сайт для родителей

Социальное расслоение: принцы и нищие в школе

Print This Post

785


Социальное расслоение: принцы и нищие в школе
(1 голос: 5 из 5)

У меня двое детей, семи и тринадцати лет. В школе, куда они ходят, очень велика разница между ребятами из бедных и обеспеченных семей. Наша семья не может позволить себе новый мобильник или дизайнерские шмотки. А есть те, кто может. Старший, как мне кажется, переживает из-за этого. Как объяснить ребенку, что не стоит завидовать тем, кто богаче? Как соблюсти золотую середину, чтобы ребенок не стал ни стяжателем материальных благ, ни закомплексованным «нищебродом»? Екатерина

Отвечает Кира КОВРОВА, школьный психолог, социальный педагог, Калуга:

— Социальное расслоение в школе, безусловно, существует, но, может быть, все не так страшно, как кажется взрослым со стороны. Особенно в младших классах. Надо отметить, что проблем «толстого и тонкого» в классическом виде, с самодовольством «толстого» и заискиванием перед ним «тонкого», среди младших детей практически нет. В конечном итоге агрессоры, эгоисты, зазнайки, словом, все те, кто нарушают «неписаные законы дружбы», как правило, оказываются на обочине и не могут купить ничьей симпатии, даже если у них есть статусные вещи и деньги.

В старших классах иерархия, основанная на материальном благополучии, существует, однако и здесь она никогда не стоит во главе угла. Некоторым подросткам удается «покупать» себе друзей материальными благами, однако с одним но: эти материальные блага надо реально тратить на таких «корыстных друзей», а не просто их демонстрировать. У нас в школе бывали случаи, когда к «богатенькому Буратино», который хочет похвастаться, как он живет, начинала ходить банда друзей, опустошать холодильник, устраивать беспорядок в доме, а то и потихоньку что-то выпрашивать или присваивать. Если у вашего ребенка есть небедный друг, конечно, вовсе необязательно, что он будет так поступать, но можно аккуратно поговорить с ним, как некрасиво выглядят такие «прилипалы» и как легко перейти тонкую грань, отделяющую просто неэтичный поступок от нарушения закона (порой ребенок боится сказать родителям, что отдал или дал посмотреть на неопределенный срок какую-то ценную вещь, и говорит, что ее у него украли). Я отнюдь не призываю ставить на холодильник и на свое сердце замок, но обязательно обсуждайте с детьми, чем они готовы поделиться, а чем нет и какие вещи в доме лучше не трогать и не демонстрировать.

Надо учитывать, что отношение ребенка к вещам пристрастно, потому что за вещами для него стоит не их оценка в денежном эквиваленте, а, например, желание авторитета или хотя бы признания среди сверстников. Зачастую где-то добытые, в том числе и сомнительными путями, деньги тратятся на угощение всей компании или покупку «статусных» в детском коллективе вещей.

Ребенка окружают самые разные представления о бедности и богатстве, в том числе и такое, что богатство — мерило всего, и «если ты такой умный, то почему ты такой бедный?» Как не воспитать ребенка нищебродом, человеком, который все время страдает, что у него денег меньше, чем у других? Как не чувствовать себя загнанным в угол навязываемыми «ценностями»?

Очень важно учить детей различать то, что им действительно нужно, от того, на что их «разводят», учить их ставить себе цели и достигать их, не хватаясь за «сиюминутные хотелки». Например: «Давай откажемся на месяц от карманных денег и всяких жевачек-шоколадок-сухариков, зато купим тебе спортивный уголок (конструктор “Лего” и т. п.)»?

К одной моей подруге недавно прибежала со слезами тринадцатилетняя дочь: «А Маша сказала, что, когда она с мамой идет по магазинам, она не успокоится, пока каждый раз новую кофту не выпросит! А я что, хуже всех?» И тогда моя подруга, не говоря ни слова, достала свой почти новый плащ и еще несколько вещичек. С помощью дочки они перешили и украсили их так, что — я серьезно говорю — залюбоваться можно, потому что руки у моей подруги действительно золотые. А в процессе мама с дочерью поговорили и о том, что кому к лицу, и о том, действительно ли нужны десять кофт в гардеробе, и о том, какие отношения с мамой складываются у Маши в результате ее «попрошайства», и о том, как распределять семейный бюджет с учетом нужд всех членов семьи.

Бывают ситуации — чаще всего они встречаются в обеспеченных семьях, — когда за выполнение своих обязанностей (хорошая учеба, помощь) или как бы добровольно совершенные хорошие дела ребенок так или иначе требует вознаграждения. Тут помогает «выведение» ситуации из контекста торга — по сети бродит рассказ о том, как мама, получив от сына счет типа «получил пятерку — 100 рублей, гулял с собакой — 50 рублей», вручила ему другой: «Боль, когда ты появлялся на свет, тревога и бессонные ночи, когда ты болел, стирка, глажка, приготовление еды — все это — бесплатно, потому что я тебя люблю».

Бывает, что ребенок начинает задумываться о деньгах не в контексте «мама, купи мне это немедленно!», а с желанием самостоятельно заработать на приглянувшуюся вещь. Если дитя уже подросло и всерьез хочет работать, например, на летних каникулах, то это вполне можно поддержать. Но в любом случае, устраиваете ли вы дочку поработать в магазин своей подруги или предоставляете сыну самому искать себе работу по распространению листовок, вы должны помнить, что на этом новом и непростом этапе жизни ребенку нужна ваша поддержка и внимание.

Надо сказать, что сами подростки очень серьезно относятся к своим первым заработкам, и они значат для них явно больше, чем просто лишние карманные деньги. Вспоминаю одну историю: иду воскресным зимним вечером из гостей, уже совсем темно, на улице почти никого нет. Вдруг встречаю Наташу из девятого класса — усталую-усталую, счастливую-счастливую. Поскольку я с ней немного дружу и вообще уважаю (они живут вдвоем с мамой, недавно приехали из другого города, мама никак не может найти работу), на правах старшего друга спрашиваю, откуда это она. Выясняется, что Наташа весь день продавала симки и «хорошо заработала». «Сколько же, если не секрет?» — любопытствую я. «80 рублей!» — гордо отвечает Наташа.

Если вы сами несете свое состояние бедности или богатства как труд, как осознанное жизненное делание, совершаемое с доверием к Богу, если вы сами стараетесь достичь «спокойного», «бесстрастного» отношения к материальным благам и ребенок видит, что это правда вашей жизни, а не лицемерие или нравоучения, скорее всего, то, что вы в него вкладываете, рано или поздно гармонизирует все перекосы.

Протоиерей Александр РЫКОВ, духовник детской воскресной школы, Екатеринбург:

— Проблема социального расслоения среди детей — это в первую очередь проблема родителей. Есть семьи, в которых очень остро, эмоционально реагируют на недостаток материальных средств. И это зачастую связано не с социальным расслоением, а с внутренней недостаточностью. Если родители носят в себе, бережно пестуют это клеймо социальной неполноценности, велика вероятность того, что и дети это унаследуют.

Я не сторонник подхода «внушить ребенку, чтобы он не завидовал богатым». Мне вообще кажется, что «внушать» кому-либо что-либо в лучшем случае не имеет смысла. И нередкий вопрос «что делать, чтобы ребенок не вырос стяжателем материальных благ?» изначально поставлен некорректно. В нем присутствует «презумпция виновности»: как будто никто без внушения, кодирования, программирования не способен быть элементарно добропорядочным человеком. Устрани родительскую опеку — и тут же такое начнется! Так какова цена этой опеки? Во-вторых, кто не хочет, чтобы ребенок вырос инициативным и предприимчивым? Но для этого родители обязаны научить детей правильно пользоваться материальными благами, в том числе и деньгами. Важно избежать крайностей. Необходимо, чтобы в семье не было культа материальных благ. Ни положительного, ни отрицательного. Важно научить ребенка знать, трезво оценивать свои возможности и уметь ими пользоваться. Самодостаточному человеку незачем завидовать.

Обычно вопросы о том, как научить детей не завидовать и спокойно относиться к материальным благам, задают люди, нашедшие в вере, в Церкви решение своих острых (в прошлом) проблем, защиту от смятения и страстей. Они пришли к этому, преодолев непростой путь. Теперь им хотелось бы, чтобы их дети получили тот же результат, только без ошибок, потерь и разочарований. Но будет ли результат в этом случае настолько же дорог и желанен? Лишая своих детей права на ошибку, не отнимаем ли мы у них их собственную жизнь? Не провоцируем ли на ошибки более грубые и непростительные? Другой перекос — родительское беспокойство, как бы не вырастить нищеброда и неудачника. Тут рецепт несложен. Ни в коем случае даже сгоряча, даже в «воспитательных» (хотя какое это воспитание?) целях нельзя внушать ребенку, что из него обязательно вырастет нищеброд и неудачник. Вообще в разговорах с ребенком не употребляйте такие слова и такие эмоции. И никогда не бейте ребенка «по рукам» — в переносном смысле (и в прямом, конечно, тоже).

Нужно научиться быть требовательным, но без мелочности. Страх родителей на тему «что же из тебя вырастет?» замените на другое: «ты наш (мой), что бы ни выросло». Естественно, не в смысле всепопущения, а с интонацией ободрения и поддержки. Необходимо увидеть, какие цели ставит перед собой ваш ребенок и какими средствами их добивается. Без этого дети просто обречены на достижение родительских целей, а не своих. Какая инициатива и предприимчивость может быть воспитана в такой ситуации? В лучшем случае — дисциплина и исполнительность.

Нищеброд и неудачник — это комплексы родителей. Они прямо-таки вынуждают родителей на жестокость и несправедливость, когда требуется терпение и ласка. Почему в отношениях с нашими детьми нами так часто руководит желание сделать больно? «Бестолочь! Тупица!» Своими «стимуляторами» мы сами ломаем способности детей преодолевать кризис, вместо того чтобы поддержать, помочь обрести веру в себя, в свои способности.

Допустим, что ребенок позавидовал приятелю и требует себе «такой же телефон, как у Мишки». Как быть? Однозначного ответа нет. Кому-то можно объяснить, что такая вещь не по карману семье. Кому-то можно пойти навстречу и купить, например, в подарок на день рождения. Кому-то категорически отказать. Это зависит от конкретной модели семейных взаимоотношений. Что же касается родителей, то это явный сигнал о допущенных ошибках. Необходимо задуматься. «Дорогая вещь», «как у N», «требует» — это не просто отрицательная коннотация с родительской точки зрения, а свидетельство того, что ваш ребенок ставит под сомнение некоторые нормы жизни своей семьи. Может быть, не в последнюю очередь потому, что родители не посвящают его в свои сложности, всемерно «оберегая детскую психику».

Бывает, что ребенок водит домой компанию друзей, а родители беспокоятся — не хотят ли дружки поживиться за счет их дитяти? Здесь следует быть осторожным: нередко причиной подобных опасений является жгучая родительская ревность. Но даже если подозрения оправдываются, необходимо прежде всего спросить себя, почему так получилось, что ребенок не научился разбираться в людях? Почему эта компания единственная, где ребенок чувствует себя комфортно? Какой круг общения он будет искать, если его лишить этой подозрительной компании? И как воспитать ребенка хозяином в своем доме?

Мы можем создать какой угодно миф о себе и о своей жизни, о семейных отношениях, но реакция детей, как индикатор, показывает наши просчеты. Можно попытаться исправить эту реакцию, но лучше постараться исправить себя.

Источник: Журнал «Нескучный сад»

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus