Стремление быть «крутым» или еще немного о грядущем хаме

Стремление быть «крутым» или еще немного о грядущем хаме

(2 голоса5.0 из 5)

Выра­же­ние, исполь­зо­ван­ное в назва­нии ста­тьи, при­над­ле­жит писа­телю Дмит­рию Мереж­ков­скому. Так назы­ва­ется одна из его книг, издан­ных в начале XX века.

После рево­лю­ции образ «гря­ду­щего» хама стал весьма попу­ля­рен. Это лейт­мо­тив твор­че­ства М. Зощенко, Ильфа и Пет­рова, Арка­дия Рай­кина. Образы выпи­сы­ва­лись соч­ные и довольно раз­но­об­раз­ные, но при этом их объ­еди­няло одно: насмеш­ли­вое отно­ше­ние автора к своим пер­со­на­жам. Никому не при­хо­дило в голову пре­воз­но­сить Эллочку Людо­едку и делать ее образ­цом для подражания.

В наши дни образ хама снова сде­лался акту­аль­ным. Только теперь хамло назы­ва­ется «кру­тым» и чув­ствует себя хозя­и­ном жизни. А потому вызы­вает кое у кого зависть. Лек­си­кон совре­мен­ной Эллочки по-преж­нему жалок, но зато теперь у нее есть заго­род­ный особ­няк, ино­стран­ный авто­мо­биль и про­чие атри­буты кра­си­вой жизни. А блеск шикар­ных вещей затме­вает для мно­гих внут­рен­нее убо­же­ство «кру­тя­ков».

Нет, в целом, конечно, рус­ская куль­тура в кото­рый раз отторгла этот идеал. «Кру­тые» стали не геро­ями нашего вре­мени, а пер­со­на­жами анек­до­тов. Народ опре­де­ленно выра­зил свое отно­ше­ние к этому образу, кото­рый власть иму­щим так и не уда­лось водру­зить на пье­де­стал. Хотя попытки пред­при­ни­ма­лись неоднократно.

Уда­лось дру­гое. Мно­же­ство людей под вли­я­нием про­па­ганды, иду­щей через раз­но­об­раз­ные каналы (в основ­ном, через сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции), мягко говоря, опро­сти­лось. Лек­си­кон их, правда, пока побо­гаче Эллоч­ки­ного, но по сти­ли­стике уже отли­ча­ется мало. «Впа­рить», «нае­хать», «тусовка», «блин», «менты», «зачистка», «баксы», «мочить в сор­тире»… Подоб­ные слова зву­чат на самых раз­ных уров­нях, вплоть до пре­зи­дент­ского, и мно­гим уже не режут слух, кажутся вполне нор­маль­ными. А ведь это заим­ство­вано из воров­ского жар­гона — из языка тех самых «кру­тых».

Глу­бо­ко­ува­жа­е­мый мент

Поду­ма­ешь! — отмах­нется кто-нибудь. — Мало ли как люди выра­жа­ются?! Рус­ский язык вообще очень бога­тый, один из самых бога­тых в мире. Разве все, кто гово­рит «менты», стали уголовниками?

Нет. Пока еще нет. Но, сами того не подо­зре­вая, они уже ВСТАЛИ НА СТОРОНУ УГОЛОВНИКОВ. Ведь слово «менты» (как и все про­чие жар­гон­ные слова) отнюдь не ней­трально. Оно очень даже эмо­ци­о­нально заря­жено. В дан­ном слу­чае — пре­зре­нием и нена­ви­стью. И чело­век, кото­рый его повто­ряет, будет невольно пере­ни­мать это отно­ше­ние к мили­ции. «Мент» — враг. «Мента» нельзя ува­жать. А тут вдо­ба­вок столько «мен­тов» дей­стви­тельно ведут себя недо­стойно, и газеты, не жалея кра­сок, рас­пи­сы­вают их про­даж­ность. Чело­век читает, убеж­да­ется в правоте своих слов и начи­нает поти­хоньку оправ­ды­вать нару­ше­ния закона. Раз «менты» пога­ные, то и законы, на страже кото­рых они стоят, немно­гим лучше. А коли так, то с какой стати их соблю­дать? Тем более, что сами «менты» их сплошь и рядом не соблю­дают. Так уго­лов­ная пси­хо­ло­гия поне­многу уко­ре­ня­ется в обществе.

Язык — это не только слова, не только грам­ма­ти­че­ские кон­струк­ции, но и весь строй мыс­лей. Неда­ром слово «язык» обо­зна­чает еще и «народ». (Помните, у Пуш­кина? «И назо­вет меня всяк сущий в ней язык: и гор­дый внук сла­вян, и финн, и ныне дикой тун­гус, и друг сте­пей калмык…»)

Что зна­чит «строй мыс­лей»? — А то, что за каж­дым сло­вом языка таится широ­кий спектр раз­лич­ных поня­тий, обра­зов, свя­зей, ассо­ци­а­ций. Ска­жем, за сло­вом «дом» для рус­ских скры­ва­ются одни образы, а для индей­цев — дру­гие. Хотя в чем-то они будут похожи, поскольку обо­зна­чают жилище. Овла­де­вая новым язы­ком, чело­век хотя бы в какой-то мере усва­и­вает и новое мыш­ле­ние, новую пси­хо­ло­гию. Иначе он будет меха­ни­че­ски, как попу­гай, повто­рять какие-то фразы, но не смо­жет по-насто­я­щему пони­мать собе­сед­ни­ков и будет попа­дать в неле­пые ситуации.

О том, как вредно кидаться блинами

Теперь давайте посмот­рим, какие ассо­ци­а­ции вызы­вает слово «кру­той». Рас­кроем сло­варь Даля. С одной сто­роны, «кру­тить» — это «началь­ство­вать в доме или деле». А с дру­гой, «кру­той», «кру­че­ный» озна­чает «горя­чий, вспыль­чи­вый, беше­ный, взбал­мош­ный, вет­ре­ный, раз­гуль­ный, жесто­кий, упор­ный, неуступ­чи­вый». Еще есть зна­че­ние «бить» («его бьет боль») и «изви­ваться» («кру­че­ная нитка», «кру­че­ный», то есть изло­ман­ный, про­ти­во­ре­чи­вый чело­век). А еще — это я уже добавлю от себя — «кру­тить» зна­чит «лгать» («не крути, говори прямо!») и «отво­дить от добра, от истины» («бес крутит»).

Как вам такой харак­тер? Хочется иметь такого ребенка? Если нет, то тща­тельно сле­дите за речью. И дет­ской, и своей. Это не пустяки, это очень серьезно! Поко­ле­ние интел­ли­ген­ции, кото­рому сей­час около 70, прак­ти­че­ски не поз­во­ляло себе жар­гон­ных выра­же­ний в при­сут­ствии детей. Дела­лось это наме­ренно, чтобы не пода­вать им пло­хого при­мера. Хотя тогда такой опас­но­сти кри­ми­на­ли­за­ции, как сей­час, конечно же, не было.

А какой скан­дал под­ни­мался дома, если под­ро­сток при­но­сил из школы вполне невин­ное, по нынеш­ним мер­кам, сло­вечко типа «понт» или «лажа»! (Я долго вспо­ми­нала какие-то дру­гие моло­деж­ные жар­го­низмы, быто­вав­шие в пору моей юно­сти, и смогла вспом­нить лишь несколько. Паль­цев одной руки вполне хва­тит — настолько их было мало.)

Теперь же дети в при­сут­ствии роди­те­лей и учи­те­лей через каж­дые два слова гово­рят «блин», а взрос­лые этого даже не заме­чают. Хотя «блин» — чуть более при­стой­ный сино­ним обще­из­вест­ного матер­ного ругательства.

А сколько раз мы слы­шали на заня­тиях от милых вто­ро­класс­ниц, уча­щихся в пре­стиж­ных гим­на­зиях, зани­ма­ю­щихся в музы­каль­ной школе или студни эсте­ти­че­ского раз­ви­тия, что учи­теля на них «наез­жают»! А моло­дые мамы, сидев­шие рядом с доч­ками, никак на это не реа­ги­ро­вали, потому что подоб­ные выра­же­ния были у них тоже в ходу.

В отли­чие от малень­ких детей, кото­рым совер­шенно не нужно сооб­щать смысл руга­тельств, под­хва­чен­ных в дет­ском садике, под­рост­кам бывает полезно рас­тол­ко­вать, что на самом деле они про­из­но­сят (осо­бенно, «кида­ясь бли­нами»), в какой среде бытуют такие выра­же­ния и как куль­тур­ные люди отно­сятся к носи­те­лям воров­ского языка. При этом лучше избе­гать ино­стран­ных слов, кото­рые не несут для нас нрав­ствен­ной нагрузки, зату­ма­ни­вают, а то и роман­ти­зи­руют смысл поня­тий. Выра­жай­тесь пре­дельно ясно: не «кри­ми­наль­ный», а «пре­ступ­ный», не «мар­ги­налы», а «бомжи» и «алко­го­лики», «подонки общества».

Скажи мне, что ты чита­ешь, и я скажу как ведет себя твой ребенок

В послед­ние годы мы ввели в анкету для роди­те­лей, кото­рую они напол­няют, при­ходя на кон­суль­та­цию, вопрос «Какую прессу читают в вашей семье?» И вся­кий раз очень рас­стра­и­ва­емся, обна­ру­жи­вая назва­ния «жел­тых» изда­ний. Не то, чтобы это встре­ча­лось сплошь и рядом, но увы, гораздо чаще, чем хотели.

А недавно моя дочь видела в метро интел­ли­гент­ный с виду муж­чина читал «Спид-инфо». Рядом сидели его дети: девочка лет пят­на­дцати и маль­чик года на два моложе. Дети читали газету, отец пере­дал ее ребя­там. Что на это ска­жешь? Отец сам, сво­ими руками дает детям яд, а потом, когда дет­ский орга­низм будет духовно отрав­лен, нач­нет винить пра­ви­тель­ство, школу, жену, пло­хих одно­класс­ни­ков кого угодно, только не себя.

Часто гово­рят: «Да наш ребе­нок не читает эти газеты и жур­налы, и по школь­ной-то про­грамме ничего не заста­вишь про­честь», но даже если и так, одних похаб­ных заго­лов­ков и фото­гра­фий вполне доста­точно. После сопри­кос­но­ве­ния с подоб­ной гря­зью и взрос­лому-то с непри­вычки хочется помыть руки, а тут ребе­нок, гораздо более уяз­ви­мый, с неокреп­шей пси­хи­кой! Ничего уди­ви­тель­ного, что во мно­гих семьях дети ста­но­вятся черст­выми, цинич­ными, выхо­дят из-под роди­тель­ского кон­троля. Как они могут ува­жать роди­те­лей, пре­вра­ща­ю­щих дом в бор­дель? (Пусть не в физи­че­ском, а в духов­ном смысле, это не суть важно.)

Ведь дети даже самые с виду «кру­тые», в глу­бине души очень стыд­ливы. Мы в этом убеж­да­емся вся­кий раз, когда нам при­хо­дится зани­маться с груп­пой млад­ших под­рост­ков (11–13 лет). Кажется, они столько всего знают об изнанке жизни, а потом пока­зы­ва­ешь им на ширме куколь­ного театра невин­ней­шую сцену: как принц и фея гово­рят, что они пой­дут под венец, и ребята от застен­чи­во­сти начи­нают хихикать.

А недавно, рабо­тая со стар­шими под­рост­ками (14–19 лет, при­чем не с обыч­ными, а с асо­ци­аль­ным, откло­ня­ю­щимся пове­де­нием!), мы попро­сили их напи­сать, какими, по их мне­нию, каче­ствами должны обла­дать иде­аль­ные муж­чины и жен­щины. Насчет муж­чин ника­ких про­блем не воз­никло, но зато просьба опи­сать иде­аль­ную жен­щину вызвала заме­ша­тель­ство. Маль­чишки, из кото­рых в основ­ном состо­яла группа, были ужасно сму­щены. А один наот­рез отка­зался выпол­нить зада­ние, моти­ви­руя свой отказ тем, что «это слиш­ком лич­ное». Вот вам и «крив­ляки».

А теперь пред­ставьте себе, что тво­рится с ребен­ком, когда он видит похаб­щину, не напи­сан­ную хули­га­ном на заборе, а ПРИНЕСЕННУЮ В ДОМ ПАПОЙ ИЛИ МАМОЙ. Какой страш­ный кон­фликт раз­го­ра­ется в его душе. С одной сто­роны, непри­я­тие, поскольку оскорб­ля­ется при­род­ная стыд­ли­вость ребенка. С дру­гой, любо­пыт­ство, ведь инфор­ма­ция, кото­рой напич­кана «жел­тая» пресса, отнюдь не ней­тральна. Она рас­па­ляет в чело­веке чув­ствен­ность, рас­тор­ма­жи­вает низы. А с тре­тьей сто­роны, каково в этой ситу­а­ции поло­же­ние роди­те­лей? Если бы ребенку пока­зал похаб­щину на улице кто-то чужой, он бы знал, как на это реа­ги­ро­вать: его с дет­ства учили, что это опу­стив­ши­еся типы, кото­рых надо пре­зи­рать и осте­ре­гаться. А тут — род­ные, при­чем самые близ­кие, авторитетные.

Что про­ис­хо­дит со взрос­лым, когда груз пере­жи­ва­ний ста­но­вится для него непо­силь­ным? Чаще всего он ста­ра­ется от них отго­ро­диться, или у него слу­чится пси­хи­че­ский срыв. Так и ребе­нок, защи­щая свою пси­хику, отго­ра­жи­ва­ется от всего этого кош­мара внеш­ним рав­но­ду­шием, черст­во­стью, циниз­мом. Что, разу­ме­ется, не может не отра­зиться на пове­де­нии. Его бы еще в пуб­лич­ный дом при­вели, а потом изум­ля­лись сни­же­нию школь­ной успеваемости.

Недавно к нам обра­ти­лись роди­тели четыр­на­дца­ти­лет­него парня. Жалобы рас­про­стра­нен­ные: пове­де­ние хуже некуда, уроки про­гу­ли­вает, успе­ва­е­мость на нуле, учи­те­лям хамит, с ребя­тами кон­флик­тует. Дошло до того, что одно­класс­ники попро­сили учи­тель­ницу убрать Мишу из класса (такое бывает крайне редко, это надо было их очень сильно дове­сти!). Парень при этом спо­соб­ный, но в 14 лет вдруг резко изме­нился, пере­стал инте­ре­со­ваться чем-либо, кроме ком­пью­тер­ных игр и рок-музыки. А глав­ное, утра­тил вся­че­ское ува­же­ние к родителям.

Посте­пенно выяс­ни­лось, что два года назад, когда Мише испол­ни­лось две­на­дцать лет, отец сме­нил работу, пере­ко­че­вав из НИИ в тор­го­вую фирму. Мало-помалу его инте­ресы и жиз­нен­ные уста­новки начали меняться: началь­ники были «кру­тыми», и Мишин отец ста­рался им соот­вет­ство­вать. Изме­ни­лась его речь: в ней появи­лась масса жар­гон­ных, «блат­ных» сло­ве­чек. Место книг занял жур­нал «Плэй­бой». В эту орбиту втя­ну­лись и осталь­ные члены семьи. Мать, кото­рая раньше любила ходить в театр, теперь зани­ма­лась, в основ­ном, обу­строй­ством квар­тиры (благо появи­лись деньги). А нехватку духов­ной пищи вос­пол­няла еже­днев­ным про­смот­ром теле­се­ри­а­лов и вик­то­рин. Сестра, кото­рая была на три года старше Миши, учи­лась неплохо, но все сво­бод­ное время про­во­дила с маль­чи­ками. Мать тешила себя мыс­лью, что они про­сто дру­жат. Но судя по Вери­ным «учи­те­лям жизни» — жур­на­лам «Сооl» и «Cool-girl» — дело вряд ли обсто­яло настолько невинно. Для иллю­стра­ции при­веду всего лишь несколько тем, кото­рые подробно осве­ща­лись в этих под­рост­ко­вых изда­ниях в 1997–99 гг.: сек­су­аль­ные извра­ще­ния как норма пове­де­ния (детям вну­ша­ется: «Сей­час вообще все грани нормы и пато­ло­гии стерты». № 5, 1998), так назы­ва­е­мые любов­ные игры, зоофи­лия («секс без любви быстро надо­едает». № 15, 1998), груп­по­вой секс, садо­ма­зо­хизм, реко­мен­да­ции по аборту и кон­тра­цеп­ции. Жур­налы бук­вально нашпи­го­ваны «клуб­нич­кой». Тут и анек­доты, посвя­щен­ные сек­су­аль­ным отно­ше­ниям, участ­ни­ками кото­рых явля­ются дети, и подроб­но­сти из интим­ной жизни поп-звезд. И пуб­ли­ка­ции, ума­ля­ю­щие авто­ри­тет и досто­ин­ство роди­те­лей («Мать достала», «Отец — подо­нок», «Роди­те­лям не обя­за­тельно знать все».) Непри­стой­ные тесты, письма под­рост­ков и ответы «спе­ци­а­ли­стов», от кото­рых волосы встают дыбом. Сей­час, когда жур­на­лами заин­те­ре­со­ва­лась про­ку­ра­тура, они стали немножко сдер­жан­ней, но в целом идео­ло­гия сохранилась.

Миша пор­но­гра­фией не увле­кался. (Хотя мне не верится, что он ни разу не рас­крыл ни один из кра­соч­ных жур­на­лов, валяв­шихся где попало.) Он про­сто отторг все ско­пом, всю эту пош­лую жизнь вме­сте со шко­лой и роди­те­лями. А затем, не в силах спра­виться со сво­ими пере­жи­ва­ни­ями и не имея ника­ких дру­гих авто­ри­те­тов, к кото­рым он мог бы обра­титься за под­держ­кой, под­ро­сток начал одур­ма­ни­вать себя рок-музы­кой и ком­пью­тер­ными убий­ствам. Кар­тина вполне типич­ная для нашего времени.

Но ведь, если разо­браться, отец пожал то, что посеял. Он хотел быть «кру­тым» — и полу­чил «кру­того» сына. А «кру­тым» не нужны пятерки. И на школь­ную дис­ци­плину они плюют, потому что слу­шаться учи­те­лей это «не круто». Про­сто отец стал «кру­тым» в сорок лет, он успел нор­мально отучиться в школе и полу­чить выс­шее обра­зо­ва­ние. Сыну же он пере­дал эста­фету гораздо раньше, со всеми выте­ка­ю­щими из этого «пре­ле­стями».

Вообще, мне кажется, мно­гие беды слу­ча­ются от того, что далеко не у всех людей хорошо раз­вито вооб­ра­же­ние. Они не умеют объ­емно пред­ста­вить себе послед­ствия своих поступ­ков и не любят доду­мы­вать до конца. Им, как детям, хочется отго­ро­диться от непри­ят­ных переживаний.

Мужик с седь­мого этажа выле­тел — и даже не чирикнул

Помимо оче­вид­ного вреда (про­буж­де­ние недет­ских инте­ре­сов, близ­кое зна­ком­ство с пато­ло­гией, погру­же­ние в пре­ступ­ную сти­хию и про­чее), буль­вар­ная пресса таит в себе и дру­гие, не столь замет­ные опас­но­сти. Тон пуб­ли­ка­ций там обычно ерни­че­ский, разу­ха­би­стый, «кру­той». Дела­ется это спе­ци­ально, чтобы смяг­чить шоки­ру­ю­щее впе­чат­ле­ние и осла­бить пси­хо­ло­ги­че­скую защиту чита­те­лей, ведь смеш­ное уже не кажется нам запре­дельно страш­ным. Нагляд­ная иллю­стра­ция этого — цитата из одной такой пуб­ли­ка­ции, выне­сен­ная в подзаголовок.

Те же «кру­тые» инто­на­ции часто зву­чат и в рекламе. «Оття­нись!», «Ото­рвись с дру­зьями!» — при­зы­вают с реклам­ных щитов юные ото­рвы, больше похо­жие на чучела, но зато оде­тые по послед­ней моде.

И под­ростки быстро пере­ни­мают эту «кру­тизну», кото­рая раньше безо вся­кого роман­ти­че­ского флера назы­ва­лась при­блат­нен­ной расхлябанностью.

Без­условно, отно­ситься к этому можно по-раз­ному. Кому-то из роди­те­лей, вполне веро­ятно, по вкусу подоб­ный типаж. Никто не застав­ляет их делать четы­рех­лет­ним сыно­вьям неле­пые, зато мод­ные стрижки с косич­кой или поку­пать пер­во­клаш­кам сбор­ники анек­до­тов с «чер­ным юмо­ром». Это их соб­ствен­ный сво­бод­ный выбор. Но опять-таки полезно загля­нуть на несколько шагов впе­ред и пред­ста­вить себе плоды такой ориентации.

А. С. Мака­ренко, кото­рого теперь снова все чаще и чаще стали поми­нать доб­рым сло­вом, поскольку выяс­ни­лось, что лучше него никто так и не научился справ­ляться с бес­при­зор­ни­ками, при­да­вал огром­ное зна­че­ние под­тя­ну­то­сти своих вос­пи­тан­ни­ков. Когда они пере­ста­вали быть внешне рас­хля­бан­ными, он пони­мал, что дело идет на лад. Посте­пенно внеш­нее ста­но­ви­лось внут­рен­ним: «блат­ная» походка враз­ва­лочку меня­лась на спо­кой­ную, уве­рен­ную поступь, из речи исче­зали воров­ские сло­вечки; «напле­визм» (теперь гово­рят гру­бее — «пофи­гизм») усту­пал место чув­ству дружбы и любви.

Это путь оче­ло­ве­чи­ва­ния. Если же поощ­рять внеш­нюю рас­хля­бан­ность (осо­бенно в ее при­блат­нен­ном вари­анте), то со вре­ме­нем она ста­нет внут­рен­ней, и про­изой­дет рас­че­ло­ве­чи­ва­ние. Неда­ром сино­ним рас­хля­бан­но­сти — рас­хри­стан­ность. И это обя­за­тельно рико­ше­том уда­рит по роди­те­лям. А они, как пока­зы­вает опыт, не будут готовы к столь кру­тому пово­роту событий.

По мате­ри­а­лам книги Т. Шишо­вой “Чтобы ребе­нок не был трудным”

изд-во “Хри­сти­ан­ская жизнь”, 2008 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки