Пробуждение – начало подвижничества, или почему христианину важен режим

Пробуждение – начало подвижничества, или почему христианину важен режим

(4 голоса5.0 из 5)

Бес­цен­ное время жизни, дар от Бога, ско­ро­течно и его нужно тра­тить с умом. Мы заду­ма­лись о духов­ном смысле режима дня и тайм-менедж­мента для веру­ю­щего чело­века и разыс­кали в интер­нете мне­ние опыт­ного пастыря.

На теле­ка­нале «Союз» в рам­ках цикла пере­дач «Беседы с батюш­кой» веду­щие и гости сту­дии посто­янно обсуж­дают вопросы из повсе­днев­ной жизни пра­во­слав­ного христианина.

На этот раз насто­я­тель Оптин­ского подво­рья в Москве, пресс-сек­ре­тарь Сино­даль­ного отдела по мона­сты­рям и мона­ше­ству Архи­манд­рит Мел­хи­се­дек (Артю­хин) раз­мыш­ляет, как пра­вильно орга­ни­зо­вать режим дня, чтобы этот день имел для нас духов­ную и житей­скую пользу.

– Есть ли некий алго­ритм обык­но­вен­ного дня хри­сти­а­нина, и если да, то как сле­дует начи­нать день?

dsc 3022 - Пробуждение – начало подвижничества, или почему христианину важен режим

– Всё начи­на­ется с начала. День начи­на­ется с про­буж­де­ния. Об этом вре­мени одна­жды пре­красно ска­зал Ана­то­лий Оптин­ский:

«Если чело­век с вечера не решится встать, и не будет иметь внут­рен­него настро­е­ния, устро­е­ния, настроя, то поставь над своей голо­вой вме­сто будиль­ника хоть оптин­скую коло­кольню, все равно не вста­нешь». То есть, чтобы утром вовремя встать, нужна решимость.

День начи­на­ется с того, чтобы эле­мен­тарно встать вовремя. Пере­дача нача­лась секунда в секунду, в храм при­хо­дим – ран­няя литур­гия в 7 утра, позд­няя в 10, вечер­няя – где в 5 часов, а где в 6, и всё в храме идёт по расписанию.

Цер­ков­ная жизнь – по рас­пи­са­нию, на теле­ка­нале – по рас­пи­са­нию, поезда ходят по рас­пи­са­нию, трам­ваи – тоже самое, поли­кли­ники тоже так работают.

Есть какой-то поря­док. Само наше миро­зда­ние названо кос­мо­сом – κόσμος, «кос­мос» пере­во­дится как «поря­док».

И поэтому я людям говорю: «Когда я бываю у вас в доме, ваша квар­тира на храм не похожа. Вы в храме видели, чтобы что-то где-то валя­лось, не так лежало? Видите, в храме поря­док и гар­мо­ния, вот так должно быть и в доме». Гово­рят: «Ну, в прин­ципе, да». А если должно быть в доме, то так должно быть и в душе.

Чехов гово­рил: «В чело­веке все должно быть пре­красно: и лицо, и мысли, и одежда». Гар­мо­ния – это нор­маль­ное состо­я­ние хри­сти­а­нина. Потому у нас тоже дол­жен быть поря­док  в нашей повседневности. 

Так, у свя­тых отцов при­нято в одно время ложиться, в одно время вставать.

– Все­гда в одно время?

– Так пола­га­ется – назна­чен­ное время потом ста­но­вится при­выч­кой, тебе самому легче, когда всё под­чи­нено порядку, а не про­сто какому-то вея­нию или настро­е­нию. Мы же службу начи­наем не по настро­е­нию, а по рас­пи­са­нию, также пере­дачу начали.

Кстати, одна­жды ехал в такси, меня под­во­зил мусуль­ма­нин, и я у него спро­сил: «Я знаю о ваших опре­де­лён­ных пра­ви­лах жизни, скажи мне: пять раз в день вы моли­тесь или по рас­пи­са­нию?» Он гово­рит: «Слу­шай, само­лёты как летают? По рас­пи­са­нию. А что – Бог меня будет ждать, когда я сам захочу?

Нет, у нас тоже все по вре­мени: на вос­ходе, в 9.00 часов, в 12.00, в 15.00 и на закате, когда солнце садится». То есть тоже все под­чи­нено какому-то порядку. А почему у нас утрен­ние и вечер­ние пра­вила, когда хотим? В тече­ние дня – тоже по настро­е­нию, а так, чтобы в опре­де­лён­ный час, – такого в прин­ципе нет. Но хотя бы начало должно быть более-менее фиксировано.

Начало должно быть посто­ян­ным, если это от тебя зави­сит. Это пра­вильно – при­во­дить всё это в поря­док, потом воз­ни­кает при­вычка, рас­пи­са­ние, ты к этому при­вы­ка­ешь. Фео­фан Затвор­ник Вышен­ский гово­рил: «Вы не надей­тесь на себя, если заду­мали встать».

234885 5714bf43b05595714bf43b05b8 - Пробуждение – начало подвижничества, или почему христианину важен режим

Неко­то­рые гово­рят: «А я встаю по наи­тию: когда себе скажу, тогда и встаю». Но это ред­кие таланты, я вот так, напри­мер, не могу. У меня два будиль­ника, и у мно­гих дру­гих тоже. Поэтому обя­за­тельно дол­жен быть будильник.

Мно­гие свя­тые отцы дают советы, даже отец отцов Иоанн Лествич­ник гово­рит: «С чего начи­на­ется подвиж­ни­че­ство? Чтобы после про­буж­де­ния тот­час вставать». 

Каза­лось бы: а при чем здесь эти несколько секунд? А если не тот­час? А вот если не тот­час, что здесь насту­пает? В этом тоже есть опре­де­лён­ный секрет.

Дей­стви­тельно, надо вста­вать тот­час. Почему? Потому что как только мы про­сы­па­емся, на наш ум, созна­ние, мысли начи­нают дей­ство­вать тём­ные силы. Каким обра­зом? «Полежи пять минут», «болит голова»…

Сразу начи­на­ются мысли: «А как я себя чув­ствую?» Подо­жди, ты сна­чала встань, начни день, пойди, умойся, потом будешь сооб­ра­жать, как ты себя чув­ству­ешь. «Нет, ещё немножко полежу». Вспомни, сколько ты поте­рял вре­мени или слу­чаев через это «ещё немножко полежу».

– А почему утрен­нее время самое драгоценное?

– Оно пока не занято, то есть если ты в 7 часов дол­жен из дома выхо­дить на работу или начи­нать зав­тра­кать, но поста­вил будиль­ник на 6 часов, то этот час – твой. Вообще, любой час до начала дня – твой, хоть  и пол­часа, но они твои.

А мы это время, кото­рое могли посвя­тить своей душе, без­дарно про­спали. Надо вска­ки­вать, умы­ваться, гото­вить зав­трак, бежать на работу и начи­нать тру­до­вой день, не начав его духовно. Поэтому Лествич­ник гово­рит, что подвиж­ни­че­ство начи­на­ется с того, чтобы мгно­венно вставать.

Я, кстати, про­чи­тал одну очень страш­ную вещь (по-моему, у Паи­сия Афон­ского). Он гово­рит: «Если мы после про­буж­де­ния опять ложимся, на нас ложится бес». А почему? Это его какой-то лич­ный опыт, то есть надо все-таки день начи­нать мужественно.

У свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника Вышен­ского есть такой совет: «Тот­час скинь с себя оде­яло». А я делаю так: будиль­ник ставлю дальше, чтобы не дотя­ну­лась рука. Чтобы выклю­чить будиль­ник, надо встать. Это уже какое-то действие. 

А потом, я живу не один, с мамой, и чтобы её не раз­бу­дить, надо не дожи­даться, пока он так будет зве­неть, что уже самому надо­ест, надо его выклю­чать сразу. И на вся­кий слу­чай – будиль­ник в теле­фоне. Но ста­рец Ана­то­лий Оптин­ский гово­рил: «С вечера должна быть реши­мость, что ты встаешь».

Мне зада­вали вопрос: «Батюшка, тяжело вста­вать рано утром?» Конечно, тяжело. Сей­час, с воз­рас­том, это стало легче. По моло­до­сти, когда был в Опти­ной, спать хоте­лось все­гда. Сей­час-то дело к ста­ро­сти, вре­мени оста­лось мало, и ста­рые люди сетуют на то, что у них появ­ля­ется бессонница.

Бес­сон­ница – это милость Божия, про­для­ется время вашей жизни. Жить оста­лось меньше, поэтому Гос­подь даёт меньше сна и больше бодр­ство­ва­ния. Что только ни поду­ма­ешь, о чем только ни вспом­нишь – и о хоро­шем, и о плохом. 

Если о пло­хом, то пока­ешься, а о хоро­шем – побла­го­да­ришь, вспом­нишь о доб­рых людях, кото­рые тебе встре­ти­лись в жизни (врачи, учи­теля, род­ствен­ники), о ком-то помо­лишься, о ком-то попла­чешь, о ком-то посе­ту­ешь, что так полу­чи­лось, попро­сишь про­ще­ния – хотя бы мысленно.

Бес­сон­ница – это время неко­то­рого итога, взгляда на свою жизнь. Потому очень важно иметь настрой и решимость.

Тяжело вста­вать? Тяжело. Но впе­реди должна идти мысль (я все­гда застав­лял себя вста­вать с одной мыс­лью, ведь вста­вать было все­гда тяжело, и сей­час тяжело): «Цар­ствие Божие нудится; и нужд­ницы вос­хи­щают е».

То есть легко нико­гда не будет. Когда я говорю слова, что Цар­ствие Божие нудится, это подви­гает к тому, чтобы сразу встать. И ещё: «Кому много дано, с того больше взыщется».

Ты зна­ешь, что это утрен­нее время про­спать нельзя? Зна­ешь. Кому много дано, с того больше взы­щется: пер­вые будут послед­ними, и послед­ние пер­выми, и тот раб, кото­рый знал волю гос­по­дина сво­его и не сотво­рил, бит будет больше, чем тот, кото­рый не знал и не сотворил.

У меня мгно­венно про­но­си­лись в голове эти мысли, и я застав­лял себя через эти мысли вста­вать: как только мы про­сы­па­емся, через доли секунды в голове появ­ля­ется та или дру­гая мысль. Одна­жды у нас была вос­крес­ная беседа в храме с при­хо­жа­нами, как кому помочь с ран­ним вставанием.

…Зимой я выхо­дил на службу – не было почти ни одного све­тя­ще­гося окна, то есть люди отсы­па­лись, захо­дил в храм – храм пол­ный. Людям что – неохота спать? Охота. Они сде­ланы из дру­гих кле­ток, моле­кул? Нет, такие же. 

Что их вело? Вела впе­реди всего мысль, душа, забота о своём внут­рен­нем состо­я­нии. А тяжело было вста­вать? Конечно, тяжело. Если бы это было при­вычно, тогда бы все окна горели. Зна­чит, любое ран­нее вста­ва­ние – это все-таки опре­де­лён­ный труд и понуждение.

Спра­ши­вал совета у при­хо­жан: «Как вам уда­ётся рано встать и себя из кро­вати выта­щить?» Одна бабушка ска­зала: «Вы зна­ете, когда про­сы­па­юсь, я из-под оде­яла ногу ставлю на ковёр, ста­но­вится холодно, и тут пони­маю, что надо вставать

Поэтому, конечно, важен подвиг понуж­де­ния, но он дол­жен быть с кон­крет­ной мыс­лью: начи­на­ется день, начи­на­ется молитва, на работу попозже пой­дёшь, а день хри­сти­а­нина начи­на­ется с бла­го­дар­ного вста­ва­ния, умы­ва­ния – и сразу, прежде всех зав­тра­ков и про­чего, конечно же, утрен­ние молитвы.

Вопрос теле­зри­тель­ницы:

– Я рабо­таю в дет­ском саду. Когда мы с дет­ками садимся кушать (и я ем вме­сте с ними, и едят мои кол­леги), меня как-то сму­щает, что я нехотя пере­крещу тарелку, хотя они знают, конечно, что я веру­ю­щий человек. 

Но я не знаю, как мне в этот момент быть, или дей­стви­тельно уже кре­ститься как поло­жено и про­чи­тать молитву… Но когда столько глаз смот­рит на тебя, то не зна­ешь, что делать; или вообще не есть тогда?..

– Сму­щаться не надо. Надо перед тем, как сесть за стол, про себя про­честь «Отче наш», а когда уже сели, лож­кой в тарелке сде­лать крест­ное зна­ме­ние. А наро­чито кре­ститься не стоит: потом из-за этого может быть какое-то искушение.

Когда вы в кругу род­ных и близ­ких – это одно, а когда вы на работе, тем более на свет­ской, – дру­гое, там это обычно не при­нято. Молитву читайте про себя все­гда и перед едой, и после еды, а тарелку кре­стите лож­кой или делайте неза­мет­ные дви­же­ния крест­ного знамения.

Или, как тоже делают, потя­ну­лись сна­чала за хле­бом (впе­ред), потом за вил­кой (назад), потом пере­ста­вили ста­кан­чик (справа) и потя­ну­лись к дру­гой тарелке (слева), – у вас полу­чи­лось широ­кое крест­ное зна­ме­ние на весь стол.

Но если даже этого не полу­чится, про­сто пере­кре­стите лож­кой свою тарелку. Это уже будет для вас осе­не­ние кре­стом, и еда будет бла­го­слов­лен­ной, и молитва, кото­рую вы про­чи­тали, тоже пой­дёт в бла­го­сло­ве­ние вам и тем людям, кото­рые с вами.

Кстати, еда после молитвы (мыс­лен­ной или глас­ной) уже не еда, это лекар­ство, бла­го­слов­лён­ное на пользу души и тела.

Итак, воз­вра­ща­емся к утрен­ним молит­вам, с кото­рых дол­жен начи­наться день хри­сти­а­нина. Часто задают вопрос: «Эти молитвы для всех оди­на­ковы или нет?» Дело в том, что у нас в молит­во­слове есть утрен­ние молитвы, и они могут быть раз­ными (по состо­я­нию души человека).

Напри­мер, начи­на­ю­щий чело­век дол­жен обсу­дить со своим духов­ни­ком, какое пра­вило должно у него быть. Об этом епи­скоп Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) гово­рит: «Пра­вилу малень­кому, но посто­янно испол­ня­е­мому, нет цены».

Поэтому, если люди начи­на­ю­щие, оно должно быть чуть короче. Посте­пенно добав­ля­ется: через неделю одно доба­вил, ещё через неделю – дру­гое, через месяц – тре­тье, и в конце кон­цов надо выйти на пол­ные утрен­ние молитвы, кото­рые состав­ляют начало нашего дня.

Епи­скоп Фео­фан Затвор­ник сове­тует: после того как помо­ли­лись по молит­во­слову, сво­ими сло­вами попро­сить у Бога бла­го­сло­ве­ния на насту­па­ю­щий день и, мыс­ленно пред­ста­вив дела в тече­ние дня, испро­сить помощи Божией, вра­зум­ле­ния, вдох­но­ве­ния, науче­ния или предо­сте­ре­же­ния, если зна­ете, что день будет тяжёлый.

Ещё важ­ный момент. У всех нас есть крест: у свя­щен­ни­ков иерей­ский, у мона­хов ещё и мона­ше­ский пара­ман­ный крест, но вся­кий хри­сти­а­нин носит кре­стик. Я вспо­ми­наю настав­ле­ние одного из стар­цев, кото­рый гово­рил: как только про­сы­па­ешься, сразу пере­кре­стись и поце­луй свой натель­ный крестик.

То есть все эти малю­сень­кие, чисто физи­че­ские (не только умствен­ные) дви­же­ния будут помо­гать пре­одо­леть самый тяжё­лый момент, о кото­ром почему-то Лествич­ник гово­рит: «Подвиж­ни­че­ство начи­на­ется с мгно­вен­ного вставания».

Неко­то­рые ска­жут: «Да я очень легко про­сы­па­юсь». Ну, тогда вы счаст­ли­вый чело­век, если легко про­сы­па­е­тесь, боль­шин­ство из нас все-таки любят поспать и через это про­сы­пают поло­вину своей жизни.

Вспо­ми­на­ется муд­рый совет. Учи­тель все время «тащил» юношу, чтобы он пораньше вста­вал и не опаз­ды­вал на учёбу, а тот все время про­сы­пал. Тогда он одна­жды подо­шел к нему, посту­чал по плечу и гово­рит: «Зна­ешь, сынок, те, кто много спит, видят только одни сны, а мы с тобой должны видеть ещё и жизнь».

Кто много спит, видит только одни сны, а потом – такие сны, когда при­хо­дится за чрез­мер­ный сон читать молитву Васи­лия Вели­кого (чита­ю­щий или смот­ря­щий да разу­меет, о чем я говорю).

– Каков дол­жен быть духов­ный резуль­тат утрен­него пра­вила, и почему его так важно читать до начала всех дел?

– Это бла­го­сло­ве­ние Божие, мы с Гос­по­дом поздо­ро­ва­лись, помо­ли­лись: побла­го­да­рили (пер­вые молитвы – бла­го­дар­ствен­ные), поис­по­ве­до­ва­лись и попросили.

Васи­лий Вели­кий учит нас этому алго­ритму: вся наша молитва при­бли­зи­тельно должна состо­ять из сле­ду­ю­щего – из бла­го­дар­но­сти, испо­ве­да­ния и прошения. 

Резуль­тат этих молитв – настрой алго­ритма: как будиль­ник завели, или, если на машине едем, дорогу (нави­га­тор) про­ло­жили. Так вот, утрен­ние молитвы – это и есть нави­га­тор на целый день. 

Поскольку мы люди веру­ю­щие, то пони­маем, что это бла­го­сло­ве­ние Божие на начало вся­кого дня – тот, кто начал день с Богом, с Богом его и про­ве­дёт. А когда начал впо­пы­хах, таким и день будет. Поэтому утрен­ние молитвы – фун­да­мент всего дня.

Мы сей­час гово­рили про утрен­ние молитвы, кото­рые состав­ляют начало дня, и мно­гие свя­тые отцы сове­туют нам, чтобы это духов­ное время утром было как можно боль­шим, – но начи­нать надо постепенно.

Кстати, отно­си­тельно меры сна мно­гие свя­тые отцы и подвиж­ники бла­го­че­стия, наши Оптин­ские свя­тые гово­рили, что для здо­ро­вого чело­века доста­точно 6 часов сна, для боля­щего или немощ­ного – 7, а что сверх этого, то с покаянием. 

Это они гово­рили в XIX веке, теперь можно ещё час при­ба­вить из-за нер­во­трё­пок, пло­хой эко­ло­ги­че­ской среды.

Но в Опти­ной пустыни – духов­ный оазис, там лес, ого­роды, источ­ник Паф­ну­тия Боров­ского. Вот сей­час нас смот­рят люди из Опти­ной, мои дру­зья. Там дру­гая эко­ло­гия, на све­жем воз­духе и при нор­маль­ном пита­нии там можно и поменьше спать, но в сред­нем полу­ча­ется так: 7–8 часов.

Если в сред­нем чело­век ложится в 10–11, то при подъ­еме в 6.00 утра полу­ча­ется 7 часов сна – спо­койно можно вста­вать. А если на работу к 9.00, в 8.00 надо выез­жать, то полу­ча­ется целых два сво­бод­ных часа, если чело­век не спит до упора.

Поэтому надо начи­нать посте­пенно. Напри­мер, в 8.00 чело­век дол­жен начать зав­тра­кать, оде­ваться и выхо­дить на работу, но пусть день начи­на­ется сперва за пол­часа, потом за 40 минут, за 50 минут, за час до этого времени.

То есть надо посте­пенно при­учаться вста­вать пораньше, чтобы вре­мени до начала рабо­чего дня было как можно больше: к утрен­ним молит­вам ты можешь тогда доба­вить и Свя­щен­ное Писа­ние, что тоже явля­ется фун­да­мен­том нашей духов­ной жизни.

Ста­рец Амвро­сий Оптин­ский давал такой совет: «Обя­за­тельно читайте Свя­щен­ное Писа­ние с утра, чтобы потом те мысли, кото­рыми вы напи­та­лись, питали вас в тече­ние всего дня. 

Смот­рите, корова сна­чала наестся травы, а потом жуёт жвачку, кото­рой напи­та­лась с самого утра. Так и ты, хри­сти­а­нин, послу­шай слово Божие, потому что, когда мы молимся, мы бесе­дуем с Богом, а когда читаем Свя­щен­ное Писа­ние, Бог бесе­дует с нами».

Мы же хотим, напри­мер, во время пере­дачи что-то свет­лое, доб­рое, нази­да­тель­ное, полез­ное услы­шать от нас, про­стых людей. А здесь Сам Гос­подь гово­рит через строки Свя­щен­ного Писания.

Мало того, сколько раз я заме­чал: когда не зна­ешь, как посту­пить в тече­ние дня, что ска­зать, что сде­лать, как отве­тить, начи­на­ешь хоть что-то вспо­ми­нать из про­чи­тан­ного утром Еван­ге­лия, и обя­за­тельно нахо­дится ответ из про­чи­тан­ного, потому что это Сам Гос­подь тебе утром хотел что-то ска­зать через кон­крет­ные строчки.

Со вре­ме­нем Свя­щен­ное Писа­ние должно стать нашим повсе­днев­ным «зав­тра­ком» для души. Мы же не бежим на работу без завтрака.

Если кто-то не сидит на диете, то зав­тра­кает. Почему? Это пита­ние для тела, но ведь должно быть и пита­ние для души: утрен­ние молитвы и хоть одну главу из Еван­ге­лия, кото­рая, кстати, чита­ется за 5 минут, если это корот­кая глава, и 7 минут чита­ется длин­ная глава.

То есть  это всего 5 минут, но это зав­трак и пита­ние для души, потому что мы всё должны питать – и душу, и тело…

Беседа состо­я­лась на теле­ка­нале «Союз»

Соб. инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки