Сказка-лекарь от детского эгоизма: «Цветик-семицветик» Валентина Катаева

Сказка-лекарь от детского эгоизма: «Цветик-семицветик» Валентина Катаева

(9 голосов5.0 из 5)

В род­ной дет­ской лите­ра­туре есть осо­бен­ные лекари для дет­ской души: сказки, кото­рые вос­пи­ты­вают и  в то же время исце­ляют.  От увле­че­ния  теле­фо­нами и соц­се­тями они, ско­рее всего, не помо­гут, но от рав­но­ду­шия и эго­изма ребёнка непре­менно спасут.

Откроем вме­сте с детьми ста­рую доб­рую клас­сику нашего совет­ского дет­ства, «Цве­тик-семи­цве­тик».

Эту ска­зоч­ную исто­рию Вален­тин Пет­ро­вич Катаев сочи­нил ещё до войны, в 1940 году. В ней отра­зи­лась без­об­лач­ная дово­ен­ная жизнь, быт ком­му­наль­ного обще­жи­тия, зали­тых солн­цем зелё­ных дво­ров со стай­ками без­за­бот­ной детворы.

Есть в его про­из­ве­де­ниях и та нрав­ствен­ная основа, что удив­ляет кри­ти­ков. А впро­чем, чему удив­ляться – в дет­ской совет­ской лите­ра­туре эта основа являла запас хри­сти­ан­ской проч­но­сти и отча­сти заме­нила собой рели­ги­оз­ную нрав­ствен­ность, когда вера была офи­ци­ально под запретом.

Сказку Ката­ева без натя­жек можно назвать хри­сти­ан­ской, потому что она учит малень­кого чита­теля истин­ной любви и мило­сер­дию к ближнему.

Навер­ное, мно­гие из вас с мла­ден­че­ства пом­нят ката­ев­скую книжку с яркими  и выра­зи­тель­ными кар­тин­ками Э. Була­това и О. Васи­льева, каж­дая из кото­рых по форме похожа на лепе­сток чудо-цветка? Такая книжка была у любого совет­ского школьника.

Так почему в ска­зоч­ной прозе  Вален­тина Пет­ро­вича можно запо­до­зрить хри­сти­ан­ские мотивы? Вспом­ним неза­мыс­ло­ва­тый сюжет: бес­печ­ная девочка Женя идёт за хле­бом, замеч­тав­шись, оста­ётся без бара­нок и боится опе­ча­лить своих близ­ких. Она сокру­шённо думает о том, как рас­стро­ятся бра­тишка и мама, когда она вер­нётся с пустыми руками, и что можно сде­лать, чтобы это изменить.

img2 - Сказка-лекарь от детского эгоизма: «Цветик-семицветик» Валентина Катаева

На языке хри­сти­ан­ства это назы­ва­ется рас­ка­я­нием. Рас­ка­я­ние ведёт к дей­ствию, к пока­я­нию. А наши пока­ян­ные мысли все­гда что-то меняют в окру­жа­ю­щем мире. И тут же, в ответ на свои  пока­ян­ные чув­ства, Женя встре­чает вол­шеб­ницу, кото­рая сочув­ствует её беде и дарит цве­тик-семи­цве­тик. Он испол­няет любые жела­ния, стоит только про­из­не­сти нараспев:

Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Воз­вра­щайся, сде­лав круг,
Лишь кос­нёшься ты земли,
Быть по-моему вели.

И что слу­ча­ется дальше? Пер­вые лепестки Женя тра­тит на пока­я­ние: на исправ­ле­ние своих дет­ских житей­ских промахов. 

Кстати,  напом­ните детям, что слово “грех” на древ­нем гре­че­ском языке, языке книг Нового Завета, озна­чает “про­мах”, попа­да­ние мимо цели. Пер­вым делом  геро­иня сказки воз­вра­ща­ется к цели, решает ока­заться дома и вер­нуть съе­ден­ные соба­кой баранки. Вто­рой лепе­сток отры­вает, чтобы вер­нуть мамину раз­би­тую вазу. Всё вроде бы пра­вильно, но ни одно своё жела­ние ещё не исполнено.

Тре­тий лепе­сток ухо­дит на то, чтобы понра­виться дру­гим: маль­чишки играют в Север­ный полюс и не при­ни­мают дев­чонку в игру. Тогда девочка решает сама ока­заться на  всам­де­лиш­ном Север­ном полюсе и всем это дока­зать. Но и это чудо не при­но­сит ей радо­сти: маль­чишки не верят, а путе­ше­ствие на Север­ный полюс чуть не сто­ило ей жизни, а на воз­вра­ще­ние ушёл ещё один дра­го­цен­ный чет­вёр­тый лепесток.

Исто­рия с игруш­ками, пада­ю­щими прямо с неба, ока­за­лась ничем не лучше: не при­няв­шие Женю дев­чонки из сосед­него двора так  и не стали с ней играть. На отмену чуда был истра­чен впу­стую шестой, пред­по­след­ний лепе­сток цве­тика-семи­цве­тика. И вот, остался всего один, последний.

Но что теперь про­ис­хо­дит с Женей? Чудеса совсем её не радуют. Она пере­би­рает воз­мож­но­сти и планы, фан­та­зи­рует, чего бы ей хоте­лось и что бы при­несло радость, и пони­мает, что среди этих пустых затей нет ничего, что может по-насто­я­щему сде­лать её счастливой.

Вот здесь Вален­тин Катаев и удив­ляет своей  фило­соф­ской глу­би­ной, обычно несвой­ствен­ной про­стой дет­ской сказке. Хотя и все атри­буты жанра при­сут­ствуют: пры­гу­чие стихи, созда­ю­щие настро­е­ние игры, вол­шеб­ство, неве­ро­ят­ные герои, но… Вне-кон­текст­ные смыслы повест­во­ва­ния гораздо сложнее.

Малень­кая геро­иня Ката­ева пони­мает, что реа­ли­за­ция соб­ствен­ных жела­ний ничего ей не даёт, потому что нет глав­ного, чего-то ещё. Не с кем раз­де­лить радость. Некому посвя­тить чудо. Это вызы­вает тре­вогу, недо­уме­ние, раздумье.

Здесь ни много не мало  зву­чат фило­соф­ские лер­мон­тов­ские мотивы: “Жела­нья? Что толку напрасно и вечно желать”. Дет­ский эго­изм не менее чем взрос­лый замкнут на себе. Чтобы его пре­одо­леть, каж­дому чело­веку, даже малень­кому, нужно какое-то нрав­ствен­ное потря­се­ние, пере­мена созна­ния, метанойя.

И вот автор сказки посы­лает навстречу Жене маль­чика Витю. Витя никуда не идёт – ходить ему очень трудно. Он про­сто сидит на лавочке, вытя­нув боль­ную ногу в боль­шом урод­ли­вом ботике, но Про­ви­де­ние уже напра­вило к нему девочку Женю с её послед­ним бес­цен­ным лепестком.

i 024 - Сказка-лекарь от детского эгоизма: «Цветик-семицветик» Валентина Катаева

Из всех ребят, гуляв­ших на улице, Витя пер­вый про­явил к Жене искрен­нее дру­же­лю­бие. Он больше всех понра­вился ей, а она – ему. Но вот беда: он гово­рит, что нико­гда не смо­жет ходить, а тем более бегать, что его болезнь – это навсегда.

И в этот куль­ми­на­ци­он­ный момент ката­ев­ской сказки-были и про­ис­хо­дит самое глав­ное и насто­я­щее чудо. Женя не соби­ра­ется мириться с бедой, у неё остался послед­ний лепесток. 

И, что удив­ляет её саму, чув­ство состра­да­ния к незна­ко­мому маль­чику настолько острое и силь­ное, что все осталь­ные чув­ства и жела­ния сразу отсту­пают на вто­рой план. Уже не нужны ни куклы, ни моро­же­ное, ни Север­ный полюс, лишь бы только Витя был здоров.

И мы вме­сте с писа­те­лем уже не видим, как вол­шеб­ный лепе­сток летит через все сто­роны света и обле­тает Зем­ной шар. Нам, как и чита­ю­щим детям, уже не инте­ресно сле­дить за его полё­том, потому что насто­я­щее чудо совер­ша­ется не там, где про­хо­дит его ска­зочно-кос­ми­че­ская тра­ек­то­рия – а здесь и сей­час, в душе этой малень­кой девочки, где зазву­чал голос мило­сер­дия и хри­сти­ан­ской любви к ближнему.

Ока­зы­ва­ется, чего-то желать  детям и взрос­лым тоже нужно учиться. Чтобы наши жела­ния не раз­ру­шали нашу жизнь, не забра­сы­вали чуть ли не на Север­ный полюс на съе­де­ние мед­ве­дям, а, наобо­рот, пре­об­ра­жали  нас, наших ближ­них и мир вокруг.

Чудо про­ис­хо­дит есте­ственно и про­сто, как и все чудеса в дет­стве. Между строк совет­ского писа­теля, несо­мненно, зву­чит власт­ное и пол­ное силы еван­гель­ское «Встань и иди». Но огонь не сво­дится с неба и земля не колеблется. 

Про­сто хро­мой маль­чик Витя встаёт  на ноги и делает  для себя невоз­мож­ное – не идёт, а бежит бегом сле­дом за неиз­вест­ной, но отчего-то близ­кой ему дев­чон­кой, кото­рая стала про­вод­ни­ком Божьего чуда.

Вгля­ди­тесь в изу­ми­тель­ные кар­тинки Васи­льева и Була­това, вчи­тай­тесь в этот  осо­бен­ный текст. И удо­сто­верь­тесь, что бес­печ­ная и эго­и­стич­ная девочка Женя теперь – совсем дру­гая. У неё как будто выросли кры­лья. Нако­нец-то она почув­ство­вала себя счастливой.

img10 - Сказка-лекарь от детского эгоизма: «Цветик-семицветик» Валентина Катаева

Корни христианства и родословие Жени

И ещё немного о том, откуда хри­сти­ан­ская мысль про­никла в ката­ев­ские сказки, стихи, газет­ные статьи.

Уди­ви­тельно, что Вален­тина Пет­ро­вича Ката­ева  при его осо­бен­ном, небла­го­на­дёж­ном для совет­ского граж­да­нина  про­ис­хож­де­нии поща­дила совет­ская власть. Не под­вергла репрес­сиям и не лишила ста­туса при­знан­ного писа­теля, поэта, пуб­ли­ци­ста, героя-воен­кора и дет­ского автора.

Катаев про­ис­хо­дил из рода потом­ствен­ных свя­щен­ни­ков: ещё его дед по отцу Васи­лий –  свя­щен­ни­че­ский сын, сам впо­след­ствии про­то­и­е­рей, инспек­тор духов­ного учи­лища и  насто­я­тель храма Ижев­ского ору­жей­ного завода, а затем кли­рик кафед­раль­ного собора Вятки. 

Отец Ката­ева пре­по­да­вал в духов­ном епар­хи­аль­ном учи­лище в Одессе, а мать была мел­ко­по­мест­ной дво­рян­кой, доче­рью гене­рала из Пол­тавы. Род­ствен­ники Ката­ева похо­ро­нены в Одессе на клад­бище, кото­рое носило назва­ние Христианского.

Родив­шийся в 1897 году в Рос­сий­ской Импе­рии, Вален­тин Пет­ро­вич про­вёл своё без­мя­теж­ное и раз­ме­рен­ное дет­ство в про­вин­ци­аль­ной тишине, в доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии и, боль­шую часть  своей даль­ней­шей жизни про­жив в под­мос­ков­ном Пере­дел­кино, навсе­гда сохра­нил дет­ский тем­пе­ра­мент и коло­рит­ную  речь корен­ного одессита.

Кстати, имя девочки Жени из сказки о цве­тике-семи­цве­тике, как и мно­гое дру­гое в сказке, глу­боко неслу­чайно. Евге­нией звали дочку писа­теля, кото­рую он назвал в честь своей бабушки Евге­нии по мате­рин­ской линии.

Навер­ное, в жизни каж­дого малень­кого чита­теля девочка Женя с её вол­шеб­ным цвет­ком оста­вила  свой осо­бен­ный след. Помню глу­бо­кий сер­деч­ный ожог этой сказки и из сво­его далё­кого детства.

Пере­чи­тайте Ката­ева вме­сте с доч­ками и сыноч­ками начи­ная со стар­ших дошколь­ни­ков и рас­ска­жите им о мило­сер­дии. Вот бы ещё один лепе­сток, зага­дать жела­ние: пусть наши дети, под­рас­тая, научатся дей­ствен­ному состра­да­нию и  и ста­нут  про­вод­ни­ками Хри­сто­вой  воли и любви.

Ска­чать книгу Вален­тина Ката­ева “Цве­тик-семи­цве­тик”

Вален­тина Патронова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки