Развиваем самостоятельность: подготовка к школе

Развиваем самостоятельность: подготовка к школе

(1 голос5.0 из 5)

В четыре года у мно­гих детей резко повы­ша­ется «гра­дус упрям­ства», и роди­тели при­хо­дят от этого в ужас.

— Раньше такой был покла­ди­стый маль­чик, а теперь… Все, бук­вально все хочет делать по-сво­ему! Только и слы­шим: «Не надо! Я сам!» — сетуют мамы и бабушки.

А еще через два года (осо­бенно в тех семьях, где все уси­лия были бро­шены на сби­ва­ние этого гра­дуса) при­хо­дится слы­шать прямо противоположное:

— Нам скоро в школу, а как он там будет — ума не при­ложу! Он ничего, бук­вально ничего сам сде­лать не в состоянии!

И воз­ни­кает зако­но­мер­ный вопрос: как пси­хо­ло­ги­че­ски под­го­то­вить ребенка к школе? Для мно­гих дошко­лят, не ходив­ших в дет­ский сад, этот вопрос стоит, что назы­ва­ется, ребром.

При­вык­нуть к школе «выпуск­ни­кам» дет­сада бывает легче

Хотя «домаш­ние» дети часто бывают лучше под­го­тов­лены по раз­ным пред­ме­там, пси­хо­ло­ги­че­ски они по срав­не­нию с «садов­скими» нередко про­иг­ры­вают. Ска­жем, для ребенка, посе­щав­шего дет­ский сад, пере­оде­ва­ние перед уро­ком физ­куль­туры обычно не состав­ляет осо­бого труда, потому что он давно при­учился быстро пере­оде­ваться в саду и делает это авто­ма­ти­че­ски. А «домаш­ний» ребе­нок может столк­нуться тут с непред­ви­ден­ными трудностями!

И дело не только в том, умеет он само­сто­я­тельно завя­зы­вать шнурки на ботин­ках или нет. Глав­ное не это. «Домаш­ний» ребе­нок про­сто не при­вык к боль­шому дет­скому кол­лек­тиву, кото­рый пред­став­ляет собой школа. Там для него слиш­ком много отвле­ка­ю­щих момен­тов. А ситу­а­ция, напро­тив, тре­бует повы­шен­ной сосредоточенности.

Выиг­рыш­ность поло­же­ния «выпуск­ни­ков дет­сада» еще и в том, что школа в прин­ципе не при­звана зани­маться при­ви­тием детям быто­вых навы­ков. Это пре­ро­га­тива семьи и дошколь­ных учреждений.

Учи­теля не хотят — да и не могут, учи­ты­вая пере­пол­нен­ность клас­сов — возиться с малень­кими рас­те­ря­хами и неумей­ками, кото­рым нужно по десять раз на дню напо­ми­нать, чтобы они запра­вили рубашку в штаны и не забыли при­не­сти зеле­ную ручку. А вот лиш­ний раз объ­яс­нить отста­ю­щему уче­нику какое-нибудь грам­ма­ти­че­ское пра­вило педа­гоги обычно не отка­зы­ва­ются. Для них это при­вычно и внут­ренне оправ­данно. Как гово­рится, свя­тое дело.

Так что дети, изба­ло­ван­ные роди­тель­ской опе­кой, чествуют себя в школе неуютно.

Учи­те­лей они раз­дра­жают, одно­класс­ники над ними посме­и­ва­ются. В пер­вые месяцы учебы такие ребята нередко впа­дают в состо­я­ние про­стра­ции: на уро­ках счи­тают ворон, ста­но­вятся страшно мед­ли­тель­ными, все забы­вают, теряют ручки, тет­ради, смен­ную обувь. Дома они каприз­ни­чают, ино­гда их начи­нают по ночам мучить кошмары.

От роди­те­лей в подоб­ных слу­чаях тре­бу­ется огром­ный запас тер­пе­ния и такта. Их основ­ная задача — все­лить в рас­те­рян­ного ребенка спо­кой­ствие, под­дер­жи­вать его, под­стра­хо­вы­вать. Но при этом щадить само­лю­бие сына или дочери!

К сожа­ле­нию, в боль­шин­стве слу­чаев взрос­лые нерв­ни­чают, теряют тер­пе­ние, сер­дятся. И ребе­нок начи­нает вос­при­ни­мать школу как тягост­ную повин­ность. Если этот сте­рео­тип закреп­ля­ется, к пятому-седь­мому классу у детей может сфор­ми­ро­ваться стой­кое непри­я­тие не только школь­ных уро­ков, но и любой позна­ва­тель­ной дея­тель­но­сти вообще.

— Ничего ему (ей) не инте­ресно, — жалу­ются роди­тели. Книг не читает, в музей не зата­щишь, кружки пред­ла­гали самые раз­ные — от всего отка­зы­ва­ется. Начи­наем рас­ска­зы­вать что-нибудь из обла­сти исто­рии или био­ло­гии — глаза сразу стек­ле­неют. По всему видно, что чело­век отклю­ча­ется. На уме одни ком­пью­тер­ные игры (бое­вики, «ужа­стики», при­ми­тив­ные телесериалы).

Побо­роться с этим бывает уже очень трудно, потому что к под­рост­ко­вому воз­расту дети обычно нахо­дят себе дру­зей, раз­де­ля­ю­щих их вкусы. Мне­ние сверст­ни­ков ста­но­вится для мно­гих важ­нее мне­ния взрос­лых. Тем более, что сей­час оно, это под­рост­ко­вое мне­ние, под­креп­лено авто­ри­те­том мод­ных жур­на­лов, теле­пе­ре­дач, попу­ляр­ных пев­цов. То есть роди­те­лям при­хо­дится вести заве­домо нерав­ную борьбу. Побе­дить в ней они могут лишь при усло­вии сохра­не­ния проч­ной эмо­ци­о­наль­ной связи с ребен­ком. А связь эта как раз и нару­ша­ется от того, что в труд­ную минуту род­ные отка­зали сыну или дочери в под­держке. Ребе­нок не будет раз­би­раться в моти­вах, почему они это сде­лали. В его памяти оста­нется, что они встали «по дру­гую сто­рону баррикад».

Еще немного о вреде гиперопеки

У роди­тель­ской гипе­ро­пеки есть и дру­гой суще­ствен­ный минус. Я уже писала об этом, но хочу повто­рить еще раз. Чрез­мер­ная опека лишает ребенка ини­ци­а­тивы, подав­ляет его волю. Спро­сишь у такого маль­чика или такой девочки «Во что ты любишь играть?» или «Как зовут тво­его друга?», а они огля­ды­ва­ются на маму в ожи­да­нии под­сказки. Но на уроке-то мамы не будет, и ребе­нок попа­дет в стрес­со­вую ситу­а­цию. Дети, над кото­рыми взрос­лые до школы «нави­сали», зача­стую начи­нают бояться отве­тов у доски, кон­троль­ных, учи­тель­ницу. Со вре­ме­нем у них может даже раз­виться на этой почве так назы­ва­е­мый школь­ный нев­роз, и учеба пой­дет насмарку. Гипе­ро­пека вообще порож­дает мно­же­ствен­ные страхи. На пер­вый взгляд это кажется пара­док­саль­ным, ведь роди­тели опе­кают ребенка именно для того, чтобы огра­дить его от опас­но­стей. Но, если разо­браться, стран­ного тут ничего нет. Какая кар­тина мира воз­ни­кает у малыша, над кото­рым тря­сутся взрос­лые? — Ну конечно, ужас­ная! Все, что ни возьми, таит в себе угрозу! Выйти из подъ­езда одному нельзя — тебя тут же укра­дут. Моло­ток не бери — отши­бешь палец. С незна­ко­мыми ребя­тами на дет­ской пло­щадке играть неже­ла­тельно — под­це­пишь инфек­цию. И так далее и тому подобное.

Конечно, это не озна­чает, что дети должны расти без при­смотра, но к школь­ному воз­расту рамки их само­сто­я­тель­но­сти стоит суще­ственно рас­ши­рить. И лучше поза­бо­титься об этом при­мерно за год до школы.

Зачем отда­вать ребенка в группу под­го­товка к школе?

Если вы не хотите отда­вать ребенка в садик (а я, как вы уже поняли, сама не горя­чая поклон­ница дет­ских садов), при­мерно за год до пер­вого класса опре­де­лите его в группу эсте­ти­че­ского вос­пи­та­ния или под­го­товки к школе, сей­час они есть во мно­гих местах. Вы скажете:

— Да мы сами научим его читать и рисо­вать! Зачем нам тра­тить время и деньги?

А затем, что атмо­сфера заня­тий в таких груп­пах мак­си­мально при­бли­жена к школь­ной. Дома вы ее создать вряд ли суме­ете. А нагрузка гораздо меньше, поэтому при­вы­кать к учебе ребе­нок будет плавно. Именно там он может научиться акку­ратно вести тет­ради, соби­рать и раз­би­рать порт­фель, не устра­и­вая в нем мусор­ную свалку, быстро пере­оде­ваться для заня­тий рит­ми­кой или физ­куль­ту­рой. Детей в таких груп­пах обычно меньше, чем в школь­ном классе, но не так уж и мало. Поэтому ваш ребе­нок прой­дет неплохую пси­хо­тре­ни­ровку: при­вык­нет к гал­дежу (неко­то­рых «домаш­них» детей это на пер­вых порах сильно выби­вает в школе из колеи), поучится отве­чать переде клас­сом, не стес­няться участ­во­вать в откры­тых уро­ках, будет нала­жи­вать отно­ше­ния со сверст­ни­ками и про­чее, и про­чее. Пси­хо­лог, обсле­до­вав ребенка и поняв осо­бен­но­сти его харак­тера, под­ска­жет вам, каких труд­но­стей стоит ожи­дать при поступ­ле­нии в школу и как лучше с ними справ­ляться, что вы зара­нее будете во всеоружии.

Конечно, на самом деле, отда­вать ребенка для под­го­товки к школе куда-либо вовсе не обя­за­тельно. Обхо­ди­лись же раньше люди безо вся­ких групп. Но, если у вашего сына или дочери есть пси­хо­ло­ги­че­ские про­блемы, с кото­рыми вы не справ­ля­е­тесь, всё же лучше подстраховаться.

Права и обязанности

Шести­ле­ток стоит при­учать и к выпол­не­нию не разо­вых, а посто­ян­ных домаш­них пору­че­ний. Таких, кото­рые не тре­буют боль­ших уси­лий, но зато должны выпол­няться еже­дневно. Пусть девочка, к при­меру, поли­вает цветы или под­ме­тает пол. А маль­чик может выбра­сы­вать мусор и, идя вме­сте с мамой в мага­зин, нести не очень тяже­лую сумку. При­чем очень важно, чтобы дети не счи­тали свою помощь одол­же­нием. Для этого при пер­вом же «бунте на корабле «про­де­мон­стри­руйте, что вы тоже много чего не обя­заны делать. Напри­мер, поку­пать детям сла­до­сти или читать перед сном книжки. При­учать ребят к посто­ян­ным домаш­ним обя­зан­но­стям полезно, разу­ме­ется, не потому что роди­тели без помощи ребенка уже не справ­ля­ются с домаш­ними делами. Есте­ственно, взрос­лым легче все сде­лать самим. Но имеет смысл зара­нее при­учить ребенка к тому, что регу­ляр­ное выпол­не­ние опре­де­лен­ной работы необ­хо­димо прежде всего ему самому. Таким обра­зом, вы закла­ды­ва­ете пси­хо­ло­ги­че­скую основу для нор­маль­ной учебы.

Вообще рас­ши­ре­ние само­сто­я­тель­но­сти ребенка вклю­чает в себя как бы два аспекта. С одной сто­роны, это рас­ши­ре­ние обя­зан­но­стей (что так по душе роди­те­лям), а с дру­гой — рас­ши­ре­ние прав (столь любез­ное сердцу ребенка). И любой пере­кос здесь чре­ват непри­ят­ными послед­стви­ями. Пере­гнете палку с обя­зан­но­стями — лишите сына или дочь дет­ства. А увле­че­тесь рас­ши­ре­нием прав — дети вырас­тут каприз­ными и своевольными.

Очень часто роди­тели не пони­мают, каким обра­зом можно рас­ши­рить дет­ские права.

— Ну, стали мы выпус­кать его одного во двор. А что еще? — гово­рят они.

Им, при­вык­шим мыс­лить мас­штаб­ными взрос­лыми кате­го­ри­ями, кажется, что это непре­менно должно быть нечто зна­чи­тель­ное, прин­ци­пи­ально новое. Но дети-то мыс­лят совер­шенно иначе! Для вас лечь спать на пол­часа позже — мелочь, не сто­я­щая выеден­ного яйца, а для них — боль­шая привилегия.

Вся дет­ская жизнь скла­ды­ва­ется из мело­чей. Чуть побольше посмот­реть теле­ви­зор, подольше пове­се­литься с дру­зьями, полу­чить раз­ре­ше­ние не есть нена­вист­ную овсянку, самому выби­рать марш­рут вос­крес­ной про­гулки — это уже суще­ствен­ное рас­ши­ре­ние дет­ских прав. Но… лишь тогда, когда ребе­нок вос­пи­ты­ва­ется доста­точно строго, а не смот­рит все теле­пе­ре­дачи под­ряд и не кусоч­ни­чает вме­сто обеда. С жерт­вами «сво­бод­ного вос­пи­та­ния» дела обстоят гораздо печаль­нее, поскольку, если дети с пеле­нок делают только то, что им нра­вится, их права и так уже рас­ши­рены дальше некуда. В итоге ста­но­вится непо­нятно, чем их еще можно прельстить.

Вся наша жизнь — театр, как ска­зал Шекс­пир. Но даже вполне само­сто­я­тель­ного ребенка имеет смысл пси­хо­ло­ги­че­ски под­го­то­вить к школе, про­иг­ры­вая вме­сте с ним раз­лич­ные ситу­а­ции, с кото­рыми он может столк­нуться на уро­ках и на пере­мен­ках. Сде­лать это нетрудно, потому что дети обо­жают играть в школу. Правда они, как пра­вило, фик­си­ру­ются на пра­виль­но­сти отве­тов, а вам важно отра­бо­тать с ними пра­виль­ные модели пове­де­ния в тех ситу­а­циях, кото­рые, по вашему мне­нию, спо­собны вызвать у ребенка пси­хо­ло­ги­че­ские труд­но­сти. Лучше всего играть с кук­лами или с мяг­кими игруш­ками, и пусть одна из них все делает непра­вильно, а дру­гие настав­ляют ее на путь истинный.

Ска­жем, ребе­нок трудно схо­дится с чужими. При­ду­майте сценку, как зай­чик стоит в сто­ронке, печально глядя на рез­вя­щихся зве­рю­шек. А мед­ве­жо­нок вовле­кает его в игру, учит, как надо позна­ко­миться, как заво­е­вать рас­по­ло­же­ние новых друзей.

Или вы бои­тесь, что ваше непо­сед­ли­вое чадо, по всей веро­ят­но­сти, нач­нет отвле­каться на уро­ках. Давайте ему зада­ния на тре­ни­ровку вни­ма­ния, а парал­лельно репе­ти­руйте, как надо вести себя на уроке, чтобы не вызы­вать наре­ка­ний учительницы.

Только сле­дите за тем, чтобы игра не пре­вра­ща­лась в запу­ги­ва­ние. Иначе ребе­нок поду­мает, что в школе его ждут сплош­ные непри­ят­но­сти, и решит вопрос кар­ди­нально: отка­жется туда идти — и все тут.

Пер­вый раз в пер­вый класс

Но вот, нако­нец, дол­го­ждан­ный рубеж перей­ден. Ваш ребе­нок — уже пер­во­класс­ник. Про­зве­нел пер­вый зво­нок. Мамы утерли слезы, набе­жав­шие на глаза при мысли о том, как быстро летит время. Насту­пили школь­ные будни.

Неужели глав­ные слож­но­сти позади? Эх, если бы так.

Даже для самых под­го­тов­лен­ных детей пер­вые месяцы пре­бы­ва­ния в школе обычно бывают стрес­сом. Ребята ста­но­вятся раз­дра­жи­тель­ными, тре­вож­ными, пла­чут по пустя­кам. И это понятно: пси­хо­ло­ги­че­ская нагрузка в школе не срав­нима с тем, к чему ребе­нок при­вык в дет­ском саду и уж тем более в семье. В школе и народу гораздо больше (осо­бенно это заметно на пере­ме­нах, когда все ребята из раз­ных клас­сов высы­пают в кори­дор), и шумно, и очень мно­гое в новинку, и напря­же­ние на уро­ках силь­нее, чем в под­го­то­ви­тель­ной дет­са­дов­ской группе или в мини-лицее.

Кроме того, не надо забы­вать, что в саду «под­го­то­вишки» были стар­шими и, соот­вет­ственно, ощу­щали свое пре­вос­ход­ство над осталь­ными. А в школе они вне­запно ока­зы­ва­ются в самом низу воз­раст­ной лест­ницы. При­чем над ними не два, не три, не четыре «этажа», а целых десять! Это подав­ляет. Ребе­нок теря­ется, чув­ствует себя лили­пу­том в стране буй­ных, гро­мо­глас­ных великанов.

В резуль­тате пер­во­класс­ники нередко впа­дают в школе в состо­я­ние неко­то­рой про­стра­ции, затор­мо­жен­но­сти. Оно, это состо­я­ние, слу­жит им свое­об­раз­ной пси­хо­ло­ги­че­ской защи­той от непо­силь­ной нагрузки. Дети могут забы­вать эле­мен­тар­ные вещи, «счи­тать ворон», не отве­чать даже на самые про­стые вопросы учи­тель­ницы, если вовремя это не пре­одо­леть, защит­ная броня может стать почти непро­би­ва­е­мой. В пер­вом классе тяжело при­хо­дится не только непо­се­дам, но и детям, по при­роде флег­ма­тич­ным, вяло­ва­тым. Осо­бенно если у учи­тель­ницы холе­ри­че­ский тем­пе­ра­мент. Мед­ли­тель­ные дети под напо­ром актив­ного взрос­лого затор­ма­жи­ва­ются еще силь­нее, а взрос­лому кажется, что ребе­нок нарочно тянет с выпол­не­нием зада­ния, испы­ты­вая его терпение.

Избе­жать подоб­ных труд­но­стей можно, хотя и непро­сто. Самое глав­ное, чтобы в началь­ных клас­сах у ребенка была доб­рая и глав­ное — тер­пе­ли­вая учи­тель­ница. Все осталь­ное при­ло­жится. В край­нем слу­чае, школу вы потом поменяете.

Сле­дите за собой. Ни в коем слу­чае нельзя созда­вать ажи­о­таж в начале учебы: ребенка это трав­ми­рует. А то, схо­див на собра­ние, где педа­гоги ста­ра­ются нагнать страху на роди­те­лей, чтобы те отно­си­лись к школе ответ­ственно, мамы и бабушки часто впа­дают в панику. А их нер­воз­ность мгно­венно пере­да­ется детям. «Вдруг я что-то забуду, не успею? Вдруг у меня не полу­чится?» — эти вопросы будут тогда пре­сле­до­вать пер­во­клашку круг­лыми сутками.

Он нач­нет вска­ки­вать по ночам, боясь опоз­дать в школу. И, разу­ме­ется, будет опаз­ды­вать, потому что не выспится и утром не смо­жет быстро собраться. Неко­то­рые дети так вол­ну­ются, что не спо­собны съесть на зав­трак ни кусочка. А при попыт­ках их накор­мить у бед­няг под­сту­пает к горлу тош­нота. От голода же (и глав­ное, от страха!) у них начи­нает кру­житься голова. Они плохо сооб­ра­жают и ляпают ошибку за ошиб­кой. Таким обра­зом, боязнь неуспеха ока­зы­ва­ется вполне оправ­дан­ной! Круг замыкается.

Поэтому осте­ре­гай­тесь раз­го­во­ров о том, как сложно учиться в школе, не «гоните волну», иначе она захлест­нет с голо­вой всю вашу семью.

В главе о мед­ли­тель­ных детях я писала, что имеет смысл облег­чить их жизнь, поку­пая им одежду и обувь, не тре­бу­ю­щие дол­гого засте­ги­ва­ния и зашну­ро­вы­ва­ния. В пер­вом-вто­ром клас­сах дан­ные прин­ципы, на мой взгляд, целе­со­об­разно пере­не­сти на всех детей, неза­ви­симо от их тем­пе­ра­мента. Бед­ня­гам и так при­хо­дится одно­вре­менно осва­и­вать в школе столько слож­ных вещей. Пусть хотя бы в быто­вом плане труд­но­стей будет поменьше.

Теперь о порт­феле. Важно при­учить ребенка соби­рать его нака­нуне. Не наста­и­вайте, чтобы сын или дочка с пер­вых же дней учебы делали это само­сто­я­тельно. Пона­чалу боль­шин­ство детей тра­тит на при­го­тов­ле­ния к школе доста­точно много вре­мени, и это может набить им оско­мину. Однако не берите на себя все сборы цели­ком. Роди­те­лям сле­дует высту­пать лишь в каче­стве помощ­ни­ков, а затем кон­тро­ле­ров. Иначе ваши дети ока­жутся как бы ни при чем.

Чье это дело — уроки?

Об уро­ках мы еще успеем пого­во­рить попо­дроб­ней. Пока скажу лишь, что с пер­вых дней учебы важно сфор­ми­ро­вать у ребенка пра­виль­ное отно­ше­ние к домаш­ним зада­ниям, кото­рые они полу­чают в школе.

Дети должны твердо усво­ить, что учатся они не для вас, а для себя, и соот­вет­ственно, уроки — это их лич­ное дело.

Помо­гать им, разу­ме­ется, нужно, но так, чтобы при­го­тов­ле­ние домаш­них зада­ний не пере­кла­ды­ва­лось на ваши плечи.

Иначе говоря, у ребят должна созда­ваться иллю­зия, будто они сво­бодны в своем выборе делать или не делать уроки.

Но именно иллю­зия, поскольку отказ от при­го­тов­ле­ния уро­ков дол­жен сопря­гаться с отка­зом от раз­вле­че­ний. А это для детей совсем не привлекательно.

Поясню на при­мере. Недавно ко мне обра­ти­лась мать с жало­бой на то, что ее вось­ми­лет­ний сын Федя без­от­вет­ственно отно­сится к школь­ным зада­ниям (жалоба весьма рас­про­стра­нен­ная в наше время). — За уроки его уса­дить почти невоз­можно! — жало­ва­лась она. — Пока уго­во­ришь, пол­дня прой­дет. А сядет — посто­янно отвле­ка­ется, норо­вит удрать. В тет­ради ошибка на ошибке, хотя парень умный, и если захо­чет, все сде­лает в две минуты.

Здесь что ни слово, то ключ к раз­гадке. Федя давно и прочно вбил себе в голову, что учится он для мамы, и все эти школь­ные глу­по­сти нужны только взрос­лым. А у него есть дела поваж­ней. Куда он «норо­вит удрать»? — Уж, наверно, не к пыле­сосу или к рако­вине, пол­ной гряз­ной посуды.

— Ска­жите, пожа­луй­ста, а если к нему должны прийти гости, Федя тоже тянет с уро­ками? — спро­сила я.

— Да что вы! Он ведь пре­красно знает, что я их не пущу, если у него уроки не сде­ланы, — отве­тила мать и сама изу­ми­лась, судя по всему впер­вые усмот­рев тут какую-то взаимосвязь.

С пер­во­класс­ни­ками, конечно, пона­чалу при­хо­дится сидеть рядом, напо­ми­ная им пра­вила веде­ния запи­сей в тет­ради, под­ска­зы­вая, как дер­жать ручку, куда поло­жить локти и т. п.

Все это для них в новинку, и удер­жать в памяти столько нового они часто не в состоянии.

А глав­ное, нужно посто­янно обод­рять малы­шей. Ведь в пер­вые месяцы каж­дая помарка в тет­радке кажется им все­лен­ской тра­ге­дией. Когда ребе­нок осво­ится, втя­нется в учебу, можно поти­хоньку ото­дви­гаться в сто­рону, но все равно в началь­ной школе важно дер­жать при­го­тов­ле­ние уро­ков под неусып­ным кон­тро­лем. Конечно, он дол­жен быть нена­вяз­чи­вым. «Нави­сать» не надо. Ко 2–3‑му классу поста­рай­тесь выйти на то, что ребе­нок обра­ща­ется к вам лишь при каких-либо затруд­не­ниях, а все осталь­ное, что ему по силам, делает само­сто­я­тельно. Но про­ве­рять каче­ство при­го­тов­ле­ния уро­ков, без­условно, необходимо.

Ну, и конечно, детям нужно давать воз­мож­ность хоро­шенько отдох­нуть после школы. Логика что чем быст­рее они отму­ча­ются, при­го­то­вив уроки, тем для них же будет лучше (по прин­ципу «Сде­лал дело — гуляй смело»), в корне порочна. Свое дело они сде­лали в школе и имеют право на отдых. А малыши-пер­во­клашки, для кото­рых учеба — дело новое, труд­ное и ответ­ствен­ное, заслу­жили этот отдых вдвойне.

Ох, уж эти уроки! Сколько слез про­лито из-за них детьми, сколько нер­вов истре­пано взрос­лыми! Это одна из самых рас­про­стра­нен­ных роди­тель­ских жалоб, зву­ча­щих в каби­нете психолога.

— Заса­дить сына за уроки невоз­можно. Все время у нас скан­далы, нытье. А когда нако­нец заста­вишь сесть за пись­мен­ный стол — начи­нает отвле­каться, счи­тать ворон, обма­ны­вает, гово­рит, что ничего не задано. Заму­чи­лась я с ним! — сетует мать.

— Ну да! Прямо нава­жде­ние какое-то. Когда в школу посту­пал, учи­теля гово­рили: «Спо­соб­ный маль­чик». А сей­час только задач­ник по мате­ма­тике откроет — и сразу лицо тупое, глаза стек­лян­ные. Эле­мен­тар­ных вещей не знает! — вто­рит ей отец.

И, конечно, рефре­ном зву­чит вопрос:

— Что делать? Как вос­пи­тать в ребенке чув­ство ответственности?

Но любое лекар­ство, в том числе пси­хо­ло­ги­че­ское, можно про­пи­сать, только пра­вильно уста­но­вив диа­гноза. А это не так про­сто, как кажется на пер­вый взгляд.

В чем же дело?

Боль­шин­ство роди­те­лей счи­тает, что в основе отказа ребенка гото­вить уроки лежит обык­но­вен­ная лень. Но зача­стую тот же самый «лени­вый» ребе­нок часами что-то масте­рит или читает, охотно моет посуду и даже пол, пыле­со­сит квар­тиру, лепит пирожки… Выхо­дит, дело не в при­род­ной лени, а в чем-то другом?

Да. Чаще всего за подоб­ной «псев­до­ле­нью» ска­зы­ва­ется ПАНИЧЕСКИЙ СТРАХ НЕУДАЧИ. Страх настолько силь­ный, что он зату­ма­ни­вает разум, мешает ребенку сосре­до­то­читься, хао­ти­зи­рует его пове­де­ние. При­чем ребе­нок, в отли­чие от взрос­лого, далеко не все­гда отдает себе отче­тов том, что с ним про­ис­хо­дит. И от этого хао­ти­зи­ру­ется еще больше.

А иные дети, наобо­рот, от страха затор­ма­жи­ва­ются, частично или пол­но­стью отклю­ча­ясь от про­ис­хо­дя­щего. Вид у них при этом бывает отре­шен­ный, почти без­мя­теж­ный, хотя ника­кой без­мя­теж­но­стью там, конечно, не пахнет.

Роди­тели при­хо­дят в бешен­ство. Им кажется, что ребенку на все напле­вать: и на оценки, и на заме­ча­ния учи­те­лей, и на мамины крики. И даже на папин ремень! На самом же деле ребе­нок очень глу­боко трав­ми­ро­ван школь­ными неуда­чами. Только выра­жа­ется это не так откро­венно, как у детей, кото­рые пла­чут из-за двоек. И, если вовремя эту травму не устра­нить, у маль­чика или девочки может раз­виться так назы­ва­е­мый «школь­ный нев­роз», чре­ва­тый и нерв­ными сры­вами, и раз­лич­ными пси­хо­со­ма­ти­че­скими заболеваниями.

Поэтому роди­те­лям сле­дует запа­стись тер­пе­нием и помо­гать сыну или дочери гото­вить уроки. Даже если, по вашему мне­нию, они вполне спо­собны делать их само­сто­я­тельно. Поверьте, как только ребята смо­гут упра­виться без вашей помощи, они непре­менно от нее отка­жутся! Всем детям достав­ляет огром­ную радость созна­ние, что они, нако­нец, «и сами с усами». Никому не нра­вится чув­ство­вать себя недо­те­пой и неумей­кой. Но труд­но­сти, кото­рые испы­ты­вает ребе­нок, часто бывают не объ­ек­тив­ными (нару­ше­ния мыш­ле­ния, пони­жен­ная кон­цен­тра­ция вни­ма­ния, диз­гра­фия и т. п.) а субъ­ек­тив­ными (пси­хо­ло­ги­че­скими). Людям же, не све­ду­щим в дет­ской пси­хо­ло­гии, может казаться, что это про­сто капризы.

Вот очень типич­ный слу­чай. Девя­ти­лет­ний Сеня, на пер­вый взгляд, совсем не вол­но­вался из-за того, что его гро­зятся выгнать из школы. В классе он счи­тал ворон, дома все время про­си­жи­вал перед теле­ви­зо­ром, уроки делал под страш­ным нажи­мом. И при этом с его лица не схо­дила улыбка! Сеня улы­бался все­гда: и когда его ругали, и когда ста­вили двойки. Только при виде папи­ного ремня Сеня момен­тально серьез­нел. Но ненадолго.

— Ему совер­шенно напле­вать на оценки, на то, что о нем думают окру­жа­ю­щие! — в один голос повто­ряли мать с отцом. Мы от стыда не знаем, куда глаза девать, а он улы­ба­ется, как будто ему вкус­ных пря­ни­ков дали!

Однако именно эта застыв­шая, при­кле­ен­ная улыбка была явствен­ным сиг­на­лом небла­го­по­лу­чия. Сенино лицо не похо­дило на лицо живого маль­чика. Это была маска, под кото­рой скры­вался страх. Выяс­ни­лось, что в пер­вом классе Сене с боль­шим тру­дом дава­лось письмо. Делая уроки, он раз­во­зил в тет­ради жут­кую грязь. А мама, у кото­рой тогда слу­чи­лись непри­ят­но­сти на работе, раз­дра­жа­лась, кри­чала и несколько раз даже отхле­стала его тет­рад­кой по щекам.

В резуль­тате при одном упо­ми­на­нии об уро­ках ребе­нок впа­дал в сту­пор. К тре­тьему классу эта пато­ло­ги­че­ская реак­ция стала для него при­выч­ной. Хотя, вообще-то, маль­чик был сооб­ра­зи­тель­ный, тянулся к чте­нию, и любые зада­ния, не свя­зан­ные со шко­лой, выпол­нял быстро и с удовольствием.

Страх перед шко­лой был настолько силен, что даже в игре, когда вроде бы все про­ис­хо­дит пона­рошку, Сеня не мог изоб­ра­зить учи­тель­ницу. Да что там учи­тель­ница! Пока­зы­вая на кук­лах, как он про­сто сидит на уроке (не отве­чает у доски, не пишет кон­троль­ную, а про­сто сидит за пар­той!), Сеня начи­нал заи­каться. А мама три года в упор не видела его стра­хов, счи­тая, что он выкаб­лу­чи­ва­ется, не желая делать уроки само­сто­я­тельно. И только к сере­дине заня­тий по нашей мето­дике начала что-то пони­мать. А порой ребе­нок испы­ты­вает вполне ОБЪЕКТИВНЫЕ ТРУДНОСТИ, но без под­сказки спе­ци­а­ли­ста роди­тели этого рас­по­знать не могут. К при­меру, одна­жды ко мне обра­тился папа деся­ти­лет­него маль­чика с жало­бой на то, что сын посто­янно отлы­ни­вает от заня­тий по мате­ма­тике. Отец счи­тал Пашу лоды­рем и, есте­ственно, сер­дился. Однако во время пси­хо­ло­ги­че­ских заня­тий обна­ру­жи­лось, что у маль­чика не все в порядке с логи­че­ским мыш­ле­нием, так что «пато­ло­ги­че­ская лень», на кото­рую жало­вался отец, была совер­шенно ни при чем. После цикла спе­ци­аль­ных заня­тий, направ­лен­ных на раз­ви­тие логи­че­ского мыш­ле­ния, труд­но­сти с реше­нием мате­ма­ти­че­ских задач сня­лись, и ребе­нок стал учиться нормально.

Тре­тья рас­про­стра­нен­ная при­чина отказа девать уроки — это ЖЕЛАНИЕ ПРИВЛЕЧЬ К СЕБЕ ВНИМАНИЕ ВЗРОСЛЫХ. Обычно подоб­ную реак­цию дают дети, склон­ные к демон­стра­тив­но­сти. Вообще-то, они очень зави­симы от роди­те­лей и повы­шенно нуж­да­ются во вни­ма­нии и ласке. Но в силу харак­тера не выра­жают своих эмо­ций прямо, а начи­нают упря­миться, вред­ни­чать, вести себя вызы­ва­юще. Таким детям не хва­тает роди­тель­ского тепла. Они чув­ствуют себя оди­но­кими про­ни­мают, что школь­ная неуспе­ва­е­мость — это чуть ли не един­ствен­ный спо­соб вызвать бес­по­кой­ство взрослых.

— Когда все нор­мально, мама меня не заме­чает. У нее слиш­ком много дел, — честно при­знался две­на­дцати лет­ний маль­чик, мать кото­рого жало­ва­лась на то, что сын не садится днем за уроки, а дожи­да­ется ее при­хода с работы и потом целый вечер «тянет резину», не давая ей ни минуты покоя.

Угрозы и нака­за­ния в дан­ном слу­чае тоже неэф­фек­тивны. Ведь по сути полу­ча­ется, что ребенка нака­зы­вают за его жажду любви. Поэтому, прежде всего надо окру­жить сына или дочь теп­лом и забо­той. Даже если вам кажется, что они полу­чают все это с лих­вой, их пове­де­ние сви­де­тель­ствует об обрат­ном. В конце кон­цов, у раз­ных людей раз­ная потреб­ность в ласке!

Когда ребе­нок делает уроки, при­двинь­тесь к нему поближе, погладьте по голове, по спинке, пошеп­чите на ухо что-нибудь лас­ко­вое и обод­ря­ю­щее. Помните: в подоб­ных слу­чаях детям нужна не столько реаль­ная помощь, сколько откры­тое выра­же­ние роди­тель­ских чувств. Поэтому глав­ное — не раз­дра­жаться и не счи­тать поте­рян­ным то время, кото­рое вы про­ве­дете, сидя рядом с детьми за пись­мен­ным сто­лом. Кто знает? Может быть, именно эти мгно­ве­ния запом­нятся им на всю жизнь как что-то самое важ­ное, драгоценное.

Когда же дети пере­ста­нут сомне­ваться в вашей любви, пообе­щайте, что, если они быстро и хорошо сде­лают уроки, вы с ними зай­ме­тесь чем-нибудь инте­рес­ным, напри­мер, поиг­ра­ете в настоль­ную игру или почи­та­ете вслух. Для детей, кото­рым не хва­тает обще­ния с близ­кими, это самый луч­ший стимул.

Неужели не бывает, что ребе­нок про­сто изба­ло­ван и садится на шею?

Конечно, бывает! Хотя спра­виться с этим не так уж и трудно. Тут глав­ное — соблю­дать прин­цип «утром деньги, вече­ром сту­лья». К при­меру, хочет сын при­гла­сить при­я­теля — пожа­луй­ста, но прежде пусть выпол­нит домаш­ние зада­ния. И ника­ких аван­сов! Если ребе­нок изба­ло­ван, рас­счи­ты­вать на его «бла­го­на­деж­ность» не при­хо­дится. Такие дети склонны обе­щать с три короба, но, добив­шись сво­его, нару­шают обещания.

— Да… вам легко сове­то­вать! — под­час можно услы­шать на кон­суль­та­ции. — А моего ничем не прой­мешь! Я уж по-раз­ному про­бо­вала! «Не сде­ла­ешь уроки, — говорю, — не будешь играть в ком­пью­тер». А он мне: «Ну и не надо! Обой­дусь!» Он без всего может обхо­диться, понимаете?

Но когда начи­на­ешь подроб­нее вни­кать в ситу­а­цию, быстро выяс­ня­ется, что это пре­уве­ли­че­ние. Да иначе и быть не может! Изба­ло­ван­ные дети, что назы­ва­ется, по опре­де­ле­нию более тре­бо­ва­тельны, чем обыч­ные. Иначе они не были бы избалованными.

— Ну, хорошо, — обычно говорю в таких слу­чаях я. — Ваш сын не согла­сился сесть за уроки, вы в ответ не раз­ре­шили ему играть в ком­пью­тер. Что он делает дальше?

Ответы стан­дартны: играет в игрушки, смот­рит теле­ви­зор, идет погу­лять… То есть фак­ти­че­ски ребе­нок все равно раз­вле­ка­ется, напле­вав на роди­тель­ские тре­бо­ва­ния, и роди­тели это допус­кают. В резуль­тате они сво­его добиться не могут, и у всех (в первую оче­редь, у самого ребенка!) скла­ды­ва­ется лож­ное впе­чат­ле­ние, будто бы он совер­шенно непо­бе­дим. Но это не так. Стоит роди­те­лям хоть немного про­явить после­до­ва­тель­ность, как все быстро ста­но­вится на свои места.

Про­фи­лак­тика «пофи­гизма»

Чтобы с поступ­ле­нием ребенка в пер­вый класс вся ваша жизнь не пре­вра­ти­лась в бес­ко­неч­ную пози­ци­он­ную войну, важно при­дер­жи­ваться сле­ду­ю­щей тактики:

— Поста­рай­тесь вну­шить ребенку, что уроки — это его дело, ибо учится он не для мамы с папой и не для бабушки с дедуш­кой. Пус­кать все на само­тек, конечно, не надо, но и выка­зы­вать излиш­нюю заин­те­ре­со­ван­ность — тоже.

Роди­те­лям обычно кажется, что если детям по сто раз не напо­ми­нать про уроки, они все на свете поза­бу­дут. Но в дей­стви­тель­но­сти это не так. Уче­ники началь­ных клас­сов еще очень тре­петно отно­сятся ко всему, что свя­зано со шко­лой. И при­знаться перед всеми, что ты не выучил урок, им гораздо страш­нее, чем, ска­жем, вось­ми­класс­ни­кам, кото­рые под­час даже бра­ви­руют своим напле­ва­тель­ским отно­ше­нием к учебе. Так что пусть почув­ствуют послед­ствия соб­ствен­ной без­от­вет­ствен­но­сти, пусть пару раз схо­дят в школу с несде­лан­ным упраж­не­нием по рус­скому языку или с нере­шен­ной мате­ма­ти­че­ской зада­чей. Это гораздо полез­ней, чем вам пол­дня тре­пать себе нервы, умо­ляя чадо при­сту­пить к уро­кам и тем самым созда­вая у него впе­чат­ле­ние, будто он рабо­тает исклю­чи­тельно ради вашего спокойствия.

В вопросе при­го­тов­ле­ния уро­ков жестко при­дер­жи­вай­тесь прин­ципа «един­ствен­ной аль­тер­на­тивы». Да, домаш­ние зада­ния — дело ребенка, и он волен выби­рать, гото­вить их или нет.

Однако за двойку, полу­чен­ную в резуль­тате невы­учен­ных уро­ков, сле­дует лишать его каких-то важ­ных жиз­нен­ных благ. Тогда выбор в пользу без­де­лья ока­жется невы­год­ным: вот вам и прин­цип «един­ствен­ной аль­тер­на­тивы». Но пря­мого при­нуж­де­ния («Я кому ска­зала, марш за стол»!) удастся избежать.

В дей­ствен­но­сти этого прин­ципа я убе­ди­лась не только на чужом, но и на соб­ствен­ном опыте. В классе пятом-шестом мой стар­ший сын вдруг «засач­ко­вал». Резуль­тат не замед­лил ска­заться в днев­нике. Я видела, что он стал делать уроки тяп-ляп, но решила при­ме­нить обход­ной маневр. Вме­сто того, чтобы взять при­го­тов­ле­ние домаш­них зада­ний под жест­кий кон­троль, я поста­вила сыну жест­кое усло­вие: за тройку по мате­ма­тике или по рус­скому он на неделю лиша­ется воз­мож­но­сти пойти в зал игро­вых авто­ма­тов. Тогда они только-только появи­лись, и попасть туда было завет­ной меч­той каж­дого маль­чишки. Тройки тут же исчезли. При этом в про­цесс при­го­тов­ле­ния уро­ков я вроде бы не вме­ши­ва­лась, они как были, так и оста­лись пре­ро­га­ти­вой сына.

В началь­ных клас­сах, конечно, нужно кон­тро­ли­ро­вать каче­ство выпол­не­ния домаш­них зада­ний. Если ребе­нок устра­и­вает в тет­ради мазню, имеет смысл пред­ло­жить ему сперва делать уроки в чер­но­вике. Он бун­тует? — Что ж, это вполне понятно. Кому охота выпол­нять двой­ную работу. Снова пред­ло­жите ребенку выбор: пишешь акку­ратно — пере­пи­сы­вать не при­дется. Ну, а наля­па­ешь оши­бок — не обес­судь. И не бой­тесь скан­дала. Поняв, что вы непре­клонны, ребе­нок пере­ста­нет скан­да­лить и возь­мется за ум.

Посте­пенно ста­рай­тесь перейти от тоталь­ной про­верки домаш­них зада­ний к выбо­роч­ной (есте­ственно, с усло­вием, что при отри­ца­тель­ных резуль­та­тах такого «среза зна­ний», вы снова вер­не­тесь к более стро­гому кон­тролю и будете опе­кать ребенка «как маленького»).

Настра­и­вайте детей на то, что если они будут вни­ма­тельно слу­шать объ­яс­не­ния учи­теля, боль­шую часть уст­ных уро­ков им удастся выучить уже в классе. И дома не при­дется тра­тить на это время.

Обя­за­тельно давайте детям воз­мож­ность отдох­нуть после школы. И не пол­часа-час, как делают мно­гие мамы, а хотя бы часа два с поло­ви­ной — три.

Если ребе­нок пере­уто­мился и плохо сооб­ра­жает, поз­вольте ему пере­не­сти часть уро­ков на утро. Очень мно­гим детям легче встать чуть пораньше и сде­лать все на све­жую голову.

Гипе­р­ак­тив­ным, воз­бу­ди­мым, повы­шенно утом­ля­е­мым детям необ­хо­димо часто делать неболь­шие пере­рывы в заня­тиях. Это, конечно, удли­нит про­цесс при­го­тов­ле­ния уро­ков, но толку будет гораздо больше.

Почему вредно зацик­ли­ваться на школе

Когда мы про­во­дим пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ские заня­тия со школь­ни­ками, порой чуть ли не у всей группы детей и роди­те­лей, ходя­щих на эти заня­тия, школа бывает насто­я­щим кам­нем пре­ткно­ве­ния. Смот­реть на это и смешно, и печально.

Вот роди­тели с детьми пока­зы­вают сценку «Как может испор­тится хоро­шее настро­е­ние». Пси­хо­лог предо­ста­вил им про­стор для фан­та­зии: пока­зы­вай, что хочешь. Мало ли из-за чего люди могут огор­чаться и радо­ваться? И что же мы видим?

Одна мама смот­рит в окно наду­мает вслух:

— Вон Сережа идет. Пону­рый какой-то… Навер­ное, тройку схло­по­тал. Ну, конечно. Вчера целый день про­си­дел перед теле­ви­зо­ром, гео­гра­фию не учил, к англий­скому не гото­вился. Беда у нас с этими уро­ками! А ведь может учиться хорошо, может! Учи­теля гово­рят, он вообще круг­лым отлич­ни­ком мог бы стать, если бы не ленился.

У мамы уже зара­нее пор­тится настро­е­ние (что пока­зы­ва­ется весьма худо­же­ственно), и она с порога начи­нает Сережу пропесочивать.

Дру­гая мама перед выступ­ле­нием заяв­ляет во все­услы­ша­ние: «У нас полу­чи­лась прямо иллю­стра­ция к извест­ной кар­тине «Опять двойка».

Тре­тья семья вроде бы ото­шла от школь­ной тема­тики. Роди­тели с сыном рас­ска­зы­вают, как они дружно и весело про­вели выход­ной день: ходили в музей, потом в кафе, потом вер­нув­шись домой, играли в настоль­ные игры. Нако­нец, насту­пил вечер, и маль­чик укла­ды­ва­ется спать. Ну, и при­чем тут испор­чен­ное настро­е­ние? — инте­ре­су­ется пси­хо­лог. — Все же было хорошо.

— Да, но ведь зав­тра в школу, — бур­чит из-за ширмы ребенок.

Конечно, то, что очень мно­гие дет­ские пере­жи­ва­ния свя­заны со шко­лой, вполне объ­яс­нимо. С шести-семи лет каж­дый ребе­нок про­во­дит в школе зна­чи­тель­ную часть сво­его вре­мени. При­чем там он не про­сто что-то делает, а полу­чает оценку своей дея­тель­но­сти. Оценку, кото­рая огла­ша­ется пуб­лично. То есть, все окру­жа­ю­щие знают, на хоро­шем он счету у началь­ства (учи­теля) или нет. И это очень вли­яет на отно­ше­ние к нему дру­гих ребят. Осо­бенно в млад­ших клас­сах, когда дети в боль­шин­стве своем еще ори­ен­ти­ро­ваны на хоро­шее пове­де­ние и учебу, а потому дво­еч­ники или тро­еч­ники вызы­вают у них стой­кое неприятие.

Вы ска­жете:

— Но никто не мешает пло­хому уче­нику стать хоро­шим. Пусть как сле­дует зани­ма­ется, тща­тельно гото­вит уроки — и все будет нормально.

Тео­ре­ти­че­ски верно. Но пред­ставьте себе, что вы про­во­дите столько же вре­мени на работе, кото­рая, во-пер­вых, выбрана не вами (и зна­чит, вовсе необя­за­тельно вам под­хо­дит). А во-вто­рых, началь­ство там вас посто­янно оце­ни­вает и при­людно сты­дит, если ему не нра­вится, как вы справ­ля­е­тесь с рабо­той. А кол­леги не только вас не под­дер­жи­вают, но, может быть, даже насме­ха­ются, если у вас что-то не вытан­цо­вы­ва­ется. Вы, как любой чело­век, тяжело пере­жи­ва­ете свои неудачи и оттого часто допус­ка­ете новые про­махи: то что-то забу­дете, то не успе­ете, то оши­бе­тесь. Бро­сить работу вы не можете и поне­многу начи­на­ете ее ненавидеть.

Но вот, нако­нец, рабо­чий день окон­чен. Вы идете домой, наде­ясь хоть немного отвлечься от тягост­ных пере­жи­ва­ний. Однако и там начи­на­ется трепка нер­вов. Вме­сто того, чтобы вас уте­шить, род­ные начи­нают ругаться, кри­чать, осы­пать вас упре­ками. Потом заса­жи­вают вас за зада­ния, кото­рые вам на работе успели опо­сты­леть хуже горь­кой редьки. Вы не можете сосре­до­то­читься. Одна лишь мысль о нена­вист­ной работе вызы­вает у вас нерв­ную дрожь. Так про­дол­жа­ется до позд­него вечера. А утром вы спо­за­ранку снова пле­те­тесь туда же. Полу­ча­ется, вся ваша жизнь про­хо­дит под зна­ком того, что вызы­вает у вас отвра­ще­ние и страх.

Инте­ресно, сколько вы так про­тя­нете? — Думаю, не очень долго. В подоб­ной ситу­а­ции взрос­лый чело­век либо ухо­дит с работы, либо ста­но­вится боль­ным-хро­ни­ком (у пси­хи­ат­ров это назы­ва­ется «уход в болезнь»).

Ребе­нок само­вольно поме­нять школу не может. Поэтому он тоже забо­ле­вает или начи­нает отлы­ни­вать от заня­тий: про­гу­ли­вает уроки, не гото­вит домаш­них зада­ний. Короче, сач­кует, ищет какую-то отду­шину. А взрос­лые, наобо­рот, ста­ра­ются зако­ро­тить его на мыс­лях о школе — то есть НА НЕГАТИВНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЯХ. Ну, и каков будет резуль­тат? — Надо, наобо­рот, вну­шать такому ребенку, что на школе свет кли­ном не сошелся. Что в его жизни есть много дру­гого, не менее цен­ного. И что мно­гие вели­кие люди учи­лись совсем неважно. Пуш­кин, напри­мер, был одним из самых послед­них в лицее. Но зато потом стал пер­вым поэтом Рос­сии. Есте­ственно, я не при­зы­ваю вас плю­нуть вме­сте с ребен­ком на школу и на отметки. Но успо­ко­иться, рас­сла­биться необ­хо­димо. Нер­воз­но­стью все равно ничего не добьешься. Дети гораздо быст­рее пре­одо­ле­вают пси­хо­ло­ги­че­ские труд­но­сти как бы между делом, когда их вни­ма­ние отвле­чено чем-то другим.

Срав­не­ние — мать учения

Чтобы чело­век научился пре­одо­ле­вать труд­но­сти (любые, в том числе с при­го­тов­ле­нием уро­ков), у него не должно воз­ни­кать впе­чат­ле­ния бес­про­свет­но­сти. Когда сколько ни бьёшься, а толку чуть. Это и взрос­лых-то рас­хо­ла­жи­вает, а детей, кото­рым гораздо больше, чем взрос­лым, необ­хо­дим ско­рый резуль­тат, и подавно. Мно­гие дети пред­по­чи­тают вообще отка­заться от того, что им кажется труд­ным, чем вновь и вновь тер­петь неудачу.

Поэтому крайне важно созда­вать у ребенка впе­чат­ле­ние, что он про­дви­га­ется вперед.

Пусть даже иллю­зор­ное! Если вы будете это тер­пе­ливо делать, со вре­ме­нем иллю­зия непре­менно ста­нет реаль­но­стью. Ребе­нок пове­рит в свои силы, и про­изой­дет про­рыв. Если же вы будете воз­дер­жи­ваться от похвал, дожи­да­ясь реаль­ных успе­хов, чтобы можно было похва­лить сына или дочь от чистого сердца, то, ско­рее всего, не дождетесь.

Бук­суя на месте, дети часто теряют надежду вылезти из кювета и застре­вают в нем надолго, если не навсегда.

В пер­вом классе мой млад­ший сын Феликс писал как курица лапой. Разо­брать эти кара­кули было часто невоз­можно. Он ста­рался изо всех сил, но ничего не полу­ча­лось. Почерк — штука наслед­ствен­ная, а наш папа, мягко говоря, не вели­кий кал­ли­граф. Он порой и сам не может разо­брать, что же такое пона­пи­сал. О дру­гих и гово­рить нечего.

Но посте­пенно буквы в Фелик­со­вой тет­ради стали хотя бы немного похожи на буквы, а не на какие-то пти­чьи следы на снегу. Все это время я его под­бад­ри­вала, гово­рила, что почерк — дело деся­тое, потом на него уже не будут обра­щать такое повы­шен­ное вни­ма­ние. И вообще, он пишет гораздо лучше, чем раньше. Вон как буква «у» хорошо стала полу­чаться. И «ш» не зава­ли­ва­ется, и «о» теперь у нас круг­лень­кая, а не как сосиска.

В дока­за­тель­ство я демон­стри­ро­вала Феликсу его пер­вые тет­радки, кото­рые спе­ци­ально сохра­нила, пони­мая, что как бы он ни писал в даль­ней­шем, это все равно будет образ­цом чисто­пи­са­ния по срав­не­нию с пер­выми опытами.

Учи­тель­ница, правда, моего опти­мизма не раз­де­ляла. Нам с ней вообще не повезло. Она, напри­мер, не ценила, что Феликс в шесть лет един­ствен­ный из класса читал сво­бодно, как взрос­лый, и бук­вально про­гла­ты­вал книгу за кни­гой. И счи­тал хорошо, и рас­ска­зы­вал так, что заслушаешься.

— Слиш­ком он у вас умный, а писать кра­сиво не умеет, — гово­рила она и ста­вила Феликсу оче­ред­ную двойку «за отвра­ти­тель­ный почерк». Поэтому мне при­хо­ди­лось под­бад­ри­вать сына за двоих, так как я пони­мала, что еще чуть-чуть — и он отка­жется учиться, изму­чен­ный посто­ян­ными неуда­чами. И вот одна­жды загля­ды­ваю я поти­хоньку в сам ком­нату и вижу такую кар­тину. Сидит мой ребе­нок на кро­вати и сам себя вра­чует, листая тет­радку за первую чет­верть. А рядом ради лежит новая тет­радь с оче­ред­ным заме­ча­нием. Феликс смот­рит на эту над­пись, затем пере­во­дит взгляд на свои ста­рые кара­кули и гово­рит с моими инто­на­ци­ями: — А все-таки лучше, чем раньше… «А» не зава­ли­ва­ется, «о» не сосиска… успо­ко­ив­шись, пере­хо­дит за стол гото­вить уроки.

Сей­час он уче­ник седь­мого класса. Почерк, конечно, неваж­ный, но вполне тер­пи­мый. Зато уроки Феликс все­гда делает сам, мне даже не часто при­хо­дится ему напо­ми­нать. А ведь могло быть совер­шенно иначе…

Печа­та­ется по книге Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки