Размышление о школе и детях — свящ. Алексий Уминский

Размышление о школе и детях — свящ. Алексий Уминский

(4 голоса5.0 из 5)

Очень мно­гие роди­тели желали бы при­стро­ить своих детей в хоро­шую школу, дать им хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние и обра­зо­ва­ние, но при этом никак не хотят понять, что хри­сти­ан­ством нельзя “зани­маться”, хри­сти­ан­ством надо жить. Обыч­ный аргу­мент этих роди­те­лей: нам меняться уже поздно, но мы хотим, чтобы у наших детей все было хорошо. И дети, дей­стви­тельно, на пер­вых порах очень вос­при­им­чивы к Слову Божию, к бого­слу­же­нию, к молитве. Но если дома в своей семей­ной реаль­но­сти дети видят, что их роди­тели не при­дают ника­кого зна­че­ния духов­ному, а то и открыто живут по язы­че­ски, то рано или поздно такие дети начи­нают вести двой­ную жизнь и лицемерить.

***

Похоже, мы слиш­ком быстро похо­ро­нили совет­скую школу, радостно отрях­нули ее прах с наших ног и совер­шенно не заме­тили того колос­саль­ного поло­жи­тель­ного учеб­ного, мето­ди­че­ского, адми­ни­стра­тив­ного и даже вос­пи­та­тель­ного опыта, кото­рым она обладала.

Мно­гим кажется, что у нас все будет хорошо про­сто оттого, что мы все пра­во­слав­ные. Но реаль­ность гово­рит об ином: воз­ни­кает мно­же­ство труд­но­стей, спе­ци­фич­ных именно для пра­во­слав­ной школы. Труд­ным, к при­меру, ока­зы­ва­ется вопрос под­дер­жа­ния дис­ци­плины. Прин­цип семей­ствен­но­сти, увы, может быть вос­при­нят по-раз­ному. Для одних — это осо­бая ответ­ствен­ность и духов­ное род­ство, для дру­гих — пани­брат­ская все­доз­во­лен­ность. Роди­тель­ское настро­е­ние момен­тально пере­да­ется детям.

Дис­ци­плина под­ры­ва­ется еще и тем, что пра­во­слав­ные роди­тели по-сво­ему пони­мают вза­и­мо­связь цер­ков­ной жизни и школь­ного рас­по­рядка, т. е. совер­шенно про­из­вольно могут устра­и­вать выход­ные своим детям по слу­чаю того или дру­гого цер­ков­ного праздника.

***

Мне­ние о том, что в госу­дар­ствен­ной школе дитя непре­менно испор­тится, а в пра­во­слав­ной обя­за­тельно ста­нет доб­рым и веру­ю­щим, по мень­шей мере нужно назвать наив­ным. На самом деле, в госу­дар­ствен­ной школе мно­гие дети про­яв­ляют себя гораздо лучше, чем в пра­во­слав­ной гим­на­зии. В обста­новке обыч­ной школы ребе­нок стал­ки­ва­ется с необ­хо­ди­мо­стью активно отста­и­вать и испо­ве­до­вать свою веру. В ней он воочию видит те отли­чия, кото­рые несут в себе дух мира и дух Еван­ге­лия. Жизнь по запо­ве­дям Божиим пере­стает быть для него абстрак­цией. А в пра­во­слав­ной школе он избав­лен от этих про­блем. Вера, за кото­рую не надо бороться, кото­рую не надо отста­и­вать, быстро при­об­ре­тает отте­нок обы­ден­но­сти и наро­чи­то­сти. Осо­бенно это каса­ется дет­ской веры, ведь душа ребенка осо­бенно наце­лена на дина­мику, экс­прес­сию, геро­и­че­ский пафос в жизни.

Полу­ча­ется, что когда он учился в обыч­ной школе, ему при­хо­ди­лось реально отве­чать за свое хри­сти­ан­ство, бороться за него. В среде, дале­кой от Церкви и часто враж­деб­ной, он про­яв­лял себя хри­сти­а­ни­ном. Там он молился перед уро­ками, в храм ходил, испо­ве­ды­вался, при­ча­щался, потому что страшно было. А здесь все очень хорошо, никто не тро­гает, все доз­во­лено. Это зна­чи­тель­ная духов­ная и педа­го­ги­че­ская про­блема: как избе­жать охла­жде­ния, как сде­лать, чтобы среда пра­во­слав­ной гим­на­зии фор­ми­ро­вала детей как людей горячо веру­ю­щих. И вот какие видятся решения.

Во-пер­вых, взрос­лые должны допус­кать мысль, что не всем детям пока­зано обу­че­ние в пра­во­слав­ной школе. Вопрос, в какой школе учиться ребенку, рас­смат­ри­вать нужно более вни­ма­тельно. Роди­тели сов­местно с духов­ни­ком обя­за­тельно должны разо­браться в инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стях сына или дочери. То, что для одного явля­ется бла­гом, для дру­гого может ока­заться во вред.

Во-вто­рых, взрос­лые должны посто­янно забо­титься о том, чтобы у детей в сте­нах школы было некое про­стран­ство для подвига, для выра­же­ния своих чувств и взгля­дов, для опре­де­лен­ного поло­жи­тель­ного пафоса. Зна­ние о духов­ных вопро­сах детям должно даваться вовсе не с той лег­ко­стью и запла­ни­ро­ван­но­стью, с какой пре­по­да­ется им рас­су­доч­ная инфор­ма­ция. Для духов­ного роста недо­ста­точно усло­вий малень­кого пра­во­слав­ного пар­ничка. Нужно неко­то­рое напря­же­ние, неко­то­рое уси­лие, с кото­рым дети пости­гали бы духов­ные вопросы. А то ведь мы читаем аске­ти­че­ские тво­ре­ния свя­тых Отцов, пыта­емся их понять и вос­про­из­ве­сти в своей жизни, но совер­шенно упус­каем из виду тот факт, что сами-то живем жиз­нью совер­шенно неас­ке­тич­ной. Откуда у совре­мен­ного город­ского жителя может взяться вер­ное пони­ма­ние пра­во­слав­ного подвиж­ни­че­ства, если, к при­меру, воду в необ­хо­ди­мых коли­че­ствах все­гда можно взять из крана, а отцам-пустын­ни­кам при­хо­ди­лось при­но­сить ее с рас­сто­я­ния днев­ного пути? Понятно, что про­чи­тан­ные в книге аске­ти­че­ские поня­тия будут вос­при­няты ребен­ком на уровне чисто интел­лек­ту­аль­ном и не будут свя­зы­ваться им со своим повсе­днев­ным жиз­нен­ным опы­том. То духов­ное богат­ство, кото­рое доста­лось Церкви кро­вью и потом ее муче­ни­ков и пре­по­доб­ных, наши дети в сте­нах школы полу­чают с уди­ви­тель­ной лег­ко­стью и без­от­вет­ствен­но­стью. Они могут подробно рас­ска­зать чино­по­сле­до­ва­ние, рас­тол­ко­вать Сим­вол веры, много рас­суж­дают на еван­гель­ские темы, но в реаль­ной жизни они совсем дру­гие, живут дру­гим. Полу­ча­ется какая-то брешь между цер­ков­ной молит­вой, При­ча­ще­нием и тем, что реально напол­няет их жизнь.

Духов­ный опыт дол­жен даваться тру­дами. Вме­сто того, чтобы “про­хо­дить” “Бла­женни мило­сти­вые …” на уроке Закона Божия, мы должны предо­ста­вить детям воз­мож­ность ока­заться в ситу­а­циях, когда кто-то ждет от них мило­сти или нуж­да­ется в их милосердии.

***

Уди­ви­тельно, но для того, чтобы научить ребенка хри­сти­ан­скому про­ще­нию обид, для начала нужно, чтобы тот давал сдачи. Почему? Да оттого, что по отно­ше­нию к неде­ру­ще­муся ребенку сложно при­ме­нить поня­тие “про­ще­ние”. Он нико­гда не мыс­лит ото­мстить в драке. Он отыг­ры­ва­ется в дру­гом и на дру­гих. Он все­гда и всех боится, а это столь силь­ные и глу­бо­кие чув­ства, что добраться до них и рас­пу­тать этот клу­бок, в боль­шин­стве слу­чаев, ни педа­го­гам, ни пси­хо­ло­гам не под силу.

Созда­ется некая види­мость духов­но­сти, личина все­про­ще­ния, от кото­рой маль­чишке изба­виться бывает тем труд­нее, что он сам в нее пове­рил. А вот если он все­гда давал сдачи, а тут вдруг не дал и даже более – попро­сил про­ще­ния, то в этот момент, быть может, он хотя бы на мгно­ве­ние почув­ствует то бла­жен­ство, кото­рое обе­щано Хри­стом всем мило­сти­вым и миротворцам.

***

Пра­во­слав­ное вос­пи­та­ние — что это такое? Суще­ствует ли система и мето­до­ло­гия вос­пи­та­ния пра­во­слав­ного человека?

По-моему, взрос­лым нужно заду­маться над дру­гим: почему мы ищем систему вос­пи­та­ния? откуда такое стрем­ле­ние? Может ока­заться, что наша мето­ди­че­ская жажда про­ис­хо­дит от жела­ния снять ответ­ствен­ность за вос­пи­та­ние наших детей с себя и спря­таться за мето­дики. Стре­мимся заме­нить самих себя систе­мой вос­пи­та­ния и уте­шаем себя тем, что эта система не про­стая, а пра­во­слав­ная. Пыта­емся начи­таться книг по вос­пи­та­нию детей сто­лет­ней дав­но­сти, влезть в косо­во­ротку и лапти и стать рус­скими в духе XVIII или, на худой конец, XIX века. В число мето­дик бываем готовы запи­сать что угодно, даже Таин­ства, пост и молитву. Читаем в житиях опи­са­ние дет­ства свя­тых: с дру­гими детьми не играл, на улицу не ходил, кон­фет не любил, был тих, мол­ча­лив, любил уеди­нен­ную молитву. Думаем: что же мне со сво­ими делать? Шумно играют, любят слад­кое, дерутся. Не по пра­ви­лам. Как бы так сде­лать, чтобы и наши не смот­рели теле­ви­зора, не любили мульт­филь­мов, не жевали жвачку?

Идем и зака­зы­ваем моле­бен. Вышли из храма, гора с плеч — ну, теперь сде­лали все, что могли. А отец Иоанн Кре­стьян­кин в одной своей про­по­веди гово­рит: “Мать начи­нает молиться, она про­сит Бога о помощи, но не полу­чает. Почему же? Да потому, доро­гие мои, что нельзя воз­ла­гать на Бога то, что мы обя­заны сде­лать сами… нужен труд, нужно духов­ное напря­же­ние, надо все­гда пом­нить о детях и о своей ответ­ствен­но­сти за них перед Богом. Отцы и матери! Одни без детей своих вы спа­стись не можете – и это надо помнить”.

Пра­во­сла­вие — это не система, это жизнь в любви. И пра­во­слав­ным наше вос­пи­та­ние полу­ча­ется тогда, когда мы начи­наем совер­шать его в любви.

***

Меня часто бес­по­коит напу­ган­ное, враж­деб­ное отно­ше­ние детей к миру, ко всему, что нас окру­жает. Мир, в кото­ром мы живем, кажется нам пад­шим, гре­хов­ным, одер­жи­мым бесов­ской зло­бой, и он дей­стви­тельно такой. Но посте­пенно скла­ды­ва­ется мне­ние, что если мир идет к концу, то нам надо к нему питать вражду и бояться.

Но Цер­ковь миру не враж­дебна. Это и отли­чает ново­за­вет­ную Цер­ковь от вет­хо­за­вет­ной. Мир воюет с Богом и Цер­ко­вью, а наша задача отве­тить ему не враж­дой в духе Вет­хого Завета (“око за око, зуб за зуб”), но миром и молит­вой за него. А о боязни апо­стол Иаков так гово­рит: “Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и цело­муд­рия” (2Тим. 1:7). И еще: “Если Бог за нас, кто про­тив нас?” (Рим. 8:31). Чув­ству­ете отно­ше­ние, с кото­рым взи­рали пер­вые хри­сти­ане на образ сего пре­хо­дя­щего мира? “Ей, гряди, Гос­поди Иисусе!” (Откр. 22:20). Они ждали при­хода Хри­ста, а мы, увы, более гово­рим о при­ходе Антихриста.

***

Наши дети пани­че­ски боятся оши­бок. Это навер­няка про­ис­хо­дит от непо­ни­ма­ния ими сути греха. Они путают свои неиз­беж­ные на пер­вых порах “рабо­чие” ошибки с гре­хами и потому жить боятся. Рас­ска­жите им притчу о талан­тах! Дайте понять, что Гос­подь не ждет от них с пер­вых шагов какой-то по-осо­бен­ному выве­рен­ной и без­оши­боч­ной жизни.

Исполь­зо­вать таланты, отдав их в тор­говлю, – это риск. Риск оши­биться и поте­рять все. Но Гос­подь отдает пред­по­чте­ние именно такому рис­ко­ван­ному реше­нию, а не без­опас­ной воз­мож­но­сти зарыть име­ю­щийся талант в землю.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки