Преодоление ночных кошмаров

Преодоление ночных кошмаров

(3 голоса4.0 из 5)

Навер­ное, нет на свете чело­века, кото­рому хотя бы ино­гда не сни­лись страш­ные сны. Осо­бенно часто это бывает в дет­стве. Дети чув­ствуют себя без­за­щит­ными перед огром­ным, опас­ным миром, поэтому у них вообще больше стра­хов, чем у взрос­лых. С воз­рас­том мно­гие страхи пре­одо­ле­ва­ются, а от мно­гих (ска­жем, от страха войны, смерти, бан­ди­тов) люди при­уча­ются как-то отго­ра­жи­ваться. Однако малень­ким детям, пока они этому не научи­лись, под­час при­хо­дится довольно тяжко.

Нужно ли обсуж­дать с детьми их страш­ные сны?

Нередко дети не любят засы­пать в тем­ноте (и даже вообще засы­пать), поскольку боятся ноч­ных кош­ма­ров. Ино­гда они честно в этом при­зна­ются, а чаще скры­вают. Осо­бенно маль­чики, кото­рые рано пони­мают, что тру­сить стыдно. Роди­тели же, зная, что их малышу снятся пло­хие сны, избе­гают раз­го­во­ров на эту тему, наде­ясь, что так он ско­рее забу­дет о непри­ят­ном. Однако на самом деле страх про­сто заго­ня­ется вглубь и может раз­рас­тись до таких раз­ме­ров, что у ребенка разо­вьется на этой почве насто­я­щий невроз.

Избе­гая раз­го­во­ров о снах, вы можете достичь резуль­та­тов, прямо про­ти­во­по­лож­ных жела­е­мым. Ребе­нок решит, что его сны пугают даже роди­те­лей — настолько они ужасны. Ноч­ные кош­мары вообще вос­при­ни­ма­ются малень­кими детьми как нечто, совер­шенно от них не зави­ся­щее, а потому гроз­ное и могу­ще­ствен­ное. (При­мерно так же отно­сятся к снам и при­ми­тив­ные пле­мена). В дошколь­ном и ран­нем школь­ном воз­расте дети еще не могут ска­зать себе во сне, что они спят, и все про­ис­хо­дит не наяву. Не могут уси­лием воли заста­вить себя проснуться. Впро­чем, даже взрос­лым это уда­ется далеко не все­гда. Дети же вообще пол­но­стью нахо­дятся во вла­сти сво­его сна, и взрос­лые, остав­ляя малы­шей наедине с вос­по­ми­на­ни­ями о ноч­ных кош­ма­рах, обре­кают их на серьез­ные стра­да­ния. Мно­гих детей страш­ные образы, когда-то при­ви­дев­ши­еся во сне, пре­сле­дуют дол­гие годы. А порой это аука­ется даже во взрос­лой жизни.

Одной моей зна­ко­мой в дет­стве часто сни­лось, будто она, идя зимой по обле­де­не­лому желез­но­до­рож­ному мосту, соскаль­зы­вает с него и падает вниз на рельсы. С тех пор про­шло много лет, сны эти давно пре­кра­ти­лись, но она до сих пор опа­са­ется ездить на элек­трич­ках, что суще­ственно услож­няет ей жизнь. Осо­бенно летом, в дач­ный сезон. Лучше не дожи­даться, пока страх накрепко зася­дет в душе ребенка, а осто­рожно вытас­ки­вать ноч­ные ужасы на свет Божий: побуж­дать малыша рас­ска­зы­вать свои сны, рисо­вать их, разыг­ры­вать в сцен­ках куколь­ного театра.

При этом важно, с одной сто­роны, искренне сопе­ре­жи­вать малышу, но с дру­гой, не зацик­ли­ваться на его страхе, а поста­раться как можно ско­рее пере­ве­сти обсуж­де­ние в игро­вую сти­хию, вызвать у малыша улыбку и смех.

Ска­жем, он нари­со­вал чудо­вище, кото­рое гоня­лось за ним во сне по квар­тире. Страшно? — Еще бы! Однако малень­кий ребе­нок при всем жела­нии не может нари­со­вать кар­тину, по-насто­я­щему леде­ня­щую кровь. Он этого про­сто не умеет. А раз так, то вам и карты в руки!

Под­ме­чайте смеш­ные детали в его рисун­ках и обра­щайте на них вни­ма­ние сына или дочери.

При­ду­мы­вайте смеш­ные пово­роты сюжета в сцен­ках, кото­рые можно разыг­рать на ширме, сде­лан­ной из одеяла.

Поль­зуй­тесь тем, что в снах обычно бывает много абсурд­ного, и посте­пенно уво­дите ребенка от точ­ного вос­про­из­ве­де­ния пло­хого сна к более бла­го­по­луч­ному вари­анту. Пред­по­ло­жим, во сне он не мог убе­жать от чудо­вища и проснулся, крича от ужаса, а в рисунке и в сценке куколь­ного театра пусть натя­нет леску, чтобы чудо­вище пока­ти­лось куба­рем, визжа, словно реза­ный поро­се­нок. Во сне гро­мад­ная голова, рас­ха­жи­вав­шая на тонень­ких нож­ках и посто­янно тре­бо­вав­шая пищи, каза­лась малышке запре­дельно страш­ной, а вылеп­лен­ная в мини­а­тюре из пла­сти­лина, да еще жую­щая рва­ный баш­мак, она будет вызы­вать у девочки смех. Вклю­ча­ясь в при­ду­мы­ва­ние счаст­ли­вых кон­цо­вок сво­его сна, ребе­нок осо­знает себя его хозя­и­ном, и пусть не сразу, но избав­ля­ется от мисти­че­ского ужаса перед все­вла­стием ноч­ных кошмаров.

Поскольку сны у каж­дого чело­века свои, выдать еди­ный рецепт их отыг­ры­ва­ния невоз­можно. Однако я при­веду пару раз­вер­ну­тых при­ме­ров, чтобы вам было яснее, в каком направ­ле­нии двигаться.

Как подру­житься с тетей королевой?

Вось­ми­лет­ний Антоша, ходив­ший на пси­хо­кор­рек­ци­он­ные заня­тия, кото­рые мы вели с И. Я. Мед­ве­де­вой, боялся некоей «тети коро­левы», кото­рая не раз явля­лась ему во сне. Рас­ска­зы­вать про нее маль­чик не мог. Рисо­вать тоже пона­чалу отка­зы­вался. Тогда мать, по нашему совету, пред­ло­жила ему: «Давай я нари­сую сама, ты только будешь мне под­ска­зы­вать, пра­вильно ли я ее себе представляю».

Антоша согла­сился и мало-помалу втя­нулся в этот про­цесс, начал под­ска­зы­вать все более охотно. Если он вдруг затруд­нялся вспом­нить какую-то подроб­ность, мама про­сила его при­ду­мать или пред­ла­гала свой вари­ант. Есте­ственно, «тетя коро­лева» полу­чи­лась на рисунке не такой уж и страш­ной. А если совсем честно, то мама поста­ра­лась сде­лать ее посимпатичней.

Потом Антоше было пред­ло­жено самому нари­со­вать «тетю коро­леву». И не про­сто, а во дворце. Зада­ние увлекло маль­чика, он с удо­воль­ствием рисо­вал и рас­кра­ши­вал трон. Потом во дворце появи­лись закол­до­ван­ные люди. Страш­ный, непо­нят­ный, тре­вож­ный сон все больше начи­нал напо­ми­нать вол­шеб­ную сказку. Маль­чику ста­но­ви­лось все инте­рес­нее, а глав­ное, он ощу­тил себя в при­выч­ной сти­хии, где собы­тия раз­ви­ва­ются по извест­ным зако­нам, и добро непре­менно в конце побеж­дает зло.

Уви­дев, что Антоша уже не только не цепе­неет от ужаса при упо­ми­на­нии о «тете коро­леве», а с удо­воль­ствием фан­та­зи­рует на эту тему, мы пред­ло­жили ему вве­сти в рисунки себя. Антоша согла­сился не сразу. Страх еще не был изжит до конца, и маль­чик довольно долго отне­ки­вался: при­знаться прямо, что он боится, ему было стыдно, поэтому он твер­дил, что у него не полу­чится нари­со­вать себя как в жизни. Но тут, на наше сча­стье, ему пода­рили игру­шеч­ную саблю, и Антоша захо­тел ее нарисовать.

— Вот и чудесно! — ска­зали мы. — Нари­суй, как ты зама­хи­ва­ешься этой саб­лей на тетю королеву.

Пере­клю­чив вни­ма­ние маль­чика на вто­ро­сте­пен­ные детали, мы помогли ему неза­метно пре­одо­леть пси­хо­ло­ги­че­ский барьер.

Дальше в ход пошли сред­ства куколь­ного театра. Нужно же было осво­бо­дить закол­до­ван­ных людей! Осво­бож­дал их, как вы, навер­ное, дога­да­лись, сам Антошка, и про­ис­хо­дило это на само­дель­ной ширме домаш­него куколь­ного театра. А рисунки, в кото­рых тема «тети коро­левы» полу­чила даль­ней­шее раз­ви­тие, слу­жили в каче­стве декораций.

Игра про­дол­жа­лась довольно долго, обрас­тая все новыми забав­ными подроб­но­стями, и посте­пенно гроз­ная «тетя коро­лева» пре­вра­ти­лась в смеш­ную и совер­шенно не страш­ную ста­рушку, чем-то напо­ми­нав­шую Шапо­кляк. В конце кон­цов, Антоша с ней даже подружился.

В резуль­тате маль­чик, кото­рый раньше изну­рял по вече­рам маму, не отпус­кая ее от себя ни на минуту, стал спо­койно засы­пать один и больше не жало­вался на пло­хие сны.

Идет бычок, качается

Дру­гому маль­чику — назо­вем его Сашей — во сне часто являлся бык. С крас­ными, нали­тыми кро­вью гла­зами, он гонялся за Сашей и норо­вил вздер­нуть его на рога. У этого сюжета, в отли­чие от преды­ду­щего, была вполне реаль­ная подо­плека. В четыре года Саша летом поехал в деревню, и там дей­стви­тельно какое-то пар­но­ко­пыт­ное, то ли бык, то ли корова, нагнал на него страху. К пяти с поло­ви­ной годам ноч­ные кош­мары стали настолько частыми, что при­шлось обра­щаться за помо­щью к специалистам.

Обыч­ная так­тика отыг­ры­ва­ния поло­жи­тель­ных резуль­та­тов не дала. Саша пач­ками при­но­сил рисунки, но от этого бык в его вооб­ра­же­нии сви­ре­пел еще больше. Тогда было решено пойти в обход, при­чем сме­нить не только сюжеты, но и тех­нику испол­не­ния. Маль­чик неплохо лепил, и пси­хо­лог попро­сила его выле­пить из пла­сти­лина целый скот­ный двор: ове­чек, гусей, кур. Короче, всех, кроме быков. Ребе­нок с удо­воль­ствием выпол­нил зада­ние и, доволь­ный похва­лой с радо­стью при­нялся за новое. В новое зада­ние уже были вклю­чены эле­менты теат­ра­ли­за­ции: Саша под руко­вод­ством пси­хо­лога при­ду­мы­вал исто­рии, про­ис­хо­див­шие с оби­та­те­лями скот­ного двора. Потом, когда герои этих исто­рий полю­би­лись маль­чику, настал, можно ска­зать, клю­че­вой момент: в игре появился теле­нок. Есте­ственно, малень­кий, бес­по­мощ­ный и потому очень тро­га­тель­ный. Про­шло еще какое-то время, и слово «теле­нок» как бы невзна­чай было заме­нено на слово «бычок». Ребе­нок слегка напрягся, но ему пору­чили про­ил­лю­стри­ро­вать пан­то­ми­мой извест­ный сти­шок Агнии Барто «Идет бычок, кача­ется». Саша пере­клю­чился на выпол­не­ние нового инте­рес­ного зада­ния, а заодно отвлекся от непри­ят­ных мыслей.

В общем, к тому вре­мени, как «пси­хо­кор­рек­ци­он­ный» бычок под­рос, Саша успел с ним срод­ниться и активно сопе­ре­жи­вал всем пери­пе­тиям его жизни. Вдо­ба­вок маль­чику купили сим­па­тич­ного плю­ше­вого бычка да еще сво­дили его в куколь­ный театр, где дей­ство­вал «одно­имен­ный пер­со­наж». В резуль­тате поло­жи­тель­ные впе­чат­ле­ния настолько засло­нили отри­ца­тель­ные, что, когда Саша слу­чайно уви­дел по теле­ви­зору мульт­фильм, где фигу­ри­ро­вал разъ­ярен­ный бык, это не про­из­вело на него ника­кого впе­чат­ле­ния. Кош­мар­ные сны больше не повторялись.

Так что обсуж­дать с детьми их страш­ные сны можно и нужно, только делать это сле­дует с осто­рож­но­стью, вни­ма­тельно следя за реак­цией ребенка. Помните: если малыш упорно от чего-то отка­зы­ва­ется, зна­чит, это вызы­вает у него какие-то труд­но­сти. В дан­ном слу­чае, ско­рее всего — труд­но­сти пси­хо­ло­ги­че­ски. Поэтому идти напро­лом опасно. Однако не менее опасно и отсту­пать, пус­кая все на само­тек в надежде «авось рас­со­сется». Лучше про­явить неко­то­рую изоб­ре­та­тель­ность и вовлечь ребенка в обсуж­де­ние, пере­клю­чив его вни­ма­ние на что-то другое.

Тол­ко­ва­ние сновидений

Этого же каса­ется тол­ко­ва­ния сно­ви­де­ний, то увле­каться этим по-моему, не стоит. Такой под­ход рас­про­стра­нен на Западе, где очень сильны пози­ции пси­хо­ана­ли­ти­че­ской и род­ствен­ных ей пси­хо­ло­ги­че­ских школ, уде­ля­ю­щих основ­ное вни­ма­ние сфере так назы­ва­е­мого под­со­зна­ния. Но, во-пер­вых, выяс­не­ние исто­ков ноч­ных кош­ма­ров, раз­ма­ты­ва­ние запу­тан­ного клубка усколь­за­ю­щих обра­зов — дело тон­кое, тре­бу­ю­щее серьез­ной про­фес­си­о­наль­ной под­го­товки роди­те­лям не стоит браться за это самим.

А во-вто­рых, пси­хо­ана­лиз ста­вит во главу угла очень мно­гое из того, что в нашей куль­туре испо­кон веков счи­та­ется низ­мен­ным и вытес­ня­ется из раз­го­во­ров и из памяти. (Напри­мер, у нас не при­нято обсуж­дать с детьми — да и со взрос­лыми тоже! — их сек­су­аль­ные пере­жи­ва­ния или агрес­сив­ные, раз­ру­ши­тель­ные фан­та­зии.) Такое втор­же­ние в интим­ную сферу нане­сет ребенку, вос­пи­тан­ному в тра­ди­циях рус­ской куль­туры, еще одну серьез­ную пси­хи­че­скую травму и может при­чи­нить только вред.

Ну и, навер­ное, стоит заду­маться, почему Пра­во­слав­ная Цер­ковь, кото­рую неда­ром назы­вают хра­ни­тель­ни­цей тра­ди­ций народа, редко отри­ца­тельно отно­сится к тол­ко­ва­нию снов, счи­тая это обо­льще­нием, вред­ными суе­ве­ри­ями, уво­дя­щими людей на скольз­кую дорожку магии. Как известно, тол­ко­ва­нием снов осо­бенно любят зани­маться гадалки, воро­жеи и про­чие. Зна­ме­ни­тые зару­беж­ные пси­хи­атры Зиг­мунд Фрейд и Карл Густав Юнг, бла­го­даря кото­рым в запад­ной пси­хо­ло­гии так рас­про­стра­ни­лось тол­ко­ва­ние сно­ви­де­ний, тоже, ока­зы­ва­ется, не пона­слышке знали о раз­ного рода оккульт­ных и маги­че­ских прак­ти­ках. Юнг — тот про­сто был вра­чом и совет­чи­ком извест­ной сата­нистки Элис (Алисы) Бейли, впо­след­ствии осно­вав­шей секту с весьма крас­но­ре­чи­вым назва­нием — «Трест Люци­фера» (таково одно из наиме­но­ва­ний сатаны).

Кто-нибудь воз­ра­зит: «Но ведь и в хри­сти­ан­стве во весь голос зву­чит тема вещих снов. Взять хотя бы исто­рию обре­те­ния Казан­ской иконы Божьей Матери. Бого­ма­терь яви­лась девочке Мат­роне во сне и ука­зала, где надо искать икону. Род­ные сперва не пове­рили рас­ска­зам Мат­роны и чуть было не про­гне­вали Бого­ро­дицу непослушанием».

Но в этом пре­да­нии (как, впро­чем, и во мно­гих дру­гих) четко выра­жена хри­сти­ан­ская пози­ция по отно­ше­нию к снам: верить им не сле­дует, за исклю­че­нием тех ред­ких слу­чаев, когда Бог хочет открыть чело­веку во сне что-то очень важ­ное. Как это понять? — Ну, во-пер­вых, такие сны обычно бывают у людей глу­боко веру­ю­щих, веду­щих пра­вед­ную жизнь. Напри­мер, девочка Мат­рона, кото­рой яви­лась Бого­ма­терь, счи­та­лась чрез­вы­чайно набож­ной даже для той, совсем не ате­и­сти­че­ской эпохи. И потом, конечно, чело­век, уви­дев­ший подоб­ный сон, дол­жен обра­титься за сове­том к свя­щен­нику, сво­ему духов­ному настав­нику. Людям же неве­ру­ю­щим или нецер­ков­ным вообще не надо вни­кать в скры­тый смысл снов. Осо­бенно снов страш­ных, зло­ве­щих. Это может еще больше зара­зить чело­века пуга­ю­щими впе­чат­ле­ни­ями и вко­нец рас­ша­тать пси­хику. Тем более, если речь идет о детях.

Меры предо­сто­рож­но­сти

Лучше при­нять те меры предо­сто­рож­но­сти, о кото­рых опять-таки пре­красно знали еще наши прабабушки.

Нерв­ному, воз­бу­ди­мому ребенку — а именно такие дети в первую оче­редь под­вер­жены ноч­ным кош­ма­рам — нужно соблю­дать режим дня, избе­гать пере­гру­зок и пере­утом­ле­ния. А то очень часто их в 4–5‑летнем воз­расте чуть ли не каж­дый день водят по раз­ным сту­диям и мини-лицеям, а потом недо­уме­вают, от чего у ребенка нару­ша­ется сон.

Перед сном сле­дует воз­дер­жи­ваться от шум­ных игр, бур­ного весе­лья, возни. Два-три послед­них часа перед укла­ды­ва­нием ребенка должны про­хо­дить в спо­кой­ной обста­новке. Пусть ребе­нок пори­сует, поиг­рает в игрушки или в настоль­ные игры, послу­шает чте­ние вслух. Актив­ных, подвиж­ных детей полезно выво­дить перед сном на улицу (при усло­вии, что они не боятся тем­ноты). Но и там нельзя давать им осо­бенно рас­хо­диться, а надо зани­мать раз­го­во­рами или роле­выми играми, не под­ра­зу­ме­ва­ю­щими бега, борьбы и проч. Напри­мер, игрой в мага­зин, в авто­за­правку, в ресто­ран, в дочки-матери и т. п.

Впе­чат­ли­тель­ным детям не стоит читать перед сном вол­шеб­ные сказки. Осо­бенно такие, где фигу­ри­руют вели­каны, зло­деи, людо­еды (сказки Перро, бра­тьев Гримм и т. п.). В конце кон­цов, выбор книг сей­час очень велик, и можно без труда найти что-нибудь более при­бли­жен­ное к реаль­ной жизни (Носов, Дра­гун­ский и т. п.), а вол­шеб­ные сказки читать днем.

Если ребенку по ночам снятся кош­мары, надо совер­шенно исклю­чить теле­ви­зор и видео. Как бы он ни наста­и­вал! Вы же не пове­дете его с высо­кой тем­пе­ра­ту­рой на улицу, даже если он устроит исте­рику, тре­буя гуля­нья. Не пове­дете, потому что испу­га­е­тесь ослож­не­ний. Или, напри­мер, будете строго соблю­дать диету при дис­бак­те­ри­озе, аллер­гиях и проч., хотя дети тоже от этого не в вос­торге. Вот и с теле­ви­зо­ром имеет смысл при­дер­жи­ваться такой же твер­дой пози­ции. Для пси­хи­че­ского здо­ро­вья пра­виль­ная диета необ­хо­дима не меньше, чем для здо­ро­вья физического.

При­чем ребенку, стра­да­ю­щему ноч­ными кош­ма­рами, вредно не только смот­реть теле­ви­зор самому, но и нахо­диться в той ком­нате, где теле­ви­зор смот­рят взрос­лые. Взрос­лым зача­стую кажется, что это без­вредно. Ведь малыш не обра­щает вни­ма­ния на экран, он погло­щен сво­ими играми, ему неин­те­ресны взрос­лые фильмы и выпуски ново­стей. Но люди, кото­рые так счи­тают, глу­боко заблуж­да­ются. Когда чело­век нахо­дится в рас­слаб­лен­ном состо­я­нии, когда он чем-либо отвле­чен, гораздо легче воз­дей­ство­вать на его под­со­зна­ние. Если он ста­ра­ется вник­нуть в смысл того, что слы­шит, ему бывает проще выста­вить пси­хо­ло­ги­че­скую защиту. Когда же инфор­ма­ция с теле­экрана идет как бы фоном, ребе­нок от нее не защи­щен совер­шенно. А что сей­час мус­си­ру­ется по теле­ви­де­нию? — Взрывы, убий­ства, ката­строфы, воору­жен­ные кон­фликты. Все, что нагне­тает ужас, создает у детей чув­ство пол­ной неза­щи­щен­но­сти и, соот­вет­ственно, обо­ра­чи­ва­ется по ночам кош­мар­ными виде­ни­ями. Кроме того, непри­вычно быст­рый темп речи, неха­рак­тер­ный для рус­ского языка, англий­ские, а не рус­ские инто­на­ции (частый подъем голоса вверх), усво­ен­ные в послед­ние годы нашими дик­то­рами, мель­те­ше­ние кад­ров будо­ра­жат пси­хику и тоже пони­жают пси­хи­че­скую сопро­тив­ля­е­мость ребенка.

А если теле­ви­зор — это самое дорогое?

Часто можно услы­шать, что отец семей­ства жить без теле­ви­зора не может и его ника­кими силами не ото­рвать от экрана. Говори — не говори. Но при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии обычно ока­зы­ва­ется, что он про­сто недо­оце­ни­вал вред, нано­си­мый ребенку теле­пе­ре­да­чами. А жена вме­сто того, чтобы спо­койно все объ­яс­нить, при­ни­ма­лась обви­нять мужа в эго­изме, и оскорб­лен­ный муж, есте­ственно, лез в бутылку.

Если ваших объ­яс­не­ний будет недо­ста­точно — неда­ром же суще­ствует и пого­ворка (биб­лей­ское выра­же­ние) «Нет про­рока в своем оте­че­стве»! — при­бег­ните к авто­ри­тету зна­ко­мого врача или пси­хо­лога. Ско­рее всего, это возы­меет дей­ствие, ведь людей, кото­рые хотят зла своим детям, почти не бывает. Если же, несмотря ни на что, муж будет ста­вить свой ком­форт пре­выше здо­ро­вья ребенка, семей­ный про­гноз довольно неуте­ши­те­лен, ведь и в более кри­ти­че­ской ситу­а­ции он, вполне веро­ятно, сде­лает то же самое.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

изд-во “Хри­сти­ан­ская жизнь”, 2008 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки