О смешном всерьез: развитие чувства юмора у детей

О смешном всерьез: развитие чувства юмора у детей

(3 голоса5.0 из 5)

За годы работы с «труд­ными» детьми у меня нако­пи­лась боль­шая стопка анкет, запол­нен­ных взрос­лыми и детьми.

В каж­дой из них есть Вопрос: «Часто ли у вас в семье шутят и сме­ются?». В боль­шин­стве слу­чаев роди­тели отве­чают «да», но потом загля­ды­ва­ешь в анкету, запол­нен­ную их ребен­ком, и видишь, что на вопрос: «Кто из взрос­лых рас­ска­зы­вает тебе что-нибудь смеш­ное?» маль­чик или девочка отве­чают: «Никто». Или: «Гости». А пре­об­ла­да­ю­щее мамино настро­е­ние опре­де­ляют как «груст­ное», «серьез­ное» или даже «сер­ди­тое».

Насто­ро­жив­шись, начи­на­ешь вни­ма­тельно наблю­дать за роди­те­лями, и хму­рое напря­жен­ное выра­же­ние их лиц гово­рит об обста­новке в семье крас­но­ре­чи­вее вся­ких слов!

Почему уны­ние — грех?

— А чего нам весе­литься? — воз­ра­жают роди­тели, когда заво­дишь речь о том, что их веч­ная мрач­ность давит на детей. — Если б они нас радо­вали, а то одни сплош­ные про­блемы, сплош­ные непри­ят­но­сти… Да и вообще, жизнь сей­час как-то не рас­по­ла­гает к весе­лью. Осо­бенно часто слы­шишь такие воз­ра­же­ния от роди­те­лей болез­нен­ного ребенка или ребенка с тяже­лым харак­те­ром. И вроде бы все логично. Дей­стви­тельно, с какой стати людям радо­ваться, когда на их долю выпали такие серьез­ные испы­та­ния? До весе­лья ли тут?

Но, встав на такую пози­цию, семья заго­няет себя в замкну­тый круг, ведь мрач­ность и уны­ние только усу­губ­ляют ситу­а­цию. Точно так же, как зло порож­дает зло. При­знаться, я долго не пони­мала, почему в хри­сти­ан­стве уны­ние счи­та­ется смерт­ным гре­хом Зависть — понятно, злоба — без­условно. Но уныние?

Однако теперь, воочию убе­див­шись, как тяжко при­хо­дится детям в семьях, куда юмору вход вос­пре­щен, я пре­красно это пони­маю. У уны­лого чело­века нет сил ни на что. В ТОМ ЧИСЛЕ НА БОРЬБУ СО ЗЛОМ. Поэтому в уны­лой, мрач­ной атмо­сфере пыш­ным цве­том рас­цве­тают гнев и зависть, рев­ность, обиды и мно­гое-мно­гое другое.

А ведь дети самой при­ро­дой созданы для радо­сти! Их ничего не стоит рас­сме­шить, и сколько раз бывало, что даже закон­чен­ные малень­кие мелан­хо­лики, попа­дая в ком­па­нию, где царило доб­ро­же­ла­тель­ное весе­лье, на гла­зах рас­цве­тали и ста­но­ви­лись гораздо общи­тель­ней и откры­тей. Сме­ясь, детям гораздо легче рас­статься и со сво­ими оби­дами, и со стра­хами, и с капри­зами. Смех защи­щает чело­века, делает его силь­нее и неуяз­ви­мее. Осо­бенно это важно сей­час, когда так воз­росли дет­ские нев­розы, а зна­чит, малыши осо­бенно нуж­да­ются в пси­хо­ло­ги­че­ской поддержке.

А если ребе­нок не пони­мает шуток?

Не знаем, не знаем, — навер­ное, ска­жут чьи-то роди­тели. — С нашими детьми осо­бенно не пове­се­лишься. Мой — так про­сто не выно­сит шуток в свой адрес!

Самое забав­ное, что частенько это слы­шишь от людей повы­шенно обид­чи­вых, в беседе с кото­рыми при­хо­дится чрез­вы­чайно осто­рожно выби­рать слова, дабы нена­ро­ком их не задеть. А уж о шут­ках в адрес таких «юмо­ри­стов» и помыс­лить нельзя! Но почему-то от детей они тре­буют само­кри­тич­но­сти «выс­шего пило­тажа» — уме­ния насколько воз­вы­ситься над сво­ими недо­стат­ками, чтобы можно было над ними посме­яться, не боясь поте­рять авто­ри­тет в гла­зах окру­жа­ю­щих. Впро­чем, взрос­лые нередко тре­буют от детей того, чего им не достает самим…

Не надо при­учать ребенка сме­яться над собой. Неужели нельзя подыс­кать какой-нибудь дру­гой, более без­обид­ный повод для весе­лья? Лучше побольше фик­си­руй­тесь на досто­ин­ствах и хоро­ших поступ­ках детей, повы­шая их само­оценку, все­ляя в них уве­рен­ность. И когда дети пси­хо­ло­ги­че­ски укре­пятся, они сами дозреют до того, чтобы посме­яться над сво­ими промахами.

Ско­рее всего, пона­чалу это будет что-то несу­ще­ствен­ное, какой-то пустяк, но не сле­дует торо­пить собы­тия. Поло­жи­тесь на дет­ское чутье: ребята лучше вас знают, где у них «боль­ные мозоли», и если не хотят, чтобы на них насту­пали, зна­чит, время еще не пришло.

Ска­жем, ребе­нок страшно застен­чив и при встрече с чужими совер­шенно теря­ется. Ну, сами посу­дите, какой смысл над этим сме­яться? Малыш и так пере­жи­вает из-за своей робо­сти, а вы еще под­ли­ва­ете масла в огонь. Вы сперва помо­гите ему изба­виться от застен­чи­во­сти (есте­ственно, не шут­ками, кото­рые он спра­вед­ливо вос­при­ни­мает как изде­ва­тель­ство!), а потом, когда ребе­нок ста­нет общи­тель­ней, можно будет и под­тру­нить над его былым недо­стат­ком. Но опять же, не про­сто так, «из любви к искус­ству», а воз­вы­шая ребенка в соб­ствен­ных гла­зах. Под­чер­ки­вайте важ­ность того, что ему уда­лось таки себя пре­одо­леть, не уста­вайте повто­рять, что это уда­ется далеко не каждому.

Ни в коем слу­чае не сле­дует под­тру­ни­вать над внеш­но­стью детей. Неудач­ная шутка может запасть чело­веку в душу и ранить его навсе­гда. Сколько жен­щин изну­ряет себя раз­ру­ши­тель­ными дие­тами рас­ша­ты­вая свои нервы и портя жизнь окру­жа­ю­щим только потому, что в дет­стве кто-то посме­ялся над их пол­но­той и неуклюжестью!

Болез­нен­нее всего чело­век вос­при­ни­мает шутки в адрес сво­его лица. И это неспро­ста, ведь «лицо» и «лич­ность» — слова одного и того же корня. Лицо — зер­кало, отра­же­ние лич­но­сти. Вопреки рас­про­стра­нен­ному мне­нию, внеш­ность совсем не обман­чива. Про­сто не все люди умеют читать по лицам, и еще меньше людей дове­ряет своей инту­и­ции, сво­ему чутью. Разу­ме­ется, самые гово­ря­щие лица — это лица ста­ри­ков. Бла­го­об­раз­ный лик старца, живу­щего в мире со своей душой и с дру­гими людьми. И помя­тое, иска­жен­ное, часто как будто почер­нев­шее изнутри лицо ста­рика, одер­жи­мого какими-нибудь поро­ками: пьян­ством, зло­бой, без­удерж­ной жад­но­стью и т.п. Оно и на чело­ве­че­ское лицо-то уже мало похоже, а вызы­вает больше ана­ло­гий с мор­дой животного.

Дет­ские лица тоже очень ярко отра­жают состо­я­ние души. Но в отли­чие от взрос­лых дети гораздо быст­рее и легче меня­ются в луч­шую сто­рону, их недо­статки еще не уко­ре­ни­лись, не стали харак­тер­ным свой­ством лич­но­сти. Поэтому и на лицах нет труд­но­из­гла­ди­мой печати зла. Хотя все равно на заня­тиях в нашем пси­хо­ло­ги­че­ском театре, когда ребе­нок науча­ется справ­ляться со сво­ими труд­но­стями и обре­тает гар­мо­нию, его лицо пре­об­ра­жа­ется, ста­но­вится каким-то уди­ви­тельно милым, откры­тым, свет­лым. Осо­бенно это заметно на под­рост­ках. При­хо­дишь пер­вый раз в группу: сидят набы­чен­ные амбалы, взрос­лые, колю­чие, озлоб­лен­ные. А через пять-шесть заня­тий маска цинизма сле­тает, и ока­зы­ва­ется, что это совсем еще дети. И лица у них уже совер­шенно дру­гие. Но если выра­же­ние лица, при­ческа или одежда — дело попра­ви­мое, то с кур­но­сым носом, оби­лием вес­ну­шек или отто­пы­рен­ными ушами сле­дует обра­щаться крайне осто­рожно, чтобы не поро­дить у ребенка трудно иско­ре­ни­мых ком­плек­сов. Физи­че­ские недо­статки устра­нить сложно, часто невоз­можно, и сме­яться над ними — самая насто­я­щая под­лость. Строго сле­дите за тем, чтобы в вашей семье никто не поз­во­лял себе поте­шаться над внеш­но­стью друг друга. Осо­бенно чув­стви­тельны к своей внеш­но­сти под­ростки. Сколь­ких несча­стий (в атом числе и госу­дар­ствен­ного мас­штаба) можно было бы избе­жать, если бы их винов­ники в дет­стве не чув­ство­вали себя посме­ши­щем и в резуль­тате не зата­или бы в душе злобу на весь мир. Тем более, что дети, над кото­рыми сме­ются дома, не пре­ми­нут отыг­раться на ком-нибудь, кого они счи­тают более сла­бым. Напри­мер, на млад­шем брате или на девочке-заике из дет­са­дов­ской группы. 

Чув­ство юмора раз­ви­ва­ется постепенно

У взрос­лых и у детей раз­ные пред­став­ле­ния о смеш­ном. Из-за чего порой и про­ис­хо­дят недо­ра­зу­ме­ния. Вы обра­щали вни­ма­ние, над чем обычно сме­ются дети, когда смот­рят мульт­фильмы? Пер­со­наж муль­тика упал в лужу, сел мимо стула, вре­зался в фонар­ный столб и рас­плю­щился в лепешку… Взрос­лые досад­ливо мор­щатся, слыша дет­ский смех в этих, по сути, мало­при­ят­ных момен­тах, а неко­то­рые мамы даже упре­кают свое чадо в жесто­ко­сти. Но в дей­стви­тель­но­сти это про­яв­ле­ние не жесто­ко­сти, а нераз­ви­то­сти чув­ства юмора: детей сме­шит неожи­дан­ность ситу­а­ций. Состра­дать же дру­гим они еще не научи­лись. Поэтому задача взрос­лых — научить детей отгра­ни­чи­вать про­сто смеш­ное от смеш­ного с при­вку­сом садизма.

В сущ­но­сти, мы, взрос­лые, сме­емся над такими же недо­ра­зу­ме­ни­ями, только они обле­чены в более слож­ную форму. Ска­жем, мы не будем сме­яться над тем, что два героя пятятся по сцене, якобы не заме­чая один дру­гого, и в конце кон­цов стал­ки­ва­ются спи­нами. Но ситу­а­ция, когда герой, зайдя по ошибке в чужую квар­тиру, укла­ды­ва­ется в чужую постель, где его впо­след­ствии обна­ру­жи­вает хозяйка (сюжет кино­фильма «Иро­ния судьбы»), вот уже много лет под­ряд вызы­вает смех и у нас. А вспом­ните все­мирно зна­ме­ни­тые фильмы Чарли Чап­лина! Разве забав­ные эпи­зоды из «коме­дий поло­же­ний» чем-то прин­ци­пи­ально отли­ча­ются от пре­сло­ву­того паде­ния в лужу?

При чте­нии кни­жек дети тоже частенько про­пус­кают мимо ушей пас­сажи, кото­рые вызы­вают улыбку у взрос­лых, и пока­ты­ва­ются со смеху, когда лите­ра­тур­ный герой допус­кает в речи ого­ворки или непра­вильно про­из­но­сит какие-либо слова. Да неужели вас самих в дет­стве не сме­шили «фыфки» и «хыхки» из рас­сказа В. Дра­гун­ского? Хотя, если посмот­реть со взрос­лой коло­кольни, что уж тут такого смеш­ного? Ну, нет у детей перед­них зубов, вот они и не выго­ва­ри­вают слово «шишки». Эка невидаль!

А теперь заду­ма­емся, что собой пред­став­ляет «игра слов», на кото­рой постро­ено мно­же­ство смеш­ных калам­бу­ров, лите­ра­тур­ных эпи­грамм, анек­до­тов и про­чего это, как не те же «фыфки», только для взрослых?!

Вообще, чув­ство юмора фор­ми­ру­ется у детей довольно поздно. И его, как и мно­гое дру­гое (напри­мер, эсте­ти­че­ский вкус или гра­мот­ность), нужно раз­ви­вать. Вы, навер­ное, обра­щали вни­ма­ние на то, что так назы­ва­е­мые «дет­ские анек­доты» обычно кажутся взрос­лым глу­пыми. Или наобо­рот, наши шутки зача­стую вызы­вают у детей недо­уме­ние: это обу­слов­лено и раз­ли­чи­ями жиз­нен­ного опыта, и воз­раст­ными осо­бен­но­стями, от кото­рых во мно­гом зави­сят наше мыш­ле­ние и эмо­ции. Отча­сти поэтому роди­те­лям и детям не очень легко бывает найти общую почву для шуток. Поис­кать необ­хо­димо, иначе обще­ние вырож­да­ется в нуд­ные нота­ции, кото­рые быстро при­еда­ются и ребе­нок при­вы­кает от них мыс­ленно отго­ра­жи­ваться. 

Куль­тура комиксов

Раз­ви­тие чув­ства юмора во мно­гом зави­сит от уровня куль­туры в обще­стве. Если в нем вер­хом ост­ро­умия счи­та­ются комиксы и при­ми­тив­ные сценки, когда за кад­ром в нуж­ных местах зву­чит друж­ный смех — чтобы даже иди­оту было понятно, что автор сце­на­рия сост­рил — то вполне может статься, ребе­нок не про­дви­нется дальше пер­вой сту­пеньки. И, повзрос­лев, будет зали­ви­сто сме­яться, глядя, как опе­ра­тор про­кру­чи­вает назад кино- или видео­пленку, и люди на экране пятятся задом! Помню, путе­ше­ствуя по Гер­ма­нии, мы с моей кол­ле­гой впер­вые столк­ну­лись с такой реак­цией взрос­лых людей науч­ными сте­пе­нями и высо­ким соци­аль­ным ста­ту­сом. Пона­чалу это нас оша­ра­шило и даже шоки­ро­вало. Но потом, уви­дев, что так по-дет­ски реа­ги­руют на пере­мотку пленки не только немцы, но и мно­гие дру­гие граж­дане «циви­ли­зо­ван­ного мира», мы при­выкли и больше не удив­ля­лись. А соб­ственно, чему тут удив­ляться, если в Европе и Аме­рике уже несколько поко­ле­ний вырас­тает на комик­сах? Есть серии, кото­рые изда­ются без пере­рыва на про­тя­же­нии 80 лет! Зна­ме­ни­тая серия «Супер­мен» не так давно отпразд­но­вала шести­де­ся­ти­ле­тие сво­его непре­рыв­ного изда­ния. Это как бес­ко­неч­ный теле­се­риал «Санта-Бар­бара», с кото­рым зри­тели рас­тут, мужают, ста­реют и не рас­ста­ются вплоть до могилы. Люди Запада (не все, конечно, но мно­гие) настолько при­вы­кают к героям, что не могут без них суще­ство­вать. Перед вто­рой миро­вой вой­ной в Нью-Йорке про­хо­дила заба­стовка типо­граф­ских рабо­чих, и комиксы стали посту­пать в киоски с пере­бо­ями. В городе нача­лись вол­не­ния, и мэр, чтобы успо­ко­ить горо­жан, несколько дней под­ряд лично зачи­ты­вал све­жие комиксы по радио. Иначе вол­не­ния гро­зили пере­ра­сти в насто­я­щий бунт.

И даже во время вто­рой миро­вой войны сред­ний чита­тель-аме­ри­ка­нец, купив газету, сперва про­чи­ты­вал комиксы, а лишь затем — сводку с линии фронта. Вряд ли кто-нибудь будет спо­рить, дока­зы­вая, что комиксы пред­став­ляют собой верх интел­лек­ту­а­лизма и ост­ро­умия. И ничего уди­ви­тель­ного, что у людей, срод­нив­шихся с пер­со­на­жами: сти­ли­сти­кой комик­сов, пред­став­ле­ния о смеш­ном оста­ются на при­ми­тив­ном уровне.

В послед­ние годы наши дети, зача­стую вос­пи­ты­ва­ю­щи­еся на том же мате­ри­але — запад­ных мульт­филь­мах, филь­мах, теле­пе­ре­да­чах — что и их запад­ные сверст­ники, тоже подот­стали в плане раз­ви­тия чув­ства юмора по срав­не­нию со школь­ни­ками 80‑х. Но пока, по-моему, мы еще не догнали «циви­ли­зо­ван­ный мир». В целом чув­ство юмора у нас пока не отбито. Яркое тому дока­за­тель­ство — непо­пу­ляр­ность комик­сов, даже среди малень­ких детей. В начале пере­стройки, когда все дружно нава­ли­лись на все загра­нич­ное, каза­лось, что комиксы — это золо­тая жила. Но потом у изда­те­лей насту­пило разо­ча­ро­ва­ние: попу­ляр­ность комик­сов резко пошла на убыль. Наши дети и роди­тели по-преж­нему пред­по­чи­тают книги, хотя читают меньше, чем раньше. 

О «чер­ном» и «белом» юморе

Очень пагубно ска­зы­ва­ется на детях и увле­че­ние «чер­ным юмо­ром», кото­рый тес­ней­шим обра­зом свя­зан с «куль­ту­рой комик­сов». Сей­час это довольно рас­про­стра­нено, и, к сожа­ле­нию, иные пер­во­клашки легче и охот­нее заучи­вают что-нибудь типа «Девочка в поле нашла пуле­мет, больше в деревне никто не живет», чем стихи Пуш­кина или Барто. А роди­тели поощ­ряют это увле­че­ние, поку­пая детям соот­вет­ству­ю­щие сбор­ники анек­до­тов и про­чую «мето­ди­че­скую лите­ра­туру». Да что роди­тели! Даже школь­ные педа­гоги, кото­рым, каза­лось бы, по роду заня­тий поло­жено раз­би­раться в осо­бен­но­стях дет­ской пси­хо­ло­гии, под­час активно поощ­ряют «чер­ный юмор».

Как вам такие задачки для пер­во­кла­шек? «В Вадика влю­би­лось восемь дево­чек. Отве­тить вза­им­но­стью всем он не смог, и потому две отра­ви­лись, а три уто­пи­лись. Сколько дево­чек удо­сто­и­лись вни­ма­ния Вадика?»

Или: «Петя торо­пился в школь­ный буфет. Про­бе­гая по кори­дору, он толк­нул трех вто­ро­класс­ни­ков, сбил с ног четы­рех пер­во­класс­ни­ков и полу­чил затре­щину от одного деся­ти­класс­ника. Сколько чело­век попа­лось ему по дороге?»

Наверно, соста­ви­тели задач­ника (я нарочно не назы­ваю их по име­нам, потому что дело не в кон­крет­ных людях, подоб­ных «вос­пи­та­тель­ных посо­бий» сей­час довольно много) пока­ты­ва­лись со смеху, при­ду­мы­вая такие «при­колы». И, наверно, совсем не заду­мы­ва­лись, какой ста­нет наша жизнь, если дети, вдох­нов­лен­ные при­ме­ром пер­со­на­жей, нач­нут вести себя соответственно.

Вы ска­жете:

— Но это же про­сто шутка! И дураку понятно, что так посту­пать не следует.

Насчет дурака не знаю, хотя думаю, тут тоже не все обстоит столь радужно, иначе у нас не было бы столько пра­во­на­ру­ши­те­лей, и тюрьмы давно поза­кры­вали бы за нена­доб­но­стью. А вот насчет детей знаю навер­няка: «что такое хорошо и что такое плохо» понятно в дет­ской среде далеко не всем. И даже среди тех, кому это оче­видно, бывают такие, кото­рых тянет к пло­хому, а не к хоро­шему. Поэтому задача взрос­лых как раз и состоит в том, чтобы дать маль­чи­кам и девоч­кам пра­виль­ные ори­ен­тиры, отва­дить от пло­хого и при­стра­стить к хоро­шему. «Чер­ный» юмор — осо­бенно санк­ци­о­ни­ро­ван­ный авто­ри­тет­ными взрос­лыми: роди­те­лями и учи­те­лями — раз­мы­вает гра­ницы добра и зла. Смех, как уже не раз гово­ри­лось, имеет свой­ство заглу­шать страх. Да, в каких-то слу­чаях это бывает полезно. Но далеко не все­гда. Если садизм, хули­ган­ство, изде­ва­тель­ства пере­стают казаться страш­ными и даже при­об­ре­тают, бла­го­даря смеху, ореол при­вле­ка­тель­но­сти, можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что смех сослу­жил нам плохую службу. А именно это про­ис­хо­дит, когда ребе­нок напи­ты­ва­ется «чер­ным» юмо­ром. 

Смех сквозь слезы

Выше уже гово­ри­лось, что в семьях довольно часто царит атмо­сфера мрач­но­сти и уны­ния. Но бывает наобо­рот. Порой взрос­лые обща­ются с ребен­ком исклю­чи­тельно в юмо­ри­сти­че­ском, иро­ни­че­ском ключе. Чаще всего такое встре­ча­ется в семьях либе­раль­ной интел­ли­ген­ции, среди людей, кото­рым бли­зок пост­мо­дер­низм. При­чем иро­ния вовсе необя­за­тельно бывает обид­ной для ребенка. Нет, про­сто в кругу, в кото­ром вра­ща­ются эти люди, при­нято над всем под­тру­ни­вать. И роди­тели пере­но­сят взрос­лый стиль обще­ния на ребенка, поза­быв о том, что иро­ния — штука слож­ная, совсем не детская.

И вот малыш, кото­рый, есте­ственно, копи­рует пове­де­ние папы и мамы, с пеле­нок при­вы­кает к тому, что ни о чем на свете не стоит гово­рить все­рьез. Но поскольку, повто­ряю, тон­кая иро­ния почти никому из детей недо­ступна про­сто в силу их воз­раста, то она вырож­да­ется у них в демон­стра­тив­ность, ерни­ча­нье, а порой и в откро­вен­ную дурашливость.

В резуль­тате у ребенка куча про­блем в школе, он пре­вра­ща­ется в шута, на кото­рого все пока­зы­вают паль­цем. А роди­тели, не пони­мая, что они сами все это спро­во­ци­ро­вали, раз­во­дят руками: дескать, в кого он у нас такой? «Досту­чаться» до вечно ерни­ча­ю­щего чело­века бывает чрез­вы­чайно трудно, ибо при­хо­дится ломать сте­рео­типы, усво­ен­ные чуть ли не с пеле­нок и потому накрепко впе­ча­тав­ши­еся в подсознание.

Когда к нам на заня­тия попа­дают такие дети, они обычно гово­рят за шир­мой нена­ту­раль­ными, «пет­ру­ше­чьими» голо­сами, словно бала­ган­ные пер­со­нажи. Это у них такая пато­ло­ги­че­ская пси­хо­ло­ги­че­ская защита, и, если не снять ее, если ребе­нок не нач­нет гово­рить нор­мально, по-чело­ве­че­ски, эффекта от заня­тий не будет. Когда все не все­рьез, чело­века ничто не может про­нять, у него глу­бо­ких чувств, он отго­ра­жи­ва­ется от пере­жи­ва­ний — как от чужих, так и от своих. Совсем отго­ро­диться ему, конечно, не уда­ется — он же все-таки чело­век, а не кукла Пет­рушка — и запер­тые внутри эмо­ции начи­нают бур­лить. А поскольку они как сле­дует не осмыс­лены, не отре­флек­си­ро­ваны, в душе посе­ля­ется хаос чело­век пере­стает пони­мать сам себя, нев­ро­ти­зи­ру­ется и от страха ерни­чает еще больше. Пона­блю­дайте за такими «пет­руш­ками». Они обычно дер­га­ные, сует­ли­вые, нерв­ные. Вроде бы весе­лятся, дура­чатся, а взгляд — в те минуты, когда с глаз как бы спа­дает пелена, вдруг ста­но­вится бес­по­мощ­ным и затрав­лен­ным. Одна­жды мне дове­лось рабо­тать с целым семей­ством таких веч­ных ерни­ков. Моло­дые отец и мать явно под­ра­жали героям аме­ри­кан­ских кино­ко­ме­дий, деся­ти­лет­ний Витя — роди­те­лям. У них даже инто­на­ции были не рус­ские, а англий­ские: голос то и дело стре­мился вверх. Кукол для теат­раль­ных этю­дов они при­но­сили каких-то кари­ка­тур­ных, свои вза­и­мо­от­но­ше­ния и отно­ше­ния с окру­жа­ю­щими тоже изоб­ра­жали кари­ка­турно. И ладно бы это еще хоть немного соот­вет­ство­вало реаль­но­сти. Ска­жем, чело­век утри­ро­ванно изоб­ра­жает свои недо­статки или, наобо­рот, силь­ные стороны.

Но члены Вити­ного семей­ства вообще не соот­но­сили себя насто­я­щих с пер­со­на­жами, назван­ными их име­нами. Это были две парал­лель­ные, не пере­се­ка­ю­щи­еся реаль­но­сти. Одна — пси­хо­ло­ги­че­ски очень яркая: мама, склон­ная к пес­си­мизму и исте­ри­кам, пол­но­стью подав­лен­ный ею муж и вспыль­чи­вый, неурав­но­ве­шен­ный маль­чик, за внеш­ней агрес­сив­но­стью кото­рого быстро про­сту­пили мно­же­ствен­ные затоп­ляв­шие его душу стра­хам. Это была реаль­ность истин­ная. А выда­ва­лось за истину нечто абсо­лютно бес­цвет­ное, не отяг­чен­ное ника­кими эмо­ци­ями, кроме уныло-дежур­ного шутовства.

И до тех пор, пока мама, навя­зав­шая семье эту манеру обще­ния, не отка­за­лась от иро­ни­че­ского тона в раз­го­во­рах с ребен­ком, в пове­де­нии Вити не про­ис­хо­дило ника­ких подви­жек к луч­шему. Когда же сте­рео­типы были сло­маны вдруг выяс­ни­лось, что маль­чик безумно изго­ло­дался по роди­тель­ской неж­но­сти. На какое-то время он даже будто бы впал в мла­ден­че­ство: в сцен­ках при­ни­мался сюсю­кать, как малень­кий, пока­зы­вал себя кук­лой-малы­шом, а, выйдя из-за ширмы, жался к матери и норо­вил усесться к ней на колени. Видя это, мать нако­нец про­чув­ство­вала, как она обде­лила ребенка, раньше вре­мени навя­зав ему взрос­лый стиль обще­ния и недо­дав тепла, без кото­рого невоз­можно нор­маль­ное пси­хи­че­ское раз­ви­тие человека.

Про­буж­дать в детях чув­ство юмора, конечно, надо, и для этого вовсе не обя­за­тельно шту­ди­ро­вать сбор­ники анек­до­тов. Вполне доста­точно обыч­ных дет­ских мульт­филь­мов и юмо­ри­сти­че­ской клас­сики для детей: рас­ска­зов Носова, Дра­гун­ского, пове­стей Линдгрен и т. п.

Но, на мой взгляд, в дошколь­ном и млад­шем школь­ном воз­расте гораздо важ­нее дру­гое. Важно не зада­вить при­род­ную жиз­не­ра­дост­ность, в той или иной сте­пени при­су­щую каж­дому малышу. А для этого необ­хо­димо прежде всего сле­дить за своим выра­же­нием лица и тоном. Чем «труд­нее», чем болез­нен­нее ребе­нок, тем больше в его квар­тире должно зву­чать смеха и весе­лых голо­сов, ибо для него это самое луч­шее лекар­ство. Очень сове­тую вам про­честь книгу аме­ри­кан­ской писа­тель­ницы Э. Пор­тер «Поли­анна», в кото­рой рас­ска­зы­ва­ется об уди­ви­тель­ной малень­кой девочке, умев­шей даже в самом непри­ят­ном и горест­ном нахо­дить какие-то хоро­шие сто­роны. Поли­анна назы­вала это «игрой в радость». Попро­буйте поиг­рать в нее и вы: учите ребенка радо­ваться жизни, и вы будете изум­лены тому, как быстро она (то есть ваша жизнь) изме­нится к лучшему.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

изд-во “Хри­сти­ан­ская жизнь”, 2008 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки