Переходный возраст: спасайся, кто может!

Переходный возраст: спасайся, кто может!

(11 голосов4.5 из 5)

Мно­гие из роди­те­лей раз­во­дят руками, стал­ки­ва­ясь с под­рост­ками в пере­ход­ном воз­расте. Сколько лени! Сколько агрес­сии! Сколько хамства!

И ведь учиться не хотят совсем!  Всё так, но у любой из этих моде­лей пове­де­ния есть свое объяснение.

Далеко не все­гда под­ростки вино­ваты в том, что они «такие…». Мно­гие свои реак­ции и поступки они еще не могут ана­ли­зи­ро­вать, не пони­мают, что с ними про­ис­хо­дит. И самыми надеж­ными помощ­ни­ками в про­хож­де­нии этого труд­ного воз­раста должны стать те, кого дети сго­ряча запи­сы­вают во враги номер один, то есть мы, роди­тели. О том, как пере­жить кри­зис­ное время и сохра­нить дружбу с соб­ствен­ными детьми, мы бесе­дуем с пси­хо­ло­гом Оль­гой Иса­е­вой, стар­шим пре­по­да­ва­те­лем кафедры кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии Мос­ков­ского медико-сто­ма­то­ло­ги­че­ского университета.

И пусть они бьют тарелки!

— Ольга, не хоте­лось бы брюз­жать на тему, что раньше вода была мок­рее, сахар слаще, а дети послуш­нее, что мы с Вами не были такими, как нынеш­ние под­ростки, но…

— Вы уди­ви­тесь, но брюз­жа­ние это оправ­дан­ное. Ведь меня­емся не только мы, меня­ется и само время, куль­тур­ная среда, а под­рост­ко­вый, или пере­ход­ный воз­раст, как счи­тают пси­хо­логи, — это куль­тур­ный фено­мен. Еще неко­то­рое время назад его не было. Напри­мер, при Иване Грозном…

— То есть как? Труд­ных под­рост­ков секли роз­гами, и они оттого пред­по­чи­тали не пока­зы­вать характер?

— Не совсем. Смысл под­рост­ко­вого воз­раста — это пере­ход от дет­ства к взрос­лой жизни. В тра­ди­ци­он­ном обще­стве, где есть иерар­хия, где жизнь четко регла­мен­ти­ро­вана, есть ритуал, пере­во­дя­щий чело­века из мира дет­ства в мир взрос­лых, поэтому про­блем с под­рост­ками не воз­ни­кает. А вот в усло­виях нашей циви­ли­за­ции все гораздо слож­нее. Попро­буйте отве­тить на вопрос, что для вас зна­чит быть взрослой?

— Не знаю. Навер­ное, уметь сдер­жи­ваться. Но вообще это сложно сформулировать.

— Вот так и мил­ли­оны роди­те­лей затруд­ня­ются с отве­том. А что спра­ши­вать с детей? Смот­рит под­ро­сток на себя в зер­кало, на свои длин­ные руки и ноги, на почти уже усы, и видит «не маль­чика, но мужа». Но все осталь­ные смот­рят на то же самое, а видят почему-то ребенка и обра­ща­ются соот­вет­ственно: «Шар­фик надень, холодно!» Он огры­за­ется в ответ, потому что не пони­мает, что же нужно сде­лать, чтобы окру­жа­ю­щие при­знали его взрослость.

Самый про­стой ответ: взрос­лый — тот, кому можно то, чего нельзя детям, а именно: пить, курить, ругаться матом и гулять допоздна. И если все это себе раз­ре­шить, то, якобы, все пой­мут, что ты вырос.

Сразу скажу: меньше всего про­блем у тех роди­те­лей, кто с дет­ства вос­пи­ты­вает в ребенке взрос­лость, чув­ство ответ­ствен­но­сти. Но неко­то­рые дети, конечно, взрос­леют не от хоро­шей жизни — напри­мер, когда в семье нет отца и его роль выпол­няет стар­ший сын. Под­рост­ко­вая дурь в таких слу­чаях обычно ред­кое явле­ние, ведь на ребенка с дет­ства рас­счи­ты­вают, как на боль­шого. Так зачем ему кому-то что-то доказывать?

— А лет через десять он предъ­явит маме счет: ты лишила меня детства!

— Прак­ти­че­ски с каж­дым ребен­ком при­дется хлеб­нуть забот. И конечно, при­мер непол­ной семьи — это при­мер экс­тре­маль­ной ситу­а­ции. Здесь, что назы­ва­ется, сама жизнь решает про­блему пере­ход­ного воз­раста. Но ведь в любой семье есть обя­зан­но­сти, кото­рые ребе­нок спо­со­бен выпол­нять. Уже в три-четыре года можно помыть свою тарелку. И дети обычно охотно помо­гают — через это они чув­ствуют себя взрос­лыми. Роди­тели, конечно, рискуют: и возни больше, и опас­ность для посуды есть, да и гораздо проще сде­лать все самим. Но именно так и отби­вают у детей жела­ние помо­гать. Когда ребе­нок что-то делает, а роди­тель его кор­рек­ти­рует, резуль­тат для обоих — радость. Поэтому лучше не давайте ему доро­гую тарелку — пусть разо­бьет ту, кото­рую не жалко, только бы с ран­него дет­ства у него был хоть какой-то уча­сток своей ответственности.

Если же чаду уже пят­на­дцать, а мы впер­вые заду­мы­ва­емся, почему он без­уча­стен в быту и пыта­емся при­влечь его к работе по дому, то и удив­ляться не стоит, что он нас «посы­лает». Он не при­вык к обя­зан­но­стям и уже не в том воз­расте, когда охотно вклю­ча­ются в жизнь семьи. Да и объ­яс­нить пят­на­дца­ти­лет­нему под­ростку, почему именно теперь на его долю выпа­дает помощь по дому, невоз­можно. Вы можете втол­ко­вы­вать ему, что он уже взрос­лый, а в ответ услы­шите упрек, что еще месяц назад его счи­тали малень­ким и поз­во­ляли ничего не делать, а теперь он почему-то резко вырос.

Здесь роди­те­лям оста­ется лишь идти на хит­рость. Напри­мер, сослаться на уста­лость и попро­сить помочь с посу­дой. Не упре­кайте ребенка в лени, про­сто попро­сите, ведь вы дей­стви­тельно уста­ете после работы… Ско­рее всего, реак­ция будет положительной.

«Немед­ленно надень шарф!» 

— Вы упо­мя­нули шарф, кото­рый роди­тели про­сят надеть, когда на улице холодно. Как же сде­лать, чтобы шарф дей­стви­тельно ока­зался на шее, а не в кар­мане — из духа противоречия?

— Дух про­ти­во­ре­чия для под­рост­ков так же есте­стве­нен, как для любого чело­века, пере­жи­ва­ю­щего воз­раст­ной кри­зис. Прин­цип очень про­стой: чем силь­нее дей­ствие, тем мощ­нее про­ти­во­дей­ствие. Но при­зна­емся, далеко не любую нашу просьбу ребе­нок встре­чает в штыки, а ско­рее ту, кото­рая выска­зана в дирек­тив­ном тоне, с пози­ции вла­сти. Под­ро­сток про­сто поста­ра­ется эту власть ней­тра­ли­зо­вать, если не при­знает ее авто­ри­тета. Вот и полу­ча­ется, что вы, забо­тясь о ребенке, тре­бу­ете: «Немед­ленно надень шарф!» — а он в ответ: «Да иди ты… Я уже взрос­лый, будешь мне тут указывать!»

Решать про­блему нужно тем же спо­со­бом, что и с посу­дой. Про­сить, объ­яс­нять свое вол­не­ние и бес­по­кой­ство: «Ну пожа­луй­ста, там так холодно… Чест­ное слово, мне будет спо­кой­ней». Ваши шансы быть услы­шан­ными сразу возрастут.

Садимся делать уроки… 

— Дру­гая ситу­а­ция: садимся делать уроки. Зав­тра кон­троль­ная, в голове у ребенка пусто, жела­ние гото­виться — ноль. Двойка обес­пе­чена. А ему все равно…

— Начало уже хоро­шее: садимся делать уроки. Задайте себе вопрос: кому это больше надо, вам или ему? Если вам — то вы полу­чили ровно то, к чему стре­ми­лись, то есть вы учи­тесь вме­сто него, и зна­чит, уроки — ваша, а не его про­блема, вплоть до окон­ча­ния школы. В пси­хо­ло­гии это назы­ва­ется син­дро­мом выучен­ной бес­по­мощ­но­сти. Если вы с пер­вого класса сади­лись вме­сте делать уроки, то нечего ждать, что под­ро­сток сам будет этим зани­маться. С какой стати? Это же вы бои­тесь двойку полу­чить, это вы хотите «посту­пить его в инсти­тут». К тому же, дети не могут думать и рас­счи­ты­вать с дале­ким при­це­лом, чтобы понять, что пло­хой атте­стат — это реаль­ная про­блема. А вот с дру­гом в «аське» не пого­во­рить — это для них дей­стви­тельно беда…

Вы заме­чали, навер­ное, что дети еще до школы играют в роле­вые игры: в мага­зин, в парик­ма­хер­скую, в учи­те­лей… Им хочется ско­рее стать взрос­лыми. Под­дер­жите в них это начало! И когда ребе­нок пой­дет в пер­вый класс, объ­яс­ните ему, что он уже взрос­лый и у него появи­лась работа, кото­рую нужно делать хорошо. Обычно дети, пусть и инстинк­тивно, но с радо­стью при­ни­мают эту новую ответ­ствен­ность. Задача роди­те­лей про­сто не испор­тить дело.

— Ну а если чадо повзрос­лело и не справ­ля­ется со слож­ными уро­ками? Ведь именно с этого начи­на­ется роди­тель­ское уча­стие в алгебре, физике, сочи­не­ниях… Иначе он про­сто бро­сит учиться.

— Вот именно что уча­стие, и только. Нужно объ­яс­нить ребенку, что двойка — это его про­блема. Пусть он для начала попы­та­ется понять, в чем именно у него слож­но­сти, имея в виду, что все­гда может обра­титься к вам при затруд­не­ниях. Ну а вы должны быть готовы помочь ему разо­браться с этой кон­крет­ной про­бле­мой, чтобы дальше он снова рабо­тал сам.

— А если в ответ на пред­ло­же­ние помочь я услышу: «Отстань! Зани­майся сво­ими делами!»

— Пусть так. А вы и зани­ма­е­тесь сво­ими делами: ходите на работу, зара­ба­ты­ва­ете деньги для семьи. Вы свои обя­зан­но­сти выпол­ня­ете. Напом­ните ему, только в очень дру­же­люб­ном тоне, что и у него тоже есть обя­зан­но­сти, но он, в отли­чие от вас, их не выпол­няет. Тогда воз­ни­кает вопрос: а почему? Пусть он раз­бе­рется, в чем слож­ность, и подой­дет к вам с кон­крет­ным вопро­сом, не пере­кла­ды­вая на ваши плечи домаш­нее зада­ние. До тех пор, пока его пло­хие оценки — ваша, а не его беда, не ждите, что в нем что-то изменится.

В под­рост­ко­вом воз­расте тема с уче­бой ослож­ня­ется и тем, что хоро­шие оценки пере­стают рабо­тать как само­до­ста­точ­ный сти­мул. Детям уже не страшно быть дво­еч­ни­ками. Даже наобо­рот — зазорно быть отлич­ни­ками. Им инте­ресно гулять, встре­чаться, школа ста­но­вится местом тусо­вок. И тут роди­те­лям надо при­ла­гать уси­лия, чтобы дис­ци­пли­ни­ро­вать ребенка. Отправ­ной точ­кой могут стать его инте­ресы. Кому-то нра­вится исто­рия или гео­гра­фия, кто-то книги «гло­тает»… Под­бра­сы­вайте «топ­лива» в этот котел.

— А если ребе­нок ничем не инте­ре­су­ется? И у него только одно жела­ние — чтобы его не дергали?

— Если под­ростку ничего не инте­ресно, зна­чит, про­блема в семье. Зна­чит, в доме нет при­о­ри­тета зна­ний, а роди­тели столько рабо­тают, что на интел­лек­ту­аль­ную жизнь сил у них не оста­ется. Они давно сами ничего не читают, кроме газет, никуда не ходят… И для чего тогда ребенку напря­гаться в школе, если роди­те­лям все эти зна­ния не пригодились?

Цен­ность зна­ний должна куль­ти­ви­ро­ваться в семье. Ходите вме­сте в музеи, зани­май­тесь фото­гра­фией, путе­ше­ствуйте (не обя­за­тельно далеко, можно и в сосед­ний город, лишь бы вме­сте), общай­тесь. Если эти инте­ресы раз­бу­дить, то ребенку будет проще учиться. Зна­ния, полу­чен­ные вне школы, дают сво­его рода козыри: ска­жем, по гео­гра­фии он будет знать что-то такое, чего никто не знает, и он этим блес­нет на уроке. И для него пре­стижно, и учи­телю приятно.

— Да, но если ребенку инте­ресны только теле­ви­зор и ком­пью­тер­ные игры? И запре­щать их бес­по­лезно. Есть же дру­зья, у кото­рых тоже ком­пью­теры, он про­сто пой­дет к ним в гости…

— Любой запрет вызы­вает в под­ростке лишь допол­ни­тель­ный инте­рес, поэтому пра­виль­нее давать аль­тер­на­тиву. Вме­сто тупого муль­тика посмот­рите вме­сте класс­ное кино. Да, вы потра­тите свое время. Но за детей надо бороться.

О ком­пью­тере раз­го­вор отдель­ный. Конечно, вы должны и име­ете пол­ное право огра­ни­чить время пре­бы­ва­ния ребенка у мони­тора. (Если ком­пью­тер в семье один, ска­жите, напри­мер, что вам надо за ним пора­бо­тать). Но знайте, что как пра­вило детям совсем не про­сто выйти из вир­ту­аль­ного мира. И ино­гда, для того чтобы выта­щить под­ростка оттуда, роди­телю нужно самому туда спу­ститься. Играйте вме­сте, отда­вая пред­по­чте­ние более мир­ным вари­ан­там игр, посте­пенно пере­клю­чай­тесь на дру­гие сов­мест­ные дела, не свя­зан­ные с ком­пью­те­ром. Если же игра стала для ребенка нар­ко­ти­ком, зовите на помощь пси­хо­ло­гов! Этой темой —зави­си­мо­стью от игры, или лудо­ма­нией — сей­час очень серьезно занимаются.

Впро­чем, зача­стую самим роди­те­лям удобно, что ребе­нок сидит за ком­пью­те­ром и никого не тро­гает. Но это состо­я­ние жизни в вир­ту­аль­ном мире сродни бес­при­зор­но­сти. Про­сто выгля­дит вполне соци­ально при­ем­лемо — ребе­нок вроде бы по под­ва­лам не лазит, под забо­ром не валя­ется, а сидит дома и чем-то занят. Но это опас­ное спо­кой­ствие. В вир­ту­аль­ном мире у него десять жиз­ней, и он герой, а тут у него — про­блемы в школе, ссоры с роди­те­лями… Зачем ему воз­вра­щаться в реальность?

Бейте тре­вогу, если вы заме­тили, что ребе­нок ста­но­вится фана­ти­ком. Ищите ему аль­тер­на­тив­ное заня­тие, кото­рое было бы не менее увле­ка­тельно. Может быть, вам подой­дут сек­ции по борьбе, походы…

— Еще к слову о вир­ту­аль­ном мире. Мно­гие дети рисуют руч­кой в тет­радке. И порой эти рисунки при­во­дят в ужас, потому что там — желез­ные чудо­вища, гор­гу­льи и дру­гие несов­ме­сти­мые с жиз­нью, агрес­сив­ные суще­ства. Как на это реа­ги­ро­вать? Всему виной ком­пью­тер­ные игры?

— Рисунки — это вопло­ще­ние внут­рен­них обра­зов ребенка. Зна­чит, всё это у него в голове, и сфор­ми­ро­вано, ско­рее всего, тем же теле­ви­зо­ром и играми. Ужасы бес­при­чинно в созна­нии не воз­ни­кают. Знаю слу­чай, когда под­ро­сток выта­щил из рамки на стене свою фото­гра­фию и засу­нул на ее место рису­нок с таким желез­ным чуди­щем. Навер­ное, так он видит свой насто­я­щий порт­рет. Пред­став­ля­ете, что у него внутри?.. Подоб­ные эпи­зоды должны стать для роди­те­лей очень серьез­ным сиг­на­лом: дей­ствуйте, сту­чи­тесь к ребенку, не бро­сайте его на про­из­вол вир­ту­аль­ной судьбы с деся­тью жиз­нями! Он про­иг­рает свою един­ствен­ную, и вы про­иг­ра­ете вме­сте с ним.

Есть такой тер­мин — лень 

— Мно­гие дети ходят в худо­же­ствен­ную или музы­каль­ную школы, но не все их закан­чи­вают. Каза­лось бы: и спо­соб­но­сти есть у чело­века, и инте­рес какой-то был… Но дело бро­шено на пол­пути, ребенку надо­ело. Стоит ли застав­лять зани­маться дальше?

— Во всем нужна моти­ва­ция. Если ребе­нок, напри­мер, рисует, зна­чит, должны быть выставки и кон­курсы, в кото­рых он участ­вует. Он дол­жен пони­мать, на какой резуль­тат рабо­тает, и сорев­но­ва­тель­ный дух здесь — луч­ший дви­га­тель. Про­сто рисо­вать или играть на скрипке, без кон­крет­ной цели — на этом инте­рес долго не про­дер­жится. Если в вашем городе не про­хо­дит выста­вок дет­ских рисун­ков и музы­каль­ных фести­ва­лей — най­дите их в Интер­нете! Позна­комьте ребенка с худож­ни­ками, музы­кан­тами, у кото­рых есть свои блоги (опять же, сна­чала сами их най­дите, посмот­рите, что за люди), пусть они обща­ются там. Для под­рост­ков ведь важны не столько заня­тия, сколько круг обще­ния, тусовка, кото­рая скла­ды­ва­ется в про­цессе работы. Если ваш ребе­нок ходит в музы­каль­ную школу, а его дру­зья — нет, а он именно в их ком­па­нии реа­ли­зу­ется как лич­ность, то вряд ли ему эта школа будет нужна. Ско­рее, у него воз­ник­нет тот же вопрос: а оно мне зачем?

— Допу­стим, я завожу группу в соци­аль­ной сети, пред­ла­гаю ему выве­ши­вать там свои работы и рисунки одно­класс­ни­ков по художке. Резуль­тат тот же — сна­чала он совер­шает тело­дви­же­ния, потом сду­ва­ется. Как же быть?

— То, что вы опи­сы­ва­ете, пси­хо­логи назы­вают под­рост­ко­вой ленью (да, это тер­мин!), кото­рая имеет свои физио­ло­ги­че­ские при­чины. В связи с бур­ным ростом в орга­низме воз­ни­кает дефи­цит энер­гии, а зна­чит, ее надо эко­но­мить. Правда, если к какому-то делу про­сы­па­ется под­лин­ный инте­рес — эта энер­гия будет бить через край. Но это зна­чит, что в дру­гом деле ее уба­вится. Есть еще одна важ­ная при­чина — у под­рост­ков слабо раз­вита воле­вая регу­ля­ция. С точки зре­ния воли это вообще про­валь­ный воз­раст, заста­вить себя что-то делать очень трудно. У них посто­ян­ное чув­ство апа­тии, потери сил. Роди­те­лям нужно этот период пере­ждать, пере­тер­петь, при этом пери­о­ди­че­ски «пиная» под­ростка, воз­вра­ща­ясь к вопросу его лич­ной ответ­ствен­но­сти. Глав­ное, чтобы школь­ные зада­ния он все-таки выпол­нял сам, а вы бы лишь ока­зы­вали кон­струк­тив­ную помощь и созда­вали усло­вия для раз­ви­тия его инте­ре­сов. Дайте ребенку воз­мож­ность самому про­явить себя в жизни.

Пить или не пить 

— Есть еще одна угроза: в три­на­дцать-четыр­на­дцать лет мно­гие уже про­буют алкоголь.

— Застра­хо­вать ребенка от этого вы не смо­жете. Но в ваших силах не созда­вать ажи­о­тажа вокруг темы. Прин­цип все тот же: если в семье взрос­лым можно немного выпить, но есть жест­кое табу для под­ростка («Ты еще малень­кий, тебе нельзя!»), то алко­голь ста­но­вится иску­си­тель­ным пло­дом. И чадо обя­за­тельно дорвется до выпивки, при­чем вы узна­ете об этом послед­ними. Поэтому задача роди­теля — выра­бо­тать у ребенка спо­кой­ное отно­ше­ние к алко­голю. Если вы сидите за празд­нич­ным сто­лом с бока­лом вина и под­ро­сток про­сит попро­бо­вать, не гово­рите: «Это только для взрос­лых», не будите инте­рес. Объ­яс­ните, что на вкус вино не так при­ятно. Пред­ло­жите сок. Если ребе­нок наста­и­вает, дайте гло­то­чек. Детям вино дей­стви­тельно кажется невкус­ным, и если оно не под запре­том, то вряд ли вызо­вет допол­ни­тель­ный инте­рес. Если же вы не пьете вообще и за этим стоит опре­де­лен­ная фило­со­фия, очень важно поде­литься сво­ими мыс­лями с ребенком.

— А не лучше ли при­дер­жи­ваться охра­ни­тель­ной так­тики, чтобы чадо вообще ничего не знало о спирт­ных напитках?

— Такая так­тика рас­про­стра­нена в наших пра­во­слав­ных семьях, пра­во­слав­ных шко­лах. Кажется, что лучше спря­тать ребенка от соблаз­нов мира, и тогда он вырас­тет бла­го­че­сти­вым чело­ве­ком. Но соблаз­нов из мира не изъ­ять, а под­ро­сток не будет готов к встрече с ними. Сколько есть при­ме­ров, когда, выйдя из стен пра­во­слав­ного лицея, уче­ники стоят за углом и дымят, как паро­возы. Именно так дети и при­вы­кают лицемерить.

Важно не столько убе­ре­гать ребенка от соблаз­нов, сколько быть рядом, когда он нач­нет с ними зна­ко­миться. Гово­рите с ним о своих опа­се­ниях по-дру­же­ски. Если кто-то из зна­ко­мых сильно пьет, не скры­вайте, что это насто­я­щая болезнь, пусть под­ростку будет ясна при­чинно-след­ствен­ная связь между алко­го­лем и алкоголизмом.

Когда я рабо­тала в нар­ко­цен­тре, неко­то­рые мои кол­леги при­во­зили детей на работу и пока­зы­вали, что такое нар­ко­маны, что такое ломка, как это выгля­дит и как это лечится, давали детям пого­во­рить с боль­ными… Те рас­ска­зы­вали о кайфе, но им самим было в тот момент так не в кайф! Одного визита ребенку было вполне доста­точно, чтобы сфор­ми­ро­вать стой­кое впе­чат­ле­ние и отношение.

Авто­ри­теты

— Мно­гие Ваши советы, как мне кажется, вопло­тимы в жизнь при усло­вии, что роди­тели сохра­няют авто­ри­тет в гла­зах ребенка. Но пока у того пере­ход­ный воз­раст, разве он будет слу­шать, разве роди­тели — авторитет?

— Роди­тели могут и должны быть авто­ри­те­том для своих детей. Но, к сожа­ле­нию, уда­ется это не все­гда. Дело в том, что в под­рост­ко­вом воз­расте ребе­нок делает важ­ное для него откры­тие — ока­зы­ва­ется, у него есть свой внут­рен­ний мир, и этот мир чрез­вы­чайно инте­ре­сен. И если роди­те­лям нет до этого дела (а часто именно так и бывает: мы стре­мимся одеть, обуть, накор­мить и про­чее, а пого­во­рить, напри­мер, по душам — ну, если будет время), то у них крайне мало шан­сов сохра­нить свой авто­ри­тет, и под­ро­сток тут ни при чем. Дети часто не про­щают такого невни­ма­ния к себе, и именно из-за того, что остро начи­нают пони­мать: внут­рен­нее важ­нее внеш­него. Они видят себя изнутри, свою сущ­ность, мысли, черты харак­тера… Им хочется этим поде­литься. А не с кем. У роди­те­лей одно на уме: «Уроки сде­лал? Ботинки почему не убраны? Ты мусор вынес? Молодец!»

Чтобы сохра­нить роди­тель­ский авто­ри­тет, нужно под­дер­жи­вать с под­рост­ком дове­ри­тель­ные отно­ше­ния, и самим жить инте­рес­ной жизнью.

— Дове­ри­тель­ные отно­ше­ния? В пере­ход­ном возрасте?

— Если у вас не было дове­ри­тель­ного обще­ния на про­тя­же­нии три­на­дцати — пят­на­дцати лет, и в один пре­крас­ный вечер вы решили поин­те­ре­со­ваться, что же там чадо пишет в днев­нике, то реак­ция будет рез­кой и гру­бой. Но идти на кон­такт все же надо, и здесь есть бес­про­иг­рыш­ный прием, кото­рый любят исполь­зо­вать мани­пу­ля­торы: люди будут откры­ваться вам, если вы нач­нете откры­ваться им. У вас за пле­чами жизнь, вы тоже были в пере­ход­ном воз­расте, как-то чудили: про­бо­вали первую сига­рету, писали на заборе или нецен­зурно руга­лись… Все было, и не надо счи­тать, что наши дети — непо­нятно в кого такие. Вспо­ми­найте, что вы чув­ство­вали, о чем пере­жи­вали, и дели­тесь с ребен­ком. Конечно, не стоит рас­ска­зы­вать подроб­но­стей, как вы напи­лись, но ваш опыт про­жи­ва­ния кри­зис­ных ситу­а­ций для него неза­ме­ним и гораздо инте­рес­ней, чем исто­рии из книг. Ребе­нок часто не видит в роди­теле чело­века, потому что мы уси­ленно его пря­чем, остав­ляя на поверх­но­сти только то, что можно назвать маши­ной по жиз­не­обес­пе­че­нию. И когда мама или папа начи­нают посте­пенно откры­ваться, когда ока­зы­ва­ется, что у них тоже была моло­дость, разо­ча­ро­ва­ния и влюб­лен­но­сти, то ребенку ста­но­вится понятно, что роди­тели у него — нор­маль­ные люди, с ними можно иметь дело.

Напри­мер, вла­дыка Сурож­ский Анто­ний все свои исто­рии начи­нал сло­вами: «Зна­ете, был со мной такой слу­чай…». Он нико­гда не гово­рил в лоб, что нужно делать, а чего нет. Он рас­ска­зы­вал о своем лич­ном опыте, о своем пере­жи­ва­нии Бога. Думаю, мы должны брать с него пример.

А вам жить интересно? 

— Вы гово­рите, роди­тели должны быть инте­рес­ными людьми и тогда будет к ним ува­же­ние. Что име­ется в виду?

— Часто, ста­но­вясь роди­те­лями, мы пере­стаем жить соб­ствен­ной жиз­нью. Пер­вые годы после рож­де­ния ребе­нок заби­рает столько вни­ма­ния, что у мамы не оста­ется сил ни на какие книги, кроме дет­ских, а папа ничем не успе­вает инте­ре­со­ваться, кроме работы и обес­пе­че­ния семьи. Дети рас­тут, как и их запросы, и мы, взрос­лые, при­вы­каем к чисто тех­ни­че­ской функ­ции — «накор­мить, одеть, обес­пе­чить…». И ничего сверх того, чем мы должны зани­маться как роди­тели. Так мы отча­сти пере­стаем быть собой. Но когда роди­тель пре­вра­ща­ется в круг­ло­су­точ­ного вос­пи­та­теля и теряет свою лич­ность, он пере­стает быть инте­рес­ным ребенку. Тем более под­ростку. Ведь пер­вый вопрос, кото­рый он задает в ответ на наши пре­тен­зии: «Ну а вы-то что? Тре­бу­ете, чтобы я книжки читал, а сами-то чита­ете? Вы хоть чем-то инте­ре­су­е­тесь?» И это серьезно.

— Но откуда роди­телю, кото­рый при­ез­жает с работы выжа­тым лимо­ном, пока ужин, уборка, пока уроки про­ве­ришь, взять время на увлечения?

— А это вопрос при­о­ри­те­тов. Среди моих зна­ко­мых есть несколько про­фес­сор­ских семей. При­хо­дишь к ним в дом: много-много книг, кото­рые не уме­ща­ются в шкафы и лежат повсюду — на пол­ках, сту­льях, под­окон­ни­ках… Какой уж тут поря­док. В этих семьях часто нет обеда, прак­ти­че­ски нико­гда нет ужина, а в холо­диль­нике то, что сын-под­ро­сток успел купить по дороге из школы. Ведь в итоге ребе­нок сам начи­нает делать то, чего ему не хва­тает. Он знает: дома нет еды, мама при­дет после лек­ции в десять вечера, ее тоже надо накор­мить, ведь она же сама себе ничего не при­го­то­вит, да и сил у нее нет. Поэтому он сам купит еду, при­го­то­вит, помо­жет по дому, и у них с мамой, пред­став­ля­ете, вече­ром будет время поговорить.

Жен­щина часто видит свое мате­рин­ское пред­на­зна­че­ние в обес­пе­че­нии быта, но за этим не только про­па­дает все осталь­ное, зача­стую в таком объ­еме этот быт и не нужен. И начи­на­ются обиды, что муж отка­зался ужи­нать (ел на работе), хотя она ста­ра­лась, сил не жалела. Как только вы решите для себя: что вам важ­нее — быт или что-то боль­шее, тут же появится время на лич­ные интересы.

— Думаю, про­верку себя нужно начать с вопроса: при­но­сит ли мне радость моя соб­ствен­ная жизнь?

— Очень полез­ный вопрос. Если ваш ответ «да», то в целом все у вас в порядке. Если же ника­ких страш­ных собы­тий не про­изо­шло, а вы зли­тесь и уны­ва­ете, — зна­чит, пора что-то менять. Часто при­чи­ной уны­ния ста­но­вится загнан­ность, тра­ги­че­ская уста­лость. Если так — пора оста­но­виться. Всех денег нам не зара­бо­тать, да и то, что есть, мы на тот свет забрать не смо­жем, а зав­траш­него дня может и не быть! Помните, как ска­зано у Бул­га­кова: чело­век смер­тен, и что еще хуже — вне­запно смер­тен. Даже если уве­рены, что ста­ра­е­тесь не для себя, а для детей, — оста­но­ви­тесь и заду­май­тесь. Стоят ли зара­бо­тан­ные вами деньги того вре­мени, кото­рое вы не про­вели с ними?

Если же дело в раз­дра­же­нии на жизнь, что она «так устро­ена», то помните, что это ваша жизнь, и, кроме вас самих, никто ничего в ней изме­нить не смо­жет. Ищите отду­шину, вспом­ните, какие инте­ресы были у вас в юно­сти… И еще важно пони­мать, что именно те роди­тели, кото­рые вос­при­ни­мают жизнь как радость, вер­нее ста­нут для детей насто­я­щим авто­ри­те­том. По одной про­стой при­чине — за такими людьми дей­стви­тельно хочется расти.

Автор: Алла Митрофанова

Источ­ник: http://www.foma.ru/

Оставить комментарий

Добавить комментарий для Эльмира Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Эль­мира, 13.02.2019

    Доб­рый день! Как всё пра­вильно напи­сано, читаю и много пере­чис­лен­ных оши­бок вижу. Изме­нить свою жизнь в семье только тяжело, тяжё­лые мы на подъем стали…

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки