сайт для родителей

Кто в доме хозяин? Секреты счастливых родителей. — Невена Ловринчевич

Print This Post

2720


Кто в доме хозяин? Секреты счастливых родителей. — Невена Ловринчевич
(7 голосов: 5 из 5)

Вы никогда не шли на поводу у своего ребенка – просто растили его свободной личностью. А в результате любимое чадо совершенно перестало вас слушаться, вы не имеете на него никакого влияния. Почему так получилось и что теперь делать?

«Если в вашей семье бразды правления оказались в руках ребенка, то только потому, что вы сами их добровольно ему передали», – уверяет сербский психолог Невена Ловринчевич. Автор дает своим читателям простые и конкретные советы, как вернуть утраченный авторитет и этим «не только облегчить жизнь себе, но и сделать доброе дело своему ребенку».

Предисловие

Кто хозяин, тот и владеет ситуацией.

Из словаря Сербской академии наук и художеств

Стыдно признаться, но я ненавижу вечер пятницы и буквально считаю часы до утра понедельника, чтобы сбежать на работу. Я боюсь возвращаться домой, потому что никогда не знаю, что меня там ждет. Я абсолютно беспомощна. Моему сыну всего три с половиной года, но именно он подчинил себе всю семью – троих взрослых людей. Я вынуждена говорить и делать то, что он хочет, и только так, как он хочет, чтобы избежать истерик. Чуть что сыну не по нраву, сразу начинаются крики, обиды, капризы, и это продолжается до тех пор, пока он не добьется своего. Сын сам решает, кому где сидеть, что делать, кто его будет купать, когда ему укладываться спать, что есть…. Я боюсь его реакций. Каждый раз пытаюсь с ним как-то договориться, но по существу ничего не меняется. Муж, когда не выдержит, шлепает его как следует по попе. А я, когда уже не знаю, что делать, от безысходности срываюсь на крик или трясу его, как грушу. Толку от этого мало, а вот наше моральное состояние становится только хуже. Я всегда мечтала иметь двоих детей, а сейчас, когда и с одним едва справляюсь, даже представить себе не могу, что бы я делала с двумя.

Саня, мама трехлетнего Алексы

Кто в вашем доме хозяин? Возможно, это не самое подходящее слово для определения ролей в вашей семье. Но именно оно порой лучше всего отражает реальную ситуацию и расклад сил. Ребенок, от горшка два вершка, командует своими родителями, как пешками, все решает за них, хотя это они, а вовсе не он, встают рано утром, готовят завтрак, ходят на работу, отводят его в садик и всячески заботятся о своем чаде. Кто не знаком с такой ситуацией, тому она может показаться смешной или выдуманной. Родители же, которые ежедневно страдают от своих маленьких домашних тиранов, отлично знают, насколько это изматывает. Они пребывают в постоянном напряжении от страха, что любая мелочь может вызвать у ребенка взрыв негодования и непредсказуемое поведение. Они знают, что в большинстве случаев последнее слово останется за ребенком, сколько бы ни вразумляли ребенка, сколько бы ни злились на него, сколько бы ни ругались и сколько бы ни шлепали. Неважно, какая именно проблема стала камнем преткновения в семье – будь то время отхода ко сну, сладкое перед едой, отказ убирать игрушки, застилать постель, возвращаться с гулянья в определенное время, – родители, которые находятся в подобной ситуации, часто оставляют всякие попытки настоять на своем и приучить детей к порядку.

Ощущая бессилие и беспомощность, они задаются вопросом, а есть ли вообще смысл пытаться что-то изменить, и нередко свое бездействие оправдывают внешними обстоятельствами: у ребенка просто такой темперамент, так на него влияет школа, его избаловали бабушка с дедушкой, он попал в дурную компанию, так сказался экономический кризис и т. д.

Нужно признать один очень существенный факт: если в вашей семье бразды правления оказались в руках ребенка, то только потому, что вы сами их добровольно ему передали. Однако вы можете забрать назад то, что отдали , и этим не только облегчите себе жизнь и вернете радость, но и сделаете доброе дело своему ребенку.

Расклад сил в семье

Представьте себе такую картину: ваша прабабушка гоняется по двору за вашим трехлетним дедушкой с ложечкой в руке: «Стой, мы так не договаривались! Сначала надо покушать, а потом будешь играть… Слушай маму! Давай, ложечку за песика, ложечку за котика. Мы так не договаривались!»

При этом у нее еще четверо или пятеро детей и, кроме того, она не может воспользоваться пылесосом, стиральной, посудомоечной машиной – их еще не изобрели. Или представьте себе прапрадедушку, которому ваша тринадцатилетняя прабабушка заявляет: «Какое мне дело до этого вашего обеда! Не буду я на стол накрывать. Ты что, не видишь, я с подружкой разговариваю». Представить себе такое трудно, потому что в те времена это было просто невозможно. Еще 30–40 лет назад вопроса о том, кто устанавливает правила в семье, даже не возникало, поскольку родительский авторитет был непререкаем.

Скорее всего, вы не горите желанием перенестись в машине времени во времена ваших прапра– или прадедушек (дело тут не только в стиральных и посудомоечных машинах) и не мечтаете о том, чтобы ребенок целовал вам руку в знак признательности, обращался на «вы» и смиренно, опустив глаза, выслушивал ваши гневные претензии.

Вам нужно другое, чтобы у вас с ребенком были теплые, близкие, доверительные отношения.

Но порой, когда вы никак не можете с ним справиться, вас наверняка посещают мысли: «А может, традиционные методы воспитания не так уж и плохи…»

Действительно, возможно ли наладить с ребенком теплые, близкие отношения на принципах доверия, но с обязательным и полным сохранением авторитета? И можете ли вы стать таким авторитетом? Хорошая новость – да, это возможно. А не очень хорошая – само по себе ничего не сложится. Именно вам, родителям, предстоит построить в семье такие отношения, которые будут устраивать и вас, и детей. Это абсолютно реально, и чем раньше вы начнете расставлять все по своим местам, тем вам же будет легче.

Прежде чем перейти к конкретным советам, как вернуть или утвердить авторитет в семье, остановимся на следующих вопросах: нужен ли он вообще? И если да, то для чего?

Авторитет, власть, влияние

Кто здесь большой, а кто маленький?

(Вопрос, Который во время Консультации психолог задал родителям и их пятилетнему малышу, предварительно попросив их встать.)

Любой авторитет, в том числе и родительский, по сути – вопрос превосходства. Важно отметить, что главенство родителей и их авторитет – это базовый принцип воспитания, а не просто формальное утверждение я-тут-хозяин-и-точка.  Обязательной составляющей правильного воспитания является приучение к дисциплине. Если у родителя нет авторитета, то он не может оказывать необходимое влияние на ребенка и соответственно вряд ли сможет эффективно приучать его к дисциплине. Естественно, родитель не станет навязывать свою волю ребенку только ради утверждения собственного превосходства. Просто в определенных ситуациях (с учетом возраста и уровня развития ребенка) родителю виднее, что хорошо и полезно для него, а что нет. Стоит ли объедаться сладостями, есть их перед обедом, допустимо ли ударить кого-то, можно ли ковырять гвоздем в розетке, можно ли четырнадцатилетнему подростку гулять с друзьями до трех часов утра, можно ли не делать уроки… В повседневной жизни родителей возникает масса проблемных ситуаций, когда они сталкиваются с сопротивлением ребенка и вынуждены прибегать к родительскому авторитету. Если позволить ребенку самому принимать решение по любым вопросам, то он может подвергнуть себя опасности или причинить себе вред. Ребенок в силу возраста не в состоянии предвидеть и анализировать. Но родители обладают тем жизненным опытом, зрелостью и положением в семье, которые позволяют им в каждой конкретной ситуации оценивать: предоставлять ли ребенку право решать все самому, и если да, то в какой степени? Стоит ли идти на компромисс с ребенком или следует принять решение самостоятельно?

Если вернуться к началу этой главы и ответить на вопрос: «Кто здесь большой, а кто маленький?»  – то некоторые проблемы решатся сами собой.

Все просто: роль и положение родителей таковы, что ребенок не может решать с ними на равных, какое поведение приемлемо, а какое неприемлемо. Независимо от того, нравится это ребенку или нет.

Родители и дети от двух лет и старше – это не члены какого-нибудь президиума, где у всех равные права и царит демократия. Родитель для ребенка скорее диктатор. Да, мягкий и любящий, но все же диктатор. Вопросы о том, что можно, а что нельзя, какие установить правила поведения дома и на улице, не должны становиться темой для обсуждений, споров и переговоров. Вы же не разрешите двухлетнему ребенку жарить котлеты или семилетнему водить автомобиль. Почему? Да потому, что ребенок просто не дорос до этого.

В полной мере это относится и к определению приемлемых и неприемлемых форм поведения. Не может двухлетний ребенок решать, как ему себя вести в той или иной ситуации. Откуда ему знать, что лучше в супермаркете – держать вас за руку или носиться по всему магазину? Даже если вы с ним предварительно «договоритесь» о том, что он будет слушаться, нет никакой гарантии, что он вас не огорчит и не разозлит нарушением договора – шумной беготней по всем проходам. Он пока не имеет ни малейшего представления о том, что такое договор, просто не дорос до осознания его сути. Но это же не означает, что можно позволить ребенку носиться среди полок, сметая все на своем пути, только потому, что он слишком мал и не понимает слов. Просто нужно подобрать и применить другую тактику, более подходящую его возрасту.

Крик рассерженной мамы привлек внимание многочисленных покупателей в гипермаркете. За ним последовало резкое замечание, адресованное девочке, которой на вид и трех лет не было: «Чтобы этого мне больше не повторялось, я смотрю – тебя нет!» Даже ребенку постарше потребовалось бы время, чтобы понять, «что хотел сказать автор»,  а ожидать этого от трехлетнего ребенка уж никак нельзя. Кроме того, совершенно нереально, чтобы малыш послушно шел за мамой, когда кругом столько ярких коробочек, игрушек и сладостей. Поэтому родителям при выборе воспитательных мер, предъявляемых требований и методов приучения к дисциплине всегда нужно соотносить их не только с темпераментом ребенка и сиюминутными обстоятельствами, но и с возрастом, потребностями и возможностями малышей. Лишь в этом случае можно рассчитывать на деликатное утверждение родительского авторитета в необходимой степени.

Что-то похожее на демократию в семье возникает только годы спустя, по мере взросления ребенка, когда ему уже можно предоставлять чуть больше свободы, – естественно, в зависимости от его возраста, зрелости и умения справляться со своими обязанностями. Внешний (родительский) контроль постепенно вытесняется внутренним самоконтролем ребенка. В процессе этой замены ребенок созревает и развивает так называемые высшие, более сложные функции и составляющие своей личности.

Когда ребенок становится подростком, его отношения с родителями тоже нельзя назвать демократией: полное равноправие недостижимо, пока сохраняется финансовая и бытовая зависимость детей от родителей. Но все же такие отношения уже подразумевают взаимное уважение прав и потребностей родителей и детей, обсуждение и поиск компромиссов. При всем при том на пути достижения демократии фазу «диктатуры» (хоть и мягкой, и направляемой любовью) нельзя ни перескочить, ни обойти.

Милану 15 лет. В младших классах усердием он не отличался, но и особых проблем родителям не доставлял. В средней школе начал отставать в учебе, сбегал с уроков, грубил учителям. Из-за пропусков и нарушений дисциплины получил предупреждение. Родители были сильно обеспокоены и обескуражены. Вроде никогда ребенка не наказывали, считали, что с ним налажен хороший контакт. Где же они допустили ошибку и что теперь делать? Оба родителя с высшим образованием, дома всегда много читали, и у самих в школе никогда проблем не было. Милану – своему единственному ребенку – посвящали почти все свободное время. Ни в чем его не ограничивали. В силу того, что оба родителя выросли в семьях с сугубо патриархальным укладом, своему единственному сыну они хотели предоставить как можно больше свободы в принятии решений. А их сын с плохими оценками, с вечными замечаниями по поведению еле осваивал школьную программу. Естественно, все это негативно сказывалось как на отношениях родителей с ребенком – они отдалялись, – так и на отношениях между самими родителями: они все чаще ссорились и спорили о том, что им делать и кто виноват. Описывая свою ситуацию, все время повторяли: «Мы с ним ничего не можем поделать…»

Воспитание и приучение к дисциплине – неотъемлемой составляющей воспитания – нужно воспринимать как долгий процесс. Родитель, используя свое влияние, учит ребенка, какие формы поведения приемлемы, а какие нет. В этом процессе вопрос авторитета и власти непосредственным образом связан с еще одним важным понятием – влиянием. Если у родителя нет авторитета, то у него не будет власти, а если нет власти, то он не сможет оказывать никакого влияния на ребенка.  Вопрос влияния – это именно то, что родители образно описывают фразой: «мы с ним (с ней) ничего не можем поделать» .

Родитель, такими словами характеризующий степень своего влияния на ребенка – фактически его отсутствие, – демонстрирует свою серьезную проблему. Родитель просто-напросто не имеет рычагов влияния, с помощью которых он мог бы заставить ребенка делать то, что считает нужным, или чего-то не делать. Независимо от возраста ребенка такое положение может сильно осложнить жизнь семьи. Пока ребенок маленький и еще не достиг подросткового возраста, родители, готовые во всем потакать ему и любой ценой избегать конфликтов, возможно, и не испытают в полной мере пагубность недостатка собственного авторитета. А вот если проблема ярко выражена с ранних лет и сохраняется до подросткового возраста, то отклонения в поведении ребенка только усложняются. Если родитель не в состоянии влиять на ребенка, эту нишу обязательно займет кто-то другой, например компания сверстников или другие люди из его окружения. Конечно, совершенно нормально, когда в определенном возрасте сверстники начинают влиять друг на друга больше, чем раньше. И в этот период далеко не все равно, сможет ли родитель оказывать хоть какое-то влияние на ребенка или не сможет.

Отсутствие влияния со стороны родителей – это чаще всего признак глубокого нарушения внутрисемейных отношений.

И дело тут, как правило, в недостатке близости между родителями и детьми. Поэтому родителям очень важно понять, что вопрос их авторитета у детей – это только лишь один из аспектов их отношений и не может решаться отдельно. Если речь идет о подростках, нарушенный авторитет родителей свидетельствует о давности проблемы и ее глубоком проникновении во все механизмы функционирования семьи. Проблема требует основательного и комплексного решения. При необходимости родителям стоит обратиться за профессиональным советом к психологу или педагогу.

Авторитет и свобода выбора

Граница авторитета проходит там, где кончается свобода выбора.

Бертран де Жувенель[1]

Елена спросила подругу Милицу, как она справляется со своим сыном-подростком и приучает его помогать по дому. Милица сначала даже не поняла, о какой помощи идет речь, и Елена пояснила: «Ну, там, вынести мусор, пропылесосить квартиру, убрать в своей комнате, сходить в магазин…» – «А-а-а-а, этим он не занимается. Не хочет, и все». Теперь уже Елена недоумевала: «Ясно, что он не хочет, а ТЫ-то что делаешь?» – «Ничего. Он все равно не сделает. Иногда застелет кровать, и то, только когда захочет, и все…»

Именно проблема свободного выбора  порой ставит под угрозу родительский авторитет. Если бы дети были склонны без особого сопротивления исполнять волю родителей, даже когда она идет вразрез с их личными желаниями и потребностями, жизнь родителей была бы гораздо легче. То, что сын Милицы не желает ничего делать по дому, не трудно понять. Только в 2–3 года детишки с удовольствием помогают вам делать домашние дела, возюкают какой-нибудь тряпочкой или веником, стаскивают кастрюли с полок. А к школьному возрасту, когда действительно можно было бы рассчитывать на их помощь, домашние дела становятся им в тягость, и теперь это только лишний повод для пререканий. Понятное дело! Вам бы тоже приятнее было, завернувшись в плед, почитывать книжку с чашечкой кофе в руке, чем пылесосить, ходить на работу или по магазинам, водить ребенка к зубному, отгонять машину в сервис. В жизни приходится делать много того, что мы с удовольствием не делали бы, если б у нас был выбор. Но чаще его нет.

Естественно, нельзя одинаково спрашивать с пятилетнего ребенка, пятнадцатилетнего подростка и взрослого человека.

Во всяком случае, родители всегда должны брать на себя не самую приятную часть ответственности: ставить барьер и требовать от ребенка выполнения того, что считают необходимым, как бы он ни сопротивлялся.

В нашем примере речь шла о выполнении некоторых домашних обязанностей. Если для родителя простое детское «не хочу-не буду» или малейшее сопротивление – это достаточный повод сдаться, неприятности не заставят себя ждать, причем и родителей, и детей. Если ребенок привыкнет делать то, что в принципе не любит, – а кто любит пылесосить, выносить мусор и тому подобные дела? – он усвоит важный жизненный урок и научится легко и эффективно выполнять требования, с которыми не раз столкнется в процессе взросления, а потом и во взрослой жизни, и уже не будет воспринимать их как угрозу и тяжелую, непосильную работу.

Иногда приучение ребенка к порядку дается родителям с таким трудом, что проще самим вынести мусор и сходить в магазин, чем упрашивать и настаивать. Плохо, если они совсем оставляют всякие попытки, потому что главное тут – не выбросить мусор, а приучить ребенка к мысли, что порой приходится делать и то, что совсем не любишь.

Все, у кого есть дети, конечно, знают, что именно в момент столкновения воли ребенка с волей родителей битва за родительский авторитет или выигрывается, или проигрывается. Но вроде бы не все битвы одинаково драматичны и важны. Так можно ли рассчитывать на окончательную победу в войне за авторитет, если какая-то битва будет проиграна?

Ответ будет зависеть от того, как родители себя поставят и как справятся с взятой на себя ролью. Если они уверены, что авторитет им, как родителям, принадлежит по праву, просто потому что так жизнь устроена, все пойдет гораздо проще, чем если они будут в этом сомневаться. Если в семье не возникает проблем с распределением ролей и обязанностей, если родитель обладает определенным авторитетом, то ему не придется снова и снова его подтверждать. Если же родитель непоследователен и ведет себя то как строгий глава семьи, то как приятель, с которым все дозволено, если вечно сомневается, где проявить твердость, а где дать больше свободы, любой ребенок очень быстро поймет, что каждая битва – это еще одна попытка добиться своего, и нужно просто проявить больше упорства и настойчивости. Естественно, ежедневные споры и уговоры, вечная неопределенность в том, чья воля – родителя или ребенка – одержит верх, будут только подстегивать борьбу. Детей больше всего интересует конечный результат – получили то, чего хотели, или нет. Родителей же это противостояние сильно изматывает, они теряют терпение, срываются и реагируют бурно, а иной раз и вовсе неподобающим образом, чем только портят отношения с ребенком. И через какое-то время родители просто-напросто капитулируют и уже готовы уступить пальму первенства своему малышу.

Таким образом, чем увереннее, тверже и спокойнее ведут себя родители с детьми, и главное, чем раньше осознают, что изначально как родители уже обладают определенной степенью авторитета, тем легче ребенку примириться с таким положением вещей.

Когда ребенок противится решению, которое родители считают важным и существенным, нужно ли принуждать его к послушанию? И если нужно, то в какой форме? Или даже не стоит пытаться? Обладаем ли мы тем авторитетом, который дает нам право навязывать ребенку свою волю, или нет? Большинство родителей однозначно определиться не могут. И это вполне нормально. Позже мы увидим, что беспрекословное послушание тоже не всегда хорошо, но уж совсем нехорошо, когда верх одерживает воля ребенка, а родители во избежание конфликтов сдаются и периодически идут у него на поводу или совсем опускают руки.

Исход столкновения двух воль, родителей и ребенка, нередко зависит от негативного влияния как заниженного порога родительской требовательности (или его отсутствия), так и сильно завышенного, преодолеть который ребенок не может. Если родители не признают оценки ниже пятерки, требуют от ребенка поддержания идеальной чистоты в комнате, непомерно нагружают дополнительными занятиями после школы, всегда настаивают на беспрекословном послушании, то им неизбежно придется столкнуться с трудностями. Даже если ребенок в основном соответствует завышенным родительским требованиям, все равно это ненужная и вредная нагрузка как для ребенка, так и для его отношений с родителями.

Рассматривая проблему свободного выбора  и авторитета, важно подчеркнуть значение близости между родителями и детьми. Если в семье тесные, доверительные отношения, то ребенок легко будет идти на контакт, слушать и слушаться своих родителей. Родители же, заботящиеся о поддержании хороших отношений, всегда будут в курсе всех возрастных потребностей ребенка и смогут соотносить с ними выдвигаемые требования и запреты. С учетом мнения и потребностей ребенка, при четком и спокойном установлении необходимых границ родители без особого труда, без столкновения с волей ребенка утвердят свой авторитет именно в той мере, которая устроит всех членов семьи.

Почему у родителей нет авторитета

Дайте мне хорошего ребенка и увидите, какой из меня отец!

Душко Радович[2]

Ответ на вопрос, почему у родителей нет авторитета, очень прост: потому что они от него отказались. Осознанно они это сделали или нет – вопрос другой. А вот естественность самой идеи родительского авторитета станет яснее, если посмотреть, какой механизм заложен в живой природе.

По разным сведениям, на Земле существует до 30 миллионов видов животных. Среди них млекопитающих около 5000. Если посмотреть только на млекопитающих, то все они без исключения заботятся о своих детенышах. Это естественное, инстинктивное поведение, позволяющее сохранять вид. Млекопитающие заботятся о своих детенышах, пока те полностью не повзрослеют. Сходство с людьми, в зависимости от вида, наблюдается в той или иной степени. Хотя мы и стоим на вершине эволюционной лестницы и от животных отличаемся наличием разума и мышления, как вид мы прежде всего часть природы. В этом смысле, в связи с вопросом родительского авторитета, который мы рассматриваем, очень примечателен следующий факт: в животном мире нет ни одного вида, у которого бы детеныш, не достигнув зрелости, отобрал главенство у родителя и поставил себя выше его. Даже представить себе смешно тигренка, который угрожающе скалит зубы на отца, или детеныша гориллы, бьющего свою мать, которая в несколько раз больше его самого, только потому, что ему что-то не понравилось, или слоненка во главе стада взрослых слонов. Это смешно именно потому, что невозможно.

Кому-то может показаться нелогичной, а кому-то даже обидной идея сравнить авторитет родителей в животном мире и в человеческой семье. И все же, когда вопрос авторитета в семье так запутан, что нарушает ее нормальную жизнь и негативно сказывается на всех домочадцах, не пора ли поинтересоваться: может, мы слишком все усложнили? Может, тяжелые думы о том, кто, почему и насколько авторитетен, направили нас по ложному пути, и мы заблудились на свою беду и на беду наших детей? И не пришло ли время признать, что проблема авторитета, возможно, гораздо проще, чем кажется? Может быть, перед тем как заняться восстановлением авторитета, начать выяснять, каким образом это делать и зачем, следует осознать, что нам, родителям, авторитет принадлежит по закону природы . Просто так заведено, и нам для этого ни от кого не нужно разрешения и одобрения, включая наших детей. Важно ощущать это именно так.

Родителей, которые пользуются недостаточным авторитетом у своих детей, можно поделить на две группы:

1) Родители, которые полагают, что у них вообще с этим нет проблем, и (или) считают, что вопрос авторитета не так уж и важен . Они обожают своего маленького «диктатора». А недостаток авторитета оправдывают тем, что для них это нечто совершенно несущественное («Мы с ребенком друзья, и у нас равноправие»), или тем, что не хотят давить на ребенка («Не хочу лишний раз напрягать его»), или какими-то его личностными особенностями («Уж такой он уродился, сам знает, что ему надо, и не успокоится, пока не добьется своего», «Он по знаку зодиака овен – упертый, как баран»).

2) Родители, которые страдают от недостатка авторитета и хотят это исправить.  Чаще всего они ощущают, что проблема осложняет жизнь и им, и ребенку. Неоднократные попытки восстановить авторитет оказались безуспешными из-за ошибочности применяемых методов. Ругань, шантаж, разъяснения, уговоры, порки и т. д. – всем этим можно только еще больше отдалить ребенка, но никак не решить проблему. Некоторые родители и вовсе ошибочно полагают, что в этой ситуации тяжело только им, а ребенок совершенно доволен и «получает то, что хочет». Нередко при этом страдают взаимоотношения самих родителей.

Родители из первой группы не видят никаких проблем ни в своем собственном поведении, ни в поведении ребенка.

Пятилетний Матия в один прекрасный день заявил родителям, что больше не желает, чтобы за ним ухаживала няня, которая до этого у них работала, и они сразу же уволили ее, даже не разобравшись в причинах. Они сочли, что он имеет право принять такое решение, что это в его компетенции.

Тринадцатилетняя Саня сама решает, во сколько ей по вечерам возвращаться домой. Родители не видят ничего страшного в том, что она может прийти далеко за полночь, что никто не знает, где она проводит время. Они уверены, что это ее личное дело.

Объяснять таким родителям, в чем они не правы, пустая трата времени, поскольку в основном они довольны собой и своим ребенком. Они не считают нужным что бы то ни было менять. Они готовы горячо и страстно защищать свой «педагогический» подход, подкрепляя его пространными и сложными объяснениями, противоречащими самому элементарному здравому смыслу. Когда у их детей вдруг появляются проблемы в социальном или (и) эмоциональном развитии, нередко сопровождающиеся отклонениями в поведении, они чаще всего продолжают отрицать наличие проблемы или закрывают на нее глаза. Они ищут виноватых где-то на стороне (приятели, воспитатели, учителя, школа, экономический кризис, моральный кризис, бабушки, дедушки и т. д.), не признавая своего вклада в возникновение проблемы.

Родители, относящиеся к первой группе, в большинстве своем свято верят в «равноправие» с ребенком. Конечно же, подобное равноправие – это всего лишь обман в красивой обертке из уважения, дружбы и т. д. Разве ваш пятилетний ребенок садится утром за руль, едет на работу, по магазинам или, может, оплачивает счета? Произойдет это, только когда он вырастет и достигнет физической, эмоциональной и социальной зрелости, когда станет материально независимым. Вот когда он станет большим начальником, тогда и сможет взять кого-то на работу; взяв на работу, будет самостоятельно принимать решение, оставлять на работе или увольнять. Было бы естественно, если бы родители Матии расспросили ребенка, чем ему не нравится няня, выяснили все обстоятельства: может, нянины подходы к воспитанию ребенка идут вразрез с их собственными, или ребенок так выражает недовольство тем, что родители уходят на работу и бросают его, а может, дело в темпераменте ребенка или няни и т. д. Только после этого следовало принимать решение. А псевдоравноправные отношения, когда пятилетнему малышу предоставляется возможность принимать необоснованные решения, являются чем угодно, но только не равноправием и уважением прав ребенка.

Таким образом, у родителей нет авторитета исключительно потому, что они сами, больно или невольно, от него отреклись.

Родителям, которых не устраивает расклад сил в семье, непременно станет легче, как только они осознают, что родительский авторитет не только принадлежит им по праву, но даже является их обязанностью и что существуют действенные способы его утвердить или восстановить.

Стиль поведения родителей

Братья Стеван (9 лет) и Душан (12 лет) ссорятся и никак не договорятся, какую передачу смотреть по телевизору. Страсти накаляются. С такой ситуацией сталкиваются многие родители, у которых двое и больше детей. Давайте посмотрим, как они могут реагировать.

Вариант 1: «Прекратите, как вам не стыдно! Сейчас же отправляйтесь по своим комнатам!»

Вариант 2: «Ребята, выбирайте, или вы сейчас же прекращаете всякие споры, договариваетесь и продолжаете смотреть телевизор, или я забираю пульт и на сегодня больше никакого телевизора».

Вариант 3: «Кто первый начал?! Стеван, ты помнишь, о чем мы договаривались? Душан, вы же братья, вам нельзя ссориться! Какой смысл каждый вечер спорить об одном и том же… Разве нельзя договориться?! Ох, и накажу я вас… Это никуда не годитсяСтеван!»

Вариант 4: Родители вообще никак не реагируют, пока им в голову не угодит пульт от телевизора.

Если рассматривать два параметра – степень эмоциональности в выражении чувств и уровень требовательности, – то можно выделить 4 основных стиля поведения  родителей.

Авторитарный стиль  (вариант 1). Родители не показывают своих чувств, держат дистанцию, при этом четко и последовательно определяют границы дозволенного. Они придерживаются твердо установленных правил и настаивают на их неукоснительном соблюдении. Часто употребляют аргумент: «Потому что я так считаю!» Что касается успехов и послушания, предъявляют завышенные требования. При всей любви к детям они не склонны выражать свои чувства поцелуями, объятиями и словами, поскольку считают, что так можно только избаловать.

Авторитетный стиль  (вариант 2). Родители не сдерживают себя в проявлении любви к ребенку, но при этом устанавливают четкие и конкретные правила. У них хороший контакт с ребенком, они учитывают его потребности, всегда готовы ответить на любой вопрос. Их методы воспитания нацелены прежде всего на стимулирование правильных форм поведения ребенка. Они стремятся быть рядом с ним и поддерживать во всем, предъявляя адекватные требования. Они открыты, с удовольствием проводят время с детьми в веселых играх, не забывая при этом направлять их и не давая выходить за определенные рамки. Таким родителям важно помочь ребенку приобрести уверенность в себе и научить его делать правильный выбор.

Уступчивый стиль  (вариант 3). Родители просто обожают ребенка и позволяют ему абсолютно все. На первом месте у них эмоциональные потребности ребенка. Они чрезмерно заботливы и готовы терпеть любые выходки своего чада, потому что не считают их чем-то неприемлемым или потому что слишком терпеливы. Стараются держаться с детьми на дружеской ноге, ничего от них не требуют, всячески избегают конфронтации. Испытывают сложности с приучением детей к дисциплине; если и делают такие попытки, то очень неуверенно и непоследовательно.

Отстраненный стиль  (вариант 4). Родители подчеркнуто сдержанны и не заводят никаких правил. Их не интересуют потребности ребенка, они не предъявляют особых требований. Заботятся в основном о том, чтобы ребенок был сыт и одет, все остальное их мало волнует. У них отсутствует потребность в общении и близком контакте с ребенком, они ничего не требуют ни в смысле успехов, ни в смысле поведения.

Совершенно очевидно, что влияние родительского стиля поведения на формирование личности ребенка исключительно велико.

У авторитарных родителей ребенок послушный и старательный, но недостаточно самостоятельный, у него слабые навыки социальной адаптации; такие дети выглядят не самыми довольными.

У авторитетных родителей ребенок счастлив, самостоятелен, неплохо развит, обладает чувством ответственности, хорошей способностью к социализации, легко адаптируется в любом коллективе.

Излишняя уступчивость родителей может привести к тому, что ребенок вырастет несамостоятельным и неуверенным в себе, ему трудно будет добиться успехов в школе и привыкнуть к необходимости слушаться старших.

Родительская отстраненность делает ребенка еще более несамостоятельным, неспособным к самоконтролю, ему трудно найти свое место в компании сверстников и добиться успехов в школе.

Причины, по которым родители выбирают тот или иной стиль, разнообразны, и часто они их даже не осознают. На выборе может сказаться влияние семей самих родителей, их представления, влияние среды, особенности характера, темперамента ребенка или родителей, их требования к себе и ребенку. Иногда родительский стиль представляет собой смесь двух или даже трех стилей, а порой четко соответствует какому-то одному… Но не стоит мучить себя детальным анализом каждого своего поступка. Даже если порой вы и прибегаете к аргументу «потому, что я так хочу», это не относит вас автоматически к груп-пе авторитарных родителей. Другое дело, если такую реакцию вызывает каждая попытка малыша добиться от вас разъяснений по поводу давно установленного и хорошо ему известного правила. Все же очень важно осознать, какой из стилей наиболее характерен лично для вас, поскольку от этого первого и решающего шага будет зависеть ваше продвижение по пути поиска наиболее эффективных методов воспитания. Вдохновляет то, что любой из стилей поддается корректировке в соответствии с нашими потребностями, на пользу нам и нашим детям.

Авторитетно или авторитарно?

Авторитетно или авторитарно? Неужели мы перешли к обсуждению вопросов семантики? И почему это вообще важно? Различие между этими двумя понятиями и этими двумя стилями воспитания исключительно существенное и даже основополагающее. Выше мы уже обращали на это внимание. Сейчас давайте более детально рассмотрим авторитарный и авторитетный родительский подход, поскольку мы иногда, совершенно неоправданно, ставим между ними знак равенства.

Именно из-за непонимания разницы между «авторитетным»  и «авторитарным»  родители, выросшие в семьях с патриархальным укладом и авторитарным стилем воспитания, часто эту самую авторитарность отметают и впадают в другую крайность. Они стремятся стать ребенку другом, позволяют ему вместе с ними, на равных, устанавливать правила в семье, а через какое-то время неожиданно сталкиваются с целым букетом проблем и совершенно не понимают, в чем их ошибка и что теперь делать.

Авторитетный и авторитарный стили объединяет только одно: оба предполагают активное, непосредственное влияние на поведение ребенка, установление однозначных правил и требование их четкого соблюдения. Такие родители всегда являются авторитетом для детей.

Различия же между авторитетным и авторитарным стилем гораздо многочисленнее и существеннее, и именно они в конечном итоге приводят к совершенно разным результатам.

Авторитарный родитель не станет объяснять ребенку, почему заведено то или иное правило, а просто будет требовать его соблюдать. Аргумент «потому что я так хочу» («потому что так надо») очень часто используют авторитарные родители, авторитетные же к нему прибегают только в одном случае: если видят, что просьбами о разъяснении ребенок просто пытается добиться своего. Авторитетный родитель всегда позаботится о том, чтобы правила, соблюдение которых требуется, были ребенку понятны, и с удовольствием объяснит, что к чему.

Авторитарный родитель не оставляет ребенку выбора. Он добивается требуемого поведения приказами. Авторитетный родитель при любом возможном случае предоставит ребенку альтернативу, даст возможность сделать самостоятельный выбор и принять ответственность за его последствия.

Авторитарный родитель настаивает исключительно на послушании, авторитетный – на ответственности, понимании и на познании связи «выбор-последствие».

Авторитарный родитель не приемлет вопросов и дискуссий, авторитетный же не лишен самокритичности, в состоянии пересмотреть свои решения, обсудить их с ребенком и найти компромисс.

Авторитарного родителя не интересуют желания ребенка, его мнение, особенности разных периодов развития; авторитетный, напротив, старается их учитывать.

У авторитарного родителя на первом месте правила, а эмоциональный контакт и связь с ребенком для него не так важны. Проявление нежности по отношению к ребенку он считает слабостью или чем-то ненужным. Авторитетный родитель очень ценит эмоциональную близость и теплоту в отношениях с ребенком.

Авторитарный родитель в случаях, когда ребенок не исполняет требования, часто прибегает к жестким формам приучения к дисциплине. Он применяет физическую силу и пассивно-агрессивные виды наказания: может высмеять, пристыдить или продолжительно игнорировать ребенка, лишать его внимания и проявлений любви и т. д.

Авторитетный родитель более гибкий, проявляет больше понимания и терпимости, хотя и заставляет ребенка отвечать за свои поступки. Чаще применяет более мягкие методы приучения к дисциплине – тайм-аут (временное изолирование), переключение внимания, договор.

Авторитарный родитель скорее разозлится на ребенка за непослушание, поскольку воспримет это как угрозу для себя и как протест ребенка. Авторитетный же родитель подобные трудности воспринимает как учебный процесс, в ходе которого ребенок учится различать приемлемые и неприемлемые, нежелательные формы поведения.

Авторитарный родитель не может с пониманием отнестись к проступкам. Авторитетный, при всей твердости, обладает такой способностью.

Авторитарный родитель подходит к воспитанию, как к серьезному и ответственному процессу, который исключает отдых, веселые игры и удовольствие от общения с ребенком. Авторитетный же родитель, признавая необходимость правил и ограничений, с удовольствием участвует в играх и развлечениях ребенка.

Различия этих двух подходов, естественно, ведут к различиям в результатах.

У авторитарных родителей дети послушные, несамостоятельные, неуверенные в себе, пассивные, прекрасно справляются с выполнением обязанностей, но тяжело расслабляются, с трудом находят друзей или демонстрируют ярко выраженное протестное поведение, не признают никаких авторитетов, никто им не указ, в любом коллективе их преследуют конфликты. Такие дети тяжело переживают стрессовые ситуации, очень ранимы, на неудачи реагируют или излишне чувствительно, или импульсивно и несдержанно. Дети авторитетных родителей чаще всего очень самостоятельны, уверены в себе, эмоционально устойчивы и доброжелательны, легко вливаются в коллектив, легко находят общий язык со сверстниками и взрослыми людьми. В большинстве случаев они хорошо учатся, без особого труда справляются со стрессовыми ситуациями, неудачи не выводят их из равновесия – они находят конструктивные и действенные решения. В общем, такие дети самодостаточны и жизнерадостны.

Если уяснить себе эти сущностные различия между авторитарным и авторитетным поведением родителей, то становится понятно, почему мы, не видя этой разницы и стремясь избежать авторитарности, выбираем не менее вредоносный подход к воспитанию – тот, который предполагает уступчивость или отстраненность и в итоге приносит нам немало проблем.

Радует то, что всегда можно изменить курс, если осознать свою ошибку. Дети быстро учатся и приспосабливаются, поэтому не стоит бояться, что вам и вашему десятилетнему отпрыску еще лет десять придется ждать позитивных перемен. Поверьте, изменения в поведении родителей очень быстро приводят к изменениям поведения детей. Воспитание – динамичный процесс, в котором самыми полезными являются такие качества родителей, как открытость и готовность быстро перестраиваться на ходу. Как говорится: лучше позже, чем никогда! Отношения с ребенком налаживаются чаще всего быстрее, чем можно было бы ожидать. И конечно, для обоюдной пользы!

Установление правил

Представьте, что у вас ненормированный рабочий день и плавающий график. Сегодня вам нужно прийти на работу в восемь, завтра в шесть, а в какой-то день и в десять… То вы работаете по четыре часа, то по восемь, а бывает, приходится сидеть и по двенадцать часов. Начальник на одни и те же проступки реагирует непредсказуемо: то смотрит сквозь пальцы, то вдруг оштрафует, а может вообще взять и уволить. Что бы вы испытывали? Скорее всего, недоумение и растерянность. Вам бы не хватало твердо установленного рабочего графика, конкретного определения ваших рабочих обязанностей, ясной субординации, закрепленного права на выходные и ежегодный отпуск. Впрочем, в солидных организациях с этим все в порядке, и их сотрудники чувствуют себя, с одной стороны, защищенно, а с другой – свободно.

Так вот, четкие правила и предписания – залог успешного функционирования не только предприятия, но и семьи, залог ее счастья и успеха.

Установление правил помогает достичь одной из важнейших целей воспитания – научить ребенка, какие формы поведения приветствуются, а какие нет, и что может последовать за тем или иным поступком . Приступать к полномасштабному осуществлению этой задачи можно, только начиная со второго года жизни ребенка, поскольку именно в этом возрасте чуть ослабевает его зависимость от родителей, он начинает самостоятельно интересоваться многообразием окружающего мира. Как только ребенок делает первые уверенные шаги, к нему приходит осознание, что во многих случаях можно обойтись без помощи родителей и он сам может выбирать, куда ему направиться и чем заняться. Естественно, это ему в новинку, и он с большим энтузиазмом испытывает свои возможности: бегает, прыгает, лазает, открывает для себя слова «нет» и «не хочу-не буду», активно и с большим любопытством исследует окружающую среду. С одной стороны, очень важно, чтобы родители восприняли потребность ребенка познать себя и окружающий мир как естественную и необходимую, и не мешали ему развиваться в этом направлении. А с другой – родители твердо и с полной ответственностью должны устанавливать определенные рамки, исключающие совершение поступков, которые считают недопустимыми.

Какие действия, как нежелательные, стоит контролировать и корректировать? Во-первых, те, которые угрожают безопасности  ребенка. Например, вы же не разрешите ребенку ковыряться в электрической розетке, забираться на холодильник, подходить близко к плите с включенными конфорками, выбегать на проезжую часть или не позволите пятнадцатилетнему подростку возвращаться с гулянья в четыре утра? Во-вторых, действия, которые касаются социального поведения : вы не можете позволить ребенку бить сверстников, вас или других людей (естественно, если вы сами так не поступаете!), обижать, унижать или высмеивать их. В-третьих, те, которые связаны с необходимостью развития у ребенка самоконтроля : вы непременно разъясните ему, что хлопать дверью, кидаться вещами, стучать кулаком неприемлемо для выражения негативных чувств – раздражения, злобы, ненависти, ревности, – и поможете найти подходящие способы выражения эмоций. И последнее – действия, которые касаются обязанностей ребенка в семье  (посильная помощь по дому в зависимости от возраста) и вне дома , например в школе.

Не существует окончательно утвержденного списка желательных и нежелательных поступков. Причем не столь важно, какие конкретно формы поведения окажутся в этом списке. Важно, кто  этот список составляет. Если родитель, в силу неуверенности в себе, каких-то своих представлений или по другим причинам позволит ребенку самому определять, что можно, а что нельзя, обязательно возникнут проблемы. Ребенок, естественно, будет вести себя в соответствии с сиюминутными потребностями и уровнем своего развития.

А значит, ограничений или вообще не будет, или они будут непоследовательными и растяжимыми, в зависимости от того, что ему в данный момент нужно. Когда правила определяет не родитель, а ребенок, то поначалу проблемы или вовсе игнорируются, или воспринимаются как несущественные. Если, например, ребенок проявляет агрессию по отношению к сверстникам, а родитель, прикрываясь его темпераментом, оправдывает это фразами вроде: «Ух, непоседа! Он такой родился. Прямо настоящий лидер, овен по гороскопу. Всегда знает, чего хочет», и закрывает глаза на нежелательные поступки ребенка, не пытается ничего изменить, не реагирует на замечания друзей, воспитательницы в садике или учительницы в школе, – можно ожидать проблем. Если ничего не изменится, если родитель бросит попытки поставить свое чадо на место, то у ребенка есть все шансы превратиться в трудного подростка. Трудный подросток плохо учится в школе, сбегает с уроков, проявляет склонность к агрессии и/или депрессии, эмоциональную неуравновешенность, несдержанность, с трудом ладит со сверстниками, не признает авторитета взрослых, дома ничего не делает и ни с кем не считается, по вечерам возвращается, когда ему вздумается. В конце концов родитель потеряет всякую надежду хоть как-то повлиять на ребенка и опустит руки: «Я с ним/ней ничего поделать не могу!»

Конечно, бездействие и отказ от попыток – наихудший вариант. Гораздо лучше заниматься приучением к порядку постепенно, используя каждый подходящий момент, чем откладывать проблемы в долгий ящик в надежде, что они решатся сами собой.

Воспитывая ребенка, приучая его к правилам, мы даем ему ощущение уверенности и свободы, поэтому делать это необходимо. И лучше поздно, чем никогда.

У 17-летнего Николы строгие родители. Они настаивают на соблюдении установленного порядка и во всем требуют послушания. Вечером он должен возвращаться не позднее 10 часов. Сколько он ни просил продлить это время, сколько ни объяснял, что его друзьям-сверстникам разрешают погулять подольше, родители оставались непреклонны и предупредили, что в случае опоздания не пустят его домой. Как-то раз Никола задержался на 15 минут, и родители действительно не открыли ему дверь. Всю ночь он просидел в подвале дома.

В данном случае мы видим только элементы правильного воспитания – четкость и последовательность правил, а в остальном совершенно очевидно, что родители Николы перегнули палку. Всегда нужно помнить: требования, безусловно, необходимы, но они должны быть разумными. Неадекватные требования трудно соблюдать. Они теряют смысл и превращаются в самоцель. Родители, которые слишком строги и требовательны по отношению к своим детям, часто просто боятся близкого контакта с ними. На выборе воспитательных мер обязательно сказываются их собственные проблемы и опыт семьи, в которой они сами выросли. Если требования неразумные, не учитывают интересы ребенка и тем усиливают его неуверенность в себе, если нарушают контакт и доверие между родителями и детьми, от таких требований будет больше вреда, чем пользы. Одинаково плохо, когда правил вообще не существует и когда они сами по себе становятся настолько важными, что на второй план отходит самое главное – благополучие ребенка.

Невербальная экспрессия и авторитет

Плечи опущены, голос тихий, речь нерешительная с частыми паузами, то и дело повторяет уже сказанное, взгляд – то в пол, то в сторону, руки – то скрещивает, то касается лица, покусывает губы… Или же – лицо приближает к самому носу собеседника, голос громкий, тон угрожающий, активно размахивает руками.

То, как мы говорим и как себя держим, в большей степени может повлиять на производимое нами впечатление, чем то, что мы говорим.

Исследования специалистов показали, что в процессе коммуникации восприятие сказанного во многом зависит от невербальной составляющей. Родителя с проблемным авторитетом легко определить: совсем не обязательно знать, что именно он говорит ребенку, достаточно просто понаблюдать за ним. К невербальной составляющей относятся все виды эмоциональной экспрессии: осанка, движения тела или его частей, действия или бездействие, тон голоса, манера обращения, выражение лица, взгляд и т. д.

Невербальными посылами мы обмениваемся постоянно, но сейчас давайте рассмотрим только те ситуации, которые требуют (или должны требовать) применения родительского авторитета – попытки родителя приучить ребенка к дисциплине.

Итак, родитель с недостатком авторитета может выглядеть так:

Речь : слишком тихая, с паузами и задержками  («Давай… ну пожалуйста. Мы же. вроде. договорились.»); крик  («Ты слышишь, что я тебе говорю?!»); молчание  (в ожидании, что ребенок сам догадается, как себя вести); многословие  («Ну, мы же уже обсуждали такое поведение! Сколько раз можно повторять? Я вчера сотый раз тебе сказала, что ты должен обратить внимание на. потому что в противном случае будет. Я действительно спрячу этот велосипед, и тогда посмотрим.»); неопределенные, неоднозначные фразы  («Ну ты молодец!» – в случае, когда поведение ребенка нам не нравится); обидные слова  («Ты ни на что не способен!»); угрозы  («Вот вернется отец с работы, он тебе покажет!», «Сейчас ты у меня поплачешь!»).

Взгляд : отводит глаза, опускает их или смотрит в сторону или же, вплотную приблизив лицо к лицу ребенка, впивается глазами.

Осанка : сведенные, опущенные плечи, опущенная голова, повторяющиеся движения (переминается с ноги на ногу, постукивает ногой, потирает руки или похлопывает, скрещивает руки на груди, касается лица и т. д.), неприступно-застывшая поза, сжатые кулаки, приближение вплотную, напряженные скулы.

Эмоциональное состояние : беспокойство, неуверенность, страх, отстраненность, смиренная уступчивость, злоба, гнев, агрессия, растерянность.

Подобные невербальные посылы не способствуют укреплению авторитета родителя. По-настоящему авторитетный родитель  может выглядеть так:

Речь: обращаясь к ребенку, говорит короткими, емкими предложениями: «Прошу тебя, сейчас же выключи компьютер», – не повышая голос, но и не слишком тихо. Старается избегать дополнительных разъяснений, которые, конечно, необходимы, но только до или уже после ситуации, требующей родительского вмешательства. В каждой фразе четко сформулировано конкретное требование: «Прекрати дразнить Алексу», «Держи, пожалуйста, телефон включенным, когда куда-то уходишь». При необходимости родитель предупреждает ребенка о последствиях неисполнения требования: «Если ты еще раз оставишь ролики за дверью, неделю не будешь кататься». Чтобы ребенок уяснил, что  от него требуется и какие возможны варианты, родитель должен выражаться коротко и ясно.

Взгляд: смотрит прямо в глаза, без агрессии и угрозы. Если нужно, родитель привлекает внимание ребенка фразой: «Посмотри на меня». Если ребенок маленький, родитель наклоняется, чтобы быть на уровне его глаз, при необходимости поворачивает его лицом к себе, и никакого физического насилия. Минимум силы допустим только для того, чтобы повернуть ребенка к себе.

Осанка: держится прямо, плечи расправлены, лицом к ребенку, без агрессивной стойки лицом к лицу и без надменной застывшей позы, без лихорадочных повторяющихся движений, никаких напряженных скул и сжатых кулаков.

Эмоциональное состояние: спокоен, уверен, решителен.

Умение правильно использовать невербальные посылы – большое подспорье в совершенствовании родительских навыков. Если внутри себя вы ощущаете растерянность, тревогу или страх, можете быть уверены, что именно такое впечатление и производите, хотя усиленно это скрываете. Чтобы научиться понимать смысл невербальных посылов, первым делом нужно при общении с ребенком начать сознательно следить за своими движениями и эмоциями: за манерой говорить и держать себя, за своим тоном, жестикуляцией, ощущениями и т. д. Разобравшись таким образом со своими ощущениями, вы сможете вносить нужные коррективы.

Невербальные проявления особенно важны в общении с маленькими детьми: они еще не совсем понимают, что им говорят, но тонко чувствуют эмоциональную окраску, тон разговора, манеру общения. Для завоевания определенной степени авторитета нужно, прежде всего, пересмотреть и изменить качество невербальной коммуникации. Родитель, который не пользуется авторитетом, чувствует себя неуверенно и растерянно, и эта неуверенность обязательно отражается в тоне, выражении лица. В соответствующих ситуациях родителю нужно сначала перенастроить себя на позитивные невербальные посылы и только потом сосредотачиваться на других аспектах коммуникации. Просто помните: постоянно контролировать поведение ребенка невозможно, но зато всегда можно контролировать свое!

Что чувствует родитель

Пятилетний Деян каждый вечер тянет время и не желает идти в ванную перед сном. Всякий раз родители его уговаривают и убеждают до тех пор, пока один из них не выйдет из себя, не накричит и не оттащит его, заплаканного, в ванную. Вечер постоянно заканчивается в напряженной атмосфере. Родители со страхом ждут повторения привычного сценария. Страх рождает чувство беспомощности и раздражение, переходящее в гнев. Измотанные и расстроенные родители просто в отчаянии.

Что испытывают родители, которые вдруг понимают, что у них в семье роли распределены не совсем правильно, что с их авторитетом что-то не так? Пожалуй, их ощущения в двух словах не опишешь. Дело в том, что авторитет слабо соотносится с рациональным мышлением и родителей, и детей: он прежде всего связан с эмоциями, ощущениями, невербальными проявлениями. Такие слова, как растерянность, неуверенность, бессилие, злость, безысходность, гнев, отчаяние, тревога , прекрасно подходят для описания ощущений родителей маленьких (или уже не совсем маленьких) тиранов.

Проблемы с авторитетом чаще всего испытывают родители чересчур заботливые, чувствительные, сомневающиеся в своей правоте, нежно и преданно любящие и всегда оправдывающие своих детей.

Такие базовые качества характеризуют потенциально хороших родителей. Но реализовать этот потенциал им мешает неуверенность в себе и недостаток авторитета. Именно сентиментальность и неумение проявить твердость делают их нерешительными и неспособными завоевать авторитет в глазах собственного ребенка.

Родители, не умеющие быть строгими и требовательными, мучаются множеством сомнений: «Если я буду настаивать, чтобы ребенок дал мне от себя отдохнуть, не шумел, пока я разговариваю по телефону или сплю, чтобы собрал свои игрушки, застелил постель, пропылесосил в комнате, сделал уроки и т. д., то он не будет меня любить… Не хочу навязывать ему свою волю, не хочу лишать его детства, пусть отдыхает, еще наработается в жизни, мое дело баловать его. Вдруг он подумает, что я его не люблю?.. Ему просто не хочется это делать, лучше я сам сделаю. Школа – это же не главное. Ребенок всегда может мной располагать. Нужно относиться с пониманием, всегда можно договориться.»

Легко предположить, что родитель, склонный к подобным сомнениям и колебаниям, в итоге будет проявлять нерешительность даже в элементарных бытовых ситуациях. Если сам родитель «поплыл» в вопросах установления правил и своего авторитета, то чего же ожидать от ребенка? Ребенок тоже будет менять правила в зависимости от своих сиюминутных потребностей и желаний. Или так, по крайней мере, будет казаться на первый взгляд.

Кроме того, неуверенные и сверхчувствительные родители иногда ошибочно оценивают мыслительные возможности ребенка, и их выводы порой не соответствуют действительности. Им кажется, что ребенок не желает понимать  то, что от него требуют, или что он нарочно не слушается.  Поэтому часто родители после длительных и безуспешных попыток настоять на своем в отчаянии теряют терпение и реагируют неадекватно: кричат на ребенка, трясут, как грушу, могут отшлепать. Естественно, настроение у них от этого только портится, а хождение по замкнутому кругу продолжается.

Если уж речь зашла о злобе, то заметим: в ситуациях, когда родители воспитывают ребенка, гнев не способствует укреплению их авторитета. Еще больше усложняет положение чувство неловкости и тревоги, которое возникает, когда они сталкиваются со злобной ответной реакцией ребенка. Когда родители настаивают на своем, едва ли можно ожидать, что ребенок с большим энтузиазмом примет их требования.

Поэтому родитель, собираясь призвать ребенка к порядку, должен быть готов к тому, что временно он перестанет быть самым любимым и что ребенок будет злиться.

Ребенок, которому запретили идти гулять, вряд ли скажет в ответ: «Хорошо, мама, теперь я осознаю, что был не прав, и думаю, ты правильно меня наказала». Если бы такое было возможно, то с проблемой авторитета мы бы вообще не сталкивались. А так – родителям ничего не остается, кроме как разбираться с гневным недовольством ребенка.

Уравновешенного и уверенного в себе родителя злоба не испугает. Он найдет способ скорректировать агрессивное поведение ребенка, направленное на родителей или на окружающих. И при этом сама бурная реакция не вызовет у него излишнего беспокойства.

Неуверенному в себе родителю необходимо видеть постоянные проявления любви и приязни со стороны ребенка. Поэтому в ответ на его недовольство родитель или сам разозлится («Ах, злишься? Ну сейчас-то я тебе подкину повод… Хватит с меня!»), чем только усугубит ситуацию, или, напротив, попытается успокоить ребенка: пойдет на попятную и откажется от своих требований. Таким способом у ребенка можно сформировать две неверные установки: 1) злоба – запретная эмоция и 2) порядок – понятие относительное, растяжимое, а правила можно и поменять.

Последовательное и корректное поведение родителя учит ребенка держаться в определенных рамках и спокойно переживать временные неприятности, а не воспринимать их как катастрофу вселенского масштаба.

Так ребенок приобретает прекрасные навыки социальной жизни, которые в дальнейшем позволят ему легко вписываться в любой коллектив (будь то группа в детском саду, ребята в школе, коллеги по работе, друзья и т. д.).

Если родителя пугают приступы злобного раздражения ребенка, значит, скорее всего, у него у самого не все в порядке с управлением гневом. И прежде чем уделять повышенное внимание проблемам ребенка, не мешало бы разобраться со сво-¥  ей собственной злобой. Корни нашего восприятия гнева надо искать в нашем детстве. В первую очередь нужно разобраться и осознать, что для нас значит гнев, что за ним скрывается – агрессия, избалованность, отторжение, критика? Или что-то еще? Лишь докопавшись до первопричины, мы сможем найти более приемлемые формы для выражения своей злости и научимся спокойно принимать проявления злобы ребенка.

Представьте, что ваш двухлетний ребенок схватил бутылку с растворителем… Не раздумывая ни секунды, вы ее, естественно, отберете. Или представьте, что ребенок выбежал на проезжую часть. Конечно же вы броситесь его спасать. Вы так реагируете, потому что знаете: это опасно. И вы не обратите ни малейшего внимания на его протестующий визг и крик, не успеете даже задуматься, не разлюбит ли он вас, не решит ли, что вы самая плохая мама на свете. Точно такую же решительность родители должны проявлять и в ситуациях не столь драматичных, когда ребенок ведет себя неподобающим образом: грубит, обижает вас или других людей, впадает в истерики, командует, не исполняет то, о чем вы договорились… Реагировать нужно незамедлительно и при этом четко формулировать, что вы от него хотите.

Не вздумайте сомневаться и колебаться. Именно о страх потерять любовь ребенка чаще всего спотыкаются родители, стремящиеся утвердить свой авторитет. Нужно требовать от ребенка то, что ему не нравится и неприятно, и быть готовым при этом встретиться лицом к лицу с его протестом, злостью, неприязнью. Многие родители, даже догадываясь о причинах этих эмоций, настолько мучительно переживают подобные реакции, что сдаются и уступают. Когда ребенок, которого вы безмерно любите, вас отталкивает – это больно. Но не забывайте: в силу своей незрелости и неопытности ребенок просто не может осознать, что все ваши поступки ему во благо.

Вот что сказал один мудрый отец своему ребенку: «Ты и не должен со мной соглашаться сейчас, ты согласишься чуть позже. ну, годам к сорока – точно!»

Что чувствует ребенок

Илия – классический пример избалованного пятилетнего ребенка. Не получая желаемое, сразу начинает буянить – с рыданиями катается по полу. В еде придирчив, часто капризничает. Спит в кровати с мамой, а папа вынужденно перебрался в детскую комнату. Робкие попытки родителей приструнить его Илия встречает бурным протестом. Родители, опасаясь его выходок, все реже ходят в гости и все чаще ссорятся между собой. Они считают, что Илия осознанно и нарочно ими командует, что он капризный и избалованный ребенок.

Родителям и сторонним наблюдателям может казаться, что ребенок, который ведет себя, как домашний тиран, знает, чего хочет и что его воля по силе превосходит волю родителей. Но в действительности все обстоит совсем иначе. Ребенок, которого никак и ни в чем не ограничивают, на самом деле так же растерян и несчастен, как и родители . Попытаемся объяснить образно эту кажущуюся нелогичность, ведь от этого во многом зависит правильное понимание процесса эмоционального развития ребенка.

Мы уже говорили, что в двухлетнем возрасте ребенок начинает активно интересоваться окружающим миром и исследовать свои возможности. Уравновешенный родитель не будет мешать процессу познания и, таким образом, сделает именно то, что важно для правильного развития ребенка.

Однако чтобы ребенок в своем познании чувствовал себя не только свободно, но и уверенно, ему необходимы ограничения. Свободное передвижение для него возможно только в четко очерченных границах.

Представьте, что вы сидите на стуле в незнакомом месте, в полной темноте. Вы встаете, делаете осторожный шаг и начинаете потихоньку ощупывать все вокруг вас. Вы не можете ступать уверенно, поскольку не знаете, когда наткнетесь на стену – через один метр или через тридцать. Вот когда вы эту стену нащупаете, тогда неуверенность пройдет, потому что вы уже точно будете знать, где стена и сколько вокруг вас пространства. Хорошо, когда стена крепкая и надежная. Гораздо хуже, если она шатается и ее легко обрушить, поскольку за ней вас поджидает неизвестность.

Все это относится и к процессу познания ребенком окружающего мира: если вы определите для ребенка четкие, ясные и неизменные границы дозволенного, то он сможет в этом пространстве комфортно, уверенно и свободно заниматься своими изысканиями. Ему там спокойно и надежно, поскольку вы показали ему, что он под вашей защитой. Это чувство уверенности сродни тому, которое вы испытываете, когда перед сном проверите, закрыли ли дверь, и два раза повернете ключ в замке (на всякий случай!). Теперь вы в безопасности, можете расслабиться, слушать музыку, разгуливать в нижнем белье или спать. Разве вы могли бы чувствовать себя так же комфортно, если бы дверь была хлипкая, замок не работал, стены сыпались, а окна не закрывались? Вряд ли! Правильно ограничивая своего ребенка, родители дают ему возможность чувствовать себя уверенно.

Все это прекрасно, но что происходит, когда ребенок вплотную приближается к границе, поставленной родителем? Проводя перед ребенком красную черту («Мороженое ты не получишь, потому что холодно», «Сейчас же иди и убери в своей комнате!», «Если только ударишь сестру, отправишься в угол!», «Это уже вторая двойка, неделю никаких гуляний!»), вы вряд ли можете рассчитывать на благодарность или хотя бы понимание с его стороны. В главе об ощущениях родителей мы уже говорили, что в таких ситуациях родителю придется столкнуться с агрессивным отпором. Именно злобная реакция ребенка вынуждает неуверенного родителя прекратить дальнейшие попытки настоять на своем. Когда ребенок начинает злиться, протестовать, ныть, капризничать и т. д., некоторые родители сразу же сдаются и идут на попятную: «Ладно, ладно, возьми шоколадку, но обещай, что потом будешь обедать», «Хорошо, куплю тебе игрушку, но знай, что это в последний раз…».

Что же такое таит в себе злоба ребенка, что рано или поздно заставляет родителя капитулировать? Каждый родитель видит свою опасность: утрату любви ребенка; страх, что ребенок страдает от недостатка любви; боязнь огорчить его; сомнение, хорошо ли разобрался в потребностях ребенка; детскую неблагодарность и т. д. Однако чаще всего злость у ребенка вызывают не все эти сложные причины, а элементарное недовольство, что ему что-то не дали. И больше ничего.  Не станете же вы рассчитывать, что ребенок, которому запретили идти гулять или играть в компьютерные игры, скажет: «О да, спасибо тебе, мама. Я уверен, что это для моего же блага». Шансов практически нет, но если вы вдруг услышите нечто подобное, то знайте: вот это уже действительно проблема.

Важно, чтобы родители, применяя запретительные меры, не воспринимали злость ребенка как что-то неподобающее или как угрозу для самих себя.

Пока ребенок маленький, он не умеет сдерживать эмоции, и то, что он чувствует злобу – совершенно нормально. Просто оставьте его, пусть себе злится. Со временем – и с вашей помощью – он научится правильно себя вести. Ребенку одинаково необходимо как почувствовать виртуальную стену (установленную вами границу), так и выплеснуть злобу – со всего размаху врезать по реальной стене. Постепенно в обстановке спокойной доброжелательности ребенок поймет, что злиться иногда – вполне нормально, ведь и родителей не пугает его злость, да и потолок на голову не обрушится, если выражать злость более пристойными способами; и этот опыт станет прекрасной психологической базой для дальнейшей жизни.

Если родителям не удается справляться со злостью ребенка и они делают из этого целую проблему, то у ребенка, скорее всего, часто будет возникать чувство вины, а злобу – свою ли, чужую ли – он со временем начнет воспринимать как непозволительное чувство. Впоследствии это скажется на его социальной жизни, на общем развитии и функционировании как личности. Ребенок, чьи родители нормально реагируют на проявления злобы, постепенно научится справляться со своим недовольством, не испытывая чувства вины, потому что будет знать: его эмоции вовсе не деструктивны, просто иногда их следует сдерживать.

От родителей, у которых все в порядке с авторитетом – а значит, они справляются и с ограничением ребенка, и с его злобой, – ребенок получает еще один важный урок: периодические неприятности и запреты – нормальное явление, свидетельствующее не о конце света, а всего лишь о необходимости с ними мириться. Ребенок, которому родители ничего не запрещали, вряд ли сможет чувствовать себя комфортно и уверенно в детском саду или в школе, где правила для всех одинаковы, где его желания не в центре внимания и не обязательно исполняются. Ребенок, привыкший в семье быть маленьким владыкой, растеряется, когда увидит, что воспитательницу в садике совершенно не трогают его требования и командирские замашки. Она ему не предоставит выбора: «Что ты будешь есть? Горошек не хочешь? Ну, сейчас я пожарю тебе картошечки. Согласен?» или «А можно мы выключим телевизор? Ты уже третий час смотришь мультики».

Рано или поздно ребенку обязательно придется столкнуться с правилами и ограничениями. И если родители дома приучали его к порядку, то и вне дома ребенок не будет видеть в нем угрозу для себя.

Сколько послушания действительно нужно?

Где вы видели спокойного ребенка и красивую старуху?

Сербская народная пословица

Красотой старушек мы заниматься не будем, а вот чрезмерная послушность ребенка – обычно признак того, что его что-то мучает. Или же, как сказал Войин Матич[3]: «Когда родители расписывают, какой у них спокойный, послушный и беспроблемный ребенок, у меня сразу возникает подозрение, что с ним что-то не так».

Возможно, у вас сложилось ошибочное впечатление, что все родители должны стремиться достичь такой степени авторитетности, чтобы ребенок всегда был послушен. Если с авторитетом у вас проблемы, то жизнь с идеально послушным ребенком рисуется вам, как жизнь в раю. Но факт остается фактом: такого рая не существует, разве только в кино или в рекламе с аккуратненькими, воспитанными и суперпослушными детишками. В реальной жизни совершенно послушные дети встречаются крайне редко (к счастью!), а абсолютное послушание – чаще всего признак наличия у ребенка проблем.

«Ничего себе, – подумаете вы, – разве речь до сих пор не шла о том, как родителям научиться подчинять своей воле ребенка и добиваться послушания?!» И все же ничто в жизни не бывает или только белым, или только черным. Плохо, когда вы с трудом управляете ребенком или вообще никак не можете с ним справиться, но еще хуже, когда он во всем вам подчиняется. Чересчур послушные дети несамостоятельны, им все время нужно одобрение старших, чтобы мама с папой были ими довольны.  В перспективе они станут вечно сомневающимися и пассивными молодыми людьми, которым трудно принимать самостоятельные решения, определяться, например, с выбором учебного заведения, супруга, профессии… Даже относительно легкий выбор им будет даваться с трудом. Если неравнодушный к кофе человек на ваш вопрос: «Какой тебе кофе заварить?» отвечает: «Да все равно, любой, какой получится» – скорее всего, вы имеете дело с человеком, у которого проблемы с выбором. У таких людей страх ошибиться, сделать что-то не так даже мысленно настолько велик и невыносим, что они обретают уверенность только в том случае, если их действия одобрит какой-то авторитет: родитель, уважаемый человек, партнер, начальник и т. д.

Припомните: рассматривая вопрос о необходимости установления определенных границ, мы уже говорили, что ребенок в пределах этих границ чувствует себя не только уверенно, но и свободно. В любом возрасте ребенок нуждается в познании себя и своих возможностей – это залог его нормального эмоционального развития . Конечно, в некоторых ситуациях родитель должен проявлять твердость, но не менее важно, чтобы он давал ребенку возможность развиваться самостоятельно: везде совать свой нос, проявляя любопытство, ошибаться, делать глупости – фактически быть немножко непослушным.

Родителю важно осознать: защитить ребенка от всех ошибок и неудач не только невозможно, но и не нужно.

Процесс взросления, естественно, будет сопровождаться ошибками, но они неизбежны и во взрослой жизни. Как раз они-то и являются самым эффективным способом научиться делать правильный выбор. По обстоятельствам родитель сам решает, в каких случаях ошибки недопустимы и ради безопасности ребенка нужно вмешаться, а в каких, даже при всей очевидности развития событий, стоит позволить ребенку совершить эту ошибку и на себе испытать все ее последствия.

Слишком послушные дети в жизни не бывают резвыми и активными, в компании сверстников особой популярностью не пользуются, поскольку все новое их пугает. Смелость и уверенность, которые так необходимы для всестороннего развития личности, приобретаются именно в процессе учения на собственных ошибках . Поэтому не стоит беспокоиться из-за того, что ребенок бывает непослушным. Он изучает окружающий мир, вас и себя самого. Для него это прекрасное времяпрепровождение! Так что оптимальный вариант и для ребенка, и для родителя – примерное равновесие между послушанием и периодическим непослушанием. Только такой принцип сосуществования даст обоим – и ребенку, и родителю, – помимо более-менее стабильного разграничения полномочий и спокойствия, право периодически совершать ошибки, исправлять их и вести открытый диалог. В атмосфере взаимного доверия и близости ребенок сможет чувствовать себя уверенно и безопасно рядом со спокойным и уравновешенным родителем, даже если набедокурит или сделает что-то не так.

Желательные и нежелательные формы поведения

К счастью, вопрос родительского авторитета – это не то, чем мы занимаемся постоянно или слишком часто. В семье, где родители обладают авторитетом, он вообще не актуален, считается более-менее решенным, и все идет своим чередом без особых проблем. Родители, у которых с авторитетом дела плохи, мало того что страдают от этого, на них постоянно валятся какие-то неприятности. Почему они все время оказываются в ситуациях, требующих проявления твердости, понятно: если вопрос авторитета открыт и верх одерживает то ребенок, то родитель, то опять ребенок, каждое новое противостояние воспринимается как знак для продолжения войны под названием Кто в семье главнокомандующий?  В перспективе эта война физически и эмоционально выматывает как родителей, так и детей.

Было бы невыносимо заниматься вопросом авторитета постоянно. Так в каких же ситуациях на него обязательно следует обращать внимание? Все они связаны с необходимостью вмешательства с целью скорректировать поведение ребенка, а формы детского поведения можно поделить на две группы: желательные для нас и нежелательные.

Нам не нравится, когда ребенок капризничает, бесится, топает ногами, дерется, кидается предметами, грубит, ноет и клянчит и т. д.

Нам нравится, когда ребенок поддерживает порядок в своей комнате, делает уроки, делится игрушками с друзьями, не обижает братишку или сестренку и т. п.

Когда нам что-то не нравится, мы сразу же требуем это прекратить, и ребенку достаточно нескольких секунд, чтобы понять и выполнить наше требование. Что же касается второй группы, то тут нужна другая мотивация, и за несколько секунд добиться результата не удастся. Например, ребенок в мгновение ока не начнет внимательнее относиться к учебе, делать уроки, убирать в комнате, выгуливать собаку…

Почему важно различать эти два вида поведения? Потому что понимание, о каком поведении идет речь, поможет родителю подобрать наиболее эффективный способ воздействия. Если сказать ребенку: «Я хочу, чтобы ты сел за уроки до того, когда я сосчитаю до трех!» – вряд ли вы добьетесь желаемого. Это будет пустое сотрясание воздуха, потому что за такой короткий срок ребенок просто не сможет выполнить ваше требование.

Каждая ошибочная оценка ситуации снижает авторитет родителя, поскольку он требует невозможного или трудновыполнимого.

А вот если вы скажете: «Я хочу, чтобы ты прекратил ныть к тому моменту, когда я сосчитаю до трех» – ваши шансы на успех гораздо выше.

Если нужно, чтобы ребенок перестал делать что-то нежелательное, то можно рассчитывать на быстрый успех, применив метод «1,2, 3! + тайм-аут»[4]. Но если вы хотите, чтобы он начал делать что-то, не ждите быстрой победы: добиться этого за несколько минут никак не удастся. В этом случае работают поддержка, подбадривание, поощрение и стимулирование.

Умелая мотивация и четкое понимание того, чего вы хотите добиться от ребенка, позволят вам найти нужный и наиболее эффективный способ воздействия. Например, подбадривание и поощрение совершенно не подойдут, если ребенок ноет или бесится, а кричать «Считаю до…!» бесполезно, если вы хотите, скажем, заставить ребенка в песочнице поделиться своими игрушками с другими детьми. Именно правильный подход, соответствующий форме поведения, приведет к позитивному результату. А позитивный результат, в свою очередь, повысит самооценку родителя и его уверенность в себе.

Тактические приемы, которые используют дети

Борьба за разделение полномочий в семье порой превращается в настоящую войну. Как и на всякой войне, многое зависит от правильно выбранной тактики. Давайте посмотрим топ-лист наиболее распространенных и наиболее эффективных тактик, которые применяют дети для достижения первенства.

  1. Выклянчивание и доставание. «Прошу тебя! Ну пожалуйста! Умоляю!», «Еще один раз! Всего лишь разик! Самый последний разочек!», «Мама, мамочка, мамуля-я-я!», «Ну, почему? Почему? За что?».

Любимый детский прием со скрытым смыслом «Ты только сделай, как я хочу, и я перестану!» прекрасно описал один американский психолог: «Некоторые дети ведут себя так, будто в прошлой жизни были на войне пулеметчиками – бьют по вас очередями без всякой жалости: «Прошу тебя, прошу, умоляю…»» Когда им и этого кажется недостаточно, переходят на высокие частоты, начинают визжать, что раздражает, или канючить и ныть, что раздражает еще сильнее. Иногда весь этот спектакль сопровождается прыганьем у вас перед глазами, валянием по полу, топаньем ногами и прочими радостями. Через какое-то время вам хочется только одного: чтобы ребенок прекратил свои выкрутасы; вы готовы капитулировать и дать ему все, что он хочет, лишь бы оставил в покое.

Главная сила этого детского оружия заключается в бесконечном повторении, которое оказывает манипулятивное воздействие: конечно, ребенок еще до того, как произнесет первое из своих пятидесяти трех «почему?»,  прекрасно понимает, почему именно вы что-то не разрешаете. И если вы продолжите объяснения, ваша позиция начнет быстро слабеть, а позиция ребенка, наоборот, укрепляться вплоть до полной победы. Наиболее действенна эта техника в общественных местах или когда вы устали. В такой ситуации вы будете готовы на все, лишь бы этот маленький зануда перестал вас доставать.

  1. Приступы ярости (плач, визг, катание по полу, битье головой о стену и т. д.). Почетное второе место в топ-листе занимает детский прием, от которого у большинства родителей волосы встают дыбом, – приступы ярости. Обычно эти приступы появляются начиная со второго года жизни ребенка и могут поразить родителей своим размахом и изобретательностью. Не у всех детей они бывают. У тех же, которые склонны к проявлению ярости, приступы наверняка могут участиться и стать более интенсивными, особенно если у ребенка есть возможность работать на публику, а родитель пытается объяснить, вразумить, уговорить и в растерянности не знает, что делать.

Нужно помнить, что приступы ярости чаще всего  присущи определенному возрасту и обусловлены детской незрелостью и неумением сдерживать импульсы.

В случае спокойной реакции родителей приступы ярости у ребенка, скорее всего, будут случаться реже и реже, а к пяти-шести годам и вовсе пройдут.

  1. Угрозы . «Я отказываюсь от ужина!», «Не буду я делать уроки!», «Я убегу из дома!», «Никогда больше не буду с тобой обниматься!», «Ненавижу тебя. Не буду с тобой разговаривать!». И вот он, раздраженный, демонстративно уходит в другую комнату. Этими угрозами ребенок хочет сказать: «Если не сделаешь то, что я хочу (не дашь мне сладкого, не разрешишь смотреть телик, не пустишь гулять, не перестанешь требовать застелить кровать и т. д.), то будет все, что угодно! Я убегу из дома, откажусь от ужина, не буду тебя любить, буду злиться на тебя, не буду с тобой разговаривать…»

Четырехлетний Димитрий имел обыкновение «сбегать из дома» каждый раз, когда мама отказывалась делать то, что он хотел. В один прекрасный день мама, которой надоели демонстративные сборы и разговоры о побеге, не стала отговаривать и упрашивать сына, а попрощалась с ним за руку и расцеловала со словами: «Мне очень жаль, что ты решил уйти из дома, но раз уж так, то желаю тебе всего наилучшего». И проводила растерявшегося малыша за порог. Через десять минут она открыла дверь и обнаружила его сидящим на своих собранных пожитках с испуганным личиком. Малыш едва дождался призыва вернуться домой и с тех пор к угрозам «Я уйду из дома!» больше не прибегал.

  1. Бедный я, несчастный . Исключительно распространенная и успешная тактика. У некоторых родителей детские причитания: «Меня никто не любит», «Ты ее любишь больше, чем меня», «У тебя на меня никогда нет времени» – вызывают такое чувство вины, что они готовы сделать все, что ребенок от них требует. Не подлежит сомнению, что мы, как родители, и раньше ошибались, и сейчас в чем-то ошибаемся, и потом будем совершать разные ошибки. Это однозначно. Но совершенно ясно и то, что у нас масса всяких обязательств, и порой выбор делать нелегко. У большинства работающих мам слезы на глаза наворачиваются каждый раз, когда перед работой нужно оставить ребенка в детском саду, ведь они понимают, что ребенок в первую очередь нуждается именно в матери. Да, у родителей поводов для возникновения чувства вины гораздо больше, чем хотелось бы.

«Почему я не провожу больше времени с ребенком?», «Может, я действительно уделяла другому ребенку больше внимания?», «Нужно было как-то иначе повести себя в этой ситуации», «Не нужно было на него так кричать». Иногда ребенку достаточно всего лишь разыграть карту «бедный я», чтобы получить желаемое: сладкое перед едой, разрешение не убирать в комнате, не складывать игрушки, подольше поиграть, мороженое, игрушку… А если представление на тему «бедный я» сопроводить еще и слезой, и страдальческим выражением лица, то будет совсем хорошо. Для ребенка, конечно!

  1. Заискивание. «Ты самая лучшая мама на свете», «Сейчас я пойду, уберу на кухне, а потом, пожалуй, займусь своей комнатой. Там такой беспорядок!», «Пойду выгуляю пса, а потом сделаю уроки на завтра. Лучше все делать вовремя!». Порой так хочется слушать все это и верить, что наши дети – само совершенство, чудо какие воспитанные и культурные!.. Но подтекст таких фраз чаще всего оказывается гораздо прозаичнее.

Скрытый смысл тактики заискивания заключается в следующем: «Когда ты увидишь, какой я хороший, ты уже не сможешь мне отказать». Этот прием наименее неприятный по сравнению с остальными, но надо иметь в виду: примерное поведение наших деток часто означает лишь то, что вскоре за попыткой подлизаться последует какая-нибудь просьба (разрешить подольше погулять, купить новое платье, ролики…). Совсем маленькие дети не прибегают к тактике заискивания, они, скорее, будут кататься по полу и кричать: «Дай!..» Но вот начиная с семивосьми лет, они вполне могут предпринимать периодические (или частые) попытки вас умаслить, чтобы добиться желаемого.

  1. Физические нападения . Если подлизывание – наиболее безопасный для родителей тактический прием, то с физическими нападениями им придется гораздо сложнее. Если ребенок дерется с родителями, в гневе бьет по чему попало кулаками, ломает игрушки, то это настолько может напугать родителей, что в конечном итоге они сдадутся, откажутся от своих требований и от своего авторитета. Естественно, чем ребенок старше, тем труднее родителям справляться с подобными формами поведения. Далеко не одно и то же, когда вас от злости пинает трехлетний малыш или – пятнадцатилетний ребенок. Разница не только в том, что подросток бьет сильнее, а в сути, скрытой за этими проявлениями. В случае, если ребенок и в школьном возрасте позволяет себе такие выходки, это, скорее всего, свидетельствует о наличии серьезных проблем в семейных отношениях.

Приведенные тактические приемы дети используют в борьбе за превосходство в семье. Но при этом важно иметь в виду, что делают они это не осознанно, не намеренно и не спланированно. Очень часто дети их чередуют, видоизменяют и дополняют, и все по одной простой причине: если какая-то уловка позволяет человеку добиться своего, то он будет прибегать к ней снова и снова . Не больше и не меньше. Поэтому родителям важно осознать, что дети ведут себя определенным образом, неприемлемым для родителей, не потому, что специально и заранее все придумали и спланировали, и не потому, что они невоспитанные, безответственные грубияны, а потому, что такое поведение приносит им выгоду!

Неэффективные приемы родителей

Мама с ребенком в парке аттракционов.

– Мама, а можно мне еще разок прокатиться?

– Нет, нельзя. Мы же договорились: три раза – и идем домой.

– Ну мама-а-а, ну, пожалуйста!

– Нет.

– Только еще один разочек!

– Нельзя.

– Ну почему нельзя? Один-единственный разочек!

– Потому что нам надо идти домой, а то я не успею приготовить ужин.

– Прошу тебя, пожалуйста, разреши мне!

– Нет. Мы договорились. Ты же обещал вести себя хорошо.

– Я буду. Но только еще хоть разик… Пожалуйста…

– Нет…

– А Елене ты пять раз разрешила прокатиться!

– Когда это? Это неправда.

– Нет, правда. Я видел!

– Нет, такого не было

– Ты плохая мама!

Такой диалог может длиться дольше или меньше и иметь бесконечное множество вариаций: предметом спора бывают сладости, игрушки, разрешение подольше посмотреть телевизор или поиграть в игры – да что угодно. Но схема остается одной и той же: вам не нравится, как ведет себя ребенок, сначала вы его уговариваете, потом просите, объясняете, раздражаетесь и переходите на крик…

В зависимости от характера родителя и ребенка, бывает, что в начале, в середине или под конец этой битвы родитель теряет контроль над ситуацией, и тогда возможны два варианта: или он доходит до белого каления, орет на ребенка и даже может ударить, или уходит в себя и безропотно отступает.

Итак, самыми распространенными являются два сценария. Первый: диалог – уговоры – раздражение – крик и (или) побои ; второй: диалог – уговоры – отступление . В любом случае битва проиграна. У одних родителей возникает ощущение, что проблема в ребенке, в его дерзости и своенравии (вспомним Душко Радовича: «Дайте мне хорошего ребенка, и увидите, какой из меня отец!»), другие мучаются от собственной беспомощности и некомпетентности, но большинство переживает и то и другое.

Почему же именно диалог с ребенком оказывается отправной точкой в обоих сценариях негативного развития событий? Ведь считается, что разговаривать с ребенком – это хорошо и правильно.

Четырехлетняя Сара хочет новую игрушку. Мама отказывается покупать. После неудачных попыток уговорить и выпросить Сара начинает плакать и шумно протестовать. Конечно, посреди магазина. Мама опускается перед ней на колени и начинает объяснять: «Я не куплю тебе игрушку.

Ты помнишь, мы договорились, что ничего не будем покупать. На прошлой неделе ты уже получила Барби. У тебя дома полно таких игрушек. Ты очень плохо себя ведешь».

Ребенок ведет себя неподобающим образом, а родитель при этом пытается ему что-то растолковать, уговорить и урезонить. Скорее всего, вы неоднократно были свидетелем подобных ситуаций (а может, и их участником). Почти наверняка вы ни разу не видели, чтобы ребенок в ответ на уговоры родителей перестал шуметь, злиться и клянчить. Если бы это было так, то Сара должна была бы после маминых слов прекратить плакать, вытереть слезы и сказать: «Да, мама, ты права. Я совсем забыла, что мы договорились сегодня ничего не покупать». Но это уже что-то из области фантастики.

Итак, почему же конкретно в этой и во всех подобных ситуациях ребенка нельзя урезонить разговором?

Пытаясь вразумить или уговорить ребенка, родитель (возможно, сам не отдавая себе в этом отчета) смотрит на него как на взрослого человека, только в маленькой упаковке. А такое видение ситуации подразумевает, что ребенок – разумная личность, обладающая способностью рационально мыслить. Хорошо, если бы так. Но это совсем не так! То, что ребенок ведет себя нелогично, не воспринимает ваши разумные доводы, как бы старательно вы их ни обосновывали, означает только одно: вы имеете дело с ребенком, а не со взрослым, и он ведет себя соответствующим образом . Ни больше, ни меньше. Родителю, который в сложных ситуациях слишком уж надеется на возможность вразумить ребенка, чаще придется терпеть неудачи и последствия недостатка авторитета, а его нереальные ожидания от ребенка испортят их отношения. В конечном итоге оба часто будут оказываться в замкнутом круге: разговор – урезонивание – крик – побои (применение силы).

Поэтому, когда вы снова приметесь уговаривать ребенка (скорее всего, безрезультатно), не спешите впадать в расстройство, выходить из себя, начинать кричать и, в конце концов, делать вывод, что ребенок неблагодарный, нахальный или что-то в этом духе. Просто попытайтесь припомнить: вы когда-нибудь видели, чтобы ребенок, неважно, ваш или чужой, в подобной ситуации перестал дурно себя вести и сказал: «Ой, извини, папа. Раньше я не осознавал свою ошибку. А теперь мне понятно, что я не должен просить третью подряд порцию мороженого (слишком дорогую игрушку, разрешения есть сладости перед едой, играть в игры, сколько хочется, обижать сестру…)»? Конечно же не видели! И это совершенно понятно. Поэтому у вас нет другого выбора, кроме как поменять тактику.

Прежде чем начать рассматривать эффективный подход к решению проблемы, давайте разберем основные ошибки родителей, которые подрывают их авторитет: слишком много слов  и слишком много эмоций .

Мы уже убедились, что тактика разговора и урезонивания, основанная на идее, что ребенок – это маленький взрослый, т. е. разумная личность, способная мыслить рационально, не работает. Многословность родителя в ситуации, когда он применяет воспитательные меры, создает впечатление недостатка авторитетности не только у окружающих, но и, главное, у самого ребенка.

Алекса часто дерется. «Алекса, прекрати сейчас же! Как не стыдно? Сколько раз тебе говорить, что нельзя никого бить? Ты же с ними со всеми дружишь, вот и играйте себе спокойно. Мы только вчера с тобой это обсуждали. Сколько можно повторять? Это, действительно, никуда уже не годится. Я думала, ты все понял…» Чем дольше мама распекает Алексу, тем сильнее становится его позиция, потому что мамин словесный поток означает только одно: она понятия не имеет, что ей делать. Естественно, Алекса ни малейшего внимания не обращает на мамины урезонивания и, скорее всего, и раньше не обращал.

Разговаривать с ребенком важно  и необходимо, но в ситуациях, когда родитель призывает ребенка к порядку, разговор абсолютно бесполезен. Когда нужно показать авторитет и проявить твердость, многословность оказывается контрпродуктивной.

То же самое касается эмоций. Очень часто раздражение, злость и гнев родителей – это следствие того, что они используют неправильные методы воспитания и ориентируются на ошибочные представления. Однозначно, что наша нервозность в ситуациях, когда нужно заявить о себе во весь голос, только подрывает наш авторитет и удаляет от желанной цели – заставить ребенка вести себя по-другому. Крики и шлепки, которыми часто заканчивается цикл разговор – урезонивание,  – это непосредственный результат потери контроля над эмоциями, а вовсе не доказательство пользы побоев и крика в воспитательном процессе.

Сравните родителя, который кричит, злится, приходит в ярость и трясет ребенка, как грушу, когда тот плохо себя ведет, и родителя, который в такой ситуации сохраняет спокойствие, невозмутимость, изъясняется четко и кратко. Как вы думаете, кто из них больше походит на человека с авторитетом и у кого больше шансов достичь заветной цели?

Ответ, который очевиден вам, естественно, так же очевиден и ребенку!

Эффективные родительские методы

Давайте вспомним ситуацию, описанную в предыдущей главе.

Мама с ребенком в парке аттракционов.

– Мама, можно мне еще разок прокатиться?

– Нет, нельзя. Мы же договорились, три раза – и идем домой.

– Ну, мама-а-а-а, ну, пожалуйста!

– Так. Начинаю считать. Раз, два…

– Уффф!

Ребенок недовольно сопит и направляется в сторону дома.

Если вы не знакомы с методом «Раз, два, три!», то вам трудно понять, как с помощью простого счета можно добиться от ребенка перемены в поведении. Неужели тут замешана магия? Вовсе нет. Когда вы освоите этот великолепный способ, то сами убедитесь в его элементарной простоте и чудотворной силе. С его помощью можно заставить ребенка от двух до двенадцати лет слушаться вас с первого раза.

Что же это за метод?

Раз, два, три! + тайм-аут

Применяя метод «Раз, два, три!», родитель дает ребенку понять: счетом я предупреждаю тебя о неприемлемости твоего поведения. Если ты не прекратишь вести себя дурно, пока я сосчитаю до трех, то навлечешь на себя последствие – изолирование, тайм-аут.

Стефан дразнит младшего брата. Мама после просьбы прекратить начинает считать:

– Стефан! Один…

– Да я ему ничего не делаю!

– Два…

– Ну, ладно, ладно! Уж и пошутить нельзя…

Папа Сандры неоднократно делал замечания дочери, чтобы вела себя тихо, пока он говорит по телефону. Но как только он берется за телефон, она тут же начинает шуметь. Отец Сандры устремляет взгляд на дочь и, не прерывая разговор, поднимает палец вверх, что означает начало отсчета: «один…» Сандра ворчит и уходит в свою комнату.

Так в чем магия метода «Раз, два, три! + тайм-аут»?

Применяя этот метод, родитель избегает двух самых больших ошибок, которые разрушают его авторитет, но не решают проблемы: много лишних слов и много эмоций. Если ребенку понятно, что конкретно вас не устраивает в его поведении (дерется ли он, огрызается и т. д.), то, начиная отсчет, вы тем самым в краткой, четкой и понятной форме даете ему понять:

«Подумай о своем поведении или сам будешь отвечать за последствия!» Со временем, когда ребенок методом проб и ошибок убедится, что все это не пустые слова, и на себе испытает последствия тайм-аута, он начнет реагировать уже на «один…», а родитель сможет наслаждаться не только результатом, но и легкостью воздействия на ребенка без всякой нервотрепки. А уж насколько это укрепит его уверенность в себе и авторитет в глазах ребенка! Причем совершенно адекватным способом.

Что за магический принцип скрывается за методом «Раз, два, три! + тайм-аут»? Это неизбежность последствий .

Каждое утро мама шестилетней Милены сражалась с дочерью и подгоняла ее, чтобы та не опаздывала в садик. Мама и кричала, и объясняла, и просила. Однажды ее терпение лопнуло, и она сказала: «Даю тебе 15 минут, чтобы одеться, потом мы уходим». Прошло 15 минут, но Милена, как всегда, сидя в пижаме, продолжала смотреть мультики. Мама схватила ее в охапку и прямо в пижаме отвела в детский сад. Больше никогда им не пришлось возвращаться к теме утренних опозданий.

Неизбежность последствий, к которым приводит тот или иной поступок, – один из самых доходчивых способов обучения.

С расчетом на перспективу, исключительное преимущество метода «Раз, два, три! + тайм-аут» в том, что ребенок учится отвечать за последствия своего поведения и делать выбор: или продолжить в том же духе и расплачиваться за последствия, или прекратить неподобающее поведение, избежав последствий, к которым оно приводит, да еще и заработать похвалу.

Именно в момент начала отсчета ребенок сталкивается с необходимостью пересмотреть свое поведение и сделать выбор: продолжить или перестать. Последствия для него неизбежны и в том, и в другом случае, но они могут быть или позитивными, или негативными. При таком подходе, когда ребенок учится выбирать и отвечать за последствия своего выбора, родитель не просто добивается разрешения какой-то конкретной ситуации, но, что гораздо важнее, создает у ребенка установку: ты сам отвечаешь за свои действия и можешь влиять на развитие ситуации, принимая правильные решения. Такой подход делает ребенка более самостоятельным, а его поведение – более зрелым и ответственным.

Когда нам не нравится поведение ребенка, но мы при этом идем у него на поводу – поддаемся на уговоры и покупаем мороженое, игрушку или же используем угрозы: «Придем домой, я тебе устрою!.. Месяц у меня из дома не выйдешь!.. Три месяца в компьютер играть не будешь!..» – важно не то, что мы говорим, а то, что делаем. Если запрещаем кататься на роликах, а сами после уговоров разрешаем или если после получасового нытья все-таки покупаем игрушку, то ребенок для себя четко уясняет: «Мамины слова можно пропускать мимо ушей. Надо покапризничать, поплакать, поклянчить – и дело сделано». Родители, которые используют неэффективные методы воспитания, склонны ответственность за неудачи перекладывать на ребенка.

Но истина проста: ребенок все делает ровно так, как вы его научили.

Конечно, вы вовсе не этого хотели добиться, но внушили ребенку именно эту мысль.

Представьте, что вас на дороге остановил гаишник и начал сердито отчитывать: «Так, а вы видели знак? Какая там скорость? 110? Вот именно. А вы с какой скоростью ехали? Почему вы ехали 140 километров в час? Недопустимо подвергать опасности остальных участников дорожного движения!» Так с вами никто объясняться не будет по одной простой причине: это недейственно. А вот штраф вам выпишут наверняка. И после этого гаишнику не придется ехать за вами до самого дома, чтобы проверить, соблюдаете ли вы скоростной режим, и объяснять, почему нехорошо превышать разрешенную скорость. Штраф, как следствие вашего поведения, вы получили, а захотите ли вы в следующий раз превышать допустимую скорость – решать вам. Итак, принцип неотвратимости последствий эффективен и дает прекрасные результаты – и не только в деле воспитания детей.

Некоторые родители воздерживаются от применения метода «Раз, два, три! + тайм-аут» из-за ответной реакции ребенка. Естественно, ребенок не обрадуется, услышав ваше: «Раз!», поскольку для него это означает, что нужно пересмотреть и изменить свое поведение. В большинстве случаев ребенок с ворчанием или с явной злостью и протестом все-таки сделает то, на чем настаивает родитель. Есть родители, которые страдают от такой реакции и начинают или укорять ребенка («Ты не имеешь права злиться…»), или объяснять свой поступок. Очень важно, чтобы родитель, с одной стороны, не попал в ловушку «боюсь разозлить ребенка», а с другой – не ослабил свою позицию излишней многословностью и оправданиями. Просто дайте ребенку позлиться. Он имеет на это право, для вас же в этот момент самое главное – добиться желаемой перемены поведения , не важно, с ворчанием или без него. Злость ребенка – нормальная реакция на помеху, а родитель, призывающий к порядку, и есть тот, кто мешает сделать по-своему. Нельзя рассчитывать, что ребенок, особенно в этот острый момент столкновения интересов, поймет: вы поступаете так ради его же блага.

Таким образом, применение метода «Раз, два, три! + таймаут» в сочетании с вашей лаконичностью, невозмутимостью, самообладанием и последовательностью – отличный способ легко научить ребенка разбираться, какие формы поведения приемлемы, а какие нет. Одновременно вы поможете ему стать самостоятельнее и развить чувство ответственности за собственные поступки, что очень важно для всестороннего и правильного развития личности. Вы же, что не менее важно, на ближайшую перспективу вооружитесь инструментом, который позволит вам легче и быстрее справляться с любыми напряженными ситуациями – непослушанием, нытьем в магазине, драчливостью на детской площадке… Разве этого мало?

Стимулирование и поддержка

Я так горжусь тобой!

Приучение к порядку, к дисциплине мы порой, и не без основания, понимаем как сражение, которое нельзя проиграть: «Со щитом или на щите!»  – третьего не дано. Однако очень часто путь, по которому действительно стоит идти, – это поддержка и поощрение. Во всяком случае, к ним обязательно надо прибегать в дополнение к любому методу воспитания. Особенно важно именно поддержкой и поощрением подводить ребенка к желательным формам поведения и таким образом делать их для него узнаваемыми . Когда мы хотим вынудить ребенка вести себя определенным образом (делать уроки вовремя, убирать в своей комнате, делиться игрушками с братом и т. д.), очень важно его в этом поощрять и стимулировать. Неважно, сколько ребенку лет и заметно ли это по каким-то внешним признакам, но ребенок всегда хочет, чтобы родители были довольны и гордились им. Учитывая этот факт, родитель может добиться больших успехов в воспитании, если свое внимание в первую очередь направит на позитивные проявления и будет их поощрять.

Иногда мы до такой степени концентрируемся на том, что нам не нравится в поведении ребенка, что склонны не замечать все то прекрасное, что наши дети делают: помогают младшим, держат нас за руку в магазине, садятся за уроки без каких-либо напоминаний и дополнительных стимулов, помогают убрать посуду со стола, делятся с другом сладостями или просто спокойно играют.

Если мы сознательно начнем выискивать хорошие поступки, а не сокрушаться по поводу плохих, то обнаружим, что наши дети на самом деле многое делают именно так, как нам хочется.

Вместо того чтобы не замечать это и воспринимать как должное, похвалите ребенка! Неправы те, кто считают, что похвалами можно только испортить, что хвалить – это лишнее и ни к чему. Похвалы вроде: «Я горжусь тобой! Моя ты умница!», «Молодец, милый! Как хорошо, что ты поделился шоколадкой», «Поздравляю!», «Отлично! Четверка тоже хорошая оценка», «Молодец! Я вижу, ты постарался» – лучше, чем любые другие методы, укрепят желание ребенка вести себя правильно, повысят его самооценку и благотворно скажутся на доверительности и близости ваших с ним отношений.

Даже если ребенок ведет себя плохо, вам поможет оптимистический взгляд: «стакан скорее наполовину полон, чем наполовину пуст». Если на пути из детского садика ваш четырехлетний малыш капризничает и ноет, не стоит требовать, чтобы он сейчас же перестал, – оказывая на него давление, вы только усилите общее напряжение. Вместо этого попробуйте успокоиться и перенаправить свои размышления в другое русло: «У него, наверное, сегодня был трудный день, скорее всего, он устал и проголодался… Он молодец, еще как-то держится». И, не обращая внимания на его капризы, скажите: «Малыш, ты устал? Потерпи немножко, мы уже почти дома. Какой ты молодец, что идешь сам, своими ножками. Ты у мамы уже совсем большой!»

Итак, давайте всегда иметь в виду: в определенных ситуациях обязательно нужно применять воспитательные меры с позиции жесткого родительского авторитета, и в то же время обязательно нужно замечать в первую очередь позитивные поступки своего малыша, а порой даже их выискивать и непременно хвалить, поощрять и поддерживать.

В конце концов, точно так же, как мы стараемся быть самыми лучшими родителями, наши дети делают то же самое: пытаются быть самыми лучшими детьми.

Утвердите (или восстановите) свой авторитет

  1. ПРИМИТЕ СВОЙ АВТОРИТЕТ . Прежде чем восстанавливать (утверждать) авторитет, нужно принять и умом, и сердцем, что он является, выражаясь языком политиков старой закалки, вашим неотъемлемым правом и обязанностью. Никому – ни детям, ни сторонним наблюдателям – вы не обязаны объяснять свои поступки и ни перед кем не должны оправдываться.
  2. ДОРОЖИТЕ БЛИЗОСТЬЮ с ребенком и открыто выражайте свою любовь. Доверительность отношений не только послужит и вам и ребенку надежной эмоциональной опорой и источником наслаждения, но и позволит вам лучше узнать и понять ребенка. Вы научитесь заранее просчитывать, чего и в какой ситуации от него можно ожидать.
  1. ВСЕГДА ОСТАВАЙТЕСЬ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫ . Если какие-то правила сегодня действуют, а завтра – нет, то и ограничения, с ними связанные, тоже будут зыбкими. Если вы сами не определились, какие формы поведения для вас приемлемы, а какие – нет, то никак не можете рассчитывать на то, что ребенок сам в этом разберется.
  2. ВЫРАЖАЙТЕ МЫСЛИ ЧЕТКО И ЯСНО , избегайте пассивно-агрессивных, едких и ироничных комментариев. «Что же это такое творится? В кои-то веки ты сам, без напоминаний, догадался вынести мусор!» – вроде бы похвала, но звучит как критика. Не рассчитывайте, что ребенок поймет ваши двусмысленные фразы типа «Прекрасное поведение!» о том, что вы совсем не одобряете. Чтобы ребенок знал, чего вы от него хотите, а чего не хотите, нужно донести свою мысль абсолютно понятно. Поэтому не усложняйте, а четко и ясно растолкуйте, что вы одобряете, а что нет.
  3. БУДЬТЕ ПРИМЕРОМ . Ребенку нужно показывать на личном примере и рассказывать в обстоятельных беседах, чего вы от него хотите. Полезно, чтобы правила распространялись на всю семью, а не только на детей («В нашей семье не дерутся», «У нас никто никого не обижает и не ругается»).
  4. УЧИТЫВАЙТЕ ВОЗРАСТ РЕБЕНКА И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА . Нельзя предъявлять одинаковые требования и одинаково строго спрашивать с ребенка трех и тринадцати лет. Если ребенок сильно устал, раздражен или у него какая-то другая проблема, то соответственно нужно корректировать и степень требовательности. Проявляйте гибкость в зависимости от того, насколько ребенок справляется со своими обязанностями. По мере его взросления и проявления большей зрелости и ваше отношение будет меняться, а необходимость прибегать к родительскому авторитету будет возникать все реже.
  5. ИСПОЛЬЗУЙТЕ ЭФФЕКТИВНЫЕ ВОСПИТАТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ, ВСЯЧЕСКИ ПОДДЕРЖИВАЙТЕ И ХВАЛИТЕ . Воспитательные меры должны быть действенными и неагрессивными, одно другому не мешает. Поддержка и одобрение, без сомнения, исключительно необходимы и полезны. Только попеременно используя оба подхода, вы получите нужные результаты. Вы для ребенка будете авторитетом, но при этом сохраните с ним близкие отношения.
  6. НЕ ТЕРЯЙТЕ ГОЛОВУ (И САМООБЛАДАНИЕ) . Когда вы примете свой авторитет как должное и в определенной ситуации им правильно воспользуетесь, поскольку сочтете это необходимым, не будьте слишком уж эмоциональны и многословны.
  7. ВЫБИРАЙТЕ, ЗА ЧТО СТОИТ БИТЬСЯ . На некоторые из «сражений» с ребенком вообще не стоит тратить силы. Например, комната подростка может выглядеть как поле боя. Найдите компромисс: никаких разбросанных вещей по квартире, а в своей комнате пусть убирает раз в неделю. Просто закройте дверь в комнату и не заглядывайте туда лишний раз (если можете!). Если ваша дочь-подросток решила покрасить волосы в розовый цвет, стисните зубы и примите это как факт. По крайней мере так вы сможете обозначить черту, за которую заходить нельзя, и запретить, например, татуировку или пирсинг, которые могут быть опасны для здоровья. А розовые волосы – это, наверное (надейтесь!), явление преходящее. Если ребенок собирается сделать что-то, что не угрожает ни ему, ни окружающим, не опасно для здоровья и не нарушает закон, разрешите.
  8. ПОСЛЕДСТВИЯ ВМЕСТО НАКАЗАНИЯ . Хорошо, когда детям приходится сталкиваться с последствиями своих поступков и таким образом учиться на собственных ошибках. Необходимость отвечать за последствия своего поведения – один из лучших способов обучения. Разумеется, родитель сам решает, в каких ситуациях ребенка можно сталкивать с последствиями, а в каких – нельзя.
  9. НИЧЕГО ЛИЧНОГО . Родитель, которому кажется, что ребенок делает что-то нарочно, чтобы вывести его из себя или обидеть, чаще всего бывает неправ. Если родители ошибочно воспринимают непослушание ребенка как протест против них лично, то реагировать, скорее всего, будут бурно – раздражаться, огорчаться и испытывать разочарование. И этим только все усложнят. Дети ведут себя плохо вовсе не для того, чтобы нам навредить или обидеть нас. Просто порой им не хватает зрелости, чтобы вести себя по-другому, или они пытаются таким образом добиться своего, или потому, что мы сами их этому научили (хотя и не собирались).
  1. УВАЖАЙТЕ ПРАВО БЫТЬ ДРУГИМ. Не существует универсальных правил для всех семей. Ваши ценности – то, что вы пытаетесь внушить и своему ребенку, – не обязательно должны быть ценностями другого человека и другой семьи. И это совершенно нормально.
  2. ПЕРИОДИЧЕСКОЕ НЕПОСЛУШАНИЕ – явление естественное и предсказуемое. Не ждите, что ребенок будет всегда безоговорочно послушен. Но именно вы будете определять, в каких ситуациях непослушание непозволительно, а в каких можно смотреть на него сквозь пальцы.
  3. ПРАВО НА ОШИБКУ . Ситуации, в которых родитель прибегает к своему авторитету, не всегда однозначны и просты, и вы не всегда будете на сто процентов уверены в своей правоте. Иногда вам придется признать, что в какой-то ситуации стоило повести себя по-другому. И это абсолютно нормально. Родителям и не нужно обременять себя стремлением к мифическому «совершенству». Мы можем только стараться не делать слишком часто серьезные ошибки. Большего нельзя требовать ни от себя, ни от супруга. Рассчитывать на то, что вы всегда будете поступать только так, как надо, – слишком амбициозно, не нужно и даже вредно. Если мы склонны требовать совершенства от себя, то, очень вероятно, того же будем ожидать и от ребенка, а это уж точно путь в никуда. Ребенок, который чаще ведет себя послушно, но иногда непослушно, – это то, к чему стоит стремиться и что устроит всех Миф об идеальном родителе и таком же ребенке – один из тех, которые надо выбросить из головы. Для блага и родителя, и ребенка.
  4. КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ . Ее всегда надо держать в голове. Когда вы устанете от «приучения к порядку», вспомните, что ваша главная цель – благополучие ребенка. Чем последовательнее вы будете в применении воспитательных мер с позиций родительского авторитета, тем реже вам придется к ним прибегать – на радость обеим заинтересованным сторонам!

Быть родителем и получать удовольствие

Да какое там удовольствие?! Мы же работаем над тем, как наладить порядок в семье, как стать авторитетом, заставить ребенка слушаться!..

Если вам не хватает авторитета, тогда, действительно, для вас, скорее всего, самое важное – навести хоть какой-то порядок и снизить напряжение в семье, а разговоры об удовольствии покажутся вам лишними и даже вредными. Вдруг, расслабившись и начав наслаждаться общением с ребенком, вы сделаете только хуже?

Совсем наоборот! Получать удовольствие от роли родителя очень важно. И жаль, что этому уделяется недостаточно внимания.

Именно из-за слишком серьезного отношения к роли родителя мы часто зацикливаемся на том, что бы такого здорового, полезного и развивающего сделать для ребенка, а в итоге упускаем самое важное – наслаждение от общения с ним. Поэтому время от времени нужно отложить в сторону все надо  и обязательно  и сосредоточиться на том, чтобы наше занятие с ребенком отвечало только одному условию: было бы приятным. Оно не должно быть ни «умным», ни здоровым, ни полезным, ни поучительным. Только интересным и приятным.

Почему же так важны эти моменты наслаждения, когда вам вдвоем с ребенком хорошо и интересно? Во-первых, потому, что они доставляют удовольствие и позволяют расслабиться и вам, и ребенку. Вторая причина подводит нас к выводу о полезности наслаждения вообще – моменты, когда вы с ребенком в спокойной обстановке занимаетесь каким-то приятным делом, укрепляют ваши отношения гораздо лучше, чем многие другие ваши полезные и умные ходы.  Близость, которая возникает во время совместного приятного времяпрепровождения, поможет вам лучше понять ребенка и сплотит вас настолько, что в случае возникновения проблем вам будет гораздо проще с ними справляться. Совместные занятия в расслабленной обстановке ни в коем случае не уронят ваш авторитет в глазах ребенка, наоборот, в такие моменты укрепляются близость, доверие и связь с ребенком, благодаря которым в ситуациях, когда вам придется прибегать к родительскому авторитету, эффект будет полнее.

Как мы видели, устанавливать границы ради самих границ неправильно. Они должны служить на благо ребенку, а для этого нужны близкие, доверительные отношения родителей с ним. Как и любые другие, эти отношения нужно беречь. Многие родители считают, что ребенок и так знает и чувствует, как они его любят, и что нет никакой необходимости лишний раз это подтверждать.

Совсем наоборот: воспитывать и ограничивать ребенка надо ради его же блага и точно так же ради его блага важно однозначно давать ему понять, что вы его любите и дорожите им. Ни тот ни другой аспект отношений не должен восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Уделять время ребенку, отдыхать с ним, получать удовольствие от приятных совместных занятий и от общения – вот способ показать ребенку, что вы его любите, что он для вас много значит и что проводить время в его компании для вас сплошное удовольствие.

Если Вам весело, если Вы смеетесь, значит, Вам хорошо Вместе. Лучшего подтверждения, что Вы на правильном пути, не нужно и искать!

Поэтому возьмите за правило время от времени забираться под одеяло со своим малышом, смотреть мультики, есть поп-корн и от души хохотать вместе, а еще лучше делать это почаще. Или отправляйтесь со своей дочерью-подростком в торговый центр, и пусть она там перемерит всю одежду, какую захочет, а потом отведите ее в кафе.

Итак, при любой возможности отложите на потом посуду и невыглаженное белье (они от вас все равно, к сожалению, никуда не денутся) и наслаждайтесь общением с ребенком, ведь именно в процессе общения вы создаете то, что будет связывать вас и в хорошие времена, и в плохие . Пройдут годы; вы, конечно, сделаете много всего полезного и нужного, но и вы, и ребенок с особым удовольствием будете вспоминать именно моменты вашей общей радости: как вы смотрели мультики и смеялись, как вместе делали пиццу, рассказывали анекдоты, распевали песни в машине…

Послесловие

В вашей жизни не будет более прекрасных, более сложных и более трудоемких отношений, чем с ребенком. Порой к исполнению роли родителя мы приступаем с огромным энтузиазмом и вдохновением, но, как только сталкиваемся с трудностями (проблемы со сном, приучение к порядку, проблемы с авторитетом, плохая успеваемость в школе и т. д.), у нас опускаются руки, вера в себя слабеет, а удовлетворения мы получаем меньше, чем ожидали. В такой ситуации страдаем не только мы, но и ребенок, и наши с ним отношения.

Быть родителем – это вам не бежать стометровку, где достаточно удачно стартовать, держать темп, а в конце вам дадут за это блестящий кубок и медаль на шею повесят. Скорее, это похоже на путешествие длиною в жизнь, в течение которого то скользишь беззаботно по своей дорожке, как на «Феррари», то тащишься, как будто у тебя на плечах тяжелый мешок. Но и то и другое нормально и совершенно естественно. Как фаза «езды на Феррари» не доказывает, что мы идеальные родители, так и фаза «перетаскивания мешка» не означает, что мы что-то упустили или чего-то недодали ребенку. Поэтому, когда вы беззаботно расслабитесь на стадии «езды на Феррари», не забывайте, что, возможно, уже за следующим поворотом вас обязательно поджидает тяжеленный мешок, который надо будет взвалить на плечи, а сразу после этого (хотя, возможно, и не сразу) опять начнется беззаботный период. И так будет все время.

И что же нам остается? Только одно – наслаждаться общением с ребенком при любой возможности, а проблемы решать по мере поступления. Вот и все. А как же награда? Хоть на кубки и медали рассчитывать не приходится, но если вы обернетесь назад и присмотритесь, то обнаружите награды и счастье на каждом шагу – на протяжении всего пути!

Примечания

[1] Бертран де Жувенель (1903–1987) – французский философ, социолог, экономист и политолог. (Примеч. ред.)

[2] Душан (Душко) Радович (1922–1984) – известный сербский писатель, поэт, автор множества детских песен, создатель детских программ на телевидении. (Примеч. ред.)

[3] Войин Матич (1911–2000) – известный сербский психоаналитик и детский терапевт, основал медико-педагогическую консультацию для молодежи. (Примеч. ред.)

[4] Подробнее о методе смотри на с. 81.

Комментарии:

Огромное спасибо сайту Азбука воспитания за публикацию книги Невены Ловринчевич и самому автору. В книге все изложено четко и последовательно. Осталось только советы применить на практике. А вот это очень нелегко.

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus