Про принцев и принцесс: дети из богатых семей

Про принцев и принцесс: дети из богатых семей

(3 голоса4.7 из 5)

Еще несколько лет назад боль­шин­ству людей каза­лось, будто дети «новых рус­ских» неиз­ме­римо счаст­ли­вее осталь­ных своих сверст­ни­ков. А воз­ра­же­ния, что види­мость очень часто бывает обман­чива, вызы­вали скеп­ти­че­скую усмешку. Дескать, мели, Емеля… Как можно быть несчаст­ным, если ты ни в чем не зна­ешь отказа? Это же не жизнь, а сказка! Всем бы такую…

Но позна­ко­мив­шись со сказ­кой поближе, мно­гие сна­чала при­хо­дили в недо­уме­ние, а затем бывали вынуж­дены при­знать, что сча­стье дей­стви­тельно не в день­гах. И уж тем более — не в их коли­че­стве. Ведь в семьях, члены кото­рых могли бы по при­меру дядюшки Скруджа купаться в дол­ла­рах, про­блем у детей ока­зы­ва­лось не меньше, а больше!

И страхи у них выра­жа­лись ярче, и свое­во­лие гораздо чаще ста­но­ви­лось настолько запре­дель­ным, что даже самые либе­раль­ные роди­тели хва­та­лись за голову и с тос­кой вопрошали:

— А дальше что будет?

Дет­са­дов­ские вос­пи­та­тели отме­чали повы­шен­ную агрес­сив­ность детей «новых рус­ских». Учи­теля жало­ва­лись на то, что юные обол­тусы ничего не знают и знать не желают, а поста­вишь двойку — явля­ется папа в крас­ном пиджаке или мама к нор­ко­вой шубе и начи­нают «качать права»:

— Мы такие деньги за учебу пла­тим, нам обе­щали инди­ви­ду­аль­ный под­ход, а вы…

Посте­пенно все это стало общим местом, и даже воз­ник некий соби­ра­тель­ный образ нового рус­ского бар­чонка, кото­рый, с одной сто­роны, рано при­вы­кает к мысли, что весь мир будет у его ног, а с дру­гой, обде­лен лас­кой и забо­той род­ных. Прежде всего отцов, кото­рых почти не бывает дома. А нередко и мате­рей, кото­рым тоже быстро надо­едает сидеть в четы­рех сте­нах, и они нахо­дят себе заня­тие поин­те­рес­нее ухода за ребен­ком. Благо финансы поз­во­ляют нанять гувер­нантку или запла­тить за заго­род­ный лицей, кото­рый раньше назвали бы попро­сту интернатом.

Дет­ский харак­тер, фор­ми­ру­ю­щийся в резуль­тате такой ком­би­на­ции (огром­ные амби­ции и чув­ство отвер­жен­но­сти), мягко говоря, не сахар.

— Он был таким умным, доб­рым, откры­тым маль­чи­ком, — рас­ска­зы­вала тетя 11-лет­него Пав­лика. — Все ему было инте­ресно, все у него полу­ча­лось, везде он заво­дил дру­зей, обо­жал род­ствен­ни­ков. Мы на него нара­до­ваться не могли. Но при­шло время идти в школу, и папа настоял на том, чтобы Пав­лушу отдали в под­мос­ков­ный лицей. Вроде бы, не при­де­решься: эко­ло­ги­че­ски чистое место, два языка, тен­нис, вер­хо­вая езда… Но ребенка как под­ме­нили: агрес­сив­ный стал, раз­дра­жи­тель­ный, чуть что — в слезы, в драку… А года через пол­тора у роди­те­лей отно­ше­ния раз­ла­ди­лись, запахло раз­во­дом, никому было не до него… И теперь на Пав­лика больно смот­реть: это не чело­век, а вол­чо­нок. Нена­ви­дит всех, осо­бенно род­ных, ни с кем у него нет кон­такта. Думает только о себе, ради удо­вле­тво­ре­ния своих при­хо­тей спо­со­бен на все. И глав­ное, уве­рен, что он в своем праве! Я с ужа­сом жду, что будет, когда он еще немного под­рас­тет. По-моему, ему один путь — в мафию.

Но даже, если обста­новка в семье бла­го­при­ят­ная и ребен­ком много зани­ма­ются, это, увы, далеко не все­гда гаран­ти­рует маль­чику или девочке из бога­той семьи пси­хо­ло­ги­че­ский ком­форт. Боль­шие деньги в нашей стране — источ­ник повы­шен­ной опас­но­сти, и дети, есте­ственно, тоже вхо­дят в «зону риска». Опа­са­ясь за жизнь детей, «новые рус­ские» отсы­лают своих детей за гра­ницу или при­став­ляют к ним телохранителей.

Зву­чит шикарно, но вы пред­ставьте себе реаль­ные ощу­ще­ния ребенка, и энту­зи­азма сразу поуба­вится. Что дол­жен думать малыш, за кото­рым неот­ступно сле­дует воору­жен­ный амбал? — А то, что его жизнь нахо­дится в посто­ян­ной опас­но­сти, и несколько ребят одни играют во дворе (мно­гие дети уже в 5–6 лет полу­чают эту вожде­лен­ную при­ви­ле­гию), а он шагу сту­пить не может без надзирателя!

У силь­ных натур воз­ни­кает чув­ство про­те­ста. Отсюда и демон­стра­тив­ные выходки и ран­ний инте­рес к взрос­лой жизни. Вер­нее, к ее внеш­ним и далеко не самым луч­шим при­ме­там: к раз­врату, табаку, алко­голю, наркотикам.

У тех же, кто посла­бее, появ­ля­ется страх перед людьми и перед миром. Это при­во­дит к инфан­ти­ли­за­ции, и такие люди ока­зы­ва­ются совер­шенно не под­го­тов­лены к само­сто­я­тель­ному пла­ва­нию по житей­скому морю, к при­ня­тию реше­ний. С годами у них может раз­виться ком­плекс неудач­ни­ков, хотя вроде бы все при них: и спо­соб­но­сти есть, и связи, и деньги.

Вот очень харак­тер­ный при­мер. До пяти лет Ирочка была бой­кой и общи­тель­ной, засы­пала в тем­ноте, нико­гда не жало­ва­лась на пло­хие сны, в незна­ко­мом месте момен­тально осва­и­ва­лась и чув­ство­вала себя спо­койно и уверенно.

Но потом отец девочки стре­ми­тельно раз­бо­га­тел. При­чем деньги эти, судя по всему, были не только шаль­ными, но и не очень чистыми. Во вся­ком слу­чае, папа начал серьезно опа­саться за жизнь дочери и при­ста­вил к ней тело­хра­ни­теля. Теперь, в восемь лет, Ирочка обу­ре­ва­ема мно­же­ством стра­хов. Тут и боязнь зайти в тем­ную ком­нату, и страх откры­того про­стран­ства (она даже ночью может проснуться, если дверь в ее ком­нату слегка при­от­кро­ется), и пани­че­ский ужас перед бан­ди­тами, и раци­о­нально никак не объ­яс­ни­мая боязнь радио­ак­тив­ного облу­че­ния и кис­лот­ных дождей. Гово­рит девочка еле слышно, пора­жает своей вяло­стью, без­участ­но­стью ко всему. Ее трудно рас­сме­шить, зато напу­гать ничего не стоит. Учится она, есте­ственно, плохо, ведь каж­дый вызов к доске для нее — катастрофа.

Серьез­ные про­блемы воз­ни­кают для неко­то­рых детей из среды «новых рус­ских» и при выборе дру­зей. Осо­бенно если их роди­тели — выходцы из интел­ли­гент­ной среды и сами с тру­дом при­спо­саб­ли­ва­ются к обще­нию в новом кругу, где ценится отнюдь не куль­тур­ное обхож­де­ние, а «кру­тизна».

— Наш Алеша, — жало­ва­лась мама очень милого, умнень­кого, что назы­ва­ется, врож­денно-интел­ли­гент­ного маль­чика, наот­рез отка­зы­ва­ется ходить в гости к ком­па­ньо­нам мужа. А если они при­хо­дят к нам со сво­ими детьми, заби­ва­ется в даль­ний угол и может за весь вечер не про­ро­нить ни слова. Он много читает, рисует, часами возится с кон­струк­то­ром, а им все это неин­те­ресно. Они часто дерутся и счи­тают его тру­сом за то, что он не любит драк.

По наблю­де­ниям мно­гих пси­хо­ло­гов и педа­го­гов в гораздо более выиг­рыш­ном поло­же­нии нахо­дятся сей­час семьи, кото­рые раньше было при­нято назы­вать «обес­пе­чен­ными» (сей­час это слово как-то не в ходу). Деньги в таких семьях зара­ба­ты­ва­ются чест­ным тру­дом и, есте­ственно, не бывают беше­ными, однако их вполне хва­тает на нор­маль­ную, при­лич­ную жизнь.

Источ­ник зара­ботка — важ­ней­ший вопрос. Это только со сто­роны кажется, что детям неважно, откуда у роди­те­лей деньги. Лишь бы они были, да побольше. На самом же деле очень важно, осо­бенно под­рост­кам. Ведь в под­рост­ко­вом воз­расте чело­век при­стально вгля­ды­ва­ется в мир взрос­лых, ста­ра­ясь понять его, при­ме­риться к нему. И неожи­данно заме­чает много дур­ного, оттал­ки­ва­ю­щего, неспра­вед­ли­вого — того, что в дет­стве не бро­са­лось ему в глаза. Это при­но­сит разо­ча­ро­ва­ния. А поскольку под­ростки — мак­си­ма­ли­сты, то они часто начи­нают видеть мир в чер­ном свете. Но, если авто­ри­тет роди­те­лей не нис­про­верг­нут, все осталь­ное дело попра­ви­мое. Роди­тели по-преж­нему могут вли­ять на ребенка, и посте­пенно его пес­си­мизма поубавится.

Однако, если вдруг выяс­ня­ется, что у самих роди­те­лей рыльце в пушку, дело при­ни­мает дра­ма­ти­че­ский обо­рот. И ладно бы речь шла только об укло­не­нии от нало­гов! Как ни ста­ра­ются нам вну­шить, что неуплата нало­гов — пре­ступ­ле­ние, наши люди пока не очень-то про­ни­ка­ются пси­хо­ло­гией исправ­ных нало­го­пла­тель­щи­ков. Ведь реаль­ность на каж­дом шагу убеж­дает их в обратном.

«Вла­сти нас оби­рают, строят на наши деньги виллы на Кана­рах, шикуют в ресто­ра­нах, раз­вле­ка­ются в казино. С какой стати мы должны им пота­кать, отры­вая кусок от своих детей и ста­ри­ков?» — рас­суж­дает народ, и дети, разу­ме­ется, слы­шат подоб­ные речи.

Но это еще пол­беды, хотя, по боль­шому счету, тоже непе­да­го­гично, ибо нельзя оправ­ды­вать свою нечест­ность нечест­но­стью других.

А если роди­тель­ский капи­тал нажит совсем уж амо­раль­ным путем, и под­ро­сток об этом узнает? Ска­жем, отец нажи­ва­ется на афе­рах со стро­и­тель­ством жилья: берет с людей деньги, а потом «при­кры­вает лавочку». Или при­слу­жи­вает нар­ко­ма­фии, помо­гая «отмы­вать» гряз­ные деньги. А мать тор­гует лекар­ствами, раз­ру­ши­тельно дей­ству­ю­щими на здо­ро­вье (гор­мо­наль­ными кон­тра­цеп­ти­вами, сред­ствами для поху­да­ния, вызы­ва­ю­щими нар­ко­ти­че­скую зави­си­мость, вред­ными био­до­бав­ками). Тор­гует, пре­красно пони­мая, что она делает злое дело. Но фирмы, сбаг­ри­ва­ю­щие довер­чи­вым кли­ен­там свою про­дук­цию, пла­тят ей хоро­шие деньги, и это пере­ве­ши­вает все осталь­ное. «Мы, взрос­лые, учим детей быть чест­ными, болез­ненно пере­жи­ваем, пой­мав ребенка на лжи или воров­стве. То есть дети бук­вально с пеле­нок слы­шат от нас, что воро­вать и лгать нехо­рошо! А тут они убеж­да­ются в нашем лице­ме­рии. Для под­рост­ков это озна­чает кру­ше­ние иде­ала. Нет, чаще всего под­ростки из бога­тых семей не ста­но­вятся открыто на сто­рону «уни­жен­ных и оскорб­лен­ных» — ведь тогда им при­дется лишиться массы при­выч­ных благ. Их бунт выра­жа­ется иначе.

— Кто вы такие, чтобы меня учить? — думает, а порой и гово­рит вслух такой под­ро­сток. — Что хочу — то и ворочу. Вы лучше на себя посмот­рите и люди, пове­рив­шие вслед за древ­не­рим­ским импе­ра­то­ром Вес­па­си­а­ном, что «деньги не пах­нут» (импе­ра­тор имел в виду доходы от обще­ствен­ных туа­ле­тов), на своем горь­ком опыте убеж­да­ются, что это неправда. Но изме­нить уже ничего нельзя.

А если мужа охва­тил азарт обогащения?

— Да-да! Как быть в таком слу­чае? — спро­сите вы. — Если он стал как одер­жи­мый и ни о чем, кроме зако­ла­чи­ва­ния денег, больше не помышляет?

«Вопрос, конечно, инте­рес­ный», как любил выра­жаться герой попу­ляр­ной кино­ко­ме­дии Эль­дара Рязанова.

Тут очень важно понять сле­ду­ю­щее: для мно­гих совре­мен­ных муж­чин «дела­ние денег» — это спо­соб само­утвер­жде­ния. Осо­бую соблаз­ни­тель­ность при­об­рел он сей­час, когда, с одной сто­роны, страсть к обо­га­ще­нию поощ­ря­ется вла­стями, а с дру­гой, столько людей ока­за­лось не в состо­я­нии впи­саться в новую жизнь.

В такой обста­новке чело­век с пре­тен­зией на лидер­ство полу­чает ред­кую воз­мож­ность воз­вы­ситься сразу над мно­гими. И этот мотив гораздо силь­нее инфан­тиль­ного жела­ния обла­дать какими-либо вещами.

При­чем жены нередко играют тут про­во­ци­ру­ю­щую роль. На сло­вах они сетуют, что муж думает только о биз­несе и даже спать ложится в обнимку с теле­фо­ном, а на деле посто­янно одо­ле­вают его прось­бами купить то одно, то другое.

Нико­гда не забуду, как я при­шла в гости к одной зна­ко­мой, кото­рая вроде бы очень стра­дала от того, что муж свя­зался с какими-то нечи­сто­плот­ными типами, и гово­рила, что ей лично ника­ких денег не нужно — лишь бы в доме были мир и покой. А бук­вально через пять минут достала из шкафа рос­кош­ную шубу, кото­рую он купил на деньги, кото­рые, по ее же соб­ствен­ным сло­вам, «дурно пахли», и при­ня­лась вер­теться перед зер­ка­лом, при­го­ва­ри­вая, что к этой обновке нужна, конечно, хоро­шая шляпа; И она уже при­смот­рела под­хо­дя­щую в доро­гом магазине…

А глав­ное, как-то так неза­метно полу­ча­ется, что пре­успе­я­ние в биз­несе ста­но­вится, основ­ным досто­ин­ством мужа. Осталь­ное — дело вто­ро­сте­пен­ное. Пусть, придя домой, он все время мол­чит, уткнув­шись в теле­ви­зор. Пусть прак­ти­че­ски не зани­ма­ется детьми. Пусть огру­бел, опро­стился, мало кем и чем инте­ре­су­ется и сво­ими пред­став­ле­ни­ями о жизни уже очень напо­ми­нает тупых «кру­тя­ков» из анек­до­тов. Глав­ное, чтобы был добыт­чи­ком. И даже ребе­нок в ответ на просьбу пси­хо­лога пере­чис­лить хоро­шие каче­ства папы гово­рит: «Много зара­ба­ты­вает». То есть сама семья не дает ему сойти с этих нака­тан­ных рельсов.

Так что если вы начали заме­чать, что муж черес­чур увлекся биз­не­сом и пере­стал обра­щать вни­ма­ние на семью, сове­тую вам про­ана­ли­зи­ро­вать соб­ствен­ное пове­де­ние. Сколько вре­мени зани­мают в вашем обще­нии раз­го­воры о раз­лич­ных жиз­нен­ных бла­гах? Не слиш­ком ли часто зву­чит мотив нехватки денег? Не увле­ка­е­тесь ли вы срав­не­нием сво­его уровня жизни с уров­нем жизни дру­зей и знакомых?

Если да, то надо сле­дить за собой, Муж­чина в семье — голова, но жен­щина, как известно, шея. Куда повер­нется, туда голова и будет смотреть.

Поста­рай­тесь найти в муже какие-нибудь таланты, не свя­зан­ные с пред­при­ни­ма­тель­ством, и под­чер­ки­вайте их цен­ность. Давайте понять, что само­утвер­диться можно не только (и не столько!) при помощи бан­ков­ского счета. И что «мер­се­дес» он купить еще успеет, а вот дет­ство сына или дочери прой­дет без­воз­вратно. И если вовремя не спо­хва­титься, мно­гое будет упу­щено навсе­гда. А про­иг­рают от этого все: иначе в семье про­сто не бывает.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

изд-во “Хри­сти­ан­ская жизнь”, 2008 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Ева, 11.05.2017

     Судя по ста­тье. Шан­сов у этих детей нет. Инте­ресно кто нибудь реально зани­мался иссле­до­ва­нием дан­ной темы?

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки