Мне одиноко, и вера не помогает. Что со мной не так?

Мне одиноко, и вера не помогает. Что со мной не так?

(2 голоса5.0 из 5)

 

«Мне оди­ноко, и вера не помо­гает. Что со мной не так?»  На акту­аль­ный, зву­ча­щий почти рито­ри­че­ски вопрос чита­теля «Фомы» о при­роде  и свой­ствах оди­но­че­ства, в том числе полез­ных,  отве­чает пси­хо­лог Алек­сандр Ткаченко.

 

В редак­цию жур­нала «Фома» при­шел вопрос чита­тель­ницы: «Мне 25 лет. У меня есть дру­зья, но я все равно чув­ствую себя оди­но­кой, потому что не ощу­щаю с ними духов­ной бли­зо­сти, хотя они веру­ю­щие, и я тоже.

В моей жизни было мало людей, с кото­рыми я эту бли­зость чув­ство­вала, но они все так или иначе ушли из моей жизни.

Я ста­ра­юсь отно­ситься к этому фило­соф­ски, пыта­юсь исполь­зо­вать время оди­но­че­ства для своей пользы, но полу­ча­ется плохо. Нет у меня такого чело­века, к кото­рому я могла бы обра­титься в любое время. А мне так хоте­лось бы и самой дарить тепло, и при­ни­мать его. Ирина».

Чувство одиночества: как в проблеме увидеть возможность

Чита­тель­нице “Фомы” отве­чает пси­хо­лог Алек­сандр Ткаченко:

-21246 original - Мне одиноко, и вера не помогает. Что со мной не так?  Древ­ние не зря гово­рили: одно и то же веще­ство может быть как ядом, так и лекар­ством. Навер­ное, то же самое можно ска­зать и об оди­но­че­стве. В одной ситу­а­ции оно может стать для чело­века вели­чай­шим бла­гом, в дру­гой – при­чи­ной жесто­ких муче­ний и внут­рен­ней опу­сто­шен­но­сти. Одних оно не тяго­тит посреди без­люд­ной пустыни, дру­гие стра­дают от него, нахо­дясь в кругу семьи.

В хри­сти­ан­стве оди­но­че­ство тоже рас­смат­ри­ва­ется с раз­ных сто­рон. Еще при сотво­ре­нии Адама Бог ска­зал: «Не хорошо чело­веку быть одному». Именно для того чтобы чело­век жил не один, а в обще­стве себе подоб­ных, ему сна­чала была сотво­рена жена, а после дано бла­го­сло­ве­ние пло­диться, раз­мно­жаться и напол­нять землю своим мно­го­чис­лен­ным потом­ством. Однако даже Сам Иисус Хри­стос время от вре­мени уда­лялся от людей, чтобы побыть одному.

Так что же это такое – оди­но­че­ство? Когда и почему оно бывает мучи­тель­ным, а когда – бла­го­твор­ным, и можно ли из яда пре­вра­тить его в лекарство?

Выход из одиночества начинается с… 

Выход из оди­но­че­ства начи­на­ется с при­зна­ния своей ранен­но­сти и поне­сен­ного в дет­стве ущерба. Чело­век не дол­жен быть оди­нок. Более того, в оди­но­че­стве он не спо­со­бен стать чело­ве­ком в пол­ном смысле этого слова. Такой важ­ный про­цесс в раз­ви­тии чело­века, как фор­ми­ро­ва­ние его чувств, цели­ком зави­сит от людей, его окружающих.

Хотя, каза­лось бы, все основ­ные эмо­ции при­сущи нам от при­роды. Ново­рож­ден­ный ребе­нок спо­со­бен радо­ваться запаху вкус­ного мами­ного молока, погла­жи­ва­ниям неж­ных рук. Или без вся­кого науче­ния может гне­ваться от того, что ему никак не поме­няют мок­рые пеленки.

Но для нор­маль­ного раз­ви­тия ему необ­хо­дима обрат­ная эмо­ци­о­наль­ная связь от роди­те­лей. Ему обя­за­тельно нужно, чтобы мама и папа ему улы­ба­лись, играли с ним, раз­го­ва­ри­вали, чтобы уте­шали и жалели, когда у него болит живо­тик, гово­рили лас­ко­вые слова, чтобы брали его на ручки и ука­чи­вали, чтобы пели ему баюль­ные песни перед сном.

Если вдруг по каким-то при­чи­нам он пере­стает полу­чать эту обрат­ную связь, его пси­хи­че­ское и физи­че­ское раз­ви­тие резко нару­ша­ется, он ста­но­вится вялым, апа­тич­ным, пере­стает реа­ги­ро­вать на голос, хуже дру­гих детей учится ходить, ему труд­нее дается речь, его чув­ства при­туп­лены, он стра­дает от повы­шен­ной тре­вож­но­сти и неохотно идет на кон­такт с дру­гими людьми.

Впо­след­ствии такой ребе­нок будет испы­ты­вать труд­но­сти в обще­нии со сверст­ни­ками, ему будет нелегко участ­во­вать в общих играх, заво­дить дружбу, вли­ваться в новый кол­лек­тив. Однако это вовсе не озна­чает, будто обще­ние ему стало не нужно.

Напро­тив, он нуж­да­ется в нем, как никто дру­гой. Но, полу­чив ран­ний опыт эмо­ци­о­наль­ного отвер­же­ния, он при­об­рел два навыка, кото­рые во мно­гом будут опре­де­лять всю его даль­ней­шую жизнь.

С одной сто­роны, он понял, что жалеть, лас­кать его и забо­титься о нем никто не будет. Поэтому он при­вык забо­титься о себе сам и, в общем-то, научился обхо­диться без про­яв­ле­ний любви от окружающих.

С дру­гой сто­роны, его пси­хика сохра­нила память о том, как это было больно – наде­яться, ждать любви от дру­гих людей, но так и не полу­чить ее. Или еще хуже – вме­сто ласки и заботы вдруг полу­чать гру­бые окрики, шлепки и про­чие «пре­ле­сти» вос­пи­та­ния без любви.

Чтобы снова не оку­нуться в эту боль и разо­ча­ро­ва­ние при попытке сбли­зиться с кем-либо, ребе­нок начи­нает избе­гать такого сбли­же­ния. Хотя в душе меч­тает об эмо­ци­о­наль­ной бли­зо­сти и очень стра­дает от ее отсутствия.

Такова цена вынуж­ден­ного оди­но­че­ства в ран­нем детстве.

Когда чело­век с таким опы­том дет­ского оди­но­че­ства взрос­леет, собы­тия могут раз­ви­ваться раз­лич­ным обра­зом. Если у него ока­зался доста­точ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский ресурс для пре­одо­ле­ния своих про­блем, он может научиться выстра­и­вать близ­кие отно­ше­ния с дру­гими людьми, найти себе дру­зей и даже стать душой ком­па­нии. Таким ресур­сом могут стать его соб­ствен­ные душев­ные силы или нали­чие рядом хотя бы одного близ­кого, при­ни­ма­ю­щего его чело­века, спо­соб­ного укре­пить его дове­рие к Богу, миру и дру­гим людям.

Но может полу­читься и так, что таких людей рядом не ока­жется, а своих сил будет хва­тать только на то, чтобы самому при­вычно жалеть и под­дер­жи­вать себя. Тогда оди­но­че­ство начи­нает тер­зать чело­века уже в его взрос­лой жизни, по все той же дет­ской схеме: горя­чее жела­ние найти близ­ких людей будет посто­янно раз­би­ваться о ледя­ную глыбу страха перед воз­мож­ным отвер­же­нием и болью отказа.

Вера не помогает. Что со мной не так?

Это – самый непро­стой слу­чай оди­но­че­ства, потому что за есте­ствен­ным про­цес­сом поиска спут­ника жизни, дру­зей, еди­но­мыш­лен­ни­ков здесь посто­янно будет скры­ваться неосо­знан­ное жела­ние полу­чить, нако­нец, всю любовь, тепло и без­услов­ное при­ня­тие, кото­рое чело­век недо­по­лу­чил в дет­стве от родителей.

А это – заве­домо недо­сти­жи­мая цель. Так, в извест­ном мульт­фильме Карлсон симу­ли­ро­вал болезнь и тре­бо­вал от Малыша, чтобы тот стал ему род­ной мате­рью. Если отбро­сить наро­чи­тую утри­ро­ван­ность этого сюжета, то полу­чится хре­сто­ма­тий­ная схема отно­ше­ний вырос­шего недо­люб­лен­ного ребенка с людьми, от кото­рых он ожи­дает воз­ме­ще­ния всех своих дет­ских эмо­ци­о­наль­ных потерь и страданий.

«Ты дол­жен стать мне род­ной мате­рью» – уни­вер­саль­ная фор­мула подоб­ных ожи­да­ний. К слову говоря, несмотря на все свое нахаль­ство и показ­ной опти­мизм, Карлсон в сказке до боли оди­нок, а потому – рев­нив и несчастен.

Уто­лить жажду недо­по­лу­чен­ной в дет­стве мате­рин­ской любви в отно­ше­ниях с дру­гим чело­ве­ком невоз­можно в прин­ципе. Любя­щая мать любит и при­ни­мает сво­его ребенка без­условно, про­сто потому что он у нее есть. При­мерно до трех­лет­него воз­раста они вообще нахо­дятся в почти сим­био­ти­че­ском состо­я­нии, ощу­щая себя еди­ным целым (как это было в период беременности).

Отно­ше­ния же между взрос­лыми людьми стро­ятся иначе. Тут у каж­дого есть свои гра­ницы и своя зона ответ­ствен­но­сти за эти отно­ше­ния. Какие-то черты в тебе могут нра­виться дру­гому чело­веку, какие-то напро­тив – раздражать.

А, кроме того, у любого взрос­лого есть ведь и свои дет­ские травмы, есть непри­ят­ные осо­бен­но­сти харак­тера. Он может быть недо­ста­точно вни­ма­те­лен к тебе, может оши­баться в оценке твоих поступ­ков, может ска­зать или сде­лать какую-нибудь обид­ную глу­пость. Проще говоря, он – неиде­а­лен. Но ты этого не пони­ма­ешь и даже не хочешь понять. Ты уже рас­пах­нул ему навстречу свое сердце и ожи­да­ешь, что он напол­нит его всеми доб­рыми чув­ствами, кото­рых тебе так не хва­тало в детстве.

Ты пол­но­стью открыт и без­за­щи­тен. И от этого каж­дая его ошибка ранит тебя так больно, что рано или поздно ты дела­ешь вывод: «Нет, и этот чело­век такой же, как все, он тоже меня не слы­шит, не чув­ствует, не пони­мает моей боли и ранимости».

И вновь оста­ешься один, в надежде на встречу с тем, кто смо­жет раз­гля­деть в тебе малень­кого оби­жен­ного ребенка и ода­рить тебя насто­я­щей, без­услов­ной мате­рин­ской любовью.

Этот замкну­тый цикл «ожи­да­ние-встреча-разо­ча­ро­ва­ние-ожи­да­ние» может повто­ряться бес­ко­неч­ное мно­же­ство раз. И спрыг­нуть с этой безыс­ход­ной кару­сели оди­но­че­ства можно, лишь осо­знав две важ­ных вещи.

Во-пер­вых, при­знать, что в дет­стве ты был ранен нелю­бо­вью, пере­жил много непо­силь­ных для ребенка ситу­а­ций, понес серьез­ный эмо­ци­о­наль­ный ущерб.

Во-вто­рых, понять и при­нять мысль о том, что этот ущерб сего­дня невос­пол­ним ника­кими сред­ствами. Эта потеря без­воз­вратна. Что слу­чи­лось, то уже слу­чи­лось. И у тебя нико­гда не будет дру­гого дет­ства, не будет любя­щей мамы, равно как не будет и людей, спо­соб­ных ее заме­нить сегодня.

Это очень болез­нен­ные мысли. Их при­ня­тие может рас­тя­нуться на несколько недель или даже меся­цев, в кото­рых будет много обиды, зло­сти, разо­ча­ро­ва­ния. Но без курса этого горь­кого лекар­ства чело­век рис­кует потра­тить на без­успеш­ный поиск тех, кто «дол­жен стать мне род­ной мате­рью», всю свою жизнь.

Хождение в храм – не гарантия…

Факт хож­де­ния в храм сам по себе не гаран­ти­рует избав­ле­ние чело­века от одиночества.

Что же про­ис­хо­дит с таким чело­ве­ком, когда он при­хо­дит в Цер­ковь? К сожа­ле­нию, очень часто собы­тия начи­нают раз­ви­ваться точно так же, как и в любом дру­гом сооб­ще­стве. Свя­щен­ник может не уде­лить тебе доста­точно вни­ма­ния во время испо­веди или пройти мимо после службы, ничего не ска­зав и даже не посмот­рев в твою сторону.

А тебе так важно было полу­чить от него хотя бы обод­ря­ю­щую улыбку. Люди, моля­щи­еся в храме, с тобой незна­комы, да и не очень-то хотят позна­ко­миться. При­вет­ли­вые и доб­ро­же­ла­тель­ные при­хо­жане, с кото­рыми ты так хорошо общался за общей тра­пе­зой, спу­стя пару часов уже не вспом­нят о твоем существовании.

c18eb95bfd6f49ba8542d763e920c99a - Мне одиноко, и вера не помогает. Что со мной не так?

И даже те из них, с кем, каза­лось бы, уда­лось сой­тись близко, с кем ты часами общался на духов­ные темы, обсуж­дал про­чи­тан­ные книги, делился сокро­вен­ным и слы­шал в ответ столь же искрен­ние рас­сказы о себе, – даже они в итоге могут цели­ком уйти в свои дела и заботы, поза­быв о тебе на целую неделю.

А ты день за днем будешь с надеж­дой смот­реть на теле­фон, ожи­дая звонка. Будешь вздра­ги­вать от каж­дого сиг­нала о полу­че­нии эсэм­эски и с гру­стью видеть, что это всего лишь оче­ред­ное пре­ду­пре­жде­ние от МЧС об уси­ле­нии ветра.

А потом вос­крес­ным днем вы встре­ти­тесь в храме. И в ответ на жиз­не­ра­дост­ное: «При­вет, я так соску­чился, рад тебя видеть!» ты будешь ста­ра­тельно изоб­ра­жать на лице улыбку и бодро отве­чать: «Да, я тоже рад. Как твои дела?», чтобы никто не заме­тил, как нахлы­нув­шая обида застре­вает ком­ком в горле.

В какой-то момент ты вдруг пони­ма­ешь, что все эти роди­тель­ские и семей­ные обра­ще­ния – «батюшка», «матушка», «бра­тья и сестры» – лишь фигуры речи. А по-насто­я­щему стать тебе род­ной мате­рью (как Малыш для Карлсона) и тут никто не готов тоже.

И тогда ста­но­вится оди­ноко, как нико­гда. Потому что непо­нятно, куда же еще идти в поис­ках недо­по­лу­чен­ной в дет­стве любви, если даже «… в Церкви все не так, все не так, как надо». Как же быть в такой ситуации?

Болезненное переживание одиночества – зависимость?

Нужно понять, что болез­нен­ное пере­жи­ва­ние оди­но­че­ства – это один из видов зави­си­мо­сти, сродни при­стра­стию к алко­голю или азарт­ным играм. Сле­до­ва­тельно, «все не так, как надо» не в Церкви, а у тебя самого.

В этом нет твоей вины, потому что корни этой зави­си­мо­сти – в печаль­ных обсто­я­тель­ствах тво­его дет­ства. Но сей­час ты уже взрос­лый. А ответ­ствен­ность за свои чув­ства любой взрос­лый чело­век несет только сам. Да, в Церкви может быть более при­ни­ма­ю­щая и мяг­кая среда, чем где бы то ни было, уже в силу запо­ве­дей Хри­сто­вых, при­зы­ва­ю­щих отно­ситься к каж­дому чело­веку с любовью.

Да, Цер­ковь, по опре­де­ле­нию, собра­ние веру­ю­щих, в кото­ром каж­дый чело­век ста­но­вится частью еди­ного Тела Хри­стова. Но в то же время, как писал пре­по­доб­ный Ефрем Сирин, «Цер­ковь – это не собра­ние свя­тых, а толпа каю­щихся грешников».

Говоря иначе, рядом с тобой в храме – такие же изра­нен­ные духовно люди, как и ты сам. Они точно так же нуж­да­ются в любви и под­держке. И наде­яться, будто они смо­гут стать для тебя опо­рой и источ­ни­ком без­услов­ной любви, не стоит, поскольку опора эта полу­чится весьма шат­кой и нена­деж­ной. Решить про­блему оди­но­че­ства тут можно лишь одним спо­со­бом – с Божьей помо­щью самому стать опо­рой для себя и для тех, кто рядом. У хри­сти­а­нина нет запо­веди – «найди того, кто поне­сет твои тяготы». Есть запо­ведь – друг друга тяготы носите, и так испол­ните закон Христов.

При­ме­ни­тельно к раз­го­вору об оди­но­че­стве это может озна­чать: учись не оби­жаться на людей, кото­рые не смогли дать тебе доста­точ­ное коли­че­ство любви и вни­ма­ния. Ты не зна­ешь, через какие жер­нова про­пу­стила их жизнь, какая боль живет в их серд­цах, от какого стра­да­ния они отго­ро­ди­лись мас­кой рав­но­ду­шия и без­раз­ли­чия. Если есть силы – про­яви любовь сам. Если нет, то хотя бы не делай поспеш­ных выво­дов о чужой черствости.

Есть уди­ви­тель­ный закон – вера в доб­рые каче­ства чело­века помо­гает ему про­явить эти каче­ства, высво­бож­дает это добро из-под спуда. При­учи себя верить и все­гда пом­нить, что у каж­дого чело­века, каким бы он ни был в своей нынеш­ней реаль­но­сти, основу его лич­но­сти состав­ляет образ Божий, по кото­рому все мы созданы.

По мере усво­е­ния этого навыка будет меняться и твое отно­ше­ние к людям, и отно­ше­ние людей к тебе.

А свои про­блемы с трав­мами дет­ства, дела­ю­щими оди­но­че­ство непе­ре­но­си­мым, взва­ли­вать на окру­жа­ю­щих не стоит, они вряд ли ока­жутся в силах их поне­сти. Лучше обра­титься с этим к спе­ци­а­ли­сту-пси­хо­логу, кото­рый умеет помочь чело­веку отго­ре­вать свои дет­ские потери, эмо­ци­о­нально повзрос­леть и, нако­нец, пре­кра­тить веч­ный поиск того, кто «дол­жен стать род­ной матерью».

И тогда вдруг ока­жется, что оди­но­че­ство – это не про­кля­тье и мука, а очень мощ­ный ресурс, в кото­ром можно чер­пать силы для раз­ви­тия, твор­че­ства, лич­ност­ного роста. Лишь в оди­но­че­стве можно читать книги, и раз­мыш­лять о про­чи­тан­ном, сочи­нять стихи и музыку, вына­ши­вать новые идеи и обду­мы­вать смыслы бытия.

И для домаш­ней молитвы Гос­подь тоже поста­вил важ­ным усло­вием уеди­не­ние: «Ты же, когда молишься, войди в ком­нату твою и, затво­рив дверь твою, помо­лись Отцу тво­ему, Кото­рый втайне; и Отец твой, видя­щий тай­ное, воз­даст тебе явно».

При­чем, речь здесь идет не про­сто о том, чтобы на время молитвы физи­че­ски уда­литься от дру­гих людей. Свя­ти­тель Ила­рий Пик­та­вий­ский пишет: «Хри­стос пове­ле­вает молиться в ком­нате при закры­тых две­рях. Но вме­сте с тем Он учит про­из­но­сить молитву на вся­ком месте, ведь молитва свя­тых совер­ша­лась и в тюрь­мах, и в огне, воз­но­си­лась из мор­ских глу­бин и из чрева чудовища.

Поэтому Гос­подь при­зы­вает нас войти не в укром­ное место дома, но в гор­ницу нашего сердца и молиться в тай­ном уеди­не­нии нашего ума: не мно­го­словно, но по сове­сти, ибо вся­кое дело пре­вос­хо­дит слова говорящих».

Именно в оди­но­че­стве каж­дый из нас накап­ли­вает тот потен­циал зна­ний, чувств, духов­ного опыта, кото­рым потом может делиться с дру­гими людьми.

Если это внут­рен­нее содер­жа­ние лич­но­сти не было собрано, обще­ние с людьми может пре­вра­титься в одно­сто­рон­ний про­цесс «пере­ка­чи­ва­ния» чужого запаса для запол­не­ния соб­ствен­ной пустоты. Ни друж­бой, ни любо­вью такие отно­ше­ния назвать уже не получится.

Вместо заключения

Vozdvizhenie Kresta Gospodnya - Мне одиноко, и вера не помогает. Что со мной не так?Спо­соб пре­одо­ле­ния оди­но­че­ства от пре­по­доб­ного аввы Доро­фея:

«Пред­ставьте себе круг, начер­тан­ный на земле, сре­дина кото­рого назы­ва­ется цен­тром, а пря­мые линии, иду­щие от цен­тра к окруж­но­сти, назы­ва­ются радиусами.

Теперь вник­ните, что я буду гово­рить: пред­по­ло­жите, что круг сей есть мир, а самый центр круга – Бог; ради­усы же, т. е. пря­мые линии, иду­щие от окруж­но­сти к цен­тру, суть пути жизни человеческой.

Насколько свя­тые вхо­дят внутрь круга, желая при­бли­зиться к Богу, настолько, по мере вхож­де­ния, они ста­но­вятся ближе и к Богу, и друг к другу; и сколько при­бли­жа­ются к Богу, столько при­бли­жа­ются и друг к другу; и сколько при­бли­жа­ются друг к другу, столько при­бли­жа­ются и к Богу.

Так разу­мейте и об уда­ле­нии. Когда уда­ля­ются от Бога и воз­вра­ща­ются ко внеш­нему, то оче­видно, что в той мере, как они исхо­дят от сре­до­то­чия и уда­ля­ются от Бога, в той же мере уда­ля­ются и друг от друга; и сколько уда­ля­ются друг от друга, столько уда­ля­ются и от Бога.

Таково есте­ство любви: на сколько мы нахо­димся вне и не любим Бога, на столько каж­дый уда­лен и от ближ­него. Если же воз­лю­бим Бога, то сколько при­бли­жа­емся к Богу любо­вью к Нему, столько соеди­ня­емся любо­вью и с ближ­ним; и сколько соеди­ня­емся с ближ­ним, столько соеди­ня­емся с Богом».

Сайт жур­нала «Фома»

Фото из откры­тых источников

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки