сайт для родителей

Международный лагерь в Хорватии

Print This Post

597


Международный лагерь в Хорватии
(2 голоса: 5 из 5)

Алина Беляева

Наконец-то наступил июль, и я поеду в лагерь. Да не в какой-то, а в международный. Даже не знаю, как описать свою радость.

У меня был выбор: либо поехать в Хорватию, либо на Алтай с группой детей, а там жить в палатках, лазить по скалам и сплавляться по Бие! На сплаве, конечно, хорошо, проверено, я там уже была. Здоровье поправляешь, свежим воздухом дышишь, а главное, ­ новые друзья, посиделки у костра до глубокой ночи…

Но есть негатив – это комары, клещи и муравьи в палатках. Правда, все плохое забываются, а хорошое остаётся на века. Хотя мое мнение, куда ехать мало учитывалось. Мама сказала – как отрезала: — «Так, Алина! Какой тебе сплав? Поедешь на море и точка!»

В турагентстве нам во всех красках описывали неизвестную мне страну и рассказывали, что с нами будет куча вожатых, которые будут присматривать за нами и развлекать, множество кружков по интересам и, конечно, игры. Не вдаваясь в подробности, родители отдали деньги и подписали нужные бумаги.

Каждый день до поездки был в мучительных ожиданиях, и вот он настал!

Странно, почему детей так мало? В агентстве сказали, что забронировали целый самолет. Потихоньку пересчитав всех, я выяснила: всего — то в группе нас пятнадцать человек!

Летели мы нормально и посадка была, как говорится, мягкая. Только вот когда приземлились, в руках у многих в том числе и у нашей руководительницы, появились сигареты. Раз сигарета, два, сразу образовалась группа курильщиков и из их компании доносились такие слова, которые, честно говоря, меня поразили: «И почему нельзя курить в самолете? И как я шесть часов без затяжки вынесла?» — произнесла блондинка на шпильках в тринадцать сантиметров. Нет, с такими я общаться точно не буду. Оглядевшись я определила, что всем детям лет по семнадцать, хотя в таком случае они уже не дети. И что я делаю в такой группе? В моей серой массе прояснилось – это будут две самые ужасные недели лета. С этими тревожными мыслями я зашла в автобус вместе со всеми мы поехали в отель с конфетным названием «Фунтана». Все разделились на дружеские пары, одна я оказалась на последнем ряду автобуса, ведь никто явно не вызывал желания общаться со мной. Я задумалась: что я сделала не так? Может быть в том что я одинока, виновата моя внешность или характер, а вдруг и то и другое! И я вспомнила слова подруги, поехавший с ребятами на Алтай: «Алин, если ты едешь в межлагерь, передай от меня привет детям Билла Гейтца!». И точно, Билл Гейц очень — очень богатый. Да, точно, может в этом и загвоздка. Моим родителям на эту поездку собирание денег далось, мягко говоря, с трудом, а у ребят из группы по толщине их кожаных чемоданов эта поездка так, разминка перед Ибицей. Но вроде одета я не как бомж и выгляжу нормально…

Новая страна и природа за окном уже ничуть не интересовали меня, я думала только о том, что вернуться домой уже нельзя и лучше бы я настояла на поездке на Алтай.

♦ — Алина, Алина Беляева, – послышался противный голос руководительницы. Яковлевна была очень странным человеком, обычно про таких анекдоты сочиняют, она смешная, маленькая, толстенькая, волосы выглядят так, будто ее током ударило и голос такой писклявый, писклявый. И еще, какой вопрос ей не задашь, всегда звучит ответ: не знаю.

— Так, Алина, ты будешь жить с Тоней в 319 номере!

— Наталья Яковлевна, я с Тоней, нас родители только вместе отпустили! – заявил Влад, — Мы же брат и сестра двоюродные, только вместе!

Я немного усомнилась в правдивости этих слов (не могут же брат и сестра, вечно целоваться и ходить за ручку), но высказывать свою догадку не стала.

— Влад, вы же будете с Тоней видеться днем, просто спать в разных номерах. Не могу же я Алену с Антоном поселить?

— Я — Алина,– не выдержав, перебила я.

— Ну да, ну да, не могу же я Арину поселить с Антоном?

Конечно, меня просто взбесило, что Як. опять перепутала мое имя, но уточнять его я ей не стала (назревала буря).

— Наталья Яковлевна?! – уже с яростью и негодованием воскликнул Влад после нулевого реагирования руководительницы и вопросительно посмотрел на меня.

В моих мыслях прояснилось – это же я виновата, что девочкой родилась! И не могу с мальчишкой поселиться! Что делать? Ведь эту ошибку исправить нельзя – это тебе не прическу сменить!

Ладно, без паники, пусть сами разбираются, а я буду жертвой ситуации.

— Так ребята, а теперь по номерам, – с счастливой ухмылкой сказала руководительница. Еще бы ей не веселиться, она ведь поехала в этот тур бесплатно, да еще и с зарплатой! – сама рассказала, так сказать, проинформировала.

Я аккуратно разложила вещи по полочкам и собралась уже идти на пляж, море плескалось в пятидесяти метрах от меня и манило, но в комнату зашла соседка.

— Алин, так тебя вроде зовут, будем с тобой друзьями! Я, кстати, Тоня. Мы с Владом вместе приехали, так что хотим вдвоем проводить время. Мы тебя трогать не будем, просто ты иногда одна на ночь оставаться будешь. Хорошо? – доброжелательно сказала Тоня.

— Идет! – не подумав, ответила я.

— Тогда я пошла, – опять же мило сказала девочка.

А я решила на пляже времени зря не терять и подыскать себе русскую компанию. Итак, миссия на сегодняшний день – найти русских друзей. Ведь не хочется же мне такое длинное время быть в одиночестве.

И я нашла русских ребят, брата и сестру из Москвы (на этот раз уже настоящих). Мы с ними долго разговаривали, они в Хорватии уже две недели и знают отель как свои пять пальцев. Вот каждый палец мне и описывали. И вот, что интересно. В томском турагентстве нам сказали, что будет масса кружков для тех, кто устал есть мороженое и плавать в бассейне. А на самом деле все развлечения для детей от 3 до 7 лет. Я в свои «старческие» годы точно уже не подхожу под этот возраст. Значит все, что сказали моим неразборчивым родителям неправда!? Да, к сожалению это так. Сожаления добавило и то, что я нашла друзей, но завтра они уезжают.

Я заметила Тоню, пытающуюся тихо зайти в номер.

— Я не сплю, можешь не красться! – сказала я.

— Ах, и правда! Алин, я хотела с тобой кое-что обсудить. Вчера я тебе сказала, что выселять тебя не будем. Все немного изменилось. Ты переедешь к Оле. Ты же не против?

На раздумье у меня было пара секунд. За это время я перечувствовала такую бурю эмоций! Сначала мне хотелось разнести здесь все и заплакать от досады, а потом, смирившись, я сказала ожидаемый ответ: да…

— Если хочешь, жить днем ты можешь в этой комнате, а ночевать в 304, а так все останется по-прежнему.- Слава Богу, хоть вещи перетаскивать не надо.

— Да, этот вариант мне больше устраивает! — Согласилась я, отправляясь в ванну мыться, а так же поразмышлять о вещах наболевших.

Какая же я еще маленькая и глупая, так расстраиваться из-за друзей на неделю. Ведь мне посчастливилось отправиться в настоящее приключение, да и еще без родителей! О таком и мечтать нельзя, хватит раскисать, пора за дело. Надо выжать из этих дней все по максимуму. Сегодня же приступлю!

Да, новая страна, да еще и такая – это потрясающе. Каждую минуту дня я наслаждалась каждым вздохом морского воздуха, наблюдала за небом, морем, чайками, летающими над отелем. Все было таким необычным. И с этими ощущениями прошел день. К вечеру я задумалась, а где же вся наша группа? Гуляя по каменному пляжу я правда видела влюбленных Влада и Тоню, но больше никого. Ответ пришел сам.

В баре и около бассейна, сидели как говорится, наши. Я прошла около них и вот что заметила. На сдвинутых столиках в открытую раскуривающих ребят громоздились бесчисленные кружки пива и множество бокалов с вином. Донеслась шокирующая фраза: «Халява для русских, а значит, бери – не хочу!»

Сначала шок, у меня был самый настоящий шок, по другому это и не назвать. В хорошую же я попала компанию?! Ладно курят, ладно ночуют вместе, да еще и пьют!

Я была в отчаянии, все мои взрослые друзья, их ровесники — замечательные люди, уж точно они не ведут такой образ жизни…

Я еще раз посмотрела на ребят, там были почти все, почти. Появилась надежда, возможно есть и те, кто не пьет и не курит, осталось только их найти!

«Попытка не пытка!» – вот мой лозунг на сегодняшний вечер. «Надо попробовать, что сидеть сложа руки», – с такими решительными мыслями я направилась в номер и не напрасно…

На кровати сидела Тоня и явно не была радостной.

— Тонь, привет. А я тебя искала, — ко мне повернулась девочка с зелеными (глаза становятся зелеными, когда плачешь) глазами. Она смахнула слезу со щеки и посмотрела на меня.

— Да, что, Алин?

— Ты расстроена?, — поинтересовалась я.

— Бросаю курить, Владу не нравится моя привычка. А я не могу, не могу бросить…

— Тонь, ты же сильная, тем более с тобой Влад, он поможет.

— Хм, спасибо за поддержку. Я тебя сегодня не видела, где ты была? Да, впрочем, не важно, пойдем с нами в бильярд, заодно мы тебя со всеми познакомим.

Я очень обрадовалась, но в то же время мое лицо побледнело, вдруг друзья Тони те самые курильщики и алкоголики!

— Алин, ты чего испугалась? Увидела кого? А, я поняла, не беспокойся, я не общаюсь с теми ребятами из бара.

Я улыбнулась широко, как Джулия Робертс. Все становилось именно так, как мне и хотелось. Мы еще долго разговаривали, я узнала, что не такие уж плохие все эти дети, просто слишком рано повзрослели…

Весь вечер я то и делала, что смеялась. Друзьям Тони я, как ни странно, понравилась, особенно Оле, хоть ей и исполнилось 17, но интересы у нас одинаковые. Мультики, Спанч Боб и ПСП. Я совсем забыла о своих проблемах и перестала думать о плохом.

Забудь заботы,
И живи в полный рост.
Вот и весь секрет,
Живи сто лет,
Акуна Матата!

Первые две строчки полностью характеризовали мое настроение. Последние несколько дней были по-настоящему волшебными. Ночные посиделки у моря, бильярд, тройной кофе наутро. Мы стали настоящими друзьями. Рассказывали друг другу секреты, делились мыслями. Единственное, я ночевала не в «своей тарелке». Мне ужасно не нравилась эта ситуация и ещё она усугубилась заявлением Оли и Лены :

— Ребят, мы хоть раз можем не втроем поночевать, Тонь, что скажешь, если сегодня мы без Алины!?

…Я сидела на пирсе у темного моря, слушала грустную музыку и не могла понять, почему они поступили со мной так жестоко. До этого я старалась не думать о факте выселения и смирилась с ним. Теперь же в моей душе была яростная ненависть и сердце плакало от разочарования. Не было сил сдерживать эмоции, я просто выдохлась. Винить себя в ошибках, в неверных словах и действиях было уже бессмысленно.

Под воздействием шума моря и звуков музыки я успокоилась и попыталась проанализировать. Возможно мне лучше вообще не открываться людям, сделать так, чтобы у меня не было друзей, ведь тогда никто не сможет причинить мне боль и разочарование. Мир казался до ужаса эгоистичным.

Слишком поздно что-то менять, надо просто смириться…

И тут ко мне тихо подошла Тоня. Увидев её, я заплакала.

Тоня прижала меня к себе: «Извини, нам было так весело, ну, в общем, так получилось. Сегодня ночуй в своем номере. Мы как раз хотели погулять под ночным небом, а там с ночевкой разберемся. Ну все, иди, вот ключ» — холодными руками я взяла ключ, и пошла в номер. В этот момент я ничего не чувствовала, во мне была пустота…

Утро – лучше бы оно и вовсе не наступало. Проснувшись и осознав что же вчера произошло, я попыталась найти в этом что- то хорошее, подбодрить себя, но ничего не выходило.

— Надо прощать и забывать, — громко сказала я себе. Мне не хотелось больше лить слезы и расстраиваться. На столе лежал темный шоколад, перед вылетом мне дал его папа и сказал :«Алиш, если что пойдет не так, вспомни что ты не одна, у тебя есть мы, ведь правда?» Тогда я ответила, «что же может пойти не так?» — и улыбнулась, думая, что варианта неудачной поездки просто не существует. Как же я ошибалась!

На улице моросящий дождь, я закуталась в теплый некрасивый свитер, который навязала мне мама, одела кеды и удобные джинсы. Раньше меня волновало то, как я выгляжу, а сейчас вся эта оболочка стала ненужной. Дождь – на самом деле ему я была очень рада, он как — то подбодрил меня, ведь тридцатиградусная жара каждый день это не для коренного сибиряка.

В ресторанчике я села в самый дальний угол и набрала огромную тарелку бекона.

— Алин, привет. Я присяду? — спросила подошедшая Тоня.

— Да,- я совсем не хотела разговаривать и ничего слышать, но все же пришлось…

— Ты насчет вчерашнего расстроилась? Понимаю, мне тоже тяжело. А Влад будто черствый хлеб, он не понимает меня, и еще эти мажорчики тоже мне олигархи, вечно создают проблемы… Зачем приезжать сюда? Чтобы наслаждаться бесплатной выпивкой и тратить деньги на клубы? Глупо это все, тебе так не кажется?

— Да глупо, но как это ни ужасно, это их образ жизни, не переубедишь же их что никотин убивает лошадь?

— И то верно, ладно не будем тратить время на бесполезные разговоры, мы с тобой так долго общаемся, а о тебе ничего так и не знаем.

— Кого? Что ? Чего не знаем?- подошел Влад с огромной тарелкой сыра и сказал свою фирменную фразу, он всегда так говорит, когда не понимает о чем разговор.

— Ну что о себе рассказать, нет в моей жизни ничего особенного, разве что развод родителей.

— Хм, развод он у всех! — с улыбкой и сыром в зубах сказал Влад.

— Да, Алин, действительно у всех, – подтвердила Тоня, — вот мой ,папа, например четыре раза женился, и ничего счастлив….

Мы еще долго сидели разговаривали, настолько долго, что завтрак перешел в обед. Я узнала их со всем с другой стороны, раньше они казались мне избалованными маменьками детками, не желавшие проявлять ответственность, а на самом деле Влад работал на стройке, чтобы поехать в Хорватию, Тоня летом подрабатывала секретаршей и почтальоном и копила деньги на поездку. Она многое рассказала о своих проблемах в подростковом возрасте, как ей было сложно выжить в столь жестоком мире людей. А Влад, по его словам, вообще до появлении в жизни Тони почти не выходил из квартиры и стеснялся заикания. А Тоня записала его какие то курсы и он вылечился. Но и они узнали обо мне что-то новое, я рассказала им о своих чувствах и переживаниях, как я волновалась при разговоре с ними и пыталась казаться малость лучше =) Все это была так искренне, может потому что мы остались втроем, а может по причине, что мы стали друг другу чуть-чуточку ближе…

Взятые напрокат велосипеды, в рюкзаках бутерброды с сыром, приятная компания- что ещё нужно? Я училась ездить на велике, все подбадривали и одновременно ругали.

Равновесие- это не по моей части, но к сожалению, за полчаса мне нужно было выучить целых несколько наук, нужно было еще рулить, объезжать препятствия и сдерживать эмоции. С каждым метром у меня, как это ни удивительно, получалось все лучше.

Мой мозг в прямом смысле кипел, а по лодыжке левой ноги , которая вечно застревала в колесе, уже выступила кровь.

— Алин, у тебя уже здорово получается. Давай для закрепления эффекта поедем по трассе в другой город, виды посмотрим, заодно ты точно уж научишься! — Весело и громко сказала мне Тоня, прекрасно умеющая ездить на велосипеде, не то что некоторые.

Сказать «нет» — глупо я же не слабак?

— Да, Тонь, я только за! Так сказать, двух зайцев убьем! — меня успокоило, то что мы будем ехать не по проезжой части.

Каждый метр трассы давался мне с огромными усилиями.

— Чего притихла?- , спросил Антон, ехавший радом.

— Да так, задумалась, замечталась. А мы скоро приедем в город? — осторожно поинтересовалась я.

— Не волнуйся, скоро приедем, а ты видно устала?

— Немного,- соврала я, мои ноги просто молили о помощи, а сердце билось будто в последний раз. Дыхание, а оно вообще было? Казалось силы на исходе.

— Тогда вы с Владом отдохните, он тоже вроде не в себе, а потом к нам присоединитесь. Давай? – сказала Тоня и помчалась вперед.

Я вздохнула с облегчением, положила велик на траву и села лужайку. Но эти посиделки не давали мне новых сил для продолжения пути, мне вообще спать хотелось, а ведь потом еще возвращаться надо. И как я все вынесу? Отдых затянулся.

— Алин, не хочется конечно тебя огорчать, но нам пора. Скоро темнеть будет, а нам столько ещё надо успеть!

— Да конечно! — тихо сказала я, даже разговоры приносили мне усталость, боль ноги проникла по всему телу. Только одна мысль приносила мне силы: «Если я справлюсь с этим испытанием, я стану сильнее.»

— Смотри, уже город, ты только не волнуйся, но сейчас нужно по дороге ехать, а не по тротуару, на машины внимания не обращай! — объедут.

— Что? По дороге? –испугалась я, ведь для меня задача просто доехать до города, а сейчас надо еще и справляться с автомобилями? Проблемой больше, проблемой меньше! Только без паники без паники… – повторяла я себе.

Поток машин?! Конечно у Влада все прекрасно получается и авто обруливать и по горке ехать, а мне остается только кричать, да еще и по хорватски, чтобы меня понимали и объезжали.

— Obezzhayte mene! Sorry! Â Russkaâ! – я кричала то по хорватски, то по английски.

— Алин! Осторожно, давай обруливай, чего спишь, Алин! — я не понимала что происходит, я была потеряна, машина неслась прямо на меня, мне оставалась просто упасть. Кровь. Она текла по моим локтям коленям и лицу, сначала я не чувствовала боли, но потом…

— Влад мне больно, больно, в локте, я не могу его разогнуть! – только это я и смогла сказать, велик лежал на дороге, помню только что машина проехалась по краю колеса, славу богу я отполза. В глазах Влада я читала страх, он боялся за меня, спрашивал все ли в порядке, но адская боль не позволяла мне что-либо говорить. В этот момент я думала и благодарила бога, он дал мне второй шанс, он уберег меня, сейчас мне просто надо вытерпеть это. На футболке было красное пятно я приподняла кофту, кожа разодрана, из-за крови не видно тела.

— We help? – спросил по английски дедушка, проезжающий на старенькой машине.

— Yes! — проговорил Влад, он поднял меня и посадил в машину, в багажник закинул велосипед и сказал мне: «Алин, я догоню, просто объясни ему, куда ехать, в отель скажи, не беспокойся я быстро!»

Машина тронулась, я показала браслет, который мне дали в отеле с надписью «Фонтана» -дедушка мило улыбнулся и повез меня, я плакала от счастья, что выжила, мне так хотелась еще раз увидеть родителей маму и папу, друзей. Мне была дана возможность еще раз почувствовать все чувства, я не умерла, меня не сбила машина! Ведь я столько не успела в жизни, столько хотелось сделать, а это могло бы быть моей первым и последним приключением на велосипеде, вообще последней главой жизни. Слезы катились по моему лицу, я пыталась отвлечь себя от мысли о боли.

— Я больше не буду грешить и обижать родителей, — думала я, мне повезло, посчастливилось сейчас быть здесь, а не на небесах или, в лучшем случае, в операционной…

Дедушка отвез меня в больницу, там медсестра перевязала мою руку и забинтовала живот. Она спрашивала у меня про родителей, а я пыталась понятно ответить, что они дома, а я в детском лагере.

Уже у отеля я крепко обняла моего спасителя, он улыбнулся и пожал мне не забинтованную руку, в это время к отелю подъехал Влад: «Алин ты в порядке? я успел? вы что уже в больнице были?» — быстро проговорил мальчик. Дедушка сел в свой старенький «Опель» и уехал с территории. На ресепшене нам сказали, что в отеле нет медпункта, значит мне и в этом повезло, привез бы он сразу меня в отель, кто бы оказал мне помощь? Я не могла двигать рукой, боль мешала мне что либо делать, но я была так счастлива!

Мы постучались в дверь Натальи Яковлевны. – Да войдите- послышался ее голос, я была уверена, что она как нормальный руководитель впадет в ужас, потому как в больнице мне показалось что врач сказала что у меня вывих. Она сидела на диване и читала роман.

— Что, Алин? Чего хотела?- вначале она даже не посмотрела на меня. Влад рассказал всю историю и попросил уточнить если у меня проблемы на будущее. Она небрежно взяла мою руку и оторвала пластырь…!

— Вы делает мне ещё больнее! — не вытерпев, сказала я

— А не надо было без моего разрешения ехать в другой город, сама виновата,- хладнокровно ответила она мне,- нет ни какого вывиха! А ты поедешь на экскурсию? Если едешь, отдай мне деньги, — я еле сдерживала боль чтобы не за -кричать, а она ещё что у меня спрашивает! Уму не постижимо!

Мама! Папа! – о чем вы только думали, когда отправляли меня в эту поездку? Неужели вам не подсказало сердце, что вы могли меня потерять! Вам захотелось захотелось избавится от меня на две недели и пожить своей собственной жизнью! – Я не могла остановить поток злости который был во мне. И мне казалось, что вернувшись я вылью всю её на своих родителей и мало им не покажется!

Но… Самолет приземлился, через несколько минут я уведела их. Я и не заметила как и когда злость прошла сама собой.

— Ну как? Как ты? Что ты? – слышу я родные голоса.

— Нормально!- отвечаю я и смеюсь от радости.

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus