Как сыну простить отца по-христиански? Ответ архимандрита Саввы (Мажуко)

Как сыну простить отца по-христиански? Ответ архимандрита Саввы (Мажуко)

(3 голоса5.0 из 5)

Взрос­лый чело­век зача­стую всю жизнь носит тяже­лый груз дет­ских обид и разо­ча­ро­ва­ний. Забыть и про­стить можно мно­гое, но что делать хри­сти­а­нину, если неко­то­рая боль, нане­сен­ная близ­кими людьми в дет­стве, не хочет уходить?

В Свя­щен­ном Писа­нии в притче о блуд­ном сыне  отец про­щает своё заблу­див­ше­еся дитя.  Такое воз­можно и в наших отно­ше­ниях с Богом и Отцом, если мы при­хо­дим с покаянием.

Но в повсе­днев­ной жизни все чаще встре­ча­ется ситу­а­ция, когда не отцы, а именно дети пом­нят при­чи­нен­ное в мла­ден­че­стве или юно­сти зло и муча­ются оттого, что не в силах про­стить своих отцов. А от ропота и обиды на отца неда­леко до ропота и обиды на Бога, попу­стив­шего эти испы­та­ния. Что делать и как изба­виться от обиды на самых близ­ких людей?

На интер­нет-канале Свято-Николь­ского мона­стыря в Гомеле в видео-пере­даче на важ­ную для мно­гих тему раз­мыш­ляет архи­манд­рит Савва (Мажуко):

img 1010 - Как сыну простить отца по-христиански? Ответ архимандрита Саввы (Мажуко)«Дру­зья мои, все вы, навер­ное, зна­ете имя Гарри Трум­эна, пре­зи­дента США, повин­ного в бом­бар­ди­ровке Хиро­симы и Нагасаки.

Шестое и девя­тое авгу­ста – две страш­ные даты в 1945 году, с кото­рых, в общем-то, и нача­лось кро­ва­вое шествие ядер­ного ору­жия в нашей истории.

Мы не знаем даже, чем всё это закон­чится, но навсе­гда с этими собы­ти­ями сли­лось воедино имя одного из пре­зи­ден­тов США, кото­рый стал пре­зи­ден­том вне­запно, в связи со смер­тью зна­ме­ни­того Фран­клина Делано Рузвельта.

Почему я вспо­ми­наю этого чело­века? Потому что не био­гра­фия его как поли­тика мне инте­ресна, а инте­ре­сен тот эпи­зод его жизни, кото­рый каса­ется боль­шин­ства из нас.

Дело в том, что Гарри Трумэн вырос на ферме. Он был такой, зна­ете ли, аме­ри­кан­ский кол­хоз­ник, если хотите, из деревни, вырос в доста­точно кон­сер­ва­тив­ной аме­ри­кан­ской семье.

Папа у него был извест­ный чело­век в своей округе – малень­кий, коре­на­стый, кото­рый счи­тал, что он самый силь­ный, любил выпить, и в таком виде любил подраться.

Больше всего ему нра­ви­лось драться с теми людьми, кто выше его ростом. Дело в том, что папа Гарри Трум­эна был про­сто коро­тышка, даже, по-моему, про­звище у него такое было.

Но кроме этих при­клю­че­ний, кото­рыми он тер­ро­ри­зи­ро­вал окрест­но­сти, он еще имел уди­ви­тель­ную спо­соб­ность изде­ваться над сво­ими детьми.

Среди его сыно­вей Гарри Трумэн был самым уяз­ви­мым зве­ном, потому что дру­гие маль­чики пошли по сто­пам папы, тоже были кре­пы­шами, дра­чу­нами и пыта­лись под­дер­жать репу­та­цию фами­лии Трумэн.

А вот Гарри родился с боль­шими про­бле­мами со зре­нием, с дет­ства носил очки, стекла в кото­рых были тол­щи­ной с бутылку кока-колы. Он очень стес­нялся сво­его недо­статка, его посто­янно драз­нили в школе.

И самое груст­ное в его био­гра­фии (в этом он сам при­зна­вался) было то, что над ним посто­янно изде­вался отец. И вся его жизнь была выстро­ена так, чтобы дока­зать отцу, что он может, что он не девчонка.

Гарри Трумэн в своих вос­по­ми­на­ниях гово­рил: мол, я все время себя чув­ство­вал какой-то дев­чон­кой и меня посто­янно обзы­вали, что я дев­чонка, что я сла­бак. А он пытался дока­зать, что это не так, всё пытался про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние на папу.

Эта исто­рия так или иначе повто­ря­ется во мно­гих семьях. И мы знаем, что эта тема зву­чит даже и в рус­ской лите­ра­туре – к про­блеме отцов и детей обра­ща­ются со вре­мен Тур­ге­нева до эпохи совет­ской лите­ра­туры, до пове­сти о собаке динго. И осо­бенно остро зву­чит эта тема во мно­гих кар­ти­нах совет­ского кине­ма­то­графа после­во­ен­ного периода.

Сло­вом, вопрос этот, как про­стить отца, для мно­гих крайне акту­аль­ный, потому что мы живем в обще­стве, в кото­ром раз­ло­маны все тра­ди­ци­он­ные устои и нормы.

И даже, может быть, не в этом при­чина боль­шой про­блемы, потому что, читая био­гра­фии людей, кото­рые росли в тра­ди­ци­он­ных семьях в 19‑м, 18‑м веке, мы видим, что и тогда было не все благополучно.

И очень часто травмы, кото­рые нано­сили роди­тели своим детям, отзы­ва­лись на их жизни до самого конца, и потом, может быть, даже пере­да­ва­лись по наследству.

Как про­стить отца? Этот вопрос задают себе люди, очень часто испы­тав­шие не только пре­да­тель­ство со сто­роны своих роди­те­лей, но ино­гда пря­мое наси­лие, издевательство. 

И чело­век, кото­рый оза­да­чен этим вопро­сом, так или иначе видит, что суще­ствует рифма между этой боль­шой пси­хо­ло­ги­че­ской экзи­стен­ци­аль­ной про­бле­мой, чело­ве­че­ской про­бле­мой, и вопро­сом соб­ственно рели­ги­оз­ным, как про­стить Бога-Отца за ту жизнь, за тот мир, в кото­ром мы живем.

И, конечно же, этому вопросу посвя­щено довольно много выска­зы­ва­ний, целые полки книг напи­саны по этому вопросу. Напри­мер, наш вели­кий бого­слов мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский этому вопросу посвя­щал ряд своих про­по­ве­дей речей и лекций.

И я думаю, что до конца мы не смо­жем отве­тить на этот вопрос, потому что он все­гда имеет лич­ност­ную окраску, все­гда за ним стоят лич­ные истории.

У Гарри Трум­эна был свой порт­рет отно­ше­ний, кото­рый довлел над ним всю жизнь, были свои отно­ше­ния с отцом.

Есть очень слож­ные исто­рии слож­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний с мате­рью, когда таким насиль­ни­ком, что ли, таким дет­ским ужа­сом явля­ется мать.

И с этой трав­мой чело­веку при­хо­дится жить много лет, пре­одо­ле­вать ее, посто­янно огля­ды­ваться на этот опыт, так что даже в 40 или 50 лет, как неод­но­кратно я был тому сви­де­те­лем, чело­век с горе­чью гово­рит: ты бы знал, что сде­лал мой отец, как я не могу его про­стить до сих пор.

Пред­став­ля­ете, как тяжело. Чело­веку 40, и он до сих пор не может про­стить отца или не может про­стить мать.

И сей­час для совре­мен­ного чело­века есть много путей реше­ния этой про­блемы. Вы зай­дете на любой сер­вис, уви­дите, что есть пси­хо­логи, гото­вые вам помочь, гото­вые раз­ло­жить по полоч­кам все ваши проблемы.

Но мне кажется, я знаю путь более про­стой, мне кажется, я знаю ответ, кото­рый подой­дет если не всем, то большинству.

У Эзопа есть такая басня, кото­рую мно­гие слы­шали – про худых собак, кото­рые так ого­ло­дали, что про­сто не могли идти, пова­ли­лись и уви­дели, что на реке под­сы­хают шкуры, можно пойти и их сожрать, и вот тогда появятся силы у этих самых собак.

Но нужно идти к реке, и нужно эту реку, самое глав­ное, перейти.

Вот они лежат на берегу реки, смот­рят на эти шкуры и думают: ну, если между нами и шку­рами река, зна­чит, надо ее выпить. Такое в голову соба­кам при­шло, инте­рес­ная такая идея. И вот они взя­лись ее пить – пьют, пьют эту реку, чтобы, зна­ете, пре­пят­ствие между собой и шку­рами преодолеть.

В конце кон­цов закан­чи­ва­ется басня по-эзо­пов­ски, то есть собаки напи­ва­ются до поси­не­ния и лопа­ются, про­сто раз­ле­та­ясь в раз­ные сто­роны. Вот, в Древ­ней Гре­ции такая работа вооб­ра­же­ния была совер­шенно обыч­ным делом.

Но на самом деле это очень глу­бо­кий текст, потому что он пока­зы­вает, каким путем не надо идти.

Можно до бес­ко­неч­но­сти раз­би­рать свои дет­ские травмы, вспо­ми­нать: подо­ждите, в девять лет он пода­рил мне ножик перо­чин­ный – пони­ма­ете, перо­чин­ный ножик мне, ребенку, и зна­чит, что это навер­няка имело какое-то послед­ствие для меня, вот то, что я сей­час не могу найти работу, это как-то с этим связано.

И вы до бес­ко­неч­но­сти будете пить эту реку вме­сто того, чтобы пойти самым про­стым путем.

Если хочешь про­стить отца – стать сам отцом. Если хочешь про­стить Бога – сам стань богом для дру­гого человека.

2284 - Как сыну простить отца по-христиански? Ответ архимандрита Саввы (Мажуко)

Не нужно бес­ко­нечно копаться в этих трав­мах – сам стань отцом, образ­цо­вым, насто­я­щим, кото­рый создаст для сво­его ребенка про­сто счаст­ли­вую жизнь, кото­рый вло­жит в него столько доб­роты, вос­хи­ще­ния, неж­но­сти и глу­бо­кого уважения.

Этого, может быть, он не полу­чил от отца, но теперь может дать то, что он хотел тогда получить.

А ждать, что эти все раны заруб­цу­ются сами собой, не имеет смысла, потому что наши отцы, наши пра­деды, наши матери – они тоже люди. Они тоже были жерт­вой, может быть, обмана или же наси­лия, сами были несчастны.

Мы не можем мно­жить эту бес­ко­неч­ную реку наси­лия, кото­рая тянется через наши судьбы. Кому-то нужно это оста­но­вить. Хочешь стать отцом – стань отцом. Хочешь про­стить отца – стань отцом для дру­гого человека.

Может быть, даже не в физи­че­ском смысле, может быть, стань покро­ви­те­лем, вдох­но­ви­те­лем для дру­гого чело­века. Под­держи какое-нибудь слу­же­ние, про­ект, сам понеси какое-нибудь слу­же­ние по-насто­я­щему, с досто­ин­ством, с кра­со­той, с честью.

Хочешь про­стить Бога – стань богом для дру­гого чело­века, изли­вай мило­сер­дие, доб­роту, щед­рость на дру­гого чело­века, на того, кто рядом с тобой.

Вот это и будет твой ответ на вопрос, как про­стить отца. Мне кажется, всё очень про­сто. Хотя быть несчаст­ным гораздо при­ят­нее. Тут уж нам никуда не уйти от этого сла­до­стра­стия, о кото­ром так много писал Ф. М. Достоевский.

Но, мне кажется, там, где есть хотя бы зерно здо­ро­вья, чело­век, опи­ра­ясь на те здо­ро­вые части своей души, смо­жет все-таки стать по-насто­я­щему отцом, и может быть, даже с Богом подру­житься, всех про­стить, всех обнять и сде­лать этот мир чуточку добрее.

Соб. инф.
Видео-вер­сия пере­дачи на канале Свято-Николь­ского Гомель­ского муж­ского монастыря

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки