О. Савва (Мажуко): у абортов больше жертв, чем у эпидемии

О. Савва (Мажуко): у абортов больше жертв, чем у эпидемии

(5 голосов4.8 из 5)

В век смяг­чив­шихся нра­вов наме­рен­ные убий­ства детей по «гуман­ным» сооб­ра­же­ниям по-преж­нему про­ис­хо­дят. Мы опла­ки­ваем жертв войн и эпи­де­мий, но без­раз­личны к тем, кто гиб­нет от абор­тов. Почему, раз­мыш­ляет архи­манд­рит Савва (Мажуко).

d0ezli4x4amfyf9 - О. Савва (Мажуко): у абортов больше жертв, чем у эпидемии–  Дру­зья мои, мно­гие из вас читали книги заме­ча­тель­ного попу­ля­ри­за­тора науки Сти­вена Хокинга. Его книги об устрой­стве кос­моса, о послед­них пере­до­вых дости­же­ниях физики захватывают.

Мно­гих моло­дых людей, осо­бенно под­рост­ков, они увле­кают так, что чело­век погру­жа­ется в сти­хию науки, увле­ка­ется, и из этих ребят с горя­щими гла­зами в послед­ствии полу­ча­ются непло­хие спе­ци­а­ли­сты,  в том числе хоро­шие учё­ные-попу­ля­ри­за­торы очень нуж­ной науки.

Но мы с вами знаем, что Сти­вен Хокинг – это чело­век, кото­рый очень много лет, боль­шую часть своей жизни про­вел в инва­лид­ном кресле.

Он болел, при­чём болел так тяжело и дра­ма­тично, что у него рабо­чей была только часть руки, с помо­щью кото­рой он рабо­тал с инстал­ля­то­ром звука. Этот чело­век в состо­я­нии инва­лида успел напи­сать целую полку книг, озву­чи­вал мульт­фильмы, давал интер­вью, и внёс весо­мый вклад в науку.

Сти­вен Хокинг уже умер, на 150 % выпол­нив зада­ние своей жизни, реа­ли­зо­вав себя пол­но­стью. Но когда я вспо­ми­наю об этом чело­веке, думаю, что если бы он родился лет на 50 позже или в наше время, он, навер­ное, не появился бы на свет. 

Потому что во чреве матери, или же с помо­щью каких-нибудь ана­ли­зов выяс­нили бы, что родится инвалид. 

«Лучше сде­лать аборт, чтобы он не мучился», – с такими пред­ло­же­ни­ями я стал­ки­ва­юсь очень часто. Ко мне под­хо­дят жен­щины, кото­рых медики отправ­ляют на аборт. Не потому, что бере­мен­ность зашла в тупик и, напри­мер, мёрт­вое дитя, или бере­мен­ность угро­жает жизни жен­щины, а по вполне гуман­ным соображениям.

То есть «у вас может родиться ребё­нок-инва­лид», – гово­рят такой жен­щине. Может. Не обя­за­тельно родится, но может. «Могут быть про­блемы с серд­цем», – гово­рят жен­щине, и она идёт на аборт.

Почему этот вопрос меня так вол­нует? Потому что аборт для меня, и для всех хри­стиан – и не только хри­стиан, да и вообще, по-моему, обыч­ных про­стых здра­во­мыс­ля­щих людей, – аборт есть убий­ство человека. 

Почему я так счи­таю? Потому что ребё­нок во чреве – это чело­век, он отли­ча­ется от рож­дён­ного ребёнка только своим «гео­гра­фи­че­ским положением».

Именно «гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние», то, что он внутри своей мамочки нахо­дится, –вво­дит людей в состо­я­ние нрав­ствен­ной невме­ня­е­мо­сти и поз­во­ляет им уби­вать этого ребёнка.

Поду­майте: все кри­ти­куют Дональда Трампа за то, что он воз­вёл стену между США и Мек­си­кой. Очень много бежен­цев хотят попасть в Аме­рику. И Трамп пред­став­ля­ется чуть ли не вто­рым Гит­ле­ром, поскольку пре­зи­рает этих людей за то, что они гео­гра­фи­че­ски роди­лись в дру­гом месте. То есть они нахо­дятся по ту сто­рону стены.

Его обви­няют в расизме, этого пре­зи­дента. То есть роди­лись бы или ока­за­лись бы эти люди по ту сто­рону стены, они бы уже были людьми дру­гого сорта, и к ним бы при­ме­ня­лись дру­гие права.

То же самое и с мла­ден­цами, кото­рые нахо­дятся во чреве матери. Они гео­гра­фи­че­ски как будто бы эта­кие мексиканцы.

Почему эта тема нико­гда не выхо­дит у меня из головы – да потому, что мы сей­час живём в век смяг­чив­шихся нра­вов. Поду­майте: про­ис­хо­дит эпи­де­мия коро­на­ви­руса, и все сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции только и гово­рят о жертвах.

В сере­дине мая 2020 года в мире от коро­на­ви­руса умерло 323 тысячи человек. 

Это какая-то сума­сшед­шая цифра, то есть 323 тысячи чело­век погибло. И мы пере­жи­ваем, мы пред­при­ни­маем какие-то меры, рабо­тают пси­хо­логи с жерт­вами эпи­де­мии, свя­щен­ники уте­шают несчаст­ных, им ока­зы­вают помощь, волон­тёры соби­рают про­дукты для ста­ру­шек. Мы ста­ра­емся пред­при­нять меры, чтобы умень­шить число погибших.

В то же самое время в 2018 году в Рос­сии было про­из­ве­дено 567 тысяч абор­тов.  И не в резуль­тате болезни и эпи­де­мии погибли эти дети, а это было наме­рен­ное убий­ство детей. 

567 тысяч чело­век – это насе­ле­ние города, в кото­ром я живу, города Гомеля. Пред­ставьте, что каж­дый год бро­са­ется ядер­ная бомба на такой город, как Гомель. 

При­чём эта цифра обна­дё­жи­ва­ю­щая, потому что еще 2005 году в Рос­сии делали 1500 000 абор­тов. 1500 000 абор­тов – это уби­тые дети.

То есть если мы с послед­ней серьёз­но­стью отне­сёмся к этой цифре, то мы ска­жем так: это уби­тые дети, на самом деле они были убиты. А сколько в мире про­ис­хо­дит абор­тов? Эту цифру сложно найти, потому что про­ис­хо­дит раз­ного рода «забал­ты­ва­ние», социо­ло­ги­че­ские уловки, чтобы не ска­зать, сколько убито детей.

4a52898636b1b4354484abc04daca0bf - О. Савва (Мажуко): у абортов больше жертв, чем у эпидемии

Правда, Орга­ни­за­ция Объ­еди­нён­ных Наций совсем недавно оза­бо­ти­лась тем, что каж­дый год в мире совер­ша­ется 25 мил­ли­о­нов абор­тов, кото­рые про­ис­хо­дят в неже­ла­тель­ных небез­опас­ных усло­виях. То есть она при­зы­вает улуч­шить усло­вия про­ве­де­ния абор­тов, потому что это может повли­ять на здо­ро­вье, при­ве­сти к гибели моло­дых женщин.

25 мил­ли­о­нов абор­тов – это 45 % всех совер­ша­е­мых еже­годно абор­тов в мире. Вы себе пред­став­ля­ете эту цифру? И мы к ней нечувствительны. 

Мы гово­рим о жерт­вах коро­на­ви­руса, опла­ки­ваем их – и пра­вильно делаем, потому что сердце чело­ве­че­ское должно отзы­ваться на горе близ­ких людей. Но поду­майте: в Вели­кой Оте­че­ствен­ной Войне Совет­ский Союз поте­рял 27 мил­ли­о­нов убитыми.

Китай за время Вто­рой Миро­вой войны поте­рял около 33 мил­ли­о­нов уби­тыми. Но это за время Вто­рой Миро­вой войны. А здесь за год наме­ренно уби­ва­ются дети – только потому, что они гео­гра­фи­че­ски ока­за­лись по ту сто­рону мира, в утробе своей матери.

Мне могут воз­ра­зить: какое вам дело, мона­хам, до жен­ских дел, это всё-таки часть тела? Это лице­мер­ное забал­ты­ва­ние. Это уди­ви­тель­ная нечув­стви­тель­ность к злу, с кото­рым мы сталкиваемся.

Когда гово­рят: посмот­рите, как оску­дела наша куль­тура, наука катится под откос, где наши чай­ков­ские, тол­стые, досто­ев­ские, чеховы – мне хочется ска­зать: а может, все эти люди, вели­кие гени­аль­ные писа­тели, пол­ко­водцы, учё­ные, актёры, поли­тики, в кото­рых мы так нуж­да­емся, ока­за­лись по ту сторону… 

Они в невы­год­ном поло­же­нии, может быть, в числе тех, кого мы уже убили, в числе 567 тысяч детей, кото­рых убили намеренно…

Почему для меня эта тема очень важна? Потому что в 1976 году наша семья ока­за­лась в слож­ной ситу­а­ции, и моя мама решила сде­лать аборт, и она запи­са­лась на аборт, она должна была уже идти. Она была бере­менна мною. И по дороге она зашла к своей тёте Анто­нине, кото­рая её со сле­зами на гла­зах умо­ляла этого не делать. Эта жен­щина спасла мне жизнь.

Я жив только потому, что одна ста­рушка нашла слова, нашла слёзы, нашла доводы, чтобы убе­дить мою маму не делать аборт, потому что все со всех сто­рон гово­рили: не плоди нищету, у тебя уже столько детей, ты бы этих на ноги-то поставила… 

Она решила всё-таки пло­дить нищету, и родился я. 

И это вопрос, зна­ете, не только жен­щин. Я жалею жен­щин, кото­рые делают аборт, я очень сочув­ствую и тем, кто сде­лал, и тем, кто даже соби­ра­ется делать, я им очень всем сочув­ствую. Но кто-нибудь посо­чув­ство­вал этим 567 тыся­чам уби­тых детей, кото­рые каж­дый год идут на эшафот?

Кто-нибудь поду­мал об этих детях? Кто-нибудь поду­мал об их пра­вах? Кто-нибудь поду­мал об их сле­зах, потому что мы знаем, что ребё­нок – это не предмет. 

Научно дока­зано, что он стра­дает в момент убий­ства, он кри­чит, он пыта­ется скрыться от инстру­мента, кото­рый соби­ра­ется разо­рвать его на части. Что мы делаем? 

Если мы с послед­ней серьёз­но­стью при­мем все эти факты, осмыс­лим их, то мы при­дём в ужас и ска­жем, что слиш­ком легко отделывались.

Гос­подь как-то нас тер­пит за эти пре­ступ­ле­ния, кото­рые мы совер­шаем на этом свете. Поэтому, дру­зья мои, нужно дер­жать свое сердце в трез­во­сти, и, может быть, пред­при­ни­мать уси­лия, чтобы это жут­кое без­об­ра­зие, это зло ушло из нашей жизни, чтобы хоть какие-то дети всё-таки были спасены…

Беседа состо­я­лась в эфире интер­нет-канала Свято-Николь­ского Гомель­ского муж­ского монастыря. 

Соб инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки