Что такое православная медицина?

Что такое православная медицина?

(3 голоса5.0 из 5)

Пово­дом к раз­мыш­ле­ниям о том, что такое пра­во­слав­ная меди­цина и вправе ли мы вообще о тако­вой гово­рить, послу­жили для меня два обстоятельства.

Во-пер­вых, ко мне как к тера­певту и кар­дио­логу нередко обра­ща­ются зна­ко­мые и незна­ко­мые люди с прось­бой о кон­суль­та­ции — моей или какого-либо иного пра­во­слав­ного спе­ци­а­ли­ста. При этом ино­гда боль­ные ожи­дают, что пра­во­слав­ные врачи будут их лечить какими-то осо­быми мето­дами — тра­вами, мас­са­жем, дие­той, но только не лекар­ствами. Помню разо­ча­ро­ва­ние одного моего недав­него собе­сед­ника (про­ис­хо­дил теле­фон­ный раз­го­вор), кото­рому нужна была кон­суль­та­ция для сына, стра­дав­шего поро­ком сердца, когда я ска­зал, что перед осмот­ром надо будет снять ЭКГ, сде­лать уль­тра­зву­ко­вое иссле­до­ва­ние сердца и т.д. «Я думал, что раз вы пра­во­слав­ный врач, у вас какие-то дру­гие методы», — ска­зал этот чело­век и больше общаться со мной не стал.

В дру­гом слу­чае мне пред­ло­жили при­нять уча­стие в состав­ле­нии биб­лио­течки для при­хо­жан наших хра­мов; пред­по­ла­га­лось изда­ние серии кни­же­чек типа «Советы пра­во­слав­ного кар­дио­лога», «Советы пра­во­слав­ного дер­ма­то­лога» (пуль­мо­но­лога, уро­лога и т.д.). Пона­чалу согла­сив­шись, я очень быстро понял, что делать этого не сле­до­вало бы: в каж­дой такой кни­жечке сна­чала речь пой­дёт о пра­во­слав­ном пони­ма­нии болезни, пове­де­нии забо­лев­шего пра­во­слав­ного чело­века (необ­хо­ди­мость при­ча­стия, ино­гда собо­ро­ва­ния и проч.), а затем будут даны спе­ци­аль­ные советы (в зави­си­мо­сти от харак­тера болезни) — без сомне­ния, нуж­ные, но без спе­ци­фи­че­ского пра­во­слав­ного напол­не­ния. Сле­до­ва­тельно, нужна книжка о пра­во­слав­ном осмыс­ле­нии связи болезни с гре­хом, о лече­нии как слож­ном про­цессе исце­ле­ния души и тела и т.д. (такие книги, слава Богу, уже есть), а спе­ци­аль­ные бро­шюры типа «Советы боль­ному гипер­то­ни­че­ской болез­нью» можно найти в любом магазине.

Соб­ственно, из ска­зан­ного уже мно­гое ста­но­вится ясным, но поскольку я сна­чала всё-таки согла­сился напи­сать несколько бро­шюр о сове­тах пра­во­слав­ного врача, а с дру­гой сто­роны, про­дол­жа­ются теле­фон­ные звонки с прось­бой пока­заться пра­во­слав­ному врачу-спе­ци­а­ли­сту ско­рее в обла­сти народ­ной меди­цины, я решил дове­сти дело для конца и сфор­му­ли­ро­вать для себя и для воз­мож­ного чита­теля: суще­ствует ли всё-таки пра­во­слав­ная меди­цина или нет? Тем более, что ана­ло­гии не помо­гают: ясно, что нельзя, напри­мер, гово­рить о пра­во­слав­ной аэро­ди­на­мике, пра­во­слав­ной гео­ло­гии, но вполне воз­можно — о пра­во­слав­ной педа­го­гике или психологии.

Вна­чале необ­хо­димо уточ­нить, из чего скла­ды­ва­ется само поня­тие «меди­цина». Оно вклю­чает в себя четыре части. Во-пер­вых, это довольно слож­ная система обще­ствен­ных отно­ше­ний: орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния, финан­си­ро­ва­ние, обу­че­ние вра­чей и т.д. Далее, это само вра­че­ва­ние как про­цесс изле­че­ния. Затем — боль­ной как субъ­ект вра­че­ва­ния. Нако­нец, врач (и вообще меди­цин­ский работ­ник), без кото­рого меди­цина невоз­можна (см. нашу ста­рую пуб­ли­ка­цию в жур­нале «Москва», 1995, № 4, с. 151).

8 300x238 - Что такое православная медицина?Нач­нём именно с врача. Здесь поня­тие «пра­во­слав­ный врач» вполне уместно. Ясно, что это дол­жен быть не про­сто веру­ю­щий спе­ци­а­лист, но такой про­фес­си­о­нал, кото­рый ста­ра­ется жить и рабо­тать по запо­ве­дям Хри­ста. В част­но­сти, он дол­жен под­чи­нять свою вра­чеб­ную дея­тель­ность зако­нам любви; дол­жен быть бес­ко­рыст­ным («Туне при­лете — туне дадите»); дол­жен, конечно, вся­че­ски стре­миться, как при­нято гово­рить, повы­шать свою ква­ли­фи­ка­цию, чтобы как можно лучше испол­нять своё дело на том месте, куда его при­вёл Гос­подь. Однако все эти каче­ства могут быть свой­ственны и про­сто хоро­шему, поря­доч­ному док­тору — хотя и неве­ру­ю­щему (лиш­ний повод вспом­нить, что по Тер­тул­ли­ану душа чело­ве­че­ская — по при­роде хри­сти­анка). Пра­во­слав­ного же врача отли­чает хри­сти­ан­ское пони­ма­ние болезни, смерти, греха, лече­ния. Вли­яет ли это на его про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность? Конечно; для веру­ю­щего пра­во­слав­ного врача, сле­ду­ю­щего, напри­мер, запо­веди «не убий», непри­ем­лемы такие реа­лии сего­дняш­него дня в меди­цине, как аборты, феталь­ная тера­пия, лече­ние эмбри­о­наль­ными ство­ло­выми клет­ками, эвта­на­зия и проч.

Есть ли гаран­тия, что пра­во­слав­ный врач все­гда будет бле­стя­щим спе­ци­а­ли­стом? Конечно, нет. Это зави­сит от его обра­зо­ва­ния, от вра­чеб­ного таланта, спо­соб­но­сти к нашему делу. Но в любом слу­чае это будет док­тор, счи­та­ю­щий свою про­фес­сию, меди­цину, как о том гово­рил Иван Алек­сан­дро­вич Ильин, делом слу­же­ния, а не наживы, не тягост­ным отбы­тием вре­мени в при­сут­ствии. Здесь будет уместно вспом­нить при­ме­ча­тель­ные слова Ильина на эту тему. В своей работе «Путь к оче­вид­но­сти», в главе «О при­зва­нии врача», цити­ру­ется письмо семей­ного врача Ильи­ных (имя его по просьбе самого врача Ильин не откры­вает). В ответ на просьбу Ильина оха­рак­те­ри­зо­вать тот «метод», кото­рым поль­зо­вался его док­тор (и все­гда, как пишет Ильин, «иначе, чем ино­стран­ные док­тора, лучше, зорче, глубже, лас­ко­вее… и все­гда с боль­шим успе­хом»), этот врач пишет сле­ду­ю­щие заме­ча­тель­ные строки (цити­руем самое начало письма):

«То, что Вы так любезно обо­зна­чили как мою «лич­ную вра­чеб­ную осо­бен­ность», по моему мне­нию, вхо­дит в самую сущ­ность прак­ти­че­ской меди­цины. Во вся­ком слу­чае, этот спо­соб лече­ния соот­вет­ствует проч­ной и созна­тель­ной рус­ской меди­цин­ской традиции.

Согласно этой тра­ди­ции, дея­тель­ность врача есть дело слу­же­ния, а не дело дохода; а в обхож­де­нии с боль­ными — это есть не обоб­ща­ю­щее, а инди­ви­ду­а­ли­зи­ру­ю­щее рас­смот­ре­ние, и в диа­гнозе мы при­званы не к отвле­чён­ной «кон­струк­ции» болезни, а к созер­ца­нию её свое­об­ра­зия. Вра­чеб­ная при­сяга, кото­рую при­но­сили все рус­ские врачи и кото­рую мы все обя­заны рус­скому Пра­во­сла­вию, про­из­но­си­лась у нас с пол­ной и бла­го­го­вей­ной серьёз­но­стью (даже и неве­ру­ю­щими людьми): врач обя­зы­вался к само­от­вер­жен­ному слу­же­нию, он обе­щал быть чело­ве­ко­лю­би­вым и гото­вым к ока­за­нию дея­тель­ной помощи вся­кого зва­ния людям, болез­нями одер­жи­мым; он обя­зы­вался без­от­казно являться на зов, по сове­сти помо­гать каж­дому страж­ду­щему; а XIII том Свода Зако­нов (ст. 89, 132, 149 и др.) вво­дил его гоно­рар в скром­ную меру и ста­вил его под контроль.

Но этим ещё не ска­зано самое важ­ное — то, что мол­ча­ливо пред­по­ла­га­лось как несо­мнен­ное. Именно — любовь. Слу­же­ние врача есть слу­же­ние любви и состра­да­ния: он при­зван любовно обхо­диться с боль­ным. Если этого нет, то нет глав­ного дви­га­теля, нет «души» и «сердца». Тогда всё вырож­да­ется, и вра­чеб­ная прак­тика ста­но­вится отвле­чён­ным «под­ве­де­нием» боль­ного под абстракт­ные поня­тия болезни (morbus) и лекар­ства (medicamentum). Но на самом деле паци­ент совсем не есть отвле­чён­ное поня­тие, состо­я­щее из абстракт­ных симп­то­мов: он есть живое суще­ство, душевно-духов­ное и стра­да­ю­щее; он совсем инди­ви­дуа­лен по сво­ему телесно-душев­ному составу и совсем свое­об­ра­зен по своей болезни. Именно таким дол­жен врач уви­деть его, постиг­нуть и лечить. Именно к этому зовёт нас наша вра­чеб­ная совесть. Именно таким мы должны полю­бить его как стра­да­ю­щего и зову­щего брата».6 300x237 - Что такое православная медицина?

В этих заме­ча­тель­ных сло­вах отра­жена вся суть хри­сти­ан­ского под­хода к лече­нию боль­ного. Здесь вопло­ща­ется еван­гель­ский прин­цип любви к ближнему.

Конечно, с таким вра­чом легче будет общаться пра­во­слав­ному боль­ному — их сбли­жает с вра­чом общее пони­ма­ние смысла его болезни, необ­хо­ди­мо­сти (осо­бенно тща­тель­ной в болезни) соблю­дать пра­вила духов­ной жизни, поня­тие доз­во­лен­ного и недоз­во­лен­ного в лече­нии (та же феталь­ная тера­пия), нако­нец, молитва друг за друга. Такому врачу боль­ной, как пра­вило, будет дове­рять больше, чем ате­и­сту (да и врачу проще рабо­тать с бра­том или сест­рой по вере).

Конечно, этим мы вовсе не хотим ска­зать, что веру­ю­щим необ­хо­димо выстра­и­вать некую замкну­тую, по типу секты, ячейку внутри обще­ства, в дан­ном слу­чае — в боль­нич­ном отде­ле­нии, поли­кли­ни­че­ском каби­нете и т.д. Напро­тив, пра­во­слав­ный врач обя­зан иметь духов­ный кон­такт с любым паци­ен­том, быть, по мере сил и воз­мож­но­стей, его про­вод­ни­ком в область неве­до­мого паци­енту огром­ного мира веры, к кото­рому нередко при­во­дит болезнь (не впа­дая, конечно, в учи­тель­ство и вовремя при­вле­кая, с согла­сия боль­ного, свя­щен­ника — для беседы, кре­ще­ния, испо­веди, при­ча­стия, соборования).

Итак, как видно, пра­во­мерно пони­ма­ние пра­во­слав­но­сти и у врача, и у паци­ента, как осо­бого состо­я­ния души, при­вно­ся­щего в сам про­цесс вра­че­ва­ния столь ЯСС осо­бые каче­ства, лежа­щие в сфере духов­ной жизни.

Рас­смот­рим теперь, что пред­став­ляет собой про­цесс пра­во­слав­ного вра­че­ва­ния. Исхо­дить здесь

надо из того, что болезнь чело­века чаще всего явля­ется след­ствием греха. Мы не каса­емся здесь дру­гих аспек­тов пони­ма­ния болезни — таких, как, прежде всего, след­ствия изна­чально, от рож­де­ния повре­жден­ной — со вре­мён пер­во­род­ного греха — сущ­но­сти чело­века, вклю­чая и его телес­ную при­роду (это сни­мает вопрос о «неадек­ват­но­сти» тяже­сти болезни лич­ной гре­хов­но­сти чело­века — как мы хорошо знаем, болели и свя­тые); не затра­ги­ваем и пони­ма­ния болезни как «спо­соба» заста­вить чело­века оста­но­виться, посмот­реть на себя и свои дела, заду­маться о веч­но­сти и своей посмерт­ной судьбе; о пони­ма­нии болезни, достойно пере­но­си­мой боля­щим, как нази­да­тель­ном для окру­жа­ю­щих при­мере хри­сти­ан­ского отно­ше­ния к скор­бям, и т.д. В дан­ном слу­чае основ­ным для нас явля­ется именно пони­ма­ние болезни как след­ствия гре­хов­но­сти. Чело­век, как мы знаем, по при­роде своей дву­един и состоит из тела и души, а послед­няя вклю­чает и дух, как выс­шую часть нете­лес­ной сущ­но­сти чело­века. Повре­жден­ность духа неми­ну­емо отри­ца­тельно ска­зы­ва­ется на состо­я­нии души (эмо­циях, воле­вых каче­ствах и т.д.) и, далее, на состо­я­нии тела. Это должно быть ясно и неве­ру­ю­щему: тот или иной нехо­ро­ший посту­пок, совер­шён­ный про­тив сове­сти, обя­за­тельно «застре­вает» в созна­нии чело­века, рано или поздно меняет его душев­ный настрой, порож­дает внут­рен­ний дис­ком­форт, депрес­сию, тре­вогу — а отсюда рукой подать до гипер­то­нии, язвен­ной болезни и т.д.

Таким обра­зом, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев болезни чело­ве­че­ской души и тела есть след­ствие болезни духа. Отсюда совер­шенно ясно, что целост­ное лече­ние чело­века должно вклю­чать тера­пию тела (чем и зани­ма­ются тера­певты, хирурги, дер­ма­то­логи, офталь­мо­логи и т.д.), тера­пию души (сферу пси­хи­ат­рии) и, нако­нец, тера­пию духа — а это уже дело Церкви и её слу­жи­те­лей. О том, как Цер­ковь вра­чует боль­ной дух, см. в пре­крас­ной книге гре­че­ского мит­ро­по­лита Иеро­фея (Вла­хоса) «Пра­во­слав­ная пси­хо­те­ра­пия» (под этим тер­ми­ном Вла­дыка Иеро­фей под­ра­зу­ме­вает именно вра­чев­ство духа, а не души, как это при­нято в меди­цине), издан­ной в 2004 году Тро­ице-Сер­ги­е­вой Лав­рой. Сле­до­ва­тельно, пра­во­слав­ное вра­че­ва­ние вклю­чает работу с боль­ным врача и свя­щен­ника и тре­бует дея­тель­ного уча­стия самого паци­ента, стре­мя­ще­гося осо­знать свои грехи (пока­я­ние в них), обре­сти пони­ма­ние своей болезни, надежду на мило­сер­дие Божье. Конечно, мы имеем в виду, говоря о пра­во­слав­ном вра­че­ва­нии, и обра­ще­ние к иным, помимо пока­я­ния, цер­ков­ным таин­ствам — при­ча­стию, собо­ро­ва­нию, а также к молитве, упо­треб­ле­нию свя­той воды и т. д.

Между про­чим, отме­тим, что как врач дол­жен быть осто­рож­ным при обще­нии с боль­ным на уровне тол­ко­ва­ния веро­учи­тель­ных про­блем (при­вле­кая, как уже гово­ри­лось выше, с этой целью свя­щен­ника), так и свя­щен­ник дол­жен быть осто­рож­ным при тех или иных реко­мен­да­циях, лежа­щих уже в сфере ком­пе­тен­ции врача («опе­ри­ро­ваться — не опе­ри­ро­ваться», пить или не пить «таб­летки» и т.п.). Не столь уж ред­кое нару­ше­ние этого пра­вила ино­гда ста­вит врача в очень труд­ное поло­же­ние. Мне не раз при­хо­ди­лось видеть, какую осто­рож­ность про­яв­лял в подоб­ных сове­тах, испра­ши­ва­е­мых боль­ными, архи­манд­рит Кирилл (Пав­лов); обычно о. Кирилл бла­го­слов­лял найти опыт­ного (лучше пра­во­слав­ного) врача и дове­риться его рекомендациям.

Из выше­ска­зан­ного ясно, что меди­цина в её био­ло­ги­че­ской (душев­ной — в дан­ном пони­ма­нии, исклю­ча­ю­щей сферу духов­ного — и сома­ти­че­ской) адре­со­ван­но­сти не может счи­таться пра­во­слав­ной — поэтому нелепо зву­чат такие слова как «пра­во­слав­ная ото­ла­рин­го­ло­гия», «пра­во­слав­ная нев­ро­ло­гия» и т.д. Отсюда оче­видна, кстати, и невоз­мож­ность таких поня­тий, как упо­мя­ну­тая выше «пра­во­слав­ная аэро­ди­на­мика» или «пра­во­слав­ный бух­гал­тер­ский учёт». В то же время меди­цина как целост­ное поня­тие, вклю­ча­ю­щее и вра­че­ва­ние духа, несо­мненно, может быть пра­во­слав­ной. Точно так же могут быть пра­во­слав­ными и дру­гие спе­ци­аль­но­сти, име­ю­щие дело с духов­ным нача­лом чело­века. Кроме меди­цины, это, несо­мненно, педа­го­гика (вос­пи­та­ние духа), пси­хо­ло­гия (име­ю­щая дело с душев­ной и духов­ной сущ­но­стями чело­века), искус­ство (цель кото­рого, в духов­ном, пра­во­слав­ном пони­ма­нии, состоит в «выяв­ле­нии» боже­ствен­ного начала в окру­жа­ю­щем мире и человеке).

Воз­вра­ща­ясь к меди­цине, можно пред­ви­деть воз­ра­же­ния типа: «А при чём Пра­во­сла­вие в слу­чае, ска­жем, ампу­та­ции конеч­но­сти или лече­ния анти­био­ти­ками тифа или холеры?» Но каж­дый врач знает, какую огром­ную роль играет и в хирур­гии, и в инфек­ци­он­ной кли­нике состо­я­ние мак­ро­ор­га­низма — его защит­ных сил, спо­соб­но­сти про­ти­во­сто­ять болезни — а состо­я­ние духа при этом имеет весьма важ­ное зна­че­ние (вспом­ним свя­ти­теля и испо­вед­ника Луку, выда­ю­ще­гося рус­ского медика В.Ф. Войно-Ясе­нец­кого, соче­тав­шего в своём вра­чеб­ном искус­стве духов­ное вра­чев­ство и талант хирурга).

Ещё раз напом­ним при этом, что и «чисто вра­чеб­ная» дея­тель­ность пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина также должна про­во­диться с соблю­де­нием запо­ве­дей Божьих.

Между про­чим, из ска­зан­ного ста­но­вится понят­ным, чего ищут боль­ные, обра­ща­ясь к пра­во­слав­ным вра­чам, — здесь и, конечно, бес­ко­ры­стие врача (очень нема­ло­важ­ное при тепе­реш­ней все­об­щей нищете и полу­ни­щете), и надежда встре­тить пони­ма­ние сво­его отно­ше­ния, как веру­ю­щего чело­века, к болезни и прин­ци­пам её тера­пии, и уве­рен­ность в поря­доч­но­сти врача, пони­ма­нии им своей ответ­ствен­но­сти. Очень может быть, что ранее боль­ные не встре­тили всего этого при обще­нии с миром меди­цины. Именно из этого послед­него про­ис­те­кает страх боль­ных перед совре­мен­ными вра­чеб­ными мето­дами диа­гно­стики и лече­ния — под подо­зре­ние берётся всё, что при­шло из чуж­дого «цивиль­ного» мира, не оду­хо­тво­рён­ного идеей Бога. Боль­ной боится, не явится ли оче­ред­ной врач про­сто при­дат­ком к мёрт­вой тех­нике; он ищет такого лече­ния, когда врач не ста­нет исполь­зо­вать враж­деб­ные чело­веку методы, а будет при­ме­нять веками апро­би­ро­ван­ные, при­род­ные сред­ства так назы­ва­е­мой народ­ной меди­цины — травы, пище­вые про­дукты, водо­ле­че­ние и проч. Извест­ные осно­ва­ния для опа­се­ний, что в ком­пью­те­ри­зи­ро­ван­ной меди­цине врач, дей­стви­тельно, теряет навык обще­ния с боль­ным, есть; однако ква­ли­фи­ци­ро­ван­ному пра­во­слав­ному врачу (и боль­ному) нет смысла бояться совре­мен­ной тех­ники, кото­рая есть всего лишь усо­вер­шен­ство­ва­ние спо­соб­но­стей чело­века видеть, слы­шать, счи­тать — име­ются в виду рент­ге­нов­ская, уль­тра­зву­ко­вая и дру­гая аппа­ра­тура, слож­ные вычис­ли­тель­ные системы и проч. Важно, что на пер­вом плане при этом оста­ётся лич­ность врача, и конечно пре­красно, если этот врач будет пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном. При всём этом, есте­ственно, пра­во­слав­ный врач (как и любой дру­гой) не отри­цает средств народ­ной меди­цины и ста­ра­ется их исполь­зо­вать в своей практике.

Нам оста­лось теперь рас­смот­реть чет­вер­тый содер­жа­тель­ный аспект меди­цины — систему обще­ствен­ных отно­ше­ний, отно­ся­щихся к поня­тию «здра­во­охра­не­ние». Ясно, что для того, чтобы соот­вет­ство­вать пра­во­слав­ному пони­ма­нию охраны здо­ро­вья, само постро­е­ние здра­во­охра­не­ния должно опи­раться на соот­вет­ству­ю­щие прин­ципы бытия, про­дик­то­ван­ные соблю­де­нием Божьих запо­ве­дей. Уже из того факта, что Цер­ковь у нас отде­лена от госу­дар­ства (вполне секу­ляр­ного), сле­дует, что такое соот­вет­ствие в нашей стране нере­ально. Хотя соблю­де­ние при постро­е­нии системы здра­во­охра­не­ния эти­че­ских нор­ма­ти­вов, при­бли­жен­ных к пра­во­слав­ным, поз­во­лило бы при­бли­зить к пра­во­слав­ной и саму эту систему. Несве­ду­щему чело­веку может пока­заться уди­ви­тель­ным, что ста­рая, совет­ская система здра­во­охра­не­ния, при­знан­ная в 1977 г. Все­мир­ной орга­ни­за­цией здра­во­охра­не­ния луч­шей в мире, гораздо больше соот­вет­ство­вала пра­во­слав­ным эти­че­ским нор­мам, нежели та, что созда­ётся сей­час тру­дами «рефор­ма­то­ров». При­чины этого можно было бы про­ана­ли­зи­ро­вать, но это не явля­ется пред­ме­том дан­ной публикации.

Плоды этой «рефор­ма­тор­ской» дея­тель­но­сти налицо — смерт­ность в Рос­сии пре­вы­шает рож­да­е­мость на 1 млн. чело­век в год; госу­дар­ство не справ­ля­ется с рез­ким ростом забо­ле­ва­е­мо­сти; бремя финан­со­вых затрат на меди­цину пере­не­сено в зна­чи­тель­ной мере (свыше 50%) на плечи нищего насе­ле­ния (это ещё не пре­дел) — при том, что в Кон­сти­ту­ции декла­ри­ру­ется бес­плат­ная меди­цин­ская помощь; прак­ти­че­ски лик­ви­ди­ро­вана система про­фи­лак­тики (кроме прививок).

Этот послед­ний пункт, на кото­рый обра­щают очень мало вни­ма­ния, чрез­вы­чайно важен. «Побе­до­носно спо­рить с неду­гами масс может лишь про­фи­лак­ти­че­ская меди­цина», — писал когда-то вели­кий рус­ский тера­певт Гри­го­рий Анто­но­вич Заха­рьин. В то же время в сего­дняш­ней Рос­сии боль­шин­ству насе­ле­ния стал недо­сту­пен лет­ний пол­но­цен­ный отдых, раз­ру­шена система спор­тивно-оздо­ро­ви­тель­ных учре­жде­ний, люди плохо пита­ются, живут в страхе поте­рять работу (отсюда «пере­ха­жи­ва­ние» болез­ней на ногах) или остаться в ста­ро­сти без средств к суще­ство­ва­нию, откуда воз­ни­кает хро­ни­че­ский стресс, про­ис­хо­дит алко­го­ли­за­ция насе­ле­ния, не при­ни­ма­ются меры по борьбе с куре­нием, отсут­ствует про­па­ганда здо­ро­вого образа жизни, вза­мен чего насаж­да­ется культ наживы, кон­ку­рен­ции, раз­врата и наси­лия. Сле­дует ли добав­лять, сколь далеко всё это отстоит (точ­нее — прямо про­ти­во­стоит) от хри­сти­ан­ских заповедей!

В совре­мен­ной нам Рос­сии извра­ща­ются отно­ше­ния «врач-боль­ной», начи­ная с замены тер­мина «меди­цин­ская помощь» на «меди­цин­ские услуги» (под­ра­зу­ме­вая их оплату). Вме­сто ста­рого патер­на­лист­ского (оте­че­ского) прин­ципа отно­ше­ний между вра­чом и боль­ным внед­ря­ется финан­сово-дого­вор­ной, с поощ­ря­е­мыми судеб­ными тяж­бами (боль­ной про­тив врача), с под­пи­са­нием боль­ным перед диа­гно­сти­че­ской или лечеб­ной про­це­ду­рой «инфор­ми­ро­ван­ного согла­сия» (без­гра­мот­ная калька с зару­беж­ного выра­же­ния «informedconcent») — защи­той врача от больного.

При этом на все лады повто­ря­ется тезис о вхож­де­нии («мед­лен­ном воз­вра­ще­нии») Рос­сии в «семью циви­ли­зо­ван­ных наро­дов». Сле­до­вало бы доба­вить — анти­хри­сти­ан­ских, поскольку всё изло­жен­ное настолько полярно хри­сти­ан­скому отно­ше­нию к ближ­нему и к самой жизни, что невольно застав­ляет заду­маться: куда мы идём? Ответ ясен — туда, куда давно спол­зает запад­ный мир, прямо заяв­ля­ю­щий о «пост­хри­сти­ан­ской» эпохе сво­его бытия — анти­хри­сти­ан­ской на деле, поскольку ника­кого «пост­хри­сти­ан­ства» быть не может.

В связи со всем изло­жен­ным ясно, что в секу­ляр­ном обще­стве о пра­во­слав­ной меди­цине гово­рить не при­хо­дится. Однако к этому надо доба­вить — меди­цине, пони­ма­е­мой именно как госу­дар­ствен­ная система здра­во­охра­не­ния. В части же меди­цины как пра­во­слав­ного вра­че­ва­ния духа, души, тела, осу­ществ­ля­е­мого Цер­ко­вью и пра­во­слав­ными вра­чами, — такая меди­цина, к сча­стью, вполне воз­можна и, несо­мненно, суще­ствует, будучи как бы рас­тво­рён­ной в непра­во­слав­ном мире. Поис­тине, «Цар­ство Божие внутрь вас есть».

Можно ли меч­тать о воз­мож­но­сти суще­ство­ва­ния пра­во­слав­ной меди­цины не как ост­ров­ков в оке­ане секу­ляр­ного обще­ства, а как мощ­ной госу­дар­ствен­ной системе? Меч­тать, конечно, можно, но отда­вая себе отчёт, что для этого тре­бу­ется хри­сти­а­ни­за­ция всего обще­ства. В насто­я­щее же время крайне трудно даже созда­ние пра­во­слав­ных лечеб­ниц — уже хотя бы потому, что сего­дняш­ний день меди­цины тре­бует очень боль­ших средств — если иметь в виду осна­ще­ние таких лечеб­ниц совре­мен­ной аппа­ра­ту­рой, лекар­ствами и проч. ; на содер­жа­ние такой, по сути, аль­тер­на­тив­ной меди­цины у Церкви нет средств. Кроме того, мы рис­куем не найти нуж­ного коли­че­ства пра­во­слав­ных меди­ков. Огра­ни­читься же бед­ными полу­фельд­шер­скими, полу­вра­чеб­ными пунк­тами при при­хо­дах, конечно можно, но, опять-таки, отда­вая себе отчёт, что в них мы будем диа­гно­сти­ро­вать и лечить на уровне меди­цины поза­вче­раш­него дня. (Впро­чем, тен­ден­ция сде­лать плат­ной всю меди­цину вме­сте с лише­нием людей послед­них копе­еч­ных льгот застав­ляет все­рьёз заду­маться и о такой форме ока­за­ния меди­цин­ской помощи — всё лучше, чем не иметь её вообще).

Отвле­ка­ясь от неве­сё­лых реа­лий сего­дняш­ней рос­сий­ской жизни, можно отме­тить, что и в целом мире сего­дня нет страны, где была бы воз­можна пра­во­слав­ная (хри­сти­ан­ская) меди­цина как госу­дар­ствен­ная система. Слиш­ком далеко от хри­сти­ан­ства отда­ли­лось совре­мен­ное общество.

Пра­во­слав­ная меди­цина во всей своей пол­ноте, видимо, столь же недо­сти­жима, как невоз­можна для пости­же­ния абсо­лют­ная истина. Однако не сле­дует забы­вать и о том, что в каж­дый дан­ный момент мы вла­деем частью этого абсо­люта. При­об­ще­ние к этой радо­сти даёт нам силы жить в совре­мен­ном мире. Пол­но­цен­ная же пра­во­слав­ная меди­цина воз­можна только в паки­бы­тии, но там она уже про­сто не будет нужна, так как в том мире, есте­ственно, не будет ника­ких болезней.

В заклю­че­ние выра­жаю глу­бо­кую бла­го­дар­ность ака­де­мику Рос­сий­ской Ака­де­мии Обра­зо­ва­ния, док­тору пси­хо­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сору Вик­тору Ива­но­вичу Сло­бод­чи­кову за помощь в осмыс­ле­нии про­блем, затро­ну­тых в дан­ной публикации…

Алек­сандр Недоступ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки