Особенности духовного воспитания ребенка в первый год жизни

Особенности духовного воспитания ребенка в первый год жизни

(1 голос5.0 из 5)

В жизни чело­века есть осо­бый период, назы­ва­е­мый дет­ством. Дет­ство – это время, когда в рас­ту­щем чело­веке раз­ви­ва­ются все его силы, как душев­ные, так и телес­ные, про­ис­хо­дит про­цесс позна­ния окру­жа­ю­щего мира, обра­зу­ются навыки и при­вычки. В дет­стве закла­ды­ва­ются основы физи­че­ского и пси­хи­че­ского здо­ро­вья. От того, каким откро­ется ребенку мир, будет зави­сеть и его духов­ный рост.

Зна­чи­мость этого пери­ода жизни чело­века при­зна­ва­лась как в обла­сти рели­ги­оз­ного духов­ного, так и в обла­сти свет­ского воспитания.

Уче­ные давно обра­тили осо­бое вни­ма­ние на физи­че­ское раз­ви­тие рас­ту­щего чело­века, гово­рят также о раз­ви­тии сил души, то есть о раз­ви­тии пси­хи­че­ских функ­ций чело­века и его соци­аль­ном созре­ва­нии. Но при этом не заме­ча­лось вли­я­ние духов­ного мира на раз­ви­тие ребенка. Такой под­ход к изу­че­нию дет­ства поз­во­лил открыть мно­гие зако­но­мер­но­сти в про­цессе раз­ви­тия как физи­че­ских, так и пси­хи­че­ских функ­ций, но мно­гие явле­ния раз­ви­тия оста­ва­лись для пси­хо­ло­гов и педа­го­гов трудно объ­яс­ни­мыми, что застав­ляло их обра­щаться к изу­че­нию мира под­со­зна­тель­ного и созда­вать раз­лич­ные пси­хо­ана­ли­ти­че­ские кон­цеп­ции, кото­рые явля­ются более гипо­те­ти­че­скими, чем эмпи­ри­че­скими и науч­ными. Осо­бенно это каса­ется изу­че­ния пери­ода ран­него дет­ства. «Мы должны прямо и открыто ска­зать, – писал В.В. Зень­ков­ский, – что пси­хи­че­ское свое­об­ра­зие ран­него дет­ства (наи­бо­лее изу­чен­ного из всех пери­о­дов дет­ства) не высту­пает перед нами в насто­я­щее время с пол­ной отчет­ли­во­стью в том смысле, чтобы мы могли уяс­нить себе отли­чие этого пери­ода от сле­ду­ю­щего за ним. Вме­сте с тем даже в отно­ше­нии к ран­нему дет­ству мы должны при­знать, что, несмотря на то, что оно наи­бо­лее хорошо изу­чено, все же мы не можем дать цель­ной кар­тины, в кото­рой пред­стало бы перед нами орга­ни­че­ское един­ство, внут­рен­няя связ­ность отдель­ных черт этого периода.

В извест­ном смысле именно ран­нее дет­ство должно быть оха­рак­те­ри­зо­вано как самый тем­ный период в нашей жизни. Ведь именно в тече­ние ран­него дет­ства закла­ды­ва­ются основы лич­но­сти, фор­ми­ру­ются ее глав­ные инту­и­ции, ее пер­вый, но и важ­ней­ший по своей пси­хи­че­ской вли­я­тель­но­сти опыт. Именно в это время опре­де­ля­ется основ­ная “уста­новка”, впо­след­ствии выра­жа­ю­щая тип чело­века. Все это фор­ми­ру­ется под покро­вом внеш­них про­цес­сов в глу­бине дет­ской души, и не только дитя не пони­мает того, что в нем про­ис­хо­дит, но не пони­маем и мы. Поис­тине, мы – сле­пые вожди сле­пых! Нередко мы чув­ствуем, что в душе ребенка про­ис­хо­дит какой-то слож­ный и серьез­ный про­цесс, что дитя пере­жи­вает какую-то внут­рен­нюю “драму”, – но никто – ни само дитя, ни мы, – никто не может понять, что именно совер­ша­ется в глу­бине дет­ской души. Нельзя здесь же не отме­тить, что дет­ская душа именно в этот период осо­бенно нежна и хрупка. Иной раз незна­чи­тель­ные, каза­лось бы, собы­тия глу­боко осе­дают в душе ребенка и дают себя знать всю жизнь. Нередко уже зна­чи­тельно позд­нее, когда из семени, попав­шего в это время в душу ребенка, выросли уже плоды, мы начи­наем пони­мать, что корни той или иной черты, нашед­шей свое выра­же­ние ныне, ухо­дят именно к ран­нему дет­ству… Закры­тость про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в это время, так велика, что мы не можем про­ник­нуть в них иначе, как с помо­щью гипо­те­ти­че­ских постро­е­ний. Ведь наи­бо­лее суще­ствен­ные про­цессы, точ­нее – наи­бо­лее суще­ствен­ная сто­рона во всех про­цес­сах имеет свое место за пре­де­лами сферы созна­ния; дитя вби­рает в себя огром­ный мате­риал, кото­рым, однако, не вла­деет» (2. 60‑61).

Суще­ствуют раз­лич­ные под­ходы к пери­о­ди­за­ции дет­ского раз­ви­тия. Наи­бо­лее извест­ной явля­ется пери­о­ди­за­ция дет­ского раз­ви­тия, пред­ло­жен­ная Л.С. Выгот­ским. В ней уче­ный выде­ляет внут­рен­ние изме­не­ния самого пси­хо­фи­зи­че­ского раз­ви­тия. Он рас­смат­ри­вает не реа­ли­за­цию, моди­фи­ка­цию и ком­би­ни­ро­ва­ние задат­ков, а раз­ви­тие как непре­рыв­ный про­цесс само­дви­же­ния, харак­те­ри­зу­ю­щийся непре­стан­ным воз­ник­но­ве­нием и обра­зо­ва­нием нового, не быв­шего на преж­них сту­пе­нях. Кри­те­ри­ями раз­ви­тия явля­ются ново­об­ра­зо­ва­ния – новый тип стро­е­ния лич­но­сти (сле­дует пони­мать, что речь идет не о лич­но­сти, а об инди­ви­ду­аль­но­сти), ее дея­тель­ность, пси­хи­че­ские и соци­аль­ные изме­не­ния, ее тип, отно­ше­ния к среде, ее внут­рен­няя и внеш­няя жизнь, весь ход раз­ви­тия в дан­ный период.

Рас­смат­ри­вая раз­ви­тие как про­цесс нерав­но­мер­ный, Выгот­ский выде­ляет устой­чи­вые, или ста­биль­ные, воз­расты (пери­оды так назы­ва­е­мого моле­ку­ляр­ного накоп­ле­ния) и скач­ко­об­разно обна­ру­жи­ва­е­мые ново­об­ра­зо­ва­ния, при­во­дя­щие к кри­зи­сам, когда ребе­нок в корот­кий срок меня­ется весь в целом, в основ­ных чер­тах. Кри­зис, воз­ни­кая неза­метно, обна­ру­жи­ва­ется в виде труд­но­вос­пи­ту­е­мо­сти, выпа­де­ния из системы педа­го­ги­че­ских воз­дей­ствий, сни­же­ния успе­ва­е­мо­сти и рабо­то­спо­соб­но­сти, воз­ник­но­ве­ния кон­флик­тов. Выгот­ский ищет источ­ник раз­ви­тия в окру­жа­ю­щей ребенка среде, но обра­щает вни­ма­ние и на обрат­ное вли­я­ние, ребенка, про­яв­ля­ю­ще­еся в фор­ми­ро­ва­нии отно­ше­ний между ним и сре­дой. На осно­ва­нии этого под­хода Л.С. Выгот­ский пред­ла­гает свою пери­о­ди­за­цию пси­хи­че­ского раз­ви­тия ребенка (1. 256):

Кри­зис ново­рож­ден­но­сти 0 – 2 м.
Мла­ден­че­ский воз­раст 2 м. – 1 г.
Кри­зис одного года
Ран­нее дет­ство 1 г. – 3 г.
Кри­зис трех лет
Дошколь­ный воз­раст 3 г. – 7 л.
Кри­зис семи лет
Школь­ный воз­раст 8 – 12 л.
Кри­зис три­на­дцати лет
Пубер­тат­ный воз­раст 14 – 18 л.
Кри­зис сем­на­дцати лет

Пси­хо­ло­ги­че­ская харак­те­ри­стика пер­вого года жизни ребенка

Пер­вый год жизни ребенка можно раз­де­лить на два периода:

1. Ново­рож­ден­ность /0 – 2 м./;

2. Мла­ден­че­ский воз­раст /2 м.-1 г./.

Рас­смот­рим осо­бен­но­сти этого воз­раста с точки зре­ния психологии.

Пер­вые два месяца жизни ребенка пси­хо­логи склонны рас­смат­ри­вать как кри­зис ново­рож­ден­но­сти. В этот период про­ис­хо­дит физи­че­ское отде­ле­ние ребенка от матери, но не про­ис­хо­дит био­ло­ги­че­ское отде­ле­ние. Суще­ствует как бы про­ме­жу­точ­ное поло­же­ние между внут­ри­утроб­ным и вне­утроб­ным раз­ви­тием. Резко меня­ется спо­соб дыха­ния и пита­ния ребенка, тем­пе­ра­тур­ный режим. Боль­шая часть суще­ство­ва­ния (80% вре­мени) отдана поли­фаз­ному сну (корот­кие пери­оды сна и бодр­ство­ва­ния). Основ­ное состо­я­ние – состо­я­ние дре­моты. Ребе­нок при­ни­мает эмбри­о­наль­ную позу. Дви­га­тель­ная реак­ция суще­ствует, но нет воз­мож­но­сти пере­ме­щаться в про­стран­стве. Период ново­рож­ден­но­сти, как вся­кий пере­ход, озна­чает раз­рыв со ста­рым и начало нового. Цен­траль­ным ново­об­ра­зо­ва­нием этого пери­ода явля­ется инди­ви­ду­аль­ная пси­хи­че­ская жизнь ново­рож­ден­ного. Жизнь ста­но­вится инди­ви­ду­аль­ным суще­ство­ва­нием, частью соци­аль­ной жизни окру­жа­ю­щих ребенка людей (1. 274).

Свое­об­ра­зие соци­аль­ной ситу­а­ции раз­ви­тия в мла­ден­че­ском воз­расте опре­де­ля­ется двумя моментами:

а) Пол­ная био­ло­ги­че­ская бес­по­мощ­ность ребенка. Пер­вый кон­такт ребенка с дей­стви­тель­но­стью соци­ально опо­сре­до­ван. Вся­кое отно­ше­ние к вещам есть отно­ше­ние, осу­ществ­ля­е­мое с помо­щью или через дру­гого человека;

б) Ребе­нок лишен основ­ных средств соци­аль­ного обще­ния в виде чело­ве­че­ской речи. При­нуж­ден к бес­сло­вес­ному общению.

В про­ти­во­ре­чии между мак­си­маль­ной соци­аль­но­стью мла­денца и мини­маль­ными воз­мож­но­стями обще­ния и зало­жена основа всего раз­ви­тия ребенка в мла­ден­че­ском воз­расте (1. 282).

В этом воз­расте совер­шен­ству­ются дви­га­тель­ные уме­ния малыша, он начи­нает пол­зать, пере­ме­щаться. Активно инте­ре­су­ется окру­жа­ю­щим. Начи­нает улав­ли­вать настро­е­ния взрос­лых. При­бав­ля­ются игро­вые моменты, лепет, выра­зи­тель­ные дви­же­ния (удо­воль­ствие и удив­ле­ние). К восьми меся­цам охотно обща­ется со взрос­лыми, отли­чает чле­нов семьи от незна­ко­мых. Пыта­ется вста­вать. Начи­нает улав­ли­вать не только инто­на­цию, но и смысл отдель­ных слов. Дина­мику раз­ви­тия ребенка до одного года можно выра­зить схе­ма­ти­че­ски: пас­сив­ность – рецеп­тив­ный инте­рес – актив­ный инте­рес – активность.

Ребе­нок не выде­ляет не только себя, но и дру­гих людей из слит­ной ситу­а­ции. Для ребенка в этом воз­расте не суще­ствует еще ни что-то, ни кто-то, он пере­жи­вает не состо­я­ния, а объ­ек­тив­ное содержание.

Ново­об­ра­зо­ва­нием этого пери­ода, по мне­нию Л.С. Выгот­ского, явля­ется «пра-мы» – пер­во­на­чаль­ное созна­ние пси­хи­че­ской общ­но­сти, кото­рая пред­ше­ствует воз­ник­но­ве­нию созна­ния соб­ствен­ной лич­но­сти (точ­нее, инди­ви­ду­аль­но­сти; «мы», не вклю­ча­ю­щее «я») (1. 304–305).

Ребе­нок рас­смат­ри­вает свое тело как посто­рон­ний пред­мет, не выде­ляет себя из окру­жа­ю­щего мира, зави­сит от аффек­тив­ного при­тя­же­ния к вещам, от воз­мож­но­сти сов­мест­ного пере­жи­ва­ния ситу­а­ции с дру­гим человеком.

В этом воз­расте важ­ное зна­че­ние имеет сен­сор­ный кон­такт малыша и матери. Заме­чено: дети, лишен­ные мате­рин­ской ласки, в даль­ней­шем про­яв­ляют себя более агрес­сивно, у них отсут­ствует при­вя­зан­ность и спо­соб­ность чув­ство­вать дру­гого чело­века, сохра­ня­ется эле­мент страха перед новым.

Ста­нов­ле­ние ходьбы и появ­ле­ние речи – пер­вые при­знаки кри­зиса пер­вого года жизни, кото­рый про­яв­ля­ется в пер­вых актах про­те­ста, про­ти­во­по­став­ле­ния себя другим.

Невоз­дер­жан­ность в пове­де­нии может про­яв­ляться с очень боль­шой силой и при­во­дить к при­пад­кам в слу­чае отказа или непо­ни­ма­ния. В этих слу­чаях ребе­нок может упасть на пол, кри­чать, бить ногами. Эти реак­ции обост­ря­ются уве­ли­че­нием подвиж­но­сти ребенка.

Непо­ни­ма­ние ребенка взрос­лыми свя­зано с осо­бен­но­стью раз­ви­тия речи. Стрем­ле­ние к обще­нию со взрос­лыми порож­дает раз­лич­ные сред­ства, кото­рыми поль­зу­ется ребе­нок. На пер­вом этапе таким сред­ством высту­пает жест, впо­след­ствии жест сопро­вож­да­ется осо­бой речью, назы­ва­е­мой авто­ном­ной. В этой речи зву­ко­вой состав слов не сов­па­дает с нашим, отли­ча­ется и зна­че­ние слов. Слова могут не иметь посто­ян­ных зна­че­ний или отра­жать кон­крет­ную ситу­а­цию. Часто обще­ние воз­можно только в кон­крет­ной ситуации.

Посто­ян­ное обще­ние с ребен­ком, стрем­ле­ние понять его сгла­жи­вают нега­тив­ные реак­ции кри­зис­ного пери­ода. С появ­ле­нием речи – цен­траль­ного ново­об­ра­зо­ва­ния этого воз­раста – закан­чи­ва­ется и кри­зис одного года.

Созда­ние спа­си­тель­ной атмо­сферы вокруг младенца

Рас­смат­ри­вая осо­бен­но­сти вос­пи­та­ния ребенка в пер­вые годы его жизни, вос­поль­зу­емся тру­дами свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника Вышен­ского – пожа­луй, един­ствен­ного, кто обра­тил вни­ма­ние не только на прак­тику хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния, но и начер­тал основы пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии. Понятно, что мы будем гово­рить о детях, кото­рых роди­тели покре­стили в пер­вые два месяца их жизни.

«Мла­де­нец живет, – пишет свя­ти­тель Фео­фан, – сле­до­ва­тельно можно вли­ять на его жизнь. Здесь при­ло­жимы свя­тые Тайны, за ними вся цер­ков­ность; и с ними вме­сте вера и бла­го­че­стие родителей.

Все сие, в сово­куп­но­сти соста­вит спа­си­тель­ную вокруг мла­денца атмо­сферу. Всем сим таин­ственно наит­ству­ется бла­го­дат­ная жизнь, зача­тая в младенце.

Частое при­ча­ще­ние свя­тых Хри­сто­вых Таин (можно при­ба­вить: сколь можно частое) живо и дей­ственно соеди­няет с Гос­по­дом новый член Его, чрез пре­чи­стое Тело и Кровь Его освя­щает его, уми­ро­тво­ряет в себе и делает непри­ступ­ным для тем­ных сил. Посту­па­ю­щие таким обра­зом заме­чают, что в тот день, когда при­ча­щают дитя, оно бывает погру­жено в глу­бо­кий покой, без силь­ных дви­же­ний всех есте­ствен­ных потреб­но­стей, даже тех, кои в детях силь­нее дей­ствуют. Ино­гда оно испол­ня­ется радо­стию и игра­нием духа, в коем готово вся­кого обни­мать как сво­его. Нередко св. при­ча­ще­ние сопро­вож­да­ется и чудо­дей­стви­ями. Св. Андрей Крит­ский в дет­стве долго не гово­рил. Когда сокру­шен­ные роди­тели обра­ти­лись к молитве и бла­го­дат­ным сред­ствам, то во время при­ча­ще­ния Гос­подь бла­го­да­тию Своею раз­ре­шил узы языка, после напо­ив­шего Цер­ковь пото­ками слад­ко­ре­чия и премудрости…

Боль­шое вли­я­ние имеет на детей ноше­ние в цер­ковь, при­кла­ды­ва­ние к св. Кре­сту, Еван­ге­лию, ико­нам, накры­ва­ние воз­ду­хами; так же и дома – частое под­не­се­ние под иконы, частое осе­не­ние крест­ным зна­ме­нием, окроп­ле­ние свя­той водою, куре­ние лада­ном, осе­не­ние кре­стом колы­бели, пищи, и всего при­ка­са­ю­ще­гося к ним, бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ника, при­но­ше­ние в дом икон из церкви и молебны; вообще – все цер­ков­ное чуд­ным обра­зом воз­гре­вает и питает бла­го­дат­ную жизнь дитяти, и все­гда есть самая без­опас­ная ограда от поку­ше­ния неви­ди­мых тем­ных сил, кото­рые всюду готовы про­ник­нуть в раз­ви­ва­ю­щейся только душе, чтобы своим дыха­нием зара­зить ее.

Под этим види­мым охра­не­нием есть неви­ди­мое: Ангел Хра­ни­тель, Гос­по­дом при­став­лен­ный к мла­денцу с самой минуты кре­ще­ния. Он блю­дет его, своим при­сут­ствием неви­димо вли­яет на него и в нуж­ных слу­чаях вну­шает роди­те­лям, что надо сде­лать с нахо­дя­щимся в край­но­сти дети­щем» (3. 25–27).

Бла­го­че­стие роди­те­лей как сред­ство сохра­не­ния бла­го­дат­ной жизни детей

Столь креп­кие ограды, как ука­зан­ные выше, такие силь­ные и дей­ствен­ные наи­тия могут быть разо­рены неве­рием, небреж­но­стью, нече­стием и недоб­рой жиз­нью роди­те­лей. Правда, Гос­подь мило­серд, осо­бенно к невин­ным, но есть непо­сти­жи­мая для нас связь души роди­те­лей с душою детей, и мы не можем опре­де­лить, до какой сте­пени про­сти­ра­ется вли­я­ние пер­вых на послед­них. И вме­сте с тем нам неве­домо, до какой сте­пени при зара­зи­тель­ном вли­я­нии пер­вых про­сти­ра­ется мило­сер­дие и снис­хож­де­ние Божие к послед­ним. Потому дух веры и бла­го­че­стие роди­те­лей должны почи­таться могу­ще­ствен­ней­шими сред­ствами к сохра­не­нию, вос­пи­та­нию и укреп­ле­нию бла­го­дат­ной жизни в детях. (3. 27)

В послед­ние деся­ти­ле­тия раз­ру­ша­ется именно это самое дей­ствен­ное и могу­ще­ствен­ное сред­ство вос­пи­та­ния – раз­ру­ша­ются основы семьи. Ана­лиз добрач­ного пове­де­ния наво­дит на мысль о боль­шом коли­че­стве нежданно рож­ден­ных детей. Ста­ти­стика пока­зы­вает, что 95,6% всех зача­тий у 16–17-летних мате­рей про­ис­хо­дит вне брака. У 25–29-летних мате­рей поло­вина зача­тий опе­ре­жает вступ­ле­ние в брак. Коли­че­ство абор­тов ужа­сает. Боль­шин­ство роди­те­лей живут вне цер­ков­ного брака. Мно­гие не испра­ши­вали бла­го­сло­ве­ния на брак у своих роди­те­лей, а зача­стую жени­лись и вопреки их воле. Граж­дан­ские браки заклю­ча­ются во время цер­ков­ных постов.

Неждан­ный ребе­нок резко уве­ли­чи­вает коли­че­ство про­блем, и без того суще­ству­ю­щих у моло­дых людей: кон­фликт с роди­те­лями, если ребе­нок вне­брач­ный, мате­ри­аль­ные труд­но­сти, жилищ­ные, про­блемы с уче­бой и рабо­той и так далее. Если ребе­нок, как счи­тают роди­тели, явля­ется поме­хой к дости­же­нию опре­де­лен­ных жиз­нен­ных целей, трудно пред­ста­вить хоро­шее, подо­ба­ю­щее отно­ше­ние к нему с их стороны.

С духов­ной точки зре­ния, боль­шин­ство этих про­блем сни­ма­ется, если про­ис­хо­дит под­чи­не­ние воли чело­века воле Божией через пока­я­ние, сми­ре­ние и устро­е­ние пра­во­слав­ного образа семей­ной жизни. Радость о новой жизни, даро­ван­ной Богом, и упо­ва­ние на Его милость поз­во­ляют вырас­тить и вос­пи­тать дитя в бла­го­че­стии даже в самых тяже­лых условиях.

Гре­хов­ная жизнь роди­те­лей мисти­че­ски вли­яет на жизнь детей, часто опре­де­ляя осо­бен­но­сти их гре­хов­ных наклон­но­стей и после­ду­ю­щие нестро­е­ния жизни. Вет­хий Завет при­от­кры­вает нам сию тайну: «Я Гос­подь, Бог твой, Бог рев­ни­тель, нака­зы­ва­ю­щий детей за вину отцов до тре­тьего и чет­вер­того рода, нена­ви­дя­щих Меня, и тво­ря­щий милость до тысячи родов любя­щим Меня и соблю­да­ю­щим запо­веди Мои» (Исх. 20, 5, 6); «не остав­ля­ю­щий без нака­за­ния, но нака­зы­ва­ю­щий без­за­ко­ния отцов в детях до тре­тьего и чет­вер­того рода» (Чис. 14, 18); «и в детях детей» (Исх. 34, 7); «без­за­кон­ные будут извер­жены, и потом­ство нече­сти­вых истре­бится» (Пс. 36, 28).

Духов­ное вли­я­ние на мла­денца в пер­вые дни его жизни

Дух мла­денца как бы не имеет еще дви­же­ния в пер­вые месяцы и даже годы. Что-нибудь пере­дать ему для усво­е­ния обыч­ным путем невоз­можно. Но можно дей­ство­вать на него опо­сре­до­ванно. «Есть неко­то­рый осо­бен­ный путь обще­ния душ через сердце, – пишет свя­ти­тель Фео­фан. – Один дух вли­яет на дру­гой чув­ством. Такое вли­я­ние на душу мла­денца тем удоб­нее, чем пол­нее и глубже роди­тели серд­цем своим обра­щены в мла­денца. Отец и мать исче­зают в дитяти и, как гово­рят, не чают души. И если их дух про­ник­нут бла­го­че­стием, то не может быть, чтобы оно по сво­ему роду не дей­ство­вало на душу дитяти. Луч­ший внеш­ний про­вод­ник при этом – взор. Это точка встречи одной души с дру­гой. Пусть же через сие отвер­стие про­хо­дят до души дитяти души матери и отца с чув­ствами свя­тыми. Они не могут не нама­щать ея этим свя­тым елеем. Надобно, чтобы во взоре их све­ти­лась не одна любовь, кото­рая так есте­ственна, но и вера, что на руках у них более, чем про­стое дитя, и надежда, что Тот, Кто дал им под над­зор сие сокро­вище, как неко­то­рый сосуд бла­го­дати, снаб­дит их и доста­точ­ными силами к тому, чтобы сохра­нять его, и, нако­нец, непре­рывно в духе совер­ша­е­мая молитва, воз­буж­да­е­мая надеж­дою по вере. Когда таким обра­зом роди­тели огра­дят колы­бель сво­его дитяти этим духом искрен­него бла­го­че­стия, когда при сем, с одной сто­роны, Ангел Хра­ни­тель, с дру­гой – свя­тые Тайны и вся цер­ков­ность будут дей­ство­вать на него со вне и внутрь, то этим соста­вится вокруг зачи­на­ю­щейся жизни срод­ная ей духов­ная атмо­сфера, кото­рая пере­льет в нее и свой харак­тер, подобно тому, как и кровь, начало жизни живот­ной, в свой­ствах своих много зави­сит от окру­жа­ю­щего воз­духа» (3. 27–28).

Период между кре­ще­нием и посвя­ще­нием себя Богу – начало хри­сти­ан­ско-нрав­ствен­ной жизни, во время кото­рого мла­де­нец зреет и обра­зу­ется в хри­сти­а­нина в свя­той Церкви среди хри­стиан, как прежде телесно обра­зо­вы­вался в утробе матери. «Когда у дитяти начи­нают про­буж­даться силы, одна за дру­гою, роди­те­лям и вос­пи­та­те­лям должно усу­гу­бить вни­ма­ние. Ибо когда под осе­не­нием пока­зан­ных средств, будет воз­рас­тать и уси­ли­ваться в них тяго­те­ние к Богу и увле­кать вслед за собою силы, в то же самое время и живу­щий в них грех не дрем­лет, а уси­ли­ва­ется завла­деть теми же силами. Неиз­беж­ное след­ствие этого – брань внут­рен­няя. Так как дети неспо­собны ее вести сами, то место их разумно заме­няют роди­тели. Но как она должна быть ведена все же силами детей, то роди­тели строго должны блю­сти пер­вые начатки их про­буж­де­ния, чтобы с пер­вой минуты дать им скло­не­ние, сооб­разно с глав­ной целью, к какой они должны быть направ­ля­емы» (3. 28).

Так начи­на­ется у роди­те­лей брань со гре­хом, живу­щим в ребенке. Хотя грех и лишен точки опоры, однако же дей­ствует и, ста­ра­ясь оста­но­виться на чем-то твер­дом, пыта­ется завла­деть силами тела и души. Основ­ные воз­бу­ди­тели, веду­щие ко греху: сво­е­умие (или пыт­ли­вость) – в уме, свое­во­лие – в воле, само­услаж­де­ние – в чув­стве. Поэтому необ­хо­димо так вести и направ­лять раз­ви­ва­ю­щи­еся силы души и тела, чтобы не отдать их в плен пло­то­уго­дию, пыт­ли­во­сти, свое­во­лию и само­услаж­де­нию. Напро­тив, сле­дует отре­шаться от них и пре­об­ла­дать над ними, сколько можно обес­си­ли­вать их и дово­дить до безвредности.

Потреб­но­сти тела у младенца

Прежде всего про­буж­да­ются и до самой смерти посто­янно состоят в живой дея­тель­но­сти потреб­но­сти тела. Необ­хо­димо поста­вить их в долж­ные пре­делы и закре­пить навы­ком, чтобы потом меньше было от них бес­по­кой­ства. Источ­ни­ком сил для телес­ной жизни слу­жит пита­ние. В нрав­ствен­ном отно­ше­нии оно может стать осно­вой стра­сти к гре­хов­ному услаж­де­нию плоти. Поэтому необ­хо­димо так питать ребенка, чтобы, раз­ви­вая жизнь тела, достав­ляя ему кре­пость и здо­ро­вье, не раз­жечь в душе пло­то­уго­дия. Сле­дует с пер­вых лет осте­пе­нять при­к­лон­ную к гру­бому веще­ству плоть и при­учать его к обла­да­нию над нею, чтобы в отро­че­стве и юно­ше­стве легко можно было управ­лять этой потреб­но­стью. От дет­ского пита­ния много зави­сит в после­ду­ю­щем. Неза­метно можно раз­вить сла­сто­лю­бие и неуме­рен­ность в пище – два вида чре­во­уго­дия, губи­тель­ные для души и тела склонности.

Можно посо­ве­то­вать изби­рать здо­ро­вую и год­ную пищу, исходя из воз­раста ребенка. Одна пища при­годна для мла­денца, дру­гая – для дитяти, тре­тья – для отрока и юноши. Сле­дует под­чи­нить упо­треб­ле­ние пищи опре­де­лен­ным пра­ви­лам, при­спо­соб­лен­ным к воз­расту, в кото­рых бы опре­де­ля­лись время, коли­че­ство и спо­соб пита­ния. Этим ребе­нок при­уча­ется не все­гда тре­бо­вать пищу, как захо­чется есть, а ждать опре­де­лен­ного вре­мени. Так дитя полу­чает пер­вые упраж­не­ния и пер­вый опыт в отка­зы­ва­нии себе в своих жела­ниях. Где кор­мят ребенка вся­кий раз, когда он запла­чет, и каж­дый раз, когда он попро­сит есть, там до того рас­слаб­ляют его, что после он не иначе как с болез­нью может отка­заться от пищи. Вме­сте с этим он при­вы­кает к свое­нра­вию оттого, что успе­вает выпра­ши­вать и выпла­ки­вать все жела­е­мое. Таким же пра­ви­лам сле­дует под­чи­нить и сон, и теп­лоту с холо­дом, и дру­гие удоб­ства. Глав­ное, не раз­жечь стра­сти к чув­ствен­ным насла­жде­ниям и при­учить отка­зы­вать себе. Пра­вила можно менять в при­ме­не­ниях, но не в суще­стве, и сле­до­вать им реко­мен­ду­ется до тех пор, пока вос­пи­ты­ва­е­мый, утвер­див­шись в них, не возь­мет себя в руки.

Дви­же­ние как седа­лище воли

Вто­рое отправ­ле­ние тела есть дви­же­ние. В отно­ше­нии к душе дви­же­ние есть седа­лище воли и спо­собно раз­вить свое­во­лие. Раз­ме­рен­ное, бла­го­ра­зум­ное раз­ви­тие этого отправ­ле­ния, сооб­щая телу воз­буж­ден­ность и живость, при­учает к тру­дам и обра­зует сте­пен­ность. Раз­ви­тие бес­кон­троль­ное, остав­лен­ное на про­из­вол, в одних раз­ви­вает непо­мер­ную рез­вость и рас­се­ян­ность, в дру­гих – вялость, без­жиз­нен­ность и леность. Пер­вое порож­дает свое­нра­вие и непо­кор­ность, с чем свя­зано появ­ле­ние задор­но­сти, гнев­ли­во­сти, непо­кор­но­сти в жела­ниях. Вто­рое погру­жает в плоть и пере­дает чув­ствен­ным насла­жде­ниям. Укреп­ляя силы тела, над­ле­жит сле­дить, чтобы не раз­вить через это свое­во­лия и не погу­бить ради тела дух.

За пра­вило сле­дует при­нять уме­рен­ность, поз­во­ли­тель­ность и кон­троль. Пусть дитя рез­вится, но в том месте, в то время, в той мере, как ему ука­зано роди­те­лем. Воля роди­те­лей должна сопро­вож­дать каж­дый шаг. Без этого легко может иска­зиться нрав дитяти. Свое­вольно порез­вив­шись, ребе­нок пере­стает слу­шаться даже в мело­чах. Трудно после истре­бить свое­нра­вие, если оно ося­дет в теле, как в кре­по­сти. Не гнется шея, не дви­жется рука и нога, и глаз даже не хочет смот­реть, как при­ка­зы­вают. Напро­тив, дитя ста­но­вится подвиж­ным на вся­кую просьбу там, где с самого начала не дают воли его дви­же­ниям. Нельзя лучше при­вык­нуть вла­деть телом, как только застав­ляя его напря­гаться по указаниям.

Нервы как седа­лище чувствительности

Тре­тье отправ­ле­ние телес­ное свя­зано с нер­вами. Нервы – седа­лище чув­стви­тель­но­сти тела, или спо­соб­но­сти при­ни­мать при­ят­ные и непри­ят­ные для него впе­чат­ле­ния. В этом отно­ше­нии сле­дует при­учать тело без­бо­лез­ненно пере­но­сить вся­кого рода внеш­ние вли­я­ния: от воз­духа, воды, пере­мен тем­пе­ра­туры, сыро­сти, жары, холода, уязв­ле­ний, боли и про­чее. Кто при­об­рел такой навык, тот спо­со­бен на самые труд­ные дела во вся­кое время и в любом месте. Душа в таком чело­веке явля­ется пол­ной вла­ды­чи­цей тела, не остав­ля­ю­щею своих дел из-за боязни непри­ят­но­стей телес­ных. Напро­тив, с жела­нием обра­ща­ется к тому, чем можно озлоб­лять тело. Глав­ное зло в отно­ше­нии к телу – тело­лю­бие и его жале­ние, отни­ма­ю­щие у души вся­кую власть над ним. Не жале­ю­щий тела не будет в своих пред­при­я­тиях сму­щаться опа­се­ни­ями со сто­роны сле­пого живо­то­лю­бия. К этому сле­дует при­учать чело­века с дет­ства. Глав­ное – содер­жать тело не так, чтобы оно при­ни­мало одни только при­ят­ные впе­чат­ле­ния, а быть по отно­ше­нию к нему более стро­гим. При­ят­ными впе­чат­ле­ни­ями тело раз­не­жи­ва­ется, стро­гими укреп­ля­ется. При пер­вых дитя всего боится, при вто­рых на все готово и спо­собно сто­ять в нача­том тер­пе­ливо. Глав­ное – вла­деть телом, как орга­ном, и не под­чи­няться ему. А это очень важно в жизни хри­сти­ан­ской, по самому суще­ству сво­ему отре­шен­ной от чув­ствен­но­сти и вся­кого уго­дия плоти.

Раз­ви­тие дет­ского тела нельзя остав­лять на про­из­вол, а надо дер­жать его под стро­гой дис­ци­пли­ной с пер­вых дней жизни. Истинно любя­щие детей роди­тели-хри­сти­ане не должны жалеть ничего, ни даже сво­его роди­тель­ского сердца, чтобы доста­вить это благо детям. Иначе все после­ду­ю­щие дела их любви и попе­че­ния будут или мало­плодны, или даже бес­плодны. Тело – седа­лище стра­стей, и боль­шей частью самых сви­ре­пых, таких как похоть и гнев. По при­ве­ден­ным пра­ви­лам сле­дует обхо­диться с телом и во все про­чее время жизни. (3. 27–34)

Пра­во­слав­ное поня­тие дисциплины

Пусть не сму­щает чита­теля опре­де­лен­ная суро­вость при­ве­ден­ных пра­вил и рас­суж­де­ний. Если роди­тели ребенка живут пра­во­слав­ной, воцер­ко­в­лен­ной, духов­ной жиз­нью, эти пра­вила жизни для них явля­ются есте­ствен­ными и в них нет ника­кого неудоб­ства, так как такая жизнь дарует чело­веку сво­боду от плот­ского, награж­дая его духов­ной сво­бо­дой. В атмо­сфере при­о­ри­тета духов­ного над плот­ским и ребе­нок начи­нает жить по этим спа­си­тель­ным пра­ви­лам, не испы­ты­вая ника­кого неудоб­ства. Кон­фликты и кри­зисы воз­ни­кают тогда, когда мы упу­стили время и дали греху воз­мож­ность овла­деть силами ребенка, а ребенку – вку­сить гре­хов­ный плод. В этом слу­чае борьба начи­на­ется не только с гре­хом, но и с иска­жен­но­стью в раз­ви­тии, кото­рая воз­никла под вли­я­нием этого греха.

Сле­дует разъ­яс­нить и смысл, кото­рый мы вкла­ды­ваем в поня­тие дис­ци­плины. В зави­си­мо­сти от сте­пени раз­ви­тия чело­века и его духов­ного ста­нов­ле­ния, а точ­нее, от их вза­и­мо­от­но­ше­ния, смысл поня­тия «дис­ци­плина» изме­ня­ется. Если образ жизни поз­во­ляет уста­но­вить пра­виль­ное соот­но­ше­ние между духов­ным ядром лич­но­сти и ее пове­де­нием, ее актив­но­стью, поня­тие «дис­ци­плина» рас­тво­ря­ется в орга­ни­за­ции пове­де­ния и ценится как фак­тор духов­ного вос­пи­та­ния. Если име­ются отступ­ле­ния от нор­маль­ного духов­ного ста­нов­ле­ния лич­но­сти в слу­чае гре­хов­ного овла­де­ния раз­ви­ва­ю­щи­мися силами, дис­ци­плина при­об­ре­тает смысл регу­ля­тора духов­ной жизни в кон­крет­ных ее про­яв­ле­ниях, ста­но­вится внеш­ней помо­щью неокреп­шим духов­ным силам человека.

Раз­ви­тие чувств и пыт­ли­во­сти у ребенка

Вме­сте с обна­ру­же­нием телес­ных потреб­но­стей и душа начи­нает выка­зы­вать спо­соб­но­сти в их есте­ствен­ной после­до­ва­тель­но­сти. Дитя начи­нает оста­нав­ли­вать взор на раз­лич­ных пред­ме­тах, на одних дольше, на дру­гих меньше. Пер­вые впе­чат­ле­ния глу­боко оста­ются памят­ными. Пер­вый мате­риал, первую пищу для сво­его обра­зо­ва­ния душа полу­чает извне от чувств. Воз­рас­тает и бога­теет во внут­рен­нем содер­жа­нии и раз­но­об­ра­зится в дея­тель­но­сти она уже после. Поэтому пер­вые пред­меты, воз­дей­ству­ю­щие на чув­ства и вооб­ра­же­ние, должны спо­соб­ство­вать обра­зу­ю­щейся хри­сти­ан­ской жизни. Как пер­вая пища имеет зна­чи­тель­ное вли­я­ние на тем­пе­ра­мент тела, так и пер­вые пред­меты, кото­рыми зани­ма­ется душа, имеют силь­ное вли­я­ние на харак­тер души или тон ее жизни.

Раз­ви­ва­ю­щи­еся чув­ства достав­ляют мате­риал вооб­ра­же­нию, вооб­ра­жен­ный пред­мет хра­нится в памяти и состав­ляет содер­жа­ние души. Пусть чув­ства полу­чают пер­вые впе­чат­ле­ния от пред­ме­тов свя­щен­ных: икона и свет лам­пады и свечи – для глаз, свя­щен­ные пес­но­пе­ния – для слуха. Дитя не пони­мает еще ничего из того, что у него перед гла­зами, но его глаз и слух при­вы­кают к этим пред­ме­там, и они, зани­мая его сердце, тем самым ото­дви­гают дру­гие пред­меты вдаль. За чув­ствами и пер­вые упраж­не­ния вооб­ра­же­ния будут свя­щен­ными, ему легче будет вооб­ра­жать эти пред­меты, чем дру­гие. В буду­щем все изящ­ное будет при­вле­кать его не иначе как под свя­щен­ными формами.

Ограж­дая дитя свя­щен­ными пред­ме­тами, сле­дует уда­лять от него все, что может раз­вра­тить его: вещи, изоб­ра­же­ния, пред­меты. Известно, как сильно дей­ствуют на душу рас­тлен­ные образы, в каком бы виде они ни каса­лись ее. Несчастно дитя, кото­рое, закрыв глаза или остав­шись одно и углу­бив­шись в себя, бывает подав­ля­емо мно­же­ством непо­треб­ных обра­зов, сует­ных, соблаз­ни­тель­ных, дыша­щих страстями.

Дело чувств – видеть, слы­шать, ося­зать, дру­гими сло­вами, испы­ты­вать. Чув­ства– пер­вые воз­бу­ди­тели пыт­ли­во­сти. Пре­не­бре­гать чув­ствами нельзя – через них позна­ются вещи, знать кото­рые необ­хо­димо ради славы Божией и нашего блага. При этом раз­ви­ва­ется и пыт­ли­вость, кото­рая пред­став­ляет собой неудер­жи­мую склон­ность бес­цельно видеть, слы­шать, раз­уз­на­вать, что и где дела­ется, не раз­ли­чая, нужно это или не нужно. Сле­дует при упраж­не­нии чувств соблю­дать меру и поря­док, обра­щать их на одно нуж­ное и по созна­нию нужды, тогда для пыт­ли­во­сти не будет пищи. Ребе­нок дол­жен испы­ты­вать только то, что необ­хо­димо, от всего же дру­гого удер­жи­ваться и отстра­няться. При этом не пере­бе­гать от одного пред­мета к дру­гому или от одной черты к дру­гой, а пере­смат­ри­вать одно за дру­гим, чтобы дитя могло вооб­ра­зить пред­мет как он есть. Такие заня­тия изба­вят дитя от настро­е­ния раз­вле­каться даже среди поз­во­лен­ного, при­учат вла­деть чув­ствами, а через них и вооб­ра­же­нием. И оно не будет пере­бе­гать от одного к дру­гому без нужды, не будет меч­тать и раз­вле­каться обра­зами, тем самым не давая покоя душе, воз­му­щая ее при­ли­вом и отли­вом своих бес­пут­ных виде­ний. Не уме­ю­щий вла­деть чув­ствами и вооб­ра­же­нием, как пра­вило, бывает рас­сеян и непо­сто­я­нен. Томи­мый пыт­ли­во­стью, он вле­чется от одного пред­мета к дру­гому до рас­слаб­ле­ния сил совер­шенно бесплодно.

С ран­него воз­раста воз­ни­кают у дитя стра­сти и начи­нают тре­во­жить его. Ребе­нок еще не гово­рит, не ходит, только что научи­лось сидеть и брать игрушки, но уже сер­дится, зави­дует, при­сва­и­вает себе и про­чее, тем самым являет дей­ствие стра­стей. Это зло, утвер­жда­ю­ще­еся на живот­ной жизни, тле­творно. Ему необ­хо­димо про­ти­во­дей­ство­вать с пер­вых его про­яв­ле­ний. Как это сде­лать на прак­тике – зави­сит от бла­го­ра­зу­мия роди­те­лей. Разум­нее всего пре­ду­пре­ждать вся­че­ски воз­ник­но­ве­ние стра­стей, но если страсть про­яви­лась, надо спе­шить пога­сить ее извест­ными и испы­тан­ными сред­ствами. Надеж­ней­ший спо­соб вра­че­ва­ния стра­стей – упо­треб­ле­ние бла­го­дат­ных средств. К ним нужно обра­щаться с верою, ибо страсть– явле­ние душев­ное, а дей­ство­вать на душу ребенка у роди­те­лей изна­чально нет спо­со­бов. Поэтому прежде всего надо молить Гос­пода, да совер­шит Свое дело.

Даль­ней­шим руко­во­ди­те­лем роди­те­лей будет опыт. Когда дитя под­рас­тет и обре­тет смысл, тогда могут упо­треб­ляться и общие про­тив стра­стей сред­ства. Этими сред­ствами дол­жен научиться вла­деть и ребе­нок, ибо набеги стра­стей не пре­кра­тятся до конца жизни.

Если будут соблю­даться пра­вила и поря­док дей­ствия на тело и на пер­вые, низ­шие спо­соб­но­сти, то душа будет под­го­тов­лена к истинно доб­рому настро­е­нию. Однако это только под­го­товка. Само настро­е­ние сози­да­ется поло­жи­тель­ным дей­ствием на все силы души: ум, волю и сердце. (3. 34–38)

Лите­ра­тура

1. Выгот­ский Л.С. Собра­ние сочи­не­ний в 6 т. – М., 1984. – Т. 4.
2. Зень­ков­ский В.В. Пси­хо­ло­гия дет­ства. – Ека­те­рин­бург, 1995.
3. Фео­фан Затвор­ник, свя­ти­тель. Путь ко спа­се­нию. – М., 1899.

Автор: архи­манд­рит Геор­гий (Шестун)

Источ­ник: сайт “Рус­ская народ­ная линия”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки