ки­ных слов, стало плохо, да тут еще все маль­чишки кри­чат, что он моло­дец». «Витя, может быть, сам не ожи­дал от себя такой мет­кой стрельбы. Сна­чала обра­до­вался, и лишь через какое-то время понял, что погу­бил яст­реба. Вот он и пла­чет». «Может, ему хочется, чтобы Нюрка его про­стила, он чув­ствует свою вину. Ведь Нюрка ска­зала, что надо кри­чать изо всех сил, звать ее, если нале­тит ястреб».

  • Появи­лось жела­ние изме­нить в своем «Вол­шеб­ном дереве» отно­ше­ния между геро­ями? Можно про­ве­сти стрелочки.

Вновь воз­вра­ща­емся к име­нам героев Ю. Коваля и каж­дого при­сут­ству­ю­щего чита­теля рас­сказа «Выстрел». Посе­ти­тели лите­ра­тур­ного кафе заду­мы­ва­ются, кто-то про­во­дит каран­да­шом стрелку от одного героя к дру­гому, пояс­няя, почему изме­нил рас­по­ло­же­ние, кто-то пере­чи­ты­вает рассказ…

Зву­чат выска­зы­ва­ния… И взрос­лым, и детям хочется гово­рить о героях Юрия Иоси­фо­вича Коваля. Срав­ни­вать с собой, объ­яс­нять при­чину поступка, защи­щать героя. Рас­сказ «Выстрел» навел на рас­суж­де­ния о праве выбора, об ответ­ствен­но­сти за свой выбор. Мы читали, спо­рили, пере­жи­вали в кругу близ­ких людей.

По окон­ча­нии обсуж­де­ния дайте ребя­там зада­ние для закреп­ле­ния результата.

2.2.2. Зада­ния для под­рост­ков по обсуж­де­нию про­чи­тан­ных книг

Зада­ние «Вол­шеб­ное дерево»

Эта мето­дика в дета­лях рас­смот­рена выше. Допу­стим, что это дерево сим­во­ли­че­ски обо­зна­чает отно­ше­ния между геро­ями про­из­ве­де­ния. Найди и отметь себя на рисунке, а также вырази свое отно­ше­ние к героям, под­пи­сав их имена рядом с соот­вет­ству­ю­щим человечком.

Зада­ние «Про­гноз»

Новое зада­ние на ту же тему твор­че­ского чте­ния. Про­ли­став выбран­ную книгу и изу­чив обложку, ты можешь попы­таться дога­даться – о чем она? Напиши свои пред­по­ло­же­ния о героях этой книги, а также при­ду­май конец еще не начав­ше­муся при­клю­че­нию. Не бойся изла­гать любые идеи, даже самые необыч­ные. После про­чте­ния книги сравни свои пред­по­ло­же­ния с насто­я­щим раз­ви­тием событий.

2.2.3. Прак­ти­че­ские мастер­ские чтения

Здесь логично исполь­зо­вать при­емы раз­ви­тия кри­ти­че­ского мыш­ле­ния при работе с тек­стом. Все про­из­ве­де­ние раз­били на отрывки, тре­бу­ю­щие логи­че­ского завер­ше­ния (пред­по­ло­же­ния, про­гноза) от под­ростка-чита­теля. Пред­ла­га­е­мые вопросы носили откры­тый харак­тер, допус­ка­ю­щий вари­а­тив­ность отве­тов. Исполь­зо­ваны уточ­ня­ю­щие, твор­че­ские, оце­ноч­ные вопросы, акти­ви­зи­ру­ю­щие обсуж­де­ние. В про­цессе такой беседы про­яв­лялся лич­ный опыт ребенка, предо­став­ля­лась воз­мож­ность «про­жить» ситу­а­цию с героем и более осо­знанно вос­при­нять автор­ский замы­сел сюжета. Это начало анализа.

Заметна эффек­тив­ность исполь­зо­ва­ния инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий наряду с тра­ди­ци­он­ным печат­ным тек­стом. Воз­мож­ность выноса отрывка для кол­лек­тив­ного обо­зре­ния и обсуж­де­ния. Подача тек­ста с экрана дози­ро­вана, с уче­том осо­бен­но­стей млад­шего школь­ного воз­раста: Круп­ный шрифт, объем тек­ста 4–5 пред­ло­же­ний. В обсуж­де­нии юные чита­тели опи­ра­ются на слова автора, дока­зы­вая свою точку зре­ния. Созда­ется еди­ное про­стран­ство, в кото­ром и чтец и текст ста­но­вятся «дей­ству­ю­щими лицами».

Посто­ян­ное пере­клю­че­ние вни­ма­ния с экрана на инди­ви­ду­аль­ную стра­ницу с отрыв­ком про­из­ве­де­ния поз­во­ляло удер­жи­вать инте­рес млад­шего школь­ника, акти­ви­зи­ро­вало мыс­ли­тель­ную дея­тель­ность всех участников.

Вни­ма­ние, важно!

Та атмо­сфера, кото­рая рож­да­ется на лите­ра­тур­ной встрече, где нет «чет­ких полю­сов белого или чер­ного, пра­виль­ного или непра­виль­ного, умного или глу­пого» поз­во­ляет при­слу­шаться к себе, взгля­нуть дру­гими гла­зами на собеседников.

В этом есть глав­ная цен­ность сов­мест­ных встреч детей и взрос­лых с кни­гой. Воз­мож­ность взрос­лых открыть для себя совре­мен­ную дет­скую лите­ра­туру, научиться (точ­нее вспом­нить хорошо забы­тое ста­рое) снова быть моло­дыми. Найти новые ответы на при­выч­ные вопросы, кото­рые ста­вит перед нами жизнь.

Цель мастер­ской : Зна­ком­ство с про­из­ве­де­ни­ями дет­ской лите­ра­туры совре­мен­ных оте­че­ствен­ных авто­ров. Созда­ние атмо­сферы дове­ри­тель­ного диа­лога в кругу взрос­лых и юных чита­те­лей. Поиск точек сопри­кос­но­ве­ния героев раз­ных поко­ле­ний. Сти­му­ли­ро­ва­ние мыс­ли­тель­ной и твор­че­ской дея­тель­но­сти чита­те­лей произведения.

При­емы : «Чте­ние с оста­нов­ками и осмыслением»

Обо­ру­до­ва­ние : Сбор­ник выбран­ных рас­ска­зов; муль­ти­ме­дий­ная уста­новка; пре­зен­та­ция, содер­жа­щая иллю­стра­цию к рас­сказу и отрывки про­из­ве­де­ния; раз­да­точ­ный мате­риал – рас­пе­ча­тан­ный текст; кар­точки с назва­ни­ями про­фес­сий (к при­меру, био­лог, поч­во­вед, писа­тель-нату­ра­лист, физик); тол­ко­вые сло­ва­рики; музы­каль­ный центр; диски лег­кой музыки.

Орга­ни­за­ция пространства:

  • уют­ные сто­лики на 4–5 человек;
  • про­рос­ший реп­ча­тый лук в стек­лян­ной банке на каж­дом столике;
  • кон­верты с раз­да­точ­ным мате­ри­а­лом для каж­дого участника;
  • каран­даши;
  • листы «Мои размышления»;
  • пра­вила для участ­ни­ков лите­ра­тур­ной встречи;
  • настен­ные пла­каты с выска­зы­ва­ни­ями совре­мен­ных писа­те­лей о роли книги в жизни человека;
  • стре­лочки – ори­гами с дет­скими рас­суж­де­ни­ями «Моя люби­мая книга… А Ваша?» (из опыта орга­ни­за­ции чита­тель­ского про­стран­ства педа­го­гов школы № 700 Васи­ле­ост­ров­ского рай­она Санкт-Петер­бурга научно-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Педа­го­гика тек­ста», 2011 год).

Все меро­при­я­тие можно условно раз­де­лить на несколько зна­чи­мых этапов.

Встреча при­гла­шен­ных гостей

По мере про­из­воль­ного запол­не­ния мест лите­ра­тур­ной гости­ной веду­щие пред­ла­гают гостям – участ­ни­кам при­кре­пить свою стре­лочку с ука­за­нием люби­мого худо­же­ствен­ного про­из­ве­де­ния «Моя люби­мая книга…А ваша?» Это про­стое дей­ствие создает дове­ри­тель­ную атмо­сферу, настра­и­вает на диа­лог всех раз­но­воз­раст­ных участ­ни­ков лите­ра­тур­ной встречи, вызы­вает искрен­ний инте­рес к вновь назван­ным кни­гам и их авторам.

Начи­нает встречу ведущий:

– Доб­рый день! Вы ока­за­лись за одним сто­ли­ком, позна­комь­тесь, пожа­луй­ста, поду­майте, что Вы ждете от нашей сего­дняш­ней лите­ра­тур­ной встречи? Есть ли у вас кон­крет­ные поже­ла­ния? Кто Вас при­гла­сил на нашу встречу? Что при­влекло ваше вни­ма­ние в нашей лите­ра­тур­ной гости­ной (выслу­ши­ва­ются выска­зы­ва­ния самых рас­кре­по­щен­ных участ­ни­ков; сразу заметно раз­де­ле­ние детей на тех, кто акти­вен, смел в суж­де­ниях и даже напо­рист, и на дру­гих, тех, кто пока пред­по­чи­тает слу­шать, при­вы­кает, адап­ти­ру­ется, ана­ли­зи­рует, раз­мыш­ляет, чтобы вскоре ска­зать и свое слово).

Зна­ком­ство с произведением

Для при­мера возь­мем любой рас­сказ, соот­вет­ству­ю­щий чита­тель­ском адресу под­рост­ков и обо­зна­чим его как ХХХ.

Веду­щий про­дол­жает встречу:

– Зна­ком­ство с новым рас­ска­зом совре­мен­ного мос­ков­ского писа­теля ХХХ мы пред­ла­гаем начать с иллю­стра­ции. Вот она! Пожа­луй­ста, в тече­нии несколь­ких секунд молча рас­смот­рите иллю­стра­цию, что вы видите? (очень тер­пе­ливо веду­щими при­ни­ма­ются все ответы).

– «Что могло про­ис­хо­дить? Что поз­во­ляет Вам так предполагать?

– Что еще есть на иллю­стра­ции, о чем никто еще не говорил?

– Пред­по­ло­жите, кто эти герои?

– Где про­ис­хо­дит событие?

– Поду­майте, что могло при­влечь вни­ма­ние художника?»

Вни­ма­ние важно!

Фик­си­руем глав­ные ответы на постав­лен­ные вопросы: «итак, мы смогли уви­деть…, пред­по­ло­жить…, почувствовать…»

Затем веду­щий обоб­щает выска­зы­ва­ния участ­ни­ков лите­ра­тур­ной гости­ной, повто­ряет их для закреп­ле­ния резуль­тата, не внося своих комментариев.

«Посмот­рите, как много воз­никло у нас пред­по­ло­же­ний! Худож­ник про­чи­тал и по-сво­ему пере­дал отно­ше­ние к рас­сказу ХХХ. У кого воз­никло жела­ние самому про­честь про­из­ве­де­ние? Ну, что ж, в путь к книге!»

На боль­шом экране демон­стри­ру­ется пер­вый отры­вок. Про­чи­ты­ва­ется вслух одним из взрос­лых участ­ни­ков лите­ра­тур­ной встречи.

«Когда я был малень­кий, о моем упрям­стве ходили легенды. Нужно при этом отме­тить, что легенды ходили в довольно узком кругу – я, мама и папа. Тем не менее, мама много раз повто­ряла их, так много, что в моей голове они пре­вра­ти­лись в целый сбор­ник легенд, напо­до­бие подви­гов Геракла.

Вот одна из них…Осенью я пошел в пер­вый класс. Мне все сна­чала очень нра­ви­лось: боль­шая свет­лая школа, учи­тель­ница, палочки с ноли­ками, а самое главное – …»

На этом этапе веду­щий пред­ла­гает вопросы:

  • Вспом­ните, что было самым люби­мым, глав­ным, лично для вас в пер­вом классе? При­ни­ма­ются все ответы жела­ю­щих высказаться.
  • Любо­пытно теперь узнать, что было важ­ным для героя ХХХ.

Текст на экране допол­ня­ется новым отрыв­ком произведения.

К при­меру: «Мне все сна­чала очень нра­ви­лось: боль­шая свет­лая школа, учи­тель­ница, палочки с ноли­ками, а самое глав­ное – воз­вра­ще­ние из школы домой».

Почему пер­во­класс­нику так нра­ви­лось воз­вра­ще­ние из школы домой? Сме­лее выска­зы­вайте свои версии.

Что такое легенды? (Можно вос­поль­зо­ваться сло­ва­рем для уточнения).

Как dам кажется, зачем мама так часто повто­ряет легенды о сыне?

Под­бе­рите сино­ним к слову «упрям­ство». Поль­зу­ясь листоч­ками «Мои раз­мыш­ле­ния», можете опи­сать упря­мого человека.

Как отно­сится глав­ный герой к мами­ным легендам?

После выслу­шан­ных отве­тов пред­ла­га­ются про­дол­жить чтение.

Рас­пе­ча­тан­ный отры­вок выда­ется каж­дому участ­нику и сопро­вож­да­ется чте­нием вслух взрос­лыми и (или – по ситу­а­ции, здесь воз­можны вари­а­ции) юными участ­ни­ками лите­ра­тур­ной встречи.

«Воз­вра­щаться домой из школы мне было необык­но­венно при­ятно. В тихих прес­нен­ских пере­ул­ках с полу­раз­ва­лив­ши­мися дере­вян­ными домами бегали кошки, носи­лись сухие листья, в водо­про­вод­ных люках буль­кала под­зем­ная вода.

Народу тут никого не было. Можно было идти мед­ленно, думать о своем, или гла­зеть по сторонам.

Машины в пере­ул­ках почти не ездили, так что жизни и здо­ро­вью уче­ника ров­ным сче­том ничего не угрожало.

Одна­жды я в такой тихой задум­чи­во­сти обо­шел малень­кий дере­вян­ный барьер­чик с жел­тыми и крас­ными полос­ками, и вдруг уви­дел, что рядом со мной с гро­хо­том падают кир­пичи, раз­би­ва­ясь на мел­кие кусочки. Пока я наблю­дал, как кра­сиво и мед­ленно тает в воз­духе крас­ная кир­пич­ная пыль, какой-то доб­рый чело­век под­бе­жал ко мне, сильно дер­нул за руку, и когда мы уже очу­ти­лись на дру­гой сто­роне пере­улка – крепко и громко отругал.

Зачем-то я рас­ска­зал об этом слу­чае маме. Она охнула, схва­ти­лась за сердце. Ее и раньше вол­но­вал тео­ре­ти­че­ский вопрос, – не собьет ли меня какой-нибудь гру­зо­вик неча­янно – а тут она и вовсе разнервничалась.

– Вот что, – ска­зала она папе. – Надо…».

Сле­ду­ю­щая серия вопро­сов, направ­лена на осмыс­ле­ние про­из­ве­де­ния, уточ­не­ние автор­ского замысла:

Кто дога­дался, где живет герой? Дока­жите, что это именно так.

Что это за «барьер­чик» с жел­тыми и крас­ными полосками?

Кто после про­чте­ния отрывка иначе взгля­нул на героя? Какие черты харак­тера откры­лись (дет­ские выска­зы­ва­ния: «нето­роп­ли­вый», «задум­чи­вый», «наблю­да­тель­ный», «роман­тич­ный», «любит побыть в оди­но­че­стве», «само­сто­я­тель­ный, всего 7 лет, а он сам воз­вра­ща­ется из школы», «откры­тый, делится с мамой»…)?

Под­черк­ните в дан­ном отрывке слова, под­твер­жда­ю­щие ваши предположения.

Выска­жите свое пред­по­ло­же­ние; на чем будет наста­и­вать мама?

После выслу­ши­ва­ния раз­лич­ных вер­сий, веду­щий читает вслух сле­ду­ю­щий отры­вок из про­из­ве­де­ния ХХХ. На дан­ном этапе гости слушают.

«– Вот что, – ска­зала она папе. – Надо найти какую-нибудь ста­рушку, чтобы она отво­дила его из школы и разо­гре­вала обед. А то того и гляди поте­ряем един­ствен­ного сына: или кир­пич на голову сва­лится, или дом взорвет.

Это мама наме­кала на то, как я вклю­чал газо­вую плиту. Тут дей­стви­тельно были неко­то­рые труд­но­сти: пока я выни­мал спичку из коробка, пока закры­вал коро­бок обратно и чир­кал ею – про­хо­дило поря­дочно вре­мени. Если вклю­чить газ зара­нее, полу­чался довольно при­лич­ный пых. Если же не вклю­чать зара­нее, а вклю­чать, когда спичка уже зажглась, – обя­за­тельно обо­жжешь пальцы. Поэтому я пред­по­чи­тал съе­дать кот­леты холод­ными. Так они были еще вкуснее».

  • Как отне­сется герой к мами­ной идее? Почему так думаете?

Сле­ду­ю­щий отры­вок выда­ется в виде тек­ста каж­дому участ­нику обсуж­де­ния, сопро­вож­да­ется чте­нием вслух желающими.

«Идею о ста­рушке я вос­при­нял в штыки. Да дру­гого и быть не могло: только-только став сво­бод­ным чело­ве­ком, я снова попа­дал в раб­скую зависимость!

– Не хочу я твою ста­рушку! – кри­чал я на маму.

А она, соот­вет­ственно, на меня:

– А тебя никто не спра­ши­вает, понятно?

…Ста­рушка-пен­си­о­нерка нашлась довольно быстро. Это была Маруся Ива­новна с пер­вого этажа. Маме она сразу понра­ви­лась своим весе­лым и доб­ро­душ­ным характером.

– Я ему и щей нава­рить могу! – весело объ­явила Маруся Ивановна.

Щи я не любил, пред­по­чи­тал борщ. Я мрачно посмот­рел на Марусю Ива­новну и отри­ца­тельно пока­чал головой.

– А ола­дьи? – не уни­ма­лась она.

Мама ска­зала:

– Ну что вы, зачем вам себя утруж­дать. Я ему все при­го­товлю с вечера, а вы только разогреете.

– Можно и разо­греть, – разо­ча­ро­ванно вздох­нула Маруся Ивановна.

– Ну, вот и хорошо, – мама зачем-то загля­нула в пустую кастрюлю. – Давайте дого­во­римся о цене. Лева, выйди!

– Да ладно, что дого­ва­ри­ваться, – сму­ти­лась Маруся Ива­новна. – Как вы люди хоро­шие, то не обидите.

Мама быстро вытол­кала меня из кухни, и, чуть не плача с досады, я побе­жал гулять».

Вни­ма­ние, вопросы к участ­ни­кам мероприятия:

  • Есть ли раз­ница в име­нах: Маруся Ива­новна или Мария Ивановна?
  • Когда допу­стимо обра­щаться Маруся Ивановна?
  • Най­дите в рас­сказе под­твер­жде­ние, что это именно Маруся Ивановна.
  • Как меня­ется настро­е­ние Маруси Ива­новны? Дока­жите сло­вами автора.
  • Что такое «раб­ская зависимость»?

Оче­ред­ной отры­вок демон­стри­ру­ется для всех участ­ни­ков на боль­шом экране. Чте­ние вслух про­из­во­дится одним из желающих.

«…А назав­тра малень­кая, креп­кая Маруся Ива­новна в теп­лой шер­стя­ной кофте розо­вого цвета уже встре­чала меня у школь­ного крыльца. Так мама нена­ро­ком лишила меня луч­ших в моей жизни минут.

Мои новые това­рищи раз­бе­га­лись из школы в глу­хие дворы, где рас­тут сто­лет­ние липы, где у всех поко­сив­шихся забо­ров легко отва­ли­ва­ются доски, где много ржа­вого, трух­ля­вого и инте­рес­ного. Лишь я один плелся домой по люби­мым пере­ул­кам под при­смот­ром Маруси Ивановны».

На кон­крет­ном при­мере рас­смот­рено обсуж­де­ние рас­сказа Б. Мина­ева. Горь­кий лук.

Вни­ма­ние, вопросы:

  • Кто пред­ста­вил себе такое воз­вра­ще­ние из школы?
  • Если бы вы сни­мали фильм по про­из­ве­де­нию Бориса Мина­ева, что бы сняли круп­ным пла­ном? Какую музыку бы подобрали?
  • Сми­рился ли наш герой?

Здесь, с уче­том весьма емких и твор­че­ских, неор­ди­нар­ных отве­тов дет­ской ауди­то­рии, мы преду­смат­ри­ваем неко­то­рый резерв вре­мени, при­мерно 12–15 минут, иначе все жела­ю­щие не смо­гут выска­заться. А при хорошо постав­лен­ном меро­при­я­тии, прямо душа раду­ется за школь­ни­ков, их мысли и энер­гич­ность. Здесь на вре­мени сво­бод­ного обсуж­де­ния пред­ло­жен­ных вопро­сов, пред­по­ла­га­ю­щих раз­вер­ну­тые ответы, спор и обсуж­де­ние, эко­но­мить нельзя. Затем пере­но­сим вни­ма­ние ауди­то­рии на экран, где уже демон­стри­ру­ется сле­ду­ю­щий отрывок:

«Я боролся с ней раз­ными мето­дами. Задер­жи­вался в школе, глядя тай­ком из окна на нерв­ни­ча­ю­щую няньку: в школу она захо­дить боя­лась, но и поста сво­его нико­гда не поки­дала. Отка­зы­вался есть, гло­тая слюнки при виде люби­мых кот­лет. Все эти фокусы Маруся Ива­новна сно­сила с доб­ро­душ­ным спо­кой­ствием ста­рого, муд­рого человека.

…Но одна­жды я все же нашел сла­бое место в непро­ни­ца­е­мом харак­тере Маруси. Она любила…»

Вни­ма­ние, вопросы:

  • Все эти фокусы ради чего?
  • Что помо­гало Марусе Ива­новне сно­сить фокусы героя – первоклассника?
  • Какое же сла­бое место могло быть в харак­тере муд­рого и спо­кой­ного человека?

Сле­ду­ю­щий рас­пе­ча­тан­ный отры­вок тек­ста выда­ется каж­дому участ­нику для само­сто­я­тель­ного ознакомления.

«…Но одна­жды я все же нашел сла­бое место в непро­ни­ца­е­мом харак­тере Маруси. Она любила спорить.

Споры мы зате­вали самые раз­ные: о том, какие пель­мени вкус­нее: горя­чие или холод­ные? Кто лучше – муж­чина или жен­щина? Есть или нет ору­жия в кобуре у мили­ци­о­нера, а может там – соле­ный огу­рец, пред­на­зна­чен­ный ему для обеда?…

Мы спо­рили и о том, какого цвета кофта у Марии Ива­новны, розо­вая или оран­же­вая, где люди чест­нее – в селе или в городе, с кем хуже вое­вать – с фаши­стами или аме­ри­кан­цами, что вкус­нее – блины или ола­дьи; всего сей­час и не упомнишь…

Наши споры обычно про­дол­жа­лись вплоть до при­хода мамы. Обычно к этому вре­мени мы уже сидели оба крас­ные, наду­тые и мол­чали. Ждали, что она рас­су­дит спор.

К вечеру наши споры дости­гали выс­шей точки кипения.

– У папы зна­ешь, какая зар­плата? Тыща руб­лей! – кри­чал я.

– Да? – ехидно отве­чала Маруся Ива­новна. – А почему ж ты тогда на обед чере­па­хо­вый суп не ешь?

– А потому что чере­пах не едят! Зачем я их буду есть?

– А вот и едят!

– А вот и не едят!

Когда во вход­ной двери, нако­нец, пово­ра­чи­вался ключ, и в квар­тиру вхо­дила весе­лая мама, под потол­ком висела почти все­гда нехо­ро­шая тишина.

Мама очень оби­жа­лась, что я спорю с Мару­сей Ивановной.

– Она же пожи­лой чело­век! – убеж­дала мама меня. – Зачем ты ее из себя выво­дишь? Она же нам помо­гает, пошла навстречу…

Я пони­мал маму. Каж­дый вечер она попа­дала в нелов­кое поло­же­ние, кого-то ей при­хо­ди­лось оби­жать – или меня, или Марусю Ива­новну. Но тай­ком от меня она сер­ди­лась и на Марусю Ивановну.

– Ну, как ребе­нок, чест­ное слово, – жало­ва­лась она вече­ром папе. – Застря­нет на одном месте, и хоть ты тресни. Вот скажи: какие пель­мени вкус­нее – холод­ные или горячие-

– Не знаю, – гово­рил папа.

– И ты туда же! – взды­хала мама. – Да согла­сись ты с ребен­ком один раз, он и отста­нет. Ему бы только дай поспорить.

С каж­дым днем Маруся Ива­новна ста­но­ви­лась все мрач­нее и мрач­нее. Она ста­ра­лась ско­рей накор­мить меня, и уйти к себе на пер­вый этаж.

– Если что нужно будет, спу­стишься в шестую квар­тиру, – сухо гово­рила она на прощанье.

…Я чув­ство­вал себя побе­ди­те­лем. Но, увы, это была преж­де­вре­мен­ная радость.

Как-то раз Маруся Ива­новна достала из холо­диль­ника рыжую луко­вицу, налила в стек­лян­ную баночку холод­ную голу­бо­ва­тую воду и сунула луко­вицу туда.

– Это зачем? – поин­те­ре­со­вался я.

– Про­рас­тет. Лучок зеле­ный будем есть, све­жий, – ста­ра­ясь сохра­нять спо­кой­ствие, ска­зала Маруся Ивановна.

Я подо­шел к под­окон­нику, на кото­рый Маруся Ива­новна водру­зила банку с луко­ви­цей, и стал при­стально изу­чать ее.

Маруся Ива­новна, заметно нерв­ни­чая, сле­дила за мной.

– Чего ты высмат­ри­ва­ешь? – нако­нец не выдер­жала она. – Пра­вильно все.

– Нет, не пра­вильно, – тор­же­ству­юще ска­зал я».

Вни­ма­ние, вопросы аудитории:

  • Кто был зачин­щи­ком спо­ров? Най­дите под­твер­жде­ние вашего ответа в рассказе.
  • Вспом­ните из сво­его лич­ного опыта, что помо­гает одер­жать победу в споре?
  • Почему именно к маме шли герои рас­сказа как к судье?
  • Как мама отно­си­лась к спо­рам сына и Маруси Ивановны?
  • Почему «с каж­дым днем Маруся Ива­новна ста­но­ви­лась все мрач­нее и мрачнее»?
  • Кто дога­дался, что именно будет оспа­ри­вать глав­ный герой? Пока­жите на луко­вице , кото­рая сей­час на вашем столе.

Вни­ма­ние, важно!

Для того, чтобы обсуж­де­ние шло ярче, живее, его не мешает сме­нять и сло­вом веду­щего; в дан­ной части архи­важно, чтобы это был чело­век под­го­тов­лен­ный и опыт­ный, раз­но­сто­ронне обра­зо­ван­ный. К слову, боль­шин­ство биб­лио­те­ка­рей, осо­бенно школь­ных именно таковы, насто­я­щие подвиж­ники и энту­зи­а­сты, всю жизнь зани­ма­ются люби­мым делом, их от таких меро­при­я­тий и «с медом» не ото­рвать, но… Школе недо­стает муж­чин. Муж­чин в смысле педа­го­гов и биб­лио­те­ка­рей. Поэтому на подоб­ные меро­при­я­тия ста­ра­ются муж­чин все же при­гла­шать; осо­бен­ная удача сопут­ствует всем – и орга­ни­за­то­рам и ауди­то­рии – если удастся завлечь того самого дет­ского писа­теля (к при­меру, Бориса Мина­ева), или на край­ний слу­чай дру­гого, име­ю­щего спо­соб­но­сти живо и инте­ресно спо­рить, рас­ска­зы­вать о своем дет­стве, при­во­дить при­меры школь­ных дру­зей и обя­за­тельно пого­во­рить о том, как к нему при­шла идея напи­сать именно этот рас­сказ; все эти вопросы инте­ресны и детям и взрослым.

Но, уж если нет в нали­чии писа­теля или чело­века в рав­ной сте­пени наде­лен­ного талан­том обще­ния с груп­пой детей, подой­дет и дру­гой муж­чина. Пусть он выбе­рет в рас­сказе наи­бо­лее близ­кое ему, инте­рес­ное место, к при­меру, «носят ли мили­ци­о­неры в кобуре соле­ные огурцы?» и, по команде веду­щего, рас­ска­жет собрав­шимся о своем, про­фес­си­о­наль­ном виде­нии вопроса. Общее обсуж­де­ние от такой живой беседы только выиг­ры­вает, а детям запо­ми­на­ется надолго, и, конечно же, сти­му­ли­рует инте­рес к чте­нию, ради чего, соб­ственно мы и зате­ваем подоб­ные мастерские.

Читаем сле­ду­ю­щий отрывок:

«– Нет, не пра­вильно, – тор­же­ству­юще ска­зал я. – Ты ее наобо­рот посадила!

– Как это? – опе­шила Маруся Ивановна.

– А вот, – я вынул мок­рую луко­вицу из банки и пока­зал ей на белень­кие волосы, с кото­рых сте­кала вода. – Голо­вой вниз. Отсюда лук-то растет!

– Ладно, – вдруг спо­койно ска­зала Маруся Ива­новна. – Может, и правда… Только ты это – унеси ее в свою ком­нату, спрячь куда-нибудь, чтоб мать не видела. Про­рас­тет – с меня рубль.

– Рубль? – изу­мился я.

– Угу, – кив­нула Маруся Ива­новна. И начала разо­гре­вать борщ.

…Каж­дое утро я бро­сался к своей банке, задви­ну­той в угол под­окон­ника, тере­бил белые отростки на голове сво­его Чипол­лино, менял ста­рую воду – на све­жую, пере­дви­гал ближе к солнцу… А на кухне у Маруси Ива­новны уже через три дня из стек­лян­ных банок победно выстре­лили нежно-зелё­ные побеги и весело тор­чали на окне. Маруся Ива­новна бережно отры­вала по одной стре­лочке, макала в соль и с аппе­тит­ным хру­стом жевала.

– Ну, как, – доб­ро­душно спра­ши­вала меня Маруся Ива­новна каж­дый день, – не про­рос еще?

Я молча закры­вался в своей комнате.

Одна­жды вече­ром в мою ком­нату зашла мама с тряп­кой в руках. Она стала выти­рать от пыли мой стол и вдруг заме­тила позор­ную банку.

– Ой!..»

Вни­ма­ние, вопросы:

  • Почему спор­щики решили не дожи­даться мамы – судьи?
  • Про­чтите еще раз отры­вок, в кото­ром маль­чик пол­но­стью уве­рен в своей правоте.
  • Есть ли хоть кро­шеч­ные сомне­ния в этом?
  • Кто из чита­те­лей уве­рен, что спор бла­го­по­лучно раз­ре­шится? Кто сомневается?

Заклю­чи­тель­ная часть

Любая игра, в том числе с ана­ли­ти­че­ским под­тек­стом, лучше запо­ми­на­ется, если имеет жиз­не­утвер­жда­ю­щее прак­ти­че­ское заклю­че­ние, вывод.

Заклю­чи­тель­ный отры­вок про­из­ве­де­ния выда­ется каж­дому участ­нику, сопро­вож­да­ется чте­нием вслух жела­ю­щими. Вот он:

«– Ой! – рас­хо­хо­та­лась она. – Мичу­рин! Что ж ты ее голо­вой вниз посадил?

… Я запла­кал, побе­жал на кухню, сорвал все-все побеги с Маруси-Ива­новны луко­вых банок и выки­нул их в помой­ное ведро.

Больше я с Мару­сей Ива­нов­ной не спорил.

Но стран­ное дело – очень скоро, вме­сто того, чтобы при­ми­риться со мной, Маруся Ива­новна почти пере­стала зани­маться моим вос­пи­та­нием. Она разо­гре­вала обед и шла к себе на пер­вый этаж, рав­но­душно дав мне необ­хо­ди­мые настав­ле­ния. Жизнь без спо­ров была для нее прес­ной и скучной.

Банка с водой долго сто­яла на моем окне. Вода стала ржа­вой и зеле­но­ва­той одно­вре­менно. В ней пла­вали по виду довольно живые частицы. По сути дела, целые орга­низмы. Я при­сло­нялся лицом к её закруг­лен­ному стеклу и пытался понять – что же про­ис­хо­дит там, в воде? Тут тре­бо­ва­лись насто­я­щие рас­суж­де­ния, убе­ди­тель­ные доводы и даже споры. Но спо­рить уже было не с кем».

Вни­ма­ние, вопросы:

  • Выбе­рете из кар­то­чек, лежа­щих на каж­дом сто­лике, про­фес­сию Мичу­рина. Именно с ним мама срав­ни­вает сво­его сына – пер­во­класс­ника (писа­тель – нату­ра­лист, био­лог, рас­те­ние­вод, физик).
  • Почему сын так болез­ненно про­ре­а­ги­ро­вал на слова мамы?
  • Что про­изо­шло с Мару­сей Ива­нов­ной после этого спора?
  • Добился наш герой самого глав­ного? Какие чув­ства он испытывает?
  • Над чем наш герой задумался?

На завер­ша­ю­щей ноте лите­ра­тур­ной встречи сле­дует под­ве­сти итоги, и еще раз («повто­ре­ние – мать уче­ния») закре­пить резуль­таты обсуж­де­ния таким, к при­меру, вопро­сом: а над чем заду­ма­лись вы?

Искус­ство веду­щего без оце­ни­ва­ния при­нять выска­зы­ва­ния участ­ни­ков лите­ра­тур­ной гости­ной, побла­го­да­рить за откро­вен­ность и искренность.

Веду­щий может акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние на новую атмо­сферу, кото­рая воз­никла при чте­нии (если она дей­стви­тельно воз­никла) между взрос­лыми и юными участ­ни­ками лите­ра­тур­ной встречи. Веду­щих может быть и двое; тогда даже в таком неболь­шом по мас­шта­бам при­гла­шен­ных участ­ни­ков меро­при­я­тии появ­ля­ется теат­раль­ная состав­ля­ю­щая, что, на наш взгляд, весьма удач­ный и пер­спек­тив­ный ход, еще вполне не изученный.

Далее, в виде заклю­че­ния меро­при­я­тия, веду­щий с откры­тым сбор­ни­ком рас­ска­зов Бориса Мина­ева под музыку читает:

«…Я сидел в стран­ном тре­уголь­ном доме на кухне, и писал, писал эти малень­кие рас­сказы. Писал о себе. О маме. О папе. Это были самые счаст­ли­вые дни…».

Гас­нет экран. Но, как пра­вило, обсуж­де­ние на этом не пре­кра­ща­ется. А наобо­рот вспы­хи­вает с новой силой. Ребята про­сят раз­ре­ше­ния взять домой читать пол­но­стью понра­вив­ше­еся им (и даже фак­ти­че­ски кол­лек­тивно пере­жи­тое) про­из­ве­де­ние. Поэтому, школь­ные биб­лио­те­кари, пси­хо­логи и педа­гоги – те, кто не фор­мально, ответ­ственно под­хо­дит к подоб­ным меро­при­я­тиям, вполне осо­зна­вая их прак­ти­че­скую важ­ность, должны зара­нее оза­бо­титься доста­точ­ным коли­че­ством кни­жек – для раз­дачи детям на дом.

Опи­сан­ный выше «мастер-класс» неод­но­кратно про­во­ди­мый нами с детьми от начала до конца зани­мает чуть более одного с чет­вер­тью часа; это самое опти­маль­ное время для того, чтобы заро­нить в дет­ских душах инте­рес; при­от­крыть дверь в непо­знан­ное, но не рас­па­хи­вать ее совсем. На наш взгляд, такой метод «хоро­шей про­во­ка­ции» спо­со­бен делать чудеса – дает воз­мож­ность ребенку раз­мыш­лять, стро­ить вер­сии, ана­ли­зи­ро­вать, и… читать еще больше.

Ибо в основе любого эффек­тив­ного вос­пи­та­ния лежит очень про­стое дей­ствие взрос­лого: искрен­нее вни­ма­ние к детям. Как мы знаем, обма­нуть ребенка невоз­можно (да и зачем?), он чув­ствует фальшь «под­кор­кой», инту­и­тивно. В этой связи во время про­ве­де­ния меро­при­я­тия, как этого, опи­сан­ного, так и после­ду­ю­щих рас­смот­рен­ных, реко­мен­дуем создать атмо­сферу изо­ли­ро­ван­но­сти, сосре­до­то­чен­но­сти; мобиль­ные теле­фоны должны быть выклю­чены и уста­нов­лены в «бес­шум­ный режим звонка», а про­чие отвле­ка­ю­щие фак­торы минимизированы.

2.3. Круглый стол для подростков: «Как возникают и порой разрушаются дружеские отношения?»

Для совре­мен­ных под­рост­ков труд­нее позна­ко­миться даже друг с дру­гом во дворе дома на игро­вой пло­щадке, чем преды­ду­щему поко­ле­нию ребят. Ушли мно­гие тра­ди­ции дво­ро­вых игр, кото­рые в непри­нуж­ден­ных усло­виях поз­во­ляли ребенку научиться соблю­дать пра­вила игры, усту­пать, брать на себя опре­де­лен­ную ответ­ствен­ность, под­со­зна­тельно бли­стать бла­го­род­ством, под­чи­няться веду­щему или коман­до­вать, чув­ство­вать атмо­сферу, общий настрой игры, уме­ние раз­де­лять радость победы и чув­ство пора­же­ния в команд­ной игре…

К при­меру, про­из­ве­де­ние Н.В. Гер­нет «Пух» пере­дает дух того вре­мени, когда бабушки и дедушки наших детей (почти мы) были моло­дыми и с удо­воль­ствием играли в «казаки-раз­бой­ники» или в «битку», или в фут­бол на газоне, откуда мяч пери­о­ди­че­ски зале­тал – то в окна пер­вого этажа, то – под колеса троллейбуса.

Цепочка вопро­сов-раз­мыш­ле­ний поз­во­ляет при­кос­нуться к теме воз­ник­но­ве­ния дружбы, под­во­дит юных чита­те­лей к ана­лизу «умею ли я дру­жить? Как сохра­нить дру­же­ские отно­ше­ния?». Далее на при­мере круг­лого стола мы пока­жем, как заста­вить ана­лиз рабо­тать в дет­ской головке. Как научить спра­вед­ли­во­сти через книги; пони­мать, раз­ли­чать и раз­де­лять веч­ные поня­тия «добро» и «зло», бла­го­род­ство от подлости.

Цели заня­тий:

вос­пи­та­ние ответ­ствен­но­сти за свои поступки;

  • раз­ви­тие «сер­деч­ного» слуха;
  • осмыс­ле­ние соб­ствен­ных переживаний;
  • при­ня­тие роли «Я – друг».

Обо­ру­до­ва­ние: книги «Пеш­ком по морю» Н.В. Гер­нет «Лицей» СПб., 2000, памятки «Пра­вила круг­лого стола», музыка.

Место про­ве­де­ния : школь­ная биб­лио­тека, крУ­гом рас­став­лен­ные столы.

2.3.1. План пер­вого занятия

Орга­ни­за­ци­он­ный момент, речь ведущего:

– Я рад, что мы снова вме­сте собра­лись в школь­ной биб­лио­теке. Давайте сна­чала вспом­ним пра­вила круг­лого стола.

Работа ребят с памятками:

  • Вни­ма­тельно выслу­ши­вать мне­ние каж­дого участ­ника круг­лого стола
  • Право мол­чать
  • Уме­ние дого­во­риться без ссоры
  • Выска­зы­ва­ния участ­ни­ков круг­лого стола не оце­ни­вать: пра­вильно – неправильно
  • Пра­вило под­ня­той руки веду­щего круг­лого стола.

– Какое пра­вило для тебя самое важ­ное? А какое – самое слож­ное для выполнения?

Уста­новка на пер­вич­ное вос­при­я­тие произведения

– Сего­дня на наш «круг­лый стол» я при­несла вот такие книги. Рас­смот­рите, пожа­луй­ста, иллю­стра­ции, обложку, оглавление.

– Поде­ли­тесь, со всеми, что узнали о книге.

– Най­дите по оглав­ле­нию рас­сказ «Пух». Дома я про­чи­тал этот рас­сказ Нины Вла­ди­ми­ровны Гер­нет, и теперь захо­тел поде­литься с вами, услы­шать ваши раз­мыш­ле­ния. По про­ше­ствии 5–6 минут можно продолжить:

– Рас­смот­рите иллю­стра­ции к рас­сказу. Какие воз­никли пред­по­ло­же­ния, о чем рас­сказ «Пух»? Как инте­ресно, раз­гля­ды­ва­ете одну и ту же книгу, а пред­став­ле­ния – раз­ные! Почему?

Мы сей­час будем читать рас­сказ вслух. Поста­рай­тесь отсле­дить, к кому из героев воз­никла сим­па­тия. Запом­ните, в какой момент это про­изо­шло? Можете отме­тить карандашом.

Разу­ме­ется, по ана­ло­гии можно пред­ло­жить к чте­нию любой дру­гой выбран­ный рас­сказ, в том числе выбран­ный – самими под­рост­ками на преды­ду­щей встрече.

Уста­новка на пер­вич­ное вос­при­я­тие произведения

В начале чте­ния рас­сказа зву­чит музыка. Под­ростки с руко­во­ди­те­лем кружка читают новое про­из­ве­де­ние, сле­дят по книгам.

«Люба доб­рая. На пляже дает дру­гим свое ведерко, совок, песоч­ные фор­мочки. Только пусть попро­сят, а не хва­тают без спросу.

Хоро­шая, веж­ли­вая девочка. А соседи – Леня и Гера – с ней не играют. Нет, не ссо­рятся и не оби­жают, а так – будто ее нет. Вме­сте носятся по даче, лазают на ста­рую грушу, ска­чут на пал­ках. Оба в синих тру­си­ках, оба боси­ком. Одна раз­ница: Гера гром­кий, а Леня тихий. Гера кри­чит, а Леня только смеется.

Не играют – и не надо. Не очень то они Любе нужны. Ей и без них хорошо.

Раз Люба играла с мячи­ком. А Леня вышел на крыльцо – наверно, собрался к сво­ему Герочке. Но вдруг оста­но­вился и стал смот­реть, как летает пух. Ну, этот пух, кото­рый летит и кру­жится, как снег, и по земле взме­та­ется, как снег, и ложится под кустами сугроб­чи­ками. Только это не снег, а пух.

Леня смот­рит, смотрит…А Люба играет в мяч, не обра­щая на него вни­ма­ния. А он руку про­тя­ги­вает, и ловит пушинки на руку, и раз­гля­ды­вает их, разглядывает…Просто пух с дерева, а он разглядывает.

Набрал при­горшню пуха из сугроб­чика. Повер­тел как-то там в руках, и шеп­чет ему что-то, и рукой при­кры­вает. От Любы, что ли, пря­чет? Да ей вовсе неин­те­ресно, она и не смотрит.

Понес свой пух к дереву. У этого дерева под одним кор­нем такая глу­бо­кая ямка, вроде норки. Поло­жил пух тихонько на траву и тюбе­тей­кой при­крыл. Убе­жит он, что ли?

Землю в норке при­бил, при­гла­дил рукой. Посы­пал трав­кой, а сверху осто­рожно-осто­рожно поло­жил этот пух. При­крыл норку листом и побе­жал звать сво­его Герочку.

А вме­сто него – мама. Ника­ких игр, Гера обе­дает. Не вышло. Опять Леня у норки. Что-то туда при­го­ва­ри­вает, сме­ется. Любе не слышно, что он там при­го­ва­ри­вает. Люба под­бра­сы­вает мячик. Ах, не пой­мала! Мячик пока­тился почему-то прямо к тому дереву. При­хо­дится идти за ним. Люба под­няла мячик, акку­ратно счи­щает с него песок и хвой­ные иго­лочки. На Леню не смотрит:

– Тут заяц. Пуши­стый. Хочешь, покажу?

Сам пер­вый ска­зал! Люба ничего не спра­ши­вала. Зна­чит, этот пух у него вме­сто зайца… Ладно, пус­кай заяц, пус­кай лисица, пус­кай хоть мед­ведь. Захо­тел играть с Любой – уви­дит, как она умеет, – лучше его Герочки.

Люба кину­лась к норке, всплес­нула руками:

– Ах, какой зай­чик! Это будет наш, твой и мой? А как его будут звать?

– Он меня уже узнает, – ска­зал Леня и засмеялся.

И тут – надо же! – Леню позвали домой. Видно было, как ему не хочется, как ему понра­ви­лось играть с Любой, – да папа позвал, тут уж нечего…

– Подо­жди, я скоро, – ска­зал Леня и ушел. Возле двери еще оглянулся.

Люба ему заки­вала – буду ждать, не беспокойся.

Села у норки и смот­рит на пух. Какой же это заяц? Совсем непо­хоже. «Навер­ное, у него игру­шек нет. При­хо­дится ему с пухом играть», – поду­мала она и пожа­лела Леню.

Потом вдруг вско­чила и побе­жала домой.

Долго искать ей не при­шлось. Все ее куклы сидели в куколь­ной квар­тире, а звери лежали в ящике. Она поры­лась и выта­щила сво­его зайца. Чуд­ная была игрушка, из серого плюша. Были у зайца чер­ные глазки, усы и длин­ные ушки, под­би­тые розо­вым бар­ха­том. Все было, как у насто­я­щего зайца. Ничего не надо выдумывать.

Люба помча­лась с зай­цем в сад. Лени у дерева еще не было. Люба очень спе­шила. Она при­шлеп­нула пух в норке и при­гла­дила его так, что полу­чи­лась мяг­кая под­стилка. Поса­дила на неё сво­его пре­крас­ного зайца и стала ждать.

Как долго Леня не выхо­дил! У Любы сил не хва­тало ждать. Так хоте­лось посмот­реть, как Леня уди­вится, что в норке вме­сто комка пуха сидит зай­чик, насто­я­щий, с глаз­ками; а как обра­ду­ется, когда Люба пода­рит ему зайца насовсем!

Вот! Вышел. Бежит сюда, к норке! Люба засме­я­лась и запры­гала. Леня стал на колени и загля­нул в норку.

– Дарю тебе! Насо­всем! – ска­зала Люба.

Леня будто не услы­шал. Выта­щил зайца, отбро­сил. Достал под­стилку, стал рас­прав­лять… Зачем? Ну, она уже не пуши­стая, мятая… про­сто под­стилка. Зачем рас­прав­лять, если есть такой чуд­ный заяц?

А Леня смот­рел на Любу так, будто раз­да­вить ее хотел. И вдруг швыр­нул в нее под­стил­кой и помчался к дому.

– Герка! – заорал (а прежде был такой тихий). – Герка, выходи! Давай в разбойников!

А Люба сто­яла со своим чуд­ным плю­ше­вым зай­цем и смот­рела ему вслед. Ну, чего он? Чего?»

Из сбор­ника рас­ска­зов Нины Гер­нет «Пеш­ком по морю».

После про­слу­ши­ва­ния этого худо­же­ствен­ного про­из­ве­де­ния необ­хо­дима пауза.

Эмо­ци­о­наль­ный отклик

  • Один из слу­ша­те­лей, ваш ровес­ник, назвал этот рас­сказ стран­ным и непонятным…ваши впечатления?
  • Как вам кажется, ребята, почему была пред­ло­жена такая музыка при чте­нии рассказа?
  • Кто пом­нит зада­ния перед чтением
  • Какой лите­ра­тур­ный герой вами выбран?

Выслу­ши­ва­ются все выска­зы­ва­ния, и по воз­мож­но­сти фик­си­ру­ются на «доске каче­ства» героев. Веду­щий круг­лого стола обра­щает вни­ма­ние детей на поляр­ность мне­ний об одном и том же герое.

  • Вспом­ните, как вы при­гла­ша­ете поучаст­во­вать в игре?

Под­ростки делятся с веду­щим и меж собой своим жиз­нен­ным опытом.

Беседа с опо­рой на автор­ский текст

Вопросы:

Где про­ис­хо­дят собы­тия, опи­сан­ные в рас­сказе? Поль­зуй­тесь сло­вами автора.

Дока­жите, что герои знакомы.

Что оста­но­вило глав­ного героя на крыльце дома?

Кто из вас видел топо­ли­ный пух? Какой он?

Про­чи­тайте, что делает глав­ный герой с пухом. Как он это делает?

С кем пер­вым решил поде­литься своим чудом Леня?

Меня­ется ли Ленино настро­е­ние из-за того, что друг обе­дает? Почему? Пред­по­ла­га­е­мый дет­ский ответ: «Герой увле­чен и счастлив».

Какие новые черты харак­тера откры­лись в этом герое? Пред­по­ла­га­е­мый дет­ский ответ: «Леня-фан­та­зер, неж­ный, счаст­ли­вый, увле­чен­ный, в душе художник».

Что вы готовы допол­нить о Лене к запи­сям на доске?

Какое глав­ное заня­тие Любы?

Как девочка отре­а­ги­ро­вала на слова Лени: «тут заяц, пуши­стый, хочешь, покажу?»

Что насто­ро­жило тебя в Люби­ном поведении?

С каким настро­е­нием рас­ста­ются ребята?

Почему Люба так спе­шила поло­жить в норку сво­его игру­шеч­ного зайца? Какое у девочки глав­ное желание?

Что вы готовы допол­нить о Любе к запи­сям на доске?

Кто обра­тил вни­ма­ние, как автор назы­вает своих героев? Поду­майте, почему так по-разному?

Откуда могло воз­ник­нуть обра­ще­ние Герочка и Герка?

Пере­чи­тайте, как Леня искал сво­его зайца?

Что слу­чи­лось у Лени с голосом?

Зада­ния для твор­че­ства в кругу семьи и для раз­ду­мий (домаш­нее задание)

Кому из вас захо­те­лось сма­сте­рить такого зайца, как это сде­лал Леня, герой рассказа?

Пофан­та­зи­руйте, как изме­нился бы рас­сказ, если бы Гера не обе­дал, а сразу вышел гулять…Или Леню не позвал бы папа домой…Или Люба… А впро­чем, при­ду­майте сами дома про­дол­же­ние рассказа.

Под­ве­де­ние ито­гов занятия

В заклю­че­нии обя­за­тельно под­бод­рить ребят, к при­меру, так:

– Ребята, с какими чув­ствами вы от нас ухо­дите? Раз­мыш­лять над тем, как воз­ни­кают и порой раз­ру­ша­ются дру­же­ские отно­ше­ния, мы с вами будем на сле­ду­ю­щей встрече за круг­лым столом.

2.3.2. Ход вто­рого заня­тия. Встреча через три-четыре дня

Домаш­нее творчество

– Вновь мы вме­сте. С чем вы сего­дня к нам при­шли? Ну-ка, кто пер­вый поделится?

Ребята по жела­нию читают свои соб­ствен­ные рас­сказы, в кото­рых изме­нили сюжет­ную линию рас­сказа, кото­рый обсуж­дался в про­шлый раз. Ком­мен­ти­руют рисунки, пока­зы­вают само­сто­я­тельно изго­тов­лен­ных зай­цев, объ­яс­няя выбран­ный мате­риал, назы­вают помощников.

Вни­ма­ние, важно!

На этом этапе веду­щий круг­лого стола при­дает зна­чи­мость каж­дой твор­че­ской работе, акцен­ти­рует вни­ма­ние на инди­ви­ду­аль­ные находки, создает поле успеха, вовле­кая пас­сив­ных участ­ни­ков, предо­став­ляя им право выска­зать свое мнение.

Беседа и дискуссия

– Я был уве­рен, что заяц у нас на заня­тии появится! А появи­лось сразу несколько! Смот­рите-ка, что я вам при­нес. Вот «гнездо», изго­тов­лен­ное из кусоч­ков ткани, меха, вето­чек. Мне очень захо­те­лось, чтобы ваши зайцы были в безопасности.

Вопросы:

  • Почему никто из вас не при­нес «мага­зин­ного» зайца?
  • Рас­скажи (обра­ща­ясь к кон­крет­ному ребенку), что тебе больше всего нра­вится в своем зайце? Он тебя «узнает»?
  • Как вы дума­ете, на что наде­ялся герой рас­сказа «Пух», отки­ды­вая из норы боль­шую плю­ше­вую игрушку? Что он испы­ты­вал? Най­дите под­твер­жде­ние в рассказе.
  • Совер­шено только одно дей­ствие, а такую боль испы­ты­вает Леня. Какой чело­век мог при­чи­нить такое стра­да­ние? Пред­по­ла­га­е­мый дет­ский ответ: «нечут­кий, черст­вый, бездушный»
  • Эти слова отно­сятся к какому герою? Чью запись сле­дует дополнить?
  • Может это автор­ская фантазия?
  • Чув­ство­вали ли вы сами когда-нибудь боль души?
  • Почему мно­гие участ­ники нашего круг­лого стола гово­рили о сим­па­тии именно к Любе?
  • Какие слова, дей­ствия ста­вят теперь под сомне­ние Любину заботу, доб­роту? Прочитайте.
  • В какой момент геро­ине рас­сказа «Пух» самой было очень тяжело? Най­дите и подчеркните.
  • Пред­ставьте себе, что у вас появи­лась воз­мож­ность встре­титься с Любой, когда она «сто­яла со своим чуд­ным плю­ше­вым зай­цем и смот­рела вслед Лене. Ну, чего он? Чего?». Какие нашли бы для нее слова?
  • Помо­гут ли слова уте­ше­ния Лене?
  • Кто поза­бо­тится об этом лите­ра­тур­ном герое?

Итог круг­лого стола

Что поме­шало ребя­там сохра­нить только что воз­ник­шие дру­же­ские отношения?

Чте­ние и откро­вен­ные, вдум­чи­вые, нето­роп­ли­вые раз­мыш­ле­ния ребят над кон­крет­ным рас­ска­зом помо­гают понять участ­ни­кам круг­лого стола, как необ­ду­ман­ными сло­вами и дей­стви­ями можно ранить чело­века (осо­бенно близ­кого). Как важно научиться чув­ство­вать себя и дру­гого чело­века. Бережно отно­ситься к миру. Серд­цем при­слу­ши­ваться. Ведь у сердца есть свой «слух»…

Прак­ти­че­ские автор­ские рекомендации

О том, как выби­рать книги для обсуж­де­ния и реко­мен­да­ций под­ростку-чита­телю мы узнаем в тре­тьей главе. Здесь же хочу поде­литься еще одним прак­ти­че­ским опы­том, на этот раз на при­мере пове­сти извест­ного писа­теля В.Ф. Тенд­ря­кова «Ночь перед выпус­ком», прямо ори­ен­ти­ро­ван­ной на подростков.

Вла­ди­мир Федо­ро­вич Тенд­ря­ков (1923–1984) – чело­век яркой судьбы, писа­тель, про­из­ве­де­ния кото­рого акцен­ти­ро­вали вни­ма­ние обще­ствен­но­сти на самые живо­тре­пе­щу­щие вопросы. В этом году активно отме­ча­ется его 90 летие со дня рож­де­ния. Воло­год­ская област­ная юно­ше­ская биб­лио­тека с честью носит имя этого извест­ного писа­теля, рас­сказы и пове­сти кото­рого пере­ве­дены более чем на 20 язы­ков мира.

Обиль­ные посмерт­ные пуб­ли­ка­ции пока­зы­вают, насколько смело и глу­боко раз­би­рался писа­тель в слож­ных и про­ти­во­ре­чи­вых явле­ниях нашей жизни. За при­ме­рами далеко ходить не пришлось.

Неза­бы­ва­е­мые впе­чат­ле­ния (по ее соб­ствен­ным выра­же­ниям) оста­вил у моей 12-лет­ней дочери роман Тенд­ря­кова «Ночь после выпуска» из серии «Люби­мые книги дево­чек» (изда­тель­ства М.: Олимп, М.: АСТ). В нем рас­ска­зы­ва­ется, как после выпуск­ного бала быв­шие деся­ти­класс­ники решают раз­влечься необыч­ным обра­зом: выби­рая из своей ком­па­нии «жертву» за «жерт­вой», каж­дый гово­рит о ней, что думает.

Нежданно-нега­данно обна­жа­ются самые тай­ные и интим­ные вещи. Моло­дые люди вхо­дят во вкус и не боятся бро­сать друг другу в лицо самую страш­ную и цинич­ную правду. Под утро они рас­хо­дятся с тяже­лым осад­ком в душе: ноч­ная жесто­кая игра убила дружбу и любовь. Впе­реди – взрос­лая жизнь…

Таков синоп­сис романа. Писа­тель создал весьма реа­ли­стич­ную и неза­мас­ки­ро­ван­ную кар­тину обще­ния под­рост­ков, кото­рой живо увле­ка­ются сего­дня девушки и моло­дые люди. Не смотря на то, что роман напи­сан задолго до «пере­стро­еч­ных» вре­мен, и пред­вос­хи­тил появ­ле­ние «спор­ных» теле­ви­зи­он­ных пере­дач («Дом» и ее кло­нов), дочь (еще не достиг­шая «выпуск­ного» воз­раста) читала про­из­ве­де­ние «запоем», потому, что твор­че­ство Тенд­ря­кова и сего­дня, спу­стя более 20 лет после смерти писа­теля, оста­ется актуальным.

Вот и завер­ши­лось еще одно меро­при­я­тие. Раз от раза, с каж­дой новой груп­пой детей, мы не стоим на месте и сами. Посто­янно про­во­дим само­ре­флек­сию, пони­ма­нием ошибки, и хотим убе­речь от них и вас. Итак, в обще­стве млад­ших школь­ни­ков ста­рай­тесь заме­нять слово дети (кото­рое так и про­сится на язык), более кор­рект­ным – ребята. Школь­ники, под­ростки очень чув­стви­тельны к сло­вам «взрос­лый» и «ребе­нок»; в их пони­ма­нии это сино­нимы соот­вет­ственно слов «само­сто­я­тель­ный» и «без­от­вет­ствен­ный», почти «нена­деж­ный», тре­бу­ю­щий опеки.

А кому хочется таким быть, вспом­ните хотя бы и себя? И вообще, по-чаще вспо­ми­найте себя в дет­ском воз­расте обща­ясь с совре­мен­ными детьми, это помо­жет избе­жать мно­гих казу­сов, мягче смот­реть на дет­ские шало­сти, и избе­жать соб­ствен­ных непри­ят­ных поло­же­ний. А поло­же­ние у вос­пи­та­теля, педа­гога, пси­хо­лога, биб­лио­те­каря очень ответ­ствен­ное, но до тех пор, пока…вы на пье­де­стале, пока моло­дая лич­ность верит вам. Обрат­ного про­цесса не суще­ствует. Стоит поте­рять их дове­рие, и уже ника­кие рега­лии или «исправ­ле­ние» не помо­гут. Поэтому… будем ответственны.

Одна­жды в четы­рех­лет­нем воз­расте (по росту вполне поме­щался под отцов­ский стол-книжку, к слову, един­ствен­ный стол в доме) я туда зашел и при­та­ился… Роди­тели искали меня долго и уже отча­я­лись, но… я все же сам вышел с напол­нен­ными кол­гот­ками и ска­зал… «можно взять». Они взяли. И все поняли пра­вильно. И вот куда это привело…

Дет­ская непо­сред­ствен­ность и отли­ча­ется тем от взрос­лой наме­рен­но­сти, что пер­вая не пред­по­ла­гает наступ­ле­ния опре­де­лен­ных собы­тий, не рас­счи­ты­вает «шах­мат­ную» партию.

К слову, встре­ча­ются и взрос­лые дети (хотя бытует мне­ние, что каж­дый муж­чина – это ребе­нок); кажется, огром­ное удо­воль­ствие общаться с такими, по край­ней мере – для меня. Я нико­гда не ругаю и свою дочь, если пони­маю, почему она посту­пила именно так, как посту­пила. По-чаще вста­вайте на место сво­его ребенка, и помните, что с дру­гой сто­роны, он нико­гда не смо­жет встать именно на ваше место (чтобы понять вас), пока не повзрос­леет, пока не при­дет время. Так дайте им уже воз­мож­ность немного почу­дить в их есте­ствен­ном моло­дом воз­расте. Итак, в обра­ще­нии не дети, но – ребята.

Обра­щай­тесь с ува­же­нием, ибо вы обра­ща­е­тесь к личностям.

В связи с этим сле­ду­ю­щая реко­мен­да­ция: по-чаще обра­щай­тесь по имени. К при­меру, выра­же­ния «Лиза под­го­то­вила для нас домаш­нее зада­ние, пожа­луй­ста!» или «Лиза под­го­то­вила для нас домаш­нее зада­ние, пожа­луй­ста, Лиз! (Лизочка, Лизонька, только не пере­бор­щите, ибо дети чув­ствуют лиш­нее, а кроме того, наве­дите справки зара­нее – как ей нра­вится, чтобы ее назы­вали – чтобы самим не попасть в нелов­кое положение)».

Гово­рите слово «спа­сибо» ребя­там как можно чаще («не раз­ва­ли­тесь, чай»). Дети как малень­кие попу­гаи, учатся на при­ме­рах; взрос­лые не лишены воз­мож­но­сти это пом­нить – в каж­дой семье. К слову, в непол­ных семьях, дети тоже копи­руют ваше поведение…

Чтобы понять эти про­стые истины оста­но­ви­тесь ради бога, отно­си­тельно кру­го­верти своей веч­ной заня­то­сти с целью добы­ва­ния (нако­ва­ния) мате­ри­аль­ных благ, и, уси­лием воли, на несколько минут, часов, дней (у кого – как полу­ча­ется) отго­ро­ди­тесь от «дел». Вспом­ните про сво­его ребенка, поиг­райте с ним (можете изоб­ра­зить тигра, от вас не убу­дет), спро­сите – что он читает, что его тре­во­жит… Такие раз­го­воры (по опыту) очень хорошо вести вече­ром, перед сном. Успо­койте его, ска­жите, что он (она) в пол­ней­шей без­опас­но­сти, и вы не дадите его (ее) в обиду никому и нико­гда (и не нару­шайте слов); это важно. И делайте это по-чаще.

Вни­ма­ние, важно!

Как пока­зы­вает мно­го­лет­няя прак­тика вос­пи­та­ния детей, наши ребята вполне могут дли­тель­ное время быть заня­тыми сами собой – играть, читать, раз­мыш­лять – про­во­дить досуг само­сто­я­тельно. Но ино­гда вы видите, что ребе­нок так и льнет к вам, каза­лось бы без вес­ких или види­мых при­чин. Вот тут то надо бро­сить все дела, какими бы архи­важ­ными они ни были, обнять, при­лас­кать его (ее), ска­зать о то, как вы их любите. После этого ваш ребе­нок снова может зани­маться сво­ими делами, полу­чив так нуж­ный и важ­ный ему заряд/подтверждение роди­тель­ской любви.

Еще один важ­ный вос­пи­та­тель­ный момент (ско­рее к взрос­лым, кото­рым и пред­на­зна­чена наша книга, нежели к детям): не навя­зы­вайте сво­его мне­ния лич­но­сти. От этого ничего хоро­шего не слу­чится в буду­щем. Реко­мен­дуйте, направ­ляйте, сове­туйте, но… так, чтобы это не выгля­дело понуж­де­нием, не вызы­вало оттор­же­ние, иначе говоря, не вызы­вало жела­ние обма­нуть – сде­лать по-сво­ему, скрыв истин­ный посту­пок. Помните, «педа­гог не тот, кто учит, а тот, у кого учатся». А роди­тель – в семье – самый глав­ный педагог.

О, слиш­ком много напи­сали по поводу нра­во­уче­ний, пой­дем ско­рее дальше…

Глава 3. Работа для руководителя программ продвижения чтения (работа с потребностями современного подростка)

В этой главе даны реко­мен­да­ции педа­го­гам, биб­лио­те­ка­рям, всем заин­те­ре­со­ван­ным лицам – руко­во­ди­те­лям про­грамм про­дви­же­ния дет­ского чте­ния, и конечно же, про­ве­рен­ный спи­сок лите­ра­туры, состав­лен­ный по пред­по­чте­ниям самих совре­мен­ных под­рост­ков с обос­но­ва­нием его важности

3.1. О проектной деятельности пятиклассников

Всем известно, что совре­мен­ные дети про­яв­ляют огром­ный инте­рес к ком­пью­те­рам, быст­рее взрос­лых осва­и­вают про­граммы, чув­ствуют себя ком­фортно в вир­ту­аль­ном мире. Учи­ты­вая эту осо­бен­ность нашего вре­мени, талант­ли­вые взрос­лые могут напра­вить есте­ствен­ный инте­рес в пра­виль­ное русло. При этом насто­я­щую дея­тель­ность могут раз­вер­нуть ребята; они создают соб­ствен­ные пре­зен­та­ции и пока­зы­вают их на уро­ках окру­жа­ю­щего мира, на вне­класс­ных заня­тиях своим сверст­ни­кам, родителям.

Как объ­яс­нить школь­ному биб­лио­те­карю, какая книга тебе нужна? Как раз­ме­щать и сохра­нять на слайде фото­гра­фии люби­мых книг– дол­го­жи­те­лей из домаш­ней биб­лио­теки? Что гово­рить при демон­стра­ции слай­дов, так чтобы всем было инте­ресно? Много труд­но­стей воз­ни­кало. Но рядом пони­ма­ю­щий, заин­те­ре­со­ван­ный учи­тель, мама, папа, стар­шая сестра…

Групп­ками или по одному ребята оста­ва­лись после уро­ков с люби­мым учи­те­лем, устра­и­ва­лись около школь­ного ком­пью­тера и тво­рили. Домой при­но­сили на флеш-нако­пи­те­лях создан­ные слайды, тут уже под­клю­ча­лись роди­тели. Пере­ли­сты­вали книги семей­ной биб­лио­теки, учи­лись отби­рать важ­ное, спо­рили, удив­ля­лись вновь узнан­ному! Поль­зо­ва­лись воз­мож­но­стями гло­баль­ной сети, откры­вая уни­каль­ные сайты, адре­со­ван­ные под­рост­кам. И одна за дру­гой рож­да­лись автор­ские пре­зен­та­ции о пла­не­тах, о необык­но­вен­ных живот­ных, о самой узкой улице в мире…Интереснейшие элек­трон­ные работы, посвя­щен­ные защит­ни­кам оте­че­ства, празд­нику 8 марта…

Пяти­класс­ники у нас создали серию пре­зен­та­ций «Книга– дол­го­жи­тель в моей семье». Мно­гие были удив­лены, что именно книга может являться семей­ной релик­вией! Невольно зарож­да­лось береж­ное отно­ше­ние к книге, кото­рую читали твои роди­тели, бабушки и дедушки. Пора­жало коли­че­ство книг в семей­ных биб­лио­те­ках. Под­ростки заду­мы­ва­лись над тем, какие книги им хоте­лось бы сохра­нить для своей буду­щей семьи…

Достой­ным ито­гом кро­пот­ли­вого сов­мест­ного труда детей, роди­те­лей и учи­те­лей стала насто­я­щая серьез­ная кон­фе­рен­ция, посвя­щен­ная про­ект­ной дея­тель­но­сти. Это может быть собы­тием даже в неболь­шой сель­ской школе! На кон­фе­рен­цию «Мой про­ект» по осо­бым при­гла­си­тель­ным биле­там (это важно) при­шли учи­теля, ребята с роди­те­лями из дру­гих классов.

Гостям было пред­став­лены несколько твор­че­ских пре­зен­та­ций по трем направ­ле­ниям «Встречи», «Чтобы пом­нили», «Окру­жа­ю­щий мир». Можно было зада­вать вопросы высту­па­ю­щим, делиться впе­чат­ле­нием от увиденного.

Авторы пре­зен­та­ций при­об­ре­тали пози­тив­ный опыт пуб­лич­ного выступ­ле­ния и уме­ния всту­пать в диа­лог со сверст­ни­ками и заин­те­ре­со­ван­ными взрослыми.

Вот лишь неко­то­рые отзывы гостей конференции:

  • «Меня заин­те­ре­со­вали работы 5‑го «А» класса своей ярко­стью и содер­жа­нием. Как здо­рово рас­ска­зы­вали по слай­дам. Сами ребята увле­чены проделанным».
  • «Непо­нят­ным для меня было то, как ребята сами все это кра­сиво сде­лали. И еще, почему Лена одна из самых боль­ших рек?».
  • «Думаю, что трудно было выбрать самое глав­ное, ведь на слайде не должно быть много слов».
  • «Своим дру­зьям я бы рас­ска­зал о пла­не­тах. Плу­тон открыт в день моего рождения!».
  • «Как вто­ро­класс­ники здо­рово знают окру­жа­ю­щий мир!».
  • «Уви­дев работы ребят, я испы­ты­вал радость и гор­дость, ува­же­ние. Им было делать пре­зен­та­ции очень сложно».

С помо­щью увле­чен­ных педа­го­гов и роди­те­лей можно про­ве­сти для жела­ю­щих мастер – класс по созда­нию автор­ских презентаций.

Заклю­чи­тель­ной точ­кой кон­фе­рен­ции – игра «Ромашка». Всем пред­ла­га­ется опре­де­лить: зачем демон­стри­ро­ва­лись школь­ные работы, и про­во­ди­лась откры­тая кон­фе­рен­ция. Раз­ные лепестки у ромашки с жел­той сере­дин­кой: «Такая работа только для стар­ше­класс­ни­ков»; «Ску­чал и ничего нового не узнал»; «Было инте­ресно, захо­те­лось самому научиться созда­вать такие пре­зен­та­ции»; «Узнал о новых воз­мож­но­стях работы с ком­пью­те­ром»; «Много инте­рес­ного узнал из работ ребят». Самыми раз­ри­со­ван­ными ока­за­лись три послед­них лепестка.

На кон­фе­рен­ции выяв­ля­ются ребята, кото­рые ори­ен­ти­ру­ются в инфор­ма­ции, вла­деют ком­пью­те­ром, умеют гово­рить, учатся делать сооб­ще­ния на дей­стви­тельно совре­мен­ном уровне.

3.2. Полезные методики, обосновывающие опыт: методика Мальцевой

В стар­шем школь­ном воз­расте память, как и все дру­гие пси­хи­че­ские про­цессы, пре­тер­пе­вает суще­ствен­ные изме­не­ния. Их суть в том, что память ребенка посте­пенно при­об­ре­тает черты про­из­воль­но­сти, ста­но­вясь созна­тельно регу­ли­ру­е­мой и опо­сред­ство­ван­ной, то есть – ста­но­вится мыс­ля­щей. Совер­шен­ство­ва­ние памяти в стар­шем школь­ном воз­расте обу­слов­лено при­об­ре­те­нием в ходе учеб­ной дея­тель­но­сти раз­лич­ных спо­со­бов и стра­те­гий запо­ми­на­ния, свя­зан­ных с орга­ни­за­цией и обра­бот­кой запо­ми­на­е­мого мате­ри­ала. Однако без спе­ци­аль­ной работы педа­гога началь­ной школы и школь­ного биб­лио­те­каря-пси­хо­лога, направ­лен­ной на фор­ми­ро­ва­ние озна­чен­ных спо­со­бов, они скла­ды­ва­ются у детей сти­хийно и нередко суще­ственно раз­ли­ча­ются у уча­щихся 5–11 классов.

Так, для детей 11–16 лет типичны ситу­а­ции, когда ребенку гораздо легче запом­нить что-то без исполь­зо­ва­ния каких-либо средств, чем запом­нить при помощи спе­ци­аль­ной орга­ни­за­ции и осмыс­ле­ния мате­ри­ала. На вопрос: «Как ты запом­нил?» – под­ро­сток дан­ного воз­раста чаще всего отве­чает: «Про­сто запом­нил и все тут».

Эффек­тив­ная обу­ча­ю­щая мето­дика по созда­нию мне­ми­че­ских опор и полу­чив­шая назва­ние «смыс­ло­вые еди­ницы», раз­ра­бо­тан­ная К.П. Маль­це­вой, может быть исполь­зо­вана для школь­ни­ков всех воз­рас­тов, испы­ты­ва­ю­щих труд­но­сти в мне­ми­че­ской дея­тель­но­сти, начи­ная с началь­ной школы.

Мето­дика заклю­ча­ется в том, что перед млад­шим школь­ни­ком ста­вится задача выде­лить глав­ное в тек­сте (опоры) и ука­зы­ва­ется путь ана­лиза тек­ста. Чтобы вычле­нить глав­ное уче­ник дол­жен после­до­ва­тельно отве­чать на два вопроса: «О ком (или о чем) гово­рится в этой части?» и «Что гово­рится (сооб­ща­ется) об этом?»

Ответ на пер­вый вопрос поз­во­ляет выде­лить глав­ное в той части, к кото­рой он отно­сится, а вто­рой вопрос под­твер­ждает пра­виль­ность этого выде­ле­ния. Обу­ча­ю­щая мето­дика имеет две части.

Пер­вая часть – выде­ле­ние смыс­ло­вых опор, вто­рая – состав­ле­ние и исполь­зо­ва­ние плана как смыс­ло­вой опоры мне­ми­че­ской дея­тель­но­сти школьника.

Закреп­ле­ние обеих состав­ля­ю­щих не мыс­лимы без над­ле­жа­щей работы педа­гога и родителя.

3.3. Рекомендуемая литература для детей и подростков

Учи­тесь и читайте. Жизнь сде­лает все остальное.

Ф.М. Досто­ев­ский

Как пока­зы­вает прак­тика (эмпи­рика) детей «цеп­ляет» или оттал­ки­вает не страна про­ис­хож­де­ния героев, авто­ров или сюжета, а инте­рес­ный или неин­те­рес­ный язык, кото­рым через книгу автор обща­ется с весьма при­страст­ным ребенком.

Да, наши дети при­страстны; сами того не ведая, высту­пают в роли чут­кого инди­ка­тора каче­ства: пло­хие книги вы их читать не заста­вите. А хоро­шие – спо­соб­ствуют тому, что у ребенка воз­ни­кает жела­ние научиться читать самому (само собой это жела­ние не воз­ни­кает, зачем – ну почи­тают же тебе, если очень попро­сишь), и совер­шен­ство­ваться в этих очень важ­ных для раз­ви­тия навы­ках. С дру­гой сто­роны – что такое «хорошо» и что такое «плохо» когда речь идет о книге для ребенка? Не будем забы­вать, что оценка все­гда зави­сит от уста­новки, а при­ме­нять «взрос­лую» шкалу для оце­ни­ва­ния каче­ства дет­ской книги, это, мягко говоря, некор­ректно. К при­меру, плохи или хороши книги из серии «ужа­сти­ков» (Стайн Р.Л. Нечто из под­вала. – М.: Росмэн, 2002. – 108 с. – ISBN 5–8451-0616–8, или «Дья­воль­ская кровь», «При­зрак без головы» того же автора), кото­рыми зачи­ты­ва­лась моя дочь в 5‑м и 6‑м классе (воз­раст 10–12 лет) гим­на­зии, как, впро­чем, и все «основ­ные» девочки класса?

Оче­видно, для них, очень даже хороши.

Вспом­ните себя в деся­ти­лет­нем воз­расте. Пио­нер­ский лагерь. Ночь. Все по оче­реди рас­ска­зы­вают страш­ные исто­рии (кстати, книг, об этом не было), по спине бегут мурашки, но все равно слу­ша­ешь, не ото­рваться… Новые «ужа­стики» ничуть не страш­нее рас­ска­зов, что боль­шин­ство из нас любили читать в дет­стве. Про­ве­рено моей прак­ти­кой, что даже тот ребе­нок, кото­рый пред­по­чи­тает книге теле­ви­зор, не может усто­ять, и втя­ги­ва­ется в увле­ка­тель­ные при­клю­че­ния героев, тайны и загадки, самые непред­ска­зу­е­мые и необыч­ные вещи, опи­сан­ные в таких кни­гах. Это – к слову о прак­тике и мето­дике выяв­ле­ния чита­тель­ских «биб­лио­теч­ных» пред­по­чте­ний ребенка.

И мы не мешали дочке в ее выборе, во-пер­вых, спра­вед­ливо пола­гая, что уже в таком воз­расте фор­ми­ру­ю­ща­яся лич­ность девочки ори­ен­ти­ро­вана не только на роди­тель­ские или биб­лио­теч­ные реко­мен­да­ции, но и на «моду» в своей среде, во-вто­рых, ува­жая ее лич­ный выбор.

Поэтому пола­гал бы остав­лять ребенку разум­ную авто­но­мию в выборе книг и биб­лио­теч­ных пред­по­чте­ниях в част­но­сти. По край­ней мере, чте­ние для детей оста­ется нена­вяз­чи­вым, желан­ным про­цес­сом, а зна­чит, заво­е­вы­вает сердца. Так на прак­тике еще раз апро­би­ро­ван и под­твер­жден посту­лат заслу­жен­ного спе­ци­а­ли­ста петер­бург­ской биб­лио­теч­ной школы И.И. Тихо­ми­ро­вой – «учить не уча». Таков лейт­мо­тив видится мне и для всей книги.

3.3.1. Реко­мен­ду­е­мая (авто­ром) лите­ра­тура для чте­ния вслух взрос­лыми – детям

Мая­лу­ома М. Папа, когда при­дет Дед Мороз? / Мар­кус Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2008. – 36 с.

Миет­ти­нен Ауликки. Отто и малыш из тыквы./ Сказка. – пер. с фин­ского – М.: Стре­коза, 2009. – ISBN 978–5‑9951–0454‑4

Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и ее новые дру­зья. – М.: Откры­тый мир, 2002.

Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и радость тре­тьего этажа. – М.: Откры­тый мир, 2007.

Успен­ский Э. Крас­ная Рука, чер­ная про­стыня, зеле­ные Пальцы/ пре­дисл., сост.: Успен­ский Э., Уса­чев А. – М…: Эко­но­мика, 1992. – 287 с.

Имаи А. При­клю­че­ния Честера. – М.: Кле­вер-Медиа-Групп, 2011/ – 24 с.

Тел­ле­ген Т. При­клю­че­ния В. Швыр­швырма. – М.: Заха­ров, 2008. – 144 с.

Шаров А. При­клю­че­ние Еженьки и дру­гих нари­со­ван­ных чело­веч­ков. – М.: Изда­тель­ский Дом Меще­ря­кова, 2010. – 80 с.

Уильямс М. Плю­ше­вый заяц или как игрушки ста­но­вятся насто­я­щими. – М.: Розо­вый жираф, 2011. – 48 с.

3.3.2. Для детей воз­раста 8–12 лет

Гела­си­мов А. Кольцо белого волка. – М.: Эксмо, 2010. – 320 с. – ISBN 978–5‑699–45654‑3

Мур У. Дом зер­кал. – М.: Рипол-Клас­сик, 2011. – 256 с. – ISBN 978–5‑386–02695‑0

Мура­шова Е. Класс кор­рек­ции. – М.: Cамо­кат, 2007. – 192 с. – ISBN 978–5‑91759–014‑1; 978–5‑902326–34‑2

Пен­нак Д. Малень­кая тор­говка про­зой. – СПб.: Амфора, 2005. – 464 с. – ISBN 5–94278-719–0

Байяр Ж. Сек­рет ста­рин­ного замка: Повесть/ Пер. с фр. В. Гусева. – М.: ЗАО Изд-во «Эксмо-Пресс», 1999. – 224 с. – ISBN 5–04-003047–9

Хан­тер Э. Лес сек­ре­тов. – пер. с англ. В. Максимовой/ худ. Л. Насы­ров. – М.: Олма Медиа Групп, 2011. – 320 с. – ISBN 978–5‑373–02438‑9

3.3.3. Книги для под­рост­ков 12–16 лет

Ханну Мякеля родился в 1943 г. в Хель­синки. Лучше всего Мякеля рас­ска­зал о своем дет­стве в книге «Помню. Дет­ство», 2011; эту книгу можно реко­мен­до­вать под­рост­кам в воз­расте 12–17 лет. Мякеля пишет от пер­вого лица инте­ресно и точно – акцен­ти­руя вни­ма­ние на деталях.

В 1964 году Мякеля окон­чил Хель­синк­ский педа­го­ги­че­ский инсти­тут, после чего рабо­тал пре­по­да­ва­те­лем фин­ского языка, редак­то­ром в изда­тель­стве Otava. С 1987 явля­ется сво­бод­ным писателем.

Из твор­че­ского багажа Ханну Мякеля

В раз­ные годы опуб­ли­ко­вал сбор­ники: «Все время в пути»/ Matkoilla kaiken aikaa, 1965, стихи «Скажи мне свое имя»/ Sano minulle nimesi, 1969; «Правдоподобно»/ Toden nдk­цistд, 2011.

Дет­ские книги («Гос­по­дин Ау»/ Herra Huu, 1973), пьесы «Страш­ный гос­по­дин Ау»/ Kauhistava herra Huu. Эта пьеса имеет для Рос­сии осо­бое зна­че­ние, Мякеля ста­вил ее сов­местно с Эду­ар­дом Успен­ским; пре­мьера состо­я­лась в Ленин­град­ском госу­дар­ствен­ном театре мари­о­не­ток в 1980 году.

Теле­ви­зи­он­ные спек­такли «Празд­ник на фирме»/ Firman juhlat, 1988,

Радио­спек­такли «Поезд в Москву»/ Juna Moskovaan, 1976, учеб­ник «Рус­ский для взрослых»/ Venдjдд aikuisille, 2012.

В 2013 году ожи­да­ется выход книги, посвя­щен­ной А.С. Пушкину.

С твор­че­ством писа­теля также можно позна­ко­миться на сайте: http://hannumakela.com/index.php

Три­ви­зас Е. Послед­ний чер­ный кот: [для средн. шк. возраста]/ Евге­ниос Три­ви­зас; ил. Сти­вена Уэста; пер. с греч. Татьяны Артю­хо­вой. – М.: Само­кат, 2011. – 216 с.; ил. – (серия «Луч­шая новая книжка») – ISBN 978–5‑91759–046‑2/

Книга пози­ци­о­ни­ру­ется как лите­ра­турно-худо­же­ствен­ное изда­ние для сред­него школь­ного возраста.

Гре­че­ский писа­тель (сей­час живет в Вели­ко­бри­та­нии) с боль­шим твор­че­ским ста­жем (р. 1946), автор более сотни про­из­ве­де­ний для детей и под­рост­ков, в 2006 году номи­ни­ро­вался на пре­мию Андерсена.

Евге­ниос Три­ви­зас живо и вовсе не нра­во­учи­тельно гово­рит с детьми о таких акту­аль­ных про­бле­мах – нетер­пи­мо­сти и ксе­но­фо­бии. Но глав­ный урок – не терять надежды в самой без­на­деж­ной ситуации.

От пер­вого лица: «Я дол­жен рас­ска­зать вам эту исто­рию. Ведь на нашем ост­рове, как и всюду, собы­тия быстро сти­ра­ются и из памяти кошек, и из памяти людей. А зна­чит, чем-то бре­до­вый помы­сел может вновь обер­нуться все­по­гло­ща­ю­щим пожа­ром…» (Евге­ниос Тривизас.)

Пиво­ва­рова И.М. Рас­сказы Люси Сини­цы­ной: [повесть, рассказы]/Ирина Пиво­ва­рова. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2012. – 255 с. – (Серия «Кол­лек­ция при­клю­че­ний и фан­та­стики») – ISBN 978–5‑367–013108, ISBN 978–5‑367–02373‑2.

Ирина Михай­ловна Пиво­ва­рова – при­знан­ный клас­сик оте­че­ствен­ной дет­ской лите­ра­туры, писав­ший с лег­ким юмо­ром, без поучи­тель­ного тона и без пош­ло­сти. В ее стиле – искрен­ность, непо­сред­ствен­ность, уме­ние видеть необык­но­вен­ное в повсе­днев­ном, и не дюже­ный талант лите­ра­тора. Про­жила недол­гую жизнь (1939–1986).

Рас­сказы повест­вуют о жизни обыч­ных школь­ни­ков, чем и под­ку­пает под­рост­ков, не зна­ко­мых с творчеством.

От пер­вого лица: «Очень люблю, когда дети сме­ются! Если мне при­хо­дится их учить, ста­ра­юсь, чтобы это было не слиш­ком заметно. При этом я учусь сама. Мои доб­рые учи­теля – Чуков­ский, Линдгрен, Хармс». (Ирина Пивоварова).

Тенд­ря­ков В.Ф. Ночь после выпуска. – М.: Олимп, М.: АСТ. – Серия «люби­мые книги девочек»)

Вла­ди­мир Федо­ро­вич Тенд­ря­ков (1923–1984) – чело­век яркой судьбы, писа­тель, про­из­ве­де­ния кото­рого акцен­ти­ро­вали вни­ма­ние обще­ствен­но­сти на самые живо­тре­пе­щу­щие вопросы. Обиль­ные посмерт­ные пуб­ли­ка­ции пока­зы­вают, насколько смело и глу­боко раз­би­рался писа­тель в слож­ных и про­ти­во­ре­чи­вых явле­ниях нашей жизни. За при­ме­рами далеко ходить не пришлось.

Неза­бы­ва­е­мые впе­чат­ле­ния (по ее соб­ствен­ным выра­же­ниям) оста­вил у моей 12-лет­ней дочери роман Тенд­ря­кова «Ночь после выпуска» из серии «Люби­мые книги дево­чек» (изда­тель­ства М.: Олимп, М.: АСТ). В нем рас­ска­зы­ва­ется, как после выпуск­ного бала быв­шие деся­ти­класс­ники решают раз­влечься необыч­ным обра­зом: выби­рая из своей ком­па­нии «жертву» за «жерт­вой», каж­дый гово­рит о ней, что думает. Нежданно-нега­данно обна­жа­ются самые тай­ные и интим­ные вещи. Моло­дые люди вхо­дят во вкус и не боятся бро­сать друг другу в лицо самую страш­ную и цинич­ную правду. Под утро они рас­хо­дятся с тяже­лым осад­ком в душе: ноч­ная жесто­кая игра убила дружбу и любовь. Впе­реди – взрос­лая жизнь…

Таков синоп­сис романа. Писа­тель создал весьма реа­ли­стич­ную и неза­мас­ки­ро­ван­ную кар­тину обще­ния под­рост­ков, кото­рой живо увле­ка­ются сего­дня девушки и моло­дые люди. Не смотря на то, что роман напи­сан задолго до «пере­стро­еч­ных» вре­мен, и пред­вос­хи­тил появ­ле­ние «спор­ных» теле­ви­зи­он­ных пере­дач («Дом» и ее кло­нов), дочь (еще не достиг­шая «выпуск­ного» воз­раста) читала про­из­ве­де­ние «запоем», потому, что твор­че­ство Тенд­ря­кова и сего­дня, спу­стя более 25 лет после смерти писа­теля, оста­ется актуальным.

Как вся­кий талант­ли­вый чело­век, Тенд­ря­ков про­явился и как худож­ник. Его рисунки «Заяц и док­тор», «Порт­рет матери», «У афиши», «Авто­порт­рет» и дру­гие, не могут оста­вить равнодушным.

3.3.4. Ужасны ли «ужа­стики»?

Колас И. О пра­виль­ном пове­де­нии для дево­чек. Весело и про­сто. / Пер. с фр. Ю. Кисе­ле­вой. – М.: Омега. – 2007. – 80 с. (серия «Клуб тинейджеров»)

Стайн Р.Л. Нечто из под­вала: Трил­лер для детей./ Пер. с англ. Л. Кала­бу­хо­вой – М.: Росмэн-Пресс, 2001. – 110 с. – ISBN 5–353-00331–4

Стайн Р.Л. Дья­воль­ская кровь. – М.: Росмэн, 2002. – 116 с. – ISBN 5–8451-0616–7

Стайн Р.Л. При­зрак без головы: Трил­лер для детей./Пер. с англ. Т.Ю. поки­да­е­вой. – М.: ООО «Росм­эн­Из­дат, 2001. – 126 с. – ISBN 5–8451-0763–6

Мил­ли­оны детей во всем мире зачи­ты­ва­ются этими кни­гами. Что при­вле­кает их в «ужа­сти­ках»? Во-пер­вых, захва­ты­ва­ю­щие дух при­клю­че­ния и тайны, и то, что добро в них все­гда побеж­дает зло. Во-вто­рых, чита­ются они на одной дыха­нии. И в тре­тьих, только увле­ка­тель­ная книга может дать ребенку без­гра­нич­ный про­стор для фан­та­зии и воображения.

Дет­ской лите­ра­ту­рой инте­ре­су­ются раз­лич­ные спе­ци­а­ли­сты. Воз­можно, им будет небезын­те­ресно озна­ко­миться с опы­том фин­ских биб­лио­тек и с фин­скими кни­гами для детей – теми, что уже несколько лет не усту­пают в попу­ляр­но­сти рос­сий­ским дет­ским изданиям.

О фин­ских кни­гах для детей

Хочу начать с неболь­шого экс­курса в исто­рию. В 2011 году в зда­нии РНБ (Санкт-Петер­бург, Мос­ков­ский пр., 165) в рам­ках круг­лого стола «Реги­о­наль­ная биб­лио­тека во вре­мена пере­мен: новая архи­тек­тура – новая струк­тура – новый биб­лио­те­карь – новая биб­лио­тека» откры­лась выставка «Новая фин­ская биб­лио­тека», под­го­тов­лен­ная город­скими биб­лио­те­ками Турку и Хель­синки. Чуть ранее биб­лио­тека г. Турку отпразд­но­вала 140 лет со дня рож­де­ния. Я побы­вал на этой выставке, и вынес оттуда много нового, без­условно, инте­рес­ного. А затем… поехал в Фин­лян­дию за новым опытом.

Цен­траль­ную биб­лио­теку Хель­синки сего­дня назы­вают «Биб­лио­тека 24», так как теперь она рабо­тает круглосуточно.

Тех­ни­че­ское осна­ще­ние биб­лио­теки предо­став­ляет сле­ду­ю­щие возможности:

  • через созда­ние сво­его псев­до­нима у кли­ен­тов биб­лио­теки есть воз­мож­ность вно­сить свой вклад в чита­тель­скую базу данных;
  • доб­ро­воль­ная рецен­зия – воз­мож­ность сде­лать так, чтобы дру­гие озна­ко­ми­лись с вашей лич­ной оцен­кой биб­лио­теч­ного собра­ния или отдель­ного издания;
  • ком­му­ни­ка­тив­ная беседа в фор­мате живой дис­кус­сии пред­по­ла­гает диа­лог с дру­гими посе­ти­те­лями биб­лио­теки, инте­ре­су­ю­щи­мися теми же темами;
  • пуб­ли­ка­ция, обна­ро­до­ва­ние, рас­пре­де­ле­ние мате­ри­а­лов, под­го­тов­лен­ных чита­те­лями (здесь их назы­вают клиентами).

Кли­ент фин­ской биб­лио­теки силен своим вли­я­нием на ее жизнь, поскольку не лишен воз­мож­но­сти при­ни­мать уча­стие в обсуж­де­нии, рефлек­сии (обрат­ной связи, отзы­вов), кол­лек­тив­ных реше­ний, каса­ю­щихся новых мето­дов дея­тель­но­сти, созда­нии при­о­ри­те­тов и пер­спек­тив раз­ви­тия библиотеки.

Инте­рес­ной осо­бен­но­стью или новым фин­ским опы­том (кото­рый мог бы стать не менее новым рос­сий­ским опы­том) явля­ется воз­мож­ность пред­ва­ри­тель­ного заказа через Интер­нет нуж­ных чита­телю (в том числе дет­ских) книг. На сайте биб­лио­теки выстав­лены книги с облож­ками, анно­та­ци­ями, фраг­мен­тами тек­ста и целых глав (для пущего при­вле­че­ния чита­теля или рас­кры­тия сути книги), име­ется сооб­ще­ние о том – сво­бодна ли книга (име­ется ли в фонде) и есть форма для заказа. Вос­поль­зо­вав­шись этой про­стой мето­ди­кой (как – мне наглядно пока­зали), зани­ма­ю­щей у кли­ента фин­ской биб­лио­теки всего пару минут (при усло­вии, что он уже знает – какую книгу хочет полу­чить от биб­лио­теки на время поль­зо­ва­ния) далее – в тече­нии 3‑х дней чита­тель дол­жен само­сто­я­тельно при­быть в биб­лио­теку и по заре­ги­стри­ро­ван­ному ID номеру (ана­лог нашего чита­тель­ского билета) полу­чить книгу в поль­зо­ва­ние. Есть также и услуга доставки книги на дом или в офис.

На фору­мах фин­ских биб­лио­тек идет актив­ное обсуж­де­ние книг, осо­бенно нови­нок. Сами чита­тели остав­ляют в бло­гах и отзы­вах «мик­ро­ре­цен­зии», по ана­лизу кото­рых можно уже состав­лять – как бы у нас его назвали – реко­мен­да­тель­ный спи­сок книг для чте­ния чис­лом не менее 100.

Новый год, как водится, при­но­сит с собой и нова­ции. Биб­лио­теч­ное дело – не исклю­че­ние из пра­вил. Тако­вой бес­спорно явля­ется откры­тие рус­ско­языч­ной биб­лио­теки в при­го­роде Хель­синки Эспоо (Фин­лян­дия), кото­рое состо­я­лось 8 фев­раля 2013 года. Но что же там такого «раз­эта­кого»? А вот что.

Ока­зы­ва­ется, устро­и­тели празд­ника сде­лали не только инте­рес­ную про­грамму, где участ­во­вали твор­че­ские кол­лек­тивы из Фин­лян­дии, Эсто­нии и Рос­сии, но и встречу со спе­ци­ально при­гла­шен­ным гостем – извест­ным дет­ским писа­те­лем Миха­и­лом Ясно­вым, кстати, полу­чив­шим в 2012 году Госу­дар­ствен­ную пре­мию РФ в обла­сти культуры.

Можно кон­ста­ти­ро­вать, что здесь биб­лио­тека реально стала не только местом чте­ния, но и цен­тром куль­туры и досуга. Теперь и рус­ско­языч­ным – на тер­ри­то­рии страны Суоми.

Думаю, наши биб­лио­те­кари по целому ряду при­чин не скоро дого­нят фин­ских кол­лег; хотя лично мне хоте­лось бы, чтобы новые мето­дики зара­бо­тали у нас как можно скорее.

Посмот­рим, как с этим обстоят дела у нас в отечестве.

В июне 2012 года по рас­сылке РБА при­шло сооб­ще­ние, что в Дет­ской цен­тра­ли­зо­ван­ной биб­лио­теч­ной системе г. Ново­куз­нецка (Кеме­ров­ская область) создан элек­трон­ный тема­ти­че­ский иллю­стри­ро­ван­ный ката­лог «Что нам читать?», пред­на­зна­чен­ный для детей 6 – 10 лет. Хоро­ший шаг впе­ред, можно пора­до­ваться за биб­лио­теки Ново­куз­нецка, кото­рые свои реко­мен­да­ции могут рас­про­стра­нить на всех заин­те­ре­со­ван­ных руко­во­ди­те­лей дет­ского чте­ния реги­она (и родителей).

Санкт-Петер­бург тоже на высоте. Прак­ти­че­ски в каж­дой дет­ской биб­лио­теке (среди всех ЦБС рай­о­нов Санкт-Петер­бурга) сего­дня можно встре­тить книжки фин­ских авто­ров, выпу­щен­ные в рос­сий­ских изда­тель­ствах и пере­ве­ден­ных с языка первоисточника.

Боль­шин­ство книг фин­ских авто­ров, пишу­щих и рису­ю­щих для детей, изда­ется в Рос­сии при финан­со­вой или иной под­держке инфор­ма­ци­он­ного цен­тра фин­ской лите­ра­туры FILI. Это довольно вну­ши­тель­ная (по мер­кам неболь­шой Фин­лян­дии) орга­ни­за­ции, кото­рая имеет в стране Суоми огром­ный авто­ри­тет; ее вни­ма­ния ищут как изда­тели, так и литераторы.

Заме­ча­тель­ные фин­ские соав­торы Туве Аппель­грен и Салла Саво­лай­нен рас­пре­де­лили свое уча­стие в дет­ской книжке «Веста-Лин­нея и каприз­ная мама» поровну: текст напи­сала Туве, а обильно снаб­дила иллю­стра­ци­ями Салла. Туве Аппель­грен сей­час живет в Фин­лян­дии, но пишет на своем род­ном языке – по-швед­ски. Это пер­вая книга в ее серии про девочку со стран­ным для нас име­нем Веста-Лин­нея, и ее боль­шую друж­ную семью. В Фин­лян­дии, осо­бенно на севере – в Лаплан­дии, при­нято давать детям несколько имен, к при­меру, Кри­стина-Пат­ри­ция-Танья-Анна-Леена – это имя может быть всего у одной только девочки.

Дети (книга рас­счи­тана на дет­ский воз­раст 5–11 лет) увле­ка­ясь чте­нием такой книжки, где пока­зана жизнь героев из сосед­ней страны Суоми, узнают много нового не только о жизни за гра­ни­цей, но и об осо­бен­но­стях имен своих сверстников.

Книжка уви­дела свет в изда­тель­стве «Откры­тый мир» в 2008 году (ори­ги­наль­ное назва­ние Vesta-Linnea och monstermamman); рос­сий­ским детям текст досту­пен с помо­щью пере­вод­чицы Марии Людковской.

Сюжет книги таков: дей­ствие начи­на­ется с обыч­ной утрен­ней ссоры между мамой и доч­кой. Мама ста­ра­ется сохра­нять спо­кой­ствие, ведь она запла­ни­ро­вала, что они с Вестой-Лин­неей про­ве­дут заме­ча­тель­ный день. Но Веста-Лин­нея упря­мится, не хочет одеваться.

– Хва­тит! – обры­вает ее мама. Голос у нее такой же при­ят­ный, как у голод­ного белого мед­ведя, замерз­шего во льдах.

Веста-Лин­нея пони­мает, что дело при­ни­мает серьез­ный обо­рот. Скоро она по-насто­я­щему рас­сви­ре­пеет, эта мама. Лучше всего тихо-тихо одеться и миленько улыб­нуться. Может, даже ска­зать «про­сти»… Но собы­тия раз­во­ра­чи­ва­ются очень дина­мично и по-дет­ски дра­ма­тично, что и при­ко­вы­вает вни­ма­ние малень­ких чита­те­лей к рас­сказу фин­ских авто­ров, оформ­лен­ному на 20 страницах.

Также заслу­жи­вает вни­ма­ние книжка для того же чита­тель­ского адреса – для чте­ния взрос­лыми детям, напи­сан­ная дат­чан­кой Ким Фупс Оке­сон «Граж­да­нин, граж­данка и малень­кая обе­зьянка» с совер­шенно потря­са­ю­щими иллю­стра­ци­ями Евы Эрикс­сон. Книжка, пере­ве­ден­ная с дат­ского все той же Марией Люд­ков­ской, вышла в изда­тель­стве «Откры­тый мир». В ней рас­ска­зы­ва­ется, как «жили-были муж­чина и жен­щина, но не какие угодно муж­чина и жен­щина. У обоих были имена, дом в Хер­леве и немец­кий автомобиль.

«Ах, как же мы любим друг друга!» – гово­рили они друг другу и цело­ва­лись так, что дух захва­ты­вало. Такое и в Хер­леве слу­ча­ется. Одна­жды утром жен­щина ска­зала: «Мне кажется, у меня в животе что-то есть». Про­чи­тав книгу, ребе­нок узнает – как именно раз­ви­ва­ются собы­тия дальше.

Извест­ный фин­ский писа­тель для детей Мар­кус Мая­лу­ома издал на своей родине много книг, поль­зу­ю­щихся попу­ляр­но­стью. При­чем волны попу­ляр­но­сти дошли и до России.

Книжка «Папа, пой­дем за грибами!/М. Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2009. – 36 л.: ил. – ISBN 978–5‑902326–82‑3 увле­кает ребенка с пер­вой стра­ницы, и чита­ется легко. Осо­бен­ный фин­ский юмор (кото­рый про­сле­жи­ва­ется – см. выде­лен­ное кур­си­вом – как в лите­ра­туре для взрос­лых, так и для детей) при­вле­кает детей к таким книж­кам, прежде всего, своей ори­ги­наль­но­стью. О сюжете судите сами.

Не успел папа при­е­хать домой на новой машине, как Осси, Вейно и Анна-Мари объ­явили, что они едут за гри­бами! Сосед, живу­щий рядом гос­по­дин Труб­кела и его флаг­шток тоже отправ­ля­ются с ними. И пусть в дре­му­чем лесу водятся мед­веди и бара­па­завры– ничто не оста­но­вит команду рас­кра­ши­ва­те­лей гриб­ных атласов-определителей!

Вообще Мар­кус Мая­лу­ома напи­сал и сам про­ил­лю­стри­ро­вал мно­же­ство книг для ребят, где дет­ская фан­та­зия и сооб­ра­зи­тель­ность зача­стую ока­зы­ва­ются намного более полез­ными, чем рас­су­ди­тель­ность «умных» взрос­лых. Не явля­ется исклю­че­нием и такая его книга для детей 4–7 лет, как:

  • Мая­лу­ома М. Папа, когда при­дет Дед Мороз? / Мар­кус Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2008. – 36 с.

С поз­во­ле­ния ска­зать квинт­эс­сен­цией попу­ляр­но­сти книг Мая­лу­ома в дет­ском мире явля­ется не столько ори­ги­наль­ный лите­ра­турно-худо­же­ствен­ный стиль подачи мате­ри­ала, сколько удачно выбран­ный чита­тель­ский адрес и его непо­сред­ствен­ная связь с серией, в назва­нии кото­рой слово «папа» явля­ется опре­де­ля­ю­щим – «папина серия».

Сам дет­ский писа­тель Мая­лу­ома откро­вен­ни­чает: «В дет­ской книжке должны быть какие-то грани, какие-то про­ти­во­по­став­ле­ния. Про­ти­во­по­лож­ность заклю­ча­ется уже в том, что взрос­лые все пла­ни­руют зара­нее, а дети живут ощу­ще­нием момента. С мыс­лью об этом я нари­со­вал и напи­сал книги «папи­ной серии». Папа в них все пре­вра­щает в игру – на свой лад. А дети добав­ляют в этот суп при­правы, и порой довольно ост­рень­кие, во вся­ком слу­чае, на отцов­ский вкус».

Как автор несколь­ких мето­ди­че­ских посо­бий по чте­нию для отцов, я вполне пони­маю этого фин­ского писа­теля. Ниша, в кото­рой рабо­тает Мая­лу­ома и сего­дня не напол­нена вполне: не хва­тает нерав­но­душ­ных отцов, уме­ю­щих и жела­ю­щих зани­маться с детьми. Поэтому все­гда, когда в книге речь – так или иначе (в назва­нии, содер­жа­нии, оглав­ле­нии) захо­дит о папах, дети (мно­гие из них рас­тут в непол­ных семьях) наи­бо­лее сен­си­тивны (вос­при­им­чивы), и осва­и­вают такую книгу с удо­воль­ствием. Думаю, сек­рет серии Мая­лу­омы именно в этом.

Сле­ду­ю­щие книги (дру­гих фин­ских авто­ров, пере­ве­ден­ных и издан­ных в Рос­сии) с не мень­шим обос­но­ва­нием можно реко­мен­до­вать роди­те­лям для чте­ния детям:

  • Миет­ти­нен Ауликки. Отто и малыш из тыквы./ Сказка. – пер. с фин­ского – М.: Стре­коза, 2009. – 28 с.
  • Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и ее новые дру­зья. – М.: Откры­тый мир, 2002.
  • Тина Нопола, Мерви Линд­ман. Сири и радость тре­тьего этажа. – М.: Откры­тый мир, 2007.
  • Мая­лу­ома М. Папа, когда при­дет Дед Мороз? / Мар­кус Мая­лу­ома; пер. с фин­ского Е. Тино­виц­кой. – М.: Само­кат, 2008. – 36 с.

К слово, в фин­ских пер­во­ис­точ­ни­ках имя глав­ной геро­ини зву­чит Сиири.

  • Хан­тер Э. Лес сек­ре­тов. – пер. с англ. В. Максимовой/ Худ. Л. Насы­ров. – М.: Олма Медиа Групп, 2011. – 320 с. – ISBN 978–5‑373–02438‑9

Эту книгу поре­ко­мен­дую как бест­сел­лер дет­ской лите­ра­туры. Уди­ви­тель­ная и тро­га­тель­ная исто­рия о том, как у себя дома можно вырас­тить малень­кого эльфа. Книга впер­вые издана в 2007 году с фин­ским назва­нием Otto ja keijauvauva в изда­тель­стве Otava Publishing Company LTd.

Пред­по­чте­ния в чте­нии фин­ских детей легко изу­чить по сай­там тех же фин­ских биб­лио­тек, где ребята само­сто­я­тельно (за малы­шей – их роди­тели) остав­ляют свои ком­мен­та­рии. Конечно, для пере­вода жела­тельно знать фин­ский язык. Для тех из наших чита­те­лей, кто пока не может похва­статься этим зна­нием, при­веду крат­кий спи­сок того, что «вза­хлеб» читают фин­ские ребята прямо сего­дня (эти книги еще не пере­ве­дены на рус­ский и пока недо­ступны нашим детям):

  • Келли Стрём. «Сиири, пело­тон почты пилота»
  • Тьерри Фран­суа, Лаваль и Сте­фана Дюранд Sarano. «Где нахо­дится мор­ской ёж?»
  • Оли­вер Джеф­ферс. «Лета­ю­щий Пингвин»

Это читают самые маленькие.

Дети в воз­расте 6–7 лет имеют свой спи­сок бестселлеров:

  • Маури Кун­нас. «Собаки и дети в городе»
  • Тимо Parvela. «Хилма и иде­аль­ный pебенок»
  • Лена Андер­сон. «Малень­кий Урхин и сви­нья Снупи»
  • Мерви Линд­ман. «Храб­рый малень­кий Меммули»
  • Кайса Лип­по­нен. «Уди­ви­тель­ное путешествие»

Почему бы не вос­при­нять совре­мен­ный фин­ский опыт, или хотя бы обра­тить на него вни­ма­ние в призме оте­че­ствен­ного, почему бы не обсудить?

Вече­ром возь­мите такую «ино­стран­ную» книгу, и почи­тайте вме­сте с ребен­ком, рас­смот­рите кар­тинки (фин­ские и швед­ские худож­ники вовсе не про­званы от слова «худо»). Помочь в этом про­цессе могут кра­сочно оформ­лен­ные, захва­ты­ва­ю­щие вни­ма­ние ребенка книжки, уви­ден­ные мною в сосед­ней Фин­лян­дии и затем здесь, в биб­лио­те­ках Рос­сии. Они уже про­шли на нашей мен­таль­ной «почве» необ­хо­ди­мую экс­пер­тизу вре­ме­нем; наших детей не пугают «ино­стран­ные» имена авто­ров и героев, как когда-то – во вре­мена моего дет­ства – в ХХ веке нас не пугало твор­че­ство заме­ча­тель­ного Джанни Родари.

Федор Коню­хов, побы­вав­ший во мно­гих стра­нах мира, думает о книге так: «Книги были, есть и будут. И через сто лет, и через две­сти, и через тысячу. Они изме­нятся – ста­нут дру­гими, только слово оста­нется тем же. Сей­час не откры­вают мате­рики или ост­рова. Но ты откры­ва­ешь свою духовность».

3.3.5. Спи­сок реко­мен­ду­е­мой лите­ра­туры для под­рост­ков, увле­ка­ю­щихся фэнтези

  1. Бах P. Чайка по имени Джо­но­тан Ливинг­стон. Иллю­зии, или при­клю­че­ния Мес­сии Поне­воле: Пове­сти. СПб.: Грант, 1993.
  2. Дяченко М. Дяченко С. Ритуал // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг-Харь­ков: Фолио, 1996.
  3. Дяченко М. Дяченко С. Бастард // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг Харь­ков: Фолио, 1996.
  4. Дяченко М. Дяченко С. Ритуал // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг Харь­ков: Фолио, 1996.
  5. Дяченко М. Дяченко С. Вир­лена // Дяченко М. Дяченко С. Ритуал – К.: Кранг-Харь­ков: Фолио, 1996.
  6. Дяченко М., Дяченко С. Скрут. СПб.: Азбука, 1997
  7. Дяченко М., Дяченко С. При­врат­ник. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  8. Дяченко М., Дяченко С. Шрам. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  9. Дяченко М., Дяченко С. Пре­ем­ник. М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  10. Дяченко М., Дяченко С. Ведь­мин век. СПб.: Азбука, 1997.
  11. Дяченко М., Дяченко С. Пещера. СПб.: Азбука, 1998.
  12. Дяченко М., Дяченко С. Аван­тю­рист. М.: ACT, 2000.
  13. Дяченко М., Дяченко С. Долина Сове­сти. М.: Эксмо-Пресс, 2001.
  14. Дяченко М., Дяченко С. Хозяин Колод­цев // Дяченко М., Дяченко С.
  15. Эмма и сфинкс. М.: Эксмо-Пресс, 2002.
  16. Дяченко М., Дяченко С. Коряга, похо­жая на обер­нув­шу­юся кошку // Дяченко М., Дяченко С. Эмма и сфинкс. М.: Эксмо-Пресс, 2002.
  17. Дяченко М., Дяченко С. Я женюсь на луч­шей девушке королевства// Дяченко М., Дяченко С. Эмма и сфинкс. – М.: Эксмо-Пресс, 2002.
  18. Кра­пи­вин В.П. Выстрел с мони­тора // Кра­пи­вин В.П. Легенда о Хра­ни­теле. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  19. Кра­пи­вин В.П. Гуси-гуси, га-га-га. // Кра­пи­вин В.П. Легенда о Хра­ни­теле. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  20. Кра­пи­вин В.П. Крик петуха // Кра­пи­вин В.П. Крик петуха. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  21. Кра­пи­вин В.П. Застава на Якор­ном поле // Кра­пи­вин В.П. Крик петуха. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  22. Кра­пи­вин В.П. Крик петуха // Кра­пи­вин В.П. Крик петуха. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  23. Кра­пи­вин В.П. Лун­ная рыбка // Кра­пи­вин В.П. Лун­ная рыбка. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  24. Кра­пи­вин В.П. Белый Шарик Мат­роса Виль­сона // Кра­пи­вин В.П. Лун­ная рыбка. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  25. Кра­пи­вин В.П. Лун­ная рыбка // Кра­пи­вин В.П. Лун­ная рыбка. – М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  26. Кра­пи­вин В.П. Лето кон­чится не скоро // Кра­пи­вин В.П. Лето кон­чится не скоро. М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  27. Кра­пи­вин В.П. Лоц­ман // Кра­пи­вин В.П. Лето кон­чится не скоро. – М.: Центр­по­ли­граф, 1998.
  28. Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива // Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива. М.: Центр­по­ли­граф, 1999.
  29. Кра­пи­вин В.П. Дале­кие гор­ни­сты // Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива. М.: Центр­по­ли­граф, 1999.
  30. Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива // Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива. М.: Центр­по­ли­граф, 1999.
  31. Кра­пи­вин В.П. Веч­ный жем­чуг // Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива. М.: Центр­по­ли­граф, 1999.
  32. Кра­пи­вин В.П. Оран­же­вый порт­рет с кра­пин­ками // Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива. М.: Центр­по­ли­граф, 1999.
  33. Кра­пи­вин В.П. Бар­кен­тина с име­нем Звезды // Кра­пи­вин В.П. В ночь боль­шого при­лива. М.: Центр­по­ли­граф, 1999.
  34. Кра­пи­вин В.П. Дети синего фла­минго // Кра­пи­вин В.П. Дети синего фла­минго. – М.: Центр­по­ли­граф, 2000.
  35. Кра­пи­вин В.П. Лет­чик для Осо­бых Пору­че­ний // Кра­пи­вин В.П. Дети синего фла­минго. М.: Центр­по­ли­граф, 2000.
  36. Кра­пи­вин В.П. Ковер-само­лет // Кра­пи­вин В.П. Дети синего фла­минго. – М.: Центр­по­ли­граф, 2000.
  37. Кра­пи­вин В.П. Голу­бятня на жел­той М.: Центр­по­ли­граф, 2000.
  38. Кра­пи­вин В.П. Кораб­лики. М.: Дет. лит., 2000.
  39. Логи­нов С. Мно­го­ру­кий бог далайна. Н.Новгород: Флокс, 1994.
  40. Нор­тон А. Год еди­но­рога: Фан­та­сти­че­ские романы и пове­сти. Н. Нов­го­род, Флокс, 1992.
  41. Олди Г. Л. Право на смерть // ОЛДИ Г. Л. Право на смерть – Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1995.
  42. Олди Г. Л. Дорога // Олди Г. Л. Право на смерть Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1995.
  43. Олди Г. Л. Сумерки мира // Олди Г. Л. Право на смерть Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1995.
  44. Олди Г. Л. Живу­щий в послед­ний раз // Олди Г. Л. Право на смерть – Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1995.
  45. Олди Г. Л. Герой дол­жен быть один Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1996.
  46. Олди Г. JI. Вос­став­шие из рая // Олди Г. JI. Вос­став­шие из рая. Харь­ков-Донецк, 1996.т
  47. Олди Г. JI. Ожи­да­ю­щий на пере­крест­ках // Олди Г. JI. Вос­став­шие из рая. Харь­ков-Донецк, 1996.
  48. Олди Г. Л. Путь меча // Олди Г. Л. Путь меча. Н.Новгород: «Парал­лель», 1996.
  49. Олди Г. Л. Сумерки мира // Олди Г. Л. ПУТЬ МЕЧА. Н.Новгород: «Парал­лель», 1996.
  50. Олди Г. Л. Вит­ражи пат­ри­ар­хов // Олди Г. Л. Вит­ражи пат­ри­ар­хов – Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1996.
  51. Олди Г. Л. Ожи­да­ю­щий на пере­крест­ках // Олди Г. Л. Вит­ражи пат­ри­ар­хов Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1996.
  52. Олди Г. Л. Войти в образ // Олди Г. Л. Вит­ражи пат­ри­ар­хов – Бар­наул: АОЗТ «Поли­гра­фист», 1996.ф 286. Олди Г. Л. Одис­сей, сын Лаэрта– В 2 тт. – М.:ЭКСМО-Пресс, 2000.
  53. Олди Г. Л. Джинн по имени совесть // Олди Г. Л. Ваш выход. – М.:ЭКСМО-Пресс, 2002.
  54. Рат­ке­вич Э. Наем­ник мерт­вых богов // Рат­ке­вич Э. Наем­ник мерт­вых богов М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  55. Рат­ке­вич Э. Джет из Дже­те­вена // Рат­ке­вич Э. Наем­ник мерт­вых богов М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  56. Рат­ке­вич Э. Палач Мерх­ины // Рат­ке­вич Э. Наем­ник мерт­вых богов – М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 1997.
  57. Семе­нова М. Валь­ки­рия // Семе­нова М. Валь­ки­рия. С.-Пб., Азбука. – 1995;
  58. Семе­нова М. Хро­мой куз­нец // Семе­нова М. Валь­ки­рия. – С.-Пб., Азбука. 1995;
  59. Семе­нова М. Ведун // Семе­нова М. Валь­ки­рия. С.-Пб., Азбука.1995;
  60. Семе­нова М. Вол­ко­дав. С.-Пб., Азбука. – 1995;
  61. Семе­нова М. Вол­ко­дав. Право на поеди­нок. С.-Пб., Азбука. – 1999;
  62. Тру­с­ки­нов­ская Д. Коро­лев­ская кровь. М.: ACT – С.-Пб.: Terra Fantastica, 1996.
  63. Успен­ский М. Там, где нас нет: Роман. СПб.: Терра-Азбука, 1997.

3.4. Что почитать (оперативно, в интерактиве) специалистам о проблематике

1 Каре­лин А.В. Сти­ли­стика мира Роулинга// Режим доступа 14.03.2013 www.mirf.ru/Articles/art292.htm

2 Нев­ский Б.А. По сле­дам дет­ской фантастики// Режим доступа 14.03.2013 www.mirf.ru/Articles/art187.htm

3 Нее­лова Т.С. Вли­я­ние совре­мен­ной лите­ра­туры на детей// Режим доступа 14.03.2013 www.imago.spb.ru/soulbody/articles/article8.htm

4 Пере­сле­гин С.М. Вли­я­ние лите­ра­туры на общество// Режим доступа 14.03.2013 www.rusrev.org/content/review/default.asp

5 Фро­лова М.Р. Осо­бен­но­сти совре­мен­ной литературы// Режим доступа 14.03.2013 www.clib.yar.ru

Дру­гие реко­мен­да­ции для спе­ци­а­ли­стов и роди­те­лей в раз­деле «Лите­ра­тура»

Литература

Белень­кая, Л. И. Ребе­нок и книга. [Текст]/Л. И. Белень­кая. – М.: ВЦХТ, 2005. – 144 с.

Вальд­гард С. Л. Очерки пси­хо­ло­гии чте­ния. [Текст] // С. Л. Вальд­гард. – СПб.: Изд-во РНБ, 2010.– 135 с. (Биб­лио­те­ко­ве­де­ние: изу­чая про­шлое – сози­даем буду­щее. Вып. 2.).

Галак­ти­о­нова, Т. Г. Лите­ра­тур­ный про­ект «Хоро­шее время читать»/ Т. Г. Галактионова// Чте­ние детей и под­рост­ков: мотивы и потребности/ ред. – сост. Т. Г. Браже, С. М. Боро­дин. – СПб., 2005. – С. 15–18.

Ермо­ла­ева, Л.К. Система кра­е­вед­че­ского обра­зо­ва­ния в шко­лах Санкт – Петер­бурга. Кон­цеп­ция. Про­граммы учеб­ных кур­сов. Образцы ито­го­вых зада­ний [Текст]: /Л.К.Ермолаева. – Изда­ние вто­рое, исправ­лен­ное и допол­нен­ное. – СПб.: СМИО Пресс, 2009. – 144 с.

Каш­ка­ров А. П., Овсян­кина З. Н. Чте­ние под­ростка. Посо­бие для отцов. – М.: Либе­рея-Бибин­форм. – 2010. ‑256 с. – вып. 129. – (серия: «Биб­лио­те­карь и время. XXI век).

Каш­ка­ров А. П. Дет­ское чте­ние. Посо­бие для отцов. – М.: Либе­рея-Бибин­форм. – 2010. – 96 с. – вып. 123. – (серия: «Биб­лио­те­карь и время. XXI век).

Коваль, Ю. Чистый Дор [Текст]: Рас­сказы / Ю.Коваль, худож. М. Ким. – Пере­изд. – М.:Дет. лит., 1991. – 63 с.: ил.– (Книга за книгой).

Кон­фу­ций. Суж­де­ния и беседы/ Пер. с кит. П. С. Попова. – СПб.: Азбука-клас­сика, 2005. – 224 с.

Кор­ни­лова Т.В., Тихо­ми­ров O.K. При­ня­тие интел­лек­ту­аль­ных реше­ний в диа­логе с ком­пью­те­ром. – М: МГУ, 2001. – 192 с.

Кра­пи­вин, В.П. Лет­чик для осо­бых пору­че­ний: Фан­та­сти­че­ские про­из­ве­де­ния [Текст] /В.П. Кра­пи­вин. – М.: Эксмо, 2008. – 608 с. – (Отцы – осно­ва­тели: рус­ское пространство).

Кун­дера М. Шутка: Роман/ Пер. с чеш. Н. Шуль­ги­ной. – СПб.: Изда­тель­ская группа «Азбука-клас­сика», 2009 – 416 с

Ларош­фуко Ф. Максимы/ Пер. с фр. Э. Линец­кой. – СПб.: Амфора, 2000. – 287 с.

Минаев, Б.Д. Дет­ство Левы [Текст]: повесть в рас­ска­зах / Б. Д. Минаев; худ. Е. Мах­лина. – М.: Завет­ная мечта, 2008. – 320 с.: ил. – (Книги Завет­ной мечты). – Автор пове­сти Борис Минаев – лау­реат Боль­шой пре­мии сезона 2005–2006 гг. Наци­о­наль­ной дет­ской лите­ра­тур­ной пре­мии «Завет­ная мечта».

Мон­тень М. Опыты: сбор­ник эссе в 3 кн. Кн. 1 и 2/ М. Монтень// Пер. со ста­рофранц. – Мн.: ООО «Попурри», 2004. – 832 с.// О вос­пи­та­нии детей – сс. 155–192.

Мои­сеев Н.Н. Логика дина­ми­че­ских систем и раз­ви­тие при­роды и обще­ства // Вопросы фило­со­фии. – 1999. – № 4. – С. 3–10.

Мушт­а­вин­ская, И.В. Тех­но­ло­гия раз­ви­тия кри­ти­че­ского мыш­ле­ния на уроке и в системе под­го­товки учи­теля [Текст]: Учебно – мето­ди­че­ское посо­бие / И. В. Мушт­а­вин­ская. – СПб.: КАРО, 2009. – 144с. – (Серия «Уроки для педагогов»)

Ницше Ф. Так гово­рил Заратустра/ Пер. с нем. Ю. М. Анто­нов­ского. – СПб.: Азбука-клас­сика, 2004. – 336 с.

Пен­нак Д. Как роман: эссе / Дани­эль Пен­нак; пер. с фр. Н. Шахов­ской. – М.: Само­кат, 2005. – 196 с. – ISBN 5–90232614‑1

Про­нин А. К чер­то­вой бабушке // Импе­рия драмы. 2007. № 12. С. 16.

Роди­тель­ское собра­ние по дет­скому чте­нию [Текст] / Сост. Т. Д. Жукова. – М.: Рус­ская школь­ная биб­лио­теч­ная ассо­ци­а­ция, 2007. – С. 8.

Ромаш­кова, Е.И.Картотека форм позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти уча­щихся. – М.:ТЦ Сфера, 2005– 192 с. – (Кар­то­тека вос­пи­та­тель­ных дел).

Рыжа­ков М.В. Обра­зо­ва­ние как слож­ная откры­тая нели­ней­ная само­ор­га­ни­зу­ю­ща­яся система // Стан­дарты и мони­то­ринг в обра­зо­ва­нии. – 2000. – № 1. – с.48.

Санаев П. Похо­ро­ните меня за плин­ту­сом [Элек­трон­ный ресурс] // Infanata. Лите­ра­тура. Проза. Режим доступа: http://www.infanata.org/literature/prose/1146100051-pavel-sanaev-pokhoronite-menja-za-plintusom.html.

Тихо­ми­рова И. И. Как вос­пи­тать талант­ли­вого читателя/часть 2: Рас­тим чита­теля-твор­ца/ Каш­ка­ров А. П. – Я и дочь. Читаем вме­сте. – сс. 170–180. – М.: РШБА.– 2009.

Тодо­ров Л.В. Поня­тие куль­туры и постро­е­ние тео­рии содер­жа­ния обра­зо­ва­ния // Педа­го­гика. – 2009. – № 8. – С. 3–11.

Успеш­ное чте­ние: тео­рия и прак­тика: Мето­ди­че­ское посо­бие для педа­го­гов [Текст]: СПб.: Изд – во «ЛЕМА», 2009. – 168 с.

Читать и не читать. Читать или не читать – про­фес­си­о­наль­ными сек­ре­тами делится Андрей Каш­ка­ров – пси­хо­лог дет­ского чте­ния из Санкт-Петер­бурга. – Сверд­ловск. Боль­шая Биб­лио­тека № 1(13)-2010. – с. 25–36 – http://book.uraic.ru/chitaem_vmeste/bb/13

Чте­ние детей и взрос­лых: книга и раз­ви­тие лич­но­сти: сбор­ник ста­тей и учебно педа­го­ги­че­ских мате­ри­а­лов к меж­ду­на­род­ной конференции/ред. – сост.: Т. Г. Браже, Т. И. Полякова/ Каш­ка­ров А. П. Опыт и роль отцов в под­держке и раз­ви­тии инте­реса детей к чте­нию. – СС. 54–59. – СПб: СПбАППО, 2010. – 174 с.

Шаба­нова М.А. Образы сво­боды в рефор­ми­ру­е­мой Рос­сии // Социс. – 2000. – № 2. – С. 29–38.

Шварц, Е.Л. Родина моей души. Из вос­по­ми­на­ний Е.Л.Шварца/Два брата: Сказка. – Л.: Дет. лит., 1987. – С.41.

Шуклина Е.А. Тех­но­ло­гия само­об­ра­зо­ва­ния: социо­ло­ги­че­ский аспект // Обще­ствен­ные науки и совре­мен­ность. – 1999. – № 5. – С. 140–151.

Щед­ро­виц­кий Г.П. Система педа­го­ги­че­ский иссле­до­ва­ний (мето­до­ло­ги­че­ский ана­лиз) // Педа­го­гика и логика. – М., 1993.

Щукина Г. И. Фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти уча­ще­гося – глав­ное назна­че­ние обучения// Роль дея­тель­но­сти в учеб­ном про­цессе. Кн. для учи­теля. – М.: Педа­го­гика, 1986.

Щукина Г. И. Педа­го­ги­че­ские про­блемы фор­ми­ро­ва­ния позна­ва­тель­ных инте­ре­сов уча­щихся. [Текст] / Г. И. Щукина. – М.: Педа­го­гика, 1988. – 312 с.

Юдина Е. Г. Важны инте­ресы и педа­гога, и ребенка // Чело­век. – 1999. -№ 5.-С. 149–150.

Я познаю мир: Дет­ская энцик­ло­пе­дия: Куль­тура [Текст]. – М.: ООО «Изда­тель­ство АСТ», 1999. – 480с.

При­ме­ча­ния

[1] Вальд­гард С. Л. Очерки пси­хо­ло­гии чтения.[Текст] / С. Л. Валь­гард. – СПб.: Изд-во РНБ, 2010. – 135 с. – репринт 1931 г. – с. 36

[2] Там же, с. 39

[3] Там же, с. 14

[4] Там же, с.16

[5] Там же, с. 39

[6] Там же, с. 40

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Ирина, 23.01.2018

    Изу­ми­тель­ная книга! Спа­сибо автору!!!!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки