Ребенок и компьютер — свящ. Игорь Фомин

Ребенок и компьютер — свящ. Игорь Фомин

(4 голоса5.0 из 5)

Пере­гру­жа­емся и едем дальше
– Отец Игорь, Вам при­хо­ди­лось общаться с людьми, кото­рые фана­тично увле­ка­ются ком­пью­тер­ными играми?

– Конечно, при­хо­ди­лось. В основ­ном, это люди моло­дые, кото­рые всю свою при­су­щую воз­расту энер­гию, все силы души тра­тили на игры. Дохо­дило до смеш­ного. К при­меру, один мой юный род­ствен­ник так глу­боко втя­ги­вался в игро­вые пере­жи­ва­ния, что мог несколько раз под­ряд пообе­дать и даже не заме­тить того.

То есть чело­век настолько погло­щен иллю­зор­ным миром игры, что тот ста­но­вится для него идо­лом. Все силы своей души, всю свою любовь он направ­ляет не на реаль­ность, а, по сути, в пустоту. А когда любовь при­ла­гают к пустоте – душа чело­ве­че­ская раз­ру­ша­ется, в ней пустота и воз­ни­кает. Кстати, это каса­ется не только под­рост­ков – при­хо­ди­лось мне видеть и весьма немо­ло­дых людей, тра­тя­щих весь свой душев­ный потен­циал на игры.

Да, конечно, с нашей, хри­сти­ан­ской точки зре­ния, такой чело­век погло­щен стра­стью. Но сам он этого нередко про­сто не пони­мает, не видит. Для него это уход от опо­сты­лев­шей реаль­но­сти, от давя­щей атмо­сферы без­ду­хов­но­сти, мате­ри­аль­ной наживы, все­об­щего недо­ве­рия. Бумажке больше дове­ряют, чем живым людям. И если у чело­века в сердце нет Бога, если там не живет Хри­стос, то ему нужна отду­шина, где бы он мог себя, как ему кажется, реа­ли­зо­вать, где мог бы отдох­нуть от всей этой рутины.

Есть немало взрос­лых, кото­рые само­заб­венно играют в игры. Я знаю мно­гие семьи, в кото­рых эта про­блема стоит ост­рей­шим обра­зом. Муж­чина, глава семьи, кото­рый имеет несколь­ких детей, при­хо­дит с работы и сразу садится за игры. И отры­ва­ется только посреди ночи. Есть и такое.

Конечно, если чело­век осо­знаёт, что с ним про­ис­хо­дит – у него все­гда есть шанс вырваться, пре­одо­леть свою игро­вую зави­си­мость. Увы, не все, даже пони­мая, что к чему, к этому стре­мятся. Ведь в игре они испы­ты­вают поло­жи­тель­ные эмо­ции, там они побеж­дают, а если нет – там все­гда можно все пере­иг­рать заново.

– Вы именно в этом видите вред ком­пью­тер­ных игр?

– Духов­ный вред – да, в этом. Чело­век при­уча­ется легко отно­ситься к тем или иным ситу­а­циям. Ведь играя, он знает, что это не по-насто­я­щему, что пора­же­ние в игро­вом бою – это не реаль­ная пуля в реаль­ную голову, что все можно пере­иг­рать. С дру­гой сто­роны, в игре он испы­ты­вает силь­ные эмо­ции – вос­торг, раз­дра­же­ние, радость. В игре он бес­стра­шен – но его бес­стра­шие осно­вано на безответственности.

Однако это взра­щен­ное играми бес­стра­шие чело­век пере­но­сит и в реаль­ную жизнь – вме­сте с его обо­рот­ной сто­ро­ной, без­от­вет­ствен­но­стью. Зна­ете, есть даже такой анек­дот про заяд­лого игро­мана, кото­рый, попав в дорож­ную ава­рию, недо­уменно ска­зал: “Ну и что? Пере­гру­жа­емся и едем дальше”. Конечно, в жизни до такого не дохо­дит, но, тем не менее, легко видеть, как люди, чья любовь к ком­пью­тер­ным играм пере­росла в зави­си­мость, пере­стают чув­ство­вать ответ­ствен­ность за своих близ­ких, за свою работу, а в слу­чае веру­ю­щих – еще и за свою душу. Все это для него теряет зна­чи­мость, а глав­ным ста­но­вится игро­вое про­стран­ство, где он – все­силь­ный вла­дыка, по сути – бог.

А из этого духов­ного вреда про­из­рас­тает и вред соци­аль­ный. Ведь у чело­века одна жизнь, один разум, одна душа. Вста­вая из-за ком­пью­тера, он не ста­но­вится дру­гим чело­ве­ком. В нем оста­ется все то, что воз­никло в про­цессе игры. Как он ведет себя внутри ком­пью­тер­ной игры – так же он будет вести себя и сна­ружи. У него при­туп­ля­ется чув­ство само­со­хра­не­ния, он с той же игро­вой лег­ко­стью начи­нает отно­ситься к окру­жа­ю­щим. На этой почве, разу­ме­ется, тут же воз­ни­кают кон­фликты, потому что жизнь – не игра, в жизни то и дело при­хо­дится усту­пать дру­гим, жерт­во­вать сво­ими интересами.

Нередко мне при­хо­ди­лось видеть, как такой “гей­мер” чем дальше, тем больше раз­дра­жа­ется на близ­ких – на роди­те­лей, детей, сослу­жив­цев, соуче­ни­ков. Он при­вык в игре, что все должно быть “по его”, а тут люди отка­зы­ва­ются соот­вет­ство­вать жела­е­мому шаб­лону, что-то тре­буют, застав­ляют. И чело­век пыта­ется пере­де­лать своих близ­ких, сде­лать их “удоб­ными”. Разу­ме­ется, ничем, кроме регу­ляр­ных скан­да­лов, это кон­читься не может.

– Но ведь это не только из-за игр бывает…

– Верно. Мы ведь, по сути, сей­час гово­рим о таких обще­из­вест­ных чело­ве­че­ских гре­хах, как вла­сто­лю­бие, себя­лю­бие и сла­сто­лю­бие. Они в той или иной мере при­сущи каж­дому, они были на про­тя­же­нии всей чело­ве­че­ской исто­рии. Но игро­вая зави­си­мость их про­во­ци­рует. Ситу­а­ция в игре вымыш­лен­ная, но чув­ства-то чело­век испы­ты­вает совер­шенно реальные.

– Дума­ете, игры хуже, чем, ска­жем, дур­ные книги или дур­ные фильмы?

– Да, я пола­гаю, что дур­ная игра хуже, чем дур­ная книга. Даже самая дур­ная книга все-таки дает пищу для ума, для вооб­ра­же­ния, застав­ляет сопе­ре­жи­вать героям, внутри себя достра­и­вать изоб­ра­жен­ный мир. То есть все-таки раз­ви­вает твор­че­ские спо­соб­но­сти. Игра этого лишена, там все дано в окон­ча­тель­ном виде. К фильму это тоже отно­сится, но все-таки и книгу, и фильм мы вос­при­ни­маем со сто­роны, мы не явля­емся участ­ни­ками этой вымыш­лен­ной жизни. А в игре про­ис­хо­дит почти пол­ное отож­деств­ле­ние игрока с игро­вым пер­со­на­жем. Ком­пью­тер­ная игра дает чело­веку воз­мож­ность пре­даться одному из самых страш­ных поро­ков – жажде вла­сти. Мне кажется, это куда вред­нее, чем самые дур­ные книги и картины.

Сумма зла не меняется

– Судя по Вашим сло­вам, Вы под ком­пью­тер­ными играми пони­ма­ете исклю­чи­тельно “стре­лялки”. Но есть же и совер­шенно без­обид­ные, неа­грес­сив­ные игры. Напри­мер, “кве­сты”, где герой бро­дит и решает раз­ные задачи на логику и эрудицию…

– Разу­ме­ется, нельзя все игры гре­сти под одну гре­бенку. Есть более вред­ные, есть менее. Но я не знаю ни одной игры, кото­рая была бы без­условно полезна. Любая игра застав­ляет чело­века про­ве­сти немало вре­мени перед мони­то­ром, отклю­чив­шись от реаль­но­сти. А сколько за это время можно сде­лать, про­чи­тать, посмот­реть… Да, есть игры, раз­ви­ва­ю­щие эру­ди­цию, но я не думаю, что это луч­ший спо­соб само­об­ра­зо­ва­ния. Пой­мите, я не отри­цаю игру как тако­вую, осо­бенно при­ме­ни­тельно к детям. Ребе­нок познаёт мир в игре. Нужно ли с детьми стро­ить зай­чи­ков из куби­ков? Конечно, нужно. Это раз­ви­вает. Но заметьте – из реаль­ных, физи­че­ских куби­ков, кото­рые ребе­нок дер­жит в руках. Куда полез­нее, чем мани­пу­ли­ро­вать кар­тин­ками на экране.

Кроме того, оце­ни­вая пользу или вред кон­крет­ной игры, нельзя зацик­ли­ваться только на одном каком-то пара­метре. Напри­мер, игра раз­ви­вает логи­че­ское мыш­ле­ние. Но попутно она раз­ви­вает и тще­сла­вие, и раз­дра­жи­тель­ность, и чув­ство зави­си­мо­сти. Я не знаю таких игр, польза от кото­рых пере­ве­ши­вала бы вред.

– Есть мне­ние, что ком­пью­тер­ные “стре­лялки” как раз умень­шают уро­вень агрес­сив­но­сти, дают чело­веку воз­мож­ность раз­рядки, воз­мож­ность без­опас­ным для окру­жа­ю­щих спо­со­бом выплес­нуть отри­ца­тель­ные эмоции…

– Идея не нова. В Япо­нии есть спе­ци­аль­ные ком­наты, где стоят мане­кены началь­ни­ков. Туда можно зайти и побить их пал­кой. Счи­та­ется, что это сни­мает стресс. Но почему-то рас­про­стра­не­ния такой спо­соб в мире не получил.

Мне кажется, это иллю­зия – что постре­ляв в игрушке мон­стров, ты выпу­стишь пар. Надо раз­ли­чать чело­ве­че­ские эмо­ции и их внеш­ние про­яв­ле­ния. Можно загнать злые чув­ства вглубь себя – но там, в глу­бине, они не погиб­нут, а напро­тив, воз­рас­тут и рано или поздно выплес­нутся наружу.

Пони­ма­ете, наше раз­дра­же­ние, наша злость, обиды – все это осно­вано на без­ду­хов­но­сти. А без­ду­хов­ность без­ду­хов­но­стью не лечится. Тут дей­ственны только духов­ные спо­собы. Ведь что такое раз­дра­же­ние – это недо­ве­рие к Богу, неве­рие в Его любовь к нам, в его Промысел.

И вот что важно: раз­дра­жи­тель­ность и агрес­сив­ность – это лишь какие-то самые поверх­ност­ные уровни чело­ве­че­ского зла. Только симп­томы, но не сама болезнь. И чело­век, постре­ляв­ший мон­стров, и в этот вечер не покри­чав­ший на жену и детей, покри­чит на них в дру­гой какой-то ситу­а­ции. Либо не покри­чит, а сде­лает что-то гораздо более злое. Хотя, может быть, не столь яркое, эффект­ное. Именно потому, что запас зла, кото­рый в нем был, никуда не делся. От пере­мены мест сла­га­е­мых зла его сумма не меняется.

Цена вопроса

– Но, может быть, ком­пью­тер­ные игры полезны тем, что отвле­кают под­ростка от улицы, от столк­но­ве­ния с кри­ми­на­лом, в конце кон­цов, от той же нар­ко­ма­нии… Ребе­нок сидит дома, в безопасности…

– Не думаю, что таким путем можно убе­речь ребенка от вли­я­ния улицы. Да, сперва он сидит дома, погру­жа­ясь в мир ком­пью­тер­ной игры. Но потом-то он все равно начи­нает общаться на эти темы с одно­класс­ни­ками, нахо­дит еди­но­мыш­лен­ни­ков. У него воз­ни­кают устой­чи­вые инте­ресы, свя­зан­ные с играми. Вполне воз­можно, ему захо­чется посе­щать ком­пью­тер­ные клубы – потому что там и выбор игр богаче, и тех­ни­че­ские воз­мож­но­сти круче, и можно играть не в оди­ночку, а в команде. Мне при­хо­ди­лось видеть, что такое эти ком­пью­тер­ные клубы. Там часами сидят дети, начи­ная с деся­ти­лет­него воз­раста и кон­чая взрос­лыми мужи­ками под трид­цать. Наку­рено так, что хоть топор вешай. И что каса­ется рас­про­стра­не­ния нар­ко­ти­ков – там ничуть не без­опас­нее, чем в подворотнях.

Но есть еще один момент, кото­рый роди­тели часто упус­кают из виду. Пред­по­ло­жим, ребе­нок дей­стви­тельно сидит все время дома, у мощ­ного ком­пью­тера, в клубы не ходит, вли­я­ния под­во­ротни не испы­ты­вает. Но какой ценой? Ценой оди­но­че­ства. Ну, разве только в школе он видит одно­класс­ни­ков. И это в том воз­расте, когда ребенку необ­хо­димо обще­ние со сверст­ни­ками. Необ­хо­димо учиться чело­ве­че­ским отно­ше­ниям, учиться дру­жить, ссо­риться и мириться, вме­сте что-то созда­вать, отве­чать за дру­гих… Иначе говоря, должна про­ис­хо­дить соци­а­ли­за­ция под­ростка. А вме­сто этого – дома, в четы­рех сте­нах, перед ком­пью­те­ром. Потом он окон­чит школу, ста­нет как бы взрос­лым – но по сути оста­нется ребен­ком. Даже не ребен­ком, а инфан­ти­лом. Опыта чело­ве­че­ских отно­ше­ний он не полу­чил, как вести себя с людьми, не знает, не пони­мает их, опас­но­стей не чув­ствует, каких-то воз­мож­но­стей не видит. Все это может кон­читься очень печально.

Ино­гда еще гово­рят, что, играя в ком­пью­тер­ные игры, ребе­нок осва­и­вает ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии, при­об­ре­тает нуж­ные для взрос­лой жизни про­фес­си­о­наль­ные навыки. Так вот, это – чепуха. Уме­ние быстро щел­кать “мыш­кой” еще не озна­чает вла­де­ния ком­пью­те­ром. Один мой зна­ко­мый, высо­ко­класс­ный про­грам­мист, гово­рил мне, что запре­щает сыну играть на ком­пью­тере. Именно с той целью, чтобы тот занялся вме­сто этого изу­че­нием про­грам­ми­ро­ва­ния и пошел по отцов­ским сто­пам. Игра, ока­зы­ва­ется, уво­дит чело­века от дей­стви­тельно полез­ных вещей – от про­грам­ми­ро­ва­ния, дизайна, работы с ком­пью­тер­ной гра­фи­кой и так далее.

– А какие ошибки чаще всего совер­шают роди­тели, пыта­ю­щи­еся бороться с увле­че­нием своих детей ком­пью­тер­ными играми?

– Здесь нельзя дей­ство­вать голым запре­ти­тель­ством. Беда, если роди­тели выби­вают из ребенка вся­кое жела­ние садиться за ком­пью­тер. Резуль­тат будет прямо про­ти­во­по­лож­ным. Обычно увле­че­ние ком­пью­тер­ными играми вспы­хи­вает в том воз­расте, когда начи­нает зарож­даться анта­го­низм к роди­те­лям, когда ребе­нок мно­гое спе­ци­ально делает напе­ре­кор, чтобы отсто­ять свою “самость”. Жест­кие (а тем более жесто­кие) запреты, во-пер­вых, при­ве­дут лишь к уси­лен­ной жажде играть, а во-вто­рых, пони­зят авто­ри­тет роди­те­лей. Не пони­мая их под­лин­ных моти­вов, под­ро­сток сочтет, что они наме­ренно пыта­ются его оби­деть, что их пред­став­ле­ния о жизни без­на­дежно уста­рели, что они не спо­собны понять ничего совре­мен­ного. В резуль­тате – потеря дове­рия к роди­те­лям. Послед­ствия этого оце­ните сами.

– У Вас у самого дети достигли того воз­раста, когда начи­на­ется инте­рес к ком­пью­тер­ным играм. Как же Вы поступаете?

– Мы с женой, в общем-то, не запре­щаем нашим сыно­вьям (им десять и восемь лет) играть в ком­пью­тер­ные игры. Но неза­метно для них про­во­дим неко­то­рую цен­зуру. Мы гово­рим с ними об играх, в кото­рые они играют, о филь­мах, кото­рые смот­рят. При­чем не в раз­дра­жен­ном тоне, а пока­зы­ваем, как это выгля­дит со сто­роны. При­чем как со сто­роны взрос­лых, так и со сто­роны детей. Они знают, что могут нам рас­ска­зать что угодно, поде­литься своим мне­нием по любому вопросу, и мы их выслу­шаем, пой­мем, не ста­нем ругать и нака­зы­вать, даже если нам это кате­го­ри­че­ски не нра­вится. Поэтому наши слова для них авторитетны.

Я счи­таю, что абсо­лют­ные, желе­зо­бе­тон­ные запреты не дают в вос­пи­та­нии пользы. Гораздо лучше – про­яв­лять вни­ма­ние к ребенку и доби­ваться, чтобы он все­гда был занят. Видим, что сын начи­нает дурить – и думаем, а не отдать ли его в какой-либо кру­жок? Рисо­ва­ние, музыка и так далее.

Пони­ма­ете, в вос­пи­та­нии детей очень важно не жалеть себя. Увы, роди­тели слиш­ком часто себя жалеют – в ущерб ребенку. Напри­мер, жалко вре­мени отве­сти его в кру­жок, съез­дить с ним на экс­кур­сию… Мно­гие ли готовы пере­не­сти важ­ную встречу, потому что с сыном надо куда-то пойти?

Ува­жа­е­мое государство…

– Это – в семье. А в обще­стве-то что делать? Надо ли пра­во­слав­ным людям зате­вать борьбу про­тив инду­стрии ком­пью­тер­ных игр?

– Я думаю, самое луч­шее, что мы можем сде­лать – это вос­пи­ты­вать своих детей в рус­ских пра­во­слав­ных тра­ди­циях. Ведь запре­тить про­дажу ком­пью­тер­ных игр мы не смо­жем – это все равно, что гру­дью оста­нав­ли­вать паро­воз. В эту инду­стрию вкла­ды­ва­ются огром­ные деньги, и еще боль­шие деньги на этом зара­ба­ты­ва­ются. Но пра­во­слав­ный чело­век дол­жен очень вни­ма­тельно отно­ситься к совре­мен­ным реа­лиям. Вырваться из них мы не можем, но можем не увле­каться ими. Мы должны всмат­ри­ваться в себя, в себе самих пре­одо­ле­вать душев­ную при­вя­зан­ность к этим реа­лиям – напри­мер, к мас­со­вой куль­туре, в том числе и к ком­пью­тер­ным играм. А пре­одо­лев это в себе, легче уже понять, как помочь в этой ситу­а­ции нашим близким.

Конечно, это не озна­чает пол­ной соци­аль­ной пас­сив­но­сти. В каких-то слу­чаях можно и митин­го­вать, и писать про­те­сты. В том числе и про­тив тех ком­пью­тер­ных игр, кото­рые про­па­ган­ди­руют какие-то страш­ные пороки, кото­рые про­па­ган­ди­руют наси­лие и нена­висть в обще­стве, в кото­рых есть недву­смыс­лен­ное кощун­ство над нашей верой. Впро­чем, не думаю, что такое будет про­ис­хо­дить часто. Все-таки боль­шин­ству про­из­во­ди­те­лей ком­пью­тер­ных игр не нужны явные кон­фликты с законом.

Вообще, чело­век, кото­рый болеет за свое обще­ство, дол­жен жить в нем, жить по его зако­нам, при­дер­жи­ваться его соци­аль­ных норм. Именно тогда он имеет мораль­ное право ска­зать: “Доро­гое, ува­жа­е­мое госу­дар­ство! А вот это нам, чле­нам обще­ства, совер­шенно не нра­вится. Огра­дите нас от этого”. И никуда не денутся – огра­дят. Рано или поздно.

Жур­нал «Фома»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки