сайт для родителей

Иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ: «Подростки: возраст возможностей, взросления, становления личности»

Print This Post

282


Иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ: «Подростки: возраст возможностей, взросления, становления личности»
(5 голосов: 5 из 5)

В чем заключаются основные проблемы воспитания подростков  и  как их решать? Ищем ответы вместе с автором курса «Нравственные беседы для подростков»,  организатором семинаров по православному воспитанию иереем Никитой ЗАБОЛОТНОВЫМ.

В очередной беседе с батюшкой пойдет разговор о подростковых кризисах, особенностях возраста,  о том, как правильно принимать изменения в ребёнке и разрешать конфликты, а также как договориться с подростком, чтобы  до конфликтов не дошло. Затронем темы молитвы подростков, их нежелания участвовать в церковной жизни и таинствах.

–  Отец Никита, в обществе до сих пор нет понимания, чем отличается психологи, психотерапевты и психиатры и в каких случаях нужно обращаться к ним, а не, скажем, к священнику. Есть ли церковное мнение по этому поводу?

– Да, для некоторых три эти специалиста словно из одной команды. На самом деле это люди, которые занимаются совершенно разными вещами. Много раз лично сталкивался с такой проблемой. Понимаешь, что человека нужно отправить к психологу, у него именно проблема психологическая, а он не идет, боится: да что я, какой-то ненормальный – нет, я сам смогу справиться!

Некоторым кажется, что поход к психологу – это капитуляция перед проблемами: я сам не могу, всё – вот я пришел сдаваться. На самом деле ровно наоборот – это возможность их разрешения, а капитуляция – это когда мы от своих проблем прячемся – за нехваткой времени, другими делами, алкоголем, наркотиками, развратом, бесконечными развлечениями, и так далее.  А ведь современная психология как наука дает возможность решить многие проблемы в наших взаимоотношениях и в отношениях с детьми.

Ну, и главный аргумент: сам своих детей – и старшую, и среднюю дочь – я тоже водил к психологам, потому что были некоторые трудности, и те проблемы, которые мы осознали, сами в семье мы не могли решить. И даже не в силу того, что не хватает знаний и умений. Просто некоторые проблемы  изнутри решить невозможно, нужна помощь опытного специалиста извне.

– Подростковый возраст – наверное, то время, когда к психологам обращаются чаще всего. Почему возникает столько проблем?

– Очень часто родители боятся подросткового возраста, потому что это возраст непонятный, такой сложный, трудный, и, к сожалению, этот страх часто не дает им воспользоваться преимуществами этого возраста. Потому что на самом деле подростковый возраст – это возраст возможностей, подростковый возраст – это возраст максимализма у ребят, это возраст  взросления, это возраст становления личности. И это во многом возраст, когда те нравственные качества и ценности, которые мы заложили в раннем детстве, так или иначе проявляются. Поэтому это очень важный возраст, с которым нужно обязательно работать, и не  стоит его бояться. Это рост, это развитие.

Конечно, когда им полгодика – это совсем другие милые детки, этакие «лялечки» замечательные, с ними очень хорошо. Или  когда им года 4-5, когда они уже кризис трех лет переросли, а семилетний кризис ещё далеко – как с ними хорошо, замечательно.

Но часто в этом возрасте мы не уделяем им много внимания, потому что, как нам кажется, они его сильно и не требуют: растут, мультики смотрят – замечательно.

А вот во время подросткового возраста мы начинаем внимание детям уделять. Почему?  Потому что мы понимаем, что больше так нельзя, потому что дети буквально его у нас забирают – где-то своими проделками, шалостями, а где-то таким поведением, от которого мы повергаемся в ужас.

Но не переживайте сильно, когда подростки, особенно в возрасте 14-16 лет,  начинают сопротивляться вашим ценностям, вере в Бога, участию в таинствах и так далее – не нужно из этого делать огромную и страшную трагедию. Всё это пройдёт. И очень важно, как мы вместе с детьми сможем это пережить.

– Отец Никита,  в своих беседах Вы часто повторяете, что воскресная школа –важный пункт в воспитании ребенка. А что, если подросток не хочет ходить в воскресную школу, и всё  – дома скандалы и истерики, протест. Как быть?

– Я наблюдал множество примеров, когда ребята, которые выросли в храме – в прямом смысле выросли, – вот их окрестили в 40 дней, как положено, и они ходили в храм и в воскресную школу, а в 12- 14 лет они отходят – происходит вот этот бунт.

Но когда родители правильно с ними общаются, за них молятся и сами стараются показывать им пример, они возвращаются, и чаще всего возвращаются другими – другими в плане веры.

Есть очень важный ключевой момент в понимании детской веры. Есть детская вера, которую мы закладываем в ребёнка и как бы даём ему – это наша вера, но эта вера не его. Так вот, чтобы детская вера стала верой ребенка, нужен кризис, перелом. И вот этот кризис, перелом происходит в подростковом возрасте.

Знаете, гораздо хуже, когда он происходит потом. Я наблюдал это, когда в 20-23 года происходит такой кризис, перелом – он значительно тяжелее переживается. Поэтому очень важно, чтобы ребёнок от вашей веры, которая была не его личной, а вашей, перешёл к своей вере. Только такой религиозный опыт будет настоящим и будет поддерживать ребенка, останется на всю жизнь.

– Может быть, причина таких «отходов» от Церкви и протестов  иногда в том, что дети перегружены обычной  школой и кружками?

–  Хороший вопрос.  Да, и в моей семье проблема точно такая же. У них то «художка», то танцы, как они мне сами говорят: «Пап, нам жить некогда».

Во-первых,  нужно ребёнка стараться мотивировать, подталкивать, но заставлять и водить на поводке не стоит – результат будет обратным.

Во-вторых, важно спокойно и взвешенно относиться к возможности ребёнка иногда пропускать школу, тренировки и занятия вообще. Вот мы иногда, честно, устраиваем в семье такие выходные, потому что у меня выходной только на неделе, а суббота-воскресенье – это дни, когда меня нет дома, я не могу с детьми пообщаться.

Стараемся выбрать день, когда минимальная нагрузка,  и тогда я пишу учителю: сегодня дети не придут в школу. И мы проводим день вместе – отдыхаем. Иногда, где-то раз в месяц, даю возможность просто побыть дома и выспаться. То есть иногда надо им давать такие дни, обсуждая, что это нужно, важно. Я вот просто опытом делюсь, я нисколько не боюсь, что ребёнок что-то пропустит –  и по своему личному опыту это знаю.

Когда я учился, я старался быть на службах всех двунадесятых праздников. Это мне не помешало потом и школу нормально закончить, и университет – с красным дипломом. Поэтому не стоит бояться иногда ребёнка оставлять дома. Иногда он говорит: «я устал, я не могу больше» – ну, пожалейте его, дайте ему возможность отдохнуть. Когда мы его вот так настраиваем, что школа – это вообще самое важное в жизни, ребёнок потом к нам в классе седьмом-восьмом придёт с вопросами: а что там важного? Подростка  порой  нужно просто пожалеть.

Во-первых, очень большой объем информации; во-вторых, очень далеко не всегда этот объём, эта информация действительно хорошо и правильно структурирована, то есть я вот это уже знаю, я прошел, я понимаю, что не всё тут нужно. И, наверное, в-третьих, и главное: надо понимать катастрофический недостаток свободного времени у ребенка, и нагрузка у него очень большая. Мы же часто о домашнем задании говорим, что делать не хотят, или делают на «отвяжись».

Поэтому иногда стоит ребенка просто пожалеть, понять, не крепить его: «ты сделал или не сделал, сейчас ремень возьму, и не увидеть тебе того-то или того-то», а просто его пожалеть, с ним сесть, вместе поделать. Знаете, как это здорово: сидишь с ним вместе, и ребенок счастливый, что родители с ним. Иногда ему не шибко помогаешь, просто смотришь, что-то спрашиваешь у него – он перед вами решит 15 примеров быстро, объяснив вам, и сам в это время поймет. Такой опыт проживается и лучше усваивается.

Согласитесь, ведь их так жалко! Особенно эти олимпиады бесконечные. А самое главное, эта ужасная система современных экзаменов  ГИА и ЕГЭ, когда с 5 класса их начинают просто натаскивать. У меня в первых классах не боялись этого ЕГЭ, а вот с пятого уже начали. У них это висит как кирпич на голове, это ЕГЭ, ГИА, ДКР.

Ребёнок, когда готовится к этим ГИА и ЕГЭ и трясется, что вот  этот последний год – самый важный. Но вот что важно – то, что ребенок недополучил в плане знаний за 9 лет,  потом репетитор за год сможет наверстать, и знания еще лучше усвоятся, будет повышенная мотивация. Нужно обязательно об этом говорить, причем лучше это делать, эмоционально разгружая, с юмором, рассказывая и говоря, даже подстилая подстилку: «Да не сдашь ты этот ЕГЭ, ну и ладно!..»

– Жалеть, помогать подросткам  необходимо, но до какой степени? Какой должна быть родительская помощь и как с этим не переборщить, чтобы подросток учился самостоятельности?

–  Да, меру надо знать – иногда надо убрать свой костыль. Мы все время детей костылями обкладываем, и куда бы они ни пошли, мы им подставим здесь костыль, и ещё здесь костыль. А иногда нужно его убрать, причём специально, но я это называю «выключить телефон». Вот я иногда знаю, что ребёнок идёт туда, и у него будут какие-то сложности, он начнёт звонить, и я знаю, что он сможет это решить и без меня – ну, значит, можно телефон выключить, ребёнок сам решит. Да, потом его пожалеть, послушать, но дать ему возможность самому решить проблему.

Бывает, мы всё за него делаем, думаем, он ещё маленький – а потом этот маленький выше нас сверху смотрит на нас, и всё маленький. Отчего это происходит – иногда от нашей гиперопеки, виноваты мы сами.

Как это происходит? Чаще всего маленький ребёнок, когда первый раз нам хочет в чём-то помочь, получает отказ. Мы говорим: не надо, иди отсюда, разобьешь, сломаешь, не правильно сделаешь. Всё, вы ему сделали прививку. Он может потом уже не подойти.

Дайте ребёнку возможность самому что-то решить. А иногда сами ставьте ему для этого условия.

Мы так делаем на сплаве и в лагере, мы создаем специальные условия. Я это называю длинными тренингами – дети ставятся в условия повышенной трудности, в которых большинство из обычных взрослых  не справились бы. В позапрошлом году мы пошли с детьми «на выживание», пошли и четверо взрослых – двое первый раз. И у двоих взрослых силы кончились, а дети – счастливые и довольные. Я спрашиваю: «Как вам?» – «Супер, это так круто!» К взрослым подхожу – и спрашивать не надо,  и так понятно. Надо иногда ставить их в такую ситуацию.

Мне кажется, подростничество, это тот возраст, когда Господь закладывает и повышенные возможности, поэтому подростки сами учатся решать проблемы. Мы приезжаем из лагеря, и мне родители говорят: вы нам другого сына вернули, он повзрослел за 10 дней, он год не мог повзрослеть, а через 10 дней вернулся другим. Потому что у него были задачи, которые он сам решал, не на кого было свалить ответственность: или я, или никто.  Надо, может даже  искусственно, создавать какие-то препятствия, чтоб ребёнок себя чувствовал ответственным, самостоятельным.

– Подростки очень много времени проводят в соцсетях, в общении со сверстниками, отчасти отсюда и дефицит времени. Нужно ли ограничивать их в общении?

– С точки зрения возрастной  психологии, в  каждом возрасте есть своя основная деятельность. У нас с вами она тоже есть, между прочим, и она тоже меняется с возрастом. А у ребёнка она меняется очень быстро, и в возрасте подростка основная деятельность  – это общение.

На самом деле, когда ребёнок проживает  этот возраст, мы  вдруг узнаём: оказывается, основной деятельностью в подростковом возрасте было общение, а мы его за это прессовали: что ты болтаешь по телефону, что ты всё время гуляешь, что-то долго ты ВКонтакте висишь – а у него это главное.

Поэтому подходить к общению подростов нужно вдумчиво и с размышлением, а если и ограничивать его, то не жестко. Вспомните, как вели себя и чем интересовались в их возрасте мама или папа – у них тоже что-то такое было, правда, общение было другим. И у них в то время тоже что-то не получалось.

Настоятельно рекомендую прочесть книги Юлии Борисовны  Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?» и «Самая главная книга для родителей», там можно найти много полезных советов и ответов на родительские вопросы, в том числе о подростках.

– Батюшка, хотелось бы остановиться  на моментах духовной жизни подростков – молитве и их участии в богослужении, потому что и то, и другое в подростковом возрасте начинает восприниматься в штыки.

– Очень часто бывает так, что ребенок говорит: «Всё, я не пойду, не хочу, не буду!», и так далее. Что делать? Во-первых, ни в коем случае никогда тотально не давить, ни в коем случае за это никогда не наказывать: не пойдёшь на службу, будешь наказан; или не будешь молиться, потом тебя я накажу; или еще хуже – пугать Богом.

Никогда не пугайте Богом! – Себя пугайте. А детей никогда Богом пугать не стоит. Им и так в мире есть чего бояться.  Поэтому надо с молитвой постоянно напоминать – тихонечко, с шуткой, с прибауткой: «Ой, вот надо помолиться, пойдём вместе!»  –  «А вот это у меня проблема»  –  «Так давай помолимся!» Вот таким образом. Но ни в коем случае не заставлять. Ну, ещё, как говорится, подкалывать: «Что-то ты у нас неделю уж не молишься, Бог про тебя совсем забудет», или «Ой, Ангел Хранитель у тебя уже улетел!»

На самом деле ребёнок об этом думает и будет думать. И когда что-то у него случается, не получается, он раз – и начнёт молиться. То есть нужно ему показать вот эту ступеньку, опору, на что можно опереться: когда тебе трудно, ты помолись. Но эта опора работает только в одном случае: если вы также сами делаете. Если вы сами так не делаете, когда вам трудно, вы психуете, но не молитесь – с чего ребёнок-то будет молиться?

– А как же быть с исповедью и причастием, тоже не настаивать?

– Иногда приходят дети на исповедь, подростки, и я вижу, что они приходят не добровольно. Спрашиваю: «Мама прислала?» Нехотя кивают головой. Понимаете,  видно ребёнка, вот он, вот, его буквально прислала мама, где-то в конце храма стоит и глазами стреляет, бдит, чтобы не сбежал никуда.

Не лучший это вариант, нужно говорить, напоминать, приводить, но не заставлять – результат  будет обратный. Говорить нужно, «слезать» с ребёнка в этом плане не нужно. Это трудно, это работа, а подростки иногда от трудности, от работы бегут – в силу, опять же, возрастных особенностей. Поэтому  давить и какими-то санкциями угрожать не нужно.

Это всё-таки должно быть добровольным. Иногда не идёт ребёнок на исповедь, но отправьте его просто поговорить со священником – а тот с ним договорится, в общем-то, до чего-нибудь.

И еще важно: в плане духовной жизни первое – это пример.  А что за пример, когда мама ходит на исповедь два раза в год, а сама ребёнку говорит: «Вот была детская Литургия, ты не пошёл!»

Ну, и мне нечего ребенку сказать. Я не могу ему сказать, что у тебя мама сама такая, потому что это будет крайне непедагогично.

Поэтому воспитывайте примером – сами  исполняйте и детей старайтесь к этому потихонечку-потихонечку приводить.

Помните: самая главная основа воспитания – это любовь. Мы должны любить наших детей, научиться их любить сами, и научить их любить других. Потому что всё остальное можно, наверное, где-то восполнить в жизни, но любовь особенно сложно восполнить, когда ее не хватало ребёнку в жизни.

Любите ребёнка искренне, по-настоящему, открыто, показывайте это ему, научитесь сами его любить, и ребёнка научите любить других, любить Бога. Вот это самое главное – чтобы в отношениях была любовь.

Вот сегодня домой придёте – сядьте и подумайте: есть у нас в отношениях любовь или нет? Если есть, воздайте хвалу Богу и постарайтесь, чтобы она и дальше была. А вот если ее не хватает – подумайте, что мне сделать, чтобы она была. Хотя бы сегодня вечером любовь к ребёнку проявите, вот конкретно сегодня вечером. Может быть, завтра что-то изменится.

Соб. инф.

Фото иерея Никиты Заболотнова

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus