сайт для родителей

Куда пропали трудовые династии или Папа, зачем мне работать?

Print This Post

3576


Куда пропали трудовые династии или Папа, зачем мне работать?
(6 голосов: 4.33 из 5)

В прежние времена в России существовали династии — цепочка нескольких поколений семьи, посвятивших свою жизнь семейному делу. После революции династии сошли на нет, потому что исчезло частное предпринимательство и купечество. Передавать от отца к сыну было нечего. В советскую эпоху заговорили о трудовых династиях, когда в одной семье из поколения в поколение люди занимались одним видом деятельности или работали на одном предприятии. Те, кто всю жизнь отработал на одном заводе или фабрике, даже получали прибавку к пенсии.

С разрушением советской экономики и эта практика канула в Лету. Люди научились быть мобильными, сейчас не страшно поменять место работы или профессию, напротив, те, кто способен подстраиваться под стремительно изменяющиеся условия жизни, более уважаемы в обществе. В России вновь возник класс предпринимателей, людей, занимающихся своим делом.

Это может быть магазинчик, автосервис, ветеринарная клиника или массажный кабинет. Некоторые достигают больших успехов, открывают крупные предприятия, медицинские центры, большие станции техобслуживания. Со стороны может показаться, что у владельцев бизнеса нет никаких проблем и все у них, что называется, «на мази». Это, конечно, не так. И у класса предпринимателей есть собственные проблемы, и одна из них весьма своеобразна: многие из современных бизнесменов сетуют на то, что их дети не хотят продолжать их дело. Попросту бизнес некому передать.

«Я полжизни угробил на то, чтобы создать прочный фундамент для моих детей. Я устанавливал связи, пробивал подписи, брал кредиты и влезал в долги. Я три года строил медицинскую клинику, запускал ее в работу. Я думал, что мои сыновья пойдут по моим стопам — ведь эта клиника строилась не для меня, а для них. Ну сколько еще я смогу заниматься этим бизнесом? Мне сейчас 50. Еще лет 15, максимум 20. И что? Ни один, ни второй не хотят работать. Они подсчитали, что продадут клинику, разделят деньги пополам и обоим хватит на всю жизнь» — рассказывает предприниматель из Приамурья.

Брат и сестра, сыновья другого предпринимателя, державшего несколько магазинов в Подмосковье, тоже не грузятся проблемой как заработать. Они подсчитали, что после кончины всех бабушек, дедушек и родителей им на двоих достанется шесть квартир и пять магазинов. Если все это продать, то до глубокой старости они могут нежиться на турецких курортах, не заботясь о такой мелочи, как заработок на хлеб насущный, причем еще и внукам останется.

И таких историй — много. И дело не в том, что этим бизнесменам некому передать свои магазины и клиники, а в том, что их дети не хотят работать. Родители, вложившие много сил и средств в свои предприятия, полжизни положившие на то, чтобы наладить бизнес, испытывают обиду: оказывается, это никому не нужно, а детей интересуют только деньги. Понятие семейного дела  не удается воплотить в жизнь.

Как парадоксально ни звучало бы — для человека естественно стремление поменьше работать и побольше получать. Но когда человек совсем не хочет работать, это ненормально. Труд облагораживает человека, это не просто красивые слова, это действительно так. Тот, кто не занят умственным и физическим трудом, начинает деградировать. Женщины, делающие перерыв в работе на несколько лет, единодушно говорят о том, как тяжело вернуться к работе, причем чаще всего звучит фраза: «Закисаешь». Труд для человека — естественное занятие. В пожилом возрасте труд помогает избежать болезни Альцгеймера.

Конечно, если дети не желают работать, во многом виноваты сами родители. Стремление к труду закладывается в детях с раннего возраста, как только дитя начинает ходить, разумные матери уже привлекают его к уборке игрушек, к тому, чтобы не разбрасывать по комнате одежду. По мере роста увеличивается и список посильных домашних дел, а подростки уже могут и подрабатывать в каникулы. Главное — донести до ребенка мысль, что только трудом можно обеспечить себя всем необходимым, что родители не вечны, что настанет время, когда самим родителям может понадобиться его помощь. В дореволюционное время отцы лет с шести брали сыновей с собой в лавку, учили определять качество товара, разговаривать с покупателем, вести учет. К совершеннолетию молодые люди уже превосходно владели профессией и на равных работали с родителем. Не могло быть и речи о том, чтобы молодое поколение жило за счет накоплений старшего поколения. Сын знал, что ему придется поддерживать и развивать отцовское дело, чтобы обеспечить себя и затем передать его своим детям. Самой страшной была угроза лишить наследства за неподобающее поведение. Даже дети последнего российского Государя, будучи окружены свитой прислуги и гувернанток, самостоятельно убирались в своих комнатах, застилали постели, а девочки занимались шитьем и уходом за ранеными солдатами в госпиталях.

А как «у них»?

В ХХ веке в США и Европе состоятельные люди, ставшие свидетелями того, как ленью наследников разрушались создаваемые несколькими поколениями промышленные империи, частенько лишают своих детей наследства. Так поступили  Уоррен Баффетт, Майкл Блумберг, Билл Гейтс, Бернард Маркус и многие другие предприниматели и политики, чьи состояния выражаются в шестизначных и даже девятизначных цифрах. Нет, они не пускают своих дочерей и сыновей по миру, но они практически все свои деньги, недвижимость, активы передают в благотворительные организации. Лучше всех высказался по этому поводу Уоррен Баффетт: «Я хочу дать своим детям достаточно для того, чтобы они могли выбрать занятие себе по душе, но недостаточно для того, чтобы они могли не делать ничего». Бернард Маркус сказал, что не оставит всех своих денег детям ради их же блага. Дейл Каргнеги как-то выразил мысль, что если родители оставляют своим детям слишком много денег, то они губят их таланты. Последние годы среди состоятельных людей США и Европы распространилась тенденция оставлять наследникам не более 10% своего имущества, а все остальное передавать в благотворительные организации.

А что говорят у нас?

Многие святые мужи видели в значительном состоянии опасность. Феодорит Кирский говорил: «Обилие денег и преизбыточество преспеяний в добродетели прямо между собой противоположны». Киприан Карфагенский, вспоминая о временах гонений, замечает: «Многих обманула слепая любовь к наследственному их достоянию: не были готовы и не могли отступить те, которых подобно путам связывали их богатства. Это для остающихся были узы, это были цепи, которые задержали их доблесть, подавили веру, победили ум, оковали душу — и привязанные к земному они сделались добычей и пищей змия». Несмотря на то, что в целом православие не отрицает возможности спасения богатого человека, оно указывает, что имущество легко может возобладать на тем, в чьих руках оно находится, а еще точнее об этом сказано в Евангелии: «Истинно говорю вам: трудно богатому войти в Царствие Небесное: легче верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Mф. 19, 23-24).

Богатство, выражаясь современным языком, расслабляет человека. Распространенное явление: заработав состояние, бизнесмен в какой-то день думает: «На мой век хватит. Бизнес работает, управляющий носится — а мне зачем париться?», и начинает прожигать деньги. Немало случаев, когда состоятельные люди, поддавшись этому искушению, за несколько лет спускали все нажитое. Еще больший искус представляют дармовые деньги для наследников. Такова психика человека, что незаработанное в наших глазах имеет куда меньшую ценность, чем то, что досталось своим трудом, потом и кровью. Высока вероятность того, что получив легкое состояние, наследники не будут ценить не только его, но и плоды трудов других людей. Высока вероятность того, что они нелегким трудовым будням предпочтут легкую жизнь крыловской стрекозы и собственноручно похоронят свои таланты и способности. Мы получим прослойку богатых бездельников.

К сожалению, и на уровне государства сейчас ведется политика, направленная на уничтожение трудовых традиций. Сейчас по школам ходит много представителей  всякого рода правозащитных организаций, которые любят рассказывать детям об их правах. Жаль, что они забывают рассказать им об их обязанностях. В результате в сознании детей происходит перекос: дети считают, что родители им должны предоставлять все, что они захотят, а взамен ничего не требовать. Заставлять выполнять домашнюю работу нельзя, заставлять убираться в комнате нельзя — это насилие над личностью. К насилию сейчас приравнивается даже принуждение делать уроки. Каких детей можно воспитать с таким подходом? Поколение дармоедов?

Чтобы не случилось такого, родители должны уделять воспитанию трудолюбия в детях с самого раннего возраста. Дети не должны без дела сутками слоняться по улицам от приятеля к приятелю или все свободное от школы время проводить за компьютером. Родители обязаны научить детей трудиться. С самого раннего возраста ребенок должен знать, что помимо прав у него существуют еще и обязанности: обязанность учиться и обязанность вкладывать посильный труд в семью. Детям необходимо объяснять губительность безделья примерами из жизни известных людей, промотавших свои деньги и оказавшихся на дне общества. Одновременно детей полезно знакомить с биографиями тех, кто начал с нуля и построил собственные промышленные империи, известные на весь мир. Необходимо прививать стремление к большему, не останавливаться на достигнутом. И, конечно, самим родителям следует стремиться обеспечить детей не «всем», а необходимым, чтобы у них был стимул к развитию.

Азбука воспитания

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus