Иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ: «Подростки: возраст возможностей, взросления, становления личности»

Иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ: «Подростки: возраст возможностей, взросления, становления личности»

(6 голосов5.0 из 5)

В чем заклю­ча­ются основ­ные про­блемы вос­пи­та­ния под­рост­ков  и  как их решать? Ищем ответы вме­сте с авто­ром курса «Нрав­ствен­ные беседы для под­рост­ков»,  орга­ни­за­то­ром семи­на­ров по пра­во­слав­ному вос­пи­та­нию иереем Ники­той ЗАБОЛОТНОВЫМ.

В оче­ред­ной беседе с батюш­кой пой­дет раз­го­вор о под­рост­ко­вых кри­зи­сах, осо­бен­но­стях воз­раста,  о том, как пра­вильно при­ни­мать изме­не­ния в ребёнке и раз­ре­шать кон­фликты, а также как дого­во­риться с под­рост­ком, чтобы  до кон­флик­тов не дошло. Затро­нем темы молитвы под­рост­ков, их неже­ла­ния участ­во­вать в цер­ков­ной жизни и таинствах.

–  Отец Никита, в обще­стве до сих пор нет пони­ма­ния, чем отли­ча­ется пси­хо­логи, пси­хо­те­ра­певты и пси­хи­атры и в каких слу­чаях нужно обра­щаться к ним, а не, ска­жем, к свя­щен­нику. Есть ли цер­ков­ное мне­ние по этому поводу? 

DSC 3458 portr 300x237 - Иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ: «Подростки: возраст возможностей, взросления, становления личности»

– Да, для неко­то­рых три эти спе­ци­а­ли­ста словно из одной команды. На самом деле это люди, кото­рые зани­ма­ются совер­шенно раз­ными вещами. Много раз лично стал­ки­вался с такой про­бле­мой. Пони­ма­ешь, что чело­века нужно отпра­вить к пси­хо­логу, у него именно про­блема пси­хо­ло­ги­че­ская, а он не идет, боится: да что я, какой-то ненор­маль­ный – нет, я сам смогу справиться!

Неко­то­рым кажется, что поход к пси­хо­логу – это капи­ту­ля­ция перед про­бле­мами: я сам не могу, всё – вот я при­шел сда­ваться. На самом деле ровно наобо­рот – это воз­мож­ность их раз­ре­ше­ния, а капи­ту­ля­ция – это когда мы от своих про­блем пря­чемся – за нехват­кой вре­мени, дру­гими делами, алко­го­лем, нар­ко­ти­ками, раз­вра­том, бес­ко­неч­ными раз­вле­че­ни­ями, и так далее.  А ведь совре­мен­ная пси­хо­ло­гия как наука дает воз­мож­ность решить мно­гие про­блемы в наших вза­и­мо­от­но­ше­ниях и в отно­ше­ниях с детьми.

Ну, и глав­ный аргу­мент: сам своих детей – и стар­шую, и сред­нюю дочь – я тоже водил к пси­хо­ло­гам, потому что были неко­то­рые труд­но­сти, и те про­блемы, кото­рые мы осо­знали, сами в семье мы не могли решить. И даже не в силу того, что не хва­тает зна­ний и уме­ний. Про­сто неко­то­рые про­блемы  изнутри решить невоз­можно, нужна помощь опыт­ного спе­ци­а­ли­ста извне.

– Под­рост­ко­вый воз­раст – навер­ное, то время, когда к пси­хо­ло­гам обра­ща­ются чаще всего. Почему воз­ни­кает столько проблем?

– Очень часто роди­тели боятся под­рост­ко­вого воз­раста, потому что это воз­раст непо­нят­ный, такой слож­ный, труд­ный, и, к сожа­ле­нию, этот страх часто не дает им вос­поль­зо­ваться пре­иму­ще­ствами этого воз­раста. Потому что на самом деле под­рост­ко­вый воз­раст – это воз­раст воз­мож­но­стей, под­рост­ко­вый воз­раст – это воз­раст мак­си­ма­лизма у ребят, это воз­раст  взрос­ле­ния, это воз­раст ста­нов­ле­ния лич­но­сти. И это во мно­гом воз­раст, когда те нрав­ствен­ные каче­ства и цен­но­сти, кото­рые мы зало­жили в ран­нем дет­стве, так или иначе про­яв­ля­ются. Поэтому это очень важ­ный воз­раст, с кото­рым нужно обя­за­тельно рабо­тать, и не  стоит его бояться. Это рост, это раз­ви­тие.

Конечно, когда им пол­го­дика – это совсем дру­гие милые детки, эта­кие «лялечки» заме­ча­тель­ные, с ними очень хорошо. Или  когда им года 4–5, когда они уже кри­зис трех лет пере­росли, а семи­лет­ний кри­зис ещё далеко – как с ними хорошо, замечательно.

Но часто в этом воз­расте мы не уде­ляем им много вни­ма­ния, потому что, как нам кажется, они его сильно и не тре­буют: рас­тут, муль­тики смот­рят – замечательно.

А вот во время под­рост­ко­вого воз­раста мы начи­наем вни­ма­ние детям уде­лять. Почему?  Потому что мы пони­маем, что больше так нельзя, потому что дети бук­вально его у нас заби­рают – где-то сво­ими про­дел­ками, шало­стями, а где-то таким пове­де­нием, от кото­рого мы повер­га­емся в ужас.

Но не пере­жи­вайте сильно, когда под­ростки, осо­бенно в воз­расте 14–16 лет,  начи­нают сопро­тив­ляться вашим цен­но­стям, вере в Бога, уча­стию в таин­ствах и так далее – не нужно из этого делать огром­ную и страш­ную тра­ге­дию. Всё это прой­дёт. И очень важно, как мы вме­сте с детьми смо­жем это пережить.

– Отец Никита,  в своих бесе­дах Вы часто повто­ря­ете, что вос­крес­ная школа –важ­ный пункт в вос­пи­та­нии ребенка. А что, если под­ро­сток не хочет ходить в вос­крес­ную школу, и всё  – дома скан­далы и исте­рики, про­тест. Как быть? 

– Я наблю­дал мно­же­ство при­ме­ров, когда ребята, кото­рые выросли в храме – в пря­мом смысле выросли, – вот их окре­стили в 40 дней, как поло­жено, и они ходили в храм и в вос­крес­ную школу, а в 12- 14 лет они отхо­дят – про­ис­хо­дит вот этот бунт.

Но когда роди­тели пра­вильно с ними обща­ются, за них молятся и сами ста­ра­ются пока­зы­вать им при­мер, они воз­вра­ща­ются, и чаще всего воз­вра­ща­ются дру­гими – дру­гими в плане веры.

Есть очень важ­ный клю­че­вой момент в пони­ма­нии дет­ской веры. Есть дет­ская вера, кото­рую мы закла­ды­ваем в ребёнка и как бы даём ему – это наша вера, но эта вера не его. Так вот, чтобы дет­ская вера стала верой ребенка, нужен кри­зис, пере­лом. И вот этот кри­зис, пере­лом про­ис­хо­дит в под­рост­ко­вом возрасте.

Зна­ете, гораздо хуже, когда он про­ис­хо­дит потом. Я наблю­дал это, когда в 20–23 года про­ис­хо­дит такой кри­зис, пере­лом – он зна­чи­тельно тяже­лее пере­жи­ва­ется. Поэтому очень важно, чтобы ребё­нок от вашей веры, кото­рая была не его лич­ной, а вашей, пере­шёл к своей вере. Только такой рели­ги­оз­ный опыт будет насто­я­щим и будет под­дер­жи­вать ребенка, оста­нется на всю жизнь.

– Может быть, при­чина таких «отхо­дов» от Церкви и про­те­стов  ино­гда в том, что дети пере­гру­жены обыч­ной  шко­лой и кружками?

–  Хоро­ший вопрос.  Да, и в моей семье про­блема точно такая же. У них то «художка», то танцы, как они мне сами гово­рят: «Пап, нам жить некогда».

Во-пер­вых,  нужно ребёнка ста­раться моти­ви­ро­вать, под­тал­ки­вать, но застав­лять и водить на поводке не стоит – резуль­тат будет обратным.

Во-вто­рых, важно спо­койно и взве­шенно отно­ситься к воз­мож­но­сти ребёнка ино­гда про­пус­кать школу, тре­ни­ровки и заня­тия вообще. Вот мы ино­гда, честно, устра­и­ваем в семье такие выход­ные, потому что у меня выход­ной только на неделе, а суб­бота-вос­кре­се­нье – это дни, когда меня нет дома, я не могу с детьми пообщаться.

Ста­ра­емся выбрать день, когда мини­маль­ная нагрузка,  и тогда я пишу учи­телю: сего­дня дети не при­дут в школу. И мы про­во­дим день вме­сте – отды­хаем. Ино­гда, где-то раз в месяц, даю воз­мож­ность про­сто побыть дома и выспаться. То есть ино­гда надо им давать такие дни, обсуж­дая, что это нужно, важно. Я вот про­сто опы­том делюсь, я нисколько не боюсь, что ребё­нок что-то про­пу­стит –  и по сво­ему лич­ному опыту это знаю.

Когда я учился, я ста­рался быть на служ­бах всех дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков. Это мне не поме­шало потом и школу нор­мально закон­чить, и уни­вер­си­тет – с крас­ным дипло­мом. Поэтому не стоит бояться ино­гда ребёнка остав­лять дома. Ино­гда он гово­рит: «я устал, я не могу больше» – ну, пожа­лейте его, дайте ему воз­мож­ность отдох­нуть. Когда мы его вот так настра­и­ваем, что школа – это вообще самое важ­ное в жизни, ребё­нок потом к нам в классе седь­мом-вось­мом при­дёт с вопро­сами: а что там важ­ного? Под­ростка  порой  нужно про­сто пожалеть.

Во-пер­вых, очень боль­шой объем инфор­ма­ции; во-вто­рых, очень далеко не все­гда этот объём, эта инфор­ма­ция дей­стви­тельно хорошо и пра­вильно струк­ту­ри­ро­вана, то есть я вот это уже знаю, я про­шел, я пони­маю, что не всё тут нужно. И, навер­ное, в‑третьих, и глав­ное: надо пони­мать ката­стро­фи­че­ский недо­ста­ток сво­бод­ного вре­мени у ребенка, и нагрузка у него очень боль­шая. Мы же часто о домаш­нем зада­нии гово­рим, что делать не хотят, или делают на «отвя­жись».

Поэтому ино­гда стоит ребенка про­сто пожа­леть, понять, не кре­пить его: «ты сде­лал или не сде­лал, сей­час ремень возьму, и не уви­деть тебе того-то или того-то», а про­сто его пожа­леть, с ним сесть, вме­сте поде­лать. Зна­ете, как это здо­рово: сидишь с ним вме­сте, и ребе­нок счаст­ли­вый, что роди­тели с ним. Ино­гда ему не шибко помо­га­ешь, про­сто смот­ришь, что-то спра­ши­ва­ешь у него – он перед вами решит 15 при­ме­ров быстро, объ­яс­нив вам, и сам в это время пой­мет. Такой опыт про­жи­ва­ется и лучше усваивается.

Согла­си­тесь, ведь их так жалко! Осо­бенно эти олим­пи­ады бес­ко­неч­ные. А самое глав­ное, эта ужас­ная система совре­мен­ных экза­ме­нов  ГИА и ЕГЭ, когда с 5 класса их начи­нают про­сто натас­ки­вать. У меня в пер­вых клас­сах не боя­лись этого ЕГЭ, а вот с пятого уже начали. У них это висит как кир­пич на голове, это ЕГЭ, ГИА, ДКР.

Ребё­нок, когда гото­вится к этим ГИА и ЕГЭ и тря­сется, что вот  этот послед­ний год – самый важ­ный. Но вот что важно – то, что ребе­нок недо­по­лу­чил в плане зна­ний за 9 лет,  потом репе­ти­тор за год смо­жет навер­стать, и зна­ния еще лучше усво­ятся, будет повы­шен­ная моти­ва­ция. Нужно обя­за­тельно об этом гово­рить, при­чем лучше это делать, эмо­ци­о­нально раз­гру­жая, с юмо­ром, рас­ска­зы­вая и говоря, даже под­сти­лая под­стилку: «Да не сдашь ты этот ЕГЭ, ну и ладно!..»

– Жалеть, помо­гать под­рост­кам  необ­хо­димо, но до какой сте­пени? Какой должна быть роди­тель­ская помощь и как с этим не пере­бор­щить, чтобы под­ро­сток учился самостоятельности?

–  Да, меру надо знать – ино­гда надо убрать свой костыль. Мы все время детей косты­лями обкла­ды­ваем, и куда бы они ни пошли, мы им под­ста­вим здесь костыль, и ещё здесь костыль. А ино­гда нужно его убрать, при­чём спе­ци­ально, но я это назы­ваю «выклю­чить теле­фон». Вот я ино­гда знаю, что ребё­нок идёт туда, и у него будут какие-то слож­но­сти, он нач­нёт зво­нить, и я знаю, что он смо­жет это решить и без меня – ну, зна­чит, можно теле­фон выклю­чить, ребё­нок сам решит. Да, потом его пожа­леть, послу­шать, но дать ему воз­мож­ность самому решить проблему.

Бывает, мы всё за него делаем, думаем, он ещё малень­кий – а потом этот малень­кий выше нас сверху смот­рит на нас, и всё малень­кий. Отчего это про­ис­хо­дит – ино­гда от нашей гипе­ро­пеки, вино­ваты мы сами.

Как это про­ис­хо­дит? Чаще всего малень­кий ребё­нок, когда пер­вый раз нам хочет в чём-то помочь, полу­чает отказ. Мы гово­рим: не надо, иди отсюда, разо­бьешь, сло­ма­ешь, не пра­вильно сде­ла­ешь. Всё, вы ему сде­лали при­вивку. Он может потом уже не подойти.

Дайте ребёнку воз­мож­ность самому что-то решить. А ино­гда сами ставьте ему для этого условия.

Мы так делаем на сплаве и в лагере, мы создаем спе­ци­аль­ные усло­вия. Я это назы­ваю длин­ными тре­нин­гами – дети ста­вятся в усло­вия повы­шен­ной труд­но­сти, в кото­рых боль­шин­ство из обыч­ных взрос­лых  не спра­ви­лись бы. В поза­про­шлом году мы пошли с детьми «на выжи­ва­ние», пошли и чет­веро взрос­лых – двое пер­вый раз. И у двоих взрос­лых силы кон­чи­лись, а дети – счаст­ли­вые и доволь­ные. Я спра­ши­ваю: «Как вам?» – «Супер, это так круто!» К взрос­лым под­хожу – и спра­ши­вать не надо,  и так понятно. Надо ино­гда ста­вить их в такую ситуацию.

Мне кажется, под­рост­ни­че­ство, это тот воз­раст, когда Гос­подь закла­ды­вает и повы­шен­ные воз­мож­но­сти, поэтому под­ростки сами учатся решать про­блемы. Мы при­ез­жаем из лагеря, и мне роди­тели гово­рят: вы нам дру­гого сына вер­нули, он повзрос­лел за 10 дней, он год не мог повзрос­леть, а через 10 дней вер­нулся дру­гим. Потому что у него были задачи, кото­рые он сам решал, не на кого было сва­лить ответ­ствен­ность: или я, или никто.  Надо, может даже  искус­ственно, созда­вать какие-то пре­пят­ствия, чтоб ребё­нок себя чув­ство­вал ответ­ствен­ным, самостоятельным.

– Под­ростки очень много вре­мени про­во­дят в соц­се­тях, в обще­нии со сверст­ни­ками, отча­сти отсюда и дефи­цит вре­мени. Нужно ли огра­ни­чи­вать их в общении?

– С точки зре­ния воз­раст­ной  пси­хо­ло­гии, в  каж­дом воз­расте есть своя основ­ная дея­тель­ность. У нас с вами она тоже есть, между про­чим, и она тоже меня­ется с воз­рас­том. А у ребёнка она меня­ется очень быстро, и в воз­расте под­ростка основ­ная дея­тель­ность  – это обще­ние.

На самом деле, когда ребё­нок про­жи­вает  этот воз­раст, мы  вдруг узнаём: ока­зы­ва­ется, основ­ной дея­тель­но­стью в под­рост­ко­вом воз­расте было обще­ние, а мы его за это прес­со­вали: что ты бол­та­ешь по теле­фону, что ты всё время гуля­ешь, что-то долго ты ВКон­такте висишь – а у него это главное.

Поэтому под­хо­дить к обще­нию под­ро­стов нужно вдум­чиво и с раз­мыш­ле­нием, а если и огра­ни­чи­вать его, то не жестко. Вспом­ните, как вели себя и чем инте­ре­со­ва­лись в их воз­расте мама или папа – у них тоже что-то такое было, правда, обще­ние было дру­гим. И у них в то время тоже что-то не получалось.

Насто­я­тельно реко­мен­дую про­честь книги Юлии Бори­совны  Гип­пен­рей­тер «Общаться с ребен­ком. Как?» и «Самая глав­ная книга для роди­те­лей», там можно найти много полез­ных сове­тов и отве­тов на роди­тель­ские вопросы, в том числе о подростках.

– Батюшка, хоте­лось бы оста­но­виться  на момен­тах духов­ной жизни под­рост­ков – молитве и их уча­стии в бого­слу­же­нии, потому что и то, и дру­гое в под­рост­ко­вом воз­расте начи­нает вос­при­ни­маться в штыки. 

– Очень часто бывает так, что ребе­нок гово­рит: «Всё, я не пойду, не хочу, не буду!», и так далее. Что делать? Во-пер­вых, ни в коем слу­чае нико­гда тотально не давить, ни в коем слу­чае за это нико­гда не нака­зы­вать: не пой­дёшь на службу, будешь нака­зан; или не будешь молиться, потом тебя я накажу; или еще хуже – пугать Богом.

Нико­гда не пугайте Богом! – Себя пугайте. А детей нико­гда Богом пугать не стоит. Им и так в мире есть чего бояться.  Поэтому надо с молит­вой посто­янно напо­ми­нать – тихо­нечко, с шут­кой, с при­ба­ут­кой: «Ой, вот надо помо­литься, пой­дём вме­сте!»  –  «А вот это у меня про­блема»  –  «Так давай помо­лимся!» Вот таким обра­зом. Но ни в коем слу­чае не застав­лять. Ну, ещё, как гово­рится, под­ка­лы­вать: «Что-то ты у нас неделю уж не молишься, Бог про тебя совсем забу­дет», или «Ой, Ангел Хра­ни­тель у тебя уже улетел!»

На самом деле ребё­нок об этом думает и будет думать. И когда что-то у него слу­ча­ется, не полу­ча­ется, он раз – и нач­нёт молиться. То есть нужно ему пока­зать вот эту сту­пеньку, опору, на что можно опе­реться: когда тебе трудно, ты помо­лись. Но эта опора рабо­тает только в одном слу­чае: если вы также сами дела­ете. Если вы сами так не дела­ете, когда вам трудно, вы психу­ете, но не моли­тесь – с чего ребё­нок-то будет молиться?

– А как же быть с испо­ве­дью и при­ча­стием, тоже не настаивать? 

– Ино­гда при­хо­дят дети на испо­ведь, под­ростки, и я вижу, что они при­хо­дят не доб­ро­вольно. Спра­ши­ваю: «Мама при­слала?» Нехотя кивают голо­вой. Пони­ма­ете,  видно ребёнка, вот он, вот, его бук­вально при­слала мама, где-то в конце храма стоит и гла­зами стре­ляет, бдит, чтобы не сбе­жал никуда.

Не луч­ший это вари­ант, нужно гово­рить, напо­ми­нать, при­во­дить, но не застав­лять – резуль­тат  будет обрат­ный. Гово­рить нужно, «сле­зать» с ребёнка в этом плане не нужно. Это трудно, это работа, а под­ростки ино­гда от труд­но­сти, от работы бегут – в силу, опять же, воз­раст­ных осо­бен­но­стей. Поэтому  давить и какими-то санк­ци­ями угро­жать не нужно.

Это всё-таки должно быть доб­ро­воль­ным. Ино­гда не идёт ребё­нок на испо­ведь, но отправьте его про­сто пого­во­рить со свя­щен­ни­ком – а тот с ним дого­во­рится, в общем-то, до чего-нибудь.

И еще важно: в плане духов­ной жизни пер­вое – это при­мер.  А что за при­мер, когда мама ходит на испо­ведь два раза в год, а сама ребёнку гово­рит: «Вот была дет­ская Литур­гия, ты не пошёл!»

Ну, и мне нечего ребенку ска­зать. Я не могу ему ска­зать, что у тебя мама сама такая, потому что это будет крайне непедагогично.

Поэтому вос­пи­ты­вайте при­ме­ром – сами  испол­няйте и детей ста­рай­тесь к этому поти­хо­нечку-поти­хо­нечку при­во­дить.

Помните: самая глав­ная основа вос­пи­та­ния – это любовь. Мы должны любить наших детей, научиться их любить сами, и научить их любить дру­гих. Потому что всё осталь­ное можно, навер­ное, где-то вос­пол­нить в жизни, но любовь осо­бенно сложно вос­пол­нить, когда ее не хва­тало ребёнку в жизни.

Любите ребёнка искренне, по-насто­я­щему, открыто, пока­зы­вайте это ему, научи­тесь сами его любить, и ребёнка научите любить дру­гих, любить Бога. Вот это самое глав­ное – чтобы в отно­ше­ниях была любовь.

Вот сего­дня домой при­дёте – сядьте и поду­майте: есть у нас в отно­ше­ниях любовь или нет? Если есть, воз­дайте хвалу Богу и поста­рай­тесь, чтобы она и дальше была. А вот если ее не хва­тает – поду­майте, что мне сде­лать, чтобы она была. Хотя бы сего­дня вече­ром любовь к ребёнку про­явите, вот кон­кретно сего­дня вече­ром. Может быть, зав­тра что-то изменится.

Соб. инф.

Фото иерея Никиты Заболотнова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки