Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

(8 голосов5.0 из 5)

Рисунки Алек­сандра Про­стева давно «пошли в народ». Автора доб­рых кар­тин  почти не знают ни по имени, ни в лицо, но их тепло рас­про­стра­ня­ется со ско­ро­стью света. Чем его работы ото­гре­вают сердце? – заду­ма­лись мы и разыс­кали интер­вью с живописцем.

Свя­тая бла­жен­ная матерь Ксе­ния и её уди­ви­тель­ное житие – одна из заглав­ных тем работ худож­ника. Вспо­ми­ная матушку Ксе­нию, чей день памяти Цер­ковь празд­нует 6 фев­раля, пого­во­рим о теп­лой и оду­хо­тво­рен­ной живо­писи её изографа.

maxresdefault 300x169 - Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Вир­ту­аль­ные вер­сии работ Алек­сандра Про­стева  навер­няка видели мно­гие из вас. Его кар­тины отли­ча­ются некоей деко­ра­тив­но­стью и больше похожи на иллю­стра­ции, но при этом  имеют серьез­ную ака­де­ми­че­скую основу.

У кар­тин худож­ника – ико­но­пис­ные корни и  глу­бин­ная связь с тра­ди­цией рус­ской живо­писи. Они отсы­лают нас к Били­бину и Несте­рову, к теат­раль­ной живо­писи, к пере­движ­ни­кам,  к ака­де­ми­че­ской  рус­ской живо­пис­ной школе.

В каче­стве поздра­ви­тель­ных откры­ток  эти кар­тины-кар­тинки пере­сы­лают друг другу по почте и в соц­се­тях – на пра­во­слав­ные празд­ники и про­сто для настроения.

Изоб­ра­же­ние свя­тых Петра и Фев­ро­нии Муром­ских его кисти стало для нас при­выч­ным сим­во­лом госу­дар­ствен­ного празд­ника – Дня семьи, любви и вер­но­сти  и узна­ва­емо в связи с днем цер­ков­ного поми­но­ве­ния свя­тых супругов.

Репро­дук­ци­ями  Про­стева укра­шают гости­ные и дет­ские дома,  классы вос­крес­ных школ и пра­во­слав­ных гим­на­зий, мона­стыр­ские гости­ницы. Ими иллю­стри­руют школь­ные пре­зен­та­ции по пред­мету «Основы пра­во­слав­ной культуры».

Его кар­тины не раз бывали фоном для школь­ных спек­так­лей. Сло­вом, А. Про­стев – живо­пи­сец, часто и повсе­местно цитируемый.

И вот что инте­ресно: его работы на виду, но сам он скромно оста­ется в тени – под стать ико­но­пис­цам древ­но­сти, имена кото­рых зача­стую оста­ва­лись неизвестными.

Жур­на­лист, кото­рый взял интер­вью у Алек­сандра Про­стева и раз­ме­стил его в Интер­нете,  также отли­ча­ется скром­но­стью и пред­по­чёл быть безы­мян­ным. Бла­го­да­рим его за ста­тью и при­во­дим  беседу с худож­ни­ком с неболь­шим сокращением.

Вален­тина Киденко

Изображая человеческий свет

«Несколько лет назад в музее свя­той бла­жен­ной Ксе­нии Петер­бург­ской я позна­ко­мился с твор­че­ством худож­ника Алек­сандра Про­стева. Разу­ме­ется, пер­вые встре­чен­ные мною его кар­тины были посвя­щены тема­тике музея, а пора­зи­тельны они были тем, что в них не было  тра­ди­ци­он­ного изоб­ра­же­ния святой. 

a6041e553aee20318c36466ff34469f1 289x300 - Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Худож­ник изоб­ра­жал обыч­ную жен­щину в раз­ных воз­рас­тах её жизни, такую, кото­рую каж­дый из нас мог бы встре­тить на улице. Но при этом чув­ство­ва­лось, что это – не про­сто исто­рия чело­века,  а исто­рия света, кото­рый при­сут­ствует в каж­дом чело­веке, но не каж­дый умеет его явить.

«Итак, если свет, кото­рый в тебе, – тьма, то какова же тьма? (Мф 6:23)» Но как худож­нику уда­ётся пере­дать внут­рен­ний свет так, чтобы люди поняли при­роду этого света? С этим и дру­гими вопро­сами я обра­тился к Алек­сан­дру Про­стеву, ико­но­писцу и художнику.

– Алек­сандр, когда-то Вы были про­стым совет­ским маль­чи­ком, кото­рый знал, что Ленин вечно живой, а впе­реди – победа ком­му­низма. Откуда в Вас появи­лась тяга к изоб­ра­же­нию мира иного? С чего Вы начинали?

– В чело­веке есть онто­ло­ги­че­ская основа, неиз­мен­ная серд­це­вина, на кото­рую мало вли­яет окру­жа­ю­щая дей­стви­тель­ность. Более того, когда что-то навя­зы­ва­ется этой серд­це­вине, чему она не дове­ряет, она начи­нает сопротивляться.

У меня даже сопро­тив­ле­ния не было. Потому что в то, что «Ленин вечно живой, а впе­реди победа ком­му­низма», я не то что не верил, а про­сто не думал об этом. Дети, поверьте, заняты сво­ими дет­скими, более инте­рес­ными для них вопросами.

При этом все дети, как известно, рисуют. А инте­рес к «миру иному» зало­жен в ребёнке изна­чально. Ведь дет­ская сказка – это тоже «мир иной». И сказка про Ива­нушку-царе­вича для ребёнка намного инте­рес­нее и понят­нее, чем сказка о победе коммунизма.

Но я пони­маю, что Вы име­ете в виду, когда гово­рите о «мире ином». Инте­рес к этому миру появ­ля­ется уже в более взрос­лом воз­расте. Ф. Досто­ев­ский утвер­ждал, что «рус­ский – зна­чит православный».

Этот мир или при­тя­ги­вает чело­века, или нет. Меня он при­тя­нул. А начи­нал я с того, что в дет­стве, как все, начал рисо­вать, и с тех пор так и не остановился.

– Ваше твор­че­ство ино­гда назы­вают «ангель­ский реа­лизм», а как Вы сами бы его оха­рак­те­ри­зо­вали ?

– «Ангель­ским реа­лиз­мом» назвал мою живо­пись заме­ча­тель­ный поэт, про­заик и эссе­ист Ста­ни­слав Мина­ков. Это он автор этого опре­де­ле­ния. Я же, честно ска­зать, не заду­мы­вался об этом. Про­сто изоб­ра­жаю то, что люблю и то, что меня притягивает.

ppwifkqsl0w 300x236 - Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Мир гор­ний – это Цар­ство Божие, мир анге­лов и свя­тых. Вот это и есть выс­шая реаль­ность, реа­лизм, кото­рый наи­бо­лее полно выра­жен в иконе и в рели­ги­оз­ной живо­писи. А то, что обычно назы­вают «реа­лиз­мом» – это, по сути, одно из про­яв­ле­ний нату­ра­лизма, в кото­ром отра­жа­ется мир дольний.

Но я чужд какой-то экзаль­та­ции. На самом деле нет чёт­кой гра­ницы между гор­ним и доль­ним. К при­меру, наши ангелы-хра­ни­тели рядом с нами. Про­сто в нашем мире есть то, что чело­век не все­гда видит и чув­ствует. Но если почув­ство­вать и уви­деть, как мир зем­ной пере­пле­тён с миром небес­ным, то эту реаль­ность вполне можно назвать «ангель­ским реа­лиз­мом», в кото­ром есть место и ангелу, и чело­веку, и земле, на кото­рой ты живёшь.

– Когда Вы пишите иконы, то пони­ма­ете, что люди будут молиться. А какая цель у Вашей живо­писи, что дол­жен я почув­ство­вать или сде­лать, глядя на Ваши картины?

– Я бы хотел, чтобы моя живо­пись напом­нила чело­веку о том, что мир све­тел несмотря ни на что. Этому посвя­щена, пожа­луй, самая люби­мая живо­пис­ная серия кар­тин «Свете Светлый».

Еще я назы­ваю эту серию «Кар­тинки из глу­бинки». В этих кар­тин­ках есть что-то дет­ское, а дет­ство – это «глу­бинка» души, в кото­рую надо время от вре­мени воз­вра­щаться, как на малую родину. 

Взрос­лые оши­ба­ются, счи­тая дет­ское виде­ние мира наив­ным и несе­рьёз­ным. Ско­рее всего, его нужно назы­вать базо­вым, основополагающим. 

Такое виде­ние мира – изна­чаль­ное, све­жее, кото­рое при­суще чело­веку на заре его лич­ного бытия – как источ­ник чистой реки, никуда не про­па­дает. Дет­ская душа – хри­сти­анка, хотя ещё не знает о миро­вых рели­гиях и конфессиях.

7 300x191 - Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Рели­ги­оз­ное чув­ство мно­го­гранно: напри­мер, чело­век любу­ется пей­за­жем и испы­ты­вает чув­ство радо­сти. Эта радость – по сути, неосо­знан­ная бла­го­дар­ствен­ная молитва Творцу за его пре­крас­ное творение.

Такая рели­ги­оз­ность, ещё не осо­знан­ная, но радост­ная, есть резуль­тат све­же­сти вос­при­я­тия  бытия, его искрен­но­сти. «Мы родом из дет­ства, словно из какой-нибудь страны…», – так счи­тал уди­ви­тель­ный чело­век, лёт­чик, писа­тель Антуан де Сент-Экзюпери.

Я уве­рен, что малень­кий ребё­нок – это чело­век с боль­шой буквы: он не фаль­ши­вит, не бывает пош­лым, не спо­со­бен на ковар­ство и двуличие. 

Неда­ром  Гос­подь гово­рит: «Будьте как дети». Понятно, что име­ется в виду не воз­раст, а чистое состо­я­ние сердца чело­века. Конечно, ребё­нок ещё не знает всего о чело­ве­че­ской дей­стви­тель­но­сти, но он чув­ствует глав­ное – то, что свет Божий све­тел. И это – глав­ная цен­ность и опыт, доста­ю­щи­еся нам от детства.

Ведь свет Божий дей­стви­тельно све­тел несмотря ни на что. Хорошо бы с воз­рас­том не уте­рять это чув­ство, не зачерстветь…

Свет, о кото­ром идёт речь – внутри нас, и он помо­гает жить. Вот об этом я и хочу ска­зать сво­ими картинами…

– Как Цер­ковь отно­сится к Вашему творчеству?

– С одоб­ре­нием. Есть несколько мона­сты­рей, в кото­рых нахо­дятся десятки репро­дук­ций моих кар­тин, осо­бенно из серии «Свете Свет­лый». А изда­ние, а затем и пере­из­да­ние аль­бома «Бла­жен­ная Ксе­ния Петер­бург­ская» осу­ще­ствило Обще­ство памяти игу­ме­ньи Таи­сии, – его духов­ни­ком явля­ется заме­ча­тель­ный чело­век иеро­мо­нах Алек­сандр (Фаут). Этот аль­бом реко­мен­до­ван к пуб­ли­ка­ции Изда­тель­ским Сове­том Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

– Что помо­гает Вам пере­дать свет, кото­рый сияет в людях? На Ваших кар­ти­нах он явлен не только у свя­тых, но и у обыч­ных людей, в быто­вых сюжетах?

– Вот видите, какие слова про­зву­чали в Вашем вопросе: «…свет, кото­рый сияет в людях». Зна­чит, Вы чув­ству­ете этот свет. Иначе Вы могли бы задать вопрос по-иному, напри­мер – с чего вы взяли, что этот свет вообще существует?

В том-то и дело, что этот свет – реаль­ность. Именно это помо­гает пере­дать его в живо­писи. Наи­бо­лее зримо этот свет явлен нам во свя­тых. Но и в обыч­ных людях, в быто­вых сюже­тах он тоже часто явлен. 

Повто­рюсь – между миром гор­ним и доль­ним нет чёт­кой гра­ницы. Если жить, не только уткнув­шись под ноги, но и чув­ство­вать Небо над голо­вой, то невоз­можно не заме­чать этого. Чув­ство зем­ного и небес­ного в сло­же­нии даёт ощу­ще­ние пол­ноты жизни, радо­сти твор­че­ства и работы. А это очень важно! Этот свет – отра­же­ние Любви, из кото­рой Бог создал этот мир…

– Вы изоб­ра­жали сюжеты из житий свя­тых Ксе­нии Петер­бург­ской, Сер­гия Радо­неж­ского, Петра и Фев­ро­нии. По какому прин­ципу Вы выби­ра­ете? Чьё житие  про­ил­лю­стри­ру­ете в бли­жай­шее время?

– Мне кажется, что не худож­ник выби­рает тему, а тема выби­рает сво­его худож­ника. Да и вообще – мало ли что ты сам себе при­ду­мал? Тут дей­ствует какой-то дру­гой меха­низм. Есть что-то, что при­хо­дит свыше и, если есть готов­ность при­нять это, то тогда всё и слу­ча­ется, вопло­ща­ется в кон­крет­ное произведение.

Пол­но­стью согла­сен с утвер­жде­нием, что под­лин­ное искус­ство все­гда искренне и рели­ги­озно. Нере­ли­ги­оз­ный худож­ник – это что-то неесте­ствен­ное. Не трудно заме­тить, что искус­ство, начи­ная от сво­его зарож­де­ния, все­гда было рели­ги­оз­ным, и только послед­ние пару сто­ле­тий оно стало секуляризироваться. 

Рели­ги­оз­ность – это то допол­ни­тель­ное изме­ре­ние, кото­рым спо­со­бен обла­дать только чело­век. По боль­шому счёту именно рели­ги­оз­ность отли­чает чело­века от живот­ного. Во всём осталь­ном можно найти ана­ло­гию: дель­фины обна­ру­жи­вают при­знаки мыш­ле­ния, бобры – хоро­шие «стро­и­тели»…

ee00736972847198f67c6d9bdd4fa6c0 300x248 - Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Об этом можно спо­рить, но бес­спорно то, что живот­ное нико­гда не молится перед едой. Конечно, я говорю об этом с юмо­ром, но всё же!

Теперь о живо­пис­ных сериях, посвя­щён­ных житиям наших рус­ских святых.

Отец Павел Фло­рен­ский писал о свя­тых как о носи­те­лях Боже­ствен­ного света, как о людях, пре­об­ра­зив­ших своё лицо в лик и воз­ве­ща­ю­щих тайны мира неви­ди­мого без слов, самим своим видом. Это уди­ви­тель­ные слова! Изоб­ра­жать свя­того – зна­чит при­ка­саться к этой тайне. 

Пер­вое живо­пис­ное житие я посвя­тил Сер­гию Радо­неж­скому, вто­рое – свя­тым Петру и Фев­ро­нии Муромским.

Житие бла­жен­ной Ксе­нии я писал шесть лет, и всё это время, если можно так выра­зиться, чув­ство­вал её при­сут­ствие, ходил по той же гра­нит­ной набе­реж­ной, по кото­рой сту­пали её изно­шен­ные баш­маки, захо­дил в те же петер­бург­ские храмы, в кото­рых она моли­лась. Это были уди­ви­тель­ные шесть лет радост­ного творчества. 

И этот свет исхо­дил от бла­жен­ной Ксе­нии, рож­дая в душе чув­ство бла­го­дар­но­сти от обще­ния со свя­тым человеком.

– Что нужно, чтобы уви­деть мир в таком доб­ром свете? Уви­деть свет в лицах ворч­ли­вой соседки, пас­са­жи­ров метро, коллег?

– Доб­рый чело­век видит мир доб­рым в своей основе, злой – злым. Любя­щий излу­чает любовь все­гда, даже в горест­ных обсто­я­тель­ствах. Нена­вист­ник исто­чает нена­висть без осо­бых на то причин.

kfn649t1hbq 300x276 - Художник Александр Простев: важно видеть в человеке свет

Попро­буй, докажи цинику, что в мире есть свет и свя­тая любовь. У циника взгляд на мир иной: у него отсут­ствуют те «глаза», кото­рыми это можно уви­деть; в духов­ном смысле это сво­его рода инва­лид­ность. Для начала нужно про­сто пытаться быть добрее.

Вот Вы ска­зали о ворч­ли­вой соседке. Когда-то я жил в густо­на­се­лён­ной ком­му­налке, где сосед­кой была туч­ная ворч­ли­вая  особа, кото­рая впи­ва­лась в меня, худень­кого сту­дента Ака­де­мии худо­жеств, как клещ. Не знаю, почему, но она дово­дила меня до дрожи в конечностях.

Я ста­рался не попа­даться ей на глаза… С тех пор  про­шло немало лет, и сей­час я вспо­ми­наю о тех собы­тиях как о забав­ных сюже­тах для рас­ска­зов в духе Зощенко. Тогда я нерв­ни­чал и злился, а сей­час вспо­ми­наю всё это с улыб­кой. Почему бы сразу не начать с улыбки? Воз­можно, поми­ри­лись бы…

Навер­ное, тогда мне про­сто не хва­тало юмора и доб­роты. Конечно, давать советы дру­гим легче, чем попы­таться самому их вопло­тить. Сло­вом, нужно всего-то на всего быть доб­рее, тогда и мир уви­дишь в доб­ром свете. Потому что свет, о кото­ром идёт речь, без  любви к людям не разглядеть…

Опуб­ли­ко­вано в интернете

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки