сайт для родителей

Ультрасовременный ребенок. Современная психология. — Алла И. Баркан

Print This Post

5339


Ультрасовременный ребенок. Современная психология. — Алла И. Баркан
(6 голосов: 4 из 5)

Эта книга о таланте терпеливой любви. Все родители мечтают о послушном тихом «ангелочке», которого любить – одно удовольствие!

Но вместо ангелочков жизнь постоянно подсовывает нам упрямых фанатов компьютеров, плееров и бесконечных SMS-ок, страстных читателей комиксов и гламурных журналов. Сегодня они – геймеры, а завтра – рокеры, а то и загадочные эмокиды или дети-индиго. Но под любой маской они – дети, которым всегда нужны наша безусловная любовь и терпение, терпение, терпение…

Как понять их, таких разных и непонятных? Как не порвать связующую нить? Увидеть в своем ультрасовременном ребенке незащищенную детскую душу вам поможет педиатр, детский психолог, доктор медицинских наук, профессор, а также мама и бабушка Алла Баркан.

Тем, которых любила, люблю и всегда буду очень любить…

Несколько слов вместо предисловия, или Мой первый серьезный роман

Мне было только восемнадцать, а может, не было и их… И я, подобно Гаргантюа, пыталась проглотить весь мир, не в силах насытиться его нескончаемыми соблазнами, наслаждаясь буквально всем – от зеркальных капелек росы, в которых преломлялась чистота всех утренних надежд, до манящего к планете Маленького принца, развевающегося как флаг-шатер над головой и трепещущего этим флагом неба, постоянно, как хамелеон, меняющего цвет – от зовущей в даль, за горизонт, голубой мечты до черноты невзначай пролитой кем-то туши…

Но… голубую мечту все чаще и чаще визажировали стаи продрогших серо-мышиных туч, а пролитую кем-то тушь подсвечивали светлячки мерцающих в ночи звезд… И это мерцание напоминало мне почему-то мерцание моей собственной, полной тайн и загадок, души, мерцание еще не обретшей своего истинного смысла, куда-то «бегущей по волнам» жизни, хоть я и топталась тогда еще только в дельте русла своей судьбы, не догадываясь о рукавах ее разветвления…

Это было удивительное время полета без крыльев, напоминающее цветы розового лотоса, раскрывающиеся на восходе солнца. Это было время встречи рассвета с журчащей ручейком, еще по-детски невинной душой. Это было время Надежды…

И вдруг в моей жизни появился Он… хотя раньше были только они.

Я училась на первом курсе медицинского института и мечтала стать детским врачом, несмотря на то что все мои знания о детях заключались тогда лишь в одной-единственной фразе, постоянно вдалбливаемой студентам на разных кафедрах педиатрического факультета, независимо от их профиля, авторитарно заявляющей, что ребенок – это «не взрослый в миниатюре»… Но кто, кто же он? Никто точно не знал, как, впрочем, не знаю и я до сих пор, ища всю свою жизнь этот ответ. А когда вдруг казалось – уже находила, он был неповторим, как мгновение жизни, исчезая из памяти вместе с мгновением, эфемерным, как вся наша жизнь.

Но тогда, но тогда…

У Него были глаза медового цвета. Во всяком случае, когда мне наконец удалось заглянуть в них, я увидела это. Не янтарного, а медового, хотя взгляд Его был совсем не медовым, а с каким-то привкусом горечи. И к нему невозможно было прилипнуть, даже чтобы поцеловаться зрачками. Нет, нет, нет, он не обещал никакого медового месяца со дня нашего знакомства, а был ускользающе-мимолетным, пролетевшим мимо меня, как счастье, которое я потом испытала, общаясь с Ним. Но все это было потом. А тогда, а тогда…

Я ощутила его полнейшее безразличие к моей собственной персоне, уже успевшей какими-то неведомыми мне, таинственными чарами притянуть к себе ему подобных, только более зрелых и опытных. И это заставило меня вновь обратить на себя его внимание посредством магии взглядов. Но на этот раз все оказалось напрасным. Он вообще больше не реагировал на меня, хотя я восторженно и шептала ему на ушко рождающиеся во мне слова:

Будешь кого-то с ума сводить

Своими глазами медового цвета…

Разве ты знаешь об этом, малыш,

Разве ты знаешь про это?

Но он совершенно не думал о будущем, погруженный только в себя, отгороженный от меня, как забором, своей отрешенностью – бегством от собственной жизни, себя самого и от этой больничной палаты, в которой, казалось, даже потолки и стены были перебинтованы штукатуркой.

И тогда наконец я решилась… прижать нежное тельце к себе…

Ему было всего шесть-семь недель от роду. И все эти недели он лежал здесь, в больнице, никем не приласканный и никем не целованный, маленький зябнущий нежный комочек с продрогшим сердцем.

Я взяла его на руки, с трудом удержав, потому что он начал вдруг трепетать, словно лань, содрогаясь от собственных сердцебиений, превышающих скорость экспресса. Мне казалось, что он превратился весь в сердце. Оно, как оккупант, вытеснило в мгновение из него все другие органы и системы. Это было горящее сердце Данко.

Я боялась, что его безумный огонь просто спалит ребенка. А он трепетал… и дрожал как осиновый лист, хотя весь был укутан слоями пеленок, как закутан кочан капустными листьями.

Я взяла его на руки. Прижала к себе. А он, он… отшатнулся вдруг от меня, чуть не выпав из рук. Наши взгляды столкнулись, как фары двух летящих навстречу друг другу «мерседесов» с испорченными тормозами. Я едва удержалась сама, чтобы так же, как он, не отшатнуться… Он смотрел на меня, содрогаясь от… ужаса… содрогаясь от дикого ужаса, леденящего душу безумного ужаса, отвергая меня в своем негодовании… не скрывая свое крайнее изумление… Он не знал еще тайны магии наших рук, тайны прикосновений, человеческой нежности?! Он не знал, что такое Любовь… Он… боялся… боялся… Любви?!

– Коля, Коленька, – вырвалось вдруг у меня, когда кончилась пауза оцепенения.

– Да какой он там Коленька, – прошипела уборщица. – Он вообще в первый раз услыхал свое имя. Можно даже и Колька, ведь так будут звать его в детских домах и приютах. А нам некогда здесь называть всех по имени. Видишь же, сколько брошенных в нашей больнице. Нарожают и бросят. А нам отвечать да выращивать их… Поняла или нет?

– Но в истории его болезни написано, что родители живы, есть мама и папа.

– Да ты просто чудная какая-то, что ли. Если б не было мамы и папы, не было б и его. Хочешь стать педиатром, не зная даже самых обычных вещей. Я теперь понимаю, зачем вам, студентам, с «малолетства» придумали практику: чтобы с первого курса уже отбраковывать тех, кто вроде тебя, называющих Коленьками совершенно безродных и лишних детей.

– Лишних… лишних детей?! – Я забыла, кто я и где я.

Мой протест выплеснулся стихийно, как река в наводнение, выйдя из берегов, заливает собой всех и все без разбора.

Ее «лишних» настолько вывело меня из себя, что, следуя ее собственной терминологии, я тут же «отбраковала» из всего встреченного мной здесь обслуживающего персонала лишь только ее, заявив совершенно ошеломленной женщине что-то вроде того, что самой «лишней» в этом отделении больницы для грудничков, а особенно в палате для «брошенных» детей, является она сама. Хорошо еще, что в этом начинающемся состоянии аффекта, промчавшемся как мгновенный сквозняк, у меня хватило ума все высказать ей в иносказательной форме, как подсказывала моя вечно ноющая зубной болью деликатность… Но житейски умная уборщица-няня прекрасно увидела, что было на «блюдечке с золотой каемочкой». И, к своему собственному удивлению, как и к моему, прослезив свою душу до дна, неожиданно бросилась вдруг за новой, еще даже не стиранной, правда сочно уже проштампованной казенной больничной печатью, распашонкой для Коленьки, чтобы он наконец тоже понял, что, скорее всего, для него начинается новая жизнь.

Не знаю, как для него, но для меня она началась. Это было состояние тихой нежной романтической влюбленности, когда целый солнечный мир концентрировался в зрачках маленького несмышленыша. Это было состояние какой-то сверхъестественной привязанности, напоминающей собою поводок, длина которого не превышала миллиметра. Это было состояние половодья растаявших вдруг во мне еще ранее почему-то неведомых, светлых радужных чувств. Это было особое состояние какого-то совершенно безумного сердечного влечения, как предтеча Большой Любви…

Я с трудом дожидалась конца занятий, иногда сбегала и с лекций, лишь бы только быстрее увидеть Его. Ритм жизни моей совпадал теперь с ритмом его сердцебиений.

И его леденящий меня раньше ужас от моих проявлений человеческих чувств постепенно растаял, как лед в сердце Кая от горячих слез Герды в холодных чертогах Снежной королевы.

Я сама превратилась вся в нежность и ласку, хотя наше бесполое воспитание в те времена и приравнивало это все к «смертным грехам». Но меня еще вовсе не трогало, что же скажет по этому поводу обо мне грибоедовская княгиня Марья Алексеевна. И, забыв о девичьей гордости, как пушкинская Татьяна, пишущая письмо, я теперь каждый день буквально очертя голову спешила на свидание к маленькому мальчику в детскую больницу, в которой держали его теперь уже только из милости, оттягивая неминуемую встречу с холодом казенного Дома ребенка.

Я бежала к нему на свидание, позабыв про свидания со своими прежними романтическими привязанностями, не реагируя даже на бесконечные рисунки с изображением себя в институтской многотиражке, талантливые рисунки нашего лучшего студенческого художника, почему-то выбравшего из всего многоцветия девушек своей музой меня. И хотя про эти рисунки говорил весь институт, они были мне безразличны. А когда наконец сам художник, постоянно подсаживающийся ко мне на объединенных лекциях наших двух факультетов (у него должна была быть другая специальность), так и не дождавшись моей благодарности, потрясенный моим безразличием, открытым текстом, позабыв о возможностях метода снов Веры Павловны в романе «Что делать?», раскрыл мне все свои карты, я лишь только поблагодарила его за вспыхнувшее ко мне чувство, сказав, что вовсе не достойна его и что мне очень жаль, что, сама не желая того и не помышляя об этом, я разбередила его душу, потому что теперь понимаю, «что это такое…». И тут же помчалась в институтскую многотиражку со своими новыми стихами о любви, стихами, посвященными… не ему… хотя для него там и был мой ответ: «Я не хочу тебя обнадеживать, сердце твое собой растревоживать…»

И хотя мое «это такое» было нечто другим, оно тоже напоминало мне чем-то неброскую нежную пастельную живопись, которой пользовался мой художник, а может быть, просто едва уловимую прозрачную акварель… Но акварельные краски разводятся на воде, а я уже находилась во власти транса от воздействия какой-то странной горючей смеси затаенных возвышенных чувств, превратившей со временем эту реальность в сказочный и волшебный роман.

Я брала Его на руки, прижимала к себе его хрупкое, нежное тельце, обнимала и гладила, мне хотелось его целовать, хотя я и считала тогда поцелуи откровением высшей любви, до которой бы надо еще дотянуться, ведь ее высота – высота Эвереста. А тут маленький мальчик вдруг вызвал во мне недоступное еще желание, на которое я наложила сама ради собственных принципов вето.

Я влюбилась в него без оглядки. Я ему покупала игрушки, я ему приносила цветы, я ему говорила слова, от которых кружилась моя голова. Я уже не могла без него. И он так, как подсолнух весь тянется к солнцу, уже начал тянуться ко мне. Исчез сумрак в медовых глазах… подсластилась медовая горечь…

И однажды, однажды все личико, когда я наклонилась к нему, его вдруг осветилось улыбкой, словно вспыхнула искра во мгле. Мальчик начал гулить, а потом засмеялся… Замахал мне своими ручонками, даже ножки его что-то мне сообщали. Он боялся, что я вдруг уйду, и хотел привлечь этим внимание.

Он смеялся, как звезды на планете над нами, где живет до сих пор еще Маленький принц…

– Вы свершили с ним чудо, – услышала я, – эти дети совсем не контактны. А у Коли, у Коли сейчас я увидела настоящий, естественный комплекс оживления, свойственный лишь младенцам с нормальным развитием в столь раннем возрасте.

– Вы увидели комплекс? Мальчик закомплексован? – Я смотрела на доктора Коли уже сквозь пелену начавших моросить по моим щекам слез.

Доктор все поняла.

– Этот комплекс – самый нужный из всех наших комплексов. Это комплекс здоровья ребенка, подтверждающий норму развития. А ведь мы все ему выставляли задержку в развитии. И диагноз был правильным. Но… Вы смогли заменить ему мать. Вы его воскресили для жизни. Я об этом должна сообщить в деканат, хотя раньше всегда была против посещения наших детей первокурсниками. А теперь понимаю, как важно, что студенты приходят сюда, хотя Вы нестандартная вовсе студентка, каждый день с ним, а не раз в неделю.

Она так же, как я, ликовала, объяснив мне все про этот комплекс. Этот комплекс – особый этап и важнейшая ступень развития для здоровых детей, лишний раз говорящий о том, что у них все в порядке, все в норме, все течет как по маслу и будет так течь, лишь бы мы их любили, как прежде. Их улыбки и смех, воркование, танцы ручек и ножек нам всегда сообщают о том, что они нами очень довольны, наша нежность им очень нужна, наши ласки им необходимы, что они любят нас, как мы их. Ну а дети, которых не любят, не способны любовь показать. Они просто не знают, что это такое, увядая без этого чувства.

И тогда я решилась спросить педиатра, как мне Коленьку усыновить. Мне казалось, что это – единственный выход в лабиринте его несчастливой судьбы.

– Вам хотелось бы Коленьку усыновить… В Вашем возрасте усыновить брошенного ребенка… Я такого еще не встречала! – Очевидно, я ей показалась пришельцем, не сумевшим вернуться на свой НЛО. – Но зачем его усыновлять, он ведь временно брошенный, не насовсем. Его мама в больнице лежит после родов, лечится от депрессии. Папа даже приходит на него посмотреть. Был, наверно, два раза.

– Всего только два? За три месяца был лишь два раза? Да какой же он папа? Чужой человек!

– Нет, он просто не знает, как с ним обращаться. Я сейчас же ему позвоню. Сообщу, что сегодня увидела. Может быть, обойдется без Дома ребенка. Может быть, свекровь как-то поможет, пока мама болеет. Может быть… Надо бы мне Вас с ним познакомить… Может быть, Вы понравитесь папе…

– Папе Коли? Зачем?

– Боже, как Вы наивны. Первый курс лишь прелюдия жизни.

* * *

Я летела как будто на крыльях в больницу, чтоб на следующий день одарить малыша за незакомплексованный комплекс, за его начавшее уже просыпаться родниковое чувство ко мне… Я летела в больницу с охапкой гвоздик и коричневым плюшевым мишкой…

Но кроватка его оказалась пуста. И во мне что-то вдруг оборвалось…

Я стояла с гвоздиками возле кроватки, машинально пытаясь поправить постель, уложив на нее задремавшего мишку. Я ждала, что его принесет медсестра после очередной процедуры, понимая, что это конец бесконечности, полонившего меня до мозга костей нового, нестандартного чувства, не похожего на материнство, равноценного только ему.

* * *

– Его около часа назад забрал папа домой. – Голос няни-уборщицы вывел меня из заоблачных грез, где еще я витала в поисках утешения. – Вы же сами все сделали, чтоб было это. Когда папа узнал, что какая-то девушка хочет усыновить его Колю, моментально примчался за ним. Объяснил, что ухаживать будет за сыном его бабушка – папина мать, пока ее невестка в больнице.

И уборщица-няня, с которой когда-то мне пришлось выяснять отношения, положила свою мускулистую руку на мое совсем хрупкое еще плечо. Но я… я ощутила не тяжесть руки, а тепло человеческих чувств. Так, наверное, и я когда-то дала Коле понять, что он не один.

Я не знаю, как можно привыкнуть к разлуке, как ее пережить без тяжелых потерь. Знаю только лишь то, что потом притупляется чуть-чуть наша эмоциональная боль. Но тогда я не знала об этом. Я жила в состоянии, чем-то похожем на «Мисюсь, где ты? где ты?», в состоянии грусти и светлой печали. Мне уже не хватало медового взгляда и искрящейся светлой улыбки. Я искала теперь это в каждом ребенке, у всех тех, кто встречался мне на пути. Но они были все же не Колей.

Я, как прежде, ходила все время в больницу в ожидании чуда – вдруг папа вернет. И сама же себя убеждала – зачем?

А однажды, однажды я все же решилась и набрала известный мне номер… Женский голос ответил: «Алло». Я сказала: «Звоню из больницы», – и спросила, как Коля. «Прекрасно, – был ответ. – Всем большое спасибо, что мой сын теперь снова со мной».

И вдруг в трубке послышался смех, звонкий, радостный, очень счастливый, смех ребенка, которого любят.

А потом я услышала – «мама», правда, «мама» касалось другой, до сих пор мне неведомой женщины, у которой, наверно, прорезался, как зуб мудрости, вдруг человеческий комплекс, да, да, комплекс, которого нет, названный комплексом оживления, – комплекс радости, счастья и светлой любви.

* * *

С той поры утекло уже много воды. Я сама стала мамой, теперь даже бабушкой. Но мой первый серьезный «любовный» роман до сих пор часто перед глазами, хотя мне и сегодня еще не понять, что же было со мной в том «прекрасном Далеко» и какую любовь я тогда испытала из нюансов ее разновидностей. Может быть, лишь любовь-сострадание, любовь-жалость или просто любовь-восхищение, восхищение перед ребенком… Но, скорее всего, лишь любовь-благодать… Благодать для вхождения в мою профессию. Ведь, в конце концов, именно эта любовь научила меня быть дарующим в жизни, не берущим, хватающим все на пути, а дарящим другим хоть частицу себя, если им это необходимо.

Моя жизнь превратилась в спасение Коль, и не только с глазами медового цвета.

Я сейчас уже многое знаю сама про различные комплексы, про их лечение и все делаю, чтоб у ребенка расцветал его самый прекрасный из комплексов, названный комплексом оживления, – комплекс любви, тот, который когда-то отнял у меня как раз это волшебное чувство.

Я все делаю, чтобы осколки зеркала злого тролля сейчас никогда уже б не попадали в сердца наших детей, а особенно мам или пап, чтоб не встретилась детям Снежная королева, чтоб чертоги ее больше б не находились в отделениях детских больниц, в тех палатах, где часто лежат и сейчас малыши с зябнувшими сердцами.

Встреча с каждым еще незнакомым ребенком, у которого уже проблемы, для меня до сих пор полынья среди льда, полынья, предвещающая, что лед не вечен, он растает… и может стать даже потом кипятком… Надо лишь подождать и набраться терпения… И тогда Вы увидите сами эти метаморфозы…

Встреча с каждым еще незнакомым ребенком для меня всегда – это Событие!

Что с моим первым Колей – не знаю. Думаю, что сейчас он уже и сам папа, нежный, ласковый, любящий папа. И что дети его – это дети, о которых я много пишу и которым хочу посвятить эту книгу. Его дети, скорее всего, наши дети «сегодня», поколение ультрасовременных детей, постоянно пытающихся убежать от реальности и теряющихся временами в пути, чтоб суметь заглянуть, как в замочную скважину, в параллельную сущность миров. Если хочется так заглянуть, пусть заглядывают, но живут все-таки на Земле, нашей бренной Земле, где роса словно зеркало, но не зеркало тролля, а отблеск гармонии и где солнце пытается нам осветить нескончаемый путь к Озарению.

Возвращайтесь на Землю, мои дорогие! Возвращайтесь, вы не пожалеете!

Магистр философии, доктор медицинских наук, профессор Алла Баркан

Розы Маленьких принцев

– КТО ВЫ, ДЕТИ?!

– МЫ РОЗЫ МАЛЕНЬКОГО ПРИНЦА.

– ВЫ НАСТОЛЬКО КАПРИЗНЫ?

– НЕ КАПРИЗНЫ, ЧУВСТВИТЕЛЬНЫ.

– ВЫ БАРОМЕТРЫ, ЧТО ЛИ?

– ПОДЛИННОСТИ ВСЕХ ЧУВСТВ.

– РАЗВЕ ЧУВСТВА БЫВАЮТ ИСКУССТВЕННЫМИ?

– ТАК ЖЕ, КАК И БУМАЖНЫМИ РОЗЫ.

– НО В ИСКУССТВЕННЫХ РОЗАХ ЕСТЬ ОСОБАЯ ПРЕЛЕСТЬ – ИХ НЕ НАДО СОВСЕМ ПОЛИВАТЬ, ИМ НЕ НУЖЕН ОСОБЫЙ УХОД.

– А НАМ НУЖЕН УХОД НАШИХ МАЛЕНЬКИХ ПРИНЦЕВ, ЗАМЕНЯЮТ КОТОРЫХ БОЛЬШИЕ РОДИТЕЛИ. МЫ – ЖИВЫЕ, И ИМ НАДО НАС ПОЛИВАТЬ.

– ЗНАЧИТ, ВЫ НЕ БУМАЖНЫЕ РОЗЫ?

– МЫ Ж ВСЕ ВРЕМЯ РАСТЕМ…

– А ЧЕМ ВАС ПОЛИВАЮТ?

– ЛЮБОВЬЮ…

– НО ЛЮБОВЬ ЕСТЬ РАЗЛИЧНЫХ ЦВЕТОВ, ДАЖЕ В РАДУГЕ ВРЯД ЛИ ИХ СЫЩЕШЬ… НО ЛЮБОВЬ ЕСТЬ РАЗЛИЧНЫХ ОТТЕНКОВ… ТАК В КАКОЙ ЖЕ ЛЮБВИ ВЫ НУЖДАЕТЕСЬ?

– В БЕЗОЦЕНОЧНОЙ, ЧИСТОЙ ЛЮБВИ.

– КТО Ж ВЫ ВСЕ-ТАКИ, ДЕТИ?

– МЫ РОЗЫ С ПЛАНЕТ НАШИХ МАЛЕНЬКИХ ПРИНЦЕВ – РОДИТЕЛЕЙ. ТЕХ, КОТОРЫЕ НАС ПРИРУЧИЛИ… ПРИРУЧАЮТ ЕЩЕ ДО СИХ ПОР. МЫ, НАВЕРНО, ИМ ОЧЕНЬ НУЖНЫ.

– КАК ОНИ ПРИРУЧАЮТ?

– РОДИТЕЛЬСКОЙ МАГИЕЙ. ПОДРАСТЕМ И ТОГДА ЛИШЬ ПОЙМЕМ.

– ВАШИ МАМЫ И ПАПЫ ВОЛШЕБНИКИ, ЧТО ЛИ?

– ДЛЯ НАС, ДА. НУ А ЖИЗНЬ РАЗВЕ НЕ ВОЛШЕБСТВО?

– ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО – РОЗЫ?

– ДА, РОЗЫ С ПЛАНЕТ СВОИХ МАЛЕНЬКИХ ПРИНЦЕВ – НАШИХ РОДИТЕЛЕЙ, ТЕХ, КОТОРЫЕ НАС ПРИРУЧИЛИ И КОТОРЫХ МЫ ТОЖЕ К СЕБЕ ПРИРУЧАЕМ, ХОТЯ ЭТО НЕЛЕГКОЕ ДЕЛО.

– ДЛЯ ЧЕГО ВАМ ТАКАЯ ВЗАИМОПРИРУЧЕННОСТЬ?

– ЧТОБ ГЛОТНУТЬ ХОТЯ Б КАПЕЛЬКУ СЧАСТЬЯ.

– НО ВЕДЬ КАПЛЯ ЖЕ ЭТО – НИЧТО.

– ДЛЯ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ ДОСТАТОЧНО. КАПЛЯ СЧАСТЬЯ – ТАКОЙ КОНЦЕНТРАТ, ЧТО ЕГО МОЖНО БУДЕТ ПОТОМ РАЗВОДИТЬ ПОЧТИ ЦЕЛУЮ ЖИЗНЬ: КАЖДЫЙ ЧАС, КАЖДЫЙ ДЕНЬ, КАЖДЫЙ МЕСЯЦ…

– ВЫ ХОТИТЕ СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО?

– НЕ ОДНО ТОЛЬКО ДЕТСТВО, А ЖИЗНЬ.

– ЗНАЧИТ, ВОТ ДЛЯ ЧЕГО ВАМ РОДИТЕЛИ?

– НУ, ОНИ Ж НАС ПОЗВАЛИ СЮДА, ЧТОБЫ МЫ ПРОДОЛЖАЛИ ИХ ДАЛЬШЕ, ЧТОБЫ ПАМЯТЬ О НИХ СОХРАНИТЬ… ТОЛЬКО КАК ЖЕ НАМ ИМ ОБЪЯСНИТЬ, ЧТО МЫ РОЗЫ ДЛЯ НИХ, А ОНИ ЗАМЕНЯЮТ НАМ МАЛЕНЬКИХ ПРИНЦЕВ, ТЕХ, КОТОРЫЕ ВСЕГДА В ОТВЕТЕ ЗА НАС.

Мы все дети…

Мы все дети с «праздником непослушания» в душе независимо от возраста, профессии и достижений в этой жизни – академики ли или лаборанты. Это в данном случае не важно. Только взрослым этот «праздник» постоянно ради имиджа приходится скрывать. Ну а дети, словно провокаторы, обычно демонстрируют его специально, чтобы вывести нас из себя, таким способом напомнив о себе.

Но… мы наподобие улиток все равно стремимся спрятаться от них, несмотря на жизнь в одной квартире, в завитки своих защитных раковин, порой совсем диковинных, чтоб остаться лишь наедине с самим собой в каком-то параллельном мире со своим же собственным ребенком, словно он непрошеный попутчик, подвернувшийся случайно на пути.

И живем почти всегда мы за закрытыми дверями своих собственных квартир, как и сердец, в недоступных никому микромирах, со своими «древнегреческими» мифами сегодняшнего дня, со своими былями, легендами, не задумываясь, что наш брошенный попутчик на распутье предпочтет дорогу в виртуальный мир, бросив также нас, как мы его, на бездорожье. Бросит, разочаровавшись в нас.

Это мы не подали когда-то свою руку ему в нужный для него момент, а давали только установки, те, которые сегодня уже скисли, словно молоко. Установки из вчера или позавчера, те, которые когда-то получили сами от своих родителей, их семейные реликвии из главных установок поколения их собственных родителей – как достойно жить «сегодня» в мире…

В каком мире, в чьем? В мире прошлых поколений… уже унесенных ветром…

Видно, в этом корень всех проблем Отцов и Детей – в противостоянии времен, когда почти беспроблемное. Сегодня, как планета, оказалось в точке, противоположной Солнцу нынешнего дня только из-за прихотей Вчера.

Это противостояние Вчера с Сегодня заставляет Вашего ребенка жить одновременно в двух мирах, становясь двуликим Янусом с взглядом сразу в двух различных направлениях – в прошлое и будущее… Ну а где же настоящее, та сегодняшняя почва, на которой он стоит? Почему пытаемся его мы обезличить, соблазняя будущими днями, позабыв, что будущие дни могут лишь родиться из Сегодня.

Но вот именно это Сегодня превратилось вдруг для большинства родителей с прививками Вчера в современного безжалостного монстра, ведь оно зомбирует детей неприемлемыми для Отцов их ценностями жизни. Дисгармония сегодняшнего дня – неминуемый итог прогресса. И хотя этот прогресс (научно-технический и экономический) идет семимильными шагами, психология людей и их эмоции и чувства более консервативны и не поспевают за прогрессом всех времен, в основном топчась на месте.

И конечно же родители сегодняшних детей не всегда способны примириться с роком, рэпом, подростковым сексом, матом, сленгом, наркоманией, алкоголизмом… Если у них не было подобного периода в своем детстве в поисках себя. Их совсем не радует, что телевизор, Интернет, мобильный телефон, видеоигры… заменили им родительское воспитание и их авторитет, что родительское слово стало невесомым, в одно ухо лишь влетая, а в другое – вылетая тут же у ребенка, у которого другие идеалы и другие взгляды на смысл жизни.

Очевидно, все-таки проблемы отцов и детей – это прежде всего, видимо, проблемы лишь конкретных времен и традиций, связанных с особенностями своих времен. Если б не динамика всей жизни и все годы был только застой, не было б и проблем поколений. Все текло бы как по маслу, тихо, мирно, без каких-то всплесков или вспышек, нас манящих к другим берегам.

Говоря о поколениях отцов и их детей, прежде всего подразумевают промежуток времени между моментом рождения родителей и моментом появления на свет их детей. Этот промежуток заметно варьирует, как варьируют и годы появления первого ребенка: у кого-то уже в 18 лет, у кого-то за 30. Есть даже мнение, что поколение существует 33 года, сколько жил на свете Иисус Христос. Однако чаще всего все-таки сегодня останавливаются на периоде в 22 года.

Исходя из этого, в окружающем нас мире в одной и той же стране одновременно можно видеть представителей совершенно разных поколений со своими консервативными взглядами, своего «здесь и сейчас».

И если в бывшем СССР лишь было известно, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», причем возраст этого «нынешнего» поколения был довольно разным – от додобальзаковского до постпостбальзаковского, то в США уже не было нынешнего поколения постпостбальзаковского возраста. А к тому времени все население страны четко подразделялось на ряд поколений с учетом «амплитуды смены поколений» и, тем не менее, оказавшихся в одной упряжке – или же в виде ретивого скакуна, или же в виде старой клячи, со всеми вытекающими отсюда последствиями: от особенностей психологии до особенностей стилей жизни.

В своей книге «За пределами детей Индиго» П. М. X. Этуотер пытается определить основные неповторимые качества каждого из поколений Америки в XX веке.

И если «Солдатам Америки» (1901–1924 гг.) было присуще необыкновенное мужество и они поддерживали идеи «великого добра», то поколение «Молчаливых» (1924–1942 гг.) уже было поколением «разбитой мечты», с менталитетом «одиноких в толпе». Это поколение дало импульсы к сексуальной революции и эпидемии разводов.

А на смену им пришло послевоенное поколение «Дети Победы» (1943–1960 гг.), так называемое поколение «Беби-Бумеров», поколение, которое является сегодня бабушками-дедушками для любого современного ребенка. Это поколение «детей Победы» отличалось от других «духовной эйфорией».

«Беби-Бумеры» подняли на высокий пьедестал свободную любовь. Это – поколение, плывущее против течения, поколение саморазрушения, поколение созидания в новых технологиях и средствах связи, поколение, вырвавшееся в космос.

На смену «Беби-Бумерам» пришло поколение «X», или «Потерянное поколение», поколение «родительского невнимания», «отвергнутое поколение», предпочитающее мгновенные удовольствия – «покажите-мне-это-прямо-сейчас» – продолжению рода… Поколение рэпа, рока, депрессии. Это также поколение дедушек-бабушек наших сегодняшних детей и одновременно поколение их мам и пап.

И предпоследнее – «поколение Миллениума» (1982–2001 гг.), тесно соприкасаемое с поколением «9/11» (2002–2024 гг.) (адаптирующиеся) – дети сегодняшнего дня, поколение «Y», поколение так называемых детей-индиго с зашкаливающим коэффициентом интеллекта и мудростью не по годам. Во всяком случае, так выглядят они сейчас по описанию всех тех, кто поднял настоящий бум вокруг таких детей.

И хотя условные названия поколений родителей и детей в Америке вряд ли можно сопоставить с поколением людей в бывшем Советском Союзе, а потом в России (от доперестроечных до поколения перестройки), о детях-индиго заговорили буквально все. И этот индиго-бум будоражит умы родителей будущих детей, еще даже не ставших ими.

Конечно же, безусловно, он удобен. Как раз именно то, что надо для оправдания своих несостоявшихся родительских амбиций. Ведь в сущности, следуя данным о детях-индиго, Ваш ребенок проблемный лишь только из-за своей нестандартности. Причем под этой нестандартностью подразумеваются его неординарные способности. А есть ли они на самом деле, это еще очень большой вопрос. Ведь то, что потрясло первых исследователей этих детей, начиная с их мудрых высказываний, лишний раз лишь только подтверждает, что первооткрыватели детей-индиго не слишком много общались ранее вообще с детьми, довольно туманно представляя возрастные возможности ребенка и особенности его нервно-психического развития.

Но тем не менее каждый из нас – частица какого-то поколения, и именно принадлежность к своему поколению необходима для самоидентификации человека.

В своей книге «Поколения» авторы Страус и Хоу попытались дать наиболее современную классификацию поколений, взяв за основу гипотезу о «циклической повторяемости определенных черт усредненного психологического портрета» людей, считая, что подобное можно видеть через каждые четыре поколения, составляющих один цикл.

Согласно классификации авторов этой книги, анализирующих данные начиная с XV века до наших дней, каждое из четырех поколений, входящих в цикл, подразделяется на: пророческое поколение, поколение кочевников, героическое и артистическое поколение.

Поколение пророческое, или идеалистическое (Idealist), по мнению Страуса и Хоу, – это революционное поколение, создающее свои ценности жизни и пытающееся эти ценности отстоять.

Поколение кочевников, или реакционеров (Reactve), – это поколение разочарованных людей в революционных преобразованиях своих предшественников, отвергающее многие моральные ценности идеалистического поколения.

Героическое поколение, или гражданское (Civis), – это поколение людей, которые пытаются отстоять уже существующие ценности жизни.

Артистическое, или адаптивное, поколение (Adaptive) – поколение неуверенных, одиноких людей, добивающихся совершенства в какой-нибудь одной области.

Исходя из этой классификации, поколение «Беби-Бумеров» относится к пророческому поколению, а поколение «X» – к кочевникам, поколение «Y» – к героическому, а «Новое молчаливое поколение», тесно связанное с «поколением Миллениума», – к артистическому, или адаптивному, поколению.

К поколению «Беби-Бумеров» относится Билл Гейтс, а Леонардо ди Каприо – типичный представитель поколения «X». Анна Курникова – уже из поколения «Y», а у представителей последнего артистического поколения еще имеется достаточно времени, чтобы в чем-то себя проявить.

А пока это юное поколение, как и все остальные, в отведенное им эпохами время своей неповторимостью постоянно шокирует своих родителей, не всегда понимающих своих детей, потому что они забывают про собственный «праздник непослушания» в их душе.

* * *

Но этот «праздник непослушания» через несколько десятилетий уже будет напоминать о себе старшим поколениям бабушек-дедушек, мам и пап, когда наконец завершат создание компьютера, способного запечатлеть «каждую секунду человеческой жизни».

По мнению президента Британского компьютерного общества профессора Найджела Шэдболта, «через двадцать лет можно будет сделать высококачественную цифровую видеозапись всех событий жизни человека. Это не вопрос того, может ли это произойти, это уже происходит».

И конечно же, посмотрев на себя со стороны в возрасте своего непокорного и проблемного вечно ребенка, многим станет понятно, что это только лишь вариации нормы, которая раньше была также свойственна им. И есть ли конфликт поколений – вопрос. Скорее всего, он – у нас в голове.

* * *

«Эта молодежь растлена до глубины души. Молодые люди злокозненны и нерадивы. Никогда они не будут походить на молодежь былых времен. Молодое поколение сегодняшнего дня не сумеет сохранить нашу культуру».

(Надпись на глиняном сосуде. XXX век до нашей эры. Древняя Вавилония)

Ультрасовременный ребенок, или МЫ и ОНИ

Даже мой мобильный телефон вибрировал в руках от дрожащего, как при землетрясении, ее взволнованного голоса, умоляющего зайти к ним хотя бы на минутку, потому что… потому что… у моей полузнакомой или же полуприятельницы, повидавшей на своем веку все, что угодно, вдруг такое впечатление, что с ней что-то неладное, что она столкнулась с тем, что и уму непостижимо. Ее внуки, самые любимые на свете, к ней приехавшие на каникулы вместе с друзьями, учащиеся сегодня за границей, превратились за короткий срок в совершенно непонятных ей детей. Нет, нет, нет, не просто в странных детей из известной многим повести «Гадкие лебеди» братьев Стругацких, а вообще в нечто невообразимое… У нее такое впечатление, что их занес сюда внезапно НЛО после пребывания в гостях на незнакомой ей планете, где они успели перенять неизвестные Земле манеры и традиции…

Ну конечно же воочию увидеть вдруг детей похлеще странных детей в повести Стругацких для меня было большим соблазном, и, забыв про все свои дела, я мгновенно согласилась прийти в гости.

* * *

Кроме меня и хозяйки в комнате оказались еще два мальчика лет двенадцати – четырнадцати и две девочки приблизительно такого же возраста, не считая самого младшего внука моей полуприятельницы – ярко-рыжеволосого восьмилетнего мальчишки, с таинственным взглядом рассматривающего всех остальных.

Дети вежливо, но машинально поздоровались со мной, продолжая по инерции свой разговор на каком-то странном симбиозе языков. Нет, нет, нет, это не была известная всем нам еще с грибоедовских времен смесь «французского с нижегородским», это был совершенно неведомый мне ранее язык, напоминающий собою чем-то пестрого попугая, расцвеченного всеми мыслимыми и немыслимыми красками и оттенками перьев-слов из одновременно нескольких самых популярных на сегодня языков… Нет, это не была разновидность современного молодежного сленга… Скорее всего, таким был когда-то новорожденный вавилонско-столпотворенческий язык, еще окончательно не отдифференцированный от довавилонского, общечеловеческого.

Во всяком случае, все дети, без конца повторяя «о’кей» и «мерси», временами заглядывали в свои электронные переводчики, переводя друг другу более пространные тирады, сказанные кем-то из них. Но это было лишь в исключительно редких случаях, потому что казалось, что каждый из этих «гадких лебедей» владел сразу несколькими языками и препятствий к общению практически не было.

Я действительно в первый раз попала в общество таких странных детей, но это не были своеобразные всадники апокалипсиса братьев Стругацких, своим поведением и разговорами они скорее напоминали мне экспериментальную популяцию людей будущего, сошедших с современного Ноева ковчега.

Я подсела к знакомой мне внучке хозяйки дома, 12-летней Агнессе, учащейся в частной школе в Швейцарии, привезшей к своей бабушке подружку из Великобритании, попросив ее на какое-то время даже стать моей переводчицей, если что-то я не пойму, так как дети не возражали против моего присутствия при их разговорах, согласившись еще и ответить на некоторые вопросы.

– Не забудьте спросить их, – прошептала на ухо мне потрясенная своими внуками бабушка, преподаватель русской литературы, – что читают они и читают ли что-то вообще, кроме своего Интернета. Ведь Агнесса, Агнесса, – женщина будто бы поперхнулась словами, – уже даже забыла о Пушкине, Тургеневе, Гоголе… А мой внук Алексей уже просто считает: о каком Пушкине или Гоголе вообще может идти сейчас речь, когда век Кастанед и Сорокиных… И зачем читать им всем бумажные книги, когда время аудиокниг.

Да, действительно, в глазах этой воспитанной на старых интеллигентских традициях преподавательницы литературы такие дети казались если и не всадниками апокалипсиса, то по крайней мере персонажами постапокалипсиса – одного из жанров научной фантастики, описывающего жизнь в мире после какой-то глобальной катастрофы.

А глобальной катастрофой, скорее всего, для нее оказалась неординарность мышления ее собственных внуков, потому что она сравнивала их мышление со своим, зачатым уже более чем в полувековой давности, что по меркам летящего времени было, видимо, «до нашей эры». И даже с высоты своего интеллекта, а он был у нее, безусловно, если даже и не на пике Эвереста, то и не на холме, она не могла понять их «нескончаемый бред», к которому невольно прислушивалась, пригласив теперь также себе в компаньоны меня.

И конечно же я с любопытством, не скрывая желания познать что-то новое, стала тут же «прислушиваться», как и она.

Это были не просто современные дети. Это были дети нового века, и этим все сказано, для которых Париж, Вена, Лондон, Женева, Рим, Афины, Нью-Йорк, Монреаль… уже были не символами, грезами и мечтой, а обычной реальностью, где они побывали.

Это были, скорее всего, дети мира, потому что, как я потом позже узнала, у них не было национальности… В каждом из них смешались различные крови, по три или четыре одновременно, и они этим только гордились, тем не менее чтя свои корни, создавая гибрид из них для себя, скрещивая в себе почти несовместимое, как когда-то Мичурин создал «симбиоз» из японской черемухи с вишней. И при этом считали себя все же русскими или же англичанами… хотя не понимали вообще – для чего это все-таки нужно, когда у нас планета – одна, ставшая местом встречи для всех современников.

Слушая этих «странных» детей, я внезапно прозрела: что для нас было в возрасте их лишь фантазией, для них стало рутинностью жизни. И культурные ценности Лувра и Уффици, Эрмитажа, Сикстинской капеллы занимали их ум меньше, чем технологии современных новинок прогресса этих стран, приютивших шедевры. И шедевры им были знакомы, не как нам только по репродукциям или копиям – в оригиналах.

Если нас в их еще юном возрасте беспокоили судьбы Базаровых и Рахметовых нашего времени, а самые злободневные темы разговоров вертелись, как юла, вокруг да около покорения космических высот и внедрения в нашу жизнь компьютеров, то этих детей волновало уже совершенно другое, потому что им было просто невозможно представить себе, что человечество не всегда путешествовало за облака и вообще могла быть раньше эра бескомпьютерной жизни людей.

Собравшись в своеобразный кружок, мои юные знакомые, прикрывая глаза, наслаждались каким-то звучанием, исходившим из странных разноцветных пластмассовых коробочек, которые я видела первый раз в жизни.

– Это так называемая «Машина Будды», – с трудом пыталась мне пояснить Агнесса, еле ворочая языком, находящаяся буквально в своеобразном трансе от мелодий, льющихся из этих игрушек, моделирующих буддийские молитвы.

Наконец-то я воочию увидела этот альтернативный плеер сегодняшнего дня, ажиотаж вокруг которого поднялся выше самой Поднебесной, где идея его пришла в голову дуэту музыкантов Кристиану Виранту и Чжану Цзяну, способных, как считают поклонники их, Вас заставить прислушаться даже к абсолютнейшей тишине. Ну а созданная ими эта «Машина…» успокоит любого, превращая порывистый ветер в слабый бриз.

Но, даже слушая все девять закольцованных треков этой новинки, мои новые знакомые тут же принялись рассуждать о детях Китая, которые с подобным медитирующим устройством встречаются уже с раннего возраста.

Речь пошла о новом китайском луноходе и об их ровесниках, мечтающих через 20 лет поселиться на Луне, ведь об этом уже во всеуслышание заявило китайское правительство, обязав преподавать астрологию и проводить специальные тренажерные тренинги с детьми даже в школах.

Постепенно с рассуждений о жизни на Луне дети перешли на новую игрушку, помогающую вырастить сегодня инопланетянина в пробирке. Оказалось, что это пустяк. Надо только лишь купить «Test Tube Alilns» – небольшой прозрачный цилиндр высотой приблизительно 15 см, в котором есть кокон и белое яйцо. Как только цилиндр наполнится водой, жидкость начнет пузыриться и из растаявшего кокона вылупится тот неведомый Вам пришелец, из-за которого Вы и затеяли всю эту процедуру. О наличии в нем «жизни» будет сигналить специальный светодиод. Вымыв цилиндр, Вы можете даже покормить Вашего пришельца «слугом» – специальным порошком, находящимся в комплекте с игрушкой.

Все это с упоением рассказывал мне мальчишка из Канады по имени Алекс, удивляясь, что я об этом еще ничего не знаю. Другие дети тоже с удивлением смотрели на меня, как будто бы я только что сама вылупилась, как инопланетянин, из кокона в пробирке.

Меня заинтересовало также то, что жизнь этого пришельца и продолжительность ее зависят лишь от степени вашей заботы о нем. Причем доволен он этой заботой или нет, сигнализирует Ваш «инопланетянин» сам.

Красный цвет, на всех языках пытались объяснить мне хором дети, по мере возможности указывая на этот цвет на своей одежде, означает, что все о’кей, зато оранжевый – что он голодный. Чтобы пришелец не утонул, его надо спасать, как только загорится зеленый цвет. Но и это еще не все. «Инопланетянин» должен жить в режиме дня и ночи. И если более 12 часов в сутки он окажется в темноте, у него может «остановиться сердце», а если больше 12 часов будет свет, то «частота пульса» его настолько ускорится, что он просто не выдержит ее.

– Кто не выдержит? – почти начала понимать уже я причину панического состояния хозяйки квартиры после трехдневного общения со своими заграничными внуками и их друзьями.

– Как кто? Этот пришелец. – Агнесса смотрела на меня в полном недоумении. – И вообще, – добавила моя 12-летняя современница, – если Вам не понятны даже такие простые вещи, как же мне объяснить, что о Вашей заботе об этом пришельце знает все Интернет?

– Интернет у вас тоже пришелец, – не скрывала иронии я, неожиданно тут же поняв, что ирония здесь неуместна.

– На сайте производителя этой игрушки, – попыталась все-таки втолковать мне моя малолетняя собеседница, – все известно, как Вы обращаетесь с ней. Он специально так сделан. И вообще, – девочка многозначительно посмотрела на меня, – еще надо Вам знать то, что эти пришельцы ничего не прощают, как люди.

Кажется, я уже начала понимать, на что мне намекала Агнесса.

– У пришельцев в инструкции даже написано: «Ваш инопланетянин ничего не забудет», – наконец перестала меня образовывать Агнесса.

Но я была уже настолько шокирована ее рассказом, что не рискнула ей больше задавать еще какие-то уточняющие вопросы, боясь, что на мне загорится тот самый зеленый цвет, оповещающий, что я в этих вопросах «тону».

– Но если Вы будете хорошо ухаживать за своим «инопланетянином», – почему-то решила сжалиться надо мной девочка, – он уже через две недели может вырасти в длину и в ширину в восемь раз.

– В восемь раз? Да, но если я действительно слишком хорошо буду заботиться о нем и он будет жить да жить, что тогда: мне придется уступить ему свою квартиру? – Нет, нет, не иронизировала я, а уже почти так начинала думать, погружаясь в новую реальность, мне навязанную девочкой, которая давно уже в ней проживала.

– Но в инструкции об этом не написано, – холодно ответила Агнесса, с недоумением пожимая плечами, продолжая, наверное, удивляться не только моей неосведомленности, но и странности логики.

– Лорд, Лорд, – неожиданно донеслось до меня, и я услышала лай щенка. Самый младший представитель этой своеобразной диаспоры современных детей, восьмилетний Стасик, с восторгом давал команды собаке… собаке, которой в комнате не было, во всяком случае, я не видела ее здесь, обводя взглядом всех и каждого, в то же время по новым «приказам» мальчика понимая, что Лорд, как он называл кого-то, выполнял все команды его просто с блеском.

Уже больше не сомневаясь, что дети таким образом лишь разыгрывают меня, устав от моих назойливых дилетантских вопросов, я решила найти любой повод, чтобы, пусть даже и несолоно хлебавши, уйти от них, хотя мне и безумно хотелось остаться… Но и стать лишь посмешищем в глазах моих маленьких, но удаленьких современников не казалось мне также столь уж прекрасной перспективой.

– Лорд проснулся? – деловито спросила Агнесса у младшего брата.

– Ты же слышишь, что да. Сейчас брошу ему летающую тарелку…

Понимая, что больше терпеть нельзя и что шоу достигло расцвета, я решительно встала со стула и уже было начала прощаться с детьми… Но в этот момент мой взгляд невольно упал на брата Агнессы, потому что все это суперсовременное детское общество смотрело тоже только в его сторону, давая ему какие-то «собачьи» советы.

Ну надо же, как разыгрывают меня…

Но… на экране компьютера, находящегося в руках ребенка, действительно резвился какой-то веселый щенок. Или мне уже начало просто казаться. Побывав в таком обществе, это возможно. Но моя голова вдруг сама по себе повернулась в сторону веселящегося на экране щенка.

Щенок был… был… живой! И мне это совсем не мерещилось… Это был в самом деле живой щенок, живущий в компьютере, что-то вроде продолжения саги об инопланетянах, про которых только что прожужжала мне все уши Агнесса.

Мне казалось, что эти невинные шалуны, обладая навыками гипноза, просто гипнотизировали меня, переместив в иллюзорный мир. Теперь я понимала все те эмоции, которые бурлили в бабушке этих детей при встрече с любимыми внуками, ведь она уже общается с ними несколько дней. А вот я не смогла выдержать и часа.

Но, опять чувствуя, что пора уходить, я вновь это не осуществила на деле, потому что… потому что… этот странный нереально-реальный щенок неожиданно перевернулся… на спинку… и подставил животик свой для поглаживания. А мальчишка прикоснулся к экрану лишь палочкой – стилусом… И мне вдруг показалось, что щенок замирает от нежности!.. Я уже понимала, что Лорд не живой, но глаза, но глаза у него совершенно живые! Очевидное – невероятное! Карнавал в голове! Кто здесь шут и кто шутит? Кто шутит над кем? Зазеркалье Кэрролла – ничто по сравнению со мной увиденным.

Я впервые увидела то, о чем много читала, уже зная, что боты (сокр.  от «роботы») способны заменить нам домашних животных, хотя они, увы, виртуальные. Виртуальные, да, но ведут себя с нами… «осмысленно».

Как я позже узнала, Лорд был лишь представителем новой игры, разработанной широко известной компанией Nintendo, и в Японии эти игрушки сейчас популярнее, чем в свое время были тамагочи.

Так что дети сегодня способны любить виртуальных щенков виртуальной любовью. И для них это норма. И буря эмоций, если вдруг их щенок пропадет, им не свойственна. Потеряешь игрушку – тут же купишь другую. И она будет так же общаться с тобою, как и первая… У нее тот же лай, даже те же повадки… Хотя если щенок прожил у тебя не одно лишь мгновение, то уже обучился большему, чем лишь только что купленный. Значит, он в самом деле… живой, нереально живущий где-то там за экраном, в Зазеркалье экрана консоли… А вокруг лишь трехмерная жизнь… Виртуальная жизнь, которую путаешь ты теперь с настоящей… Виртуальный щенок, виртуальная косточка, виртуальная радость общения с ним. Виртуальное чувство любви и заботы…

Где границы зеркального и зазеркального? Как вообще это все сочетается в жизни наших детей, подвергающихся этому неминуемому в наше время творческому эксперименту прогресса?

– Лорд, поешь. – Стал кормить щенка мальчик, подзывая поближе к себе. – Хочешь пить? – В ответ звонко «гав, гав…».

И, не веря, что слышу реально звонкий лай этой странной собаки, я осматривать принялась вновь комнату, где была, чтобы все же найти в ней живого щенка, настоящего, не виртуального, того самого, кто сейчас лает. Нет, свою психологию я не могла пока как-то еще перестроить.

– Лорд, сидеть, – приказал щенку мальчик. И щенок, не допив еще воду, стал покорно садиться… А я замерла у экрана консоли, смотря на щенка завороженным взглядом. Дети же говорили уже о другом. И совсем не о том, о чем мы говорили в их годы.

Мне казалось – они корабельщики, ведающие царю Салтану про заморские чудеса. И хотя венцом всех чудес раньше была легендарная Царевна-лебедь, для сегодняшних «корабельщиков» и она – это лишь атавизм, лишенный фантазии, несмотря на то что у нее «во лбу звезда горит». И ее чудеса для сегодня – рутинность. Ну подумаешь, белка орешки грызет, пускай и золотые, чтобы вынуть из них изумруд… или… тридцать три богатыря, вышедшие из моря «на берег пустой». Пускай даже «красавцы» они «удалые» и пускай «великаны» они «молодые»… И пускай все равны они «как на подбор»…

На сегодня все это уже несущественно. Современный ребенок воспитан на других чудесах. Современные дети сегодня могут даже увидеть трехмерную живую клетку со всеми процессами, происходящими в ней. Они могут узнать информацию одновременно о двадцати двух тысячах генов, побродить среди самых гигантских белковых молекул, трогая их руками. Надо только попасть им в особую комнату «Сб», находящуюся в «центре приложений виртуальной реальности» в университете Айовы. Лишь наденешь очки, данные там тебе, и окажешься сразу в «самой реалистичной виртуальной среде на планете»…

А нам хочется, чтобы они прочитали о белках и о богатырях, пускай даже и у гениального Пушкина. Но… им это уже не понять, как и нам виртуальный их мир.

– Слушай, Алекс, ты пробовал хоть раз играть на воздушной гитаре? – услыхала я голос Агнессы, отрываясь от дум.

– Да, попробовал. Было прикольно, хотя я инструмента не видел.

– Ну а что ты играл?

– Что взбрело тогда в голову.

– Но ты сам же мне уже не раз говорил, что медведь наступил тебе в детстве на ухо.

– И сейчас говорю. Ну и что здесь такого? И зачем для воздушной гитары вообще нужен слух, когда на ней нельзя сыграть что-то неправильно. Надо только надеть лишь перчатки. А они на экране оранжевее апельсина. Зато, если играешь на ней, чувствуешь себя как рок-звезда…

Мне опять показалось, что дети решили разыграть меня вновь, проверяя так мой интеллект. Как возможно играть на воздушной гитаре, не имея совсем музыкального слуха, надевая при этом зачем-то перчатки, и не простые, под цвет апельсина? Но… вот именно эти перчатки вдруг заставили вспомнить меня о прочитанном в прессе про эту гитару, выдуманную совсем недавно в Финляндии. Но я лишь прочитала о ней. А они ее уже использовали. Мне, читая про это, было лишь любопытно, нереально и сказочно. Для них это же просто была повседневность, убегающая постоянно вперед, за которой они легко гнались, догоняя, едва она только миновала свою черту старта.

Неужели на свете теперь появились две совсем не похожие, совершенно различные популяции современных людей. МЫ – ОНИ.

МЫ – их бабушки, дедушки, мамы и папы, со своей психологией из вчерашнего дня. А ОНИ – современные дети прогресса, так зашкаливающего от своей высоты. Ну и если у нас высота вызывает лишь «полеты» головокружения, то их чаще всего окрыляет, несмотря на то, что окрыленность – импринтинг их с момента рождения.

* * *

– А мне папа недавно, – стал рассказывать Алекс, – подарил необычную книгу.

– Какую? – оживились все вновь.

– Да «Черную магию».

– Про Гарри Поттера, – разочаровалась мгновенно Агнесса.

– Тебе только лишь Гарри! Сплошные мальчишки у тебя в голове, хотя ты всего-навсего лишь малолетка.

– И ты тоже не старец!

– Но меня пока еще не волнуют девчонки.

– Да, сегодня еще не волнуют, а завтра… – И подруга Агнессы, Николь из Британии, кинула дерзкий взгляд на подростка. И, совсем не смущаясь меня, дети начали вдруг дискуссировать о премудростях… секса, говоря про такое, что мы все узнавали только лишь после свадьбы.

– Нет, а я не хочу быть беременной вовсе, – подвела итог всем разговорам Николь. – Перепробую раньше все вина, шампанское, бренди… а потом, может быть, и задумаюсь о ребенке.

– Но при чем тут вино и шампанское? – переспрашивать стал Алексей.

– Да притом. – И Николь тут же стала рассказывать всем о том, что она испытала, когда вдруг подошла ее очередь в классе взять к себе домой нянчить младенца.

– Какого младенца? – испугалась Агнесса.

– Не совсем настоящего, робота, хотя он совершенно живой…

– Как живой. – Дети вслед за Агнессой затаили дыхание. Не скрываю, я тоже замерла в ожидании чуда ее повествования о каком-то младенце.

– Я ж сказала – он робот, но кричит, как живой, настоящий ребенок. Плачет так, что трясется, и всем недоволен. Надо взять его на руки, чтобы он успокоился.

– Ну а если он робот, его можно же выключить. Зачем надо возиться?

– Не выключишь. Он расскажет про это учителю в классе, что я плохо с ним в доме своем обращалась. И к тому же его очень жаль. Он несчастный. Ему все не так, только лишь из-за того, что в нем много дефектов – у него есть дефекты лица и груди.

– Его в школе у вас уронили?

– Нет, он просто «родился» таким.

– Почему? – Да, Агнессу и вправду все так волновало, будто бы этот робот родился живым.

– Его мама была наркоманкой и пила алкоголь, и поэтому он стал таким. А была бы нормальной, он бы так не страдал…

Мне опять захотелось пощупать свой лоб. Как у робота может мама быть наркоманкой? Кто здесь сходит с ума – они или же я? «Он бы так не страдал», – почему-то вертелось в моей голове.

– Да и мама бы тоже. – Я прислушалась снова к рассказу Николь. – Ведь младенец кричит по ночам, не давая всем спать. Нет, нет, нет, я вообще не желаю даже знать про наркотики и алкоголь. Может быть, лишь попробую чуть-чуть вина… и шампанского. Я хочу, чтобы дети мои были здоровыми.

Теперь только лишь я спохватилась, о чем речь, что я знала про этого робота раньше, но считала все это пока только вымыслом. Оказалось, не вымысел – правда. Значит, в Англии и в самом деле уже стали решать часть проблем, возникавших у трудных подростков с наркоманией, алкоголизмом… таким способом. Здорово! Если это задумано как профилактика таких страшных зависимостей человека.

И опять промелькнуло в моей голове – я лишь только читаю, они это пробуют. Так что трудно понять, кто сегодня из нас (МЫ – ОНИ) живет все-таки виртуально и кто реально?

А потом Алексей всем нам начал рассказывать, как решил искупаться, когда был в гостях у приятеля в Штатах, под струйками модного там электронного душа, который светился, меняя цвета. Но он выбрал конечно же свой любимый – зеленый. Вообще, в доме приятеля все фантастично. Ну хотя б странный стол в кабинете отца. Вся поверхность его из стекла молочного цвета, и зовут его «Голубой глаз». А ведь стол тот действительно «видит». В этом он убедился и сам, постоянно играя с ним. Он то клал на него свой мобильник, то плеер… или что подвернется под руку… А затем нажимал лишь на кнопку и… изображения всех этих предметов моментально оказывались на столе, будто образы были реальными. И он к ним прикасался руками, делая что хотел: вплоть до трюков, а не только лишь перемещая, до сих пор не поняв, где была все же грань между этим реальным предметом и полученным образом изображения.

– Ты до этого что, не встречался с системами «расширенной реальности»? – не смог скрыть удивления Алекс.

– Вот об этом-то я не подумал. Зато, знаешь, у нас… – И опять мне казалось, что это мерещится, ведь они говорили такое… никак не похожее на знакомое с детства «А у нас в квартире газ…». Да, действительно, Мы и Они.

Даже младший братишка Агнессы говорил с ними о нанотехнике, чипах, роботах и о… клонировании и не верил, что раньше не знали люди о виртуальной реальности. Восьмилетний мальчишка мечтал, что займется биоинженерией. Ну а мы в этом возрасте вряд ли могли себе даже представить, что такое вообще может быть не в фантастике.

Стас просил, чтоб Агнесса ему привезла из Швейцарии летом уже динозавра, автономного робота, совсем живого, и не просто живого, а с эмоциями. И Агнесса нам всем рассказала, что такой динозавр действительно создан и является первой «спроектированной формой жизни». Ему только неделя от роду, хотя он «рожден» в юрском периоде, и зовут его Pleo. Правда, кто его создал, не помнит.

Алекс тут же достал из кармана компьютер и вошел в Интернет.

– Его создала фирма UGOBF, – уточнил он буквально мгновенно. А потом прочитал расшифровку. По-английски название это звучит приблизительно так: «You! Go and be!», а по-русски: «Эй, ты! Вперед и с песней!» Дети начали тут же смеяться и смеялись так точно, как мы.

– Ты всегда с собой носишь компьютер? – уточнила у Алекса я.

– Ну а как же теперь без него? Я общаюсь так с учителями, сдаю с ним все зачеты, экзамены… Могу даже не быть на занятиях, но все знаю, что было на них.

Я представила, как он общается с педагогами через компьютер, как сдает, сидя дома, экзамен. О таком не мечтал и Жюль Верн!

– Ну подумаешь, он общается так с педагогами. А я с мамой в любой момент, как захочу, могу выпить чай или какао, когда мама находится дома, а я в школе, – вмешалась Николь.

– У Вас «чашки влюбленных»? – уточнила Агнесса.

– Да, конечно, как ты догадалась?

– Потому что сама пользуюсь уже ими, когда очень скучаю по лучшей подружке.

– Натали, что ли?

– Да, Натали.

Я узнала, что «чашки влюбленных» (Lovers Caps) светятся, когда их обладатели делают вдруг синхронно глоток, находясь на большом расстоянии. Причем вход в Интернет их беспроводный, а при синхронном глотке их свечение как поцелуй.

Никогда еще я не казалась себе столь наивной в познаниях, необразованной, как в мгновения, когда была здесь с детьми, рассуждающими совершенно реально о совсем нереальном еще для меня.

– А во что Вы любили играть в нашем возрасте? – обратилась ко мне почему-то Агнесса.

– В шашки, шахматы… – стала перечислять я какие-то игры, чтоб она поняла то, что и у меня интеллект все же есть, пускай даже в зачатке. – А моей дочери нравился кубик Рубика…

– Кубик Рубика, – тут же оживилась Николь и достала светящийся кубик, что-то начавший ей говорить.

– Он действительно что-то сказал или мне показалось? – Я смотрела на девочку, видимо, так, что она, словно маленькой, мне разъяснила, о чем кубик сейчас говорил. Оказалось, что этот ее кубик Рубика набит весь микрочипами и выставляет уже сам очки за скорость сборки себя. Причем в нем сейчас целых шесть игр, а количество уровней не сосчитать…

Я решила, что надо прощаться, еще только лишь пара рассказов детей, и я просто уже начну чувствовать, как ползет моя самооценка с чердака в самый низкий подвал.

* * *

– Так какую же книгу тебе подарил, Алекс, папа? – спохватилась внезапно Агнесса. – Что за «Черная магия»?

– Ты о ней должна знать, это книга о «Кубке Америки», выпущенная в Новой Зеландии, потому что команда этой страны в год Миллениума смогла завоевать этот кубок на паруснике Black Magic и удерживать эту победу три года.

– К сожалению, пока не знала. Ну а что в этой книге магического?

– Как посмотришь ты через дисплей на страницы, а дисплей что-то вроде бинокля, из страниц выплывает модель парусника с виртуальными парусами, а с других страниц модель всей этой регаты. Ты читаешь реальную книгу, ощущая ее виртуально…

* * *

– Ну, и как их беседа? – Хозяйка квартиры, не скрывая волнения, ожидала ответ. – Я забыла Вас предупредить, чтобы Вы подсказали, что, если не хочется им сегодня читать Пушкина или Гоголя, пусть читают хотя бы «Алые паруса» – для их возраста Грин может быть интересен.

– Алые паруса для них слишком реальны, ведь они из реальной материи… А их больше волнуют сегодня, как я поняла, виртуальные, а не реальные… паруса, выплывающие к ним прямо из книги.

– Как из книги вообще могут выплыть паруса, что-то я не пойму? – В глазах женщины застыл испуг. – Они Вас заразили своими идеями, я же Вам говорила, что жизнь их в бреду. Что случилось с моими любимыми внуками? Я всегда была против всех заграниц.

– Заграницы-то здесь ни при чем. Просто наши феерии для них рутинны. Их волнуют теперь паруса, мчащиеся не к берегу, а к горизонту, ну а если вернее, за горизонт нашего понимания жизни.

Мы создали их, но ОНИ – это не МЫ, хотя созданы были по образу нашему и подобию, точно так же как люди по образу и подобию Бога. Но люди оказались бесцветной копией с джентльменским набором изъянов. А ОНИ превзошли даже оригинал. И теперь невозможно понять, что первично здесь и что вторично.

И хотя ОНИ еще стоят в настоящем, интеллект их уже давно в будущем. Но МЫ… Мы… продолжаем оценивать его еще с позиции нашего времени, несмотря на то что это все «статистически недостоверно».

И пусть даже сегодня не все современные дети могут жить как Николи, Алексы и Агнессы, завтра быстро сотрутся различия, чтоб настало потом послезавтра.

А пока… английские нейрофизиологи разработали технологию чтения мыслей, помогающую узнать планы человека на будущее. И возможно, что эти планы на будущее современных детей и будут способствовать нашему взаимопониманию с ними благодаря основным классическим человеческим качествам, приправленным эмоциями и чувствами, наиболее современно описанными еще в Библии и в эпоху Античности за множество лет до нашей эры, не претерпевших существенных изменений за века, несмотря на самые глобальные катаклизмы. И вряд ли даже в самых сказочно-виртуальных условиях прогресса переведутся Каины и Авели, Лоты и Нои, Нарциссы и нимфы Эхо, Дедалы и Икары, а главное – постоянно страдающие за свое желание помочь людям Прометеи.

Но даже жертвенные Прометеи сегодня способны быть геймерами или гаджетоманами, «болеть» телеманией или же плеерозависимостью и начинать свой жизненный путь «из пробирки»…

Среди них возможно встретить сластен и мистеров Бинов… Они могут быть леворукими, обидчивыми или демонстративными…

Все это лишь только бросающаяся нам прежде всего в глаза блестящая сторона их медалей, но есть ведь еще и оборотная, которая более матова и часто бывает существеннее, чем все то, что очень блестит, притягивая мишурой своего блеска наше внимание.

И видимо, все Прометеи оттуда.

Дети многозадачности

Современные дети – это, прежде всего, дети многозадачности, потому что сегодня даже хай-тек-игрушка для маленьких, не говоря уже о всевозможных гаджетах для больших, многофункциональна, и этими функциями можно пользоваться одновременно. Когда-то нам рассказывали легенды о Юлии Цезаре, который мог делать несколько дел одновременно. А вот нам, мол, простым смертным, это недоступно.

Однако куда сегодня Юлию Цезарю до современного ребенка, в сравнении с которым его несколько дел одновременно нам кажутся просто детским лепетом.

Журнал «Time» даже назвал современных детей поколением «М», где «М» – всего лишь навсего многозадачность.

Современный ребенок, слушая музыку, переходит дорогу и пишет при этом SMS-сообщения, разъясняя прохожим, как добраться до нужного места.

Ученые описали даже феномен «подростковой многозадачности», подразумевая под этим способность одновременно делать несколько дел сразу. Например, слушать радио, смотреть телевизор и при этом сидеть за компьютером, где загружен давно уже чат, да еще успевая выполнять кое-как массу всех домашних заданий или же говорить по мобильному телефону.

Мы привыкли уже, что ребенок в одно ухо вставляет наушник от плеера, чтобы слушать другим, что творится вокруг, и участвовать с нами в дискуссиях.

Мы привыкли уже, что мы с ним разговариваем, а он пишет SMS-сообщения и при этом еще обижается, если мы делаем замечания, потому что ему очень трудно понять, почему все нас так раздражает, ведь для многих детей это норма.

Современный ритм жизни требует этого. Времени – дефицит. Как объять необъятное в постоянном цейтноте? Ну конечно же делая множество дел в одно время и сразу – чем плохой выход.

Может быть, неплохой, если бы человек в самом деле бы был приспособлен для подобных задач, ведь ему очень трудно разрываться все время между множеством их.

Если он разрывается – это стресс, рубящий, как под корень, одним махом деревья, его трудоспособность и даже иногда интеллект.

Человеку сегодня подвластна пока не любая многозадачность, и особенно связанная с ментальной активностью, переключать которую с решения одной задачи на другую в одно и то же время для мозга пока просто невозможно.

Ребенок, делая «сто дел» одновременно, не концентрирует как следует внимание, необходимое для плодотворной деятельности. Поэтому вряд ли он сможет тщательно и верно выполнить необходимое задание. Скорее всего, будет множество ошибок, особенно когда готовится к урокам дома.

Эту небрежность в любой деятельности из-за феномена многозадачности возможно объяснить тем, что внимание ребенка отключено на многие помехи. Хотя помехи – это то, что делает ребенок.

Когда он сразу делает три дела – решает математику, шлет SMS-послания и слушает, что говорите Вы, помехами для математики являетесь Вы и послания, для Вас – послания и математика, а для посланий – математика и Вы. Поэтому, скорее всего, Ваш ребенок неправильно решит задачу, или отправит не по адресу послание, или прослушает Ваш разговор. Во всяком случае, во всем о’кей навряд ли будет.

Когда почти сто лет назад на свете появился телеграф, ученые заметили, что если Вы во время набора текста что-то решите сообщить телеграфистке, то она может ошибиться, делая работу, так как ее внимание должно было переключаться между разными каналами.

Так «родилась» даже особая наука, изучающая влияние помех на деятельность человека. И сегодня, когда речь заходит о многозадачности, необходимой, например, при работе с компьютером, то можно услышать о «помехозависимости» стиля работы.

Безусловно, любому подростку этот стиль придает особое чувство своей значимости и даже в какой-то степени способен повышать его самооценку.

Но, по мнению ряда зарубежных психологов, подростковая многозадачность скорее напоминает собой иллюзию, чем истинную многозадачность. Да, действительно, дети с присущей им импульсивностью, не раздумывая, хватаются сразу за несколько дел, забывая о качестве выполнения их. И количество чаще всего в этих случаях не переходит в качество.

Изучая проблему многозадачности при помощи магнитно-резонансного сканирования мозга, ученые пришли к выводу, что особенности переключения внимания тесно связаны с так называемой десятой областью Бродманна, расположенной в передней части префронтального кортекса. К сожалению, префронтальный кортекс относится к тем участкам мозга, которые формируются позже других и перестают функционировать, разрушаясь, раньше других в процессе старения человека. Поэтому неудивительно, что дошкольники, так же как старые люди, не справляются с многозадачностью.

Зато школьники, и особенно старшеклассники, считают ее своим достоинством, демонстрируя по поводу и без повода, чтобы пустить Вам пыль в глаза.

Подросток, одним ухом слушающий плеер, а другим – разговор по мобильному телефону, не отводящий взгляда от экрана монитора, может стать символом ребенка современности, как когда-то знаменитая скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», получившая Гран-при на Всемирной выставке в Париже в 1937 году, стала символом эпохи социализма того времени.

Иногда, пытаясь как-то достучаться до души таких подростков, кажется, что все эти хай-тековские их аксессуары лишь замена рыцарских доспехов.

В то же время дети, для которых современная многозадачность выполнима, популярнее других в кругу ровесников.

Кроме этого, к тому же оказалось, что их мозг в связи с тем, что сегодня видео и фотографии все больше вытесняет текст, может с блеском обработать эту информацию. И вообще, сегодняшние дети ее с блеском могут и найти, и не только эту, а любую, лишь бы только указать им тему.

Оказалось, что благодаря области Бродманна планируются долговременные цели и запоминаются незаконченные по каким-то причинам задания, которые после устранения помех можно довести до конца. К тому же эта область мозга помогает нам разделять задания на мелкие части, расширяя путь к многозадачности. Ведь с фрагментом справиться гораздо проще, чем сразу с большим целым. А так фрагмент, еще фрагмент, еще – и вот уже мозаика готова.

Вообще о влиянии многозадачности на современного человека самые актуальные исследования были проведены среди работников офисов, пользующихся персональными компьютерами, возможности которых стали настолько безграничными, что им подвластны уже сотни задач.

По данным калифорнийского профессора Глории Марк, работник в офисе в среднем концентрирует свое внимание на выполнении какой-то одной задачи лишь только 11 минут, которые тоже делятся на фрагменты – от чтения веб-страниц до правки электронных писем. Не успев кончить одно задание, ему приходится отвлекаться на другое. Чтобы возвратиться к недоконченному заданию, в среднем требуется 25 минут. А потом вновь отвлекающие факторы – и так целый рабочий день, переполненный стрессогенными факторами многозадачной работы.

Переключение внимания между задачами поглощает огромное количество времени, которое эффективно можно было бы использовать при решении какой-то одной важной задачи. Так что многозадачность – это только иллюзия экономии времени. Это не экономия, а потеря его.

Однако попробуйте объяснить это своим детям, контроль над которыми Вы практически утратили. Контроль – это нечто реальное. Да, ребенок реален, находясь с Вами рядом. Он-то рядом, но мысли его в виртуальном пространстве. Разве можно узнать, с кем общается он? Те ли люди, за которых они сами себя выдают? Сколько взрослых себя выставляют детьми… Сколько Ваших детей флиртует, как взрослые.

Мне похвасталась как-то одна третьеклассница, но уже ас во множестве функций компьютера, что она завела переписку с мужчиной, ищущим молодую невесту, выдавая себя за семнадцатилетнюю, хотя ей только десять.

– Это здорово, это прикольно, – говорила мне юная леди. – Он считает меня совсем взрослой. Объясняется уже в любви. Я назначила ему свидание возле театра. Мы рядом живем. И сумела его рассмотреть. Ничего, только взрослый совсем. Он стоял целый час перед входом. Я ходила туда и сюда. Но он ждал не меня, а другую. Как все здорово было, – радовалась она совершенно по-детски, соответственно возрасту.

– А что мама сказала?

– Да мама не знает. Только Вы не рассказывайте это ей. Она думает, что когда я сижу за компьютером, то готовлюсь к занятиям. Так зачем же ей про это знать?

Но, утрачивая контроль над мыслями и увлечениями ребенка, чтобы не отрывать его от множества дел, Вы «утрачиваете» и привязанность Ваших детей к Вам, хотя этот «контроль» должен быть не в прямом смысле этого слова контролем, а именно особой привязанностью между Вами и Вашим ребенком.

Современные родители все чаще и чаще стали жаловаться на холодность и отчужденность ребенка. Он не ждет их прихода с работы, а если и ждет, то только лишь для того, чтобы удовлетворить свои скрытые потребности, зависящие от мамы или папы, призывая их к выполнению обещаний.

Современный ребенок не бежит к Вам навстречу, слыша, что Вы уже вошли в дом. Ему некогда, он, как всегда, очень занят. И чем старше ребенок, тем это заметнее.

Современный ребенок не будет докучать Вам вопросами о самочувствии, если Вы заболели. Его вряд ли волнуют Ваши успехи и вообще Ваша жизнь в той сфере, где обходитесь Вы без него. Ему трудно на это отвлечься от своих бесконечных занятий.

К сожалению, хай-тек-устройства прогресса охладили семейный очаг, превратив нашу жизнь в бесконечный цейтнот, ведь живем мы сегодня все с Вами в режиме нарастающей многозадачности. Наши дети берут с нас пример. Ну хотя б наблюдая за мамами, для которых подобный режим стал давно уже нормой.

По данным исследований британской корпорации Intel, современный ритм жизни нам буквально диктует сегодня эту многозадачность. Дефицит времени порождает ее. Королевы сегодняшней многозадачности – это женщины. Женщины лучше мужчин могут справиться одновременно с решением сразу пары задач. И решают. Материнство, наверное, сделало их более склонными к многозадачности. Во всяком случае, по данным этих исследований, «многозадачному» образу жизни были подвержены 49 % обследуемых женщин и только 39 % мужчин. В то же время 88 % респондентов считали, что постоянно нарастающий дефицит времени «требует» от людей этой многозадачности. Так что современному ребенку без нее просто не обойтись. Но и многозадачность может быть совершенно различной. Да и дефицит времени тоже относителен. Времени для чего? Для потех, развлечений, посещения дискотек или же для серьезных решений?

По данным доклада американского общественного фонда Kaisor Family Foundation «Поколение М: медиа в жизни 8–18-летних», американские школьники ежедневно находятся под влиянием всевозможных медиа-средств около восьми с половиной часов. Это больше, чем продолжительность рабочего дня у многих из их родителей. И главное изменение в воздействии медиа-средств на ребенка в последнее время это то, что он стал подверженным одновременно сразу нескольким медиа и пытается приспособиться жить из-за этого в режиме многозадачности, даже уже в том возрасте, когда просто еще до такого режима полностью не созрел. Эта тема обсуждалась даже в британской палате лордов, куда были приглашены и ведущие английские ученые.

По мнению нейробиолога Сьюзан Гринфилд, из-за «многозадачности» дети начинают утрачивать такую важную способность, как концентрация внимания, и особенно тогда, когда речь идет об изучении какого-то школьного предмета.

Получается, что, делая больше за меньший промежуток времени, Ваш ребенок, тем не менее, уже не стремится преуспеть в этой важной для его возраста деятельности – учебе. И когда этот феномен налицо, дети хуже излагают свои мысли, постоянно отвлекаются по мелочам и не могут привести логические доводы в свою пользу. И это дети, у которых при всем дефиците времени нет дефицита информации. Но, умея добывать ее, им некогда «добытое» анализировать, потому что надо еще успеть послать одновременно кому-то свое SMS-сообщение и выслушать, что друг им сообщит по сотовому телефону. Причем эта обстановка может быть не только дома, но и в классе, где во время объяснения учителя писать SMS-сообщения или смотреть на монитор карманного компьютера уже стало на сегодня почти нормой, как и дети, разбирающиеся в сложнейших технологиях и в то же время ошибающиеся в решениях элементарнейших задач, страдая от перевозбуждения нервной системы.

По мнению Сьюзан Гринфилд, сегодняшние дети легко и быстро оперируют большим количеством пиктограмм, этими своеобразными «иконками», общаясь друг с другом благодаря современным компьютерам и мобильным телефонам, с одной стороны упрощая, а с другой – усложняя для непосвященных язык современной коммуникации людей. И если непопулярное среди детей нынче чтение позволяло создавать «персонализированную» среду, то вырванные из контекста «картинки» с какими-то умопомрачительными междометиями вообще ничего не создают. Однако в режиме многозадачности внимания у ребенка хватает только на это.

А после того, как уже повзрослеет, чем может потом это все обернуться?

Смотря чем займется в дальнейшем. Ведь если придется ему вновь сидеть почти постоянно весь день за компьютером, работая на пределе, в режиме многозадачности, скорее всего, у него разовьется синдром, выявленный у менеджеров специалистом в этой области, Эдвардом Гэловелом. Синдром этот лишь разновидность синдрома дефицита внимания (СДВ, или ADD по-английски), наблюдаемого в избытке сейчас у детей.

В довлеющей прессингом многозадачности, в условиях постоянного стресса мозг менеджеров, «защищаясь», пытается «имитировать» этот синдром, названный Э. Гэловелом синдромом приобретенного дефицита внимания.

По мнению ученого, «в отличие от настоящего синдрома, основанного на анатомических особенностях, приобретенный ADD объясняется гиперинтенсивным окружением, в котором приходится работать большинству менеджеров. В ситуации, когда мозгу приходится обрабатывать слишком большой объем данных, его способность решать проблемы ухудшается, а количество ошибок стремительно возрастает. В работе анатомически здорового мозга появляются симптомы, характерные для ADD».

Причем, как считает исследователь, всему виной страх человека, препятствующий нормальной работе головного мозга, страх, связанный со слишком большим объемом информации для «оперативной памяти» мозга, глубинные отделы которого воспринимают ситуацию как «ситуацию выживания», посылая передним отделам «сигналы паники и страха». Безусловно, человек в подобной ситуации может вести себя неадекватно и непредсказуемо.

В то же время никакие синдромы «приобретенного дефицита внимания» не в состоянии изменить особенности многозадачности современного материнства, справляющегося с этой супер– и супермногозадачностью виртуознее фокусника.

«Приходится бежать очень быстро, чтобы оставаться на месте», – сказал когда-то Льюис Кэрролл.

И наше время нас постоянно заставляет ускорять этот бег, превращаясь в своеобразного Пигмалиона, создающего для себя собственных неподражаемых Галатей.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, вынужденным жить в режиме многозадачности

  • Не перегружать всевозможными просьбами и поручениями, создавая искусственный дефицит времени.
  • Учить концентрироваться на выполнении одного задания.
  • Объяснять, что благодаря концентрации внимания на каждом из заданий ребенок сможет гораздо быстрее и лучше выполнить все необходимое, делая их по очереди, чем выполняя одновременно.
  • Не превращать телевизоры и компьютеры в нянь или в эрзац-пап и мам.
  • Проводить как можно больше свободного времени с ребенком.
  • Сделать все от Вас зависящее, чтобы не гас для ребенка домашний очаг.
  • Учить состраданию и эмпатии.
  • Знать все проблемы, волнующие Ваших детей, и помогать искать выходы из них.
  • Знакомить своих детей со всевозможными радостями жизни, не связанными с современными новинками прогресса.
  • Помнить, что чем меньше ребенок, тем более противопоказана ему многозадачность, которая в основном ему вообще не под силу и может служить источником разочарования в себе.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя с ребенком, предпочитающим режим многозадачности

  • Ругать и упрекать за холодность и отчужденность, плохую успеваемость.
  • Не разрешать работать на компьютере, писать SMS-cообщения, не объясняя почему.
  • Хвалиться перед всеми в присутствии ребенка, что даже Юлий Цезарь в сравнении с ним – никто; ему подвластна сотня дел одновременно.
  • Создавать искусственный дефицит времени, поощряя многозадачность.

Ситуация для родителей

Мама 12-летнего Коли всегда радуется, когда он одновременно делает несколько дел, считая, что это пригодится ему в будущем. Она покупает сыну самые современные новинки технического прогресса и не скрывает своего восторга, когда мальчик общается с кем-то неведомым в чате, одновременно объясняя кому-то что-то по телефону. Но, имея такого смышленого сына, ей никак не понять, почему в классе Коля не лучший ученик, а посредственный, плохо спит и всегда раздражен, когда кто-то его отвлекает от компьютера или мобильного телефона.

✓ Как бы Вы вели себя на месте мамы мальчика?

* * *

«Я хочу создавать чудеса…» – писал Он во введении к своему грандиозно-фундаментальному труду по анатомии, всю жизнь создавая шедевры Чудес.

Уже буквально с рождения Он не мог насытиться красками и нюансами мира, в который пришел, гоняясь за всем, что возможно увидеть, узнать, понять суть, перегоняя себя в этой гонке, а также Эпохи, Века…

Его можно по праву назвать гением многодела – современной многозадачности.

Кем был Он – художником или скульптором? Ученым или изобретателем? А может, все-таки архитектором и музыкантом? Нет, инженером и астрономом! Как разбирался Он в математике! Как в оптике! Как в анатомии! А было ль что-то на Белом Свете, в чем Он не разбирался совсем?

Он пять веков тому назад в своих набросках предвидел даже аэроплан с подводной лодкой, придумывая в то же время печатные станки и водяные мельницы, а также часовые механизмы.

Его рисунки трех перспектив зародыша в знаменитой «Анатомии…» сегодня подтверждает современное УЗИ.

А главное… Он создал «Мону Лизу»… Он сотворил шедевр для поклонения Веков… Он сотворил шедевр для преклонения перед талантом, вернее, гениальностью людей… И только бы одна эта картина его поставила в ряды Великих…

Но, как считает автор знаменитой книги «Сто великих людей» Майкл X. Харт, «самый талантливый человек на Земле, Леонардо не принадлежал к ста самым влиятельным людям».

Не принадлежал потому, что все его озарения и прозрения остались большей частью лишь в незаконченных или же неосуществленных, пусть гениальных, но только замыслах. Реальными их сделали другие, позже, и то идя своим проторенным путем…

Ему на это все лишь не хватало, пожалуй, самого элементарного, что у других в избытке, – времени. Ведь замыслы Его для своего осуществления потребовали бы ста Его жизней сразу и одновременно.

А если бы он выбрал лишь архитектуру? А если б его увлекала лишь анатомия? А если бы он предпочел всему другому музыку? А если б заболел лишь только скульптурой или живописью?

А если бы вообще не распылялся, не став рабом своей многозадачности, ведь мозг его не мог же превратиться в бездушный кремниевый процессор сегодняшних компьютеров, специально приспособленных для этого.

Тогда б, наверное, Он все же стал бы первейшим из первейших в своей области, возглавив, наконец, шеренгу ста самых Великих…

Но был бы Он тогда ль для нас сегодня тем Леонардо, каким есть, кумиром более пяти Столетий, пытающимся обнять целый мир одновременно, чтоб заглянуть хотя бы в щелку его тайн, не зная, что был сам одной из них…

«Я хочу создавать чудеса…» – мечтал Он, Леонардо да Винчи, всю жизнь, создавая шедевры Чудес! Леонардо да Винчи – гений многозадачности.

Плееродети

И еще одно веяние нашего времени – это дети с наушниками, дети с плеерами, отрешенно скользящие своими взглядами по нам, случайно встретившимся им на пути. Дети с плеерами, своего рода «плеерные аутисты», живущие в своем собственном мире музыки со всевозможными ее стилями, где рок и кантри ходят в обнимку друг с другом, а танцевальные мелодии с немыслимыми ритмами вызывают непроизвольные покачивания, не замечаемые даже самим ребенком, пританцовывающе идущим Вам навстречу.

Таких детей можно встретить повсюду – и просто на улице, и в общественном транспорте, и даже в театре. Они как кошки, гуляющие сами по себе. Ни с кем не разговаривают, никого ни о чем не расспрашивают, стереотипно совершая свой каждодневный маршрут. На лицах их мелькают эмоции, направленные в глубь себя.

Вот этот мальчишка идет к Вам навстречу с какой-то странной усмешкой, а у того законсервировалась грусть на лице. Но что это – грусть перешла уже в радость, но что это – на лице уже как будто бы невероятная гамма чувств. Наверное, просто сменилась мелодия, а с нею и ритм.

Таинственные незнакомцы невольно привлекают наше внимание своим отсутствующим присутствием среди нас, своим безразличием к нам. Своей вынужденной общностью с нами. Они, казалось бы, не выясняют ни с кем отношений, они не играют в азартные игры, они не нарушители порядка – удобно-аморфные в обществе во время своих отрешенных прослушиваний.

Но тем не менее что-то невольно вдруг нас беспокоит в присутствии их: ну что заставляет детей и подростков отречься от нашего мира, хотя бы на время своих переходов откуда куда-то, своих переездов, своих нескольких свободных минут. Не лучше ли им пообщаться друг с другом, не лучше ли им рассмотреть этот мир без этой туманности в их странных взглядах? Зачем убегать от него им сегодня, пускай даже в ритмы их юных сердец.

Что это – умиротворение музыкой или же подобная страсти любовь? А может, обычный побег от действительности? Но если побег – почему?

На первый взгляд все объясняется просто: издержки возраста и веяние моды. Идти со всеми в ногу, быть в одной шеренге. К тому же музыка – путь к самовыражению. А самовыражение – возможность реализации себя. Лишь надо только найти подходящий стиль музыки среди потоков стилей. Пусть даже будет он не самый современный. Условие, чтобы он будоражил душу, и душу именно твою, а не чужую.

Ребенок с плеером находит этот стиль. И удаляется от нас все дальше, придерживаясь «заповедей» стиля. А «заповеди» так несовершенны. Но он пытается придерживаться их в обычной жизни, когда и без наушников. И с этого – начало всех конфликтов с рутиной проживаемой им жизни – конфликты дома, в школе, в среде сверстников, придерживающихся других «заповедей» или стилей.

И вновь такой ребенок сам в себе, наедине со своим «другом» – плеером, дающим ему безграничные возможности общения с «единомышленниками», которых рядом нет. Словом, общение с плеером и в самом деле интровертирует Вашего ребенка, заменяя естественные человеческие коммуникации надуманными – неосуществимыми. А если к тому же Ваш меломан и так интроверт, то в конце концов ему может быть уготован путь гордого одиночки и своеобразного изгоя в среде экстравертированных ровесников. Так что общение и дружба с плеером уже не так и безобидны.

Неадекватная интровертированность Вашего ребенка, вечно погруженного в музыку, если вначале даже и чем-то удовлетворяет Вас – сидит себе дома, под кайфом мелодий, а не от наркотиков, всегда на виду, не дружит с отпетыми сверстниками, – то потом неожиданно вдруг начинает и раздражать: занялся б лучше все-таки хотя б каким-то делом. Он что, и в самом деле всю свою жизнь проведет в наушниках, такую скрытую от всех других свою «наушниковую», неведомую всем нам жизнь?

Раздражение может вызвать также его потрясающая рассеянность и беззаботность – он не слышит звонка телефона и входной двери, хотя в эти моменты находится дома. Он включает обычно для себя телевизор на полную громкость, так, как будто вокруг все глухие. И почти кричит, говоря с Вами.

Однако эти случаи вовсе не поводы для раздражения, а повод задуматься Вам о здоровье Вашего подрастающего ребенка – не снижается ли у него слух. Ведь о снижении слуха у детей, атрибутами которых являются наушники и плееры, в последнее время твердят все научные исследования, посвященные этой проблеме. Ученые всех развитых стран, от Америки до Великобритании, начали предупреждать о грозящей опасности, поджидающей плеероманов, вплоть до полной потери слуха, при длительном прослушивании плеера, причем не только ребенком, но и взрослыми людьми.

И для всего этого есть веские аргументы. Громкая музыка из плеера способна повреждать волосовидные клетки в улитке, расположенной во внутренней части уха. В то же время волосовидные клетки помогают переносу звуковой информации музыки в мозг, и если они повреждаются, а тем более полностью разрушаются, то восстановление их практически невозможно. А это прямой путь к потере слуха. Кроме этого, длительное воздействие громких музыкальных звуков на внутреннее ухо также повреждает слуховой нерв.

Звуковые волны после их попадания во внутреннее ухо преобразуются там из обычных механических колебаний в нервные импульсы. В свою очередь, нервные импульсы благодаря слуховому нерву поступают в мозг. В то же время мы уже знаем, что слуховой нерв очень уязвим, не только разрушаясь от сильных звуков, но и легко инфицируясь при всевозможных вирусных инфекциях. А любой звук и шум, интенсивность которого превышает 80 децибел, уже способен оказывать свое негативное влияние на состояние внутреннего уха. Не секрет, что сила звука плеера способна намного превысить эту цифру, особенно сегодня, когда старые громоздкие плееры стали заменяться миниатюрными МР3-плеерами, популярность которых возрастает день ото дня.

В связи с этим ведущие британские специалисты из Королевского национального института по изучению нарушений слуха, учитывая резко возрастающую популярность МР3-плееров, качественный звук которых заставляет слушать их владельцев CD буквально по 12 часов в сутки и при этом на полной мощности звука, предложили указывать во всех инструкциях к этим плеерам возможность опасности их для здоровья людей. Причем главное, что беспокоит врачей, так это то, что ухудшение слуха, скорее всего, проявится только через несколько лет, когда помочь уже будет почти невозможно.

А так как подобные плееры уже начали завоевывать мир, то «проблемы со слухом станут столь же обыденным явлением, как и сами плееры». Ведь современные МР3-плееры способны производить звуки силой 120 децибел. И безусловно, если такое давление на барабанные перепонки окажется постоянным, то негативные последствия этого на орган слуха не заставят себя долго ждать. Сила звука 120 децибел – это шум взлетающего самолета, это начало болевого порога. И вовсе не мудрено, что дети, зависимые от плеера, чувствуют себя хуже других, накапливая в себе всевозможные тревожащие родителей симптомы – от нарушения сна до нарушения общего состояния, напоминающего чем-то синдром хронической усталости у взрослого человека.

Но тем не менее даже такие грозные прогнозы, что современный ребенок-плеерослушатель на тридцать лет раньше своих родителей начнет жаловаться на слух, не останавливают любителей плееромузыки. Они просто игнорируют их.

По данным американских исследователей из Гарвардской медицинской школы, у современных детей и подростков, предпочитающих времяпрепровождение с плеером, включенным практически на всю мощь, слух нарушается уже «в 23, в 24 или в 25 лет». И как бы такие больные потом ни лечились, восстановления его практически не произойдет.

Но, к сожалению, дети не понимают роль профилактики в этом вопросе, а их родители смотрят на все сквозь пальцы, не веря действительно в то, что даже пятиминутное прослушивание музыки, включенной на оптимальную громкость, начало пути к глухоте.

Ученые из Гарвардской медицинской школы пришли также к выводам, что если звук плеера превышает 80 % возможной громкости, то это уже опасно для слуха. А если Вы предпочитаете все же тихой громкую музыку, то не должны ее слушать более 90 минут в день. Потеря слуха грозит только тем, кто превышает 80 %-ный порог громкости и слушает эту музыку более полутора часов в день, причем достаточно продолжительное время.

В исследованиях, проведенных службой «Зогби Интернэшнл» (США), подчеркивается, что потеря слуха в связи с использованием плееров грозит не столько взрослым, сколько подросткам, потому что взрослые люди удовлетворяются негромким звучанием мелодий и не имеют возможности этому уделять все свое свободное время.

Оказалось, что CD-плееры слушают около 62 % опрошенных детей и лишь 36 % взрослых, а МР3-плееры – 25 % подростков и 12 % взрослых. В то же время почти треть этих детей и подростков-плееропользователей предпочитают слушать громкую музыку, а у 17 % из них в ушах стоит постоянный звон.

Результаты исследований, проведенных с пассажирами московского метро аналитической группой SmartMarketing, показали, что число людей, пользующихся плеерами на этом виде транспорта, несмотря на практически запредельный грохот самого метрополитена, постоянно растет, так как новые современные плееры могут перекрывать шумы даже двигающегося вагона. Среди этих людей значительная доля подростков. Безусловно, это самая ранимая группа из всех групп риска. На ребенка, слушающего музыку в метро, одновременно оказывают влияние и громкая музыка, и шум метро, и вибрация в этом виде общественного транспорта. Суммация всех этих факторов неблагоприятно влияет на внутреннее ухо подростка и за очень короткие сроки может дать уже знать о себе начинающейся потерей слуха.

В скором времени переход нью-йоркских улиц с одновременным прослушиванием плеера, разговором по мобильному телефону или использованием каких-то других современных электронных устройств будет наказываться штрафом в 100 долларов и запрещаться законом. По мнению сенатора штата Нью-Йорк Карла Круджера, из-за этих устройств люди не видят и не слышат приближающихся автомобилей, что угрожает их жизни.

(По материалам прессы)

В то же время, по мнению сурдологов, занимающихся этой проблемой, даже официальные запреты на пользование плеерами в метро навряд ли дадут положительные результаты, если не проводить серьезную профилактическую разъяснительную работу среди детей и подростков, зависимых от плеероудовольствия.

Пытаясь решить все чаще и чаще заявляющую о себе эту насущную проблему, связанную с времяпрепровождением подрастающего поколения с плеерами, ученые попытались понять, какие наушники, внешние или вкладыши, окажутся безопаснее для потребителя. По мнению ряда исследователей, наушники-вкладыши сами еще могут увеличивать силу звука на 9 децибел, в то время как у внешних наушников такой возможности нет. Поэтому детям предпочтительнее использовать их.

Для того чтобы как-то нивелировать негативное влияние плееров, а еще лучше – предотвратить их, британские ученые из исследовательской организации Deafness Research UK, занимающиеся этой проблемой, для профилактики у плеерозависимых детей нарушений со стороны органа слуха предлагают придерживаться правила «60–60», что, в сущности, означает: уровень громкости музыки в плеере не должен превышать 60 % от максимально возможного при длительном прослушивании ее не более 60 минут.

Если музыка, играющая в наушниках, слышна окружающим людям, то громкость ее уже такова, что может сопровождаться негативными последствиями. Когда же плееропользователь способен услышать речь других людей, то громкость звучащего плеера, скорее всего, в пределах физиологической нормы. Но если ребенок общается с кем-то, не сняв для общения свои наушники, общается не говоря, а крича, то это – сигнал повышенной громкости плеера.

По мнению ряда исследователей, человеку лучше всего слушать негромкую музыку и не использовать для этой цели наушники. В связи с тем, что плееры продолжают внедряться в нашу жизнь, инженеры американской компании Munchkin изобрели уникальный МР3-плеер для будущего ребенка, находящегося еще в материнском организме, с учетом того, что шестимесячный плод способен различать звуки. Одна из целей создания этого плеера – дородовое воспитание будущего ребенка. Ученые показали, что прослушивание классической музыки отражается на развитии будущего ребенка, в какой-то степени делая его более гармоничным и, кроме того, давая предпосылки его музыкальному воспитанию.

Предварительные испытания уникального плеера Womb Song Punatal Sound System показали его безопасность, сертификаты которой гарантируют будущим матерям целесообразность использования этого ультрасовременного устройства и метода воздействия на еще не родившегося младенца во второй половине беременности.

Говоря о воздействии плеера на современного ребенка, помимо его негативного влияния на орган слуха, родителям также желательно знать, какую музыку предпочитают слушать наедине сами с собой их дети. Скорее всего, вряд ли классическую. Хотя классическая музыка – это, пожалуй, музыка, в которой все подчинено законам гармонии. И прослушивание ее гармонизирует мир наших эмоций и чувств, давая нам бесконечную духовную пищу. Недаром сейчас многие ученые пытаются изучить «эффект Моцарта», усиливающий нашу мозговую активность и улучшающий даже показатели интеллекта.

Классические ритмы 4/4, 2/4, 3/4, 6/8 и т. д. совпадают с ритмами основных жизненных процессов людей. Когда же эти ритмы искаженны, появляется и «искаженная» музыка, не стремящаяся к гармонии, а разрушающая ее, разрушающая провоцированием разных низменных чувств и зависимостей. Музыка, опустошающая человека, но… безумно любимая многими подростками, потому что для них вызов в ней – к переменам и возможность в конце концов все-таки вырваться из застоя сегодняшних будней.

И поэтому немудрено, что из плееров слышим мы то вдруг рок, то вдруг рэп или же «поп-панком», «техно», «крастом», «металл». Этих стилей сегодня не счесть. И не все они так безобидны для «фарфоровой» психики наших подростков.

Безусловно, родителям надо бы знать, что внушает их детям из плеера музыка. Надо знать для того, чтоб суметь спрогнозировать негативность последствий от ее бесконечных внушений или же установок, учитывая, что музыка воздействует на наш организм или посредством прямого воздействия, подразумевающего под собой ее влияние на клетки и органы, или же косвенно – через эмоции.

А эмоции наших детей и подростков способны наделать такое! Вплоть до головокружения. А головокружение – это парящая неустойчивость в нашем мире. Но парить можно как над обрывом, так и в обрыв…

Словом, плеерозависимость наших детей – не самая легкая из зависимостей, если зависимости вообще можно классифицировать как легкие или тяжелые.

* * *

Я присела в метро возле девочки лет десяти, на блаженном лице ее то и дело мелькала улыбка, из ушей почему-то тянулись тонкие провода, из кармана пальто раздавались какие-то звуки. Я прислушалась и поняла – это плеер. Слова песни уже начали будоражить меня своей низменностью и вульгарностью мысли. Было трудно поверить, что такие слова вообще слушает этот ребенок.

Подошедшая женщина стала просить девочку уступить свое место. Но она вряд ли это услышала, отвечая ей только блаженной улыбкой в состоянии кайфа от низменных чувств, отрешенная полностью от нашей действительности.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком – любителем плеера

  • Рассказывать о правилах безопасности прослушивания плеера.
  • Не разрешать включать плеер на полную мощность.
  • Запрещать слушать плеер часами, пользоваться в метро и везде, где и так очень шумно.
  • При подозрении на снижение слуха срочно обратиться к сурдологу.
  • Подозрение должны вызвать следующие поступки ребенка: желание пересесть на первую парту при объяснении учителем нового материала, просьба к беседующему с ребенком человеку говорить громче, включение телевизора на всю мощность звука, неоднократное неслышание входного звонка и звонков телефона.
  • Контролировать слова песен, предпочитаемых Вашим ребенком.
  • Совместно покупать с ним новые CD, объясняя, почему Вы отказали ему в покупке какого-то диска.
  • Приучать к классической музыке.
  • Поощрять желание ходить на концерты в консерваторию.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком – любителем плеера

  • Пускать увлечение его на самотек, не объясняя правил безопасности пользования плеером.
  • Не контролировать громкость звука и время прослушивания им CD.
  • Не обращать внимания на появившиеся признаки ухудшения слуха.
  • Не контролировать музыкальные пристрастия ребенка или же набрасываться на него за его не устраивающие Вас интересы.
  • Разрешать слушать только классическую музыку.

Ситуация для родителей

Недавно Кларе купили новенький, самый усовершенствованный плеер. Но мама разрешила им пользоваться только дома, запретив брать в школу и отвлекаться из-за него на уроках.

И хотя Клара умоляла ее разрешить показать новый плеер ее школьным подружкам, мама была неумолима, из-за чего Клара обиделась на нее и даже перестала с ней разговаривать. А мама, назвав дочь неблагодарной, забрала плеер у нее и спрятала в свой шкаф.

✓ Как на месте мамы девочки поступили бы Вы?

* * *

Современный ребенок, ребенок с наушниками… Вот идет он навстречу, совсем отрешенный от рутинной, земной нашей жизни, очарованный миром, звенящим в ушах.

QUO VADIS? Куда ты идешь? К нам торопишься или от нас?

Мобильные дети с мобильными телефонами

Если раньше мы говорили, что собака – это друг человека, то сегодня, скорее всего, это мобильный телефон, который всегда рядом с тобой. А вернее, он даже не друг, а слуга, выполняющий все твои прихоти, ведь возможности его уникальны, фантастичны и сказочнее день ото дня.

Один из участников симпозиума «Новые сферы применения компьютеров 2006», программист IBM Сэм Руби, пришел к выводу, что «из всех придуманных за последние 25 лет технологий сотовая связь внесла наибольшие изменения в наш мир», оказывая влияние на многие сферы человеческой деятельности: от часовой индустрии до телевидения и рынка фото-, видеоаппаратуры. Будущее мобильных телефонов в поиске и обработке информации. Он станет средством навигации и развлечения. И еще большее количество людей предпочтут его как доминирующее средство связи.

Это будущее наступило уже сегодня и наступает каждый день, благодаря появлению так называемых умных телефонов – смартфонов, в которые можно добавить любую программную функцию с помощью приложений. В то же время все стандартные функции в них такие же, как в простых телефонах. С сентября 2012 года всем любителям смартфонов вскружил голову уже iPhone 5 – фантастика XXI века.

А пока количество пользователей этой связью прогрессивно растет, и среди этих пользователей все чаще и чаще встречаются дети, и не только подростки, а даже дошкольники.

По данным Всемирного банка, более 6 миллиардов человек в 2012 году в мире пользуются мобильными телефонами. В то же время население Земли в конце 2011 года насчитывало 7 миллиардов человек. 80 % мобильных телефонов производит Китай, на территории которого более одного миллиарда абонентов мобильной связи. Среди новых технологий это самое популярное и массовое явление цивилизации, тем более, что мобильные телефоны сегодня это не только средство мгновенной связи друг с другом, но и возможность заменить игровую приставку, музыкальный плеер, произвести видео– и фотосъемку, посмотреть телевизионную программу. И конечно же дети не могут находиться от него в стороне, зараженные, прежде всего, им своими родителями. И сегодня не верится, что еще десятилетие назад служба пользования мобильных телефонов только зарождалась и предназначалась для обслуживания взрослых людей, преимущественно в сфере осуществления связи.

Один из последних опросов американской исследовательской компании Teenag Research Unlimitet детей в возрасте от 10 до 18 лет, имеющих мобильные телефоны, показал, что помимо традиционных обычных разговоров дети пользуются и другими функциями современных мобильников: 49 % опрошенных используют SMS-сообщения, 25 % – камеры, 12 % – игры, 5 % детей проигрывают музыку, 5 % пользуются мгновенными сообщениями (IM), 2 % – электронной почтой, 2 % – проигрыванием видео. Словом, мобильный телефон стал средством развлечения современного ребенка, хотя родители покупают его детям совершенно для других целей – знать о месте пребывания ребенка и о том, что с ним в данный момент происходит.

Но детям важнее те удовольствия, которые они могут от него получить, а не использование его для средства связи с родителями. Мобильный телефон нужен им для того, чтобы поболтать с друзьями, но звонить предкам по поводу и без повода – это что-то вроде изнурительного принуждения, во всяком случае в подростковом возрасте.

Кроме того, мобильные телефоны сегодня совмещают в себе столько функций, благодаря различным приложениям, что их можно использовать и как мобильные телевизоры с индивидуальным экраном, и как возможность для мгновенного вхождения в социальные сети или в YouТube, и как плеер для прослушивания любимой музыки. Смартфонный бум имеет под собой твердую почву для искушения детей. Недаром уже говорят, что телефонная функция, ради которой изобрели мобильный телефон, уходит на задний план, становясь вторичной.

Но в то же время главная причина покупки родителями мобильных телефонов для дошкольников – это забота о безопасности детей. Безусловно, возможность в считаные секунды связаться с ребенком и узнать дела, – главное преимущество мобильной связи. И хотя все чаще и чаще появляются работы, свидетельствующие о том, что еще не сформированному организму ребенка нежелательно, да и просто опасно подвергаться электромагнитному излучению, напуганные бесконечными террористическими актами и ростом преступности родители, невзирая на это, покупают детям такой телефон, выбирая из двух зол на сегодняшний день наименьшее. Ведь что будет со здоровьем ребенка через несколько лет – это будет проблемами будущего. А сегодня важнее – это «здесь и сейчас».

По данным недавнего исследования Eurobarometer, у 70 % европейских детей 8–9 лет имеются собственные мобильные телефоны, а в некоторых странах эти цифры значительно выше. И хотя в Великобритании уже начали прислушиваться к рекомендациям Британского агентства по здоровью не разрешать пользоваться мобильными телефонами детям до восьмилетнего возраста из-за высокого риска воздействия на ребенка электромагнитных волн – родители продолжают покупать детям эти телефоны ради собственного спокойствия, даже несмотря на то, что многие компании, выпускающие специальные мобильники для детей, начинают снимать их со своего производства. Во всяком случае, одна из самых знаменитых компаний понесла значительный ущерб, потеряв около полумиллиона фунтов стерлингов, отказавшись от выпуска на рынок своих телефонов, предназначенных для детей до восьмилетнего возраста.

Безопасность ребенка действительно очень важна. И конечно же эта защитная функция взрослых для детей всегда значима. Как же не купить тогда малышу и подростку современное чудо цивилизации, заменившее сторожа, телохранителя, маму с папой и даже полицейского? И конечно же самый главный акцент компаний, выпускающих специальные мобильные телефоны для детей, сосредоточен именно на этом аспекте, аспекте безопасности ребенка.

Очевидно, многие родители уже знают о мобильном телефоне Teddyfone, похожем на плюшевого медвежонка и предназначенном не просто для детей старшего дошкольного возраста, но и для младшего – с четырех лет. Производители «медвежонка» утверждают, что этот телефон не представляет угрозы для здоровья ребенка, связанной с радиоволнами, минимизируя ее.

Недавно в США начали выпускать мобильный телефон для детей младшего и среднего дошкольного возраста, благодаря которому родители смогут контролировать звонки своего ребенка. Ведь опрос большинства мам и пап, купивших телефоны своим детям, свидетельствует о том, что спокойствие после разговора с ребенком сменяется беспокойством родителей – как еще он использует мобильную связь: с кем разговаривает кроме них, на какие серверы пишет SMS-сообщения, какими услугами пользуется, на что тратится большая часть денег.

В компании Walt Disney в последнее время появился даже специальный мобильный сервис для установления подобного контроля. Благодаря этому сервису родители смогут не только указывать время, которое дети могут потратить на разговоры по мобильному телефону, но и не разрешать пользоваться звонками на некоторые запретные, по их мнению, телефоны. В пакете услуг есть даже услуга, уточняющая местонахождение ребенка.

Помимо этой компании, и другие американские компании пытаются помочь родителям следить за местопребыванием их детей вне дома и даже ограничивать границы этого местонахождения, особенно для дошкольников и младших школьников. При нарушении ребенком установленных родителями границ взрослые тут же получат специальные сообщения об этом.

А новый сервис CATS Communication предлагает вообще фантастические услуги – предупреждение родителей по мобильному телефону в тех случаях, когда ребенок вдруг окажется вблизи от зарегистрированного сексуального преступника, находящегося уже на свободе.

Во всяком случае, все подобные новые сервисы для родителей и детей напоминают чем-то своеобразных частных сыщиков, предоставляющих сведения родителям о местопребывании их ребенка в данный момент.

А японский сервис пошел еще дальше. Администрация одного из районов Токио решилась на эксперимент с применением специальных мобильных телефонов безопасности. Сущность эксперимента в том, что если ребенок вдруг попадает в беду, то ему тут же на помощь могут прийти добровольцы, находящиеся поблизости от места пребывания потерпевшего. Едва школьник лишь активирует тревожный сигнал, его местоположение тут же узнают родители, в школе и 20 зарегистрированных добровольцев. Безусловно, это увеличивает шансы для спасения детей. Таких добровольцев, сообщивших данные своих контактов, набралось уже несколько тысяч.

В общем, безграничные возможности мобильного сервиса постоянно растут, и все это только свидетельствует в пользу приобретения мобильных телефонов, потому что все эти возможности и в самом деле на грани фантастики.

Еще что приветствуется родителями при покупке мобильных телефонов своим детям, так это то, что, по их мнению, не столько традиционные разговоры с ребенком, как обмен с ним SMS-сообщениями благоприятно сказывается на их общении с детьми. По данным исследования компании Cingular, 63 % опрошенных родителей, купивших своим детям мобильные телефоны, действительно в этом убеждены. Скорее всего, улучшение родительско-детского общения посредством SMS-сообщений связано с тем, что подобные сообщения исключают воздействие на общающихся вызывающей часто негативные эмоции невербальной коммуникации, а также настолько кратки, что содержат лишь примитивную суть информации, без тех родительских подоплек, которые чаще всего и являются одной из главных причин современных конфликтов отцов и детей.

Опираясь на эти данные, специалисты по взаимоотношению родителей и детей составили даже специальное руководство для родителей по применению SMS-сообщений. Наиболее значимые пункты этого руководства основываются на следующем:

  • Текстовые сообщения, в отличие от звонков, дают детям больше свободы, в то же время позволяя поддерживать связь с ребенком.
  • Родители могут быстро получить ответы на свои вопросы (современные дети – создания весьма занятые, и иногда у них просто нет времени на обстоятельный разговор).
  • Детям удобнее послать SMS, если они находятся вместе с друзьями (такой способ общения может быть более незаметным, да и ответы будут не такими детальными, как при разговоре).
  • Ни детям, ни родителям не надо беспокоиться о тоне разговора (некоторые дети имеют тенденцию вставать в оборонительную позицию при звуках голоса своих родителей, так что часто не отвечают на звонки, дабы избежать необходимости оправдываться).
  • Текстовые сообщения позволяют родителям вступить в мир своего ребенка (используя текстовые послания, родители могут общаться с ребенком в том стиле, к которому он привык).

Текстовые сообщения помогают укрепить связь между родителями и детьми, дать понять ребенку, что о нем думают и помнят.

Итак, преимущества нам известны, но какова все-таки оборотная сторона медали?

Но конечно же самое главное «против» – это негативное влияние мобильного телефона на здоровье людей, а тем более маленького ребенка. Электромагнитное излучение во время работы телефона наиболее опасно для таких систем нашего организма, как центральная нервная система (ЦНС), эндокринная система, половая система, а также отражается на нашем иммунитете.

Если говорить о воздействии на ЦНС, то под влиянием этого излучения у людей нередко ухудшаются память и внимание, наряду с нарушением сна, повышенной раздражительностью и хронической усталостью. Многим выставляются диагнозы нейроциркуляторной дистонии. Изменения со стороны эндокринной системы свидетельствуют о хроническом стрессе. Со стороны половой системы – угнетение сперматогенеза, повышение количества беременностей с рождением неполноценных детей. А из-за угнетения иммуногенеза резко падает сопротивляемость организма.

Подводя итоги самых последних многочисленных исследований о влиянии электромагнитного излучения с мобильного телефона на людей, пользующихся этими телефонами, ученые обратили внимание на следующие эффекты, связанные с этим явлением и опубликованные в прессе:

  1. На фоне получасового разговора по мобильному телефону повышается сообразительность людей. Этот эффект связан с улучшением кровообращения мозга из-за незначительного нагревания кожи. Однако, так как совсем не доказано, что мобильные телефоны стимулируют интеллект человека, есть мнение, что этот эффект кратковременен и, скорее всего, с увеличением времени продолжительности разговора сообразительность человека может меняться не в лучшую сторону.
  2. У людей, пользующихся мобильными телефонами, очень часто бывают, казалось бы, ничем не мотивированные головные боли. По мнению исследователей Шведского института труда и Норвежского управления по защите от излучения, использование мобильного телефона даже меньше двух минут в день приводит к ощущению психического дискомфорта. Помимо этого, некоторые из обследуемых людей жаловались на состояние нагревания кожи за ухом, вплоть до ожога. А головные боли в 3,6 раза чаще встречались у тех людей, которые разговаривали не менее четырех раз в день по сравнению с теми, кто делал до двух мобильных звонков.
  3. Исследователи Королевского научного общества Канады пришли к выводу, что именно серьезных отклонений со стороны здоровья, связанных с облучением радиоволнами, практически нет и все высказываемые опасения по этому поводу не имеют под собой твердой почвы.
  4. Немецкие ученые показали, что на фоне 35-минутного разговора по мобильному телефону из-за спазма кровеносных сосудов, снабжающих правое полушарие, артериальное давление разговаривающего человека повышается в среднем на 5–10 мм ртутного столба.
  5. Многочисленные исследования в разных странах показали, что водители автомобилей, разговаривающие по телефону, в четыре раза чаще попадают в аварию, чем остальные, так что увеличение риска дорожно-транспортных происшествий – еще один побочный эффект повсеместного использования мобильных телефонов в жизни людей.

Подобные исследования, не прекращаясь, день ото дня постоянно приносят нам новые «сюрпризы».

По данным британского профессора Ричарда Лете, виной увеличения числа случаев аутизма у людей являются старые телефонные аккумуляторы, в батареях которых содержатся тяжелые металлы и ртуть, способствующие расстройствам мозга.

Эти выводы были подтверждены и французскими учеными, обнаружившими у многих больных аутизмом в мозге большое количество тяжелых металлов.

А по мнению шведского нейрохирурга профессора Лэйфа Сэлфорда, «добровольное облучение мозга микроволнами от мобильного телефона – это самый крупный биологический эксперимент над человеком».

Заставляют серьезно задуматься опыты шведских ученых, показавших в 2003 году, что микроволновое облучение крыс в течение лишь двух часов вызывает у них необратимые изменения в мозге – от многочисленных повреждений сосудов до очагов отмерших нейронов. Учитывая, что по своему строению мозг человека аналогичен строению мозга крысы, молодежь, постоянно пользующаяся мобильными телефонами сегодня, уже после тридцати лет может страдать болезнью Альцгеймера и даже болезнью Паркинсона – болезнями старых людей, почти не свойственных этому возрасту.

А последние совместные данные ученых стран Северной Европы, впервые обобщивших результаты наблюдений за людьми, пользующимися мобильными телефонами на протяжении десятилетия, показали, что риск развития опухолей мозга у них, если они за это время разговаривали по мобильному телефону более 2 тысяч часов, возрастает в 3,7 раза по сравнению с остальными людьми, редко пользующимися этими телефонами. Кроме того, риск развития опухолей у людей с 10-летним «стажем» опыта решения дел по мобильному телефону на той стороне, где они чаще держали трубку, увеличивается на 39 %. Разбирая посекундно влияние мобильного телефона во время разговора по нему на человека, ученые пришли к выводам, что в первые пятнадцать секунд мобильный телефон практически безопасен и только лишь через это время начинает регистрироваться угнетение альфа-волн мозговой деятельности. Это угнетение в первую очередь отражается на памяти и концентрации внимания людей. Есть данные, что оно способствует и ослаблению воли.

Профессор Оксфордского университета Колин Блейкмур, как и его многочисленные коллеги из разных стран, обеспокоен подобным влиянием мобильного телефона на мозг ребенка, который еще продолжает расти, а тонкий череп его – плохой защитник от радиоволн.

Однако, отвергая еще малоподтвержденные сведения о возможном прогрессировании роста заболеваний у людей, пользующихся мобильными телефонами, все родители должны знать, что даже двухминутный разговор по этому телефону изменяет естественную электрическую активность мозга и это воздействие длится приблизительно еще около часа после того, как Вы уже прекратили разговор.

Так что недаром врачи призывают родителей при покупке очередного мобильного телефона ребенку пользоваться здравым смыслом и тщательно взвешивать все «за» и «против». И если все-таки перевесит «за», объяснить ребенку, что пользоваться этим телефоном нужно только в экстренных  случаях и кратковременно, доводя свой разговор буквально до телеграфного стиля – типа «да», «нет», а не «висеть» на нем сутками.

Родители должны знать, что Всемирная организация здравоохранения внесла в список опасных канцерогенных факторов наряду с асбестом, выхлопными газами автомобилей и хлороформом также мобильный телефон.

И все-таки как влияет обладание или же невозможность обладания мобильным телефоном на психику современного ребенка?

Так как наличие мобильного телефона день ото дня все больше и больше становится атрибутом школьной жизни, почти так же, как ранец, то отсутствие этого телефона у кого-то из учеников расценивается его одноклассниками вроде комплекса неполноценности.

К сожалению, у многих современных детей появился новый способ самоутверждения в демонстрации своего благосостояния, хотя это благосостояние не их, а их родителей. Эта новая тенденция в коммуникации детей привела к тому, что большинство из них сегодня «по одежде» начали не только лишь встречать, но также провожать. Поэтому чем современнее и чем дороже у Вашего ребенка мобильный телефон, тем легче ему адаптироваться в среде своих ровесников и даже стать своим в их элитарной группе. И даже если ты будешь «семи пядей во лбу», без мобильного телефона и компьютера тебя вряд ли оценят твои одноклассники, потому что у них совершенно иные ценности жизни, и ум – это прежде всего материальный достаток, который тебе он дает. А бедность сегодня – это порок, и расслоение общества, особенно в России, достигает своего апогея.

И поэтому, если родители и откажутся покупать это «чудо» прогресса современности – мобильный телефон своему ребенку, особенно в подростковом возрасте, пускай даже из самых благих побуждений, проявляя заботу о его здоровье, тинейджер их не поймет и будет чувствовать себя униженным и оскорбленным.

Например, в Японии уже не секрет, что дети, пользующиеся сотовым телефоном, не дружат со своими сверстниками, у которых таких телефонов нет.

Нашествие новых технологий привело к переоценке личностных ценностей человека, и дети оказались легко доступными мишенями для этого. Так что капризы Вашего ребенка, что без мобильника он в классе нуль без палочки, что он никто, не будет ходить в школу, не просто лишь его истерики, они имеют под собой фундамент – фундамент нового мышления детей, с которым незнакома еще часть родителей.

И если, даже наконец усвоив это, Вы станете на путь упреков, наставлений, твердя, что истинная ценность человека не может быть тождественна мобильным телефонам, навряд ли Ваш ребенок Вас поймет. Подросток видит себя лишь глазами сверстников, от мнения которых и зависит его самооценка на сегодня.

Помимо переоценки человеческой ценности, нашествие мобильных телефонов в жизнь детей «перестроило» и их коммуникацию друг с другом. По мнению известного антрополога Робби Блинкоффа, подростки, имеющие мобильные телефоны, настолько погрузились в их функции, что уже не понимают разницу в общении лицом к лицу и разговорами по телефону. А ведь действительно, сегодняшние школьники уже почти не играют во дворе, не собираются стайками по интересам и даже если и гоняют в футбол, то в основном на спортивных площадках, посещая специальные спортивные секции. И если они и ходят в гости друг к другу, то большей частью только для того, чтобы полюбоваться новинками современных технологий у своих одноклассников. Доверительные отношения между детьми становятся больше исключением, чем правилом, и в это вносят какую-то лепту и мобильные телефоны.

В то же время это чудо техники – своеобразный посредник моментального психотерапевтического воздействия между взволнованным чем-то ребенком и готовым выслушать его тотчас же собеседником, которого он почему-то из всех остальных предпочел выбрать для исповеди. Ну а если тот не готов… Короче говоря, начиная с каких-то стрессовых ситуаций и кончая всевозможными значимыми только для Вашего ребенка пустяками, он буквально уже подсознательно награждает своего собеседника своими проблемами, облегчая существование себе и утяжеляя ему. К сожалению, это инфантилизирует детей, сбрасывающих с себя бремя ответственности на других.

Чем больше современных функций у мобильного телефона, тем выше престиж его владельца, и поэтому телефономания – одна из основных зависимостей у детей с мобильными телефонами. А слово «зависимость» уже говорит само за себя, суживая кругозор «мобильникоманов» до первоклассного освоения бесчисленных функций их ультрасовременных игрушек.

Исследования японских ученых свидетельствуют об угрозе для здоровья людей излучений мобильных телефонов, создающихся при разговоре абонента в замкнутом пространстве, особенно с металлическими стенами (вагоны электричек, поездов, салоны автобусов, кабины лифтов и т. д.). В то же время среди пользователей таких телефонов укоренилось мнение о безвредности излучения их. Однако если при использовании мобильных телефонов в открытом пространстве это более или менее соответствует истине, то в замкнутом пространстве отражение микроволн от металлических поверхностей из-за интерференции может усиливать интенсивность излучения в так называемых горячих точках в тысячу раз в сравнении с открытым пространством.

(По материалам СМИ)

По мнению британских ученых, телефонозависимых людей можно подразделить на «киборгов» и «протезированных».

«Киборги» – это те, которые настолько «срослись» с телефоном, что считают его своей частью тела, как ребенок в первые месяцы жизни предполагает, что мама – это продолжение его.

Само слово «протезированные» говорит о сути проблемы. Телефонозависимость «протезированных» проявляется в испытываемом этими людьми дискомфорте, если вдруг по какой-то причине у них нет в этот день телефона.

Чем дороже мобильный телефон у ребенка, тем тревожнее становится он, боясь его потерять. В каждом сомнительном незнакомце он может видеть грабителя. К сожалению, из-за мобильного телефона детей действительно могут избить, искалечить, ограбить, так что их повышенный уровень тревожности имеет под собой реальную почву.

Зная, что и родители могут наказать собственного ребенка, отняв у него мобильный телефон, дети, зацикленные на мобильниках, пытаются изворачиваться и лгать в тех ситуациях, когда над ними нависает такая угроза.

Словом, ребенок с мобильным телефоном – это ребенок со своей стратегией и тактикой выживания. И, позволив однажды вкусить ему это «благо» цивилизации, знайте, что пути обратного нет. Хорошо еще, если ребенок не станет фанатом этого современного «монстра» и благодетеля, без которого Ваши потомки уже просто не мыслят своей собственной жизни. Телевизор, компьютер, мобильный телефон – это то, что сегодня окружает детей с самого их рождения, что-то вроде предметов первой необходимости. Так что самое важное – им объяснить, когда данная необходимость настанет.

* * *

Однажды во время консультации двенадцатилетнего любителя и фаната всех современных новшеств сладкой жизни, претендента на теле-видео-компьютеро-мобильную манию я задала мальчику провокационный вопрос: что бы из самых обожаемых им предметов он взял бы с собой в первую очередь, если бы оказался вдруг перед фактом лишения их всех сразу, одновременно.

Мальчик задумался. А мне тут же припомнился случай, описанный Мишелем де Монтенем в его знаменитых «Опытах», когда император Конрад III, осадив Вельфа, герцога Баварского, разрешил знатным дамам, запертым вместе с герцогом в городе, выйти оттуда, взяв с собой только то, что сами смогут унести. Увидев, что дамы решили вынести на своих плечах детей, мужей и даже самого герцога, император настолько был восхищен их благородством, что даже заплакал от умиления, и ненависть к побежденному герцогу и его подданным сменилась в нем вдруг проснувшейся человечностью.

Но что, что предпочтет из всех этих диковинок мой маленький современный фанат?

Пока я вспоминала Монтеня, мальчик ранжировал ценность любимых «игрушек».

Ну, предположим, компьютер он может легко унести только в качестве ноутбука, – пыталась угадать ход его мыслей я. А телевизор практически невозможно, зато видео сможет взять в другую руку. Мобильный телефон – вообще без проблем: уместится в любом кармане, решала я про себя свою задачу. Но мальчик, по-видимому, еще не был знаком с Монтенем, не сообразив, что взять с собой смог бы сразу несколько искушавших его диковинок, и выбрал мобильный телефон.

А когда я решила уточнить – почему телефон, то неожиданно для самой себя вдруг услышала из уст ребенка буквально оду в честь этого телефона, всех функций его и возможностей, поняв, что подросток действительно сделал правильный выбор. И если он хотя б еще десять минут продолжит перечислять мне современные преимущества этого маленького обаятельного друга – монстрика, то мне тоже придется изменить своим старым закадычным привязанностям в пользу этого всеумейки и всезнайки.

И теперь я уже не удивляюсь, читая, что австралийский академик Диана Джеймс пришла к выводу, что психологическая зависимость от мобильного телефона сильнее, чем от сигарет.

Не секрет, что многие люди, забыв дома свой телефон, беспокойны и очень нервозны, что у них даже скачет давление, повышаясь, как у гипертоников.

А последние статистические данные, касающиеся этого вопроса, вообще потрясают:

90 % англичан в возрасте от 18 до 25 лет бывают везде только с мобильными телефонами;

40 % считают, что уже просто не смогут жить без этих телефонов;

35 % уверены, что сотовый телефон спасает их от собственных проблем;

32 % не в силах ограничить время «общения» со своим мобильным «другом»;

8 % не расстаются с телефоном даже во сне.

Однако 7 % опрошенных в обиде на это новое чудо техники, обвинив сотовый телефон в «утрате важных для них личных отношений либо в потере работы».

Интересный эксперимент по изучению мобильной зависимости был проведен со студентами университета Нью-Джерси, которым предложили отключить свои сотовые телефоны всего на три дня. Из 220 человек только… трое студентов кое-как справились с заданием, а для 217 студентов такой срок оказался невыполнимым. А ведь эти три дня молодежь, в конце концов, просто могла бы вживую пообщаться друг с другом. Однако живое общение в эру мобильных телефонов, к сожалению, превращается в постепенно изживающий себя анахронизм.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, купив ему мобильный телефон

  • Объяснить, что мобильным телефоном надо пользоваться только в экстренных случаях и кратковременно.
  • Запретить длительные разговоры по телефону.
  • Обучить современным средствам безопасности.
  • Покупать детям телефоны с минимальной дозой излучения.
  • Дать понять, что владение современным мобильным телефоном-айфоном – это вовсе не категория успешности-безуспешности человека.
  • Рассказать ребенку о возможных негативных последствиях, угрожающих его здоровью, если он часто будет пользоваться мобильным телефоном.
  • Детям до восьми лет не разрешать пользоваться мобильными телефонами.
  • Если ребенок настаивает на покупке мобильного телефона, а у Вас нет на это средств, не кричать на подростка и не отговаривать его от этой затеи, а объяснить ему, почему это невозможно сейчас, давая шансы на то, что ребенок сам попытается заработать деньги на эту покупку.
  • Поощрять встречи и нетелефонные беседы с друзьями.
  • Принимать все меры, чтобы наличие мобильного телефона не превратило бы Вашего ребенка в «мобильникомана».

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, которому купили мобильный телефон

  • Поощрять увлечение ребенком мобильным телефоном.
  • Не контролировать время разговора по телефону.
  • Не объяснять, какую опасность для здоровья представляет этот телефон.
  • Не учить соблюдать инструкции по безопасности.
  • Постоянно обновлять ребенку марки мобильных телефонов.
  • Дарить мобильные телефоны дошкольникам.
  • Думать о своем спокойствии больше, чем о безопасности ребенка.

Советы по безопасности использования мобильных телефонов

Перед тем, как разрешить ребенку пользоваться мобильным телефоном, родители вместе с ним должны прочитать инструкцию к этому телефону, изучив правила пользования им и правила безопасности.

Объясняйте детям, что при разговорах по телефону им необходимо пользоваться наушниками.

В случае отсутствия наушников расстояние от мобильного телефона до головы должно быть около 2 сантиметров и больше.

Время пользования мобильным телефоном должно быть минимальным, не более нескольких минут.

Количество звонков должно быть резко ограничено, только по необходимости.

В течение дня даже взрослым не рекомендуется разговаривать более 10–15 минут, а для ребенка и эти цифры слишком велики.

В связи с тем, что наибольший уровень облучения регистрируется в момент установления связи, когда телефон находится в поисках сигнала, то в тех местах, где поиск затруднен, например, в лифте, в общественном транспорте, подземных помещениях, желательно не разговаривать по телефону вообще.

Риск излучения возрастает при разговоре во время ходьбы или в автомобиле, так как приходится постоянно подключаться к новым антеннам, поэтому в этих случаях лучше отложить свой звонок.

Ребенок должен как можно реже пользоваться телефоном в закрытых помещениях в связи с тем, что излучаемые телефоном волны могут отражаться стенами и покрытиями, усиливая облучение.

При включении телефона или плохом приеме ребенок не должен прикладывать телефон близко к уху, так как в этот момент излучение максимально.

Дети не должны держать мобильники постоянно рядом с собой.

Мобильник необходимо отключать перед сном.

Родители должны объяснить ребенку, что беспроводный способ передачи данных от одного мобильника другому, известный под маркой Bluetooth, это не только удобство, но и дополнительная доза излучения.

Ситуация для родителей

Родители 15-летнего Геннадия – достаточно обеспеченные люди, но купить сыну не только айфон, а даже самый простой мобильный телефон наотрез отказались, мотивируя это заботой о его здоровье, хотя сами давно пользуются такими телефонами. И как только Гена ни просил их, обещая, что будет звонить только в экстренных случаях, главное, чтобы все одноклассники видели, что он тоже не хуже других, мама с папой смеялись над этими доводами, упрекая его в инфантильности, так же как и в том, что он еще до сих пор не способен иметь свое мнение.

✓ Как на месте родителей мальчика поступили бы Вы?

* * *

Когда ты рождаешься в стране чудес и чудеса превращаются в простую обыденность и повседневность, а не в сверхъестественное, удивляющее тебя, то волей-неволей приходится грезить о чем-то другом, гораздо рутиннее этих чудес, которые уже приелись и не привлекательны для тебя.

Однако мобильные телефоны и особенно айфоны – одно из обыденных наших чудес, которые не приедаются, а лишь восхищают своими юлийцезарскими возможностями, и даже больше. Жаль только, что из этих безграничных возможностей современные дети выбирают не самые лучшие, лишая себя горько-кисло-сладкого вкуса естественного общения человека с человеком – одной из главных ценностей нашей жизни.

Жаль только, что даже это бутафорско-декоративное телефонное общение ранжирует претендующих на него определителями номеров и автоответчиками, отключаясь и включаясь в нужный момент, деля общающихся между собой детей на различные касты. И не дай Бог попасть Вашему ребенку в касту неприкасаемых.

Да и другие оборотные стороны этой медали, не говоря уже о здоровье ребенка, не столь светлые, как кажется на первый взгляд. И все-таки эти маленькие, почти разумные постоянные спутники нашей жизни достойны не меньшего восхищения, чем ковер-самолет, претворенный в жизнь. А если бы благодаря им у Ваших детей главным критерием было бы не количество, а качество общения, то им вообще не было бы цены.

Но… это зависит от Вас…

А кстати, что взяли бы Вы с собой, оказавшись на месте вышеописанного мальчика-фаната, принимая соломоново решение в ситуациях, аналогичных ситуации из знаменитых «Опытов» Монтеня?

SMS-мания

Она ехала рядом со мной в вагоне метро и строчила без передышки SMS-сообщения, улыбаясь и даже смеясь или же почти вслух негодуя ответным посланиям. Эти всплески эмоций привлекали к ней многих из едущих в этом вагоне, тех, кто сам не строчил сообщения или не говорил по мобильному телефону. Почти весь вагон был набит школьниками, возвращающимися домой. Кто-то громко кричал в свою трубку, что уже подъезжает, кто-то просто по-дружески с кем-то болтал, причем тоже лишь по телефону. Но их были всего единицы. Почти все остальные «говорили» не так, а своим большим пальцем, бесконечно строча SMS.

Это было, конечно, очень странное зрелище. Школьники не общались почти что друг с другом, только редкие фразы, никаких обсуждений прошедших занятий. Будто бы в одночасье вдруг все онемели.

Это дружное онемение, разговоры не голосом, а большим пальцем внешне напоминало какой-то психоз, словно ты оказался в палате сумасшедшего дома, в лучшем случае – в обществе глухонемых. А когда эта девочка, моя соседка, вдруг помчалась к двери, меня вновь потрясло собственное открытие – оказалось, она «говорила» руками со своей одноклассницей, сидевшей напротив нее, но умеющей скрыть всплески своих эмоций, если они вообще у нее только были. Эти две младшеклассницы вместо того, чтобы просто взглянуть друг другу в глаза, чтобы встретиться взглядами и все понять, пускай даже без слов, коль они не уместны, всю дорогу строчили свои «эсэмэски», неизвестно о чем и зачем.

И снова старшее поколение озадачило поведение младшего. И снова новые технологии по-новому лепят современных людей – у них новые взгляды и другие потребности. У них новые крайности, новые мании. SMS-мания стала одной из них.

А то, что, казалось бы, во многих случаях очень полезное, эффективное, важное средство общения в виде послания SMS-сообщений превращается в манию, говорят бесконечные факты и заключения специалистов. Те, кто пробовал, знают, что писать эсэмэски настолько притягивает, что в конце концов может стать страстью. И ты пишешь уже не два-три сообщения, а значительно больше – десятки и сотни. Ведь одно сообщение – это копейки, да и мысли рождаются каждый момент, а не только когда отдыхаешь. Ведь не будешь же ты на уроке говорить по мобильному телефону, чтоб рассказать, что пришло тебе в голову под теорему или новую формулу. А SMS-сообщение можно тайно послать, когда всем объясняет учитель как раз незнакомую, новую тему. Ну а то, что ты сам все прослушал, не беда, «на фига» тебе это сдалось, когда ты кайфовал от своих сообщений и все было ужасно прикольно.

– Ваш ребенок стал хуже учиться, у него изменилось внимание, отвечает всегда невпопад, – жалуется учитель, – хотя тихо сидит на уроке, не шалит, не мешает другим.

Но Вы поняли уже причину, заплатив слишком круглую сумму за его увлечение к письмам. Вот когда у него концентрация измененного в школе внимания на высоте. Так зачем же рассеивать ему ее на уроках?

По данным исследования Корейского агентства цифровых возможностей, около трети людей, пишущих SMS-сообщения, посылают их более сотни за сутки.

Средства массовой информации сообщили даже о «SMS-маньяке» – 19-летнем шотландце, умудряющемся посылать до 700 таких сообщений в день. А когда фирме, где он работал, пришлось заплатить за месяц подобной «работы», его просто уволили.

Оказалось, что в мире есть не только «SMS-маньяк», но и «SMS-лунатик» – англичанин Ричард Гриффитс, посылающий свои сообщения даже во сне. Британская пресса сообщила, что однажды он в своем ночном SMS просил друга о помощи. Друг, откликнувшись, перезвонил и узнал – Ричард спит.

А жителю Дании в психиатрической клинике, куда он обратился за помощью, разослав в этот день более 200 сообщений, поставили даже диагноз – «SMS-зависимость».

И этот диагноз в последнее время выставляется все чаще и чаще. Например, индиец Дипак Ширма, пытаясь попасть в Книгу рекордов Гиннесса, послал только за один месяц около 200 тысяч SMS, наметив себе новый рекорд – 300 тысяч, несмотря на гигантский счет оплаты за услуги, превышающий по количеству страниц саму Книгу Гиннесса.

Но не каждый владелец мобильного телефона, и особенно если это ребенок, способен послать даже 100 сообщений. Как считают врачи, набивать SMS на мобильнике вредно для здоровья ребенка. У него просто может возникнуть нечто вроде писчей болезни. «Писчий спазм» – это бич пианистов. А теперь он грозит также и SMS-писателям.

Четырнадцатилетняя Лаура, отправляя в среднем по 100 сообщений в день, оказалась в больнице с диагнозом «тендинит», а иначе – воспаление сухожилий. У нее большой палец вообще перестал неожиданно двигаться, а все началось с боли в этом пальце на правой руке.

Газета «Дейли телеграф» опубликовала мнение английских врачей, что SMS-мания действительно опасна для здоровья детей и обмениваться SMS-сообщениями детям желательно не более 5–10 минут в день.

Для физиологов не секрет, что большой палец, которым чаще всего ребенок набирает свои сообщения, вовсе не предназначен для стереотипно повторяющихся движений при наборе слов. Его функция – это хватание и сжимание. В связи с этим, испытывая сильное напряжение при несвойственной для него «писательской» деятельности, он по-своему «протестует» – покраснением, повышенным спазмом, снижением подвижности, болью.

В настоящее время доказано, что нагрузки на пальцы кистей могут сопровождаться действительно патологией. Мы уже говорили об этих проблемах у играющих на пианино. Для них это уже сейчас стало профессиональной болезнью. Но, в конце же концов, нет же профессии – набирать SMS-сообщения.

На сегодняшний день страдающих SMS-зависимостью уже сотни тысяч, хотя реально, наверное, их миллионы. Многие, забывая о сне и еде, чтоб общаться с такими же SMS-манами, узнают о ней только тогда, когда нечем платить уже за телефон.

А все началось не так давно. Первое SMS не только отправил, но и придумал, как это осуществить с помощью телефона, инженер телекоммуникационной компании Нейл Папуорт в 1992 году. Он отправил свое лаконичное рождественское послание «Merry Christmas – 92» и открыл новый способ общения современных людей – лаконичный и быстрый, вернее, мгновенный, безусловно идущий в одну ногу с прогрессом. Но опять же подвел «человеческий фактор»… Мы учли во всем этом лишь плюсы, позабыв, что имеются минусы.

Плюсы – это мгновенный обмен информацией при довольно доступной цене. Написав сообщение, Вы отводите душу, сообщаете что-то так важное Вам или же получателю Ваших посланий. Ну а если не важное, а трафаретное – это тоже общение в данный момент, правда, в этом общении чаще всего телеграфный стиль и с усечением слов. Например, человек – это «чел». К сожалению, этот язык SMS стал входить в разговорную речь. Эллочке-людоедке вряд ли б даже приснился набор слов современных «писателей» SMS-сообщений. Она просто в сравнении с ними – академик, профессор-лингвист. Чем короче напишешь, тем быстрее отправишь. Клише мыслей и слов получатель поймет.

Правда, есть также мнение, что подобный язык говорит о богатых возможностях русского языка и сегодня приемлем. Даже если он и неприемлем – он уже появился на свет, существует и есть.

Как правило, дети, окунувшиеся в омут SMS-мании или зависимости, одиноки и мнительны, с низкой самооценкой, с массой комплексов. Это дети, которым очень трудно общаться вживую. И они нашли способ создать для себя что-то вроде иллюзии коммуникации. Ты не видишь глаз тех, кому пишешь, и по мимике интуитивно не чувствуешь степень искренности отношений. А безмолвные краткие письма вовсе не эталон подлинности эмоций. Так что можно тебе обмануться, и никто не узнает, какой дискомфорт ощущал ты, писав эти письма, защищая себя от действительности.

А ведь мы с Вами, взрослые, и в самом деле замечаем лишь видимый только поведенческий аспект при SMS-мании у наших детей. Пребывание вместе, вдвоем с телефоном днем и ночью, всегда и везде, постоянные взоры ребенка на экран телефона, то и дело набор сообщений, даже если Вы вышли с детьми погулять. Телефон стал ребенку важнее родителей и друзей, все его интересы только в нем и о нем.

Ваш ребенок теперь постоянно рассеян, хуже учится и плохо спит. Утром, встав, первым делом строчит сообщения, раздражен, когда не отвечают. Он меняет давно установленный режим дня, позабыл все свои увлечения и привязанности, кроме этих своих сообщений…

Если нечто подобное происходит с Вашим ребенком, задумайтесь о глубинных причинах его поведения. Почему SMS-мания стала его образом жизни и средой обитания? Почему он бежит от реальности? Почему увлечение стало теперь для него смыслом жизни? Почему ему в жизни важна лишь искусственная коммуникация?

На сегодняшний день SMS-зависимость, так же как и интернет-зависимость, игроманию, относят к виртуальным зависимостям. Виртуальным, но отражающимся на реальной жизни людей.

Однако самое страшное, что угрожает Вашему ребенку при SMS-зависимости, – это деградация его умственных способностей. По мнению ряда наркологов, пытающихся лечить эту зависимость, в запущенных случаях подобная деградация напоминает изменение психики при употреблении марихуаны. Во всяком случае, если даже и не деградация, то работоспособность ребенка резко падает и по-своему деградируется живое общение.

Вспоминается случай, как одна двенадцатилетняя девочка, увлекающаяся писаниной SMS-сообщений, пожаловалась, что при встрече с подружкой, которой она посылает по десять писем в день, им не о чем говорить. Вся их дружба теперь – это лишь переписка – «да» и «нет», «хочешь» или же «не хочу». Раньше вместе они постоянно ходили в театр или в кино, в гости к своим знакомым, раньше вместе бродили они по аллеям в парке возле их дома. А сейчас это в прошлом, просто времени нет. Как появится только – сразу же за мобильный. Не заметишь, как быстро оно пролетает. Так что общие темы бесед их друг с другом связаны только лишь с SMS-сообщениями.

К сожалению, эта онемевшая речь стала связывать теперь почти всех детей, для которых родители приобрели телефоны.

А японский профессор Нобио Масатака, специалист по приматам и автор бестселлера «Обезьяны с мобильными телефонами», считает, что эти короткие сообщения по SMS, заменившие многим беседы и нормальную речь, начали вызывать у подростков инстинкты примата, увеличив у них агрессивность. А мобильники, все постоянно фиксируя в своей памяти, вообще скоро, наверное, лишат человечество лучших умов, так как память теперь не имеет значения.

В общем, как в любом новом массовом явлении, а вернее, в любом повальном увлечении и в проблеме повышенного внимания к SMS-сообщениям имеются свои сторонники и противники. Но когда это касается взрослых, у них есть уже собственные понятия и взгляды относительно этого и золотой для них середины. Но когда речь идет о ребенке, а сейчас уже многие дети имеют мобильники почти с пеленок, здесь бы надо родителям постараться держаться неких твердых позиций.

Говоря о возможностях общения SMS-посланиями между родителями и детьми, многие исследователи видят в этом даже больше преимуществ, чем недостатков, считая, что такое общение соответствует духу времени. Конечно же соответствует, но надо учитывать еще и суть концентрированного содержания родительских наставлений, которая может преследовать тебя по сто раз на день, начинаясь с капель и кончаясь японскими пытками.

Невольно вспоминается даже один из курьезных случаев, недавно происшедших в Китае. Юноша, укравший сумку с деньгами и мобильным телефоном, начал получать от бывшей владелицы этого мобильного телефона SMS-сообщения с просьбой забрать себе деньги, но вернуть телефон. Учительница не просто просила парня вернуть ей свой телефон, но невольно продолжала выполнять и свою профессиональную воспитательную миссию, общаясь с ним и послав ему 21 SMS-сообщение примерно такого содержания: «Приятель, меня зовут Пэн Эллинг, и я преподаю в школе Вуто Миал Скул. У тебя, наверное, дела идут плохо, поэтому я на тебя зла не держу…»; «Ошибки совершают все, но главное – ты должен осознать это и пытаться их исправить…»

Когда терпение педагога наконец лопнуло и она решила сообщить о пропаже в полицию, возле двери своей квартиры она вдруг увидела украденную сумку. SMS-сообщение, оставленное ей вором, говорило о том, что ее воспитательные воздействия увенчались успехом: «Дорогая Пэн. Мне очень жаль… Пожалуйста, прости меня. Ты отнеслась ко мне понимающе, даже несмотря на то, что я украл твои вещи. Я попытаюсь исправиться и стать нормальным человеком».

Но прогресс бесконечен, за ним не угонишься. И теперь можно уже не только общаться эсэмэсками с кем-то, создавая иллюзию благополучия, что сейчас у тебя стало столько «друзей», но послать SMS для участия в викторине, в какой-то игре. Можете заказать себе так даже музыку.

SMS-индустрия с каждым днем расцветает. Можете написать даже в службу знакомств, на доску объявлений, узнать гороскоп свой на эту неделю. Поучаствовать в SMS-розыгрышах. И без розыгрыша отыскать себе друга, жениха и невесту, кого пожелаешь.

Этот сервис пошел еще дальше, предложив Вам общение с Богом. И теперь со всех точек планеты летят SMS-письма с содержанием просьб и желаний, которые будут в Израиле вложены в Стену Плача.

Вы теперь можете получить на мобильный тексты нужных молитв и посетить даже SMS-школу изучения Библии.

С каждым днем перечень всех услуг нарастает. Вот, к примеру, один, найденный в Интернете.

Новые сервисы SMS-мании

Вы можете найти друга по переписке или просто с интересом провести свободные полчаса. Окунитесь в мир SMS-информации и развлечений!

Новый увлекательный сервис – это веселое времяпрепровождение, удобная возможность общения и поиска новых друзей по всей стране.

Для веселого времяпрепровождения Вы можете прочитать анекдоты, афоризмы, знаменательные даты, подарки, признание в любви, Камасутру, тосты, цитаты.

Вашему вниманию предоставлена самая свежая информация – автокоды, курс всех валют, погода, штрих-коды.

Вы можете получить любую персональную информацию: гороскопы, биоритмы, сонник, нумерология.

SMS-трансляция спортивных соревнований: футбол, хоккей, «Формула-1».

SMS-игры (следует перечень огромного количества игр).

Лого и мелодии: получи картинки или мелодии на свой телефон.

Можно ли устоять нам вообще перед перечнем таких возможностей, и особенно детям, жаждущим быстрее перепробовать все в бесконечных меню фантастически-сказочных технологий?

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям при увлечении их ребенка SMS-сообщениями

  • Объяснить ему, что SMS-сообщение на сегодня – реальная необходимость, в каких случаях надо его посылать.
  • Поощрять только нужные SMS-отправления.
  • Разъяснять, что с друзьями не стоит целый день перебрасываться парой слов в своих сообщениях, лучше встретиться и пообщаться. Поощрять, как только возможно, такое общение.
  • Рассказывать о возможных последствиях для здоровья детей при увлечении ребенка SMS-сообщениями.
  • Заполнять все свободное время ребенка интересной для него деятельностью.
  • Уделять максимум внимания для общения с ним.
  • Если у Вас возникает подозрение на возникающую у ребенка SMS-зависимость, а об этом нетрудно догадаться по телефонному счету, отключите доступ телефона к SMS.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям при увлечении их ребенка SMS-сообщениями

  • Не обращать внимания на увлечение ребенком перепиской по мобильному телефону и бесконечной тратой времени на SMS-сообщения.
  • Не разрешать писать их вообще.
  • Запрещать общаться с друзьями, которым он пишет SMS-сообщения.
  • Уделять мало времени для общения со своим ребенком.

Ситуация для родителей

Когда учительница пожаловалась маме Вити, что он сегодня на уроке геометрии писал SMS-сообщения вместо того, чтобы слушать новый материал, мама мальчика только пожала плечами, объяснив ей, что Вите уже 14 лет и у него есть своя голова на плечах. Если ему неинтересно учиться, пойдет работать. Но запретить сыну писать SMS-сообщения она не может.

 Правильную ли позицию по отношению к воспитанию своего сына заняла мама Вити?

* * *

SMS-мания – это нечто подобное визитной карточке для современных детей, в какой-то степени отражающей их мироощущение, а скорее всего, своеобразное мировидение и миропринятие. И если вдруг горизонт нашей жизни для Вашего ребенка смыкается в каких-то пустых и никчемных SMS-сообщениях со словарным запасом скуднее, чем был даже у «знаменитой» Эллочки-людоедки, не наша ли в этом вина?

А может быть, сами порой мы похожи на этих же Эллочек-людоедок со своим стандартным джентльменским набором методов воспитания собственного ребенка, не желая его пересматривать, позабыв о динамике жизни и о том, что ребенок меняется тоже вместе с этой динамикой и по-своему даже пытается, как умеет, противостоять нам. И одна из попыток противостояния – это жизнь по правилам SMS-сообщений. Ведь любая зависимость в конце концов – это крик человека о помощи, его своеобразная соска, отвлечение от постоянно скребущих проблем нашей реальности, где, очевидно, скорее всего, Ваш «эсэмесный» ребенок не ощущает еще почему-то прочного дна, чувствуя во всем лишь зыбкость… Маятник зыбкости всех наших чувств, маятник зыбкости всех отношений, маятник зыбкости наших… надежд… А большой палец шлет эсэмески, надеясь на лучшее… Недаром поколение современных детей в Японии назвали «поколением большого пальца».

Теледети, воспитанные теленянями

Для сегодняшнего ребенка телевизор – это настолько обыденное явление, что ему очень трудно представить, как возможно прожить без него. Не успев еще даже родиться, а тем более после рождения Ваш младенец прислушивается к многочисленным голосам в доме. Причем это не только голос мамы и папы, голоса других близких ребенку людей, но и чуждых ему, посторонних, говорящих не с ним, а с самими собою. Они словно живут тоже в этой квартире или в комнате, но в телевизоре, создавая иллюзию эффекта присутствия в доме множества разных людей.

Очевидно, скорее всего, для младенца телевизор «похож» на собаку и кошку, он – «живой», не мяукает, но разговаривает, да еще что-то в нем двигается все время. Даже мама всегда рада слушать его и смотреть, что же в нем происходит.

И ведь действительно, во многих семьях постоянно включенный телевизор – своеобразный фон жизни семьи. Он и вправду – живой: сам с собой разговаривает, сам себе рекламирует что-то и сам слушает свою же музыку, привлекая внимание малыша. И ребенок, еще не умея сам сидеть, уже часто сидит перед ним на коленях у мамы или, лежа в своей кроватке, умудряется и через прутья смотреть на мелькание разных картинок, на мелькание света и тени в этом странном таинственном «звере», то ли кошке или же собаке, непохожем ни на кого.

И конечно же уже повзрослевшему современному ребенку все Ваши рассказы о жизни без телевизора покажутся сказками или мифами, но не былью.

Однако были когда-то те, далекие уже теперь времена, когда смотреть телевизор казалось благом, а программы для детей показывали добрые и светлые мультфильмы. Тогда телевизор был не в каждой семье, и люди ходили друг к другу в гости посмотреть модный телесериал или долгожданный концерт, а сам телевизор казался синонимом радости.

Сегодня же – совершенно другая картина. И «синоним радости» приносит не только радость. Телевизионное «хорошее» уже переливается через край, превращаясь из хорошего в плохое. А плохое в том смысле, что с каждым годом появляется все больше и больше работ, доказывающих негативное влияние «поклонения» телевизору на психику и здоровье человека, и особенно если это ребенок.

Правда, прежде всего, что «хорошего» приносит все-таки телевизор ребенку.

Безусловно, если умело использовать предлагаемые им развивающие и общеобразовательные программы, то это развитие познавательных способностей, развитие эрудиции ребенка. Ведь даже ставшие «притчей во языцех» телепузики могут многому научить детей раннего возраста, которым мало уделяют внимания их родители. А «Улица Сезам» посвятит во многие тайны человеческого бытия дошкольников. Смотря любимые передачи, Ваш ребенок находит темы для общения с другими детьми, увлекающимися этими же программами, а значит, учится коммуникации, благодаря которой сумеет адаптироваться к условиям нашего общества.

Телевизор на какое-то время успокаивает импульсивного и гиперактивного ребенка, давая не только ему, но и родителям кратковременные передышки. А в некоторых семьях он заменяет малышу даже няню. Во всяком случае, во время просмотра ребенком телевизионной передачи мама может заняться собственными делами. Хорошая передача поднимает настроение, а понравившийся мультфильм, рассказывая о том, что происходит с другими, знакомит ребенка со всевозможными чувствами и эмоциями людей, предлагая пути выхода из различных ситуаций, таким образом как бы обучая детей «правильно жить» и делать как можно меньше ошибок.

Наверное, эти положительные воздействия телепрограмм и в самом деле благотворно влияли бы на ребенка, если бы родители его могли бы пользоваться магией подобных чудес света, деля ее на черную и белую, оставив для детей лишь волшебство и чародейство белой.

К сожалению, в современных инструкциях к телевизору не предусмотрены пункты, предупреждающие родителей о возможных негативных последствиях, которые могут возникнуть у детей при неправильном использовании голубого экрана.

А неправильное использование телевизора, когда речь идет о ребенке, это, прежде всего, злоупотребление временем просмотра, без учета возрастных особенностей детей, так же как и программами передач.

Родители, усаживающие своих детей перед телеэкранами, должны быть осведомлены, чем это может обернуться в дальнейшем.

Действительно ли от этого только лишь польза или может быть также вред? И стоит ли заменять телевизором няню ради собственного благополучия, если это потом отзовется негативными сдвигами в организме ребенка и расплата за все – потеря здоровья. Однако исследования последних лет свидетельствуют именно об этом.

Например, ставший модным сегодня в связи с приписываемым его детям-индиго дефицит концентрации внимания многие ученые стали связывать с увлечением ребенка телевизором, считая, что просмотр телепередач детьми более двух часов в день способствует развитию этого явления. Причем каждый час, превышающий примерную норму оптимального времени в два часа, повышает риск появления дефицита внимания приблизительно на 10 %. А что тогда говорить в тех случаях, когда дети сидят перед телеэкранами чуть ли не дни и ночи напролет, пока не надоест, пока могут.

А сидение перед экраном – это вынужденная гиподинамия ребенка и бессознательная еда того, что попадется под руку. Как показали научные исследования, 25 % от съеденной за день ребенком пищи машинально заглатывается им во время просмотра телевизора, а количество детей, страдающих ожирением, прогрессивно растет во всем мире. Так что низкая физическая активность, граничащая с ленью, совместно с другими неблагоприятными факторами отражается на здоровье ребенка, и не только в виде избыточной массы тела, но и способствует высокому риску развития у этих детей всевозможных соматических заболеваний, не говоря уже о нарушениях поведения.

Данные исследователей из университета Глазго в Шотландии показали, что сегодняшний трехлетний ребенок в большинстве случаев физически активен не менее 20 минут в день при минимальной норме один час. И ежедневная дань телепередачам тоже вносит в это свою лепту.

А исследование психологов из Корнельского университета завершилось выводами о том, что у маленьких детей, предпочитающих телевизор другим забавам, проявляется склонность к аутизму. Оказалось, что в тех местах и штатах, где погодные условия очень часто неблагоприятны для прогулок, дети вместо игр во дворе сидят перед телевизорами.

Эта склонность к аутизму у детей обнаруживалась чаще в тех семьях, где имелась возможность смотреть кабельное телевидение с бесконечным выбором программ. По мнению ученых, это, вероятнее всего, было связано с тем, что, увлекаясь, как и дети, телевизором, родители в таких семьях, следя лишь за экраном, почти не говорят с ребенком. А это означает – что дети почти не общаются с людьми и загоняют сами себя в свою реальность.

Вообще, данные последних исследований во многих странах мира свидетельствуют о том, что коммуникативные способности детей, несмотря на то что тем для разговоров предостаточно, ухудшаются и сводятся на нет. И если раньше собеседником был друг, то теперь телевизор, а это собеседник без обратной связи.

Сегодняшние дети почти уже не мучают родителей вопросами, и не из-за того, что исчез возраст почемучек. Им просто легче посмотреть про все интересующее их телепрограмму.

От этого страдает речь, ведь с разговорной речью они почти что незнакомы. А их родители, не понимая этого, довольны тем, что могут отдохнуть. И отдыхают… не общаясь с собственным ребенком. Зато потом удивлены и сетуют – что с их ребенком, он плохо говорит, не может строить фразы и даже отвечать толково на вопросы.

Ученые из Ассоциации педиатров Японии, занимаясь этой проблемой, обнаружили следующую закономерность – чем больше ребенок смотрит телевизор, тем меньше развиты его коммуникационные способности. Оказалось, что 96,6 % детей из тех семей, где телевизор составлял своеобразный фон жизни, работая без передышки больше 10 часов в день, во время вынужденных контактов с людьми не смотрели на собеседников, а отводили от них глаза. Так что нет ничего удивительного в том, что у таких детей наблюдались замедленные темпы усвоения разговорной речи. У них просто не было навыков общения. Телевизор заменял им няню, но эта няня не умела поддерживать даже самый примитивный разговор.

А ученики младших классов, у которых был собственный телевизор в комнате, не только отставали от своих сверстников в познании языка, но и плохо справлялись, помимо этого, и с заданиями математического тестирования.

Сенсационные исследования новозеландских ученых из университета Отаго известили весь мир о том, что чем больше ребенок сидит перед телевизором, тем хуже он учится в школе и тем меньше имеет шансов поступить в университет. А если даже такие дети и обучаются в высших учебных заведениях, то они реже других успешно оканчивают их. Эти результаты постоянно подтверждаются и другими зарубежными исследованиями – ну хотя бы таким, что из 1000 обследованных людей двадцатишестилетнего возраста более низкий уровень образования оказался у тех, кто в детстве любил смотреть телевизор.

А если под «детством», по данным другого исследования американских ученых, подразумевается лишь ранний возраст – возраст до трех лет, то при развлечениях телевизионными программами в этом возрасте более трех часов в день показатели некоторых умственных способностей у таких детей при достижении ими 6–7 лет могут оказаться хуже, чем у сверстников, для которых телевизор в раннем возрасте не был панацеей от всех бед и массовиком-затейником.

Говоря о последних научных исследованиях 2011–2012 годов, хотелось бы остановиться на исследованиях британских ученых, считающих, что современные малыши живут сегодня между пятью экранами – телевизоров, компьютеров, видео-игр, айфонов или других современных мобильных телефонов и экранов-таблеток. Среди этих экранов в раннем возрасте преобладает экран телевизора. Педиатры и психологи озабочены влиянием этих экранов на состояние здоровья ребенка.

Оказалось, что британские тинейджеры, как, впрочем, и подростки из других стран, около шести часов в день тратят на просмотр телевизора, а проблемы с лишним весом и сердечно-сосудистой системой начинаются у детей уже даже тогда, когда это время достигает двух часов в день.

Телевизор не должен стать «электронной няней», малыши должны общаться не с ним, а с живыми людьми – родителями и детьми. Педиатры, принимавшие участие в этих исследованиях, советуют, чтобы родители знакомили малышей с телевизором только тогда, когда у них уже выработаются привычки социального общения. Причем, совместный просмотр телевизионных передач родителей с малышами и обсуждение увиденного значительно снизит негативное влияние телевизора на психику ребенка.

Британские педиатры призывают власти ЕС принять самые жесткие меры против того, чтобы просмотры телевизионных передач входили в жизнь маленьких детей, приводя в пример Америку, Австралию и Канаду, где этот вопрос уже решен.

Родители должны знать, что ежедневный просмотр телевизора повышает и детскую агрессивность. Не секрет, что сейчас практически нет совершенно наивных и добрых передач для малышей. Почти в каждом мультфильме кто-то с кем-то сражается. И когда побеждает даже добро, зло успело оставить свой след на душе у ребенка, постоянно боявшегося, кто кого победит и какое злодейство еще должен вынести его любимый герой.

Американские психологи приблизительно подсчитали, что уже к 12-летнему возрасту дети, постоянно смотрящие телевизор, видят в среднем около 100 тысяч сцен насилия по этому чудо-прибору. И если учесть, что все это оседает в эмоциональной памяти ребенка где-то на уровне подсознания, то легко объяснимо – почему агрессивность у нынешнего поколения детей и подростков растет буквально в геометрической прогрессии. И хотя есть исследования, опровергающие эти выводы, утверждающие, что это не так, что ребенок способен понять нереальное и реальное, тем не менее научные работы последних лет с завидным упорством подтверждают, что сцены насилия вовсе не помогают детям избавиться от агрессивного поведения, а, наоборот, провоцируют его.

Эксперименты американских, бельгийских и немецких психологов показали, что после просмотров мультфильмов с агрессивным содержанием даже у детей младшего школьного возраста повышался уровень агрессивности по сравнению с исходным уровнем, определяемым до начала просмотра этих мультфильмов.

Ученые, получившие данные результаты, не исключают версию, что это может быть связано с тем, что дети, смотрящие агрессивные мультфильмы, пытаются отождествлять себя с агрессивными героями, потому что, как правило, эти почти всегда колоритные персонажи привлекают к себе значительно большее внимание, чем почти бездействующие и бесцветные их противники, несущие людям добро.

Отождествляя себя с агрессивными героями, дети пытаются им подражать, перенимая их способы и пути преодоления всевозможных препятствий и решения разных проблем.

Конечно же, если Вы будете постоянно объяснять своим детям, смотря вместе с ними телепередачи, что агрессия вовсе не выход из критических ситуаций и мультфильмы лишь сказка, Ваш ребенок, скорее всего, вряд ли станет так рьяно заострять все свое внимание на агрессивных способах решения возникающих проблем. Но если Вас это не будет тревожить и Вы не дадите ему антипримеры, своим безмолвием как бы одобряя его антиобщественные поступки, ребенок делает вывод, что агрессия достойна его подражания, так же, как и агрессивный герой. Так что Ваш стиль воспитания способен внести свою лепту в агрессивность Ваших детей.

Российский предприниматель Алишер Усманов завершил переговоры с американской компанией Films by Jove о приобретении у нее коллекции из 547 классических советских мультфильмов. Эту коллекцию он хочет передать в фонд создаваемого детского телеканала, на котором, благодаря этой покупке, можно будет увидеть такие шедевры, как «Аленький цветочек», «Сказка о царе Салтане», «Конек-горбунок», не говоря уже о серии мультфильмов про Чебурашку и крокодила Гену.

(По материалам СМИ)

Помимо агрессивного содержания телепрограмм и Вашего стиля воспитания, по мнению психологов, развитию агрессивности при просмотре мультфильмов и других детских передач способствуют также и индивидуально-личностные особенности Вашего ребенка, и влияние на него сверстников и друзей, и то, как он оценивает содержание увиденного. Поймите, что интерпретация содержания у Вас и ребенка может быть совершенно различной.

По данным исследователей из университета имени Вашингтона в Сиэтле, четырехлетние дети, проводящие у телевизора около трех с половиной часов ежедневно, оказались более драчливыми и более задиристыми по сравнению со своими сверстниками, не уделяющими внимания телепрограммам, даже при достижении ими возраста от 6 до 10 лет. Причем подобная вероятность возникала у них на 25 % чаще, чем у сравниваемых с ними ровесников.

По мнению руководителя этого исследования Фредерика Циммермана, сделавшего выводы и из других аналогичных проектов, в современном фильме для детей в среднем 9,5 минуты посвящены насилию, которое волей-неволей смотрит ребенок.

И конечно же чем больше и чаще Ваш ребенок видит сцены насилия, тем более нечувствительным к ним становится он, и сомнения и муки Раскольникова ему просто уже непонятны. Так что каждый родитель должен задуматься о дальнейшем, уже когда только впервые включает ребенку «детскую» телепрограмму.

Как бы внешне спокойно на первый взгляд дети ни относились бы к сценам насилия на экране, внутренне чем младше ребенок, тем сильнее в эти моменты он переполнен страха, иногда зовя Вас посидеть с ним в эти мгновения, иногда убегая из комнаты, чтоб не видеть, что может случиться потом.

Надо помнить, что чем младше ребенок, тем менее критично оценивает он увиденное на экране и тем тяжелее ему оценить – где правда, где вымысел. Ему все еще кажется правдой. И попробуй ему объясни, что волк вовсе не съел всех козлят, пока дома не было мамы-козы. Он же видел, что съел, и съел всех шестерых. И остался один лишь козленок. А раз видел, так, значит, все было действительно так.

Во всяком случае, возрастной перечень страхов ребенка пополняется теперь каждый день ранее незнакомыми страхами перед всевозможными персонажами из мультфильмов и фантастических фильмов для детей, начиная с монстров и кончая динозаврами.

А так как некоторые родители, смотря взрослые телепрограммы, не запрещают смотреть их вместе с ними ребенку, то дети пугаются уже не просто придуманных монстров, а жизни, увидев «страшилки» или «ужастики» реальные, а не выдуманные. Причем больше всего перенасыщены ими последние новости.

К сожалению, глубоко запрятанный страх в качестве самообороны тоже выбирает агрессию, особенно при благоприятствующих ей ситуациях.

Чем больше негативных эмоций испытывает, сидя около телевизора, Ваш ребенок, тем выше уровень его тревожности, тем беспокойнее сон, тем сильнее выражено у него нервно-эмоциональное напряжение, тем раздражительнее становится он.

Уделяя много внимания телевизору, ребенок невольно видит рекламные ролики, проглатывая их информацию и считая, что ею надо воспользоваться.

Воспринимая рекламу всерьез, Ваши дети искренне удивлены, почему Вы не курите, когда есть сигареты «Мальборо», почему Вы не пьете такое прекрасное пиво, как «Балтика», а довольствуетесь минеральной водой.

Удивляясь Вашему поведению, дети требуют претворения рекламы в жизнь, хотя бы относительно себя. Результаты недавних исследований показали, что постоянный просмотр реклам на детских каналах заканчивается тем, что ребенок начинает выпрашивать у родителей понравившуюся ему игрушку, невзирая на причины отказа. Купите – и все! Если это советуют детям, почему же ее не купить?

Оказалось, что в среднем ребенок еженедельно настаивает на том, чтобы родители купили ему новую заветную игрушку, а каждые три недели ему очень хочется попробовать какие-нибудь два новых вида еды. В то же время дошкольники от трех до пяти лет, заглатывая что-то съедобное во время просмотра телепередач, в связи с тем, что не могут полностью сосредоточиться на еде, подавляют этим свой аппетит. Но тем не менее это нерациональное питание способствует появлению избыточной массы тела. В общем, заколдованный круг.

Наряду с самыми отрицательными последствиями влияния телевизоров на детей, появляются и работы, свидетельствующие о положительных моментах такого воздействия.

Ученые из университета Сиены обнаружили, что просмотр телевизора – это мощный отвлекающий фактор для снятия болевых ощущений во время проведения медицинских процедур. Этот фактор может даже соперничать с поддержкой больного ребенка мамой и иногда является еще эффективнее этой поддержки. Оказалось, что отвлечение детей интересной телевизионной программой сопровождается выбросом в кровь болеутоляющих гормонов.

И еще одно из последних исследований, опровергающих вредное влияние телевизора на развитие и здоровье ребенка, свидетельствует о том, что во многих случаях приписываемые детям отклонения со стороны поведения, их развития и здоровья отмечались у них и раньше, но просто не были ярко выражены, а по мере взросления ребенка интенсивность их проявления стала более значительной.

Однако какой бы точки зрения о влиянии телевизора на Вашего ребенка Вы бы ни придерживались, надо помнить о том, что электромагнитное излучение, исходящее из телевизора, это вовсе не фактор, повышающий сопротивляемость организма детей к различным заболеваниям. Электромагнитные излучения (ЭМИ) отрицательно влияют на мозг человека. Поглощение ЭМИ мозгом может привести к серьезным заболеваниям нервной системы.

Поэтому для исключения тяжелых последствий на здоровье ребенка надо учитывать и этот фактор, опираясь на нормы количества времени, безопасного для развлечения детей телевизором в различные возрастные периоды.

Специалисты советуют также при просмотре телепередач ребенком контролировать качество изображения на экране, следить за освещением в комнате, соблюдать нормы необходимого расстояния между ребенком и телевизором.

По данным британских исследователей, после просмотра телевизионной рекламы потребление пищи у детей увеличивается на 134 %. Как правило, из обилия рекламируемых продуктов дети выбирали шоколад, содержащий максимум жира и калорий, а также желированные конфеты. Наибольшее влияние на детей оказывали ролики, рекламирующие продукты и игрушки, сопровождаемые мультипликационными фильмами. Результаты исследования указали на тот факт, что реклама способствует потреблению детьми вредных для их здоровья продуктов приблизительно в два раза.

(По материалам СМИ)

Эти факторы безопасности очень важны, и их нормы должен знать каждый родитель, тем более что современный ребенок овладевает искусством дистанционного управления телевизором раньше, чем ходить и даже говорить, принимая постоянно маячащий перед его глазами пульт управления за нужную ему игрушку.

Рассуждая о позитивном или негативном влиянии телевизора на ребенка, надо помнить, что хотим мы этого или нет, но сегодня мы, сами того не желая, создали для наших детей такие условия, что телевизор стал важной частью их компетенции в окружающем мире. И если даже Ваш малыш не сможет беседовать с Вами о полотнах Рембрандта и скульптурах Родена, он действительно, как компетентный специалист в своем роде, без умолку способен говорит Вам о Ляля или По – телепузиках, Губке Бобе или же о каком-то неизвестном Вам монстре. А когда малыши собираются вместе, то они узнают о таких персонажах почти с полуслова, и их разговоры происходят на высшем «малышовом» уровне. Ну а дети постарше имеют, конечно, совершенно иные, уже свои интересы, не говоря о подростках.

О том, как более правильно научить ребенка пользоваться телевизором и самим участвовать в этом процессе, на сегодняшний день есть различные мнения, но в основном все сводится к советам американских исследователей, что до двухлетнего возраста ребенок вообще не должен иметь к телевизору никакого отношения. Некоторые ученые предлагают этот срок продлить даже до четырех лет.

Различны мнения и о допустимом количестве времени продолжительности просмотра передач. В отношении этого параметра – самое объективное: «Чем меньше, тем лучше». Для дошкольников это время не должно превышать 30–40 минут в день, для младших школьников – не больше часа, и лишь в более старшем возрасте дети могут смотреть телевизор до двух часов в день. Причем многие специалисты вообще не рекомендуют смотреть телевизор ежедневно, предлагая ограничиваться лишь двумя-тремя днями в неделю из семи.

Если Вы включаете телевизор в присутствии младенца, то до шестимесячного возраста его в основном привлекает светящийся экран. С полугода ребенок уже пытается узнавать предмет, увиденный по телевизору и имеющийся у него дома.

В одном из исследований младенец сумел правильно использовать игрушку, подобную которой увидел в руках у незнакомца из телевизора сутки назад. Так что в этом возрасте грудничок, благодаря телевизору, может даже приобрести какой-то жизненный опыт. Но это вовсе не означает, что он понимает все то, что происходит на экране. Однако, даже не понимая, проявляет эмоции.

До трех лет дети еще не в силах объяснить все увиденное. Запас слов ограничен, хотя эмоции и чувства при просмотре знакомого героя буквально переполняют ребенка. И даже называя героя по имени, Ваш младенец без Ваших объяснений и комментариев лишь только интуитивно догадывается о том, что все-таки происходит. Но… интуиция может и подвести.

Однако уже ближе к четырехлетнему возрасту Ваш малыш осознает, что мультфильмы и жизнь – это разные вещи, но тем не менее с удовольствием погружается в этот сказочный мир. Развивающиеся воображение и фантазии позволяют ребенку идентифицировать себя с теми героями, в ролях которых он хотел бы оказаться и сам. Однако, примеряя на себя чужие эмоции, Ваш малыш еще не в силах понять, что ему желательно походить на реальных людей, а не на каких-то сказочных персонажей мультфильмов. Поэтому от родителей конечно же будут зависеть его предпочтения – насколько сильно они потакают его нереальным перевоплощениям и какие альтернативы реальных людей взамен могут ему предложить для ролевых игр.

В то же время, наверное, каждая девочка в этом возрасте должна чувствовать себя хоть какое-то время принцессой, а каждый мальчик – принцем. Вообще, желание идентифицировать себя с кем-то и походить на выбранный персонаж в дошкольном возрасте может и дальше отражаться на жизни ребенка. Даже самому бесталанному малышу не нужны азы системы Станиславского. Она просто у него в крови. У детей – врожденный артистизм. И в ролевой игре ребенок отшлифовывает все его нюансы, перевоплощаясь для того, чтобы искренне прожить придуманную жизнь. И когда ребенок на экране видит то, что его поражает, проецируя на себя роль кого-то, он страдает так же, как этот герой. И все страхи, ужасы героя он переживает вместе с ним. Нереальная жизнь на экране для него становится реальной.

Так что, прежде чем включить Вам телевизор, надо знать о содержании программы и сюжетах фильмов для детей. Если фильм о страшном будущем и о разлуке, одиночестве и о насилии, пусть даже с «хэппи-эндом», не включайте его все равно. Прежде, чем наступит «хэппи-энд», Ваш ребенок может пережить такие страсти, что, пожалуй, даже его не заметит, зато этот ужас от увиденного будет «висеть» над ним постоянно, как дамоклов меч.

Получается, ребенок с малолетства живет сразу двумя жизнями: реальной и придуманной, принимая эти жизни за одну или же невольно отдавая предпочтение придуманной, полной неожиданностей, магии и волшебства. Это то, что не хватает ему в повседневности.

Но для маленьких детей волшебно все – даже вдруг раскрывшийся бутон неизвестного еще для малыша цветка. Ваш малыш и сам еще бутон. И когда раскроется он, как это все зависимо от Вас.

И конечно, если ему не хватает Вашей безоценочной любви, Вашего внимания к нему, Вашего сочувствия, Вашей поддержки, он пытается все это отыскать в другой реальности, за пределами родного очага. И находит, впившись в телевизор, из всех современных маний выбрав телеманию. К счастью, это происходит не всегда. И пока ребенок еще мал, в Ваших силах все предотвратить, превратив Ваш телевизор дома в друга и союзника ребенка, а не в злобного, безжалостного монстра.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, любящим смотреть телевизор

  • Постараться как можно позже приучить ребенка к этому занятию, даже если телевизор в Вашем доме «заменяет» родственников и является «членом семьи».
  • Строго дозировать время просмотра, следуя рекомендациям специалистов, соответствующим возрасту ребенка.
  • Малышам включать лишь те программы, с содержанием которых Вы заранее уже сумели ознакомиться, принимая во внимание то, что не все передачи, транслируемые детскими каналами, учитывают возрастные особенности детей, а тем более Вашего ребенка.
  • Маленьким детям лучше показывать имеющиеся у Вас видеофильмы или DVD-фильмы, известные Вам до малейших подробностей.
  • Смотреть телевизор вместе с маленькими детьми, комментируя происходящее на экране, а при неожиданных поворотах сюжета объяснять им по ходу действия, что все это происходит не на самом деле, а по замыслу режиссера.
  • Разрешать смотреть передачи только при хорошем качестве изображения на экране телевизора.
  • Следить за тем, чтобы ребенок не садился слишком близко к экрану телевизора.
  • Учитывать то обстоятельство, что нагрузка на зрение при просмотре телевизора зависит от освещения в комнате, резко увеличиваясь в темноте. Для уменьшения этой нагрузки включайте в комнате свет с учетом того, чтобы не было отсветов на экране.
  • В солнечную погоду при включении телевизора днем прикрывайте окна шторами.
  • Объяснять ребенку, что, когда он смотрит телевизор лежа, портится его зрение.
  • Приучать ребенка смотреть телевизор сидя и не кушать в это время ничего.
  • Выключать телевизор после просмотра телепрограммы и не делать его звуковым фоном в доме.
  • Стараться не покупать детям игрушки, символизирующие отрицательных героев мультфильмов.
  • Не смотреть вместе с ребенком взрослые фильмы.
  • Не кормить младенца грудью, одновременно смотря телевизор.
  • До двух лет не искушать малыша просмотром телепрограмм.
  • Не запрещать подросткам смотреть «модные» для тинейджеров телефильмы, чтобы они не ощущали себя изгоями в среде ровесников.
  • Постоянно искать всевозможные альтернативы просмотру телепрограмм: спортивные секции, экскурсии, походы в музеи, театры и т. д.
  • Если Вы видите, что Ваш ребенок превращается в телемана, задумайтесь – в чем Ваша вина: действительно ли искренне Вы любите его, достаточно ли времени проводите с ним.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с детьми, любящими смотреть телевизор

  • Растить и воспитывать ребенка, начиная с периода новорожденности, в компании с телевизором.
  • Создавать при помощи постоянно включенного телевизора звуковой фон в квартире.
  • Заменять телевизором домашний очаг.
  • Кормить ребенка грудью, смотря передачи по телевизору.
  • Превращать телевизор в няню.
  • Не ограничивать время просмотра передач.
  • Не обращать внимания на сюжеты мультфильмов.
  • Ругать ребенка за трусость, если он боится сцен насилия в телевизоре.
  • Заменять общение с Вами «общением» с телевизором.
  • Не вникать в причины появления признаков телемании у ребенка.
  • Не придавать значения видимым изменениям поведения детей, вплоть до расстройства сна, после бесконтрольного просмотра телепрограмм.
  • Не соблюдать рекомендации, помогающие сохранять зрение ребенка, постоянно смотрящего телевизор.
  • Разрешать одновременно смотреть телевизор и делать домашние задания.
  • Запрещать смотреть телевизор детям любого возраста и особенно подросткового.
  • Не искать альтернативных занятий ребенку, предпочитающему всему телевизор.

Ситуация для родителей

Вместо того чтобы отдать трехлетнего Ванечку в детский сад, его мама решила купить телевизор с большим экраном и в те часы, когда она на работе, оставлять Ваню дома вместе со старшей сестрой, разрешая ему бесконтрольно смотреть детский канал телевидения.

 Как на ее месте поступили бы Вы?

* * *

Наверное, телевизор – это первое, что уводит ребенка, еще проживающего в стране грез, от родимого очага в Зазеркалье реальности. И что он увидит там – добро или зло, рассвет или закат, – зависит только от нас, его родителей, все время пытающихся обучить его различать оттенки цветов, особенно белого цвета, которым желательно б забелить черный. И если наступит вдруг в жизни ребенка период «ночей», пусть будут тогда это – белые ночи!

Телемания

– Вы не смотрите фильмы про дятла Вуди? – искренне удивилась моя очаровательная собеседница, шестилетняя Оленька, пересказывая мне содержание очередной серии мультфильмов. – Вуди Вудпеккер – мой самый любимый герой. Он такой хулиган. – И Оленька с нескрываемым восторгом продолжала рассказывать мне про шалости забавного дятла. А потом я узнала о приключениях Лунтика – этого дружелюбного фиолетового «лунянина», свалившегося на Землю. Через несколько минут речь шла уже о смешариках. И только на пересказе очередной серии «Губка Боб…» мне с трудом удалось прервать девочку на пару минут, удивив ее наконец тем, что эта милая добрая живая губка нравится мне не меньше, чем ей. Какое счастье, что я действительно обратила когда-то внимание на этот мультфильм с симпатичным ребячливым главным героем, а то иначе бы просто не выдержала бы сегодня этого своеобразного экзамена, устроенного шестилетней девочкой, мама которой обратилась ко мне для уточнения уровня ее нервно-психического развития. Правда, кто у кого уточнял этот уровень, оказалось теперь под вопросом.

Все мои познания о мультфильмах про Винни-Пуха и Карлсона, Микки-Мауса и кота Леопольда казались Оленьке таким атавизмом, что она, очевидно, считала, что я свалилась к ней тоже сегодня внезапно на голову, но не с Луны, как Лунтик, а из эпохи «Страны Динозавров», про которую она видела много мультфильмов. Мне вообще показалось, что вся ее миссия на земле заключалась лишь только в просмотре этих мультфильмов и изучении программ телеменю.

Все мои другие вопросы, уточняющие уровень ее развития, вызывали у нее такое искреннее удивление, что я сама уже начала сомневаться в правомерности постановки их шестилетнему ребенку. И на все мои вопросы, что ей больше нравится – книги или мультфильмы про Незнайку или Буратино, она с искренним сожалением, рассматривая меня, не раздумывая и не сомневаясь, говорила мне только про фильмы, не в силах понять – о каких книгах вообще сейчас может идти речь, когда про Незнайку и Буратино на свете столько мультфильмов.

Очевидно, все детские книги в понятии Оленьки были всего лишь навсего пересказом жизни ее любимых героев мультфильмов. Так зачем же их надо читать, лучше все посмотреть на экране. Она никак не могла представить себе, что вначале Астрид Линдгрен написала книгу про Карлсона, а потом уже по этой книге появилось кино, потому что в ее понятии книги списываются с мультфильмов для тех детей, у которых дома почему-то нет телевизора. Просто Оленька оказалась уже представителем нового поколения наших детей, привыкшего получать всю необходимую информацию с экрана, а не с привычного для нас листа, осваивающего азы современной жизни не в реальной, а в фиктивной виртуальной действительности, становясь своеобразным фанатом этой действительности.

Гипнотическое воздействие «убаюкивающего эффекта» телевизора постепенно превращало ее увлечение своей телегувернанткой (мама девочки с большой радостью поощряла «дружбу» дочери с телеэкраном, путая его с широко образованным репетитором) в телеманию, завлекающую девочку как пение сирен в так называемое общество спектакля, члены которого практически уже не отличают реальную жизнь от своеобразного театрального представления ее.

Но откуда Оленьке в шесть лет знать о том, что это сладостное пение сирен обычно роковое, и эмоции, испытанные ею от этого спектакля, большей частью негативные, когда-то еще отзовутся в ее будущем в сходных ситуациях с экранными, заостряющими все ее внимание сегодня, еще на пороге жизни.

Уже в 1972 году Герта Штурм, проведя множество экспериментов для исследования эмоционального воздействия радио и телевидения на человека, обнаружила уникальное явление. Если через три недели после предлагаемой передачи реципиенты забывали ее содержание, следуя нормам кривых забывания, то эмоции, возникающие у них во время просмотра этих передач, не забылись.

Все дальнейшие исследования в этой области подтвердили данные экспериментов Штурм, придя к выводам, что эти эмоциональные переживания по устойчивости… «равноценны эмоциональным привязанностям».

Но такие эксперименты проводились на взрослых людях. А что тогда говорить о ребенке, для которого эмоциональные привязанности столь важны и который конечно же живет больше эмоциями, чем разумом.

Собственно говоря, эти эксперименты продемонстрировали и привели к мысли о том, что Ваш ребенок после просмотра какой-нибудь телепрограммы, позабыв даже суть передачи, где-то в лабиринте своего подсознания сохранил массу эмоций, возникших тогда в нем, отделившихся от того, кто их когда-то вызвал. Образно говоря, сбежавшая от хозяев собака может Вас искусать или же начать ласкаться. Но для ребенка важны укусы. А если в нем законсервировалось чувство страха? А если это была зависть? А если так спрятался гнев? Да мало ли какие эмоции и чувства бурлили тогда в нем. Конечно, если положительные, то прекрасно! А если он почувствовал вдруг ненависть? А если вдруг и в самом деле… ненависть?..

По мнению Маттенклота (1991), телезрители эмоционально управляемы. И безусловно, это касается также детей, так что любой ребенок, смотрящий телепередачу, не просто заряжается ее эмоциями, но и направляет их в определенное русло. А висящее на стене ружье когда-нибудь выстрелит.

Так что все доводы родителей в пользу того, что ребенок лишь только кайфует, смотря телевизор, из области самоуспокоения и самоубаюкивания. И та агрессия, с которой ежедневно Ваш малыш встречается на голубом экране, накапливается в нем вместе со страхом, подсознательно испытываемым им. И к сожалению, эти эмоции и чувства и в самом деле похожи на цепных собак сегодня, которые не прочь сорваться завтра уже с цепи. Но выросший завтра ребенок не сможет вспомнить – когда, почему они вообще возникли у него.

А мама с папой будут сетовать: что с ним случилось, мы никогда не поднимали на него не только руку, даже пальца. Кто сделал его агрессивным трусом? Мультфильмы – это ерунда. Ребенок понимает, что там все выдумки, придуманная жизнь. Смешно, чтоб эта виртуальность вызывала у него естественные человеческие чувства. Логически, наверно, это так, если б не эти данные исследований…

Да и другие данные других исследований подтверждают это. Одним из самых интересных экспериментов в этой области, вызвавших резонанс в обществе, а особенно в среде родителей и фирм, выпускающих телевизоры, были исследования психологов Стэнфордского университета под руководством Альберта Бандуры о социальном «заражении» детей под влиянием телеэкрана, начиная с дошкольного возраста. В начале психологи «погружали» ребенка в реальную ситуацию агрессии, где он оказывался невольным наблюдателем агрессии другого человека, к примеру своего ровесника, за что-то избивающего кукол. Как правило, невольный наблюдатель подобной сцены потом пытался ее воспроизвести в собственной интерпретации, довольно часто с еще большей агрессивностью.

Другой этап эксперимента заключался в том, что дети видели сцены насилия уже не наяву, а на экране телевизора (в специально сделанных для этого фильмах или же в художественных и документальных фильмах с такими сценами). И результаты этого эксперимента свидетельствовали о том, что у ребенка просмотр подобных сцен сопровождался внезапным появлением довольно сильных агрессивных импульсов, которые не уменьшались даже при виде страданий жертвы этого насилия, а часто увеличивали свою интенсивность.

В своей работе «Теория социального научения» Альберт Бандура, говоря о подражании кино– и телемоделям, пришел к выводу, что миллионы людей способны подражать даже только одной модели, социально «заражающей» человека.

Но ведь таких моделей телевизор предоставляет нам несметное количество. И много ли среди них есть действительно достойных для подражания, особенно ребенку?

До проведения серии исследований о возможностях социального «заражения» посредством телеэкрана показ сцен насилия на экране телевизора оправдывался «гипотезой катарсиса», которой пытались объяснить, что виртуальные сцены насилия не вызывают, а вытесняют агрессивные импульсы.

Оказалось же, что катарсис, означающий в переводе с греческого «очищение» и трактуемый с момента появления «Поэтики» Аристотеля со всевозможными оттенками и нюансами вплоть до наиболее популярного на сегодняшний день «пик-переживания» по А. Маслоу, при просмотре сцен насилия детьми в телевизионных передачах не способствует их «очищению от аффектов», а по-своему катализирует дремлющую в ребенке агрессивность, а не эмпатию (от греч. «сопереживание»), закрепляя у детей агрессивные модели поведения.

После этого открытия переполох в среде производителей телевизоров привел к массе дополнительных исследований на эту тему для опровержения выводов психологов о социальном «заражении» людей и подтверждении истинности «гипотезы катарсиса». Но… результаты всех последующих научных исследований не были утешительны. А мамы «Оленек» до сих пор не обращают на подобное внимание, питая телевизором ребенка, как фруктами и овощами, выискивая в нем витамины интеллектуальности. Они не думают о том, что телевизор способен программировать и поведение детей, пытающихся подражать увиденному на экране. А современные мультфильмы – это кладезь насилия. И пока добро побеждает зло, ребенок наглотается пилюлями невиданного страха, пытаясь его как-то от себя отторгнуть. И легче всего это сделать тоже через насилие, но проецируя его на тех, кто слабее в данной ситуации тебя. А если еще Ваш ребенок к тому же смотрит фильмы и для взрослых…

Наверное, многим известен случай, происшедший в США, в Нью-Йорке, когда малолетние приятели после просмотра современного боевика потребовали от своего «друга» – сына хозяев квартиры, где они смотрели телевизор, чтобы он для них украл конфеты из шкафа, который не мог открывать без разрешения родителей. Ребенок отказался. Тогда «друзья», схватив его за руки, заставили мальчишку висеть за окном двенадцатого этажа, потребовав, чтобы он согласился выполнить их просьбу. Но потерявший от испуга вдруг дар речи ребенок не мог вымолвить ни слова. Разгневанные его поведением «друзья» разжали свои руки… Им было совершенно безразлично, что младший брат их «друга», плача, умолял их пожалеть брата. В боевиках никто никого не миловал… И малолетние приятели избрали для себя дорогу палачей.

Количество подобных случаев сегодня невозможно перечислить. Они растут как будто бы в геометрической прогрессии и отличаются лишь друг от друга нюансами «изобретений»…

И в то же время Ваш ребенок, переполненный чужими эмоциями или чувствами, почти лишен воображения, царство которого до эры телевизоров всегда обычно было в детстве. Фантазии его уже померкли, в них нет огня и ярких красок. Сегодня можно встретить и ребенка, который не умеет фантазировать. Зачем это пустое дело для него, когда все сделать может телевизор? Причем чем больше отдает он дань своему телемонстру, тем ярче это выражено у него.

По мнению Хорста Прена, специалиста по физиологии органов чувств, у детей, страдающих телеманией и смотрящих телевизор по десять и более часов в сутки, «кора головного мозга подобна пустыне». Эти дети «страдают полной потерей способности воображения».

В конце прошлого века в Риме появилась книга «Молодежь-людоед…», потрясшая многих исследователей, занимавшихся современными проблемами телемании. В этой «Антологии экстремального ужаса» 10 молодых писателей описывали как свой не собственный реальный мир, а мир, воспринятый ими благодаря просмотру телевизионных передач. Виртуальная реальность для них стала прецедентом источника художественного воображения. Ну а собственная, собственная… Куда делся собственный их опыт жизни, молодые люди были не дошкольниками.

Безусловно, любой, кто лишен этой способности, по-своему ущербный человек. Ему не подвластно творчество образов. Его собственная фантазия вянет на корню, и он подпитывается чужой, чуждой ему фантазией, льющейся, как из рога изобилия, на него с голубого экрана. Телевизор, подобно вампиру, высасывает воображение ребенка, превращая его в тусклого и заземленного человека, неинтересного другим детям, а нередко и самому себе.

А раз он не интересен другим, так зачем же ему надо общаться с ними? Лучше просто уединиться вдвоем с телевизором, чтоб хоть как-то уменьшить свое одиночество, живя жизнью кого-то, жизнью лучше, чем есть у него. Ну а если не лучше, так, по крайней мере, хоть интереснее.

К сожалению, телеманию часто сравнивают с наркоманией, потому что у них много общих признаков и сходные механизмы появления этих зависимостей.

Прежде всего телевизор у таких детей превращается в главную ценность их жизни, овладевая детским сознанием подобно страсти. Эта зависимость сопровождается привыканием. Все попытки сокращения времени «общения» с телеэкраном даются с большим трудом или не удаются вообще.

Мерцающий экран расслабляет ребенка, создает ощущение релаксации. Чем дольше будет гореть экран, тем дольше будет сохраняться это ощущение. Но это ложная релаксация. Как только телевизор будет выключен – она мгновенно заменяется подавленностью из-за возвращения в реальный мир. И, если даже ты и испытывал радость во время просмотра телепередач, это чувство тут же улетучивается, а настроение чаще всего немного ухудшается в сравнении с тем, которое было до включения телевизора.

Изучая явление телемании, ученые обнаружили существенные изменения со стороны головного мозга и ряда других органов и систем у телезрителей во время просмотра ими передач. Со слов испытуемых, после выключения телевизора у многих из них появлялось ощущение опустошенности и они чувствовали себя менее энергичными, чем раньше.

И хотя телеманы – это те, кого практически невозможно оторвать от голубого экрана, по мнению ряда исследователей, увеличение количества времени просмотра телевизора не приносит им большего удовлетворения и радости, чем когда это время ограничено, но зато повышает вероятность «подсесть» на эффект 25-го кадра, негативно воздействующий на психику человека.

С наркоманией телеманию также связывает и то, что в ответ на запрет родителей смотреть телепрограммы детей словно захлестывает волна агрессивности относительно мамы с папой. Да к тому же все интересы их практически замыкаются на телевизоре. Безусловно, успехи в учебе резко падают. Исчезает вообще мотивация к этой деятельности.

Не отходя часами от голубого экрана, такой ребенок перенасыщается потоком зрительной и слуховой информации, попадающим к нему без всяких усилий с его стороны. Причем ему даже не надо на этом сосредотачиваться. И конечно же это способствует уменьшению концентрации внимания и изменяет умственную деятельность ребенка не в лучшую сторону.

Если, читая книгу, дети способны сами контролировать необходимый им поток информации, прерывая чтение, когда хочется остановиться, чтобы обдумать прочитанное, то во время просмотра телепередач, при условии, что это не видеофильмы, этот поток остановить невозможно. И он волей-неволей влияет на сознание и подсознание ребенка.

А так как маленькие дети воспринимают увиденное на экране некритично, не имея жизненного опыта, на который можно опереться, то почти все нереальное считают существующим на самом деле.

Наблюдая за «течением» жизни и различными ее проявлениями, сидя в комнате, не слезая с дивана, Ваш ребенок пассивно воспринимает ее за экраном, за окном, за пределами Вашей квартиры.

А так как зрительный канал из ведущих каналов восприятия для детей является наиболее эффективным, визуальная информация, получаемая при помощи его, легче укладывается в сознании, создавая эффект доступности.

Что же это за эффект? Ребенок, представляя себя на месте героев на экране, может мысленно совершать их действия, не сознавая, что все это мысленно. И если он видит, что герой катается на коньках, ему кажется, что на этих коньках катается он сам. Находясь в своей собственной квартире, дети мысленно осуществляют действия далеко за ее пределами, путая несуществующее с существующим и не пытаясь разобраться в этой путанице. Создается впечатление, что ребенок таким способом познает целый мир.

Но познание это слишком отрывочно, потому что он познает этот мир «галопом по Европам», приобретая лишь клиповое мышление и клиповое сознание, ведь из тех мозаичных кусочков о мире, которые попадаются ему на глаза, картину мира сформулировать полностью невозможно. Живя в собственном иллюзорном мире, напоминающем собой коктейль из реальности и фантазий, ребенок и представляет себе таким мир в действительности, который полностью удовлетворяет его.

Гари Стейнер из Чикагского университета провел очень показательный эксперимент, предложив нескольким семьям – любителям телевизора на какое-то время (неделя, месяц) не смотреть телепрограммы. Через незначительный срок, приводя в свое оправдание доводы, что прекращение просмотра телепрограмм негативно влияет на отношениях в семьях, участники эксперимента отказались от дальнейшего продолжения его, так и не выдержав до конца срок испытания. Жизнь без телевизора оказалась не жизнью. Телевизор превратился в самого необходимого и любимого члена семьи, без которого уже никто не мог обходиться, без которого уже просто невозможно было прожить.

Ну а если без этого невозможно прожить, то общаться с ним хочется бесконечно и при этом не насыщаться общением. Поэтому при первой же подвернувшейся возможности Ваш ребенок уже остается наедине с ним, попав полностью под его влияние, находясь под его властью, от которой не хочет освободиться, превращая неодушевленный прибор в самого настоящего «одушевленного» диктатора. Причем все остальное не просто отходит на второй план, а непроизвольно вытесняется из памяти, хотя, может быть, в данный момент и достаточно важное.

Однако это телевизионное затмение несравнимо даже с солнечным затмением, потому что солнечное – кратковременное, а телевизионное – безвременное. И то, что ребенок готов ради него на многое закрыть глаза и не пытается больше уже ничего нового и интересного попробовать в своей жизни, храня верность и преданность голубому экрану, безусловно, вина его родителей. Ведь родители ради собственного благополучия заменили ему общение с ними на суррогатное общение с неодушевленным предметом, издающим одушевленные звуки. И хотя эти звуки и напоминают речь живых людей, да и сами «живые» люди мелькают на телеэкране, они только мелькают… иллюзорно живые… С ними нет у ребенка обратной связи. Да и откуда ей быть…

А вот мама и папа могли бы еще и обнять… и прижать к себе… поцеловать, посочувствовать… Посмотреть с нежностью и любовью в глаза… Но им некогда… Они вечно в цейтноте… А вот у теленяни находится время пообщаться с тобой. Да к тому ж телевизор не ругает тебя, даже если садишься перед ним нерасчесанный или же не вымыв руки.

Подобные мысли невольно уводят ребенка из лона семьи. И по мере взросления даже родители, постоянно требующие от него заняться делами, превращаются в надоедливые помехи для общения с его лучшим другом.

А телевизор и в самом деле для многих современных детей превращается в незаменимого друга. Например, по данным опроса американских родителей, оказалось, что маленькие дети начинают смотреть видеофильмы с шести месяцев, а телевизионные передачи с десяти месяцев жизни. В то же время, по мнению ряда исследователей, сам ребенок в этом периоде и вплоть до десятого года жизни представляет собой сплошной «орган восприятия», постигая все больше телом, чем головой. Чтобы что-то познать, ему прежде всего это надо потрогать, взять в руки, попробовать… Его опыт еще «осязаем». Ну а то, что он видит на телеэкране, – безусловно, неосязаемо и в конечном счете не способствует его развитию.

И чем дольше ребенок будет просиживать перед телеэкраном, смотря даже лишь только развивающие детей программы, тем больше у Вас будет с ним всевозможных проблем. Ваш ребенок живет еще в мире телесного опыта, а чтобы воспринять видимое на телеэкране, одного этого опыта недостаточно, и ребенку приходится просто разрывать уже «на части мир его опыта». Поэтому, безусловно, об обучении его в это время нет смысла вообще говорить, зато наносится колоссальный вред развитию ребенка.

Зависит ли Ваш ребенок от телевизора или нет, Вы можете приблизительно определить, запретив ему сидеть у голубого экрана хотя бы несколько дней, чем больше, тем лучше. Если этот запрет вызовет у него раздражение, гнев и обиду или даже печаль, словом – шквал отрицательных эмоций; если вдруг у ребенка после этого снизится активность, будет преобладать депрессивное настроение вперемежку с подавленностью и апатией; если он начнет часто без повода вдруг испытывать дискомфорт и тревогу, а при разрешении вновь смотреть телепрограммы все это пройдет, Вам придется принять уже меры для того, чтобы у него и в самом деле не развилась бы телемания.

И теперь все Ваши усилия будут направлены на то, чтобы ограничить влияние телевизора на жизнь Вашего ребенка, Вашего, а не телемана. Но для этого и сам ребенок должен сознательно отказаться от длительного наслаждения при проведении времени со своим лучшим другом. Значит, Вы должны что-то предложить ему тут же взамен, более безопасное, более нужное, приносящее ему не меньшее наслаждение, чем привязанность к телевизору.

А это уже полностью зависит от Вас, от тех возможностей, которые Вы сможете предоставить своим детям, и от того, какую часть своего личного времени Вы сумеете подарить только им. Чем занято будет это время – созиданием чего-то или же чтением очередных нотаций, решайте сами. А ведь вовсе не исключено, что, может быть, именно эти нотации и «заглушает» звук телевизионного экрана, снимая напряжение от психоэмоционального стресса, превращая телевизионную зависимость Вашего ребенка в ширму от всего этого, в леденец, сосание которого приносит успокоение. И благодаря телемании дети занимают себя событиями, происшедшими с кем-то и где-то, а не с ними в этой раздражающей их действительности, не ища выхода из проблем своей собственной жизни.

В связи с тем что язык телевизора сравнивают с языком образов, воспринимаемых в основном правым полушарием, связанным с подсознанием ребенка, голубой экран по-своему «зомбирует» детей, заменяя им электронный наркотик.

О зомбирующем влиянии телевизора предупреждал доктор психологических наук из России Виктор Штерн, считающий, что массовое зомбирование людей началось в Америке после изобретения звукового кинематографа. Принцип зомбирования – в «подклеивании» кадров, содержащих важную для зомбирования информацию, которую глаз человека не успевает заметить, а мозг помещает ее в подсознание, выдавая затем из его глубин как собственные мысли этих людей. И конечно же «нужная информация» может «роботизировать» психику Вашего ребенка, загипнотизировав нереальной реальностью, завораживающей человека.

Разве можно сравнить бесцветную, однообразную жизнь ребенка с этой яркой, все время меняющейся, приносящей сплошные сюрпризы жизнью на телеэкране? Ну а если не нравится что-то сейчас на экране, переключишь – начнется другое, и так можешь сидеть, забавляться до тех пор, пока тебя родители не отгонят от этого «друга».

Жаль лишь только, что не все родители понимают, когда надо бы «отогнать»… Взять, к примеру, хотя бы потрясший всю Японию эффект фотоэпилепсии, когда после просмотра одного из эпизодов очередной серии очень популярного в то время мультфильма «Покемон» с более чем семьюстами детьми начало твориться что-то невероятное – кто-то упал в обморок, кого-то стало тошнить, у кого-то наблюдались конвульсии, а у кого-то наступил даже временный паралич дыхания. Оказалось, что эти «искусственные» припадки были вызваны мельканием кадров с определенной частотой, цветовой гаммой и яркостью изображения. И для телевизора – это норма, лишь один из приемов, благодаря которому многократно усиливается влияние на мозг человека того, что он видит в данный момент на телеэкране. Но из-за такой «нормы» пришлось даже на время отменить показ этого знаменитого мультфильма.

Вообще, постоянно мерцающий телеэкран, выкрики-реплики борющихся героев, сопровождаемые тревожной музыкой для усиления устрашающего эффекта, не самым благотворным образом воздействуют на психику маленьких зрителей, несущих очередную вахту возле кумира семьи – телевизора, особенно если у ребенка уже были какие-то отклонения со стороны нервной системы, а тем более врожденные, или он отличается повышенной возбудимостью и плохим сном.

Наибольшее негативное влияние оказывают телепередачи на детей, перенесших перинатальную энцефалопатию, черепно-мозговые травмы и т. д., страдающих заиканием и тиками, не говоря уже об эпилепсии, не являющейся следствием эффекта фотоэпилепсии.

В то же время запрещение просмотра телепередач детям, страдающим телеманией, может сопровождаться психологической ломкой, напоминающей собой наркотическую.

Если бы телевидение так не привлекало бы нас, не было бы и этой ломки. По мнению ученых, значительную роль в очаровании человека мелькающими на голубом экране кадрами играет наша биологическая ориентировочная реакция, благодаря которой мы инстинктивно реагируем при помощи зрения или слуха на любой ранее неизвестный нам или же неожиданный и внезапный раздражитель. И поэтому, если ребенок пытается убедить Вас, что не может сейчас оторваться от телевизора, это действительно так.

Но ребенок часто не может оторваться потому, что наблюдает Ваше отношение к экрану. А Вас начали притягивать сегодня передачи, наводнившие буквально все каналы, передачи задушевных разговоров (talk show), где ведущие «без комплексов» пытаются Вас превратить в подобие себя, если Вы рискнете вдруг предстать когда-то перед камерой. Но предстанете Вы только лишь тогда, если согласитесь на стриптиз своей души, о котором позже пожалеете, доведя себя потом в наказание за это до самых необдуманных поступков. Но сегодня телевизор – это аллигатор, пожирающий чужие честь и совесть. А Вам нравится за этим наблюдать со стороны, смаковать чужие комплексы и беды. И сидит обычно вечерами вся семья перед голубым экраном телевизора, ведя задушевный разговор о каких-то «задушевных разговорах» одурманенных телеведущими людей, подавая пример своему ребенку – телевизор важная необходимость в жизни.

– Я выросла вместе с телевизором, – призналась в одном из своих интервью знаменитая голливудская актриса Камерон Диас, страдающая в то время телеманией. Однако благодаря просмотру шедевров мирового кино на телеэкране она и решила посвятить себя кинематографу. А потом нашла в себе силы выбросить все свои телевизоры и… освободиться от мании.

Для свержения узурпаторской власти телевизора в США была создана даже специальная ассоциация «Америка, свободная от телевидения» («TV – Free Amerika»), членами которой становятся все большее и большее количество американцев.

Зато те, кто не желает вступать в подобную ассоциацию, сегодня могут смотреть телепередачи даже на экранах современных мобильных телефонов. А в Китае уже появился развлекательный трехмерный канал. Надо только надеть специальные очки, чтобы увидеть объемную телепередачу. Так что теперь пыльцу для «меда» телемании начнут собирать все большее и большее количество людей, среди которых обязательно будут и дети.

Но пока невозможно нам понять, где можно будет заказать специальные очки, чтобы уменьшить степень близорукости родителей, спокойно относящихся к тому, что их ребенок пытается постичь нашу реальность посредством виртуальной, телевизионной жизни.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям при телемании ребенка

  • Прежде всего постараться заменить общение ребенка с телевизором общением с собой.
  • Учить наслаждаться общением с природой, домашними животными.
  • Поощрять дружбу с детьми.
  • Поощрять хобби ребенка, не связанные с современными гаджетами.
  • Пытаться увидеть «подводную» часть айсберга проблем ребенка и помочь ему справиться с ней.
  • Знать про все «неприятности» ребенка в детском саду или школе, ни в коем случае не обвиняя его в них, а ища вместе с ним выход из сложившихся ситуаций.
  • Установить жесткий регламент времени просмотра телепередач.
  • Делать акцент на передачах о животных, чудесах света, познавательных для его возраста программах – словом, только на том, что дает положительную энергетику Вашему ребенку.
  • Дать почувствовать настоящий вкус жизни, протекающей за окном.
  • Пользуясь методами ассоциации «Америка, свободная от телевидения», устраивать дома недели жизни без телевизора и по мере возможности превращать их в месяцы, постепенно удлиняя и эти сроки.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям при телемании ребенка

  • Успокаивая себя мыслью, что телевизор образовывает ребенка, разрешать ему коротать дни перед голубым экраном.
  • Не вмешиваться в телеменю ребенка.
  • Разрешать ему вместе с собой смотреть передачи, не подходящие ему по возрасту.
  • Превращать телевизор в теленяню и лучшего друга.
  • Не пытаться понять – почему телевизор заменяет ребенку общение с миром, почему жизнь за окном стала ему безразличной?
  • Не заинтересовывать ребенка всевозможными секциями, кружками и занятиями по интересам, не связанными со школьными программами.
  • Превращать его жизнь в семье в рутинную повседневность, оживить которую способен только телеэкран.
  • Даже понимая, что у ребенка появилась зависимость от телевизора, не принимать никаких экстренных мер для ее ликвидации, пуская все на самотек.

Ситуация для родителей

Семилетняя Алена наизусть знает ежедневные программы телевидения по всем каналам, транслирующим детские передачи, и об этом может говорить целыми днями. Да и не только говорить. Распорядок ее дня после школы рассчитан буквально по минутам. И в этом распорядке точно указано время, на каком канале будет интересная для нее передача. Причем этих передач может быть несчетное множество. Но маму девочки это сегодня не волнует. Она даже гордится тем, что у нее такая умная, да еще и самостоятельная дочь.

 Разделяете ли Вы взгляды мамы Алены на «хобби» ее дочери?

* * *

Ученые подсчитали, что к 75-летнему возрасту человек, ежедневно смотрящий до трех часов в день телевизор, дарит этому чудо-прибору около девяти лет собственной жизни. И не просто так дарит, а нередко планирует даже дела в соответствии с телепрограммой.

Чтобы правильно оценить современные нормы развития современных детей, постоянно приходится задавать им тесты-вопросы… из сегодняшних фильмов и сериалов, ставших популярными для детворы, несмотря на то что они часто для взрослых.

В то же время именно стирание этой демаркационной линии между «возрастными» телепрограммами – главное, что отражается на нервно-психическом развитии, а также эмоциях и чувствах детей.

Проведя интересный эксперимент, просидев целые сутки перед голубым экраном, группа украинских журналистов зафиксировала статистические данные современных телепрограмм. За это время по телевизору можно было увидеть «202 убийства, 160 драк, 66 пьянок и 300 других “черных новостей”». И всего лишь «20 благородных поступков, 45 хороших новостей и 74 шутки».

Познакомившись с таким «меню», можно лишь удивиться воспитанности и порядочности наших детей. Ведь они ежедневно питаются частью этих меню и глотают «еду» без остатка. И не просто глотают, а и… переваривают… А так как «вкус еды» часто им неприятен, ищут новую «пищу», переключая постоянно каналы, которых не счесть. Это переключение телеканалов называется «заппингом» и является вредной привычкой – в лучшем случае, доводя чуть ли не до невроза – в худшем случае. Так что клиповое мышление современных детей тесно связано также и с заппингом.

Почему-то первое, что приходит на ум, когда я думаю о телевизоре, – это ассоциации его с совершенно различными понятиями слова «амброзия».

Говоря об амброзии, сразу же вспоминается всем известный сорняк, жизнестойкость которого поразительна. Семена сорняка сохраняют свою всхожесть даже после того, как они пролежали десятки лет в земле. С легкостью завоевывая пространства, эта амброзия во время цветения превращается в аллерген, вызывая тяжелую аллергию у взрослых и особенно у детей, нанося очень сильный урон их здоровью.

Телевизор – такой же, пожалуй, сорняк и с такими же свойствами. Но… сегодня мы можем с сорняками бороться, с телевизором это гораздо сложнее, и к тому же такая «борьба» может кончиться для Вас плачевно. Во всяком случае, англичане, неутомимые борцы за справедливость и равенство, недаром верный друг и соратник, а главное – спонсор революционных марксистских идей, Фридрих Энгельс жил в Англии, пришли к выводу о наделении машин с искусственным интеллектом теми же правами, которыми обладает человек. А эти права должны будут защищать машины с «самосознанием» и от Вашего семейного «терроризма».

«Если у роботов появятся такие же права, какими обладает человек, то вполне вероятно следует считать, что у них появятся и новые обязанности: служба в армии, участие в выборах, уплата налогов и т. д. Но в таком случае придется предоставить роботам все социальные льготы, включая финансовую помощь, жилплощадь и, вероятно, “медицинское” обслуживание – то есть своевременный ремонт роботов», – говорилось в конце 2006 года в докладе британскому правительству и в отчете главного научного консультанта правительства Дэвида Кинга. «При правильном устройстве нового мира через полвека наличие у роботов прав человека приведет к повышению производительности труда и росту благосостояния» – лейтмотив доклада.

Очевидно, подобные мысли о будущем могли только возникнуть и иметь поддержку у людей, вскормленных телеменю, превращающих телеманов самих в роботов с «самосознанием». И хотя речь идет здесь о роботах, телевизоры чем-то им тоже сродни, выполняя, скорее всего, роль кузенов.

В то же время в греческой мифологии амброзия – это пища богов. А ведь при телемании телевизор – это действительно пища богов. Правда, трудно сказать, будут ли все бессмертные боги бессмертны, если их вдруг лишишь этой пищи?

Так чем же все-таки является сегодня телевизор для Вашего ребенка – он для него «сорняк» или же все же «пища богов»?

Если Ваш ребенок геймер

Его хрупкая детская спинка «смотрела» на меня вместо лица, потому что даже во время беседы со мной он не в силах был оторваться от мигающего экрана монитора. Он сидел ко мне спиной, одновременно отвечая на вопросы и «убивая» очередную жертву компьютерной игры.

– Неужели тебе не жалко тех, кого ты убиваешь? – наконец не удержалась я.

– Ни капельки, – безразлично отвечал семилетний «воин». – Это не люди. Это мишени. – И его рука снова расправлялась с какой-то жертвой.

А когда мне все-таки с большим трудом удалось наконец оторвать мальчишку от компьютера, его недовольно-нахмуренное лицо говорило уже само за себя.

– Я еще не успел расправиться со всеми, – деловито заявил он мне. – Вы же можете подождать…

А потом, «расправившись» с людьми-мишенями, он так же спокойно и деловито «расправился» со своими близкими, знакомыми и друзьями, рассказывая мне о своих чувствах к ним. Это был своеобразный сель агрессии и ненависти к людям, заботящимся о нем и окружающим его. Все «ракеты», «ружья», «танки» в его детской, оказалось, были предназначены не просто для каких-то игр, а конкретно для уничтожения кого-то. Прежде всего братика трех лет, потому что он заходит в его комнату и ломает без конца игрушки, хотя у него имеются свои. Маму тоже надо «наказать» за то, что она ему все это позволяет и к тому же защищает всегда брата. Да и папа на их стороне. Он бы даже напугал учительницу. Вечно недовольна его знаниями. Ну а если знания не лезут в его голову, так чем он виноват? Еще можно, хотя б понарошку, расстрелять его соседа Кольку. Колька ходит по его пятам. В детский сад ходили вместе, теперь в школу. Просто надоел уже – и все.

Я слушала нескончаемый воинственный монолог своего маленького, удивительно милого на первый взгляд собеседника и, не принимая все это всерьез, дивилась возможностям его безграничной агрессивной фантазии, разгоравшейся с каждой минутой все ярче и ярче. Дивилась, предполагая причины ее появления и расцвета. Но когда этот «милый» ребенок неожиданно стал восторгаться «проделками» ученика из Америки, стрелявшего в своих одноклассников после «тренировки» в игре на компьютере, известной даже ему, мне пришлось перестать упиваться безгрешною грешностью этого невинного мальчугана.

А ведь все начиналось довольно банально. Началось все с рождением братика. Толик так ревновал всех к младенцу, что весь день причитал, стал капризным и робким, перестал ходить в садик – боялся, что там будут смеяться над ним, потому что его так любимая мама, оказалось, не любит его – завела себе нового сына и теперь только возится с ним, «выгоняя» специально Толика в детский сад, чтобы он не мешал им двоим побыть вместе.

Толика даже стали водить по врачам, но каждый специалист, делая свои назначения, объяснял такое состояние ребенка детской ревностью и лабильностью его нервной системы.

В конце концов папа, программист по специальности, видя, что никакие назначения не помогают и мальчик меняется прямо на глазах, причем не в лучшую сторону (Толик начал бояться уже своей тени), за «лечение» сына решил взяться сам, применяя свой метод реабилитации. Он отдал сыну старый компьютер и купил игровую приставку к нему. А потом показал, как возможно играть на компьютере в «детские» игры «стрелялки» для развития мужественности и смелости.

И эффект в самом деле превзошел все ожидания. Оставаясь по-прежнему робким и тихим сначала в детском саду, а потом уже и в школе, Толик дома все чаще и чаще становился просто невыносимым – агрессивным и злым. Он теперь уже больше не плакал и ныл, а кричал, требовал и приказывал. А однажды поднял даже руку на маму, когда мама пыталась его оторвать от игры за компьютером лишь для того, чтобы он не забыл про уроки. В доме вновь появились проблемы. Толик просто стал маленьким геймером (от английского слова game – игра) – игроком, временами настолько входя в свои «игры», что не мог из них выйти, путая свою жизнь с виртуальной реальностью.

К сожалению, число таких «Толиков» ежедневно прогрессивно растет. Одно из последних исследований «Kids and Consumer Elektronics 11» американской компании NPD Group показало, что более 40 % американских детей, начиная с четырех лет, не говоря уже о подростках после 14, пользуются игровыми приставками.

Безусловно, для современного цифрового поколения компьютерные видеоигры – это реальность, постепенно превращающаяся в обыденность. И сколько бы самые знаменитые ученые и исследователи, занимающиеся этой проблемой, сегодня бы ни дискутировали по этому поводу – «казнить или миловать», результат окажется одним и тем же: индустрия компьютерных игр будет расти стремительно вверх соответственно колоссальному спросу уже реально появившимся на нашем горизонте «новым людям» – экскейперам, убегающим от решения своих жизненных проблем в компьютерный мир. Эти люди, из «касты» вчерашних Печориных, нынче не «лишние» люди, а, наоборот, порождение современности и ее социальный «продукт». Так что станет ли Ваш сегодняшний суперпослушный «пай-мальчик» геймером или нет, зависит от множества разных причин, а не только лишь от Вашего «хочу», «не хочу»… Причем главное здесь – это прессинг современных норм жизни детей, общепринятых среди них «норм показателей» их развития. И конечно же, если подросток не будет знаком с популярными видеоиграми, он окажется просто изгоем в коллективе ровесников.

Но знаком может быть он по-разному. Одно дело, когда он играет в них не часто, лишь эпизодически, и другое – когда он фанат этих игр и готов уделять им все время, и не только свободное… Все… Ну а если не все, то огромную часть за счет многих других своих дел.

То есть важно – насколько подобные игры значимы для ребенка. Проблема лишь в этом. Правда, эту проблему можно перекодировать – на сегодняшний день в арсенале компьютерных игр для детей пестрое разнообразие, выбирай на свой вкус и не только «стрелялки» и жестокие игры. Сколько есть развивающих игр…

Однако наших детей в основном привлекают к себе жанры игр, помогающие им реализовывать хотя б как-то свои давние несбывшиеся мечты или же благодаря которым можно будет «смыть» всю накипь отрицательных эмоций, подсознательно лишавших их покоя. И конечно же среди всех жанров игр самые желаемые игры – где ребенок сможет научиться отвечать агрессией на агрессивность, чтобы выжить в сходных ситуациях, если они вдруг наступят в жизни. Ведь агрессия – это еще и защитная реакция, временами просто лишь эмоция спасения, пускай даже путем разрушения других или другого, угрожающих нам или нашим близким.

Однако это вовсе не означает, что даже в тяжелых ситуациях можно выжить, лишь только лишая жизни других, не задумываясь над альтернативными ходами. Но, к сожалению, некоторые жанры современных компьютерных и видеоигр настолько перевернули все вверх ногами, что всевозможные смодулированные ими ситуации «выброса» этого застоявшегося в организме ребенка не самого лучшего чувства осуществимы лишь только методами патологической агрессии. И больше всего это свойственно так называемым жестоким компьютерным играм, распространяющимся в нашей среде со скоростью баллистической ракеты, благодаря так желаемому многими дополнительному выбросу адреналина.

Однако… ведь игры бывают не только жестокими, но и совершенно безвредными на первый взгляд, зато очень полезными, например образовательными или развивающими… или…

Оказалось, что мальчиков больше всего притягивают к себе игры-стратегии, в которых можно превратиться в великого полководца, не хуже Наполеона, и ощутить триумф победителя. А девочкам больше нравятся игры-квесты, так называемые логические игры. Но самые привлекательные для большинства детей и подростков – это RPC-игры, благодаря которым возможно осуществить все мыслимые и немыслимые желания. Твои возможности в них безграничны. Бери, выдумывай, что тебе хочется! Живи как вздумается, по своим собственным правилам и законам, без надоевших подсказок старшего поколения – твоих родителей и учителей! А это мечта каждого ребенка.

Короче говоря, компьютерные игры – это возможность сконструировать свой мир, желаемый тебе в данный момент, а может быть, даже необходимый, созвучный твоим мыслям… настроению…

Однако сиюминутные, интуитивные желания обычно эмоционально нестабильны. Они расцвечены лишь только фейерверком ожиданий. И если это все осуществляется в игре – пускай осуществляется. Но если вдруг эту игру потом пытаются скопировать для жизни, причем без здравых рассуждений, по инерции, то можно и переусердствовать. И ведь копируют, копируют те действия, те ситуации, которые без тренировок в этих играх были бы даже и немыслимы, не говоря об их осуществлении.

И самое страшное, конечно, когда Ваш ребенок зацикливается на играх с насилием, покушаясь на жизнь людей. И пусть это все происходит пока еще только лишь в виртуальной реальности, однако, по мнению профессора А. Г. Асмолова, мы можем столкнуться в конце концов с «синдромом Вельда». Скорее всего, непосвященному название этого синдрома обычно ни о чем не говорит. Но если Вы читали рассказы американского фантаста Рея Брэдбери, то тут же вспомните один из них о Будущем, которое «компьютизировал» писатель еще задолго до сегодняшнего дня с нашествием компьютеров. Его герои жили в компьютеризированном доме с игровой комнатой для детей, где господствовала виртуальная реальность. Благодаря этой реальности создавался эффект присутствия ребенка в прайде африканских львов, вышедших на охоту. Дети постоянно играли в «Вельд», и родителей почему-то вдруг стали беспокоить все время слышимые ими из детской тревожные крики и голоса, чем-то знакомые им. А когда наконец нервы взрослых не выдержали и они запретили играть детям в «Вельд», то родные, любимые дети заманили их тут же к себе, в игровую… В игровую, где вдруг виртуальные львы превратились в реальных и, сойдя с экранов, бросились на родителей. Лишь теперь только стало понятно родителям, чьи же крики их так волновали. Но уже было поздно. Это были их крики сегодня. Ну а раньше лишь просто была тренировка в виртуальной реальности такой расправы с мамой и папой. Тренировка, чтоб все потом «правильно» сделать, осуществив это все наяву.

Но конечно же «синдром Вельда» – это образное, ассоциативное понятие, в прямом смысле слова – к счастью, практически не встречаемое, за исключением супертрагических и единичных случаев. Однако в переносном смысле слова распространенность этого «синдрома» прогрессивно нарастает. И многие исследователи обвиняют во всем компьютерные игры, в которых акт насилия – такая мелочь, что о ней вряд ли стоит говорить. И если даже многочисленные сторонники этих игр оправдываются доводами, что жестокие игры провоцируют агрессию лишь у детей, уже склонных к ней, из-за чего, собственно говоря, они и предпочитают подобные игры другим, то это еще более усугубляет ситуацию. Напрашивается вывод, что жестокие игры – это своеобразный провоцирующий фактор «дремлющей» агрессивности ребенка. Дремлющей до поры до времени. Но ведь эта невидимая агрессия без жестоких компьютерных игр могла бы «дремать» в организме ребенка все время, никогда не проснувшись. Так зачем же будить нам ее? И не просто будить, а учить, что с ней делать, делать, не созидая, а разрушая.

Однако в любом случае родителей ребенка должно интересовать – каким жанрам компьютерных игр их ребенок отдает предпочтение. И если его больше всего привлекают жестокие игры, задуматься – почему. Ведь желания выплескивать агрессию появляются тогда, когда имеются ее запасы. Откуда они взялись у ребенка, почему?

В то же время не надо забывать, что для маленьких детей немаловажное значение имеет и фактор подражания. И если им понравилась жестокая игра, они начнут осуществлять ее в реальности. Пусть даже не в реальности, а мысленно. Но это «мысленно» в какой-то миг способно будет вдруг осуществиться на самом деле. В любом случае жестокая игра, в которую Вы разрешаете играть Вашему невинному ребенку, неизвестно чем может отозваться в дальнейшем, «застряв» в нем где-то на уровне подсознания. Хотите Вы или нет, но своим поощрением подобных игр или же невмешательством в них Вы пробуждаете в своем ребенке «зверя» или «зверька», пусть даже и не с сегодняшними, а с завтрашними последствиями всего этого.

Врачи из Австралийской медицинской ассоциации принимают все меры против виртуальных игр, способствующих ожирению детей, считая, что ребенок должен заниматься спортом на воздухе. В то же время все современные «симбиозы» компьютеров со спортивными тренажерами, по мнению представителей ассоциации, лишь только отбивают желание у детей к физкультуре.

Том Леверетт, основатель компании Leveractive, создал компьютерную программу для малышей, в переводе с английского называющуюся приблизительно так: «Глупо хихикающее компьютерное времяпрепровождение для вашего непоседы». Эта программа рассчитана даже на младенцев, не умеющих еще ходить и говорить.

(По материалам СМИ)

И пусть сторонники агрессивных компьютерных игр бравируют научными данными, ссылаясь на то, что только 10–15 % геймеров совершают жестокие антисоциальные поступки, а для основной массы детей – это просто обычное времяпровождение без вытекающих из него каких-то отягощенных последствий, помните, что без подобных компьютерных игр процент таких детей был бы гораздо ниже. Примеряя на себя роли супергероев, как модную, страстно желаемую одежду, причем именно супергероев, уничтожающих всех вокруг, Ваш ребенок идентифицирует себя с супергероем, в самом деле входя в его роль, превращаясь в артиста во время спектакля, живущего чужой жизнью… Пускай временно, пусть искусственно, но… живущего. И в эти сказочные периоды перевоплощения можно успеть «сделать» такое, за что потом будешь расплачиваться целую жизнь, тем более если этот ребенок вообще склонен к агрессии, обладая «короткой» версией гена МАОА.

В последние годы наиболее значимые национальные организации здравоохранения США, проводя ряд научных исследований, пришли к выводу, что между виртуальным и реальным насилием существует прямая зависимость. Причем игры это насилие делают привлекательным. Представляете, привлекательным! Привлекательным даже для взрослого человека, а что тогда говорить о Вашем ребенке.

Интересны также и результаты научных исследований, проведенных психологами К. Андерсеном и К. Дилл с учениками колледжа, играющими в компьютерные игры. На основе данных экспериментов ученые предположили, что любая компьютерная игра с элементами насилия формирует подсознательный условный рефлекс стопроцентной агрессивной реакции человека в конфликтных ситуациях. А переполненный ежедневной игровой агрессией, Ваш ребенок за конфликтную ситуацию может принять что угодно, используя для разрешения ее единственно знакомый ему выход – физическую силу со всеми вытекающими из этого последствиями.

К тому же агрессивности людей, увлекающихся компьютерными играми, способствует и то, что у них, как правило, недоразвиты лобные доли мозга, «отвечающие» за эмоции и поведение человека, не говоря уже о тренировке памяти и обучении. К таким выводам пришли уже японские ученые из университета Тохоку, также занимающиеся этой проблемой.

И если это действительно так, то поведение современных геймеров в скором времени будет напоминать поведение злобных и вспыльчивых неандертальцев, у которых, как предполагают ученые, были тоже недоразвиты лобные доли.

Но самое страшное, что поджидает человечество в будущем, по мнению руководителя этого исследования – профессора Рюто Кавасима, – это то, что страсть к компьютерным играм буквально с пеленок создаст геймерам массу новых тяжелых проблем, основным решением которых будут войны.

В свете этих исследований станут понятными и высказывания американского военного психолога Дейвида Гроссмана, считающего, что современные электронные игры и боевая подготовка солдат на «преодоление врожденного барьера» уничтожения врага имеют сходные механизмы воздействия.

А почему бы и нет? Ведь, как правило, стимулом за совершение актов насилия и жестокости в этих компьютерных играх для ребенка является вознаграждение, пусть даже и виртуальное. Но это же все-таки поощрение, которое в действительности вряд ли достается этому геймеру в его семье.

Да и вообще, чем отличается виртуальная действительность от невиртуальной, если ребенок активно живет этой жизнью сейчас наяву, а совсем не во сне. И мы с Вами способствуем этому, даже радуясь, что у него есть занятие дома и он не слоняется где-то с кем-то, а весь на виду.

И только неминуемые проблемы со здоровьем у любителей и поклонников киберигр отрезвляют немного старшее поколение семьи. Причем этому способствуют не столько соматические нарушения – от общей утомляемости до снижения остроты зрения, как компьютерная зависимость, и именно от компьютерных игр. Людей с этой зависимостью называют кибераддиктами. Само слово «аддикты» означает – отклонение в поведении от общепринятых норм. Однако родители не должны допустить, чтобы ребенок «возвысился» до этого «почетного» ранга геймеров.

Но если уже он часами сидит за компьютером, не ощущая времени и не в силах оторваться от монитора, стреляя, управляя или создавая для себя собственную Вселенную, проектируя ее до деталей, как Вы проектировали себе дачу, – это поводы для беспокойства. Ваш ребенок уходит в игру от реальности, от ее серых будней, рутинности дел, от своей неуспешности в этой реальности, хоть отпил в своей жизни только первый глоток, но… не сладкий, а горький… И в этом причина. Недопитую сладость он ищет теперь в другом, собственном мире, где все так легко, где господствует сказка, где все лишь «по щучьему» только «велению», но… «по моему хотению»… Где ты можешь себя ощущать не каким-то Емелей, а лихим Ильей Муромцем.

Да и вообще, этот фантастически сказочный эффект участия Вашего ребенка в выдуманной им виртуальной реальности, как воронка, засасывает его, не давая возможности оторваться. Причем стоит ли отрываться от этой насыщенной жизни, где сегодня ты всадник на ретивом коне, а не «всадник без головы». Так зачем же вообще подставлять свою голову под град нравоучений или же нареканий недовольных родителей и педагогов, когда можно стать принцем, потом королем, несмотря на то что сейчас дома ты Золушка. А в каком мире это все произойдет, не имеет значения, если он «есть», даже пусть только лишь для тебя.

Безусловно, у каждого геймера свой набор самых важных потребностей, ради них можно даже забыть остальные. Да и как их теперь не забудешь, если столько дел в другой реальности. А какая из двух – Зазеркалье другой, сейчас может решить только он, хотя нечего даже решать. В этой новой реальности не набьешь себе шишек, все задачи решишь в одночасье без помощи, если будет ошибка – исправишь ее без каких-то тяжелых последствий, унижений и злых комментариев. Ты хозяин здесь сам себе, как и слуга. Сам приказы даешь и сам их выполняешь. И ответственен сам за себя. Хочешь – делаешь, не хочешь – нет.

Так зачем же теперь возвращаться в этот несовершенный и озлобленный мир, где сплошные ухабы и нету друзей, где ты чувствуешь себя все время никчемным или лишним… В мир, в котором тобой недовольны вечно мама и папа, где свою нелюбовь не скрывает учитель. Нет, конечно же лучше остаться еще в своем собственном мире. Зачем торопиться возвращаться в другой? Ну хотя б на часок, ну хотя б на минутку… Пускай поздно уже, пускай будут ругать…

Нет, зависимость от киберигр – это вовсе не наркотическая зависимость. Причем это подтверждают и самые последние медицинские исследования. Здесь задействованы совершенно другие участки мозга. Но тем не менее это зависимость со всеми вытекающими отсюда последствиями как для Вас, так и для жизни Вашего ребенка. А Вас она, очевидно, все же волнует. Ведь уже только сам факт, что у него есть компьютер, свидетельствует о том, что ребенок не полностью отвержен Вами. Компьютером может похвастаться не каждый из нас. А если Ваш сын или же Ваша дочь стали геймерами в компьютерном клубе и Вы их снабжали на это деньгами, не думая о последствиях, то в этом была тоже доля заботы, пускай в чем-то и «виртуальной».

Пристрастие детей к играм и уход от реальности обедняет их эмоциональную сферу, сопровождаясь высоким нервно-эмоциональным напряжением из-за неумения жить. Да, Ваш геймер в своей виртуальной реальности – и герой, и творец, ему просто нет равных. Даже море ему по колено. Но… когда надо чего-то добиться в действительности, он не знает, как преодолеть даже малую толику всяких препятствий. Здесь другие законы и правила. В играх просто, легко, ну а в жизни не так. Жизнь гораздо мудрее игры. А он думать привык в основном по шаблону. Но действительность жаждет другие клише. И единственный выход – замкнуться в себе, в том искусственно созданном мире, где уютно, комфортно ему стало жить, где он сам лишь вершитель всего… и при этом… без всякой ответственности.

Безусловно, подобные мысли способствуют социальной изоляции ребенка. Ведь нередко единственный друг его – только компьютер.

Помимо всего вышеперечисленного, «зависание» над экраном монитора заставляет Ваших детей часами сидеть без движения, в скованных позах и неудобных положениях, приводящих к нарушению осанки и даже искривлению позвоночника, да при этом еще машинально поглощать все съедобное, что попадется под руку. По мнению ряда исследователей именно этой проблемы, под руку детям чаще всего «попадаются» чипсы и пицца, которые так и тянет запить высококалорийными газированными напитками – кока-колой или же пепси-колой. Так что геймерам, помимо всего, грозит также и ожирение.

А из-за перевозбуждения нервной системы они плохо спят, доигрывая «недоигранное», потому что им суток уже не хватает на свое увлечение.

К сожалению, все эти игры, обещая развить интеллект, как гласят нам инструкции, вовсе не развивают его, а доказано, что тормозят, хотя внешне всем кажется совершенно другое. Но так хочется верить инструкциям и создателям игр, для которых так важно, чтобы мы покупали…

Ну и мы покупаем, сжалившись над мальчишками, ища поводы приобрести игры нового поколения, не задумываясь совершенно о том, что программа игры программирует также и мышление наших детей, как и их поведение, «оболванивая» их под видом развития креативных способностей. Как же нам лишить чадо такого развития! Вот мы и не лишаем.

И если раньше, говоря о детях-геймерах, в основном подразумевались, действительно, только мальчики, то сегодня и девочки тоже пытаются от них не отстать. Но в связи с тем, что игры «рождаются» пока чаще мужчинами и с учетом особенностей мужской психологии, слабый пол не догнал еще сильный. Во всяком случае, на сегодняшний день, по данным статистики, девочки в два раза меньше тратят свое свободное время на эти игры по сравнению с мальчиками. Причем мальчиков больше всего привлекают азартные игры, связанные с борьбой или соревнованиями, и меньше всего логические игры, а у девочек более популярны как раз именно логические игры и менее – «бойцовские». Так что компьютерная зависимость развивается чаще у мальчиков. Однако если о ней позабыть, то надо бы прислушаться также к сторонникам видеоигр, которые приводят не менее веские аргументы в свою пользу, подкрепляя их тоже данными научных исследований.

Среди этих данных особенно весомы данные, утверждающие то, что у детей-геймеров практически такая же координация и концентрация внимания, как и у космонавтов. Во всяком случае, эти показатели сравнимы с показателями астронавтов из НАСА. Кроме того, такие подростки хорошо разбираются в технике. У них развито воображение. И если они даже и меньше других детей интересуются музыкой, литературой и искусством, то это в основном из-за нехватки времени на эти гуманитарные предметы и невозможности в своем коктейле жизни совместить несовместимое.

А что касается высокой степени агрессивности, по мнению сторонников-защитников, так это тоже вовсе не проблема, скорее всего, для ребенка это даже окажется полезным. Благодаря жестоким играм Ваш ребенок способен реализовать свои насущные, но неосуществленные потребности, которые таятся в подсознании. Да, да, благодаря так Вас волнующим «стрелялкам» ребенок просто тренирует инстинкт выживания.

Известные американские ученые Т. Райт и П. Бриденбах считают, что жестокие игры ориентируют ребенка на то, как более правильно выстроить свои отношения в обществе, и обучают «эффективной командной работе». А если они и вызывают повышенную агрессию, так с ее помощью такой ребенок преодолевает свой собственный страх, учась справляться с конфликтами в жизни. А по мнению другого исследователя, Г. Петруся, жестоким компьютерным играм присуща роль сказок со страшными эпизодами, переживая которые малыши учатся справляться со своими проблемами. В конце концов, все знаменитые сказки Андерсена и братьев Гримм тоже не лишены агрессии.

Сторонниками жестоких компьютерных игр оказались также и ученые из Института психологии РАН, доказавшие в своих исследованиях, что агрессивные игры помогают детям адаптироваться в среде ровесников без всяких вредных последствий.

А известный специалист по видеоиграм Генри Дженксинс, исследуя современные представления, связанные с этой проблемой, вообще назвал все разногласия противников-сторонников мифами и постарался развеять их. И безусловно, главный миф среди всех мифов – миф, связанный с насилием в среде таких детей. Считая, что проблема нереальна, ученый привел аргументы, доказывающие, что не только геймеры способны на насильственные действия. Скорее всего, главное в этой проблеме – особенности личности ребенка, а также его семейные взаимоотношения.

Ученый опроверг и миф о том, что девочек не привлекают эти игры. Еще как привлекают, повышая их уровень уверенности в себе, способствуя хорошей адаптации и лучшей приспособляемости к жизни.

Не правомерны также выводы ряда исследователей о социальной самоизоляции таких детей. По данным Г. Дженксинса, 60 % геймеров играют вместе с друзьями, 33 % – с братьями и сестрами. А когда игра не предполагает второго игрока, то нередко кто-то наблюдает за ней рядом и дает советы.

И то, что геймеры становятся безразличными к окружающему миру, – тоже миф. Ну а если это все-таки так, то это только свидетельство, что у такого ребенка имеется ряд психологических проблем.

И наконец, не дети – главные потребители видеоигр, а их родители, которые часто предлагают ребенку новую видеоигру, не вникнув в ее содержание, хотя и покупают ее вместе с ребенком.

Словом, геймером быть даже полезно. Тем более что многие из этих детей связывают свое будущее с компьютерной сферой деятельности. И сегодняшние «посиделки» за экранами мониторов – это только рывки к ответственным прыжкам.

Конечно, для большинства родителей такое признание вроде елея на душу – у ребенка есть цель в его жизни. Он себе даже выбрал профессию, созвучную времени. Да к тому же его Вам не надо искать где-то в разных компаниях, очень часто сомнительных. Он все время у Вас на виду. Его даже не надо теперь забавлять. Он и сам забавляет себя. Ну а если вдруг стал неконтактным – пройдет, просто возраст такой у него. Агрессивным вдруг стал, раздражительным, злым… Так при чем здесь компьютер, когда есть ученые, доказавшие: чтоб совершить что-то страшное, у ребенка должны быть другие причины.

Но какие, какие?.. Задумайтесь сами. Ведь одни и те же причины порождают у разных детей совершенно разные последствия. И если для одного ребенка Ваш прессинг запретов лишь повод повиноваться, то для другого… импульс к тому самому пресловутому насилию, которое не стоит заранее нам прогнозировать, а вдруг… оно не произойдет. И именно жестокие игры становятся самыми покупаемыми, по-видимому, для встряски адреналином. А средства массовой информации постоянно сообщают нам о новых и новых актах вандализма и безжалостного насилия, совершаемых в разных уголках земного шара невинными детьми и подростками, находящимися все время на виду у родителей, осваивающих жестокие игры.

Хорошо, когда геймер-ребенок в самом деле у вас на виду. Но ведь геймеров много и в компьютерных клубах, куда тянет все время подростков. Сейчас даже есть новый вид спорта – киберспорт. Сейчас можно участвовать даже в турнирах, причем международных, и при этом суметь выиграть призовые так же, как на других знаменитых турнирах, взять, к примеру, хотя бы популярные теннисные.

Но когда Ваш ребенок в компьютерном клубе, то тут много есть «за», точно так же как «против».

«За» – в связи с тем, что он не один, у него там есть свой круг общения, даже пусть из таких же фанатов, как он, но у них общие интересы – главный стимул, чтобы Ваш ребенок не был бы изолирован в обществе сверстников и не стал бы в конце концов кем-то в виде геймеровского рака-отшельника.

«Против» – тоже имеет резон: это, прежде всего, бесконтрольное поведение Вашего отпрыска. Вы не можете сами влиять на его выбор игр, а в компьютерном клубе их не сосчитать… Там имеются самые «клевые», как считают подростки, такие, о которых в домашних условиях нельзя даже мечтать. Их не купит им самый продвинутый предок, ну а если и купит, то лишь для себя, потому что они для людей только с крепкими нервами. А в компьютерном клубе может и повезти, если ты найдешь нужный подход ну хотя бы к хозяйскому сыну.

В общем, жизнь полна неожиданностей, когда в ней царствует виртуальность или же виртуальная наркомания.

* * *

Не докончив беседу, Толик вновь повернулся к компьютеру, и его еще хрупкая детская спинка начала содрогаться от резких движений, позволяющих ему «стрелять». А когда я решилась взглянуть на экран – увидала поверженный мир: там уже даже не было больше мишеней, там уже даже не было больше людей – все валялись в каких-то неестественных позах, не в кого уже было стрелять. Но… в глазах у ребенка искрился азарт… и он вновь начал эту игру. Современно – нормальный мальчишка…

А я думала о том, что не зря психиатры сегодня различают три вида поведения у всех людей: нормативное, аддиктивное  и зависимое.  И конечно, когда ты – аддикт, поведение тоже твое аддиктивное,  а вернее всего – пограничное между нормой и патологией. И родителям это желательно знать, каких взглядов они б ни придерживались, кем бы ни были они – сторонниками или же относились к противникам всевозможных компьютерных игр – одного из знамений XXI века.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком-геймером

  • Если Ваш ребенок дошкольного возраста, приобщать его к компьютерным играм как можно позже, не раньше чем перед поступлением в школу.
  • Разрешать играть в развивающие игры, но только соответствующие возрасту ребенка.
  • Прежде чем предложить ребенку новую игру, поиграйте в нее сами и только после этого решайте – полезна она ему или нет.
  • Поинтересуйтесь у своих знакомых отзывами о новых играх для детей.
  • Постарайтесь покупать те игры, в которых принимают участие любимые герои ребенка, известные ему из сказок и мультфильмов.
  • Ограничьте время игры до 20–30 минут, но после значительного перерыва ребенку можно разрешить поиграть еще один раз.
  • Для младших школьников и подростков это время можно увеличить до 40–60 минут без длительного перерыва.
  • Не размещайте компьютер с игровой приставкой в комнате ребенка, чтобы контролировать доступ к ним.
  • Постарайтесь понять, каким жанрам игр Ваш ребенок отдает предпочтение, и, если это будут жестокие игры, разберитесь – почему, не связано ли это с Вашими семейными конфликтами и ссорами.
  • Помните: чем младше ребенок, тем больше у него шансов попасть в игровую зависимость, тем жестче необходим родительский контроль.
  • При первых сомнениях, связанных с нервно-эмоциональным напряжением у ребенка в связи с компьютерными играми, обратитесь к педиатру и психологу.
  • Помните, что большинство Ваших пробелов в воспитании и нереализованные потребности ребенка можно узнать из образа тех героев, которых постоянно изображает ребенок в компьютерных играх.
  • Для того чтобы Ваши дети, и особенно подросткового возраста, не убегали от потребностей окружающей их реальности в свой иллюзорный мир, развивайте даже самые незначительные таланты ребенка.
  • У ребенка должна быть всегда какая-нибудь альтернатива компьютеру – от футбола до дискотеки. Следите, чтобы Ваш геймер ежедневно гулял и общался с друзьями.
  • Приглашайте друзей ребенка к себе домой по самому малейшему поводу.
  • Не превращайте в единственного друга ребенка – компьютер.
  • И если Вам даже очень удобно, когда Ваш ребенок у Вас на виду часами играет в различные игры, а Вы можете заниматься своими делами, помните, что дальнейшая «цена» за сегодняшнее Ваше благополучие может оказаться неимоверно высокой – расплата здоровьем ребенка. Так что подумайте об этом уже с первой минуты, когда Вы погружаете своего малыша в пучину игр.
  • Прежде чем поощрять жестокие игры с целью выброса естественной агрессии, вспомните про «синдром Вельда», который уже начал распространяться не только на близких, но и на весь окружающий мир.
  • И даже если мечта Вашего геймера в дальнейшем стать тоже создателем компьютерных игр, то это вовсе не означает, что его сегодняшняя жизнь – тоже игра без правил. Но, как известно, игр без правил не бывает.
  • Помните: геймерами не рождаются, ими становятся. И становятся при различных неблагополучиях в семье, потому что уход от жизни в игру – это тоже жизнь. Так что нет смысла ругать Вам за это ребенка – ищите истоки, истоки в себе.
  • Использовать возрастные компьютерные игры для развития личности и талантов Вашего ребенка.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком-геймером

  • Не обращать на такое хобби ребенка внимания, а, наоборот, поощрять его, покупая дошкольнику или школьнику постоянно новые компьютерные игры, не вникая, для какого возраста они предназначены.
  • Считать, что жестокие игры лишь формируют мужественность у мальчиков.
  • Предпочитать компьютерную зависимость ребенка всевозможным неформальным компаниям подростков.
  • Не показывать ребенку, что, кроме компьютерных игр, есть еще и другие интересные стороны жизни.
  • Не искать выходы из тупиковых ситуаций в семье, а, наоборот, вовлекать в водоворот семейных конфликтов ребенка.
  • Боясь, чтобы дети не стали геймерами, запрещать им вообще играть в какие-нибудь компьютерные игры, вплоть до развивающих игр.
  • Постоянно унизительно высмеивать ребенка за его желание играть и не предлагать ему при этом никаких альтернатив для игр.
  • Делать геймера «козлом отпущения» в семье.

Ситуация для родителей

Не успела еще тетя Клава сегодня уйти из дома Лены, как мама выхватила из рук девочки подаренный ей тетей диск с новой компьютерной игрой и выбросила его в мусорное ведро, даже не разобравшись в содержании игры. А когда девочка громко заплакала, причитая, что игра будет ей нужна в школе, пригрозила унести из дома компьютер, если ее дочка еще хоть один раз ей соврет. И как только Лена ни пыталась ей все объяснить, она вообще ее больше не слушала, упрямо настаивая на своем.

 Как на месте мамы Лены поступили бы Вы?

* * *

Ваш ребенок стал геймером, он у Вас на глазах сидит целыми днями в квартире, не идет ни в какие компании… Вы его контролируете… О чем можно еще Вам мечтать?

Кажется, ни о чем.

Да, действительно он на виду. Ну а мысли его, ну а мысли… О чем думает он, выбирая мишень? Почему выбрал именно эту? Почему же не дрогнет рука, когда начал стрелять? Почему он стреляет? На кого проецирует эту мишень? Кого мысленно уничтожает? И кто станет потом главной жертвой его, если вдруг разовьется у него «синдром Вельда»? Кто? Кто? Кто? Вы подумали – кто? А о чем все же думает он?

Как же Вам научиться контролировать мысли при тотальном контроле его поведения? Как?

Агрессивный ребенок

Агрессивность современных детей увеличивается чуть ли не в геометрической прогрессии, сетует большинство ученых, занимающихся этой проблемой. И во всем этом виноваты средства массовой информации и достижения прогресса, вторят им остальные. Это все результат увиденного детьми насилия в их любимых телевизионных передачах, где монстры уже стали заменять ребенку эльфов, очевидно, думают про себя взрослые, не вступающие в эти дискуссии.

Если б только один телевизор, а компьютер, а видеоигры, бесконечная киберагрессия… уже мнение «правых» и «левых». Ну а как тогда с геном агрессии? – вмешиваются снова ученые.

И действительно, как? Неужели такой ген нашли? Неужели ли он существует?

Существует. Нашли.

По мнению ученых, склонность к агрессии у людей тесно связана с одним из двух вариантов гена, который кодирует рецепторы серотонина типа 2а.

Помимо этого, у агрессивных подростков сотрудники института психиатрии при Лондонском королевском колледже обнаружили снижение в организме этих детей фермента моноаминооксидазы, регулирующего концентрацию серотонина в крови. Оказалось, что к агрессии склонны люди с «короткой» версией гена МАОА (моноаминооксидазы А).

Однако помимо генетической причины исследователи считают также, что на агрессивность людей немаловажное влияние оказывает и ряд других факторов.

К примеру, склонность к агрессии можно объяснить феноменом «сверхмужчины», выражающимся в удвоении одной из половых хромосом. При этом феномене у мужчин, например, выявляется не набор XY, a XYY. Этот феномен тесно связан с повышением в крови этих людей гормонов адреналина и тестостерона.

По мнению американского химика-аналитика Уолтера Уолча, высокая агрессивность проявляется также в тех случаях, когда в организме людей понижен уровень таких химических элементов, как литий и кобальт, и выявляется повышенное содержание кадмия и свинца. Все эти элементы влияют на психику человека и резко изменяют его поведение, причем не в лучшую сторону.

Научные данные российского ученого Валерия Васильева свидетельствуют о том, что одной из причин повышенной агрессивности может быть и патологически быстрый обмен веществ, выявленный им у агрессивных людей.

У людей со склонностью к агрессии американским ученым Ричардом Дэвидсоном на томограммах мозга в некоторых областях коры и подкорки обнаружены особые изменения, не свойственные людям без этой склонности.

Короче говоря, в последние годы появляется все больше и больше научных работ, свидетельствующих о том, что агрессивность ребенка обусловлена не только социальными факторами и особенностями его воспитания, но имеет и более крепкий фундамент – генетический, объясняющий те непонятные случаи, когда, казалось бы, склонность к ней передавалась по наследству.

Например, измененный ген МАОА был обнаружен у мужчин одной семьи из небольшого голландского города Нимейгена, у мужчин, славящихся своим диким поведением на протяжении пяти поколений.

В то же время, по мнению знаменитого нобелевского лауреата Конрада Лоренца, агрессивность – это самый могущественный врожденный инстинкт человека. Причем этот инстинкт настолько важен для выживания, что в научных исследованиях отмечен даже тот факт, что при попадании людей в коматозное состояние он у них исчезает последним, уступив свою очередь половому инстинкту, жажде, голоду.

Одним из проявлений агрессивности у детей является гнев, в свою очередь приводящий к физической и вербальной агрессии.

Уже двухмесячные младенцы отвечают на боль от укола гневной реакцией. Причем чем ярче и более бурной будет эта реакция, тем с большей выраженностью она будет повторяться у этих детей в старшие возрастные периоды. И как считает автор одной из самых известных книг про эмоции «Психология эмоций» Кэрролл Э. Изард, «агрессивный младенец станет не менее агрессивным ребенком, а агрессивный ребенок, скорее всего, вырастет в агрессивного взрослого».

Изучая влияние агрессивного поведения родителей на поведение ребенка, ученые обнаружили, что у агрессивных родителей – агрессивные дети. Исследование реакции детей раннего возраста от года до двух с половиной лет на проявление гнева их родителей показало, что агрессивное поведение взрослых приводит к агрессивному поведению их детей. Правда, формы агрессии были разными: 46 % детей выражали свое недовольство вербально, 24 % – гневной реакцией, а 30 % этих детей воспользовались даже физической агрессией, направленной на обидчиков. Короче говоря, гнев равен гневу, агрессия равна агрессии. Агрессия провоцирует агрессию.

Агрессия – это борьба за выживание. Благодаря агрессии Ваш ребенок, как и Вы сами, надеется изменить не удовлетворяющее его на сегодня положение вещей. Агрессия – это протест ребенка, попытка обратить на себя Ваше внимание для удовлетворения насущной потребности.

Она бывает трех видов: физическая агрессия, вербальная агрессия и косвенная агрессия.

Родителей больше всего, безусловно, волнует физическая агрессия. Физическая агрессия – это нападение, нападение ребенка на детей младше себя, своих ровесников и даже старше себя, а иногда и собственных родителей. Физическая агрессия – это, образно говоря, «удар плюс удар = драка». Причем Ваш разъяренный ребенок, как будто бы находясь сам в ударе, заставляет находиться под ударом других.

Как правило, физическая агрессия служит не только способом снятия высокого нервно-эмоционального напряжения ребенка, зависящего от очень многих причин, но и дает возможность привлечь к себе, хотя б этим, внимание собственных родителей. А ради внимания, дефицит которого испытываешь постоянно, можно выглядеть в глазах взрослых и разбойником, и дикарем, и несносным мальчишкой и к тому же свести счеты с ненужными братьями или сестрами, раздражавшими тебя детьми. Иначе говоря, благодаря физической агрессии ребенок восстанавливает справедливость кулаками.

«Свести счеты» возможно и с помощью вербальной (словесной) агрессии, причем эта агрессия может причинять боль посильнее физической. Боль от слов с негативной энергией, обижающих и унижающих, раздражающих, злящих, ну а главное – несправедливых. Правда, эта агрессия требует от ребенка хоть какого-то элементарного развития речи и еще наблюдений, что какое-то слово, сочетание слов могут вывести всех из себя, так же как кулаки и удары. И пассивный словарь у детей расширяется за счет впитываемых от тех, с кем общается и кому подражает, бранных слов, оскорблений, угроз.

Впитывая такие слова, Ваш ребенок понимает, что так просто сказать их нельзя. Что экспрессия их – для «десерта», в них особая кислая «сладость».

Крик, визг, шум, бесконечные ссоры, ярлыки и дразнилки, нецензурная ругань и даже проклятия появляются вдруг в арсенале детей, к сожалению, лишь как итог подражания, подражания в основном нам.

Да, мы часто не замечаем, как стереотипно пользуемся словесной агрессией при различных обстоятельствах, по поводу и без повода, ради красного словца, ради выплескивания эмоций или же просто по инерции. Дошло уже до того, что даже мат у нас стал в обиходе обычным явлением. Да и не только в обиходе. Современная художественная литература переполнена им. Хочешь стать сейчас мэтром и классиком – тогда пользуйся матом. Мат стал мерой таланта и брендом избранных в литературе.

Так что дети теперь пополняют свой пассивный словарь для вербальной агрессии не от бомжей и пьяниц, не от падших людей, а от интеллигенции, да и вообще от любого, с кем общаются. Ну а если пассивный словарь переполнен, лишнее переходит в активный.

Другое дело, что чем младше ребенок, тем невиннее и его «ругань». Ведь он часто не понимает значения слова, понимает лишь то, что им можно вывести из себя, то, что слово у Вас под запретом. А нарушив запрет, Ваш ребенок опять привлекает к себе этим внимание взрослых, а особенно своих родителей, даже если их нет рядом с ним. Он же знает, что кто-то расскажет родителям о его плохом поведении. Ну а если плохое, вряд ли мама оставит его без внимания. Если б было хорошее – другое дело. К сожалению, это действительно так.

Цель вербальной агрессии – выплеснуть напряжение, досадить и привлечь к себе как-то внимание, хотя б произведенным эффектом от запретного слова или выражения.

И наконец – косвенная агрессия. Этот своеобразный тип агрессии отличается от двух предыдущих тем, что ребенок не набрасывается, сжав кулаки, на обидчика и не выплескивает на него накопившееся раздражение потоком бранных слов, а делает то же самое окольными, а вернее, коллатеральными путями.

Так что же это за побочные пути? Ребенок не просто оскорбляет ровесника, а разносит по всему свету непроверенные, оскорбительные сплетни и слухи о нем. Ребенок не просто дерется с кем-то, а взрывается вдруг без причины – кричит и швыряет все то, что попало под руку, неизвестно куда и зачем. Может топать ногами и бить кулаками об стол и об стенку, может что-то ломать и крушить, разрушая, хотя «это» совсем не виновато. Виноваты другие, но недосягаемые для него почему-то в данный момент, те, к которым так трудно приблизиться в силу ряда серьезных причин. И он «ярость» свою «переносит» с них на тех, кто не сможет ему дать отпор, на тех, кто без вины виноваты. А родители в ужасе – что случилось с ребенком – рвет все книги, ломает игрушки, делает все специально, назло. Может быть, требуется ему психиатр? Почему он вдруг стал агрессивным? Не ругается и не дерется, а агрессии – через край.

Да, действительно, через край, и не только при косвенных ее проявлениях… Дети словно бы нафаршированы ей. И, прекрасно все чувствуя, зная, что она под запретом, ребенок вместе с ней наполняется чувством вины. Ну а чувство вины – это, собственно говоря, тоже нечто в виде агрессии, это – своеобразная самоагрессия в виде гнева уже на себя. Правда, выраженность чувства вины, как и само это чувство, тесно связана не только с личностными, но и с возрастными особенностями детей.

А возрастные особенности часто и сами способствуют повышению истинной или мнимой агрессивности детей. Ну, взять хотя бы кризис ребенка трехлетнего возраста, когда, может быть, Вас впервые обеспокоила агрессивность Вашего малыша – не является ли она признаком психических отклонений у ребенка. Ведь даже если люди и не могут жить без агрессии, то это важно для взрослого человека, но можно ли серьезно рассуждать об агрессивности, когда идет речь о ребенке, даже дерущемся ребенке? В конце концов, драчливость – это один из атрибутов детства.

Однако тем не менее это агрессивный атрибут, детская агрессивность.

Не удивляйтесь – именно агрессивность. И ничего ужасного в этом нет, когда она проявляется под влиянием сопутствующих ей обстоятельств. Любой из нас, даже самый воспитанный, в ответ на конфликтную ситуацию, опасность, обиду и нескрываемую враждебность может стать агрессивным. Но взрослым дано управлять своими эмоциями и прятать их где-то в себе, в глубине. Ребенку в три года еще невозможно свое недовольство запрятать в себе. Он весь нараспашку. Он просто не может свое поведение еще регулировать социальными нормами и волевыми усилиями. Его не заботит, как будет он выглядеть в глазах окружающих. Поэтому бурно способен высказывать свое недовольство при Вашем отказе немедленно сделать все то, что он хочет, при Ваших запретах и при несогласии с ним. Ему непонятна еще просто невыполнимость желания. Он искренне убежден в том, что справится сам. А Вы ограничиваете это желание и тоже убеждены, что он не справится, что он еще мал…

Так зреет конфликт, и разрядка его – агрессия малыша. И вот он кричит, визжит и кусается, дерется не только с детьми, но даже с взрослыми.

Как стыдно Вам, как неудобно… И Вы начинаете «сражаться» с ним, чтобы добиться победы. Ругаете, бьете, пусть тоже почувствует боль.

Запомните, воспитание – это не поле боя. И, став родителями, Вам прежде всего необходимо знать, что в раннем возрасте один из главных путей познания мира – обычное подражание, и подражает ребенок взрослым. Вы бьете его, он Вам отвечает, считая, что это дозволено. А может, вообще драчливость у малыша возникла как подражание.

Наверное, однократные попытки агрессивного поведения встречаются у многих детей. От Вас зависит, чтобы попытка не превратилась в закономерность. Поэтому станьте на минутку психологом. Вспомните, что в три года ребенок эмоционально лабилен и не стремится любыми путями к цели, он может менять ее, лишь бы было на «что», особенно если отвлечь его чем-то ему интересным. А это возможно придумать всегда.

К примеру, он просит хрустальную вазу. Как только он выскажет это желание, не превращайте его в невыполнимое, а лучше разочарованно, махнув на вазу рукой, взять ее со стола и поднести к нему, искренне сетуя, что она тяжела, велика и с ней невозможно играть. Как только малыш прикоснется к ней, верните ее на стол и тут же без промедления, не давая ему опомниться, переключите его желание в новое русло. Возьмите карандаш и вместе с ним нарисуйте другую вазу, вырежьте ее и превратите в новую игрушку, придумывая на ходу какую-нибудь занимательную историю про эту вазу. Подхватывая Ваши мысли и фантазируя вместе с Вами, малыш забудет о настоящей вазе и прежнем своем желании.

Когда же вместо «отвлекающего маневра» звучит категоричное «нет» и весь Ваш вид подчеркивает несостоятельность его желаний, ребенок полон обиды, считая, что Вы относитесь к нему, как к маленькому. И он отстаивает свои права любой ценой. Он выделяет и фиксирует именно это желание и превращает его в самую большую необходимость для данного момента. Теперь все Ваши отвлекающие мероприятия запоздали и не помогут.

В три года агрессивное поведение ребенка – это не чистая агрессивность, скорее, это разновидность реакции протеста против взрослых. И если Вы за это накажете малыша – реакция протеста нарастает. Теперь все будет делаться назло, конфликт затянется. Когда же Вы не выдержите и сдадитесь, ребенок быстро сообразит, каким путем достиг победы. И стиль такого поведения закрепится надолго. Поэтому не забывайте о «золотой середине».

В три года Ваш малыш способен атаковать обидчика не рассуждая, немедленно. В четыре-пять ребенок, прежде чем лезть в драку, способен объясниться и выразить протест. Он контролирует уже эмоции и чувства, учитывая нормы окружающей среды.

Теперь малыш способен агрессивность направить в игровую форму: он то солдат, стреляющий в противника, то вдруг полицейский, преследующий грабителя. Он понимает, что агрессивность причиняет боль другим, и весь свой гнев на близких взрослых и детей пытается перевести в игру.

В пять-шесть лет агрессивный характер поведения – уже как специфическая форма взаимоотношения ребенка с другими окружающими его людьми, особенно со сверстниками, свидетельствуя о нарушении социальных контактов с ними.

И снова надо задуматься: почему? Виноваты ли только насмешки детей или это связано с глубинными пластами отношений в семье? Что тревожит и беспокоит ребенка? Или это просто гиперактивность?

А может быть, Ваша любовь носит только «оценочный» характер: он люб Вам, когда хорош, красив и умен. Такая любовь подрывает веру ребенка в искренность Вашей любви. Он хочет, чтобы Вы любили его со всеми недостатками.

Говоря об агрессивности дошкольников, надо помнить, что источник ее как в индивидуально-возрастных особенностях ребенка, так и в социальных факторах среды.

Как фиксированная форма поведения, агрессивность закрепляется тогда, когда малыш не ощущает со стороны родителей ни нежности, ни любви и мечтает хоть каким-то способом привлечь внимание к себе.

Если Ваш ребенок агрессивен, лишний раз задумайтесь, действительно ли все благополучно у Вас в семье.

Когда все благополучно, постарайтесь вспомнить, не было ли романтичных проявлений чувств у дочери к отцу, у сына к матери. Может, это просто скрытое соперничество детей к родителям: дочки к матери, сына к папе.

Если в это время у Вас родился второй ребенок, задумайтесь, не в этом ли первопричина всего. Может быть, Ваш первенец почувствовал себя уже ненужным семье. Ведь все дети с трех лет способны на чувства и страсти… на зависть, ревность… и неадекватным поведением выплескивают все наружу. Ревность тоже порождает агрессию.

Обязательно пронаблюдайте, как играет малыш со сверстниками, не третируют ли они его бесконечными насмешками, ранящими самолюбие, особенно когда ребенок единственный и не умеет дать сдачи. Как правило, беспомощны только первенцы.

Если агрессивное поведение у малыша появилось после поступления в дошкольное учреждение, то ищите источник там.

Чем старше становится Ваш малыш, тем чаще и чаще причиной агрессии, помимо взаимоотношений в семье и со сверстниками, являются символические примеры, которые современные дети видят по телевизору или же играя в компьютерные игры, даже тогда, когда они предназначены для дошкольников. Да, ребенку от трех до шести, безусловно, желательно знать, что на свете помимо добра есть и зло. Но нюансы зла могут быть разными. И ребенок в пять лет их поймет по-другому, чем в восемь. Однако, к сожалению, большинство компьютерных игр и детских телепередач не рассчитаны на оттенки возрастных особенностей детей.

У пятилетних, шестилетних детей помимо прямой физической агрессии (когда ребенок способен ударить кого-то) или косвенной физической агрессии (портит чужое, ломает игрушки) немаловажное значение имеет и вербальная (словесная) агрессия, о которой уже говорилось раньше. Познав почти все тайны родного языка, ребенок может оскорбить словесно (прямая вербальная агрессия), назвав кого-то дураком, дав прозвище, и прочитать нотации. И даже жалобы ребенка на кого-то можно расценивать как агрессивную реакцию (косвенная вербальная агрессия). Так что любое ябедничество обычно – замаскированная агрессивность.

Родители должны знать, что агрессия бывает не всегда направлена лишь на кого-то или что-то. Нередка и самоагрессия или тенденции к ней у детей. В подобных случаях необходимо срочно выяснить причины и ликвидировать их сразу же, без промедления. Самоагрессия опасна для ребенка. Обычно – это крик отчаянья и зов на помощь.

Когда ребенок ваш при помощи агрессии отстаивает свои интересы, он пользуется ей как инструментом для достижения намеченных им целей. Такая агрессивность не страшна. С ней можно справиться, поняв чувства ребенка.

Когда ж агрессия как самоцель направлена, чтоб причинить боль или уязвить другого, и приступы ее неоднократны, проконсультируйте ребенка у врача.

Чем старше Ваш малыш, тем чаще он будет привлекать внимание к себе, особенно в среде ровесников, своими непонятными нам выходками, девчонок дергая за косы, мальчишек вовлекая в драки или ведя себя как шут: визжа пронзительно и лая, рыча, как тигр или лев, пугая этим всех детей.

Агрессия нужна ребенку, чтоб выразить ею превосходство, хотя бы этим, над другими, когда особых заслуг нет, а хочется стать самым главным.

Агрессия – это защита, когда она необходима. Агрессия – это ответ на унижения ребенка, замаскированная месть.

Появился даже такой термин, как пассивная агрессия, объединивший в своем названии, казалось бы, совершенно противоположные понятия. Ведь пассивный – это несопротивляющийся, а агрессия замешана на разных способах сопротивления.

Тем не менее пассивная агрессия – это иносказательная агрессия, напоминающая собой эзоповский язык. Чтобы добиться своего, мы не идем по столбовой дороге, а ищем где-то рядом с ней окольные пути – тропинки, просеки. Они нас приближают к цели. Короче говоря, пассивная агрессия – это скрытая форма манипулирования кем-то ради достижения своих тайных намерений. Но так как она чаще всего подсознательна, то в результате ее Ваш ребенок нередко вредит сам себе. А подсознательна она потому, что связана с тем, что родительский гнев на ребенка «по заслугам» или же нет проникает невольно в подсознание Ваших детей, вызывая у них установки отрицания авторитетов, отрицания власти над ним.

Эти все установки являются целью пассивной агрессии, где свержение авторитета родителей – это главная цель. Своей авторитарной агрессией Ваш ребенок выводит Вас из равновесия. И готов расплатиться за это даже собственным благополучием, лишь бы капельку Вам досадить.

А родителям трудно понять, почему их смышленый наследник с трудом успевает и в классе слывет за тупицу, хотя с раннего детства уже легко схватывал все на лету. Но ребенку важнее пробить брешь в родительском авторитете, чем достойно оправдывать самооценку. Этого требует властно подавленный гнев на родителей, прячущийся давно в подсознании.

Однако, к сожалению, результатом пассивной агрессии может стать не только плохая успеваемость протестующего так талантливого ребенка, но и тяга детей к наркотикам или алкоголю.

Наивысшая форма пассивной агрессии – это самоагрессия, вплоть до самых тяжелых последствий ее.

Проявления пассивной агрессии у детей подросткового возраста, начиная с 11–12 лет и до 15, если эта агрессия не приносит вреда, можно нам расценить так же, как возрастную норму ребенка. И если мы не вмешаемся в это явление, управляя им без негативных эмоций, то такая агрессия, скорее всего, окажется только временным явлением.

Если же это нас раздражает и нам хочется дать прикурить за все выходки собственным детям, то агрессия станет хронической и, сроднившись с подростком, пойдет с ним бок о бок и в его повзрослевшую жизнь, где продолжит ему ставить свои подножки.

В то же время если Вы, начиная с десятилетнего возраста ребенка, перестанете с ним выяснять отношения, объявляя то лодырем, то тунеядцем… если сможете так же сдержаться, увидав беспорядок в квартире… если сможете не реагировать на его эпатажную внешность, нежелание Вам подчиняться, то, скорее всего, возрастная агрессия, проявляющаяся такими симптомами, безвозвратно пройдет, не оставив следов даже для проведения вечера воспоминаний.

Если ж эта агрессия вдруг «повзрослеет» и останется с Вашим ребенком надолго, может быть, даже и навсегда, то не стоит завидовать тем, с кем он будет работать и с кем будет жить.

У него просто станет несносным характер, от которого будет страдать и он сам.

Говоря о прогрессивно растущей агрессивности наших детей, мы все чаще упоминаем влияние на ее расцвет телевизионных передач и видеоигр, а также возможности пользования Интернетом, общаясь со всем земным шаром.

По мнению самой крупной в мире Американской психологической ассоциации (АПА), все более и более становящиеся популярными видеоигры с элементами насилия провоцируют агрессивность у детей, играющих в них, дав ребенку понять, что конфликты проще всего разрешить, применяя насилие. А так как мозг на реальное и виртуальное насилие реагирует практически одинаково, есть опасность, что дети начнут проверять достоверность виртуальной агрессии в нашей действительности.

А недавно в штате Небраска был зафиксирован еще один вид виртуальной агрессии – «cuPer bullying», заключающийся в том, что школьники разных классов, общаясь по электронным адресам, начали оскорблять и пугать друг друга. Что это – шалости или действительно новый вид школьного буллинга? Ведь подобное «общение» – тяжкий груз для легкоранимых детей, защищающихся от него «уходом» в себя. Причем этот «уход» может быть и достаточно долгим, если не навсегда.

К сожалению, буллинг за 20 лет своего существования в корне изменил идеал современного подростка, путающего насилие с маскулинностью тинейджера и его мужественностью.

Агрессивность подростка на сегодняшний день – это важнейший фактор его самоутверждения и даже привлечения к своей персоне лиц противоположного пола, ведь для девочек она тоже своеобразный эталон смелости и мужественности такого избранника.

Однако несмотря на то, что родина буллинга (от английского bully – насилие) Великобритания, по последним данным Всемирной организации здравоохранения, в одно из исследовательских направлений которой входило определение коэффициента подростковой жестокости в странах Европы и Северной Америки, самые жестокие мальчики в возрасте от 11 до 15 лет проживают в Чехии, а девочки – в Венгрии. Оказалось, что 69 % чешских мальчиков и 32 % венгерских девочек в 2005 году хотя бы раз, но были участниками драки. Самые миролюбивые дети были в Финляндии (37 % мальчиков и 13 % девочек дрались в год проводимого исследования).

Кроме хрестоматийного школьного буллинга все большую и большую популярность среди детей школьного возраста приобретает «избиение для развлечения», когда муки жертвы агрессии хладнокровно снимаются на мобильный телефон, а потом демонстрируются в Интернете. К сожалению, нашим детям, как в древности, нужны зрелища… И эти «зрелища» не вызывают угрызения совести.

В то же время, по данным другого исследования, проводимого американскими учеными, дети, показавшие высокий уровень агрессивности при проведении тестов на нее, должны войти в группу риска по развитию сердечно-сосудистых заболеваний. Оказалось, что вероятность развития у них так называемого метаболического синдрома – совокупности факторов риска в виде ожирения, повышения артериального давления и инсулиновой недостаточности – гораздо выше, чем у детей с нормальной возрастной агрессивностью. В свою очередь метаболический синдром – это один из важных пусковых механизмов для развития заболеваний сердечно-сосудистой системы #

и диабета. И, скорее всего, агрессивность, предшествуя развитию этих серьезных заболеваний у детей, может быть своеобразным маркером для их прогнозирования у ребенка. А достоверный прогноз – это и целенаправленная профилактика.

И если раньше угрозу развития сердечно-сосудистых заболеваний у людей связывали с так называемым А-типом личности, считая, что факторами риска при этом типе личности служат: вечное состояние цейтнота из-за того, что эти люди всегда куда-то спешат, их своеобразный перфекционизм – ориентированность на успех, а также и агрессивность, то проведенные исследования американских ученых свидетельствуют о том, что из всех вышеперечисленных отличительных свойств этих людей действительным фактором риска является только их агрессивность.

Не все дети способны выставить напоказ свою агрессивность, даже когда она адекватна сложившейся ситуации, ведь своим воспитанием мы профилактически нивелируем ее. Но не отреагированная во внешней среде агрессия не исчезает совсем. Она как бы накапливается в организме, переходя в своеобразную внутреннюю агрессивность, основным фундаментом которой являются повышенная тревожность ребенка и постоянно преследующие его страхи: страх наказания, страх не оправдать Ваши ожидания, страх быть хуже других. Своим воспитанием мы то и дело культивируем у детей мучающее их чувство вины. Большинство из них временами даже боится поделиться с родителями своими агрессивными фантазиями, преследующими их нередко во сне в виде всевозможных кошмаров, и, в свою очередь, являющихся бесконечными причинами непонятных нам страхов.

Короче говоря, каковы бы ни были истинные причины агрессивности у Вашего ребенка, он нуждается в Вашей помощи, она просто необходима ему. Агрессивные дети, как правило недооценивая присущую им враждебность, ощущают ее в окружающем их мире, где главными для них еще пока являетесь Вы. И только Вы, а не кто-нибудь иной, можете и способны сбросить с глаз своего ребенка эту гнетущую его пелену.

* * *

Если Вам трудно самим разобраться, связана ли агрессивность Вашего ребенка только с возрастом или же он в самом деле становится агрессивным, воспользуйтесь приблизительной схемой наблюдения за детьми, выявляющей критерии агрессивности, разработанной американскими учеными М. Алворд и П. Бейкер.

КРИТЕРИИ АГРЕССИВНОСТИ

  • Ребенок часто теряет контроль над собой.
  • Ребенок часто спорит, ругается со взрослыми.
  • Ребенок часто отказывается выполнять правила.
  • Ребенок часто специально раздражает людей.
  • Ребенок часто винит других в своих ошибках.
  • Ребенок часто сердится и отказывается сделать что-либо.
  • Ребенок часто завистлив, мстителен.
  • Ребенок чувствителен, очень быстро реагирует на различные действия окружающих его детей и взрослых, которые нередко раздражают его.

Постоянно наблюдая за своим ребенком и фиксируя у него те или иные устойчивые черты, соответствующие этим критериям, Вы сможете предположить, насколько агрессивен Ваш ребенок и агрессивен ли он вообще. Ведь, может быть, беспокоящие Вас у него признаки агрессии были связаны как с его возрастными особенностями, так и со специфичностью ситуации, в которой внезапно оказался он.

В порыве гнева мы все теряем контроль над собой. Ребенок может спорить со взрослыми, интуитивно чувствуя, что они не правы, отстаивая свои интересы. Да и правила, противоположные тем, которым его обучали, для него, безусловно, не норма.

Досконально анализируйте каждый критерий. И только в том случае, если Вы убедитесь, что хотя бы четыре критерия из восьми не менее полугода устойчивы у ребенка и проявляются в неадекватных ситуациях, можно предположить, что он становится агрессивным.

* * *

Если Вы хотите узнать, нет ли у Вашего ребенка скрытой агрессии по отношению к кому-то, можете использовать «Отъезд», одно из десяти коротких повествований из теста детского психолога Луизы Дюсс «Сказка». В этом тексте есть персонаж, которому надо сделать выбор. С этим персонажем ребенок обычно идентифицирует себя.

ОТЪЕЗД

«Однажды родители, дедушки и бабушки, дяди и тети и все дети пошли на вокзал, и один из них сел на поезд и уехал далеко-далеко… и, может быть, никогда не вернется. Кто это был?»

При скрытой агрессивности по отношению к кому-то ребенок может отправить далеко-далеко не только кого-нибудь из упомянутых в тексте, а и совсем другого человека, являющегося источником его агрессивности.

Этот тест, разработанный еще в 40-х годах прошлого века, без труда можно модифицировать, придумав подобную историю с самолетом или ракетой, космическим кораблем… Главное, чтобы ребенок сделал свой выбор и дал Вам, хотя бы косвенно, понять, кто вызывает в нем агрессивные импульсы. А почему – уже выявить Ваша задача.

Безусловно, для диагностики агрессивности у более старших детей придумываются совершенно другие истории, и лучше всего судить о ней по рисункам ребенка, которые он выполняет по заданию школьного психолога.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с агрессивным ребенком

  • Первым делом нащупать все болевые точки в семье.
  • Нормализовать семейные отношения. Ребенок не должен быть свидетелем ссор и скандалов.
  • Пересмотреть стиль воспитания ребенка. Придерживаться одного стиля воспитания всем членам семьи.
  • Не злоупотреблять своими бесконечными «нельзя», «не надо», препятствующими развитию детей.
  • Ликвидировать все агрессивные формы поведения среди близких ребенку людей, помня, что малыш, подражая, видит все.
  • Не применять никакие формы физического наказания по отношению к ребенку, вплоть до шлепков. Доказано, что чем более жестоко наказываете Вы своего ребенка в семье, тем более жесток он по отношению к окружающим.
  • Принимать его таким, какой он есть, и любить со всеми недостатками, чтобы он не чувствовал себя отверженным родителями.
  • Что-то требуя от ребенка, учитывать возможности его, а не то, как Вам хотелось бы это видеть.
  • Попытаться погасить конфликт еще в зародыше, направляя интерес ребенка в другое русло.
  • Научить выплескивать свой гнев приемлемыми для его возраста способами (рисованием обидчика не в самом лучшем виде, придумыванием прозвищ и т. д.), переводя физическую агрессию в вербальную, чтобы уменьшить нервно-психическое напряжение ребенка. Родители должны усвоить, что, обучая своего ребенка все время подавлять свой гнев и делая его «удобным» для всех вокруг и для себя, они заставят рано или поздно расплачиваться за все это малыша различными психосоматическими расстройствами от псориаза и мигрени до язвы желудка и гипертонии. Но в то же время гнев – естественная реакция нашего организма, присущая всем нам эмоция, знакомое всем чувство, и «ликвидировать» его совсем, да еще раз и навсегда, нельзя. Поэтому желательно учить ребенка освобождаться от него более или менее приемлемыми для наших социальных норм способами, используя даже придуманные японцами куклы для битья.
  • Вместе с разгневанным ребенком можно вылепить обидчика из пластилина, закопать его в песке или залить водой.
  • Ребенку можно разрешить закрыть дверь в комнате и кричать в ней все то, что придет на ум.
  • С ребенком можно сочинить сказку, в которой появится возможность выплеснуть ему свои негативные эмоции.
  • Разгневанного малыша можно заставить разрядиться какой-нибудь физической нагрузкой: от игры в мяч до соревнований в беге.
  • И даже в таких случаях игра мальчишек с игрушечными пистолетами оправдана и допустима, хотя на этот способ разрядки напряжения до сих пор нет единых взглядов у психологов.
  • Вам надо дать понять ребенку, что он любим, даже когда в семье вдруг появился новорожденный, и постараться привлечь его к уходу за младенцем, подчеркивая, как маленькие сестричка или братик нуждаются в нем.
  • Когда причиной агрессивности ребенка является соперничество детей в семье и Ваш малыш все время вспыхивает будто спичка, лучше всего его вовлечь в игру, в которой предоставить ему роль следящего за поведением других – сестер и братьев. Подобным способом возможно предотвратить его драчливость.
  • При драчливости ребенка главное – не разъяснить, а предотвратить удар.
  • Научить его общению со сверстниками, уделяя максимум внимания при поступлении в детский сад.
  • Ребенок должен понять, что можно контролировать свои эмоции и их негативные импульсы, что последствия его агрессивности не приемлемы в обществе, где он живет.
  • Научить сочувствию другим людям.
  • Помнить, что и слово может ранить малыша.
  • Понимать ребенка!

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с агрессивным ребенком

  • Постоянно внушать ему, что он плохой. Помните, что отрицательная оценка взрослых формирует отрицательную самооценку у малы ша и затрудняет его общение с внешним миром.
  • Негибкими воспитательными мероприятиями загонять ребенка в угол, ожесточая его.
  • Использовать агрессивные методы воспитания и наказания (шлепки, угол, ремень). Не забывайте, что агрессивность – это следствие враждебности, а воспитательные мероприятия – не орудия сражения.
  • На глазах ребенка мучить домашних животных.
  • Не обучать навыкам выплескивания гнева неагрессивными способами.
  • Учить подавлять свой гнев, загоняя его вовнутрь.
  • Преднамеренно разжигать романтические чувства к одному из родителей.
  • Все время подчеркивать и напоминать, что новорожденный лучше его.
  • Содействовать соперничеству между детьми в семье.
  • Культивировать вражду между ним и сверстниками.
  • Оскорблять достоинство малыша грубыми словами.
  • Не любить его или любить только «оценочной» любовью.
  • Помнить, что безэмоциональность родителей, безразличие их по отношению к своему ребенку стимулирует агрессивность детей.
  • Когда нет видимых причин для агрессии малыша, обратитесь к психологу и психоневрологу.

* * *

Для уменьшения степени агрессивности у детей и подростков проводятся всевозможные тренинги. Один из них, предложенный немецкими специалистами, заслуживает особого внимания своей доступностью исполнения и прекрасными конечными результатами.

Сущность тренинга «Антинасилие» – вначале узнать как можно больше о самом ребенке, так и его семье из специальных интервью с подростком. Благодаря «откровениям» тинейджера специалисты составляют мнение о возможных источниках его агрессивности и прогнозируют, что можно ожидать от ребенка в различных жизненных ситуациях. На втором этапе тренинга подростка всевозможными средствами вербальной агрессии специально провоцируют на агрессивные действия. Несмотря на это, ребенок должен научиться игнорировать эти провокационные действия и не отвечать на них агрессивными выходками.

И наконец, на третьем, заключительном этапе тренинга – «тренинге привлекательности», подросток при помощи ролевых игр с ситуациями агрессии, опираясь на свои самые лучшие качества, должен доказать, что научился уже стойко выдерживать все провокационные, агрессивные действия в свой адрес и не отвечать агрессией на них.

Этот тренинг проводится в течение года под руководством опытных специалистов и дает обнадеживающие результаты.

Однако самое главное, по мнению ученых, занимающихся проблемами агрессивности у детей, это искренняя родительская любовь к ребенку и исключение жестокости в обращении с ним. Несмотря на то что менее активная разновидность гена МАОА встречается у одной трети детей, и особенно у мальчиков, агрессивными из них становятся только те, с которыми жестоко обращаются их родители, постоянно наказывая их за малейшие детские шалости и проделки. При хорошем обращении с такими детьми генетическая предрасположенность к агрессивности практически не дает о себе знать.

Так что родителям желательно сделать из выводов ученых и для себя собственные выводы – будет ли Ваш ребенок агрессивным или нет. Не лучше ли сразу после рождения младенца выбрать наиболее благоприятный для адаптации его к новой жизни стиль воспитания, благодаря которому Ваш ребенок, Вы сами и общество смогут избежать массы дальнейших проблем, связанных с агрессивностью не столько детей, как взрослых.

Ситуация для родителей

Четырехлетний Дима очень любит телевизор и может целыми часами вместе с папой смотреть любые кинофильмы, где совершаются насилия и грабежи. Но мама почему-то недовольна этим и постоянно запрещает папе включать такие передачи. А Диме непонятно почему. И он, как папа, обижается на маму и даже вчера вечером, шутя, навел внезапно на нее вдруг дуло пистолета, который папа купил ему в «Детском мире». Но вместо того, чтобы понять шутку, мама Димы выхватила пистолет из его рук и выбросила в мусоропровод. А папа ей доказывал, под громкие рыдания ребенка, что это – издевательство над сыном, что мальчики не могут вырасти без пистолетов, насилие – у них в крови. И это главное, что отличает настоящего мужчину.

 Что бы предприняли Вы в подобной ситуации?

* * *

Агрессивный ребенок, как будто бы ежик, утыкан иголками для обороны от мира, в котором лишь видит враждебность, а если не видит – предчувствует…

Как трудно его взять на руки. Совсем невозможно погладить… Иголки всегда начеку. Они лучше раньше кольнут Вас, чем Вы вдруг кольнете его. Кольнут только для профилактики… чтоб спрятать под маской враждебности свою беззащитность и робость, свой страх потерять вдруг внезапно тепло материнской любви.

И дружат нелепо, но крепко, ранимость души его и агрессивность, которая будто бы кокон пытается душу собой уберечь.

Дети, бегущие за прогрессом, или Одержимые гаджетоманией

Как это ни звучало бы парадоксально, но если у Вашего ребенка лишь только SMS-мания, видеомания, телемания, а не их совокупность, то это еще полбеды. Недаром все познается в сравнении. Все большую и большую часть нашего молодого поколения захватывает в плен новая страсть – гаджетомания, которую многие, особенно обеспеченные, родители вначале сами провоцируют у собственных детей, практически не догадываясь о ней. Причем родители не только провоцируют, но чаще всего сами тоже уже имеют эту червоточину, скорее гордясь ей, чем опасаясь ее последствий. И свой оптимизм, свою эйфорию невольно навязывают ребенку.

– У нас Виталик – просто вундеркинд. В свои двенадцать разбирается так в технике, что даже взрослые советуются с ним, решив купить какую-то новинку. Часами может торчать в магазине, расспрашивая продавцов про функции приборов. Если понравится какой-то, не оторвешь, пока не купишь.

Конечно, мы гордимся с мужем, что сын, как мы, идет в ногу с прогрессом. Правда, меня как мать сейчас смущает, что он становится невыносимым, если не купишь ему новую «игрушку»: кричит, что мы отсталые от жизни и ничего вообще не понимаем. Доводит всех нас до того, что мы сдаемся. Но вот на днях, когда не сдались, сказав ему, что нет, пожалуй, смысла вновь покупать ему второй iPad, который был довольно дорогим, взорвался тут же прямо в магазине. Кричал при продавцах на нас, буквально обзывая отсталыми и жадными, вплоть до того, что мы душители и палачи прогресса.

А после этого вдруг перестал с нами общаться. Не спал, не ел, два дня не ходил в школу, как будто что-то у него случилось. Короче, впал в какую-то депрессию. Пришлось пойти на попятную. Купили ему этот дорогой планшет, правда, купили без него. Но сын вначале делал вид, что ничего не видит и не слышит. Зато потом как будто бы впал в эйфорию. Стал целовать меня и папу, звонить по телефону всем друзьям и хвастаться невиданной новинкой.

Он изменился прямо на глазах. Как будто это был другой ребенок. Мы раньше замечали тоже с мужем, что новое в него вселяет радость, что настроение его зависит от покупок желаемых им плееров или планшетов. На днях, муж говорит, появится еще одна новинка – iPad mini…

Но сколько ж можно покупать одно и то же, пусть даже с новой функцией, пусть совершеннее, чем раньше?! У нас и так в квартире филиал любого магазина электроники. Муж этим тоже все-таки грешит. Но он же крупный бизнесмен, сам зарабатывает деньги, так что ему мне нечего сказать, хотя порою это раздражает. Представьте, целыми часами может говорить по телефону о фотокамере в мобильнике и съемках. А в театр позовешь – ужасно занят. Но мужу все же не двенадцать лет.

Как лучше все-таки вести себя с Виталиком? Как объяснить ему, что суть рекламы – зомбировать мозги. Я так боюсь, чтобы он не пошел по стопам своего двоюродного брата. Тому пятнадцать, но он чуть не превратился в вора. Взял тайком деньги матери, чтобы купить новый мобильный телефон, который она отказалась ему покупать. Признался сам во всем, купив эту «игрушку». Теперь все в панике в нашей семье. Врач говорит, что это уже признаки зависимости, зависимости от технических новинок. Какая-то гаджетомания! Но никто из моих знакомых о ней не слышал. А если она есть на самом деле, то может ли мой сын ей «заболеть»? Ведь он же еще все-таки ребенок.

К сожалению, в последние годы все «старые» и «новые» зависимости и мании помолодели, вплоть до алкогольной и наркотической зависимостей, овладевших также душами наших детей.

Если врач действительно поставил правильный диагноз, то у двоюродного брата Виталика развивается, пожалуй, самая «престижная» на сегодняшний день зависимость – гаджетомания (от английского слова gadget – техническая новинка), при которой обладание новинками технических чудес стало смыслом жизни человека, ореолом его в глазах окружающих людей. Причем вес престижа тесно связан с числом новых функций у прибора, даже если они тебе не нужны. Новое – обязан ты купить. Зарабатывай сам, лезь в долги, но покупай. И устраивай музей своих коллекций из компьютеров и плееров различных поколений. Наслаждайся, что владеешь всем.

Такие взрослые, а теперь уже и дети – причем чаще всего дети этих же гаджетоманов, воспитываемые на наглядных примерах, – готовы скупать бесконечные новинки, рекламируемые средствами массовой информации и особенно многочисленными глянцевыми журналами. Ну а если Вы к тому же представитель гламура, то без этих новинок Вам попросту не обойтись, потому что мода – не только одежда…

По данным исследователей, сейчас несколько миллионов людей на планете страдают этой ультрасовременной зависимостью, уже начавшей разъедать также души и наших детей. Причем степень этой зависимости прямо пропорциональна степени обеспеченности семьи, и чем больше у родителей имеется материальных возможностей, тем большая вероятность склонности к этой зависимости у их ребенка, и особенно в подростковом возрасте, когда появляется множество предрасполагающих для нее факторов, и не только психологических.

Для подростка быть не хуже других – одна из составляющих горизонта его мировоззрения. Так что если у какого-то одноклассника есть новая цифровая фотокамера, а у его соседа по парте нет, то это веская причина для страданий того «другого», вплоть до появления у него комплекса неполноценности.

И если у Вас есть материальная возможность удовлетворить «современные» прихоти «малыша» – это одно, а если нет, да к тому же Вы строгий, авторитарный родитель со своими железными правилами – как не избаловать ребенка, «барахтающегося» в обществе избалованных, пускай даже невероятными покупками, детей, – это совершенно другое… Так что современная градация школ для более или менее преуспевающих родителей, а не детей в этом аспекте имеет и свой положительный резон, во всяком случае, возможность удовлетворения нескончаемых потребительских потребностей и желаний их прогрессивных чад у родителей приблизительно одинакова. А это означает – гомеопатические дозы зависти вместо возможных лошадиных… И минимум проступков на фоне этой зависти.

В конце концов, если задуматься, гаджетомания – родная сестра шопингомании, так называемой шопинг-зависимости, вспышки которой могут появиться у каждого из нас, и независимо от времен года, как при депрессии. Той шопингомании, которая, по мнению психологов, спасает даже временами нас от стрессов. Но когда речь идет о шопингомании, то подразумевают в основном женщин всех возрастов и взглядов, скупающих ненужные им вещи, во всяком случае в данный момент, от туфель на немыслимых платформах до шпилек для отсутствующих кос. Здесь главное – купить, и очень дорого, чтоб сумма в чеке чуть-чуть отрезвила и вызвала бы всплеск адреналина.

Гаджетомания, или гаджет-аддикция, – нечто другое: здесь важны не бриллианты или платья каких-то умопомрачительных фасонов, а лишь технические чудеса, новинки, заполонившие собой целый мир. В современном лексиконе появилось даже слово «технофетиш», и идолом для многих современников становится все чаще техника.

Мы стали поклоняться техническим новинкам. Они влекут нас, вызывая жгучее желание – скорее обладать ими и их возможностями. И эта страсть подобна любовной страсти. Ведь если нет возможности для обладания – мир погружается в туман отчаяния. Но «заболевших» много только там, где детей окружают люди, «страдающие» от подобного недуга и могущие заразить им Вашего ребенка, своеобразным вирусом гаджетомании.

Когда нет рядом «вируса», технофетиш – обычное, разумное явление. Любой из нас способен очаровываться возможностями мыслей человека, его фантазией и воплощением всего придуманного в функциях приборов, хотя бы прочитав такое: «На выставке 3GSM финская компания показывает свое новое достижение – универсальный мультимедийный телефон, позволяющий записывать высококачественное видео вплоть до DVD-видео и воспроизводить его на внешнем мониторе или телевизоре».

Или же о японской компании Thanko, разработавшей цифровой бинокль, который способен делать фотоснимки и записывать видео.

А чего только стоит заглавие очередной рекламы – «Невероятные медиаплееры Aigo».

Да лишь простое человеческое любопытство нас заставляет каждый раз подробнее знакомиться с возможностями этих новинок и, познакомившись, «заболеть» ими, поняв и убедившись в том, что рецидивы гаджетомании, при постоянных провокационных факторах прогресса, неизлечимы.

Когда-то нам невероятными казались цветные телевизоры и магнитолы. Потом мечтою стали уже пейджеры, чуть позже все зациклились на музыкальных центрах. И вдруг пришла на смену этому всему эра мобильных телефонов, цифровых видеокамер и всевозможных поколений стационарных и переносных компьютеров. Все это было на глазах родителей сегодняшних детей, во всяком случае их бабушек и дедушек.

В отличие от прежних поколений, сегодняшний ребенок не знаком с подобной эволюцией высокотехнологических устройств. Ведь он родился уже в их эпоху, и они для него нормальное явление, а не диковинка, какой была для нас. Это обыденная для него реальность. Правда, реальность, обновляемая с каждым днем. Но и ребенок обновляется ведь тоже, меняясь не по дням, а по часам. Так почему бы ему не идти в ногу с прогрессом? И если вся загвоздка лишь в деньгах, так это просто показатель нелюбви его родителей к нему, жалеющих ему дать деньги на покупки.

Да, запрещающих ребенку покупать, но фактор денег не всегда существенен.

Взгляните как возможно внимательнее на своего ребенка, зараженного уже гаджетоманией. Какие Вы увидели симптомы отличия его от негаджетоманов-сверстников, да и от него самого в недавнем прошлом?

Скорее всего, Вас волнуют, озадачивая, приступы его ненасыщаемых желаний – пойти и посмотреть, купить…

Как выпадет свободная минутка, так он уже стремится в магазин или серьезно изучает все рекламы, звоня друзьям и переспрашивая их, довольны или не довольны они своими новыми приобретениями. Вначале это радует лишь Вас. Вам кажется – подобное занятие намного расширяет кругозор следящего за поступью прогресса, интересующегося его новинками ребенка.

Однако позже Вы осознаете, что это расширение одностороннее и происходит за счет оскудения палитры разнообразия всей его детской жизни. Но если раньше это чем-то походило на хобби и ребенок только созерцал, то созерцать теперь он больше не намерен, желая действовать, а значит – покупать. И начинает доказывать Вам, как это важно и необходимо.

Теперь все Ваши отговорки для него бессмысленны. Он, видимо, не слышит их, он в другом мире. И если даже Вы откажете ему в покупке, он найдет способ, как осуществить так страстно для него желаемое, нужное, необходимое в данный момент… Пусть этот способ в семье неприемлем…

Когда же Вы не возражаете ребенку, путь для покупок приблизительно таков. Ребенок может довести до белого каления любого продавца своими бесконечными вопросами-ответами, так демонстрируя ему свою осведомленность. Эти расспросы вроде ритуала. Он для себя, конечно, все решил. Но тем не менее пытается узнать еще другие подходящие варианты и, убедившись в том, что их достаточно, пытается вновь взвесить «за» и «против». А если сразу не находит «за», то может еще несколько недель решаться на покупку, сомневаясь. Иначе говоря, за созерцательным периодом может начаться следующий – сомнения.

Пожалуй, именно период сомнений один из самых неблагоприятных для здоровья Вашего ребенка во всем процессе начатого им приобретения для себя новых электронных гаджетов. Ребенок будто бы зациклился на нем, с симптомами, напоминающими стресс, как при отказе сделать для него покупку.

У детей даже начинается бессонница, настолько перевозбуждают их навязчивые мысли по поводу новинки, и раздражение ребенка временами способно передаться также и родителям. К счастью, обходится все без депрессии, обычно свойственной ребенку, желания которого не выполняют.

Этот период может отразиться и на учебе возбужденного ребенка. Ведь школьнику не до нее. Его волнует, а вернее, гложет все время это технофетишное – «быть или не быть».

А когда наступает наконец прозрение и выбор сделан – радость через край. Он просто счастлив. Эйфория дает огромный прилив сил. И он часами возится с прибором, забыв про остальные все дела, влюбляясь до безумия в покупку и в самом деле превращая ее в настоящий технофетиш.

Но… прошло пара месяцев… И появилась новая реклама подобного устройства, в отличие от прежнего… суперновейшего… И у ребенка исчезает вновь покой. Ему необходимо купить новое и заменить им уже устаревшее, хоть устаревшему не более полугода.

И снова начинаются дебаты в доме, вплоть до ссор. Вновь обстановка вся накалена. Кто убедит кого и победит – пока что не известно никому. Если Вы отказали наотрез – депрессия и разочарование дальнейшей жизнью.

Вы оказались в плену у эмоций Вашего ребенка. Но здравый смысл диктует Вам: взять отказать, не потакать безмерной ненасытности желаний. Довольно баловать – он не малыш!

А материнство, его жалость кричит Вам и надоедает: купить, немедленно купить для прекращения всех мук. Ребенку надо помочь выжить! Как можно сравнивать купюры с печалью Вашего ребенка?

И он вновь у Вас на коне. Вновь все сначала, все по кругу. И снова, снова Вы в плену… В плену у Вашего ребенка, в плену у всех чудес прогресса.

В тех случаях, когда родители таких детей сами гаджетоманы, в семьях царит мир и согласие даже при незначительном денежном доходе.

Если родители далеки от гаджетомании или же им вообще не до нее, «хобби» ребенка – причина бесконечных семейных конфликтов.

К сожалению, это жгучее желание обладать невероятной новинкой, когда ты еще полностью во власти родителей, заставляет ребенка искать действенные пути для достижения поставленной цели. И он учится лицемерить и вымогать, быть пай-мальчиком, чтоб «заслужить», или же превращается в несносного, буйного, протестующего обвинителя.

Ваш ребенок как будто бы хамелеонит при общении с Вами – он то черный, то белый. Все зависит лишь от обстоятельств и желания что-то купить.

Ради новой игрушки он вмиг превращается в приспособленца, примеряя различные маски, чтобы Вам угодить, спрятав так истинное лицо.

Его жизнь почти уже сказка про волка и козлят. Волк, поющий как мама-коза, – это он, когда что-то пытается вымолить из того, без чего невозможно прожить.

Так что модная нынче гаджетомания может стать и тропой унижений для ребенка, бегущего вслед за прогрессом.

Скорее всего, эта гаджетомания – своеобразная демаркационная линия пропасти между неравенством обеспеченности детей. По тому, чем владеет ребенок из новинок прогресса, можно больше судить о достатке семьи, чем о щедрости его родителей. И для еще не окрепшей психики ребенка это ощущаемое им неравенство может стать причиной всевозможных комплексов, вплоть до комплекса неполноценности.

Дети из необеспеченных семей ликвидируют подобное неравенство часто антисоциальными поступками, направленными на владельцев приглянувшихся вещей.

К сожалению, зависть, рождаемая гаджетоманией, – это путь к воровству, лжи, агрессии, чаще всего под знаменами установления социальной справедливости. Однако установление этой справедливости современными детьми происходит намного жестче, чем в знаменитом фильме Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля», главный герой которого, сыгранный Смоктуновским, был лишь благородным правдолюбцем по сравнению с сегодняшними «мстителями».

Так что мудрость в том, чтоб Ваш ребенок мог общаться в основном с детьми Вашего круга и возможностей.

В то же время, если Ваш ребенок увлекается новинками технического прогресса, это вовсе не повод для паники или глобального беспокойства.

Уже пятилетний ребенок, имеющий медиацентр (Personal Media Center), предназначенный для детей от 5 до 12 лет, разработанный в Голландии, способен стать гаджетоманом. Этот медиацентр для самых маленьких способен фотографировать камерой, проигрывать видео на экране, играть в компьютерные игры, воспроизводить файлы. Однако это только начало.

В Японии выпущен самый компактный ноутбук в мире весом 580 г. Размер компьютера 17х13 см, толщина – 26,5 мм. Сенсорный экран его позволяет вводить данные с клавиатуры и при помощи стилуса. Время работы от батареи около 8 часов.

(По материалам СМИ)

Прежде всего, в первую очередь – это свидетельство его технической одаренности: не все взрослые сегодня в состоянии освоить множество замысловатых функций чудес современного прогресса, а он в этом ас. Да к тому же все это способствует также повышению его самооценки среди одноклассников.

Во-вторых, высокая компетентность ребенка в подобной сфере может с возрастом перерасти в профессиональную. В любом случае такие дети не бездельники, поглощенные скукой, а деятельные люди, временами… слишком деятельные…

Ну а если в Вашей семье нет возможностей и прежде всего необходимого денежного достатка для технофетиша, а ребенок требует… то это уже пробелы Вашего воспитания. У любого ребенка должно быть чувство меры, если он полноценный член семьи… В конце концов, создайте для него условия для заработка им самим необходимых денег для покупки интересующей его «игрушки», которая его заворожила и о которой все лишь говорят. Ведь даже тамагочи был раньше ярким свидетельством гаджетомании.

В то же время гаргантюанская ненасытность Вашего ребенка и его оправдания ее тем, что он должен иметь все новинки прогресса, постоянная односторонность его увлечений свидетельствуют о том, что родители просто ему не раскрыли глаза на другое, на другие реальные ценности, заменив это все материальными. И он знает теперь только их.

И конечно же очень обидно, что, успешен ли ты или нет, дети, так же как взрослые, стали судить по моделям и фирмам компьютеров, плееров, телевизоров или мобильников, подменив этим ценность людей. Подменив и теряя свою с нашего одобрения… молчаливого, но одобрения. Оправдание же ему слово «прогресс», а вернее всего, просто роскошь прогресса.

«Эта роскошь всегда опьяняла умы, и всегда были люди стойкие к ней. Нашим бы детям у них поучиться», – писал выдающийся философ Артур Шопенгауэр в своих «Афоризмах житейской мудрости».

А ведь человеку действительно, чтобы ощутить вкус жизни, надо не так уж много. Древнегреческий философ Диоген считал, что, умерив все свои потребности, не завися ни от общества, ни от государства, человек чувствует себя свободным и счастливым. Отказавшись от всего, чем обладал, он переселился жить в большую глиняную бочку. Одевался в рваный плащ, питался чем попало, тем, что находил на рынке, где стояла бочка. Слава его привлекла к нему даже Александра Македонского. Царь приехал в город Кранию возле Коринфа, где жил Диоген. Диоген лежал в пыли перед своею бочкой, подставляя тело солнцу.

Александр, как гласит легенда, захотел узнать, в чем все-таки нуждается философ, обещая все желания исполнить.

– У меня одно желание: чтобы ты отошел в сторону и больше бы не заслонял мне солнце.

Сказав это, Диоген мгновенно повернулся к повелителю спиной, продолжая греться. Свита царя вознегодовала. Над философом нависла туча наказания.

– Если бы я не был Александром, – улыбаясь, вдруг промолвил царь, – мне хотелось бы стать Диогеном.

Правда это или нет, пусть даже лишь прекрасный вымысел… Но самый могущественный человек того времени, обладавший несметными богатствами, македонский завоеватель Вселенной, понял то, что жизнь в бочке, но так, как желаешь, а не как требует этикет, может быть «красивее» жизни в самых богатых дворцах. Человек, лишавший свободы других, понял вдруг, что он сам несвободный.

Нет, конечно же вряд ли стоит настраивать наших детей на жизнь в глиняной бочке, но то, что обладание самым желаемым не заменит им подлинных человеческих ценностей, надо бы и объяснить.

Да, наверное, многие из нас могут прожить, как великий Гораций, без «слоновой кости», без «тирренских статуй», без «пурпурных одежд»… без того и другого…

Но… стоит лишь только взять в руки журнал, как сразу же бросится тебе в глаза:

«На рынке появилось невероятное количество устройств из разряда “пять в одном”, одна новинка, а имеет сразу пять функций…»

«Тамагочи – интерактивные игрушки-роботы возвращаются в нашу жизнь… Но в отличие от тамагочи конца 1990-х, яйцевидные существа нового поколения смогут влюбляться, жениться и иметь детей… Тамагочи-плюс смогут общаться, болтать и вступать в любовные отношения друг с другом…»

Даже трудно понять те возможности, осознать, что сулит нам реклама, – то очки с музыкальной приставкой, то музцентр на голове, то будильник с ласковым голосом, то часы, думающие вслух, то… то… то…

Нет, конечно же вряд ли нужны нашим детям сегодня «тирренские статуи», может быть, и детекторы лжи, но чем младше ребенок, тем больше захочется поболтать ему вдоволь с новыми тамагочи, с тамагочи, которые смогут рожать ему новых таких же друзей.

* * *

Мой знакомый купил себе в этом году уже восемь часов. Вся зарплата – на это. Но какие часы – заглядишься. Жаль лишь то, что идут они, лежа на полке. Каждый месяц рука его носит новинку, ведь часы не наденешь все сразу, как кольца.

А сосед мой часами говорит о мобильниках. Продавец в магазине, где их продают, – его лучший приятель. Умудряется ему менять телефоны, вместо старого выдает новый с доплатой. Хоть доплата чуть-чуть меньше, чем стоит новый, создается иллюзия, что повезло. Сколько будет еще так соседу «везти», неизвестно, но от этого «хобби» он вряд ли откажется даже при невезении… просто не сможет, ведь теперь перешел на айфоны.

У знакомого и у соседа растут дети-подростки. У них та же мания, что у отцов. Только им уже мало часов и мобильников, тянет также на что-то другое, что хотелось бы тоже купить. Если им возразить, обижаются, говорят – это в генах, виноваты они. Ну а если действительно так?

Ну откуда, к примеру, берутся цифровые фанаты с часами с флэш-памятью, и вообще от кого родилось поколение гаджетоманов?

Например, первый покупатель – американец Хазим Саид ради долгожданного гаджета iPhone 5, продажа которого началась 21 сентября 2012 года, простоял в очереди у фирменного магазина на Пятой авеню в Нью-Йорке более недели – 8 дней. Газеты даже напечатали его интервью о своем «счастье», в котором он объяснил, какими техническими данными привлекла его эта новинка технического прогресса.

А ведь дети правы, гены тоже причина. Те, кто долго «болеет» гаджетозависимостью, обладают не только купленными «железками», но у них обнаружено и повышенное содержание в клетках организма особого специфического фермента моноаминоксидазы A (monoamine oxidase А), фермента, поддерживающего их стремление к новизне и способствующего хорошему настроению при покупке чего-то особенного, – таковы последние выводы ученых из Америки и Японии, занимающихся этим вопросом.

Короче говоря, у неофилии, как официально называют гаджетоманию, болезни, вызывающей у человека почти неподвластное ему, непреодолимое желание обладать новой, сказочной вещью, имеются генетические предпосылки. А с ними бороться пока невозможно. Их можно лишь сдерживать, контролируя…

Так что если Ваша дочь с такой предрасположенностью из всех современных гаджетов выбрала электронное платье, моля Вас о его покупке, загляните в рекламу – зачем, почему? И тогда, может быть, Вы поймете, что и без генетических предпосылок от сулящих возможностей «обладания» этим платьем можно в самом деле сойти с ума:

«В наш высокотехнологический век электроники могут быть не только средства общения, домохозяйки и личные водители, но и одежда тоже.

Недавно было изобретено электронное платье, которое состоит из 400 скрепленных металлическими кольцами микросхем… А регулировать работу платья можно при помощи центральной панели управления, которая находится на спине.

Каждая микросхема содержит “красно-зелено-синий” светодиод или фотоэлемент, перемычки и солнечную батарею, которая днем заряжает платье, а при более тусклом освещении меняет его цвет. Также есть возможность присоединения платья к компьютеру, изменения по внешнему виду…

Теперь как минимум половину гардероба можно с легким сердцем выбросить – зачем столько ненужных вещей, если одно электронное платье заменяет как минимум четыре?»

Может ли устоять Ваша дочь-подросток перед такими заманчивыми возможностями? А Вы сами, если у Вас еще осталась хотя бы капелька воображения? Разве не хочется Вам стать героиней сказок нашего времени?

А если все сказки с переодеваниями уже позади, может быть, имеет смысл Вам окунуться в первые передачи IFM-сообщений (Instant Feeling Message) под названием «emosive» – сервис для передачи кому-то ощущаемых Вами эмоций и чувств.

А вдруг кто-то, еще до сих пор Вами так и не встреченный, ощущает эмоции жизни, как Вы?

Так что трудно сегодня понять, кто же дышит из нас полной грудью и реально живет в нашем мире чудес – Ваш ребенок, бегущий вдогонку прогрессу, или Вы, обреченные бег замедлять.

Кстати, а купите ли Вы своему ребенку самые притягательные новинки нашего прогресса на сегодняшний день – iPad mini iPad 4? А завтрашние, которые еще без названия?

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, увлекающимся техническими новинками

  • Отнестись к этому как к веянию современности, однако постараться утолять жажду к этим веяниям в разумных для Вашей семьи рамках.
  • Если Вы сами оказались причиной подражания Ваших детей, постарайтесь умерить свой пыл или станьте разумным гуру их в подобных вопросах.
  • Если же эта мания Ваших детей связана с окружением в школе, сделайте все возможное, чтоб ребенку не стать в своем классе изгоем: перейти в другой класс или в новую школу, покупать, что имеют ровесники, переориентировать ценности жизни, дать понять ему, что его самооценка – это вовсе не сфера его потребления, хоть сейчас стало модно мерить также и этим.
  • Поощрять компетентность ребенка в новой технике, в ее возможностях.
  • Попытаться расширить его кругозор увлечением театром, кино, путешествиями.
  • Выбрать вместе с ним нужную спортивную секцию.
  • Отвлекать тем, что будет ему интересно, кроме этих новинок прогресса.
  • Поощрять его дружбу с детьми без гаджетозависимости.
  • Запрещать унижаться из-за всяких покупок. Дать понять ему, что в лицемерии Вы совсем не нуждаетесь, оно Вам неприятно.
  • Учить скромности, независимо от достатка семьи, даже в случаях, если отец олигарх.
  • Словом, сами решайте, «быть» или «не быть» Вашим детям заядлыми гаджетоманами, а когда уже поздно решать, помогайте им справляться с проблемами, не упрекая.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя с ребенком, увлекающимся техническими новинками

  • Запрещать, унижать и наказывать!
  • Поощрять хвастовство перед теми, кто не может соперничать в этом с ребенком.
  • Превращать материальный достаток семьи в превосходство детей над другими детьми, демонстрируя это как норму.

Ситуация для родителей

Ради своей заветной мечты получить в подарок самый современный плеер со всевозможными дополнительными функциями Наташа так усердно занималась алгеброй, что даже строгий преподаватель математики поставил ей за четверть «отлично». Это было главным условием мамы для покупки такого подарка. Но мама, похвалив дочь, начала объяснять ей, что еще не готова на подобную трату, можно ведь купить ей также и обычный плеер. И вообще, она просто хотела доказать своей дочери, что она не тупица, а простая лентяйка. Хлопнув дверью, Наташа сбежала из дома.

 В чем была ошибка мамы Наташи?

* * *

«На свете столько вещей, которые мне не нужны» – все чаще и чаще питаюсь я этой мыслью Сократа, когда очередная реклама или рассказы близких друзей пытаются разъедать мне душу…

– Которые мне не нужны, не нужны, не нужны! – сама себя зацикливаю я на этом своими непроизвольными установками.

Но наш лучший друг с таким упоением рассказывает о Нем, о том, что Он у него умеет, как восхищает своей красотой и разумностью и как на Него приятно смотреть, наслаждаясь, и даже когда Он в покое, что, зная на все 100 %, что речь лишь идет о компьютере, который дополнил коллекцию прежних, мне все же все время мерещится, что он говорит о ребенке, своем первенце, без которого не может понять, как жил раньше.

«Технофетиш, – в который раз нахожу я определение странного явления, – это новейший суперсовременный гаджет, приносящий новую техническую функциональность, обладание которой является жгучим желанием, а отсрочка обладания приводит к нервным расстройствам. Технофетиш сохраняет свою актуальность до появления еще более крутого аналогичного устройства».

Желание обладать, не простое, а жгучее. Да это ж сродни страсти или любви, когда хочется обладать нам Любимыми! А здесь… обладание только вещами, причем обладание уже с готовностью в ближайшее время к измене, когда у любимых появятся «родственники»… А может, и наша любовь – это тоже сегодня становится лишь разновидностью подобного технофетиша, и дети боятся ее потерять, предчувствуя в ней нестабильность. Ведь им не под силу пока изменять, и им не под силу разводы, когда у родителей вдруг появляются другие, «крутые и аналогичные» мужчины и женщины, став вновь претендентами на жен и мужей… с новыми функциями.

«На свете столько вещей, которые мне не нужны», – пытаюсь использовать я иммунитет, полученный от прививки постоянно выручающей меня установки.

И ведь действительно… не нужны.

Но так хочется временами услышать твой голос, которым навряд ли возможно вообще обладать, хотя я его создала, обожаемый мной мой ребенок, его теплоту, его нежность… Твой голос, которым лишь ты обладаешь, и он сейчас вместе с тобой, а не здесь… Что я не могу равнодушно пройти сама уже мимо витрины, где кастинг проводят между собой мобильные телефоны… У этого – видеокамера, а у того – суперзвук…

– Сегодня уже получили вообще супер-супер, – вербует меня продавец.

На свете столько вещей, которые мне не нужны…

Но мне до безумия хочется слышать твой голос в превосходном варианте! Не буду ж на этом я экономить!

И несмотря на свой иммунитет, коллекция супермобильников моя пополняется вновь. Когда-нибудь их сосчитаю. Сейчас же мне важно услышать твой голос, когда ты уходишь из дома, в котором я им «обладала».

Хай-тек-дети

Да, да, не удивляйтесь, такие дети уже появляются сегодня. Хотя об этом феномене мало кто задумался, считая, в крайнем случае, их гаджетоманами. Среди гаджетоманов тоже мне встречались эти дети. Но все-таки гаджетоманом чаще становится ребенок в школьном возрасте. А хай-тек-дети – это с колыбели, ведь мамы у них тоже хай-тек-мамы. Такие дети уже с памперсов (пеленки для них лишь анахронизм) растут как «цифровое поколение» и впитывают в себе новшества высоких технологий.

Их детство – не разбитые коленки и синяки на них, не игры во дворе до умопомрачения то в казаков-разбойников, то в прятки, их жизнь не дискуссии с друзьями и спор до хрипоты. Их с детства ограждают от опасности, они не знают слова «рисковать» в естественном и «натуральном» смысле слова, рискуя только перед монитором, играя в игры, провоцирующие лишь бутафорский риск. И этот риск для них естественен, как образ жизни. Им стоит только захотеть. И подается все на блюдечке да с золотой каемочкой… Они привыкли, что искусственная жизнь для них естественна. Они в такое время родились, что сказка – это явь, а вся неявь как сказка.

Я целый час пытаюсь показать трехлетнему Валерику, как можно играть с кубиками, которые ему я принесла. Но малыш не пытается играть в неведомые ему игры, показывая мне в ответ свои, неведомые раньше мне, которые буквально поражают меня своею безграничностью возможностей, и в то же время ставшие обычными для этого трехлетнего ребенка. Его игрушки могут даже видеть или слышать, не то что говорить вслух, если пожелаешь. Но мальчику они уже скучны, его мечта – чтоб мама купила ему новый робот Furby, который может говорить с ним, как живой, а не твердя лишь только пару фраз (эта новая хай-тек-игрушка действительно знает около 800 фраз).

– Скажи, зачем тебе, Валерик, хочется иметь живого неживого робота, когда ты можешь поиграть с друзьями.

– С друзьями скучно, – слышу я в ответ. – Мне мама говорит, что комната моя не для детей.

Невольно я осматриваю комнату, ее холодный современный стиль хай-тек. На окнах детской вместо занавесок с Микки-Маусом простые жалюзи, нет даже ни одной картины, хотя бы репродукции из сказок, какие-то в тумане черно-белые две фотографии с банальными пейзажами, без экзотических растений в сочных красках. Игрушки все стоят на стеллажах так правильно, что хочется их сбросить на этот пол, покрытый лишь линолеумом, а не ковром для игр ребенка, чтобы устроить в детской живой хаос, присущий жизни маленьких детей.

Но мальчику в три года он… неведом. Валерик просто не нуждается в нем, как другие дети. Его воспитывали не так, как воспитывали их. Ему удобен этот полукруглый из пластика диванчик. Его ни капли не смущает серость стен… Вокруг него лишь сталь, стекло, пластмасса. И хотя много света и пространства, мне кажется, что он живет в какой-то пустоте.

– Да, мы хотели сделать детскую поярче, – угадывает мои мысли его мама. – Но потом передумали, ведь яркое все – в прошлом. А сыну жить придется в будущем. Пусть привыкает с детства. Муж даже чуть не выкрасил все стены в модный черный цвет, но для меня он очень мрачен. Зато бы детская, чернее ночи, имела бы совсем особый шарм, была бы не такой, как у других, была бы не такою, как у всех.

Не такой, как у всех, – это главная мысль современного стиля хай-тек (от английского High tecnology – высокие технологии), начавшего врываться недавно не только в интерьеры офисов и квартир, но и в стиль, образ жизни людей.

Все по-новому. Все по-другому – только свет и пространство, стекло, сталь, даже пластик, стены определенных цветов. Долой шторы, гардины, пускай жалюзи нам дозируют солнце. Да и мебель совсем не нужна. Ее можно легко заменить всевозможными новыми и современными, популярными уже конструкциями. У дизайнеров столько фантазии. Что им стоит придумать, каким будет будущее. Безусловно, не в стиле ампир.

И чем больше сегодня кого-то шокируют эти новшества модного стиля, тем довольнее его поклонники, заглянувшие в будущее вместе с дизайнерами.

Это будущее мы уже ощущаем в новой моде одежды и в разных новинках просто дивных вещей, в постановках спектаклей, ну буквально во всем, а не только в строительстве офисов и квартир. Стиль хай-тек породил свои хай-тек-устройства. Многие из них незаменимые гаджеты, без которых сегодня почти не прожить.

Вот и мама Валерика – гаджетоманка. После родов не тратила время только лишь на младенца, не сидела весь день у кроватки. Занималась своими делами, болтала с подругами, а за сыном следила видеоняня. Как заплачет, не брала на руки, а включала особенный плеер, предназначенный для колыбели, называемый «Сладкие сны». Записала специально свой голос. И Валерик тотчас успокаивался. Заболеет – давала цифровую пустышку, измеряла ею температуру. Был спокойный сигнал – значит, норма. Если же раздавалась тревожная музыка – значит, температура высокая.

К его детской кроватке всегда было подвешено «Волшебное зеркало». Есть такая игрушка фирмы Philips. В нем Валерик учился узнавать сам себя, развивал координацию взгляда, движений. Это зеркало даже учило Валерика разговаривать, потому что способно само записать звук и слово, а потом все воспроизвести.

Чуть Валерик подрос, научился играть в интересную очень игру Baby Туре, правда, ему пришлось грудничком из-за этого научиться сидеть за компьютером. Нажмет клавишу – тут же увидит фигурку и услышит «гав-гав» или «мяу».

Да, она современная мама, мама хай-тек-прогресса. Но ведь это же здорово жить, как она. И ребенку, наверно, неплохо. У него фантастичная жизнь, «цифровой», современный стиль жизни.

Как-то раз забежала на мгновенье на почту, а Валерик в коляске остался на улице. Вдруг сигнал – надо срочно к ребенку. Это требовал мобильный сторож. Электронный брелок был прикреплен к коляске и, как сторож, следил за Валериком. А сейчас они сыну купили на ручку электронный браслет Aero Scont. Если даже уйдет – тут же сразу найдется.

Да. Она в самом деле, наверное, хай-тек-мама, и это так важно для сына.

– Почему же Ваш сын не играет с друзьями?

– У него нет друзей.

– Но ему уже три.

– Ну и что? Ему просто друзья не нужны. У него есть компьютер, «живые» игрушки. Посмотрите, вот этот младенец агукает, если только к нему прикоснешься, а тот – может плакать, смеяться. Сын ни с кем не дерется, его тоже не бьют. А друзей заведет себе в школе.

– Для развития нужно общение со своими ровесниками.

– Чтоб завидовали? Сын такую «пилюлю» успеет еще проглотить. А пока сам с собой фантазирует.

– Фантазирует, но недостаточно. Он не может представить, как лучше играть с деревянными кубиками.

– Но ведь кубики не говорят и не ходят. А Валерик привык только к этим игрушкам.

* * *

Очевидно, привык. Его мир – мир хай-тека. Он шагнул уже в будущее, живя в настоящем. И как только ему вдруг придется вырваться из подобных виртуальных условий хай-тека в непривычную сейчас совсем для него совершенно реальную жизнь, ну хотя бы при поступлении в школу, эти ножницы между реальной действительностью и ее нереальным подобием дадут знать о себе, хочешь или не хочешь. Что Валерика может ждать в будущем, хоть сегодня в него он уже заглянул?

Это зависть детей – жертв родившегося «цифрового неравенства», не имеющих вообще возможности покупать дорогие хай-тек-роботы и игрушки. Зависть и неприязнь. Ссоры, драки, конфликты, если рядом не будут такие, как он.

Через несколько лет он, скорее всего, станет просто фанатом-гаджетоманом. Он ребенок хай-тека, и этим все сказано. Хай-тек-дети – элитные гаджетоманы. Их волнует лишь самое-самое, ну а больше всего эксклюзивное. Даже в комнатах этих детей стиль хай-тека витает в пространстве.

По желанию «самого-самого» хай-тек-дети похожи на перфекционистов. Но, чтоб им получить это «самое-самое», в основном нужен только достаток, а не трудоголизм, чтоб быть первым в успехах среди равных и рвущихся тоже к успехам.

Для детей этих важно неравенство, но неравенство в сфере вещей – сногсшибательных, неповторимых, вещей будущего или… из будущего.

А каким будет завтра у нас, нам диктуют фантазии тех, кто его «производит» сегодня. Наши дети привыкли жить, кроме воздушной, и в информационной среде, вызывающей массу потребностей. Мы хотим то и это, увидев рекламу. Мы рекламозависимы. Так же и дети. Новые технологии, как аллигаторы, нас глотают почти целиком. И нам хочется, чтоб проглотили.

В разных хай-тек-устройствах таится надежда разнообразия жизни, ее эксклюзивности. И не важен теперь нашим детям эксклюзивно-особенный их интеллект. У них нынче другая ментальность.

В нашу индустриальную эру процветают хай-тек-корпорации, обещающие всем нам чудо. И конечно же в первую очередь обладать этим чудом желают хай-тек-дети за счет кошельков своих любвеобильных родителей. А купив так желанное чудо, этот хай-тек-ребенок мечтает им шокировать всех окружающих, и особенно тех, у которых подобных возможностей нет, чтоб не стали ему конкурентами.

Мой знакомый подросток вдруг решил посоветоваться, есть ли смысл воздействовать на своих предков, чтоб купить для компьютера и телефона ряд новейших устройств, еще даже не созданных, но в ближайшее время, наверное, все же окажущихся в нашей продаже. Он мне дал прочитать сообщение с сайта, где было написано о научном исследовании во Флориде, цель которого – «научить» наши компьютеры понимать, когда надо им нам выдавать информацию, чтобы мы могли правильно все осознать.

Ну хотя бы такие устройства:

  1. Сенсоры, установленные возле глаз человека, замечают, когда человек смотрит на устройство и когда он смотрит на другого человека и предположительно занят разговором.
  2. Система наблюдения засекает, к какой информации обращаются пользователи во время разговора, и дает для нее высокий приоритет по пересылке через Интернет.
  3. Мобильные телефоны переходят на вибрацию, когда они «видят» через встроенные камеры, что «хозяин» разговаривает с кем-то.
  4. Система «внимательных сообщений» (AMS) пересылает электронную почту на устройство, которое человек использует в данный момент.
  5. Телевизоры и всевозможные плееры автоматически останавливаются, когда на них никто не смотрит.
  6. Система камер и микрофонов, наблюдающая за нашими глазами и речевыми командами, управляет нашей обстановкой. При этом глаза играют роль указки – они показывают на объект, а речевая команда определяет действие с этим объектом. То есть человек смотрит на телевизор и говорит: «Включить». Что он и делает – включается.
  7. Видеозеркала определяют стоящих рядом собеседников и определяют их основные темы разговора и интересы. В зеркале образуется мультяшное «облако», которое и отражает этот список. При общих интересах «облака» сходятся в одно.

Это даже Вам не тамагочи, научившиеся уже рожать детей. И безусловно, у такого хай-тек-подростка его собственные дети тоже будут хай-тек-детьми. Как же ими не быть. Только, может быть, мы называть начнем их уже как-то не так, по-другому.

Но теперь, чтобы быть не такими, как все, нам не надо плыть против течения. Закажите себе эксклюзивный прибор с бесконечным количеством функций, чтобы был лишь единственным в мире. Будут деньги, и будет хай-тек, хотя кто из нас может заглянуть в свое будущее.

Может быть, вновь придут времена, когда станут диковинками обычные куклы, паровозы, машинки, игрушки без функций, кроме функции детского воображения, когда станут гаджеты настолько привычными, что уже начнут тормозить нашу жизнь. Когда все, что сегодня, вдруг станет для всех лишь антиквариатом, за которым все будут гоняться… Когда будущее почему-то захочет окунуться в прошедшее… Когда снова начнем мы бродить по лесам и лугам, покорять Эвересты, убегая туда от новинок хай-тека.

А пока хай-тек стал на сегодня для многих родителей и их детей способом их самовыражения, даже образом мыслей и стилем их жизни. И неведомо им, что родился он вовсе, увы, не сейчас, а в середине еще XIX века, когда в архитектуре был огромный подъем в ее технологическом смысле. И шедевром хай-тека стал Хрустальный дворец, красовавшийся на первой Всемирной выставке в 1851 году в Лондоне, в знаменитом Гайд-парке.

А эмблема Парижа – всемирно известная башня Эйфеля, разве она не шедевр хай-тек-стиля? Или же центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду сейчас в том же Париже? В свое время все эти шедевры приводили своих «современников» в шок. А сейчас ими стали гордиться.

Так что то, что хай-тек популярным стал стилем в эпоху высоких космических технологий, вовсе не означает, что это новорожденный стиль. Просто сейчас для его расцвета стало больше условий, чем раньше. И в ракетно-космическом веке сфера его влияния резко расширилась, ведь фундамент его – это ультрасовременная техника и достаточно смелый дизайн.

Цифровой стиль – опора хай-тека. Современные же технологии его слуги, его господа. В скором времени мы, очевидно, переселимся жить в цифровые дома, где все будет к услугам жильцов – от огромного собственного кинотеатра до компьютерных игр и крупных заказов в супермаркетах, где управлять нашей жизнью смогут лишь самые прогрессивные гаджеты. Специалистов сегодня же только волнует, где для этого можно нам будет как-то выкроить время.

А пока еще нет подобных домов, хай-тек-мамы и папы со своими детьми живут в комнатах или квартирах, аскетичных, как строгий монах.

Сейчас даже составлен примерный портрет человека, который из всех интерьеров предпочел интерьер в модном стиле хай-тек, человека успешного и эрудированного, разбирающегося в новейших достижениях нашей науки и техники, любящего комфорт и гармонию, интроверта с богатым внутренним миром, прячущим в глубине его свои эмоции.

Как жаль, что человек становится под стать холодно-жесткому, рационально-аскетическому стилю и превращается потом в родителя ребенка, невольно погружая его в этот стиль.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с хай-тек-ребенком

  • Так как современные дети хай-тека – это своеобразный продукт стиля воспитания в семье, то родителям просто необходимо помочь, чтобы чуда высоких технологий принесли ребенку пользу, а не вред.
  • Не допускать, чтобы хай-тек-игрушки лишали Вашего ребенка общения со сверстниками. Старайтесь, чтобы ребенок играл ими вместе с друзьями.
  • Помните, что увлечение только такими игрушками может тормозить развитие способностей маленького ребенка, поэтому не отдавайте предпочтение лишь им.
  • Покупать не все хай-тек-игрушки подряд, а в основном воздействующие на познавательные способности детей.
  • Помогать детям развивать свою фантазию и воображение, играя вместе с ними.
  • Не загружать мозг маленького ребенка компьютерной грамотностью.
  • Объяснять ребенку, что если ему даже и покупают массу интерактивных игрушек, то это вовсе не повод для хвастовства и презрения к другим детям.
  • Знакомить ребенка с жизнью за окном его хай-тек-комнаты.
  • Знакомить детей с искусством и живописью всех времен и народов, рассказывать о стилях архитектуры.
  • Разъяснять ребенку, что то, что ему кажется излишеством, например старинная картина в позолоченной раме, это не обязательно должно быть излишеством для других.
  • Ребенок должен понять нечто хрестоматийное, что на вкус и на цвет товарищей нет.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с хай-тек-ребенком

  • Заставлять ребенка унижаться ради покупки хай-тек-игрушки.
  • Поощрять неосознанное ребенком одиночество ради игры с игрушкой, которую нельзя давать другим детям из-за очень высокой цены.
  • Покупать ребенку игрушки лишь для того, чтобы он их включал и выключал.
  • Забавляться вместе с ребенком новой игрушкой, не пытаясь использовать ее возможности для развития разных способностей малыша.
  • Превращать такие игрушки в предмет поклонения.
  • Внушать малышу, что его детская комната в холодных тонах и тщательно убранная гораздо лучше, чем комната у его друга, где масса игрушек и разных ненужных вещей.
  • Не поощрять интересы ребенка в искусстве и областях, не связанных с высокими технологиями.

Ситуация для родителей

Позавчера Костя вместе с папой купил самолет, который взлетал без пилота и делал посадку, вчера мама с папой взяли его с собой в магазин, чтобы купить машину, водитель которой мог ехать и тормозить, а сегодня мама купила сама пятилетнему сыну маленькую подводную лодку, которая плавала под водой. И хотя Косте она очень понравилась, он стал упрекать свою маму, почему она купила ему эту игрушку без него. Он сам выбирает, что ему хочется.

 Как бы Вы попытались ответить на Костино «почему»?

* * *

Рассказывают, что Эйфелева башня так раздражала своим хай-тековским стилем всемирно известного писателя Ги де Мопассана, что он предпочитал всем ресторанам Парижа маленький ресторанчик на этой башне, и только лишь потому, что оттуда не бросалась в глаза ненавистная ему металлическая конструкция презираемого им «шедевра» архитектуры, возвышающаяся над столицей Франции, и можно было спокойно созерцать любимый город. Безусловно, в находчивости писателю нельзя отказать. Очевидное – невероятное… Клин вышибается клином. И лучшее место для пряток – спрятаться там, откуда ведутся все поиски.

Почему-то мне хочется посоветовать всем современным хай-тек-детям, презирающим уже не стиль эстетики Эйфелевой башни, а эстетику стилей во времена прославленного Мопассана, для которых новинки хай-тека заслонили другие все прелести жизни, поскорее подняться бы тоже в ресторанчики или кафе, расположенные наверху знаменитой конструкции Эйфеля и оттуда взглянуть на Париж, потрясающий город искусств.

Может быть, кто-то там им подскажет, где виднеется Лувр, что там есть «Мона Лиза»… И расскажет историю знаменитой картины…

Хай-тек-дети ведь дети строгого стиля, даже жесткого, в чем-то брутального, выросшие уже без нее… без мадонн Рафаэля… без «Данаи» Рембрандта…

Это дети, которым неведом смысл атлантов и кариатид. Для них все это только излишества в мраморе или же в позолоченных рамах…

Для них главное – жесткость конструкций, стекло, четкость линий, пропорции, холодный металл и при всем этом минимум декора жизни…

А в Данае – застывшая Страсть и в зародыше Жизнь Персея…

Мона Лиза живет уже столько веков под вуалью скрываемой тайны, поражая загадкой улыбки… над которою бьются ученые, выдвигая различные версии. Но они лишь сменяют друг друга, а загадка еще остается.

Для ребенка хай-тека такую загадку решить можно в два счета – создать эту улыбку! И не просто создать, а проанатомировать, расчленив на ее составляющие, будто бы теплота человеческих чувств – разновидность холодных конструкций из металла, стекла или пластика.

Для ребенка хай-тека такая улыбка – это аксессуар в виде лишь исключения для его будущего цифрового жилища, без каких бы то ни было аксессуаров, где атланты не будут поддерживать больше небосвод, опуская его лишь в мгновения своих вечных свиданий с кариатидами.

Поттеромания

Побег от действительности у современных детей продолжается и в мир гаррипоттеризма, если можно так выразиться, в мир хорошо упакованных грез с брендом товарного вида, в мир, в котором господствует волшебство. И пусть даже волшебство черной магии. Главное – магии. А какого она цвета – это уже сущий пустяк, потому что магическое колдовское для ребенка – желаемое из желаемого, это та «терра инкогнита», в неведомость которой так хочется заглянуть и задержаться там навсегда, чтобы не возвращаться в эти угрюмые, пресные, серые будни, монотонные, как едва различимые звуки стрелок настенных часов.

Эпидемия гаррипоттеризма захватила весь мир благодаря рекламному вирусу. В прессе начали появляться сообщения, обнадеживающие родителей и учителей: книга оторвала детей от телевизора, дети стали читать. Хорошо, что она клонируется – каждый год по новому тому… Но… на основе каждого клона начали создавать кинофильмы, транслируемые по телевизору… чтоб опять притянуть детей к голубому экрану, причем «смотрящих» гаррипоттероманов оказалось значительно больше, чем «читающих»…

Честно говоря, я тоже вначале чуть не оказалась одной из жертв всеобщего ажиотажа, под влиянием бомбардировок рекламных стереотипов, скроенных на единый манер в различных странах, потому что, заходя в любой книжный магазин, видела только огромные портреты мальчика-очкарика и призывы купить книгу о нем, как будто бы все другие книги вообще издательства мира перестали вдруг выпускать. Но когда мне наконец удалось взять в руки еще первый том всей этой непрекращающейся эпопеи, не поверила, что современный ребенок, в большинстве своем неусидчивый и гиперактивный, с синдромом дефицита внимания, отягощенный непомерными домашними заданиями, находящийся в вечном цейтноте из-за увлечения бесконечными новинками прогресса, в состоянии сам осилить такое количество пускай даже самых занимательных страниц за короткий промежуток времени. И тогда мне захотелось уточнить у школьников, сколько времени необходимо им для прочтения такой книги, первый том которой по объему уступал лишь только «Войне и миру» Льва Толстого. Но «Войну и мир» когда-то изучали в школе без конца и без начала на протяжении бесконечных месяцев, а тут такой потрясающий феномен: книгу буквально проглатывают, как гамбургеры в «Макдоналдсе» вечно спешащие увидеть все достопримечательности туристы.

К моему великому удивлению, искренность детей лишь только озадачила меня. Многие из них признались, что вообще не открывали «Гарри Поттера». Для чего, зачем им надо эту книгу открывать? В школах есть теперь клубы фанатов мальчика-очкарика, где Вам все расскажут о нем, если пожелаете. В некоторых из гимназий сейчас даже стали проводить факультативы и уроки, посвященные столь популярному волшебнику. Ну конечно, книги они покупают. Это модно, кто же их не покупает. И особенно тогда, когда выходит новый том и всю ночь кайфуешь, стоя в очереди за ним возле магазина, где обычно собираются такие же фанаты, иногда даже с родителями.

– Это же так здорово, – делилась со мной знакомая девочка, постоянная участница уже ставших хрестоматийными таких событий. – Мы собираемся все вместе и кучкуемся. Болтаем. Ждем. И все это под звездным небом. И в этом тоже есть что-то магическое.

– А что тебе известно об авторе книги? – попыталась уточнить я у другой постоянной «фанатки». – Она тоже маг?

– Да что Вы. Она раньше была такой бедной, такой бедной, – искренне расчувствовалась моя юная собеседница, девочка из семьи новых русских, не знающая, что кроме птичьего молока есть и коровье, – такой бедной, что трудно представить.

– Что же трудно представить? – попыталась все-таки уточнить я.

– Да ей пришлось напечатать свою первую книжку на какой-то пишущей машинке, представляете, у нее не было даже компьютера.

– Представляю, – успокоила девочку я, почему-то почувствовав себя вдруг последней из могикан.

Но на этом, к сожалению, все познания моей собеседницы об авторе книги начинались и заканчивались. Очевидно, просто больше ей учительница в школе не сообщила ничего особенного, потрясшего психику современного ребенка. Вот пишущая машинка – это да. А волшебство – это такая обыденность.

Нет, моя юная собеседница и не собиралась утруждать себя чтением толстых книг, хотя охотно покупала их в подарок своим тоже нечитающим подругам, становящимся благодаря ей также такими же «страстными» фанатами Гарри Поттера, как и она.

– Понимаете, сейчас модно иметь Гарри Поттера дома, – разъясняла она мне, все еще продолжавшей задавать ей наводящие вопросы, – хотя дети все ждут только фильмов, в них за два часа узнаешь все.

Вот и разберись, читают ли все современные фанаты Гарри Поттера книги о нем или нет. Во всяком случае, делают вид, что читают, не без помощи отвечающих за это чтение взрослых, обучающих их лицемерию. А то, что сомнение мое вовсе не беспочвенно, подтверждает недавний опрос британских исследователей по поводу чтения англичанами наиболее популярных в Великобритании на сегодняшний день десяти книг, среди которых клан Гарри Поттера был представлен книгой «Гарри Поттер и Философский камень». Оказалось, что треть всех опрошенных для того, чтоб «казаться начитанными и культурными», привирают относительно чтения этих книг, сознавшись исследователям, что «если их спросят о том или ином произведении, то они скажут, что читали его, даже если не имеют ни малейшего представления о том, что вообще за книги и о чем там речь». Этот опрос проводился среди взрослых людей, а что тогда можно сказать нам о детях, где боязнь быть хуже других достигает глобальных масштабов, а желание подражать, чтобы быть не хуже других, перехлестывает все границы дозволенного. Да, желание быть не хуже других, а стать лучше, диктуя нам свои условия, способно даже дойти до абсурда. Невольно вспоминается случай, когда я, делая диссертацию и изучая нервно-психическое развитие ребенка, ходила по детским садам города, договариваясь с методистами, чтобы мне разрешали на занятиях в группах давать детям необходимые для моей работы задания, результаты которых я должна была анализировать. Причем эти задания дети выполняли бы в моем присутствии.

Обычно моей просьбе не препятствовали. Но в одном образцово-показательном дошкольном учреждении заслуженный методист области, ссылаясь на занятость детей, попросил меня оставить ему задание и зайти за ним на следующий день, убедив меня в том, что проследит за правильностью выполнения всего необходимого сам. Поблагодарив его за любезность, не подозревая никакого подвоха, я спокойно ему объяснила, что согласна на это условие, потому что задание состоит только в том, чтоб трехлетние дети нарисовали мне круг.

На следующий день сама заведующая образцово-показательным детским садом в присутствии методиста вручила мне работы своих воспитанников.

– Ну как? – испытующе смотрела она на меня, не скрывая, что ждет привычного одобрения. – Наши дети не подвели? Их нервно-психическое развитие на высоте, не правда ли, ведь в нашем дошкольном учреждении мы применяем к каждому ребенку индивидуально-личностный подход, – с заученным пафосом провозглашала она, перепутав свое директорское кресло с трибуной, а меня – с членами очередных комиссий.

Но я, тоже лишь ратующая за индивидуально-личностный подход, молчала в ответ, неожиданно вдруг понимая всю абсурдность такого подхода, во всяком случае, в этом образцово-показательном дошкольном учреждении, потому что… Потому что все 30 детей трехлетнего возраста, на которых, уже без сомнения, распространялся этот подход, совершенно одинаково, как под копирку, выполнили это достаточно сложное, но уже выполнимое, пускай даже условно, задание – их круги оказались самим совершенством, если бы не одно «но»… такой круг был под силу лишь циркулю, а не ребенку столь нежного возраста.

– Да, конечно, судя по результатам, ваши дети по этому показателю настолько опережают нервно-психическое развитие трехлеток в других дошкольных учреждениях, – наконец все-таки решилась ответить ей я, – что…

– Да, да, да. Нам об этом известно, – ликовали заведующая и методист, привыкшие ублажать все комиссии.

– Что… – продолжила я, – что мне даже трудно предсказать насколько. Ведь задание было дано только с целью понять, как они ну хотя б начинают рисовать… этот круг… Приближается ли он у них хотя б как-то к своей всем известной нам форме, потому что в три года ребенку выполнить идеально такое задание невозможно, если он в будущем не Пикассо. До сих пор я считала, что это все так, но сейчас поняла, что есть дети, превзошедшие даже Пикассо, дети-циркули… дети, которые заменить могут циркуль… И они все собрались здесь, в вашем саду.

Заведующая и методист опустили глаза, а когда я уже уходила, попросили: об этом ни слова, и особенно в других садах. Виноваты во всем воспитательницы. Им хотелось…

Им хотелось, очевидно, того же, что и рекламодателям самого-самого лучшего из современных детских бестселлеров, вознесшего автора на вершину читательского олимпа, благодаря волшебству именно тех магов и колдунов, с которых она списывала свои персонажи.

Скорее всего, и без этой лавины всевозможных рекламных трюков «Гарри Поттер», выйдя в свет, нашел бы своих поклонников и почитателей, причем более искренних и преданных, в самом деле читающих книги и наслаждающихся ими, хотя, наверное, вот тогда бы из-за побочных влияний этого чтения прославившемуся изданием этой эпопеи издательству пришлось бы прервать свой бесконечный контракт на продолжение книги с Джоан Роулинг.

Во всяком случае, сейчас мы уже имеем эффекты Гарри Поттера, связанные с психикой ребенка, причем в основном не с положительным влиянием на увеличение количества детей, севших за книгу и наконец-то начавших читать. Как это ни казалось бы парадоксальным, но один из волнующих специалистов сегодня из уже обнаруженных «эффектов» Гарри Поттера связан именно с этим нескончаемым чтением, потому что многих из истинных фанатов маленького волшебника, с упоением следящих за его приключениями, поджидает «Хогвартс-синдром». Так назвал английский врач Беннет переутомление глаз у фанатов Поттера и приступы сильной головной боли в связи с этим.

Причем чем больше будет истинных читающих фанатов у юного Гарри и чем длиннее будет повествование о нем, тем резче возрастает вероятность появления своеобразной эпидемии этого «Хогвартс-синдрома».

Так что как все-таки будет лучше – чтоб ребенок Ваш много читал или нет, решать Вам и ребенку.

В то же время в те дни, когда вновь появляются новые книги «поттерианы», истинные фанаты Гарри благодаря запойному чтению (или перелистыванию книги), выясняя дальнейшие судьбы героев, забывают про драки и всевозможные агрессивные способы выяснения отношений. Наступает своеобразный период гаррипоттеровского затишья. Во всяком случае, в эти дни, как утверждают английские медики, наблюдается резкое снижение детского травматизма.

А, по мнению автора книги «Тайный язык детей», детского психолога Лоуренса Шапиро, подражая урокам в школе профессора Люпина, обучающего маленьких волшебников не бояться своих страхов путем превращения их из невидимых в видимые, да при этом еще делая их смешными, почитатели Гарри Поттера тоже смогут воспользоваться подобным методом для освобождения себя от своих собственных страхов.

Однако известный специалист по детским фобиям и страхам, профессор психологии Тол Оллендик с этим методом явно не согласен, потому что боящемуся ребенку, как он считает, гораздо важнее реальное воздействие с объектом, а не с вымыслом.

К тому же, по мнению другого профессора психологии, Джерома Сингера, все учащающиеся «подвиги» главного героя в борьбе со злом способны сами напугать юных читателей книги.

А в Германии многие озабочены тем, что черная магия, прославляемая в книге, не в лучшую сторону может повлиять на психику маленьких детей. Вообще в этой стране, так же как и в соседних с ней Австрии и Швейцарии, не говоря уже о самой Англии – родине Гарри Поттера, противники книги организовали даже телефонные линии, благодаря которым можно высказать свое возмущение и избавиться от накопившегося раздражения.

А раздражает в «Гарри Поттере» многое, и каждый, кто хочет, находит в этой нескончаемой эпопее для себя собственные негативные моменты: ее обвиняют и в оккультизме, и в сатанизме, и в религиозном экстремизме, и даже в сексизме (роль мальчиков завышена). И даже в фамилии главного героя, как и в именах некоторых персонажей, после лингвистических экспертиз предполагают намеки на пропаганду наркотиков. Ну хотя бы, по мнению президента Лингвистической ассоциации Малайзии, корень «пот» в фамилии Поттер на сленге наркодилеров означает не что иное, как марихуану. Кроме того, и поведение юного волшебника, когда он летает и растворяется в воздухе, – это обычное состояние наркомана, его ощущение, которое он проецирует на окружающий мир.

Одни недовольны, другие превозносят все до небес. А в университете города Аделаида в Австралии решили ввести даже курс чародейства и шаманизма для студентов.

А знаменитая голливудская дива Николь Кидман считает, что, чтобы стать супермамой, ей надо сыграть хотя бы эпизодическую роль в киноэпопее про юного волшебника и привести своих детей – фанатов Гарри на съемочную площадку фильма.

И даже первый богач планеты Билл Гейтс впал в детство, решив сняться в презентационном видеоролике в роли… Гарри Поттера…

А американский астронавт Билл Макартур заказал фильм «Гарри Поттер и кубок огня» на борт международной космической станции. В общем, поттеромания захватила не только детей, но и трезвые взрослые головы. Недаром само слово «мания» само за себя уже все говорит.

И сколько бы ни ругали и осуждали Джоан Роулинг, вплоть до высказываний типа, что ее книги – это плод вырождения английской литературы, она на коне, а ее фантазии и воображение сумели взбудоражить весь мир… «этот безумный, безумный… мир». Наш инфантильный, потребительский мир, в котором роли мультивитаминов могут выполнять Барби, Кены и… Гарри Поттеры…

Причем для всего этого надо только пробить голо вой стену лондонского вокзала на платформу 9 и 3/4.

И дети действительно стали биться головой о стену в поисках всемогущества и несравненного дара, забыв, что они люди, а вовсе не маги.

Безусловно, каждый ребенок, как и взрослый (только взрослый не говорит об этом вслух), мечтает о чуде в своей судьбе. Что, собственно, уже и произошло с самим автором книги Джоан Роулинг. Надежды – это фундамент человека. Но они не осуществляются с помощью зелья. Ради их осуществления надо действовать. И это действие не должно быть связано с насилием. А в книге силы добра побеждают своих врагов именно им. И люди, даже не отдавая себе в этом отчета, ждут именно его. Да, да, вся многочисленная аудитория читателей или нечитателей Джоан Роулинг, а вернее, поклонников Гарри Поттера, ожидая завершающую часть эпопеи, занята лишь одним и тем же вопросом – кто будет убит? И даже сам король ужасов – Стивен Кинг признался как-то писательнице в том, что она напугала его. Напугала короля этого жанра!

Но ведь книги читают и дети. И, зная, как популярна поттеромания в последнее десятилетие (может быть, еще до их рождения), хотя бы у их родителей, считают подобное своим образом жизни, в котором насилие – норма, а тем более – благородное насилие. Правда, насилие, тождественное благородству, это нонсенс из нонсенсов.

И хотя многие специалисты сегодня за то, чтобы дети, как взрослые, знали бы о насилии в жизни, они просто забыли о том, когда сами когда-то были детьми и как реагировали на подобное, какой выплеск эмоций вызывали у них эти сцены.

А подобные сцены в «Гарри Поттере» постоянно следуют одна за другой, вплоть до человеческих жертвоприношений. Да и сама атмосфера книг все чаще и чаще становится нагнетающей. Причем зло – привлекательно! И любой ученик школы магов по своему усмотрению, если вдруг предпочтет всему силу и власть, может стать злым волшебником, гораздо опаснее восьмой феи из знаменитой сказки Шарля Перро «Спящая красавица», предсказавшей новорожденной принцессе ужасное будущее. Причем, как оказалось, недавно найденный первоначальный конец сказки был тоже настолько далек от какого-то совершенства, что его даже пришлось переделывать, чтобы окончательно не разочаровывать читателей. И все только из-за того, что у молодой феи, сумевшей все-таки как-то, когда-то нивелировать заклятие не приглашенной на бал злой восьмой феи, «появились новые заботы и новые протеже» и ее магия была отдана другим. А сила и власть над судьбой злой восьмой феи лишь вновь расцвела.

А что же сегодня для современного ребенка может быть предпочтительнее власти и силы?

Да этот же симбиоз означает буквально все. Ведь даже власть над своими ровесниками, не говоря уже о родителях и учителях, может сделать детей всемогущими. И к тому ж ты еще попадешь в элитарный круг избранных и проживешь ослепительно яркую жизнь, а не серую жизнь маглов. Современный поклонник Гарри Поттера вряд ли даже идентифицирует эту серость с собой, не понимая, что маглы – это он сам и его современники, пользующиеся компьютерами и всевозможной бытовой техникой, но тем не менее ведущие удивительно унылый и скучный образ жизни.

И живущие в фантастически-сказочной сегодняшней реальности дети, когда можно уже совершить даже простую туристическую поездку в космос, подпадая под влияние обаятельного очкарика – «просто Гарри», упиваются давно пропитанным нафталином оккультизмом, потому что для них и космический туризм, и невероятные цифровые технологии – это уже обычная магловская рутинная реальность, без особой изюминки. А так хочется жить всем в волшебном, потрясающем мире, где проблемы решаются по мановению твоей руки, взмахивающей волшебной палочкой.

Правда, для этого еще желательно стать Гарри Поттером. И дети пытаются им стать, не задумываясь – хорошо это или плохо, и тем более что мысль книги – «просто Гарри» – лишний раз подтверждает, что он точно такой же, как его современники, как все дети вокруг. Он как все. Любой может когда-то стать Гарри. И, гоняясь за этой мечтой, Ваш ребенок уже подражает ему, и не только лишь внешностью, но и выпитыми напитками.

И теперь уже волшебная палочка Гарри превращается в панацею от всех бед. А гаррипоттеризм поселяется в душе ребенка, и ребенок бежит от реальности, но уже не в свой, выдуманный им когда-то для себя обособленный мир, как возможно в компьютерных играх, а пытается снять хотя б угол в квартире мира Поттера.

Ваш ребенок становится или пытается стать фанатом вымышленного героя, человека, которого не существует, человека, которого вовсе нет, да и никогда раньше не бывшего. Постарайтесь задуматься сами, человека, которого не существует… И при этом еще он бежит от реальности. Но… уход от реальности, по мнению ряда исследователей, это один из основных способов переработки отрицательных эмоций, так называемый полевой. И когда Ваш ребенок стремится к нему, да еще и так страстно, – сколько же отрицательных, негативных эмоций накопилось в нем и сколько копится?

А ведь Ваш ребенок не одинок. Недаром уже этот пылающий фанатизм получил даже собственное название – «поттеромания». Так что прежде чем поощрять гаррипоттеровский фанатизм Вашего отпрыска, отрезвитесь и сами – как, что, почему… Почему Вашему милому, доброму и наивному ребенку стало тесно вдруг в нашем мире и он рвется в другой, загадочный мир? Почему ему хочется стать Гарри Поттером? Быть не тем, кем он есть. Стать вершителем судеб. Выделяться в среде остальных. Значит… он не доволен собой. Почему так низка его самооценка? Или, наоборот, высока, что встречается реже.

Но самое главное, что поражает в этом феномене, – это поразительная способность поддаваться гипнозу того, чего нет. Взять хотя бы нашумевшее в России отравление 20 новосибирских школьников медным купоросом, когда 20 совершенно психически здоровых четвероклассников добровольно выпили волшебный напиток, сделанный по гаррипоттеровскому рецепту восьмиклассниками этой школы, не протестуя, перепутав реальную жизнь с нереальной.

А что восьмиклассники? Прекрасно зная, что медный купорос – это яд, какое «добро» творили они, глумясь не просто над детьми младше себя, а подвергая серьезной опасности их жизни? Ведь подобное могло произойти и где-то в далекой глубинке, где школьникам не смогли бы оказать медицинскую помощь.

Скорее всего, все эти эффекты, феномены и синдромы Гарри Поттера у современных детей – это вызов родителям и учителям. И чтобы они полностью не оккупировали бы их, добавляйте хотя бы гомеопатические дозы ежедневного волшебства своим детям. Помните, что волшебная палочка для них – это Вы. И конечно же не кричащие и поучающие, а любящие и все понимающие, уделяющие максимум возможного для Вас времени своему ребенку. Ведь от Вас зависит гораздо больше, чем вы даже предполагаете, – станет ли действительно Ваш ребенок насильником или борцом за Добро.

Только вот какими способами и методами он все это будет достигать? Ведь практическая магия сегодня может означать не только оккультизм. И среди нас, маглов, есть реальные волшебники, создавшие фантастическую, сказочную явь без каких-то зелий или ритуалов, просто своим собственным умом.

И наверное, не стоит занимать детям «ум» у Гарри Поттера сегодня, претворяя в жизнь его рецепты. Кстати, болгарские священники православной церкви в городе Русе обнаружили, что все растения и вещества, применяемые для колдовства в этой книге, ядовиты и жизненно опасны. Так что история с медным купоросом это еще не самое страшное, когда суть фанатизма – безумное подражание.

И поэтому, когда ребенок подражает Гарри Поттеру в его высоких начинаниях – это положительный момент, но когда готов он на обряды черной магии – совсем другое, потому что подсознание его распахнуто для чуждого влияния. Да еще какого… Так что пользуйтесь тем, что пока оно еще открыто лишь для Вас. Наполняйте его содержанием, где будет властвовать добро, за которое приходится бороться. Но бороться самим, а не с помощью волшебных палочек.

Помните, что если Ваш ребенок искренне захочет почему-то превратиться в Гарри Поттера, то, скорее всего, он все время ощущает себя в Вашем доме и в семье, так же как и сам Гарри до Хогвартса, никому не нужным, ни на что не годным и закомплексованным подкидышем.

Не желая все-таки смиряться с такой незавидною судьбой, он мечтает войти в круг для избранных и всемогущих… И, мечтая, рвется к собственной мечте… И… надеется на волшебство. Волшебство какой-то помощи и понимания. На все то, чего у него нет.

А ведь это могли дать ему бы Вы и сами. Но Вам некогда, у Вас… мечты других масштабов и совсем иного содержания – как одеть его и как обуть, где, когда, какое дать образование. О каком же волшебстве вообще может идти здесь речь?

Зато с Поттером это возможно. Он же сам прошел свой собственный и тяжкий путь – от заморыша до гениальнейшего мага. Так что следом за ним! Побежим по проложенным им для других следам.

И бегут сегодня миллионы детей от самих себя и от нас с Вами, от своей привычной недоласканности и от нашей нелюбви к ним, равнодушия к замаячившей где-то мечте – стать такими, чтобы не нуждаться в этой ласке и в этой любви, без которых горько на земле. Ну а как ты этого добьешься – колдовством или нет, – безразлично. Был бы только нужный результат. Это главное.

И пускай ходят слухи о том, что мама Гарри Поттера – это команда специалистов, применяющая постоянно нужные для данного эффекта психотехники, что это просто-напросто рекламный трюк-проект, детей это вовсе не волнует – им достаточно своих интриг. У них появился новый идол. Ну а идолам ведь надо поклоняться, и они осуществляют это, поклоняясь без конца и края.

И пожалуй, главное из главного в этой мании и поклонении то, что наших детей больше тянет все-таки Добро… И они предпочитают из всего его… Но… Добру везет обычно только в сказках, хотя в жизни оно побеждает не всегда. Да к тому ж как очертить границу – где конец Добра, начало зла. Ведь граница часто так расплывчата, и у каждого она своя. Да и есть ли у Добра и зла категория количества и качества?

К слову, «Гарри Поттер» – это вовсе не первая книга, взбудоражившая целый свет бесконечной вечной борьбой между силами Добра и зла. Эту тему затронул когда-то Толкиен в «Властелине колец», Клайв Льюис в своих «Хрониках Нарнии». Та же тема борьбы и противостояния этих двух составляющих нашего мира, та же помощь волшебников, необходимая для победы Добра, и примерно такой же тогда фанатизм поклонников, но без этих космических сумм на рекламу. И сейчас эти книги как феникс восстали из пепла, став сюжетами оскароносных или же популярнейших фильмов.

Но… ценя волшебство сказочности побед в вымышленных мирах, я невольно всегда вспоминаю печальную явь – словно факел, пылающий тростниковый корабль…

Ярко-жуткое зрелище пепла надежд легендарного Тура Хейердала. Он, мечтавший, чтоб люди Земли, разных национальностей, вероисповеданий, разных рас, разного цвета кожи нашли б один общий язык на планете – язык мирного сосуществования, доказал, что такое возможно и даже в экстремальных условиях жизни. Начав в 1977 году экспедицию «Тигрис» с интернациональной командой, бороздя почти целых полгода Индийский океан на судне из специального тростника, он увидел, как люди помогают друг другу, несмотря на буквально полярные, а вернее, глобальные свои различия. Но такое возможно было лишь в океане, на земле царствовали другие порядки. «Тигрис» вдруг оказался в зоне конфликта – в зоне новой войны на Ближнем Востоке: войны в Сомали и Эритрее.

Яростно протестуя против антигуманного, совершаемого людьми на планете, знаменитый исследователь дал приказ поджечь «Тигрис», превратившийся уже лишь в пепел надежд. И хотя эту акцию поддержала ООН, Добро было повержено злом. Жаль, что не оказалось волшебников рядом, что такой дефицит их на нашей Земле. А у смертных в руках не бывает палочек Гарри Поттера.

Но тем не менее в честь уже знаменитой мамы «Гарри» назвали планету да в придачу еще динозавра. Она стала самой богатой женщиной в Англии и второй в списке рейтинга журнала «Форбс» из 20 самых богатых женщин шоу-бизнеса на нашей планете.

Да, да, шоу-бизнеса. К сожалению, именно шоу-бизнес управляет сегодня сознанием наших детей, превращая их жизнь тоже в шоу.

А мы с вами – в тени. Там удобнее. Наши мысли – сплошная маниловщина: просто хочется, чтобы Добро побеждало бы зло без каких бы то либо волшебных палочек Гарри Поттера, так же как бы и без участия нас… Значит, новые «Тигрисы» снова будут гореть.

И не будут уже никогда люди понимать думы друг друга, как когда-то, еще до эпохи Вавилонского столпотворения.

Может быть, уже все же пора поселять, наконец, нам детей в современном, сегодняшнем мире, объясняя то, что волшебство – это наша реальность: с изумрудной травой с капельками зеркальной росы, с этой пенящейся, как шампанское, веткою белоснежной сирени, с золотой, словно солнце, акацией, розовым, как надежда, фламинго… Все вокруг волшебство, как мы сами… Жаль, что это мы не понимаем.

К волшебству тоже можно привыкнуть. И оно вызывает оскомину, от которой порою бежим мы в другой, нам не ведомый мир, хотя он более прозаичный, но расцвечен лишь мнимой доступностью. И мы с Вами живем мнимой жизнью, а тем более дети, со своими фантазиями. Так что мании будут всегда, мании перманентны, в них меняются только названия. И какая нам разница – «поттеромания» или же «битломания» уведет из реального мира, а вернее, от нас за собой завтра наших детей? Что мы делаем с Вами, чтобы этого не было?

* * *

А сегодня уже Джоан Роулинг, перечитав наконец всю свою знаменитую эпопею о юном волшебнике, несмотря на то, что о завершении ее написала на обратной стороне мраморной статуи греческого бога Гермеса в отеле «Балморал» в Эдинбурге: «Дж. Роулинг закончила писать книгу “Гарри Поттер” в этой комнате (652) 11 января 2007», неожиданно решила вдруг, спустя целых пять лет, переписать две свои знаменитые книги из семи.

«Я точно знаю, что пара книг о Гарри Поттере нуждаются в доработке. Во время их написания мне приходилось работать в жестких временных рамках, иногда бывало действительно сложно. Я перечитываю их и думаю: “Боже, может стоить вернуться назад и написать авторскую версию”», – обнародовала писательница в своем интервью.

Так какая же версия, если она была не авторской, зазомбировала сердца юных фанатов Джоан Роулинг? И не просто зазомбировала, а вызвала общее безумие, во всяком случае, сообщая о выходе последнего тома, «Спешите присоединиться к общему безумию!» – призывал один из сайтов фанатов Гарри Поттера.

А каким следующим «безумием» будут зазомбированы наши дети?

Ведь конечно же вряд ли мать-героиня Гарри Поттера, ставшая рекордсменкой по гонорарам в детской литературе, попавшая даже в Книгу рекордов Гиннесса, книги которой печатались на 63 языках и распространились по свету в более чем 300 миллионах экземпляров, продолжит свое колдовство над оставшимися в живых персонажами. И хотя она в самом деле решила не продолжать уже свою эпопею, тем не менее, задумала новую книгу для детей, сюжет которой рассчитан на вселенную Гарри Поттера.

И все это легко объяснимо, ведь сумела же она на своем нереальном мире сколотить такое реальное состояние. Видимо, и Джоан Роулинг придется стать маглом, опустившись на нашу бренную землю, по которой придется ходить, не летая, как Гарри, на волшебной метле.

И все-таки, если мать Гарри Поттера не является создателем авторской версии его, кто отец этого юного волшебника?

Рокорэпопопс-дети

(Если Ваш ребенок любит рок, рэп, попсу…)

Да, действительно, казалось бы, почти совсем невинная плеерозависимость у Вашего ребенка иногда способна оказать на него влияние серьезнее большинства других опасных для детей зависимостей. И страшнее изменений слуха угрожающая ему потеря своей индивидуальности и своего лица, если он у Вас любитель рока или рэпа. Если б только бы родители об этом знали… или бы хотя бы догадались…

Но практически никто из них не связывает появляющиеся проблемы в жизни их детей с затыкающими так удобно уши маленькими спутниками их, наушниками…

Ваш ребенок начал увлекаться вдруг наркотиками… Что это? Издержки возраста или нечто другое?

Ваш ребенок вдруг стал агрессивным… Он ведь – геймер, это объяснимо.

Ваш ребенок просто извращенец… Но откуда это, почему?

Ваш ребенок связан с оккультизмом… Как он только умудрился вдруг попасть в эту антисоциальную компанию, в эту секту, как вообще скатился на дно общества?

Почему все время у него депрессия? Почему попытки суицида?

Почему сплошные «почему»?

Был почти пай-мальчиком недавно, а сегодня стал проблемою семьи и источником всех Ваших бесконечных стрессов. И пожалуй, вряд ли в голову придет то, что это связано лишь только с его музыкальными пристрастиями, разделяемыми и другими сверстниками.

Да, он любит рок, да, он любит рэп. Покупает при любой возможности себе новые CD. Вкусы Вы его, конечно, вряд ли разделяете. Но как запретить ему то, что волнует всех его ровесников? Он не должен стать изгоем или жертвой.

Ведь, в конце концов, пожалуй, все подростки рано или поздно пройдут через это. Почему ж ему нельзя? Чем хуже он других? Неужели ему в этом возрасте показаны романсы?

Короче говоря, музыкальные пристрастия ребенка идут на самотек. И он упивается возможностью выбора буквально заполонивших все страны и континенты CD, CD на любой вкус, выбирая из них то, что трогает, подражая другим и пытаясь идти с ними рядом, не выпячиваясь, в одной общей шеренге.

И вот эта шеренга детей, и он в ней, не ведая этого, вступает в опасную зону, где, к сожалению, нет предупредительных знаков.

Предположим, ребенок увлекается роком. Увлекается – пусть увлекается. Не играет в азартные игры, не торчит днями у телевизора, только лишь покупает CD и их слушает.

Но что слушает, в этом вопрос.

Родители современных детей вряд ли догадываются, какие ценности навязывает их любимцам подобная музыка. А рок-музыка пропагандирует самое страшное, что только может быть в жизни: от всевозможных форм жестокости и насилия до суицидальных поступков. Эта музыка не просто пропагандирует, а подталкивает ребенка на подобные действия. И чем раньше ребенок начинает слушать рок, тем сильнее внедряется в него все пагубное, связанное с рок-музыкой.

Причем сами рок-музыканты не отрицают этого факта, публично заявляя о нем.

«Я понял, что эта музыка проникает в молодежь потому, что ее ритмы совпадают с ритмами в их организме. Я знал, что никто и ничто не может вышибить эту музыку из них… Они будут ее носить в себе всю жизнь», – откровенно признался в журнале Life в 1968 году один из первых распространителей рок-музыки Хэл Зигер.

Но если они будут носить ее в себе всю жизнь, то что именно они будут носить?

На конференции Британского психологического общества в Йорке были представлены результаты опроса, проведенного среди студентов Национальной академии для талантливой молодежи, – какой музыке они отдают предпочтение. Оказалось, что классика и джаз, относящиеся к интеллигентным жанрам, у самых одаренных молодых людей Англии были менее популярны, чем «грубый и жестокий» металл, занявший третье место в списке самых любимых стилей.

По мнению руководителя этого исследования Стюарта Кэдуалладера, талантливой молодежи часто приходится преодолевать проблемы, не свойственные обычным людям, и, «быть может, с помощью музыки им удается на время уйти от давления, которому подвергаются талантливые люди».

(По материалам СМИ)

Проанализировав 700 самых популярных песен «тяжелого металла», американские исследователи обнаружили, что 50 % из них воспевали убийства, 35 % были посвящены сатанизму, а 7 % – самоубийствам… В то же время, по мнению ряда психологов (Джон Каппас, Алан Блюм), «люди очень восприимчивы ко всему, сказанному в песне». А что тогда говорить о детях?

«И путем насыщения чувств музыкой, – уверены эти ученые, – могут воспринимать все, что внушается им в это время, потому что они утратили самозащиту. Люди покидают концерты в крайне восприимчивом состоянии. Музыке свойственно ослаблять мышление и создавать настроение. И тогда внешние впечатления легко ассимилируются» (Алан Блюм).

А откуда вообще появилась подобная музыка? После рождения легендарной рок-группы «Битлз».

Есть мнение, что источником рок-музыки стал рок-н-ролл, являясь в то время эвфемизмом половых отношений людей.

Вот, собственно говоря, почему и сегодня рок-музыка не просто пропагандирует детям секс, но и воспевает всевозможные половые извращения. По мнению того же знаменитого американского психолога Алана Блюма, «никогда в прошлом не существовало искусства, направленного так явно на совращение молодежи… Эта музыка влияет на молодых людей больше, чем открытая порнография…».

А родители не понимают, почему современные дети задают им вопросы о тайне рождения лишь в малолетстве, а потом лучше их разбираются в сексе, прикрываясь оскоминой термина «сексуальная революция». Да, они в самом деле в этих вопросах грамотнее родителей, если, конечно, родители в детстве не увлекались подобною музыкой.

В музыкальном плане рок был зачат, если можно так выразиться, из симбиоза-соединения буги-вуги и ритмических блюзов.

Во второй половине шестидесятых годов на рок начали оказывать влияние дзен-буддизм и языческое колдовство.

Затем рок-исполнители и их фанаты для совершения так называемого психоделического путешествия стали использовать во время рок-концертов наркотик – галлюциноген ЛСД.

После этого наступил период использования марихуаны.

И на фоне всего этого началось увлечение различными восточными религиями.

Большинство рок-музыкантов стали приверженцами философии отца сатанистов – Алистера Кроули, увлекшись оккультной литературой. И конечно же все их искания отразились в музыке.

Но и этого оказалось недостаточно. Композиторы рок-музыки постарались внедрить в нее восприятие древних религиозных ритуалов и мистику.

Однако уже в семидесятых годах началось восхождение панк-музыки.

А в последние годы возрос интерес к музыке, способной изменить сознание человека, музыке, вызывающей состояние транса, музыке с шаманскими ритмами.

В связи с тем что дети и подростки оказались главными слушателями так называемой буйной музыки, специалисты из Американской академии педиатрии пришли к выводу, что «прослушивание современной рок-музыки угрожает здоровью детей в большей степени, чем несколько лет тому назад болезнь полиомиелит». Очевидно, более страшное сравнение просто трудно себе даже представить. «Безобидная» музыка – основа досуга и столь грозное заболевание.

А по мнению известного американского профессора детской психиатрии Павла Кинга, «эта музыка подобна добавлению бензина в пламя, которое горит ненавистью и озлобленностью». Оказалось, что 80 % его пациентов слушают каждый день «тяжелый металл».

Научные исследования, посвященные этой проблеме, во многих странах мира подтвердили, что тяжелая музыка негативно влияет на психику ее потребителей. Обследуемые люди во время прослушивания ее плохо справлялись с тестами, у них были обнаружены изменения даже в энцефалограммах.

Поэтому немудрено, что рок-музыку часто называют «звуковым адом». И это подтверждается в экспериментах с животными и растениями. В то время как классическая музыка оказывает на них лишь благоприятное влияние – цветы даже быстрее расцветают, под звуки современной музыки они увядают.

По мнению швейцарских ученых, посетители рок-концертов после окончания их реагируют на раздражители почти в пять раз сильнее, чем обычно. Скорее всего, это связано с тем, считает профессор Б. Раух, что под влиянием этой музыки в большом количестве выделяются гормоны стресса.

О негативном влиянии рок-музыки на психику ребенка можно говорить бесконечно. И если бы родители современных детей имели бы об этом хоть малейшее представление, формируя музыкальные вкусы своего ребенка, то даже бы подростковая наркомания вряд ли была бы сегодня такой грозной проблемой.

Когда Ваш ребенок увлекается роком, родители тоже должны знать о стилях его, чтобы понять, чем могут грозить детям разные стили, – что значит, к примеру, классический хэви-металл, софт-металл, спид-металл, блэк-металл или готик-металл. Как действует каждый из этих «металлов» на психику? Чем стили отличны один от другого? Естественно, чем более профессионально Вы будете выглядеть в глазах собственного ребенка, касаясь знаний в роке, тем больше шансов у Вас предотвратить у него негативные последствия от бесконечного прослушивания этой музыки.

Помимо рока современный ребенок поклоняется также рэпу. Рэп (Rap) – одна из форм танцевальной музыки с так называемым рваным, ломаным ритмом. Вокал в нем заменяет речитатив. Причем этот речитатив накладывается на уже имеющуюся фонограмму.

Рэп – это ветвь хип-хоп-культуры, рожденная в середине семидесятых годов прошлого века в черных диско-клубах Южного Бронкса.

Рэп – это новый стиль жизни, способ самовыражения бедняков негритянских кварталов Нью-Йорка. А песня в стиле рэп «Dont Believe the Hype» одной из его культовых групп превратилась даже в гимн молодежи 80–90-х годов.

«Куда катится этот мир?» – основной вопрос рэпа, превративший его в новую, революционную музыку.

Но с 1992 года, когда Dr. Dre выпустил платиновый альбом «The Chronik», ненормативная лексика становится основным атрибутом этого музыкального стиля.

Альбом «Хроника» (на сленге рэпа – травка) характеризует новый стиль жизни самих рэперов – стиль головорезов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«Родители, внимание: ненормативная лексика», – предупреждают надписи на многих дисках рэпа в США.

Родители, внимание! Невольно хочется обратиться и к нашим родителям. Постарайтесь понять, чем так привлекает Вашего ребенка подобная музыка. А если он понимает английский, какие мысли она навевает ему. Неужто Вам хочется, чтобы он стал отъявленным головорезом?

В то же время скрытый смысл рэпа – снятие пелены с глаз и прощание с детскими грезами. Они были обманом. Ведь мир не такой. Не из радуги – из черноты. Собственно, этот выплеск разочарования и несет для ребенка главную эмоциональную нагрузку в рэпе. Ведь рэп – это для тех, кто еще не нашел своего места под солнцем. А подросток же, конечно, ищет его.

Но современного ребенка привлекает сегодня и попса, создающая иллюзию покорения недосягаемого, иллюзию успеха. И хотя эта иллюзия создается лишь из ритмов, лакированных бесконечно повторяющимся одним и тем же набором слов «для песенок, напоминающих чем-то одноразовые шприцы», ребенка завораживает ее нехаризматическая харизма популярности.

А родители вряд ли задумываются о зомбировании своих детей, слушающих подобную музыку, бездуховностью, об акценте ее на наших низменных чувствах, об ее двойном дне.

Взять хотя бы начало расцвета «Тату». Девочки-ангелочки, сплошная невинность… Это внешне. А что же внутри? Что внутри, говорят нам сплошные скандалы, связанные все время с «успехами» этой группы. А ведь им подражают миллионы подростков. Раз кумирам позволено, значит, и им.

Но если задуматься, то все это подражание в основном своеобразный протест против Вашего равнодушия к собственному ребенку. У детей дефицит родительского внимания. А если не дефицит, то Ваше внимание – прежний набор тех же эмоций и чувств, которыми Вы одаривали их когда-то в детстве. Но сегодня они повзрослели, и им нужно другое общение, другой уровень отношений.

Эти новые стили – зеркало отношений отцов и детей. И не только лишь способ самовыражения младших из них, а подобие бунта, который не в силах «отцы» подавить, потому что он неподавляем привычными методами, расширяя границы свои без конца и без края.

Ваш ребенок фанат рока, рэпа, поп-музыки… Стили будто бы разные – эффект один. Эффект музыки в ритме дельта-волн – ритма мозга, находящегося в состоянии комы, глубокого транса или сна.

Сна – не бодрствования!.. Глубокого транса!..

Ваш нормальный ребенок находится в трансе, слушая эту музыку в ритме «шаманских частот», где «магический» бубен акцентирует ритм почти в 150 ударов в минуту, ритм эпилептиформных разрядов! Ваш нормальный ребенок… находится в трансе!..

Бельгийские ученые из медицинского университета Брюсселя пришли к выводу, что прослушивание музыкальных произведений в стиле тяжелого рока и хеви-метал может привести к разрыву альвеол и формированию эмфиземы легких. Этому способствуют звуковые волны с высокой энергией и низкой частотой По мнению исследователей, людям с заболеваниями бронхолегочной системы, а тем более страдающим эмфиземой легких не рекомендуется посещать рок-концерты и даже слушать тяжелый рок и хеви-метал.

(По материалам СМИ)

По мнению ряда ученых, к ритму музыки на дискотеках добавляются также ритмичные танцы и ритмично мелькают прожектора, освещая собой темноту… Это все психотехника, ее приемы доминирования дельта-ритма, дельта-волн головного мозга ребенка. А итогом всего может быть что-то вроде припадка больного эпилепсией, появление странных навязчивых мыслей, вплоть до самоагрессии и суицида.

Словом, с этим не стоит шутить.

Надо помнить, что дети в наушниках, молчаливо-удобные дети – это мины замедленного действия. А когда посещают они дискотеки и концерты, эти мины способны взорваться. Причем взрыв может быть большой силы. Правда, если бы Вы захотели, то сумели б ее регулировать.

По библейским преданиям, разошедшегося царя Саула успокаивала только игра на гуслях отрока Давида. Мелодичные звуки приводили царя вновь в себя, и он снова мог достойно царствовать.

Многие стили современной музыки не только не успокаивают, а способны из нормальных людей делать буйных, и особенно наших детей. А мы, этого вовсе не ведая, водим их по психологам и психиатрам, не забыв и про невропатологов, доводя их до этого сами своей невнимательностью, безразличием и равнодушием к их насущным делам и проблемам.

Ведь, в конце концов, в роке и рэпе, как и в попсе, есть песни, которые вряд ли способны им навредить. Если бы только мы были бы сами асами в этих стилях, хотя б ради лишь наших важных советов ребенку.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с рокорэпопопсо-ребенком

  • Прежде всего, постараться самим ознакомиться с главными постулатами нравящегося ребенку музыкального стиля.
  • Стать советником ему в выборе CD.
  • Объяснять, почему Вам не нравится его выбор.
  • Не поощрять частое посещение дискотек и рок– или рэп-концертов, но и не вводить запреты на это.
  • Постараться понять, почему Ваш ребенок как отдушину своего напряжения выбрал именно рок, рэп или попсу.
  • Уделять как можно больше внимания своему ребенку.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с рокорэпопопсо-ребенком

  • Запрещать слушать любимую музыку, не объясняя почему.
  • Не разрешать посещать дискотеки и концерты рок– или рэп-групп.
  • Распалять воображение ребенка мнимыми ценностями того или иного стиля, которому родители до сих пор поклоняются сами.
  • Не запрещать слушать песни с пропагандой насилия, извращенного секса и других аморальных наклонностей, считая, что ребенок сам поймет, что к чему.

Ситуация для родителей

Двенадцатилетняя Ася не просто начала увлекаться роком, а без разрешения родителей стала ходить в черном, с пирсингом и с сигаретой в руке. Когда соседи рассказали об этом маме девочки, мать запретила дочке вообще слушать ее любимую музыку и вышвырнула все черные вещи, имеющиеся в ее гардеробе, из дома, несмотря на рыдания девочки и просьбы ее этого не делать.

 Как бы Вы поступили на месте матери Аси?

* * *

Каждому поколению детей свойственны свои музыкальные пристрастия, следовая реакция которых воздействует на дальнейшую жизнь или обрывается внезапно, как горная тропинка, когда перед взором уже только скалы для альпинистов. Но скалы бывают слишком отвесными, так же как и квалификация альпинистов весьма относительна в подобных условиях. Словом, по тропинке можно вернуться назад к ее развилке, так и не сделав попытки взобраться на вершину.

Недавние исследования клинического психолога Ланса Вильямса, проведенные с 400 подростками – любителями рэпа, для которых стимульным материалом служили иллюстрации с дисков популярных певцов этого жанра, отражающие динамику своеобразной «деградации» этого стиля музыки, видимой даже по одежде рэп-звезд: от парадных костюмов до бикини, показали, что подобная музыка уже начала ассоциироваться у многих детей с их духовным истощением.

По мнению ряда психологов, предпочтения в музыке – одна из частей внутреннего мира личности, по которой можно судить даже об интеллекте человека.

Пытаясь определить свойства личности в зависимости от предпочтения людьми того или иного ее жанра, исследователи в одном из подобных экспериментов, предварительно классифицировав музыку, разделили ее даже на несколько групп:

1) рефлексивная и сложная (народная и классическая музыка, блюз и джаз);

2) интенсивная и бунтарская (тяжелый металл и альтернативный рок);

3) приподнятая и обычная (поп-музыка, стиль кантри, религиозная музыка…);

1) энергичная и ритмичная (рэп, хип-хоп и т. д.).

Итоги эксперимента показали, что несмотря на то, что на наш выбор музыки в данный момент немаловажное влияние оказывает настроение, тем не менее музыкальные предпочтения людей в основном связаны с одним и тем же жанром.

Смешивают стили и жанры чаще всего те, кто любит новизну. А отличительной особенностью детей как раз и является жажда новизны, так что консерватизм любого ребенка в его музыкальных предпочтениях не так уж крепок и его можно отретушировать или же откоррегировать, если это будет необходимо, а главное – найдутся веские аргументы в пользу этой инициативы.

* * *

И все-таки даже из чистого любопытства или по необходимости слушая современную «модную» музыку, ее тахикардию сердцебиения ритмов, убегающих как от погони вечного цейтнота жизни наших дней, преклоняясь перед новизной, я лишь с восторгом только замираю, услышав вальсы Штрауса или Шопена, теряю голову и нахожусь как будто под гипнозом чарующих, божественных мелодий пленившего меня когда-то в детстве Чайковского, в любви к которому храню я постоянство.

Я не уверена, действительно ли существует «эффект Моцарта», потрясший целый мир предположением ученых, что гениальность композитора воздействует на интеллект его поклонников и повышает даже коэффициент этого интеллекта (IQ), но я готова слушать «Маленькую ночную серенаду» Моцарта до самого утра, забыв о сне, включая в сотый раз уже почти заснувшее CD и всматриваясь в яркий звездопад с… Надеждой, что он сумеет осветить Того, кто будет петь ночные серенады мне под моим окном всю мою жизнь…

Так что мои такие «ночно-серенадовские» мысли и в самом деле могут служить подтверждением предположения известного исследователя Гордона Шоу, обнаружившего «музыкальный» характер мыслительных операций в головном мозгу, что музыка является одним из факторов, способных влиять на мышление людей. А Моцарт начал сочинять ее уже с четырех лет, и на его произведениях, как ни на чьих других, возможно попытаться это доказать.

Предположения ученого полностью подтвердились. Сканирование мозга с помощью магнитного резонанса при прослушивании произведений Моцарта, Бетховена и поп-музыки тридцатых годов указало, что только на фоне произведений Моцарта активизировались все участки коры головного мозга.

Последующие исследования этого феномена позволили составить даже специальную шкалу громкости музыкального звучания, внизу которой оказалась примитивная поп-музыка, а на вершине шедевры Вольфганга Амадея Моцарта.

«Эффект Моцарта» позволил попасть компакт-дискам гениального композитора, жившего более двух веков тому назад, с рекомендациями для родителей, как влиять на интеллект ребенка, в современные бестселлеры и занять в рейтинговом ряду их одно из первых мест.

В связи с этим каждая «новорожденная» мама в штате Джорджия в США из рук самого губернатора получала в подарок этот диск.

Гению Моцарту поклонялась родина рэпа – Америка.

А в это время на родине самого гениального композитора в Австрии, на улицах музыкальной столицы Европы Вены, где Моцарт жил и творил свои лучшие годы, приезжие музыканты играли рок, рэп, регги и попсу, и многочисленные современные коммерческие двойники внешнего облика гениального композитора, подростки, в пепельных париках и бархатных панталонах, продававшие билеты на концерты в Дом Моцарта, с упоением вибрировали в такт антимоцартовской музыки, забыв об «эффекте Моцарта» и своей благородной миссии популяризации этого «эффекта».

И кто знает, если бы во времена Моцарта появилась бы знаменитая «ливерпульская четверка», заразившая весь мир эпидемией «битломании», перевернув все наши взгляды на стили музыки, дав импульс для рождения ранее неведомых из них, в такт каких музыкальных жанров вибрировал бы сам великий композитор со своим легким нравом, отбившийся в столице Австрии уже совсем от рук своего целеустремленного отца, проторившего ему звездный путь, под звуки рэпа или же своих произведений.

Ведь «соль» всех этих стилей – вечная дилемма, стоящая перед отцами и детьми.

А может быть, он сам вдруг начал сочинить бы в наших сегодняшних, почти коктейльных стилях… Тогда бы точно все заметили «эффект» великого и гениального Вольфганга Амадея Моцарта, добавившего б лучи солнца в рок, рэп и попсу, как в старые свои произведения, которые все были им освещены, не только лишь освещены, но и согреты солнечным светом его гениальности. И солнечными стали б рок, рэп и попса…

Но это были бы тогда совсем другие стили, не отражавшие извечные проблемы между отцами и детьми: консерватизм непонимания и импульсивность отвержения…

И только современный «эффект Моцарта», воздействующий на наш интеллект, путем подъема его коэффициента, наверное, когда-нибудь сумеет поднять так этот коэффициент, что мы в конце концов научимся решать эти извечные проблемы без победителей и побежденных, а так, как и положено родным и близким людям.

А рокеры и рэперы тогда начнут нам сочинять ночные серенады, большие или маленькие, несущественный вопрос.

НЕБОЛЬШОЙ СЛОВАРИК СТИЛЕЙ «ТЯЖЕЛОЙ МУЗЫКИ» ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

Классический хеви-метал  (classic heavy metal) – мелодичная гитарная основа, повторяющийся ритм и агрессивная манера исполнения.

Софт-метал  (soft metal) – коммерческое течение хеви-метала со смягченным звучанием и элементами поп-музыки.

Глэм-метал  (glam metal) – группы хеви– и софт-металистов со своеобразным сценическим имиджем (яркие одежды, грим, сценические эффекты).

Трэш-метал  (trash metal) – многократное изменение ритма музыки в одной композиции с примесью агрессивности и техничности.

Прогрессив-метал  (progressive metal) – потомок art-рока, самый интеллектуальный металлический жанр, развитие которого происходило под воздействием профессиональных музыкантов, окончивших консерваторию.

Спид-метал  (speed metal) – течение с ускоренным ритмом.

Дэт-метал  (death metal) – упрощенно-агрессивная форма трэш-метала с низким, рычащим вокалом.

Готик-метал  (gothic metal) – замедленный темп с депрессивными мелодиями и спокойным вокалом.

Блэк-метал  (black metal) – синтез дэт– и спид-метала. Одно из экстремальных течений хеви-метала. Примитивная гитарная техника, быстрый ритм, рычащий вокал, языческая лирика или сатанинские тексты.

Фолк-метал  (folk metal) – использование народных мелодий, инструментов и стихов.

АОР  (AOR) – облегченный вариант хард-н-хеви с виртуозным владением музыкальными инструментами, легко запоминающимися мелодиями и хорошим вокалом.

Арт-рок  (Art Rock) – техничная музыка с элементами джаза, фолка, классики и психоделии на основе рока.

Глэм-рок  (Glam Rock) – группы рока, привлекающие к себе внимание не столько музыкой, сколько внешним видом (от причудливых цветастых нарядов и разноцветных волос до применения косметики и всевозможных украшений). Эти рокеры подразделяются на хулиганистых, мрачных и злобных шок-рокеров.

Грайндкор  (Grindcore) – самое тяжелое музыкальное направление из всех.

Хард-рок  (Hard Rock) – синоним хеви-метала.

Альтернатива  (Alternativa) – смесь всевозможных музыкальных направлений, задуманных как альтернатива всем современным стилям, но ставшая самым популярным стилем после попсы.

Кумиромания

– А Вы любите Бритни Спирс? – не скрывая волнения, ждет моего ответа десятилетняя поклонница скандально знаменитой певицы, побрившая наголо голову по образу и подобию взбалмошной звезды, доведя свою маму буквально до шока от этой выходки.

– Конечно, Бритни очень талантлива, – лью бальзам я на душу Нонны, – но сейчас у нее столько проблем и она нездорова, – пытаюсь как можно более деликатно объяснить я все девочке.

– Да, я знаю, у нее неприятности с мужем, – не дает договорить мне Нонна, поражая своей осведомленностью о жизни певицы в своем столь юном возрасте, – но он сам во всем виноват, ведь ему так повезло, так повезло, – восторженно вздыхает девочка.

– В чем повезло?

– Бритни выбрала из всех мужчин его! И если бы я оказалась на его месте, я бы делала все так, чтобы мы не расставались, – не скрывает своей мечты юная фанатка. – Вот когда мы с ней познакомимся и она узнает меня… – И Нонна доверительно сообщает мне, что будет тогда, а я лишь только начинаю осознавать, что ее мама сегодня видит еще только цветочки, все ягодки еще впереди, и ягодки не самые сладкие, кислее клюквы…

Говоря о рокорэпопопс-детях, нельзя оставить на обочине дороги и эпидемию кумиромании, которая все чаще и чаще стала поражать наше молодое поколение, хотя, казалось бы на первый взгляд, это явление старо как мир.

Но тем не менее современные средства массовой информации с их элементарной доступностью даже для дошкольников превратили это «безобидное» явление почти в глобальную проблему для их родителей. Родителей, совершенно теряющихся перед собственным ребенком-фанатом, не зная, как правильно вести себя с ним – поощрять или наказывать.

Поощрять, так за что? За то, что он пытается подменить свою собственную жизнь чужой, обезличив себя?

Наказать – почему? Лишь за то, что его горизонт сузился до какой-то малюсенькой точки в пространстве и времени, где ему освещают смысл жизни не известные всем нам «светила», а одни только отблески от диадемы или же ореола кумира.

Может быть, лучше сначала понять – почему взялось вдруг «почему».

Почему «сошелся клином белый свет» для Вашего ребенка на каком-то другом человеке, и, как кажется Вам, вовсе не достойном, хоть для этой роли можем выбрать мы любого, а не только всем известных покорителей сердец, приходящих в дом с телеэкрана.

Но а если даже и достойном, все равно, стоит ли подменять свою жизнь суррогатом и копировать чью-то судьбу. Ведь, в конце концов, «кумиромания» у Вашего ребенка – доказательство лишь его эмоциональной нестабильности, а не просто одна из возможных стадий подросткового развития или взросления тинейджеров, чем пытаемся мы это оправдать.

«Как бы ты с Джастином Бибером провела день?», «Что бы вы сделали, когда узнали, что Джастин ваш родственник?», «Увлечения и предпочтения Джастина Бибера», «Журналы с Джастином», «Твиттер Джастина», да вряд ли можно вообще перечислить список тем, касающихся жизни современного кумира подростков всего мира Джастина Бибера, на первом российском фан-сайте Джастина Бибера. Я знаю даже котов и собак – Джастинов Биберов. А в магазинах для подростков его смазливенькое личико вроде иконы почти на каждом украшении и сувенире.

Но кто же этот Джастин Бибер? На том же сайте можно всем узнать – поп и R&B-певец из города Стрэтфорда канадской провинции Онтарио. И если не было бы Интернета, то вряд ли этот Джастин Бибер стал бы тем кумиром подростков, о котором знает весь мир.

Никому не известного мальчишку сделали всемирной знаменитостью его видео, которые он размещал на YouTube в 13 лет, исполняя хиты известных певцов. Джастина заметили нужные люди. Его признали одним из самых талантливых детей в США. А во всем мире его называют – Teen singing sensation (поющий подросток – сенсация). Безусловно, превратившись в сенсацию, Джастин стал не только кумиром подростков, а и источником Джастиномании.

Вообще, мания в психиатрии – это радостное настроение с усиленным влечением и неутомимой деятельностью, ускорением мышления и речи, чувством оптимизма и выносливости, силы, когда видится все в розовом цвете (Гарольд Дж. Каплан, Бенджамин Дж. Садок). Но… и розовый цвет приедается в пестром многоцветье жизни. Правда, при кумиромании этот цвет чаще всего единственный, и кумир в глазах ребенка освещен именно им.

«Не сотвори себе кумира» в дошкольном возрасте не совсем верное выражение. Любой ребенок нуждается обычно в идеале, который он невольно превращает потом в кумира.

Конечно же до шести лет все феи или маги в жизни детей – это их родители или же люди, ухаживающие за ними, обеспечивающие их безопасность и защищенность в нашем мире.

Стадия всесильности родителей – важная веха в развитии ребенка. И если он осознает, что это все вовсе не так, то для него это сильнейший стресс и разочарование, которое в нем может поселиться надолго, все время омрачая детство.

Родители – это главные защитники ребенка и его опора. Их образ всегда зримо или же незримо ему помогает. И только после шести лет он сам уже способен разрушить свою иллюзию, созрев для понимания того, что всемогущество родителей имеет какие-то пределы, и иногда довольно ограниченные.

И тогда дети ищут иной идеал, возможности которого должны быть не такими, как у мамы с папой. Им хочется возвышенности чувств, и идеал должен быть тоже более возвышенным, а значит, отдаленным. Нет, он не должен жить под одной крышей с ними, как родители, пусть лучше живет под другой, чтоб не испытывать разочарования при виде его в стоптанных домашних туфлях или же в стираном халате, не все же из кумиров способны продолжать даже без зрителей играть все время роли не себя, а суперчеловека, как, например, Любовь Орлова, которую в любой момент из дома возможно было повести в покои или же на прием английской королевы без переодевания и наложения специально макияжа. Она всегда уже с утра как будто бы была готова к этому, хоть королева жила не в России.

Да, идеал должен блистать… И Ваш ребенок интуитивно начинает поиск такого человека как эталон для подражания, особенно когда Вы постоянно подчеркиваете все его недостатки – он плохо учится, неаккуратен, рассеян, недотепа… Ну словом, не тот, о котором Вы мечтали. Вот у соседей… Сравнения не в пользу Вашего ребенка, ведь у соседей дети те, как надо…

И чтобы переплюнуть тех, «как надо», ему нужен кумир для подражания. Он ищет его… и находит…

А если говорить о рокорэпопопсо-детях, то, безусловно, главные кумиры для них – это солисты известных, популярных, современных групп. Да и вообще, гораздо легче подражать всем тем, кто постоянно у вас на виду, – певцам, актерам или же телеведущим. Раз выбрали из всех других лишь их, так значит – просто нету недостатков. Зато достоинств всех – не перечесть!

И Ваш ребенок, вряд ли ведая об этом, придумывает сам эти достоинства, придумывает в превосходной степени – от самый умный и самый талантливый до самый, самый необычный на земле… Ведь так приятно «владеть» самым, самым!

И чем больше «достоинств» у кумира, тем больше низвергает сам себя ребенок с пьедестала, подчеркивая этим лишь свое несовершенство, свою никчемность и свою несостоятельность, безжалостно снижая планку уровня самооценки чуть ли не до нуля.

Снижает почти до нуля, не сознавая, что главные достоинства кумира, придуманные им, по сути – виртуальные. А вот бичует он себя не виртуально.

И это самобичевание обычно заставляет ребенка в самом деле равняться на какой-то идеал, на своего ницшеанского «сверхчеловека», идеей о котором одержим.

А если уже одержим идеей, то это чистой воды фанатизм, своеобразный эмоциональный сдвиг.

И вряд ли можно теперь найти человека преданнее, чем фанат кумиру. Он даже готов отдать за кумира жизнь, хотя кумир не всегда из себя на самом деле что-то представляет. Но у фаната своя шкала ценностей. Причем кумиром может стать любой, не обязательно лишь кто-то популярный. Фантазия ребенка создаст эту популярность для себя – пусть это будет даже Ваш сосед.

Суть в том, чтобы поднять кумира до небес, и на такую высоту, откуда виднелись только бы «небесные» лишь качества кумира, приписываемые ему обожанием фаната. Те качества, которые не поддаются критике.

Вообще, фанатизм, по мнению психиатров, это, прежде всего, повышенная внушаемость, и фанатами могут стать лишь внушаемые люди. В то же время внушаемость – один из атрибутов детства. Поэтому дети и склонны к этому явлению, и особенно если кумирам их нравится обожание таких поклонников, в которых, в свою очередь, особенно люди искусства, очень заинтересованы.

А ребенок Ваш ищет себе идеал, создавая иллюзии, не зная про маски людей. Ему хочется быть с тем, кто ярче других. Но попробуй найти их в толпе. Вряд ли можно найти. А придумать – пожалуйста! И придумать такого, в котором нуждаешься, чтоб, ему подражая, «переделать» себя. Ведь уже к подростковому возрасту дети знают, чего им в себе не хватает – мужественности или уверенности, обаяния или же очарования знаменитых людей.

Специалисты уже говорят во весь голос о «синдроме поклонения знаменитостям», «создающем» кумиров для ряда людей.

Причем та кумиромания, о которой принято говорить, – это лишь первая стадия этого синдрома.

Во время этой стадии, по мнению психологов и врачей, «ребенок настолько интересуется жизнью своего кумира, что буквально зависит от всех сведений о нем, интересуясь малейшими деталями от предпочтения в одежде до предпочтений в еде. А если эти сведения не дополняются, нет информации, ребенок может даже впасть в депрессию».

Когда же у подростка появляется вдруг уверенность, что у него, в отличие от других, есть какая-то особенная, своя, чуть ли не родственная связь с кумиром, то это уже – симптомы второй стадии «синдрома поклонения знаменитостям».

На третьей стадии навязчивые мысли способны доводить фанатов до криминальных действий.

Как правило, этот синдром бывает у тех, кто неуверен в себе и готов цепляться за всех, кто кажется им более успешным и деятельным в осуществлении своих жизненных планов.

При этом синдроме фанаты готовы сделать себе даже пластические операции, лишь бы чем-то походить на кумира, а походить – значит, перенимать и блеск жизни своего идеала. И эта подсознательная вера крепка настолько, что неминуемые неудачи при таком поклонении, даже при изменении внешности, расцениваются подростками как некомпетентность пластического хирурга, не сумевшего правильно сделать копию с оригинала, а не нечто иное, разумное.

Почему виноваты хирурги? Потому что не могут «скопировать» точно внешность кумира фанату, когда это так необходимо. Если внешности тех и других будут чем-то тождественны, заблуждаются дети, то и судьбы фаната с кумиром могут стать совершенно похожими или же почти одинаковыми.

Иначе говоря, Ваш ребенок-фанат таким косвенным путем как бы пытается отказаться от собственной жизни, а вернее, ответственности за нее, компенсируя все свое несовершенство за счет качеств кумира, которые ему очень хотелось бы иметь и которых ему не хватает. И конечно же это искусственное пластическое перекраивание своей внешности подсознательно помогает ребенку превращать эти качества кумира в свои, невольно отождествляя себя с совершенно другим человеком, вдруг ставшим частицей фаната.

Но под нож пластического хирурга готовы лечь фанаты не только живых кумиров, но и очеловеченных предметов или даже игрушек. Вся Америка знает Синди Джексон, женщину, перенесшую 22 пластические операции только ради того, чтобы стать похожей на куклу Барби. Да, да, да, Вы не ошиблись, на заполонившую нашу планету гиперсексуальную Барби. Оказалось, что парень, в которого она была влюблена, обожал с детства Барби. И тогда Синди тоже решила стать подобной ей, чтобы жених обожал ее так же, как куклу. Она так изменила весь свой внешний облик, что действительно стала как Барби. Муж ушел от нее, испугавшись, что женился на кукле, пусть даже любимой, но для жизни ему оказалась нужна женщина, а не кукла. Зато Синди является родоначальницей появившегося сейчас в мире «синдрома Барби», ведь у Синди уже есть последователи, среди них сорокашестилетняя Сара Бердж, мать трех дочерей, сделавшая за время превращения в «куклу» 26 операций и добившаяся все-таки своего. Невозможно понять, где здесь норма и где патология.

Однако фанаты отождествляют себя не только с Барби или с рок– или рэп-звездами, не только с различными знаменитостями, ведущими по телевизору шоу, кумиром для них может стать даже киллер, любой криминальный авторитет, вплоть до мафиози. Конечно же это пугает родителей, а иногда и самого ребенка, воспитывающегося, казалось бы, в благополучной семье. Но тем не менее этому можно дать объяснение.

Скорее всего, как считают ученые, занимающиеся данной проблемой, это связано с неотреагированной и невыраженной агрессией, «законсервированной» в нас с вами, а если сказать более верно, с архетипом воина. Естественно, не секрет, что человек воплощает в себе не только возвышенное, но и низменное. Однако возвышенное превозносится, как правило, нами до небес, а низменное тщательно «прячется» на бессознательном уровне, где временными или постоянными квартирантами являются всевозможные архетипы, что-то вроде набора состояний человеческого бытия, выходящие на первый план в силу различных жизненных обстоятельств. В более древние времена архетипы служили канвой жизни. Сейчас многие из них просто нам не нужны. Мы опираемся больше теперь не на архетипы, а на стереотипы. Однако по мере необходимости архетипы, скрывающиеся в бессознательном, пытаются выйти наружу, как и архетип воина, необходимый в далекие времена для защиты мужчинами своих близких от неприятеля, при угрозе опасности. Как оказалось, архетипов не счесть, они есть на все случаи жизни, вплоть до архетипа любовницы. И даже наше священное материнство – это обычный архетип матери. Такое понятие, как архетип, возникло благодаря работам Карла Юнга, который сравнивал архетипы человека с импульсами «у птиц вить гнезда, а у муравьев строить муравейники».

Как правило, архетипы имеют несколько составляющих, и архетип воина в мирные и смутные времена несет совершенно разные функции: во время войны – нападение, а в мирное время – охрану. У киллеров вечно взведен на курке момент нападения, моменты охраны при этом бездействуют, они изолированы в бессознательном. Поэтому архетипы воина для них имеют лишь только одну свою функцию – функцию нападения. И пусть эта функция в мирное время отнюдь не из лучших, но, прежде всего, она нас защищает, хотя и направлена против других, всех непосвященных… И дети-фанаты готовы идти так, как их кумиры, против других, не в силах отдать себе в этом отчета.

Однако идти против всех им труднее, чем сделать кумиром любого подонка, в котором бурлит постоянно агрессия.

Возможность выплеснуть застоявшуюся агрессию используют и спортивные фанаты, теряющие свои головы в толпе подобных. Чаще всего такие фанаты – это или те подростки, в семьях которых царствует агрессия во время бесконечных ссор и выяснения конфликтных ситуаций, или же дети из семей, где этот способ выражения эмоций всегда был под запретом, из-за чего ребенок накопил в себе ряд негативных чувств – гнев, ярость, злость – и ищет способ, как от них освободиться.

Иногда агрессивность фанатов проявляется в ситуациях, когда ребенку кажется, что его кумира кто-то пытается обижать или обидел. В подобных случаях фанат стоит за кумира горой. По мнению психологов, этому способствует «эффект отражения», проявляющийся в том, что «обиженный» жизнью кумир предполагает, что обожаемого им человека кто-то так же способен обидеть, как и его.

Так кто же, если не он, защитит своего кумира. И начинаются петушиные бои под эгидой еще не оперившегося «материнства» фаната с призрачными врагами кумира, не всегда даже догадывающимися, что они – эти враги. А если действительно враги? Тогда им не позавидуешь, потому что любой истинный фанат – это не только ведущий отчаянную борьбу за правду неутомимый адвокат кумира, но и жестокий десантник в неравной борьбе, зазомбированный на победу. Иного выхода просто нет. Ведь защита «любимого» – главная функция этой самой любви, да и вообще, очевидно, подобного чувства.

Кумироманию у детей могут искусственно культивировать и специально взрослые в целях маркетинга, к примеру, популярным рок-группам приписывают маркетинг наркотиков. А фанаты, буквально сходящие с ума от этих групп, вряд ли догадываются, что демонстративное поведение их кумиров не только на сцене, но и в жизни, их истинное или мнимое пристрастие к наркотикам, о котором они дают знать в своих интервью, это вовсе не тернистый путь к славе, а всего лишь навсего хорошо кем-то оплачиваемая и организуемая пропаганда и пиар-акция наркотиков, «вкус» которых уже не прочь попробовать и подросток, чтобы полностью походить на своего кумира и побыть с ним в одной шкуре.

И ведь действительно, в самом деле хочется «попробовать», когда ты слышишь или читаешь о необыкновенных ощущениях и чувствах полета, опьяняющих тебя после таких «проб» и придающих серости будней твоих совершенно иной колорит.

Невольно припоминается, как одна знакомая девочка, начитавшаяся Пелевина и решившая сделать его своим кумиром, потому что о его книгах писали во всех газетах, советовалась со мной, от каких грибов у нее будут красивее галлюцинации, совершенно не понимая, что такое галлюцинации, но зато хорошо представляя, какой кайф предстоит ей узнать.

Родителям детей-фанатов необходимо знать, что фанатизм, ко всему прочему, обычно подразумевает под собой также владение еще фанатами и фетишами, которые нередко распространяют сами обожаемые Вашими детьми кумиры.

Однако, понимая, что такое фетиш, родители вряд ли задумываются над тем, что в медицине фетиш означает не что иное, как источник сексуальной стимуляции, причем значимый источник. Благодаря фетишу удовлетворяется сексуальная реакция. Иначе говоря, даже вожделенные автографы кумира имеют двойное дно: с одной стороны, эйфория от получения него, а с другой стороны – сексуальная стимуляция.

К сожалению, как бы это ни звучало парадоксально, но фетишизм у фанатов – это не просто какие-то предметы, напоминающие о ком-то, а то, что вызывает у них возбуждение-влечение на уровне инстинкта. И естественно, чем дальше длится синдром «поклонения знаменитостям», тем чаще на фоне всеми нами видимого платонического чувства подростки-фанаты, используя фетиши, испытывают сексуальное влечение, так называемый секс-прессинг, перевозбуждаясь почти до безумия.

Фанатам-мальчикам гораздо легче «снять» подобный секс-прессинг, чем девочкам. Забыв о высоком платоническом чувстве, они способны уменьшить свое сексуальное напряжение при помощи физиологической разрядки, хотя бы мастурбацией. Для девочек такой выход в сложившейся ситуации кажется слишком низменным и оскорбительным для взлелеянного ими высокого платонического чувства, поэтому о трафаретной физиологической разрядке не может быть и речи. Они предпочитают расплачиваться за свои «высокие» чувства депрессиями, попытками аутоагрессии и всевозможными эмоциональными расстройствами, вплоть до самоубийств. Во всяком случае, им чаще, чем мальчикам, врачи выставляют диагноз «предсуицидального синдрома».

Правда, чаще всего своими попытками свести все счеты с жизнью дети просто пытаются привлечь внимание фаната, не думая о том, что попытка может быть роковой.

Вообще, «синдром поклонения кумиру» – это крик одиночества влюбленного в него подростка, который сам, по его мнению, никому не нужен. А раз он сам никому не нужен, то ему также не нужен никто, кроме выбранного им фантома любви. И, поклоняясь фантому, ребенок перестает общаться даже со сверстниками. У него нет друзей, а тем более приятелей противоположного пола.

И если кумиромания начинается до начала периода формальной логики, 7–8 лет, то и полоролевое поведение такого ребенка, формирующееся приблизительно с 11 лет, не соответствует возрастным нормам. И безусловно, общение этих детей в какой-то степени даже ущербно, из-за склонности к интровертности и замкнутости в кругу ровесников, не поклоняющихся кумирам.

Одиночество их еще больше усиливается, и они остаются наедине со своими почти навязчивыми мыслями и портретами выбранных ими кумиров.

В крайних случаях пик их общения – на тусовках таких же фанатов, куда их влекут сходные чувства с другими людьми, с общим идолом и интересами, связанными с прекрасным кумиром. Здесь, как правило, их интровертность проходит, и они конфликтуют друг с другом, соперничая.

Иногда Ваш ребенок готов по пятам следовать за кумиром на край света, в любую глубинку… лишь бы видеть его и быть рядом. И особенно если кумир – знаменитость. Ну хотя бы известный певец. А известным певцам надо только лишь спеть свою новую песню, в которой говорится о важных проблемах детей и клокочущих чувствах подростков, чтобы «завербовать» их в фанаты. Потому что ребенок, прослушав слова, прозревает – на свете нашелся Один, кто его наконец понимает. Понимает! Его понимают! Значит, можно избавиться от всех проблем, если есть на земле вот такой Человек!

Он не мать, не отец, он не будет брюзжать день и ночь из-за низких оценок и не убранной утром постели. Он не будет часами тебя унижать из-за жалоб учителя и замечаний в дневнике, где лишь ложь и обман. Он не будет орать и командовать. Он не будет тебя контролировать, как дошкольника или детсадовца.

Раз он понял, какой я хороший, то полюбит за это меня. Как же мне не ответить взаимностью? Как теперь не идти рядом с ним, ну хотя бы все знать про него. Этот самогипноз постепенно превращает ребенка в фаната выдуманного им идеала, создавая иллюзию счастья: наконец появился «спаситель» – избавитель от прежних проблем.

И спасителю пишутся письма «в никуда», но с надеждой, что он их получит и узнает из них про поклонника. В общем, жизнь фаната – в ожидании чуда и предчувствия встречи, жизнь в иллюзорной башне из слоновой кости.

* * *

– Попросите маму, чтобы она не ругала меня, – прерывает мои размышления Нонна. – Мне подружка сейчас позвонила, что Бритни надела парик. Бритни тоже боится, как я, своей мамы… Правда, здорово, я и она, – радуется хоть такой сомнительной параллели между собой и обожаемым ей кумиром девочка. – Но вчера у нее был парик голубой, а сегодня уже белого цвета, – вновь и вновь поражает меня своей осведомленностью о малейших деталях в жизни певицы десятилетняя девочка.

И я представляю, что будет с ее уже сейчас находящейся в шоке мамой, не пустившей сегодня дочь даже в школу, а решившей проконсультироваться со специалистами, когда она узнает о голубом парике, хотя парик на сегодняшний день – это единственный выход для девочки, чтобы скрыть свою метаморфозу с прической. Причем этот парик должен подчеркивать ее прежний облик.

Но Нонна совершенно иного мнения обо всем происшедшим с ней. Ее мечта – появиться в школе бритоголовой, как Бритни, чтобы дети лопнули от зависти к ней. Ведь из всего класса, где интернетовские сайты о знаменитой певице читают почти все, только она отважилась на такое.

И пока я пытаюсь хоть как-то поговорить с ней по душам, девочка торжественно сообщает мне, что срезанные локоны певицы сейчас можно будет купить в том салоне красоты, где она их срезала, за миллион долларов… Вот если бы у нее были такие деньги, если бы только были… Она бы их отдала не задумываясь… А сейчас у нее единственная мечта – хорошо выучить английский язык и устроиться работать няней в дом Бритни, помогать ей воспитывать ее детей, ведь Бритни все время меняет нянь и, может быть, примет на работу также ее.

По мнению мамы Нонны, с ее дочерью творится что-то неладное, и консультация психолога – это только первая инстанция, в которую обратилась она. Скорее всего, все это окончится очень плачевно… И не дай бог, как у самой Бритни Спирс, которой поклоняются миллионы таких же глупых девчонок, как и ее собственная дочь. Чему поклоняются? Этой распущенности и вседозволенности, ведь звездные часы некогда модной певицы уже позади. А у Нонны все впереди. Но будет ли теперь это «все» после подобного помешательства, именуемого обожанием, после этого фанатизма, где ее единственная дочь выступает в качестве слепого щенка? И вообще, кто-нибудь когда-нибудь займется ли наконец этим вопросом, этими тщеславными знаменитостями, позволяющими из-за себя калечить жизни неразумных детей, ведь им на это в конце концов все равно наплевать?

Мама Нонны просто не знает, что этот вопрос волнует не только ее. Психологи из Лос-Анджелеса пришли к выводу, что многие знаменитости в самом деле считают себя настолько лучше других, что они достойны поклонения фанатов и быть для кого-то кумирами. Они очень тщеславны, эгоистичны и не могут жить без поклонников. Фанатизм обожающих их подростков им важнее материальных ценностей и карьеры. По мнению психологов, обследовавших более 200 знаменитостей, у многих из них отмечались симптомы так называемой звездной болезни, одним из которых оказался высокий уровень самовлюбленности. Тщеславие для большинства знаменитых актеров, музыкантов и телеведущих – одна из характеристик их личности, подтверждающая наличие этой болезни. И так же как многие из нас, а особенно дети, нуждаются в кумирах, так и кумиры нуждаются в фанатах.

По данным научных исследований, каждый третий житель США собирает информацию про жизнь своих кумиров, становясь жертвой «синдрома поклонения знаменитостям», причем 10 % из них настолько зависимы от этой информации, что если она недостаточна или же в чем-то их не удовлетворяет, то они могут впасть даже в депрессию, не говоря уже о повышении уровня их тревожности.

И в то же время кумиромания, как считают английские ученые, не только интровертирует ребенка, но в какой-то степени и помогает фанатам найти свое место в обществе сверстников, и даже одиннадцатилетние дети, а не только старшеклассники приобретают особенный имидж в глазах ровесников, рассказывая о жизни своих кумиров. Причем у 30 % тинейджеров основная часть свободного времени уходит на такое общение, общение с теми, кто прислушивается к твоим словам.

Кумироманы создают свой круг друзей и благодаря привязанности к знаменитостям обучаются навыкам социального общения, что немаловажно в детском возрасте. Кроме того, по мнению психологов, такие дети становятся эмоционально автономными и эмоционально дистанцированными от родителей, что необходимо для их дальнейшего взросления.

А психолог Джеймс Хоуран вообще высказал такую мысль, что «в светском обществе культ звезд играет ту же самую роль, что церковь для верующих, а именно позволяет присоединиться к сообществу людей, разделяющих одинаковые ценности».

В то же время вопрос об этих ценностях – главное, что волнует родителей. Каким ценностям будет отдавать приоритет их ребенок, поклоняясь кумиру, покорившему мир, – его миллионному состоянию, позволявшему сорить деньгами, его вседозволенности, его непредсказуемости, его капризности и сногсшибательной внешности или же его обаянию, трудолюбию, милосердию, благотворительности, доброте…

Безусловно, когда Ваш ребенок готов поклоняться таланту кумира и его человечности – это одно, но когда его манят лишь «кисельные берега и молочные реки» – это совершенно другое.

Но есть и третий вариант – желание стать двойником придуманного ребенком человека-бога может стать катализатором потенциальных возможностей фаната, превратившись в импульсы его становления как личности. Ведь таланты ребенка временами – это «Спящая красавица», которую должен пробудить Прекрасный принц. И этим принцем становится кумир.

Скорее всего, есть какая-то взаимосвязь между безумным поклонением талантливой молодежи уже общепризнанным талантам в этой области и собственным восхождением к творческим вершинам. Ведь восхищение жизнью в чем-то себе подобных дает солнечную энергию развития своего собственного таланта или же пробуждает дремлющие возможности. И кумир, даже о том и не подозревая, становится лучшим наставником и Учителем для своего незримого ученика.

Когда-то моя еще совсем юная двоюродная сестра, мечтающая после окончания школы быть кем угодно, но только не творческим человеком, случайно услышала по радио пение знаменитой греческой певицы Иоанны Георгакополу, или просто Иоанны.

Это пение произвело на девочку столь сильное впечатление, что я стала свидетелем того, как у нее начал проявляться не просто «синдром поклонения кумиру», а нечто более высшей инстанции. Девочка преображалась прямо на глазах и, хотя до окончания школы было еще далеко, объявила родителям твердо и веско: «Я хочу стать певицей!»

Певицей в семье, где никогда не было певиц, а традиции в основном ограничивались на врачах и педагогах. Стать певицей, до четырнадцатилетнего возраста никогда раньше не пев, все свои внешкольные успехи до сих пор связывая только с победами на соревнованиях по легкой атлетике…

Конечно же все родственники и друзья восприняли с юмором заявление девочки, начав лишь помогать ей собирать пластинки и фотографии Иоанны.

Хотела бы стать Марией Каллас – тогда бы еще было понятно ее временное «опьянение» талантом певицы и это подспудное желание – чем-то походить на нее, но Иоанна – это же нечто совершенно другое.

«Помечтает – пройдет», – решили родители, но все-таки согласились оплатить уроки учителя пения для подготовки дочери к поступлению в музыкальное училище, ведь девочка к тому времени не училась даже в музыкальной школе.

Неизвестно по какой причине начавшееся поклонение кумиру привело к тому, что девочка окончила не только музыкальное училище, но оказалась в числе первых и в консерватории. А сейчас она не только ведущая певица одной из довольно известных филармоний, но и заслуженный деятель искусств, а главное – очень счастливый человек, счастливый благодаря своей творческой профессии, помогающей ей каждый день обнаруживать бездонность собственной души и дающей толчок к поиску этой бездонности у зрителей и поклонников ее неожиданно пробудившегося таланта, пробудившегося только лишь благодаря кумиромании – одной из стадий поиска детей своего собственного, еще не найденного, но обязательно имеющегося «Я».

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, поклоняющимся кумиру

  • Прежде всего, вспомнить свое детство и свою молодость, убедившись, что и у Вас было нечто подобное.
  • Постараться знать о кумире не меньше своего ребенка.
  • Акцентировать внимание ребенка на положительных качествах кумира, которые, как бы он ни был для Вас чужд, всегда можно найти.
  • Стать своеобразным «соучастником» кумиромании своих детей.
  • Если образ кумира, по Вашему мнению, антисоциальный, сделать все возможное для замены этого кумира на более позитивного человека.
  • Постарайтесь завуалированно контролировать фанатизм ребенка, следя, чему и кому отдает он предпочтение, смотря телевизор или же пользуясь компьютером, какие журналы предпочитает.
  • Даже под маркой учебы не соглашайтесь располагать компьютер и телевизор в детской комнате, где Ваш ребенок, как правило, предоставлен сам себе, и Вам трудно будет наблюдать за его предпочтениями.
  • Не превращайте кумироманию ребенка в «шпиономанию» за ним, пытаясь всеми правдами и неправдами проникать в его тайны.
  • Выясняйте причины его предпочтений, задавая прямые, но очень деликатные вопросы.
  • Добивайтесь того, чтобы ребенок доверял Вам и делился своими сокровенными мыслями о кумире, а не видел бы в Вас врага своего фанатизма.
  • Способствовать творческому подъему ребенка, вдохновленного своим чувством к кумиру.
  • Если кумиромания ребенка связана с проявлением его собственного таланта и поклоняется он человеку, достигшему в этой области творческих вершин, то это один из путей утверждения его собственной незаурядности, по которому Вам желательно пройти вместе с ним.
  • Помните, что кумиромания не болезнь-однодневка, у нее часто хроническое течение, но если Вы с мудростью отнесетесь к ее проявлению и найдете истоки ее появления, постепенно устраняя их, если они неблагоприятны для Вашего ребенка, она рано или поздно пройдет без существенного ущерба для подростка, не говоря уже о возможных преимуществах. Если же Вы попытаетесь расколоть и разбить это хрустальное чувство ребенка, последствия могут быть самыми плачевными.
  • Главное, чтобы ребенок не ощущал дефицита Вашей любви. И тогда кумиромания – это нормальное явление.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, поклонявшимся кумиру

  • Ругать, наказывать, высмеивать, запрещать…
  • Выискивать лишь отрицательные качества, не акцентируя внимание на положительных сторонах кумира.
  • Унижать и оскорблять кумира в присутствии ребенка.
  • Следить за ребенком, исполняя роль семейного детектива.
  • Пытаться контролировать даже мысли ребенка.
  • Специально выключать телевизор, когда в нем показывают кумира.
  • Запрещать общаться с друзьями-фанатами.
  • Высмеивать творческий подъем у ребенка во имя его кумира.
  • Демонстрировать свое равнодушие к судьбе ребенка.

Ситуация для родителей

Мама двенадцатилетней Насти запрещает ей говорить кому бы то ни было о своей любви к замечательной кинодиве Джулии Робертс, и девочке очень обидно, что она не разделяет ее чувств к знаменитой кинозвезде и к тому же не хочет, чтобы об этом знали другие. А сегодня, когда Настя все-таки начала рассказывать подруге что-то из биографии любимой актрисы, мама тут же отключила телефон, а разгневанная девочка в ответ высказала ей все, что за это время накопилось у нее на душе. В ответ мама заперла девочку в детской, угрожая ей, что если она не выкинет эту дурь из головы, то отведет ее к психиатру.

 Как надо бы было поступить в сложившейся ситуации на месте Настиной мамы?

* * *

«Не сотвори себе кумира»… Не сотвори! Не сотвори!

Всю свою сознательную жизнь я в разном свете вижу общепринятые Заповеди, предупреждающие нас о всевозможных искушениях, возникающих на пути людей, об общепринятых, хрестоматийных искушениях, не всегда облагораживающих человека. Но… «ничто человеческое мне не чуждо»… И одно дело, когда ты с молоком матери впитываешь в себя установку – «не укради», и совершенно другое, если ты установку – «не сотвори себе кумира» переделываешь на свой лад. Ведь те далекие времена, когда возникла эта заповедь, в конце концов, уже давно позади.

И если Бог и создал ее, чтоб выделить из массы языческих богов как-то себя, то речь в ней и шла о божественных кумирах, а не о наших, земных, будоражащих души современных детей, и вовсе не только лишь из-за осознания своей собственной неполноценности и незрелости личности такого ребенка, а из-за более высокого своего предназначения. И я вовсе не согласна с мнением тех, кто считает, что в слепой вере и слепом поклонении ребенка к кумиру он теряет собственное лицо и тем самым разрушает свое «Я».

Вначале мы творим себе кумиров, потом кумиры творят нас.

Так уж вышло, что, едва научившись читать, моим кумиром стала вечно живая серия книг «Жизнь замечательных людей», с плотностью населения, как в Поднебесной, благодаря которой я создала себе свою собственную Поднебесную, переселяя туда тех, без которых уже не могла обойтись, кумиров моих мыслей. Я не могу сказать, что отличалась большим постоянством, к кому-то давно охладела, кого-то продолжаю обожать до сих пор, пытаясь найти эликсир жизни, а лучше бессмертия, как в детстве, для буквально сразившего меня наповал своим нестандартным мышлением Виссариона Белинского. Хотя, казалось бы, по логике вещей моим кумиром из кумиров должен был стать не известный критик, а кто-то из тех титанов, которых он гениально критиковал. Но тем не менее я обожала больше всех именно Белинского…

В копилке моей Поднебесной еще до сих пор, наверное, тесно кумирам, когда-то поразившим мое воображение и не успевшим разочаровать, из-за которых готова выяснять отношения с другими, не менее известными и талантливыми людьми, но… почему-то не сумевших попасть в круг избранных мною кумиров…

Мои университеты продолжали и живые кумиры, неизвестно откуда вдруг попадавшиеся мне на пути люди-светлячки, превращающиеся для меня в светящиеся огоньки маяков, при альпинистическом преодолении препятствий во время «скольжения» по отвесным скалам судьбы.

Благодаря этим живым кумирам и мгновениям восхищения ими я писала почти все школьные сочинения по литературе в стихах и видела жизнь не только с изнанки, а во всех ее поэтических проявлениях. Мне до сих пор не понятна роль репетитора в процессе познания, в конце концов, он не подарит свою голову ученику. Но я отдаю всегда должное роли кумира, катализирующего это вечное человеческое желание – что-то познать, и не только самое необходимое в данный момент, но и что-то для завтра, что когда-нибудь вдруг пригодится в раскладке нашего жизненного пасьянса. Во всяком случае, мне это пригодилось.

Кумиры создавали мой характер, перелицовывая генные издержки… В меня внедрялось что-то от их установок. Все инородное мгновенно отвергала моя моральная иммунная система. Но симбиоз всех наших общих установок все время шлифовал мой мир.

«Спешите делать добро», – старалась сделать я девизом своей кафедры слова одного из самых ярких альтруистов на земле – доктора Гааза, чтоб сам доктор Гааз стал кумиром для моих студентов – будущих детских врачей, которым без альтруизма вообще нечего делать в медицине.

«Мне нужны живые спутники, которые следуют за мною, потому что хотят следовать сами за собой…» – прислушивалась я к словам Ницше, пытаясь следовать сама за собой даже в минуты отчаяния.

«Я не знаю, что такое “пройти мимо”, – подсказывал мне Александр Чижевский, когда мне, вопреки здравому смыслу, ради спасения кого-то приходилось идти «против течения».

«Мы в ответе за тех, кого приручили», – стало для меня новой заповедью благодаря «общению» с Антуаном де Сент-Экзюпери…

Словом, я за кумиров! Нет, нет, нет, не на похожую на запой кумироманию, а на точно дозируемую ее. Пусть это даже будет кумир на час, кумир-биодобавка.

Во всяком случае, кумиры пробуждают у Вашего ребенка веру в Чудо, дают ему надежду на него. А без надежды невозможно жить. Проблема только в том, где отыскать достойного кумира, чтобы ребенок, подражая, подражал высоким чувствам человека, а не был бы коленопреклоненным перед ничтожеством, расцвеченным пиаром.

Кумиры могут превратиться в лестницу наверх. И если даже чувство к ним не долговременно, не важно, главнее всего, чтобы Ваш ребенок оказался на солнечной стороне имиджа кумира и перенял бы эту солнечность его, раздвинув так границы собственного «Я», благодаря особой атмосфере восхищения, сравнимой только лишь с глотком озона… Озона, который называют многие сегодня «суперкислородом». А кислород необходим для жизни.

* * *

Наверное, из всех земных фанатов самым известным, самым преданным кумиру был знаменитый древнегреческий философ Платон, вознесший мудреца Сократа до небес. Когда-то в молодости знатный афинянин, пишущий стихи, услышав разговор Сократа с кем-то, внезапно так был потрясен умом философа, что после этого, швырнув написанное им в огонь, стал лучшим из учеником прославленного мудреца.

Когда ж народная власть афинян казнила его любимого учителя, возненавидев ее, ученик покинул родной город и основал в пригороде Афин первую в мире Академию. Мечтой философа было тогда формирование в стенах основанной им Академии другого, нового, особенного человека, в котором благородство сочеталось бы со справедливостью…

Создав свое учение и школу, Платон, которого так называли в молодости за ширину плеч, а потом за широту ума, всю жизнь продолжая «пережевывать» полученные от Сократа знания, пытался прославлять учителя, как мог. И вот прославил на века. Сократ стал «гражданином мира», которого придумал Диоген, ходивший в полдень с фонарем, чтобы увидеть Человека.

И этим Человеком может стать… Кумир ребенка…

Но еще лучше, если кумир Вашего ребенка уже является подобным Человеком.

В конце концов, за множество веков, наверно, фонарь Диогена наконец смог осветить хотя бы одного из тех, которые лишь грезились Платону, – особенного Человека, с симбиозом: и справедливости и благородства. А это главное, что Вашему ребенку необходимо от Кумира.

Подростковая гламуромания

Я уже давно не чувствовала себя такой отсталой и необразованной, с таким косным мышлением и консервативными взглядами, как при разговоре с маленькой очаровательной Ликой, которая, будь жив сейчас Чехов, своей красотой и обаянием, наверное, влюбила б его в себя, как когда-то ее тезка Лика Мизинова.

Мне мерещилось, что я из поколения динозавров случайно оказалась в сегодняшнем гламурном дне, потому что слово «гламур» было главным при разговоре с десятилетней девочкой, управляющей им так же лихо, как ямщик лошадьми.

И если для меня отблеск этого слова лишь означал елейную мишуру, а жизнь, окрашенная им, напоминала опереточную мистерию или подсвеченную блуждающими разноцветными огнями, наряженную, как щеголиха, рождественскую елку, для нее это уже был стиль жизни, хотя о каком стиле вообще еще можно говорить в столь юном возрасте, на заре перед восходом солнца своей будущей судьбы. Но тем не менее… это было именно так, потому что, если мне было совершенно безразлично, какой шарф или шарфик обнимает меня, лишь бы он «обнимал», грея, как мне хотелось, Лике важным казалось совершенно другое – его люксовый бренд: чтоб он был из «семейства» Burberry или Gucci.

Хорошо, что родители Лики могли ей потакать в ее стильных запросах, совершенно не свойственных ранее детям. Собственно, они не только лишь потакали, а, скорее всего, сами формировали такие запросы, ориентируя девочку не на роскошь общения, а на роскошь, чтобы обладать в жизни роскошью, недоступную многим другим, и таким способом выделяться средь них.

Лика мне в самом деле казалась не от мира сего, но не по интеллекту или же необычному образу мыслей. Я не видела в ней следов детства. У нее был продуман каждый жест, каждый взгляд, а манерам ее бы, наверное, позавидовала бы Мальвина, так и не сумевшая воспитать Буратино, как и внешнему виду маленькой дамы из времен знаменитой маркизы Помпадур.

В ее детской повсюду дремали глянцевые журналы, служившие Лике, очевидно, наставниками и гувернантками, начиная от «Киндербазара», диктовавшего детскую моду для гламурных детей, и кончая любимым журналом родителей, а особенно мамы – Cosmopolitan, ставшим чем-то похожим на библию, повествующую о гламуре, с его мифами и догматами на сегодняшний день.

* * *

А ведь действительно, если современные мальчики буквально с пеленок мечтают о хай-тек-игрушках, то девочкам грезятся не только они. У них есть и другие желания – стать хоть чем-то похожими на красавиц, которые на них смотрят все время с обложек самых модных журналов. Им хотелось бы так же блистать, как они, очаровывать всех, живя будто бы в сказке. Они многое могут отдать за гламур, хотя слово «гламур» придет позже, осознанно лишь в старших классах…

Ну а как же до школы? И до школы гламурная жизнь прельщает детей, как и взрослых. Они просто не знают о том, что это гламурная жизнь.

Пожалуй, каждая девочка из благополучной семьи, начиная с трехлетнего возраста или чуть позже, вступает в своеобразный «гламурный» период, который можно назвать «принцессо-барбинским», мечтая быть самой лучшей и самой красивой. Это период бесконечного переодевания и ношения маминых туфель, познания женских секретов: от магии женской помады до магии нежных духов. Любая девчушка согласна накрасить себе лаком ногти и даже припудрить свой нос. Причем девочки не просто подражают мамам, а в них просыпается женственность, которая снова способна заснуть.

Заснет ли она или окончательно проснется в дальнейшем, зависит от многих причин, и прежде всего, конечно, от отношения к этому инфантильно-интуитивному кокетству родителей, осуждающих или приветствующих его.

И если такое кокетство Вас лишь забавляет, Вам ясно, что это – ступенька развития, Вы дочери дарите бальные платья и даже косметику, конечно же детскую и безопасную.

А Ваша дочь вдруг ощущает себя в бальных платьях принцессой из сказки, кружась и танцуя, пытаясь понравиться всем. Принцессой быть – это какое-то чудо! Ведь с ней происходят одни чудеса. Она так нежна, так хрупка, так чувствительна, что ей помешает горошина даже под сотней перин. Она так изящна, красива, нарядна, что ей обязательно встретится принц.

Она знает все, не умея при этом вообще ничего. Зачем ей уметь, когда сделают слуги…

В зависимости от того, как Вы будете реагировать на затянувшуюся стадию этого инфантильного кокетства, которую пытались разжечь сами, подбрасывая в топку массу аксессуаров для нее, от кружев до духов, увлечение своей неотразимостью может сопровождаться у дочери от почти хрестоматийного комплекса Электры, когда мама, возбудившая в девочке женственность, выглядит как соперница по отношению к папе, до модного ныне комплекса потребительницы – все для удовлетворения прихотей обожаемого ребенка.

Затянувшаяся «принцессо-барбинская» стадия – это также и путь к нарциссизму. Вашей дочери мало, чтоб ей все любовались. Она стала уже любоваться собою сама. Казалось бы, вера в свою неотразимость повышает самооценку девочки, что само по себе хорошо. Но нюансы повышения самооценки в данном случае не самые приемлемые – возвышение себя над остальными, нечто вроде мании величия. Но стоит ли уже на «тренировках» своей будущей гламурной жизни зарабатывать себе какую-то манию, быть может, даже приятную, когда в гламуре не должно быть изъянов. А мания – это изъян, да при этом еще и какой…

Если родители трезво смотрят на складывающуюся ситуацию и один из начальных этапов развития женственности у ребенка, то и это самолюбование, и желание возвыситься за счет бутафорских преимуществ – книксенов, суперпочтительных поклонов и бальных платьев – у их дочерей в дальнейшем может лишь перерасти в хорошие манеры и изрядный вкус.

Но когда на этом заостряется внимание, этому все время потакают… это лишь приветствуется… Когда мама с папой в самом деле превратились в слуг, да еще и в отменных… Ваша дочь действительно становится «принцессой», но не в самом лучшем смысле этого понятия. И тогда «принцессо-барбинский» период может затянуться навсегда.

Почему этот период кажется мне «барбинским»? Потому, что куклы Барби сейчас стали эталоном красоты для девочек. Да к тому же они ассоциируются у детей с принцессами. Среди этих кукол и им подобным в самом деле появилось множество принцесс. И красивых… до невероятности! Им бы только в глянцевый журнал! Эти куклы так походят на роскошных дам оттуда… Или, может, эти дамы нам напоминают кукол своей виртуальной нереальностью?

Но они ж реальны! Посмотрите! Их портреты, подписи под ними… Их наряды, виллы, яхты и «феррари»… Их сияние, их блеск, очарование, высвеченные талантливым фотографом.

Они где-то рядом, но не с Вами… Они где-то рядом, но… не здесь… В этом их гламур, их ослепление… Они в самом деле ослепили Вас, но не лампочкой карманного фонарика, а потоком света от прожектора… Ослепили так, как ослепляет солнце… Ослепили своей полированной гламурностью.

И конечно, если Вы уже давно встали на ноги, трезво мыслите, то, прочитав о них, может быть, вздохнете, позавидовав или же интуитивно пожалев, вновь занявшись нужными делами. Ну а Ваша девочка-подросток! Как прикажете ей Вы сегодня устоять перед этим призрачным великолепием? Где ей взять для этого иммунитет? И она мечтает… жить гламурно, вести эту сказочную жизнь, где есть только лишь блеск куртизанок и при этом нету нищеты.

Вообще, само слово «гламур» в переводе с английского означает нечто типа «очарование, блеск, роскошь». Оно возникло в Средние века как вариант французского слова «грамматика». И даже сегодня в Оксфордском университете Вы можете встретить профессоров of glamour (грамматики).

Однако значение современного слова «гламур», покорившего мир, далеко от грамматики. Гламур – это просто грезы и «показная роскошь», «ослепляющее великолепие» и «полированная действительность». Гламур – это «розовый туман»… волшебство… Это своеобразная бутафория… Гламур – это позолоченное папье-маше.

И к сожалению, это папье-маше благодаря роскошным глянцевым журналам становится образцом подражания для блуждающих в поисках имиджа и харизмы подростков. Красиво жить, подражая кому-то, всегда было свойственно людям. Вначале пытались подражать аристократам, потом жизни звезд.

В сороковых годах прошлого века появился даже термин glamour of Hollywood, открывший целую эпоху гламура в кино и демонстрирующий атрибуты гламурной жизни: от ухоженной, красивой внешности до бриллиантов и роскоши… Это был образ жизни потрясающих голливудских кинодив.

Страсть к подражанию в основном женский удел. Бурление женственности требует имиджа.

В начале XX века почти всем хотелось стать женщиной-вамп подобно известной тогда танцовщице Айрин Кастл, создавшей такой образ женщины. Затем начали подражать Рите Хейуорт – звезде Голливуда. Чуть позже уже идеалом была Элизабет Тейлор. Пленяла гламурностью Мэрилин Монро. Сегодня гламур – эталон высшей женственности, доступной лишь избранным и посвященным, имеющим свой этикет.

Гламур, как вода, проникает во все, не только в косметику, моду… Гламурное фото, гламурный пейзаж, гламурная женщина, гламурная жизнь… Гламурная жизнь для гламурных людей… Смотрите же, как им живется. Листайте страницы журналов – Glamour, Elle, Cosmopolitan… И им подражайте… Но как?

Как следовать этому широко навязываемому стереотипу, как жить в обществе брендозависимых людей, когда тебе только четырнадцать и ты опьянен такой перспективой, а средств для нее не хватает? Как может очаровать собой кого-то самая красивая девушка, не имеющая в своем гардеробе модных фирменных вещей?

Теперь уже детские бальные платья как новый наряд короля в сравнении с тем, что диктует гламур. А неокрепшая психика Вашей дочурки, растущей «принцессой», желает немедленно – все и сейчас. Хорошо, если Вы VIP-родители и у Вас есть на это возможность. Но таких девочек с такими родителями единицы, а хотят очень многие. И девчонки, забросив учебу, ищут выход, пленяясь мнимыми ценностями.

Период половой зрелости у девочек с установкой на гламурную жизнь таит в себе много опасностей. Теперь они уже осознают, что за бальные платья принцесс как-то надо платить, да притом не заботливым родителям. Что их ум, красота, грациозность только аксессуары к чему-то неведомому. То, что женственность, прежде всего, это деньги: дорогая косметика, дорогой макияж, дорогие вечерние платья… То, что Золушкой могут быть все. А принцессами вряд ли сегодня станут те, для которых подходят хрустальные туфельки…

Опьяненные возможностью жить, подражая журналам и мечтая о принцах, но уже не в образах пап, девушки, зараженные гламурной жизнью, ищут способы торговать внешностью. Их мечты – это подиум, деньги, успех и погоня за призрачным счастьем, счастьем в облике миллионера. Пусть он будет старик, развалюха… Главное – это щедрость… роскошная жизнь в сфере траты финансов, а вовсе не заработка. И, гоняясь за призраком и миражами, девочки попадают в притоны, секс-рабыни, в какие-то шайки… Начинают, едва лишь созрев, половую жизнь, чтоб стать взрослее.

И у тех, у кого есть возможность без этого окунуться в гламурную жизнь, тоже одни проблемы – не продешевить, выбирая на время какого-то спутника.

Если тянет гламурная жизнь уже с детства, преимущество только лишь в том, что ребенок следит за собой, своей внешностью, учится танцевать, музицировать, чтоб хоть этим привлечь других к своей особе. У ребенка какая-то цель.

Девочке очень хочется походить на счастливицу. Ей неведомо, что гламур – это обман, гламур – это мираж, это – грезы… Быстротечен и временен. А как только достигнешь, то боишься его потерять. Страх потери тебе не подвластен. Оттого ты и держишься крепко за него, как за мамину юбку…

Да, гламур – заблуждение, искушенный обман. Макияж прячет твое лицо, его прелесть. Запах модных духов заглушает твой, девственный… Украшения лишь отвлекают тех, кто хочет тебя созерцать. А роскошное платье диктует тебе, как вести себя в обществе равных, и ты смотришь на всех свысока, когда на тебя так же смотрят другие.

Безусловно, гламур – это определенное дистанцирование от «негламурных». Я бы даже сказала – подчеркнутый способ пренебрежения теми, кто не смог дорасти до него. Это избранность, кастовость, поклонение отполированной и подслащенной изысканной роскоши. Но такое прозрение придет не в четырнадцать, а чуть позже, когда потеряешь друзей, свою неповторимость, свою естественность, превратившись в гламурный шаблон. Когда ты вдруг поймешь, что духовность не сияющий глянец и блеск. Ярче солнца блестит мишура. И твой глянцевый мир полон ей.

Истинный гламур – нечто другое. Это вовсе не высокомерие, а возвышенность чувств, не снобизм, а его отрицание. Но с гламурной душой надо просто родиться, что, конечно, удел не толпы соблазнителей и соблазняющихся, покупающих этот гламур. Гламур – это лишь форма, а важно содержание. Гламур – это не просто красивая жизнь, а окошко в утопию жизни.

И поэтому немудрено то, что дети, как мы, начали заражаться этой очаровательной гламуроманией, подтверждающей нам то, что «жизнь прекрасна, и она удалась».

«Дети стали новыми жертвами люксовых брендов» – гласят заголовки газет.

И действительно, даже конструкторы Lego перестали манить уже взоры современных детей так, как различные fashion-марки. И на фоне охлаждения взрослых людей к fashion-лейблам, пресытившихся уже ими, этот детский «телячий» восторг перед роскошью заставляет переориентироваться знаменитые марки на детскую клиентуру. Ведь гламурные мамы и папы не откажут в покупке гламура своему гламурному чаду. Так что эра гламура еще не иссякла, у нее есть достойные продолжатели рода, не желавшие уже носить за спиной свои школьные ранцы, а мечтавшие ходить сейчас даже в школу с сумками от Birkin.

* * *

Мама Лики, войдя в ее комнату, принялась уточнять у меня, что могу я сказать о гламурном романе «Casual». Это первый гламурный роман в ее жизни о русских.

– А «Евгений Онегин» Вам еще неизвестен?

– Но при чем здесь «Евгений Онегин»?

– Это был, очевидно, первый русский роман с описанием гламурной жизни. «Casual» – блеклая однодневка, а «Евгений Онегин» прославил гламур навсегда. Правда, в нем еще не было слова «гламур», но зато была сущность гламура. А сегодня оно как приманка для всех. Рейтинг книг повышается, если автор его нам приводит в названии. Вы, наверно, читали книги «Дети гламура», «Гламурная жизнь» или даже «Сенатский гламур»… Раньше сексом пленяли в названиях, а теперь перекрыл все «гламур».

– А Вы видели «Секс в большом городе»?

– Не хватило терпения посмотреть все. Правда, там потрясающий был симбиоз, симбиоз секса вместе с гламуром, то, что надо сегодня для многих, смысл жизни для «лишних» людей.

Неожиданно мама заметила, что у Лики разбито колено.

– Что случилось?

– Да просто Сережка гонялся за мной. Я бежала, а он мне подставил подножку. Я упала…

– Кто же разрешил, Лика, тебе так вести себя в школе? Ты забыла, как надо вести себя девочке твоего круга? Чтоб у девочки в шелковом платье разбивались колени!

Мама негодовала, а меня потрясло, что она не жалела ребенка, а читала ей только нотации об этикете, неприемлемом еще для таких детей, превращающем детство в прокисшую старость. Так что эта гламурная жизнь – даже с изнанки шиворот вся навыворот. И коленки со шрамами детства здесь совсем не уместны, как шероховатости, портящие зеркальную гладь блеска глянца.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя с ребенком, мечтающим о гламурной жизни

  • Поощрять просыпающуюся женственность девочки или девушки, но не как ее достояние, а как ступеньку естественного развития.
  • Не ставить знак равенства между проявлением женственности и облачением этой женственности в золоченые рамы.
  • Объяснить, что шарм женщины – это не умопомрачительные наряды и сногсшибающая косметика, а присущее ей от природы естественное обаяние.
  • Следить за осанкой ребенка.
  • Поощрять увлечение балетом, бальными танцами.
  • При любой возможности дать понять, что сиять и блистать можно в любом обществе, причем самый таинственный блеск – это блеск интеллекта.
  • Объяснять, что «звездная жизнь» – это, прежде всего, большой труд. И она не любому бывает по плечу.
  • Поощрять школьные занятия и увлечение школьными предметами.
  • Во время «принцессо-барбинского» периода подыгрывать девочкам, учить их изысканности, этикету, не делая из всего этого культа.
  • Покупать одежду, учитывая вкусы ребенка.
  • Если взрослая дочь увлеклась вдруг гламуром, подражая кумиру и листая журналы, а у Вас нет средств на него, понять то, что все это веяние времени, не ругать, не высмеивать, а обсудить все возможности осуществления ее мечты. Может быть, это завтра станет возможным. Но сегодня другие проблемы: учеба, подготовка к экзаменам, вуз.
  • Если вдруг Ваша дочь под воздействием гламуромании ищет принцев в любом встречном и поперечном, объясните, какие последствия могут ей принести эти связи.
  • Не ругайте за флирт и кокетство и вульгарный по Вашим стандартам макияж.
  • Сделайте все возможное, чтобы девочка не заразилась также «подиумманией» из-за сказочной жизни, не сбежала б из дома из-за споров или же разногласий между Вами и ею, не впала б в депрессию.
  • Объясните ей ценность бриллианта и сравните ее с фианитом.
  • И старайтесь, чтоб дочка училась в такой школе, где семьи примерно имеют такой же достаток, как ваша, и дружила б с детьми из семей сходного социального статуса.
  • Помните, что гламурности также подвержены мальчики, только их «макияж» проявляется больше в комфорте.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком, мечтающим о гламурной жизни

  • Насмехаться над ребенком и высмеивать его мечты.
  • Поощрять, не имея для этого достатка.
  • Лезть из кожи, отказывая себе во всем ради фирменных платьев для дочери.
  • Отправлять ребенка из семьи с невысоким достатком в элитную школу. Культивировать это желание.
  • Учить флирту, кокетству и не придавать никакого значения интеллекту ребенка.
  • Вместе с Вашим ребенком бесконечно вздыхать над гламурностью жизни других и толкать, как возможно, в пучину этой жизни, не подготовив заранее к ней.

Ситуация для родителей

Собираясь на школьный вечер, четырнадцатилетняя Стелла неожиданно порвала модные капроновые чулки. И какие чулки только ни предлагала ей мама взамен, все были не такими, какие нужны. Да и в магазине недалеко от дома их тоже не оказалось. И тогда Стелла решила не идти на вечер, который ждала целый месяц, не желая быть хуже других, хотя эти чулки все равно бы никто не увидел, они б полностью все были б скрыты под брюками. Правда, мама одобрила ее решение.

 Какой бы выход подсказали Вы девочке, оказавшись на месте ее матери?

* * *

Мне опять довелось пойти в гости к моим старым гламурным знакомым, где собралось гламурное общество бывших секс-секретарш, стюардесс, топ-моделей, тех, кто смог себе сам обеспечить гламурную жизнь, переданную им вовсе не по наследству.

Как всегда, обсуждались гламурные темы: кто разводится с кем, каково состояние будет у разведенной в дар от бывшего мужа; кто купил что в последнее время дороже других, какой фирмы и марки… Я заранее знала клише всех их мыслей в нашем разнообразии жизни, как пресны они и как безлики на сияющем фоне их бытия, где заранее все им известно: кому руку подать, кому нет… Они внешне все были гламурны, а внутри – пустота, пустота и фантомы их душ в позолоченном папье-маше… Им навряд ли возможно понять, что мужей они могут лишь только завлечь своей внешней гламурностью, но удержать можно только гламурностью мыслей… А блеск мыслей не каждому дан, это, видимо, все же врожденный гламур, для которого самый изысканный лейбл не подходит, у которого свой «фирменный» логотип, логотип блеска неповторимости их, опьяняющего остальных всех мышления.

Неожиданно вдруг почему-то в гостиную прибежал сын хозяев, гламурный подросток двенадцати лет, объявив всем торжественно, что у него теперь больше не будет прыщей.

Его мама нам всем уточнила, что сумела добиться от сына всего: всех хороших манер – вплоть до сдерживания им в нужный момент всевозможных эмоций, и не только одних негативных, даже радость он может при всех подавить… Или же, как сейчас, дать понять о ней всем. Нанимали для этого даже специально лучшего специалиста… Стать гламурным мешали ребенку только юношеские прыщи. Но другой специалист за огромные деньги помог также и в этом. В общем, парень что надо, взгляните теперь на него…

Все смотрели с восторгом, уточняя, к кому надо им обратиться со своими детьми. А я лишь поняла, что гламурная жизнь – это жизнь без прыщей и эмоций.

Без прыщей, мне понятно, но как без эмоций может выжить вообще человек, а тем более дети.

Тут же вспомнилась сразу история из счастливого детства Ее величества Елизаветы Второй, нынешней королевы Великобритании, как она в знак протеста против разных придирок учительницы вылила на свои золотистые волосы почти целую бутыль с чернилами… вопреки правилам этикета.

Правда, эта гламурь была все-таки – королевской гламурью будущей королевы туманного Альбиона. Ну а нашим гламурным сегодняшним дамам с их стандартными, но далеко не такими родословными нынче присущ совершенно иной блеск гламура – ставшее почти клиповым уже мышление и коллаж установок из их прежней жизни «секретарш» вперемешку с новыми установками из их новой жизни, с установками нынешних дам, пускай даже не великосветских, но дам, занимающихся воспитанием собственного ребенка, исходя из рецептов гламурных журналов, где нет места гламурности мыслей, зато все так заманчиво для будущих Золушек, для которых не важен размер башмачка.

Элитный ребенок

А для этих детей быть гламурными – норма, если этого лишь пожелаешь. У них нет тормозов, нет и предохранителей, у родителей их деньги льются рекой, да к тому же еще положение их постоянно обязывает выделяться. А гламур – это деньги, потом остальное. Выбери только лишь себе имидж.

Безусловно, и это уже не секрет, что резкое расслоение российского общества на бедных и очень богатых коснулось и жизни ребенка. И если в большинстве зарубежных стран о таком расслоении пытаются умолчать, в России это демонстративно подчеркивают, и даже младенцы уже понимают, что их жизнь отлична от жизни других. А с возрастом это понятие ярче. Причем расслоение зависит не столько от дохода родителей и степени их платежеспособности, как от занимаемой родителями должности и их статуса в обществе.

VIP-дети, или элитные дети, это не столько дети новых русских, а дети, прежде всего, политической элиты и крупных чиновников. Дети, пожинающие плоды успешной деятельности своих родителей и принимающие это как должное, как будто бы это они, а не папы и мамы достигли небесных высот. Хотя в основном это все-таки больше папины, а не мамины сынки или дочки, потому что, как правило, мамы в их семьях – приложения пап.

Это дети министров и мэров, очень крупных политиков и дипломатов, бизнесменов и звезд шоу-бизнеса – словом, тех, кто всегда и у всех на виду, за кем пристально все наблюдают, кто является вечным объектом папарацци всех рангов и разных мастей.

Жизнь этих детей – под конвоем охранников, нагнетающих страх, каждый миг подтверждающих их исключительность, важность своей персоны.

Эти дети с рождения знают, что их папы «великие» люди, что таких пап раз-два и обчелся, что они в касте «избранных» и эта избранность позволяет им больше, чем многим другим. А другие все те, кто живет на земле. Но не те, а они – небожители.

У них только права и почти нет обязанностей. Их достоинство все заключается в том, что им выпало счастье родиться в тех семьях, где сумел уже кто-то из близких проложить в поднебесье лыжню.

К сожалению, большинство современных VIP-детей ведут с детства лишь «сливочный» образ жизни, презирая всех тех, кому он не доступен. Причем это высокомерие прививают им люди, которые сами когда-то в основном вышли или же из трущоб, или же из хрущевских квартир. Но их новая жизнь на виллах, в блеске славы, стерла прежнюю серую жизнь. Причисляя себя теперь уже к элите, сравнивая свое положение в обществе с положением аристократов, большинство из родителей этих детей вряд ли знают, что аристократия – далеко не синоним российской элите.

Да, к элите всегда относились люди знатного рода и многого достигшие, находящиеся на высших ступенях нашей иерархической лестницы, так же как одаренные и гениальные, покорившие мир своим даром.

Но элита из знатного рода выделялась своими обязанностями, а совсем не правами. Дети же современной российской элиты в основном знают только права. Собственно говоря, эти дети вряд ли чем-то вообще б отличались от многих ровесников, если б только не их воспитание по типу кронпринцев.

Моя юная собеседница Сонечка вот уже целый час жалеет подругу, от которой ушел ее папа, и теперь уже Таня не сможет ходить в свою школу, которую любит.

– Почему же не сможет ходить? – уточняю я у второклассницы.

– Туда можно лишь ездить, туда не пойдешь, а у мамы ее нет машины. Не забрала машину у папы. И к тому же у мамы нет денег, а у папы она не берет.

И Сонечка рассказывает мне современную сказку из сказок «Тысячи и одной ночи» про школу ее любимой подруги.

– В этой школе есть даже конюшни и планетарий, – восторгается девочка и… пытаясь уложить меня на обе лопатки, продолжает: – Также чайные домики… Правда, здорово! Во как живут! – не то удивляется, не то завидует Сонечка.

И только тут я наконец начинаю понимать, что речь идет о самой престижной школе в России – Первой московской негосударственной гимназии на Николиной Горе в районе Рублевки.

Об этой школе я наслышалась уже вдоволь: и об электроограждении, и об обзорной вышке. И о том, что в каждом классе имеются видеокамеры, хотя за детьми и так следят их телохранители. И о массе психологов, охраняющих школьников от школьных стрессов, а вернее, от жизни, ее негатива, посыпая все горькое сладкой пудрой.

Охраняет от жизни здесь также охрана. Какова ее численность – не перечесть… Тем не менее телохранители тоже постоянно готовы спасать… своих маленьких и шаловливых хозяев от превратностей жизни… И даже машины, на которых привозят этих детей, в основном все бронированные.

Не имея контактов с «простыми» детьми, эти дети не меньше других хулиганят. Балуются. Шалят, сквернословят, иногда позволяют себе и такое, что другим не придет просто в голову.

Девиз многих из них – вседозволенность. Вседозволенность и распущенность.

Причем эту всех потрясающую вседозволенность культивируют не одни лишь родители, но и взрослые вокруг них, даже учителя, не всегда находящие в себе мужество высказать обо всем свое мнение. К сожалению, кредитоспособность родителей нивелирует принципиальность людей, пользующихся денежной «благотворительностью» за свою же работу, что понятно буквально уже с колыбели отпрыскам из подобных элитных семей, избалованным, как барчуки.

Воспитатели, учителя для такого ребенка – что-то вроде мишеней. Вообще, интеллигенция – второй сорт, и не более.

Ведь всезнайки-интеллектуалы не в силах позволить себе даже одеться в модных бутиках и покупать дорогие машины. Пользуются метро и автобусами. И при этом в то время, когда их питомцы-первоклассники ездят на «мерседесах», «БМВ» или же «ягуарах» и «бентли», не говоря уже о других самых престижных марках машин.

Так за что же тогда уважать их, за то, что не смогли приспособиться к жизни? И чему они могут тогда научить детей из необычных элитных семей?

Собственно говоря, это, скорее всего, мысли мам или пап, а совсем не ребенка, но озвучивает их он.

Вседозволенность часто делает детей дерзкими и разнузданными. Став подростками и превратившись в так называемую золотую молодежь, они или пытаются прожигать свою жизнь, или просто мечтают самоутвердиться путем отрицания опыта своих родителей, перестав наконец быть лишь только их тенью.

Да, безбедная жизнь элитных детей, выполнение мамой и папой всех их прихотей, тем не менее, превращает их просто в заложников или жертв амбиций родителей, их стремления к власти и накопительству, их стремления к славе и псевдопопулярности, и конечно же их тщеславия.

– КАКИМ должен быть месячный бюджет модного тусовщика?

– Все зависит от человека. Предела нет. Можно за ночь прокутить машину. Хоть «мерседес». Легко.

– ЭТО как так легко? Очень даже сложно представить!

– Ну как? Во-первых, надо снять стол заранее. Вносишь нужную сумму и на нее пьешь, ешь, куришь кальян. Когда депозит заканчивается, доплачиваешь.

– А СКОЛЬКО стоит столик?

– В «Раю» десять тысяч, в «Дягилеве» – 15 тысяч.

– ДОЛЛАРОВ?

– Ну конечно.

– А САМЫЙ дешевый сколько?

– Две тысячи. Дальше. Можно заказать шампанское по пять тысяч «зелени» за бутылку. Но я шампанское не люблю. Вообще, стараюсь жить экономно. Но в то же время ни в чем себе не отказываю. Если я отдыхаю, то на все 100.

Ольга Вандышева.

Из интервью с сыном одного из депутатов Думы

Не все дети способны привыкнуть к морали мам и пап с двойным дном. К постоянным любовницам… к постоянным любовникам… И хотя они все из тепличных условий, тем не менее, чуть повзрослев, многие ищут риск в экстремале, занимаясь опасными видами спорта, чтоб хоть в них утвердить свое «я», или же начинают вдруг курить сигареты и элитную «травку» и забавляться игрой с автоматами… Фактор денег ведь их не смущает. Правда, в Англии, для элитных детей от 14 до 16 лет, например, журнал Cosmo Girl вместе с компанией Capital Vip стал устраивать вечера, куда даже приходят наследные принцы, где наркотики и алкоголь под запретом и за этим обычно наблюдает охрана.

Нет, не все эти дети желают всю жизнь приспосабливаться к атмосфере елейного подхалимажа или же неприкрытого, ложного лицемерия.

Что еще отличает элитных детей – вероятно, отсутствие зависти, социальной, конечно, ведь, как правило, все же завидуют им.

Еще также – хорошее образование, и не только в России, но и за рубежом. Безусловно, отличный старт в будущее.

То, что «золотая молодежь» не может жить без тусовок вовсе не значит, что они какие-то ненормальные. Среди них много вполне образованных и достойных личностей. Но, несмотря на большие возможности, они не могут ничего в своей жизни контролировать. Им все уже дали их богатые и высокопоставленные папы – и деньги, и рамки существования. Им ни к чему стремиться доказывать свою состоятельность. Эта безысходность сродни безысходности деревенских жителей, которые находят выход в том, чтобы водку пить и морды бить.

Наши «мажоры» живут в неизведанном поле. Их родители – элита в первом поколении, в отличие от западной аристократии понятия не имеют, как готовить детей к богатой жизни. Поэтому детям и остается самовыражаться с помощью ночных клубов. Но такое взросление – через прожигание жизни – может превратиться в наркотическую зависимость.

Борис Новодержкин, психотерапевт. «Папы за них все решили. Диагноз»

Им открыты дороги в Гарвард или Оксфорд, если кроме валюты есть еще интеллект и желание его использовать.

Они могут без всяких препятствий продолжить династию и трудиться во благо общего дела.

Им везде помогают протекции, им везде помогают знакомства, им везде помогает фамилия. Чем известнее она, тем больше. Хотя некоторые страдают из-за громких фамилий, мешающих им прожить жизнь по собственным своим сценариям, как, к примеру, старший сын Альберта Эйнштейна Ханс Альберт.

Что мешает общаться простому ребенку с причисляющим себя к элитным?

Если он уже понял, что он – высшая каста, его спесь и заносчивость, высокомерие и презрение к тем, кто живет не как он.

Вседозволенность, пренебрежение, наглость, психология, что все возможно купить. Поклонение почти уже до абсурда золотому тельцу, ублажение им бесконечных желаний. Знание всех своих привилегий, хотя их заработали для них отцы.

И боязнь окунуться в свободу без охранников-телохранителей.

Говоря про элитных детей, хочется всем напомнить, что часто они просто временщики, так же как их родители, те, которые нынче сидят на коне, хотя завтра, возможно, их кто-то почему-то вдруг сбросит с седла.

Это дети, которым приходится постоянно плясать под дудку родителей, чтоб кичиться безмерною милостью их перед равными им в этих плясках, а потом, получив эту милость, путать – кто же они в самом деле: может быть, бремя власти или славы родителей – их по праву, они ведь их дети. Так зачем же стремиться им что-то достичь, когда и так уже все достигнуто. Лучше просто использовать все эти блага.

Многие, как умеют, используют, не пытаясь задуматься о завтрашнем дне, им прекрасно живется уже в настоящем. Многие, но не все… что дает хоть какую-то все же надежду, что элита продолжит элиту, причем не бутафорскую… подлинную.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком из элитной семьи

  • Объяснять ему, что, кроме прав, имеются и обязанности, что заслуги родителей не его, что важно сострадание, а не высокомерие.
  • Помогать ему самоутвердиться, чтоб не быть вечной тенью отца, даже если отец и министр.

Что с этой публики взять: они росли и формировались, стоя по горло в роскоши, которой их без устали обливали папы и мамы. Но сами-то родители – российские чиновники и миллионеры – должны бы знать, что нечто похожее уже давным-давно происходило на Западе. И оргии «золотой» американской молодежи во времена Великой депрессии стали одной из раздражающих искр, едва не вызвавших социальный пожар. Но заокеанские толстосумы опасность быстро распознали. И с тех пор (из чувства самосохранения) гонят своих отпрысков на работу с молодых лет – официантами, посудомойками. Ума набираться. И знаете, помогает… А наши пока лишь торопятся наесться ананасами и сжевать побольше рябчиков. Ведь могут и не успеть! Из истории мы это хорошо знаем…

Андрей Баранов.

Реплика в тему: «Ананасы с рябчиками»

  • Учить пользоваться деньгами во благо, а не во вред.
  • Поощрять увлечение ребенка спортом, гуманитарными или точными науками.
  • Вызывать мотивации поиска собственного смысла жизни и выбора собственного пути.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком из элитной семьи

  • Все время подчеркивать при разговоре с ребенком особое положение их семьи по сравнению с другими семьями.
  • Культивировать в нем высокомерие и снобизм, презрение к малообеспеченным слоям населения.
  • Потворствовать кутежам и любым способам прожигания жизни.
  • Запрещать общаться с детьми, находящимися ниже его на ступеньках социальной лестницы.

Ситуация для родителей

Когда шестилетний Антон, побывав в гостях у бабушки с дедушкой, показал дома подарок, который ему подарил сосед бабушки с дедушкой, недовольная мама Антона начала укорять мальчика, запрещая ему брать подарки у бедных людей. Они все покупают плохое, дешевое, а дешевые вещи тебе не нужны.

 Правильный ли урок преподнесла мать Антону?

* * *

VIP-ребенок, элитный ребенок или же из семьи новых русских…

Здесь такая тончайшая грань, здесь так зыбки нюансы, что можно запутаться, так и не различив, кто из них – все же кто…

Но различие есть между ними и Вашим ребенком, если он не в числе кем-то «избранных», не в числе «золотой молодежи».

Вообще, само понятие «золотая молодежь» начало свое шествие по миру после Великой французской революции, когда так стали называть сынков «нуворишей», пределом желания которых было наслаждение жизнью. Эти состоятельные бездельники, дети разбогатевших мещан, прожигатели жизни, только и посвящали свою жизнь этому прожиганию, пользуясь благосостоянием собственных родителей и не оставляя после себя никакого следа, кроме этого.

Пережив уже два столетия, «золотая молодежь» франтов-белоручек продолжает свое шествие по земле, пользуясь объедками с барского стола своих родителей или же заставляя питаться этими объедками своих предков, занимая за них эти барские столы.

Но не все представители «золотой молодежи» прожигают свою жизнь, как сын знаменитого актера современности Жерара Депардье, воскресившего нам иллюзию о встрече с графами Монте-Кристо.

Гийом Депардье, отсидевший даже в тюрьме за употребление и распространение наркотиков, участник бесчисленных дорожных аварий, одна из которых стоила ему ампутации ноги, не перестал обвинять во всех своих многочисленных несчастьях всемирно известного отца, продолжая множить эти несчастья своей разгульной жизнью.

Сын Алена Делона Энтони, бывший наркоман и алкоголик, не в состоянии выйти из депрессии из-за того, что не может добиться популярности своего отца, решив продолжить семейную династию.

Правда, есть и представители бывшей «золотой молодежи», живущие не только благодаря пеплу славы известных фамилий, но и продолжавшие прославлять эти фамилии своими достижениями самостоятельно. Взять хотя бы бывшего президента США Буша-младшего, продолжившего дело своего отца, также президента Америки Буша-старшего.

Одним из знаменитых детей Белого дома был также Роберт Линкольн – сын Авраама Линкольна, занимавший высокие посты в правительстве.

В то же время Патриция Рейган – дочь Рональда Рейгана всю жизнь яростно критиковала политику собственного отца, став необыкновенно популярной благодаря этому.

Во всяком случае, она хоть что-то, но делала, а не просто пользовалась благами знаменитой фамилии.

* * *

Говоря о VIP-детях, мне невольно вспомнился случай, когда как-то во время ночного дежурства в больнице меня срочно вызвали из приемного покоя в пульмонологическое отделение со странной просьбой – перевести шестилетнего мальчика с острым бронхитом в клинику психиатрии.

Ничего не понимая, что могло быть общего между бронхитом и такими изменениями в психике шестилетнего ребенка, что его в двенадцать часов ночи срочно надо было направлять на осмотр к психиатру, я мгновенно побежала в отделение.

В ординаторской сидел какой-то мальчик – щупленький, невзрачный, полусонный, с красными, опухшими от слез глазами, рядом с раскаленной, как железо, медсестрой, очевидно, той, что вызвала меня.

– Это Вы здесь главный врач? – спросил меня по-взрослому ребенок.

– Я сказала тебе – главный, – не на шутку рассердилась медсестра.

Убедившись, что я «главный…», шестилетний мальчуган протянул мне, как по этикету, руку и представился:

– Кирилл Розанцев… Я сын главного редактора главной газеты.

В той газете был действительно главный редактор с этой же фамилией. Я его прекрасно знала, и не понаслышке, а воочию, работая еще со школы в качестве внештатного корреспондента у него. Но Кирилла довелось увидеть в первый раз.

– Что случилось, Кирилл? Уже полночь, почему ты до сих пор не спишь? – совсем не традиционно начала я собирать анамнез у настолько здравомыслящего мальчика, что он даже помнил, кто его отец.

– Я не буду спать в вашей больнице вместе с остальными детьми, – возмущенно заявил Кирилл.

– Видите ли, для него нужна отдельная палата, – не могла сдержаться медсестра, вся кипевшая уже внутри от своей раскаленности.

– Вы должны им приказать, – действительно потребовал мальчишка, – чтобы дали мне отдельную палату, я же сын…

И он вновь стал перечислять звания и должности отца, человека столь демократичного, что я даже школьницей входила со статьями в его кабинет, едва постучав и без звонка. Почему ж он собственные лавры перевесил вдруг на шею сына, еще несмышленого совсем? И, увешанный чужими лаврами, мальчишка так довел медперсонал, что его считают невменяемым. Бедный, маленький, дутый пузырь, вернее пузырек.

– Кирилл, я, конечно, учту твою просьбу, но лишь завтра. А сейчас пойдем со мной в палату, где ты будешь только до утра, – попыталась я хоть как-то уложить в постель уставшего ребенка.

– Ни за что, – мгновенным был ответ. – Вы же главная! Вы прикажите им!

Я подсела к мальчику поближе.

– Кирилл, хочешь, я пойду с тобой.

– Не хочу, я не хо…

Он замолк уже на полуслове, побежденный сном, с которым так боролся. Голова его упала на мое плечо, сникнув, словно увядающий цветок, и его рыжеголовость, золотые кудри вдруг напомнили мне одуванчик, солнечный, медовый и янтарный.

– Милый, глупый, солнечный мальчишка, тебе просто еще не понять, что век одуванчика так краток, эфемерен, как мгновенье жизни и как должности наших отцов. Завтра золото должно ведь превратиться в ковыль пуха… Только лишь подуешь на него… и останутся одни воспоминания, что когда-то у тебя была корона из увядших золотых волос.

А подуть сумеет, увы, каждый, потому что это так легко – разнести сверкающую жизнь кого-то в пух и прах, особенно когда она чем-то тебя раздражала.

И каких бы ни был ты голубых кровей, вряд ли стоит так демонстративно проводить демаркационные разграничительные линии между своей территорией и территорией других. Ведь, в конце концов, все эти линии лишь свидетели о перемирии людей друг с другом. И навряд ли из нас кто-то знает, для кого сейчас седлают Белого Коня!

Душа ребенка не может быть в бронежилете, или Ребенок из семьи новых русских

У Алисы есть все, что она пожелает. Были б только желания, словно она в самом деле живет где-то в сказочной Стране Чудес, если только такая страна существует. Я хожу с ней по вилле, похожей чем-то на Эрмитаж: мраморные колонны при входе, лестница со скульптурами, масса картин в позолоченных рамах.

Она будто бы маленькая хозяйка большого дома меня водит по комнатам, все объясняя и рассказывая обо всем. Но сегодня она в самом деле хозяйка, потому что родители снова в отъезде, а ее воспитанием, как всегда, занимаются гувернантка и няня да еще двое телохранителей, а иначе – ее вооруженные тени.

– Прислуга, – как объясняет мне Алиса, хотя я прекрасно знаю, что гувернантка окончила МГУ, а няня – институт иностранных языков. Но для Алисы они действительно прислуга, так называют их ее родители: отец – довольно крупный бизнесмен и мать, бывшая парикмахерша, благодаря судьбе достигшая седьмого неба.

Прислуга им необходима: ведь на кого оставить дочь, когда нет времени ею заниматься и, как болонку, не возьмешь с собой – Алиса уже ходит в первый класс. А папа без конца в поездках, чтоб перепрыгнуть самого себя – дела, дела, одни дела повсюду. И мама следом тоже – для комфорта, ведь папа же семейный человек.

Так что Алиса привыкает жить без них, но… не привыкнет, хоть мама звонит десять раз на день, чтоб дать инструкции садовнику, кухарке и выругать ее, на всякий случай, за плохо подготовленный урок. Алиса не должна позорить папу.

Но мама не всегда ее ругает – рассказывая ей про разные наряды, в которых она будет щеголять.

Алиса в самом деле щеголяет, она всегда ходит в роскошных платьях, как будто жизнь – это вечный праздник.

Да, у Алисы есть, наверно, все. Ей многие завидуют, но больше всех… завидует она.

Она завидует подружке-однокласснице, что ее мама никуда не уезжает и вместо няни у нее лишь бабушка; она завидует знакомой девочке, что ее папа вечерами дома, она завидует любому… каждому… кто может быть всегда в кругу родных.

Хотя Алиса живет, как принцесса, ей почему-то всегда неуютно и холодно на их вилле-музее, куда родители обычно приезжают как гости… или же «в командировку»… на несколько дней или на неделю. Ей почему-то очень одиноко в толпе прислуги и телохранителей.

Она всегда под прессом тяжких дум. Навязчивые мысли не дают покоя. Ей снятся бесконечные кошмары и временами просто страшно жить, как будто бы вокруг сплошные монстры.

* * *

Мы с ней пытаемся уменьшить ее страхи. Придумываем новую игру про девочку – ее ровесницу, а также про маму с папой этой девочки, пусть даже виртуальной, но представляемой реальной сегодня в нашей с ней игре в виде уже хрестоматийной Барби.

– Мама с папой у девочки – лучше не надо! – объясняет Алиса мне, смотря на куклу. – Покупают ей все, что она вдруг захочет. Не захочет – придумают сами. Мама с папой у девочки – лучшие в мире, – пытается убедить меня Алиса. Но потом, почему-то расплакавшись, добавляет: – Но мы их посадим в тюрьму.

– Почему же, Алиса, за что?

– Да за то, что они оставляют дома дочку одну и с чужими людьми, – размазывает она слезы по щекам.

– Но ведь ты же считаешь – лучше их не найти?

– Да, они очень… очень… хорошие, но еще и такие – плохие, – что-то решает для себя девочка, проецируя, а вернее, примеривая, как свое новое платье, эту ситуацию на себя, потому что она – макияж ее собственных мыслей. А потом, спохватившись вдруг, что я что-то пойму не совсем так, как надо, прерывает игру, прекратив разговор о тюрьме и родителях. Бежит к шкафу и роется в нем. Достает что-то вроде жилета.

– Это папа привез мне, когда приезжал, – хвастается Алиса обновой. – Догадайтесь, что это такое? – И, не дожидаясь моего ответа, таинственно сообщает: – Это бронежилет. Правда, здорово?

– Для кого этот бронежилет?

– Для меня.

– А зачем же тебе он понадобился?

– Чтоб меня защитить, если будут стрелять, так сказал мне мой папа. Нет, наверное, лучше всем нам сесть в тюрьму. Там не будут стрелять и там нас не похитят, – доверительно объясняет мне девочка, прижимая к своей груди, за которой в испуге колотится ее маленькое, в собственный кулачок, сердце, или, вернее, сердечко, модную новинку сезона для детей новых русских – детский бронежилет.

У Алисы есть все, что престижно сегодня, – от компьютера до собственной лошади.

У Алисы есть все, что сегодня – за деньги. Но душа ее в бронежилете.

* * *

К сожалению, такая Алиса не одна. И число их растет с каждым днем.

Воспитание по типу «кронпринца», а вернее, «современных кронпринцев» культивируется во многих семьях так называемых новых русских. Но если бывшие «кронпринцы» были настоящими наследниками престолов, то современные – лишь состояний, причем нажитых недавно. А это означает, что еще просто нет традиций в воспитании детей в подобных семьях. Они лишь только создаются на почве ломки старых и в основном интуитивно. Здесь главное – чтоб сохранить престиж, престиж семьи, престиж себя, престиж «сословия», в котором очутился.

А за престиж приходится платить. Но эта плата не деньгами, которыми легко так откупиться. Цена «сословного» престижа – бесценная, приходится платить своим здоровьем. Поэтому и появились уже термины: «синдром нового русского», «синдром жены нового русского», «синдром ребенка нового русского». Число подобных терминов постоянно растет. Почти каждый психолог вносит что-то свое. Но как бы мы ни путались в этом хаосе терминов, надо бы знать хоть приблизительно – о чем речь и вообще, что еще за «синдромы» могут быть у успешных людей. Может быть, эти все ярлыки им наклеили лишь неудачники?

Каждый думает так, как желает, но все более и более типичным «портретом» современного нового русского становится портрет преуспевающего бизнесмена, источника необыкновенных семейных богатств, повелителя и «спонсора» для всех тех, кто с ним рядом. Не всегда имеющий даже высшее образование, он, как правило, обладает гениальным чутьем – делать деньги из воздуха. Этот так называемый скоробогач и влиятельный отец семейства расплачивается за свое преуспеяние высоким уровнем нервно-эмоционального напряжения, раздражительностью, вспыльчивостью и синдромом хронической усталости.

Его жизнь – это бесконечные погони за деньгами, а вернее, преумножением их, красивыми девушками, особняками, яхтами и «феррари». Его жизнь – это постоянная конкуренция и желание превзойти остальных, даже в выборе жены, для которой сегодня важнее длина ног, чем ее интеллект. Жена – это его побрякушка в побрякушках, которые он ей купил и которые также б носили еще масса других «топ-моделей». С ней должно быть не стыдно выйти в свет – это главное.

Утвердившись в собственном величии, такой отец практически не имеет времени для воспитания своего ребенка, откупаясь от него дорогими подарками в периоды своих «командировок» домой. Почему же командировок? Потому что его жизнь в разъездах.

Конечно же и среди новых русских есть достойные папы и сверхверные мужья, но их значительно меньше, потому что обычно сверхбогатство и власть, обрушившиеся для генетически неподготовленного для этого человека, как лавина, внезапно, вызывают мутации в его образе жизни и приводят к «синдрому нового русского».

Когда же мы говорим о «синдроме жены нового русского», то подразумеваем под этим тоже ворох проблем, теневую, совершенно не освещенную солнцем, а скорее переполненную тучами, почти невидимую для других сторону существования современных Золушек, сумевших каким-то способом как-то надеть на себя сказочный хрустальный башмачок.

Казалось бы, стать женой нового русского – это мечта большинства современных женщин и девушек, а тем более что это один из самых действенных способов скачка в повышении твоего социального статуса, когда других шансов для этого нет.

Безусловно, авансцена, на которой, как правило, предстает перед нами жена нового русского, – это феерическое сияние материальных ценностей, которыми она обладает, ослепляющее многим глаза. То, что большинству из нас вряд ли и снилось, для таких женщин – это повседневная рутинная реальность, навевающая порой даже скуку. У них часто оскомина на те блага жизни, к которым они так стремились, продолжая стремиться и сейчас… по инерции. Им уже опостылели тусовки в Монако или же в Куршевеле. Их не тянет уже на Маврикий. Им как будто бы все надоело. Они просто не знают уже, что хотят.

Это все авансцена, но… но… за кулисами вряд ли им позавидуешь. Но почему?

Потому что они почти все относятся к группе риска по развитию алкогольной и наркотической зависимости и всевозможных депрессивных состояний. Большинство из них обращаются к психологам и психотерапевтам. Многие, чувствуя себя «временщиками» и желая как можно дольше продлить эту временность, бесконечно способны носиться по свету за своими успешными мужьями.

Зная, как нестабильна их сегодняшняя стабильность, и не очень веря в наступление «завтра», они в отсутствие мужа экономят даже на обслуживающем персонале и копят, копят деньги на свой черный день, пытаясь «подкормить» ими и своих бедных родственников.

Мнительность, подозрительность, подсознательный страх, что их чары на мужа ослабли, делают таких женщин нервными, истеричными и капризными, доводя до различных неврозов.

И цель жизни для многих из них – удержать «красоту» как оружие флирта. Все свободное время они в фитнес-клубах или у косметологов. Липосакции или подтяжки лица, масса разных пластических операций заполняют их дни и недели.

Они заняты полностью только собой, и ребенок для многих из них как игрушка или связующее звено с мужем, ведь мужчина мечтает всегда о наследнике. Иногда дети – просто обуза, помеха… Материнство у многих лишь только в зачатке. И его проявление – тоже откупиться подарками, чем дороже, тем лучше. Откупиться подарками – значит любить. А воспитывать могут другие – «Мэри Поппинсы» и «фрекен Боки». Причем их нанимают нередко сейчас даже в семьи, где мама почти всегда дома. Иметь нянь, гувернанток – престижно, а особенно если к тому же у них также семь пядей во лбу. Пусть узнают цену интеллекта.

Но современные «Мэри Поппинс», имеющие своих собственных детей, ради которых и соглашаются на подобное рабство, кроме своих энциклопедических знаний приносят в роскошный дом и завуалированное презрение вместе с завистью, считая, что жизнь их по сравнению с этой «царской» семьей просто не удалась, хотя они достойны ее больше своих хозяев. А настоящей Арины Родионовны сейчас даже и днем с огнем не найти. Вот и приходится новым «наследным принцам» жить среди снежных королев, начиная от мамы и кончая чужими людьми. Тут уже можно говорить и о «синдроме мамы ребенка нового русского».

Хорошо, если рядом есть бабушки, дедушки, искренне любящие своих милых внуков. Но для тех, кто живет в заповедниках, вроде Рублевки, это редкость. Зачем портить свой имидж бедными родственниками? И чему они могут детей научить?

Да, действительно, надо отдать должное, что в большинстве семей новых русских образованию ребенка придается огромное значение. Все элитные школы за рубежом заполняются этими детьми, и сумевшие справиться с их программой подростки по объему полученных знаний нередко превосходят своих столь успешных родителей. Но они только книжно умны… А у пап интуиция!

Безусловно, учиться у лучших из лучших преподавателей – это неплохо, но смотря в каком возрасте, где: дома или вдали от него. Ведь под маркой учебы теперь для ребенка маскируется снова разлука – новый стресс и разочарования да обида на своих родителей, если тебе лишь десять… двенадцать… и так хочется еще немножко мамапапиной капли любви, хоть, казалось бы, то, что к разлуке эти дети привыкли давно, и особенно если семья их, а вернее, ребенок и мама жили за рубежом. Сейчас этот стиль жизни стал модным. Особняк на Рублевке – лишь только один из подобного клана подобных. А семье все же лучше живется в Европе. Безопаснее там, можно и сэкономить на телохранителях.

В общем, как бы это ни звучало парадоксально, но большинство семей новых русских относятся к разряду неблагополучных для проживающего в них ребенка, несмотря на материальную феерию.

Лишенные безоценочной родительской любви, ведь даже в школах такие дети должны быть впереди других, чтоб не позорить маму с папой, «кронпринцы» зябнут на роскошных виллах, в роскошных шубах, мечтая лишь о «ватнике» родного очага, благодаря которому могли б согреться.

Их постоянные разлуки с родителями превращают их жизнь в нескончаемый хронический стресс, ведь так хочется поделиться своими успехами или же неудачами с мамой и папой. О, как хочется им лишний раз обнять маму и папу и прижаться к ним, как к самым близким! О, как хочется, чтоб и они бы обняли тебя!

Если бы только знали родители, как ужасно с рожденья слышать ночью и днем о каких-то разборках, ходить в туалет, когда кто-то тебя охраняет чужой, и рассказывать этим чужим о своих детских тайнах и «страшных» секретах. Больше некому ведь, а так хочется… хочется… Но и этих чужих мамы вечно меняют. Не успеешь привыкнуть, уже кто-то другой.

Почему-то все чаще и чаще вспоминаются мне слова маленькой девочки, одной из таких «новых» шестилетних «принцесс», у которой родители, пытаясь найти для нее суперняню, устроили кастинг проживающих в их семье нянь, постоянно вышвыривая их, как ветошь, на глазах дочери. Та неправильно вешала платья в шкафу, эта – плохо помыла посуду. И хоть девочка плакала, чтобы их не меняли, ее голос не слышал никто. И однажды она вдруг сказала родителям, когда ей покупали щенка: «Если вам даже кто-то понравится больше, я его не отдам, ни за что не отдам, потому что он сразу привыкнет ко мне, а к другим не привыкнет и будет скулить. Кто ж его пожалеет? Это же не игрушка».

К счастью, девочка еще не понимала сама, как и, впрочем, ее очень-очень заботливые родители, что и все невротические реакции у нее были тесно связаны с тем, что и ее саму принимали в семье за игрушку, кормя утром, днем, вечером черной икрой, заставляя носить только платья из бархата, но при этом всем чаще всего воспитывая по мобильному телефону.

Ведь даже ради нее, а она в самом деле была желанным ребенком, ее мама во время беременности не отказалась от «нужных» привычек, вопреки рекомендациям врачей колеся по всем континентам и странам, сопровождая мужа, меняя климатические пояса, а после рождения дочери оставляя ее с первых дней на случайных кормилиц и нянь, к мельканию новых лиц которых девочка не успевала привыкнуть. Да и лица знакомых в этом доме менялись, как дни и недели, потому что степень сближения с ними была прямо пропорциональна степени толщины их кошелька, а девочка так мечтала о постоянных привязанностях и чувствах.

Если бы только знали родители, что ей снилось всегда по ночам… Но им некогда было про это спросить. И виной этот вечный домашний цейтнот. И все ради того, чтоб у дочери их «завтра» было бы лучше «вчера». Но ведь есть же еще и сегодня!

Я смотрю на Алису. Вспоминаю ту девочку. Сколько общего у них в судьбе. Роскошь и нищета отношений с близкими им людьми. Страх в толпе их охранников.

Вечный испуг – потерять вдруг лицо свое перед другими, опозорив родителей несовершенством. Или же вакханалия чувств вседозволенности.

* * *

Я смотрю на Алису, надевшую все же на себя модный бронежилет, в лексиконе которой чуждые мне слова – «крутой», «тачка», «заложник», несмотря на ее юный возраст.

– Все равно не пойму, для чего он тебе?

– Я же Вам говорила, чтоб прикрыть, что внутри.

– Сердце, легкие?..

– Папа не рассказал… А еще что имеется там?

– Там душа. Но ее нельзя нам прикрыть бронежилетом.

– Почему?

– Потому, что он ранит ее.

– Как же ранит, когда он спасает от ран? Вы не знаете, что ли, зачем бронежилет? Если носишь его постоянно, то не будешь бояться вообще ничего. Он спасет, понимаете, он защитит…

– Но тебя защищать должны мама и папа, а не бронежилет.

– Но они… но они… – Девочка разрыдалась и прижалась ко мне, совершенно чужой, больше в этот момент было не к кому.

Чтобы у ваших детей не было синдрома «ребенка нового русского»

Желательно учитывать и оборотную сторону медали всех Ваших благих побуждений ради счастья Вашего ребенка и…

Взвесив все «за» и «против»,  отказаться от многих соблазнов, свойственных жизни современных новых русских, и постараться создать для него нормальный семейный очаг, хотя бы в дошкольном возрасте, когда для детей ценность жизни – в родителях, а все материальное – второстепенное.

Дело в том, что обычно, воспитывая своего ребенка, мы пытаемся передать ему многое из своего житейского опыта, из старейших традиций своей семьи, но недавно возникшие семьи новых русских не имеют еще особого опыта в воспитании своих детей, и былые традиции их семей не всегда отвечают требованиям, предъявляемым таким семьям сегодня. Поэтому о том, как воспитывать современных «кронпринцев», многие их родители имеют лишь сугубо абстрактное представление, ведь в копилке их собственного жизненного опыта нет ничего подобного, и приходится временами бросаться из одной крайности в другую, не всегда находя золотую середину.

Но эту «середину»  можно найти, если…

Еще до рождения Вашего ребенка  задуматься о его будущем здоровье и празднично-тусовочный образ жизни, даже с самыми изысканными винами и дорогими сигаретами, приблизить к более аскетическому, с главным принципом – не вреди!

А нанести вред здоровью Вашего будущего ребенка помимо алкоголя и курения способны даже Ваши экзотические путешествия в сказочные страны из-за резких смен климатических поясов.

Не устраивать чехарду  мелькания лиц постоянно сменяемого «обслуживающего персонала». Найти не столько знающую, как понимающую всю гамму чувств ребенка няню, и лучше всего, если ею будет родная бабушка, а не случайный человек из «проходного двора».

Когда же Вам приходится довольствоваться услугами чужого человека, не забывайте о синдроме «няни Маши Распутиной», завидующей жизни своей собственной воспитанницы из-за того, что у ее детей нет ничего подобного, и пытающейся самыми неблаговидными способами установить «равенство и братство». Ищите няню по призванию, искренне любящую детей.

Лучший вариант,  если няня Вам будет лишь только помощницей в воспитании Вашего ребенка. В последнее время все чаще и чаще появляются научные исследования, утверждающие, что если уже с самого рождения младенец постоянно ощущает дефицит внимания и ласки, то это может отразиться даже на развитии мозга ребенка, который, став взрослым, будет отличаться повышенным уровнем тревожности и иметь бесконечные проблемы при взаимоотношениях с людьми. И конечно же нежность самой лучшей кормилицы для ребенка не входит ни в какое сравнение с нежностью матери.

Хотя бы до подросткового возраста  не разлучаться с ребенком ради престижной школы в другом городе, и особенно за рубежом, где не будет с ним рядом не только родителей, но и старых друзей.

Безусловно, прекрасное образование, которое родители могут дать своим детям, это ценнейший вклад в будущее ребенка и одно из проявлений истинной родительской любви. Однако и в этом проявлении Вашей заботы о ребенке есть свои подводные рифы.

Конечно, если Ваш ребенок получает это престижное образование в том городе, где Вы живете, и, несмотря на частые разъезды, Вы все время контактируете с ним, к тому же все друзья с ним постоянно рядом, то это – лучший из вариантов для сохранения его здоровья.

Но, к сожалению, такой вариант встречается все реже. Сейчас престижно, чтобы дети новых русских учились за границей в пансионах, интернатах и знаменитых частных школах под «телефонным» наблюдением родителей. Но это же в какой-то мере тоже безнадзорность, ее совсем особый новый тип, тип безнадзорности с повышенным вниманием родителей, правда, внимание здесь чаще всего виртуальное. Ведь телефоны не всевидящее око, и что творится без родителей с ребенком, известно только ему самому. А в школах расцветает сейчас повсеместно нечто похожее на «дедовщину». И даже школьники, живущие в семье, боятся о ней говорить родителям. А как про это рассказать по телефону?

Сейчас даже в такой стране, как Великобритания, куда так модно стало везти на учебу детей новых русских, она, там названная «буллингом» (словесные оскорбления, запугивание, физическое насилие со стороны одноклассников), приобретает чуть ли не эпидемический характер, калеча жизнь затравленных детей. А где гарантия, что Ваш ребенок не один из них, ведь школьный терроризм не афишируют, особенно в престижных школах. И многие родители вообще о нем обычно узнают, когда уже случилось что-то страшное с ребенком.

Поэтому, если Вы все-таки решили отправить своего несовершеннолетнего ребенка учиться за рубеж или же в другой город, переберите все возможные варианты, чтоб он там не был совсем «безнадзорным», а если его темперамент близок к меланхолическому, не стоит отправлять вообще. Такой вид обучения для меланхолика – дорога для развития неврозов.

Не делиться друг с другом  в присутствии ребенка своими сомнениями по поводу безопасности семьи, не вдаваться в подробности криминальных историй, услышанных где-то или происшедших с кем-то из близких людей.

Не травмировать психику ребенка  постоянным присутствием охранника возле него, а если телохранитель и необходим – его присутствие должно быть ненавязчивым и незаметным. Ну например, личный водитель в Вашей семье, сопровождающий ребенка на всевозможные мероприятия, одновременно может выполнять и эту роль. Причем об этой роли знаете лишь Вы, а Ваш ребенок просто видит в нем знакомого, который заменяет ему взрослых из семьи.

Не смеяться над своим ребенком, если он боится спать один,  не считать все это баловством, а постараться выяснить причины и сделать Вашу спальню и его в двух смежных комнатах, чтобы он знал, что Вы недалеко и на Вас можно положиться.

Знать и помнить, что Ваш ребенок  относится к группе риска по развитию неврозов, поэтому при первых признаках изменения в его поведении, не откладывая это на завтра, обратиться к психологу и детскому невропатологу, не боясь, что Вас кто-то осудит за это и Ваш рейтинг среди Вам подобных понизится.

Короче говоря, любая мама и любой отец должны все сделать, что от них зависит, чтобы душа ребенка не была в бронежилете.

А это любящим родителям под силу. Лишь только надо посмотреть со стороны – что не хватает Вашему ребенку, который пьет лишь птичье молоко.

* * *

Насколько больше везет истинным наследникам престола, хотя бы принцу Уильяму, ходившему когда-то в детский сад с другою малышней некоролевской крови и выбравшему ту специальность, которую сам захотел, пусть даже вопреки желанию английской королевы.

Насколько меньше он зависим от престижа рождения, решившись даже вдруг отречься от престола.

Насколько настоящему кронпринцу вольготнее живется, чем искусственным, клонированным только лишь амбициями и кошельками собственных родителей, клонированных… но не из кронпринцев.

Уязвленные души «старорусских» детей

Нет, нет, он совершенно не стеснялся меня, этот бледный, большеголовый мальчик с воспаленным взглядом, не просто ерзающий на стуле, а машинально вскакивающий с него из-за томящегося в нем возбуждения, пытающегося выплеснуться наружу, немедленно и сейчас, без остатка, как будто бы чаша терпения его действительно переполнилась. И двенадцатилетнему Игорю было что мне рассказать. Да, да, да, это он, отобрав новенький суперсовременный айфон у своего одноклассника, выбросил его из окна третьего этажа гимназии на большой перемене, не жалея ни капельки ни сам телефон, ни его владельца – этого «барчука», едва ворочающего языком при ответах на уроке, зато бойко болтающего по телефону на переменах с девчонками.

И вчера нервы Игоря просто не выдержали, когда этот «барчук» перед ним начал хвастаться своей новой «игрушкой», удивляясь, что Игорь имеет совсем допотопный мобильник, хотя знает прекрасно, что мама у Игоря – воспитательница в детском саду, ну а папа пока аспирант, и у них нету денег на новый мобильник для сына, хотя…

Хорошо, что мама находилась за дверью и не слышала эти «хотя»… На родителей посыпался град обвинений от этого взвинченного из-за уязвленного самолюбия подростка. Я узнала, что мама и папа его – неудачники, живут старыми догмами и хотят сделать сына таким же. Все в долгах только из-за того, чтобы Игорь учился в этой гимназии, был не хуже других. Но, учась здесь, он понял, что хуже других. Лучше бы оставался в своей прежней школе.

Я никак не могла прекратить поток слов, льющихся из подростка с неистовством Ниагарского водопада, узнавая все больше и больше подробностей. Он хотел хоть кому-то открыть свою душу. Оказалось, что я была первой, выслушавшей его.

Да, такому ребенку не до бронежилета, без которого трудно прожить сейчас детям из новорусских семей. В семье нет просто денег на бронежилет, так что душу ничем не прикроешь, Игорь ведь из семьи «старых русских», из семьи постсоветской, но так же «гнилой», как и раньше, интеллигенции. А в таких семьях средств не хватает для ребенка не только на бронежилет, но и также на многие радости современных сюрпризов прогресса, без которых конечно же можно было бы обойтись… но не в детстве.

Нет, это не семьи бедняков или бездельников, наркоманов или алкоголиков, о тех детях особая речь. Это семьи, где папы и мамы в постсоветское время так и не научились зарабатывать деньги себе на пропитание левыми способами и хотят жить достойно и честно на зарплату, которую платит за усердный и доблестный труд им российское государство. Но сейчас, к сожалению, часто этих денег уже не хватает даже для пресловутого прожиточного минимума, не имеющего ничего общего со среднестатистической «потребительской корзиной».

И конечно, когда речь идет о ребенке в подобной семье, то родителям главное – это одеть его и накормить, им не до гаджетов, хотя и понимают то, что детям хотелось бы это иметь. Хорошо еще, если вдруг кто-то из бабушек-дедушек или из сердобольных знакомых вдруг решится из этих электронных игрушек что-то им подарить.

Или же есть еще счастливый вариант – подвернется вдруг что-то дешевое из уже устаревших компьютеров или мобильников, на что может семья разориться. А так чаще всего в доме лишь телевизор, не последних моделей, но все-таки есть.

К сожалению, дети из этих семей в основном – это дети родителей, до сих пор не сумевших отделаться от внушенных им лозунгов с раннего детства их родителями, зараженными искренне бывшей идеологией СССР о свободе, равенстве, братстве. Это дети, которым еще до сих пор старшее поколение бабушек-дедушек постоянно твердит – как положено жить, и живет этим равенством, братством… И никак не поймет: почему это равенство вместе с братством забыты сейчас, тем не менее заражая подобной идеей своих собственных внуков, заставляя читать книги своего детства, типа «Тимур и его команда».

Но сегодня другие Тимуры и другие команды. И сегодняшним новым Тимурам вовсе не до тимуровских дел. Для них главное – это кичиться своей неповторимостью и исключительностью перед собственными командами, демонстрируя свои богатства из мифически-сказочных кладов бывшего СССР, не сравнимых с сокровищами знаменитого графа Монте-Кристо.

Ну а те, кто остался без кладов, – неудачники. Что с них возьмешь. Невозможно всем сестрам по серьгам… Кто-то должен прожить и без них.

Да, да, да, в сегодняшнем обществе потребления люди, не умеющие достаточно потреблять, – неудачники. Значит, дети их также имеют подобные комплексы. И чем более возвышенное воспитание пытается дать им в домашних условиях старшее поколение, твердя о порядочности и благородстве, объясняя, что счастье не только в деньгах, тем более уязвимее становятся они, сталкиваясь с действительностью и общаясь со своими ровесниками из более обеспеченных семей с культом золотого тельца.

Дети из семей «старых русских», не сумевшие полностью адаптироваться в среде новых русских, если родители их не предпринимают каких-то особых мер для реабилитации ребенка в обществе ровесников, хотя бы в виде покупки модной одежды и атрибута современного школьника – айфона, чувствуют себя изгоями в школе. И если дошкольнику Вы еще сможете хотя бы как-то объяснить, почему у него нет Барби или же вездехода, то для школьника найти «веские аргументы» для отговорок уже будет намного сложнее. Он уже ощущает атмосферу семьи и ее финансовые затруднения, чувствуя себя в чем-то ущербным и обделенным.

Ему кажется, что родители недостаточно любят его. И какая бы ни была в семье жесткая финансовая дисциплина, деньги на реализацию его желаний можно и одолжить. И чем старше ребенок, тем выше китайская стена отчуждения между ним и родителями из-за внушаемых ими ему полуспартанских принципов жизни и роскошью Золотого века Римской империи для многих его ровесников, главным «достоинством» которых является благосостояние их родителей. Отчуждение рождает неприятие. И бабушки-дедушки, внушающие ребенку устаревшие ценности, уже раздражают, как, впрочем, и сами родители, всегда озабоченные и унылые, невольно проецирующие на него чувство своей ущемленности, хотя в основном проецирует это он сам.

Ребенок замыкается сам в себе, переполненный завистью к более удачливым сверстникам. Гнев, досада и злость превращаются в спутников, вынуждающих «протестовать». Он становится жестким и агрессивным, кандидатом в антисоциальные группировки подростков, тоже борющихся, но уже по-своему, за свободу, равенство, братство. В худших случаях – это те, кто готов из-за современной электронной игрушки жестоко расправиться с владельцем этого гаджета, чтоб удовлетворить наконец искушение в виде планшетника или айфона…

Однако у такого ребенка может быть и совершенно иная участь – стать рабом детей новых русских: угождать им, выполнять роль охранника, телохранителя, ощущая презрение «барчуков», а в обмен пользоваться «объедками с барского стола». Но и это лишь до поры до времени.

Наиболее слабые «старые русские» дети превращаются в жертв или в тени детей, исполняя роль волка в овечьей шкуре, маскируя агрессию под гримом кротости и живя двойной жизнью, совершенно различной в доме и в школе. Страшно то, что они постепенно теряют свою прежнюю самооценку, падающую со стремительной скоростью. Ну а низкая самооценка – это путь к неуспеху, который преследует их, и к тому же одна из причин девиантного (поступки, отклоняющиеся от общепринятых норм) поведения.

И еще один встреченный мною вариант – компенсации или же гиперкомпенсации социальной несправедливости. Это «старые русские» дети из семей, где родители не потеряли свой авторитет и смогли привить детям истинные ценности жизни или же вселить как-то надежду, что они, выучившись, достигнут всего, о чем в детстве мечтали, придав вкус мотивации этим к учебе.

Все подобные дети из старых русских семей или смиряются с комплексом неудачника, неся крест свой потом уже целую жизнь, заставляя нести его также и близких, или же, повзрослев, «мстят» удачливым сверстникам сверхуспехами в приобретении материальных благ и карьеры, беря своеобразный реванш. Но все это потом. А сегодня?

* * *

Вылив все свое негодование, Игорь как-то обмяк. Спохватился. Испугался, что сказал что-то лишнее. Покраснел. Стушевался. Но взгляд был же таким воспаленным, как и раньше.

– Теперь предкам моим «барчуку» купить надо такой же айфон, какой я спустил вниз «прогуляться»… Не подумал тогда я об этом. Где они возьмут деньги – не знаю. Может быть, Вы дадите мне справку, что я был не в себе в это время?

На моих глазах мальчик почти повзрослел, ища выход, как выбраться из ситуации, омрачающей жизнь семьи.

– Может быть, Вы дадите мне справку, чтоб родители не покупали ему этот айфон? Лучше бы мне купили, чтобы я наслаждался так же жизнью, как этот «барчук».

Что могла я ответить ребенку, уязвленному жизнью в самое сердце, чувствующему несправедливость своего бытия и мечтающему из всей нашей «суеты сует» сделать для себя шоколадно-марципанную жизнь из сплошных наслаждений.

Как могла я ему объяснить, что желания наши не имеют предела, но возможен предел наслаждения. Лишь исполнится только желание, наслаждение вспорхнет как бабочка, чтоб скорее от нас улететь и исчезнуть. Не успеешь им и насладиться.

И опять мы мечтаем о чем-то, чтобы вновь ощутить наслаждение, чтобы снова оно упорхнуло и мы начали гнаться за ним. Эта вечная гонка не дает нам покоя… Гнаться, гнаться и вновь ощущать…

Но его ощущать с каждым разом труднее, потому что потребности наши растут. И мы рвемся за ними, а не к горизонту, постепенно теряя себя в этом беге.

Что могла я ответить ребенку из семьи «старых русских», из семьи постсоветской интеллигенции, чем-то очень похожей на канатоходца, путь прокладывающего над бурлящей рекой, или на альпиниста, пытающегося удержаться над пропастью, пока не найдется подходящий уступ, что в желаниях скрыто уже наслаждение, о котором мечтаешь, которого ждешь… А как только исполнится это желание – наслаждение вдруг улетучится, словно запах прекрасных духов…

Что такие, как его «барчук», получившие все, что возможно, от жизни, ощущают потом пустоту пресыщения и все краски вокруг них смывает депрессия…

Что у Игоря все впереди: и компьютеры всех поколений, и мобильники «разных сортов», если к этому будет стремиться.

Но ему ведь все нужно сегодня, и не просто сегодня – сейчас!

Чем могла я утешить ребенка, узнающего из наших СМИ о том, как прожигают свою жизнь олигархи, вышедшие из самых низов, тратя деньги такие на свои развлечения – от покупки дворцов и до мнимых невест, на которые могли б прожить сотню жизней тысячи старорусских семей. А ведь в Золотом веке Римской империи император Марк Ульпий Траян, создав фонд оказания помощи неимущим, считал: «Я хочу быть таким императором, какого сам себе желал, если бы был подданным». Но, увы, у кого «Золотой век» сегодня – не знакомы с историей и не желают пока с ней познакомиться.

Что могла я ответить мальчишке, знающему про все это, объяснить парадокс гедонизма (в пер. с греч.  – наслаждение), гласящий, что «для получения больших наслаждений надо уметь себя ограничивать»…

Он смотрел на меня, ожидая ответа. Но какой ответ я могла дать. Справку о невменяемости? Кого или чего? Игоря или общества, где сегодня приходится жить таким детям, как он, с плевками в душе?

Мне невольно припомнился мальчик, о нем много писали в газетах, на которого дружно плевались шестилетние его друзья… по приказу учительницы, чтоб проучить его за баловство и за детские шалости силою коллектива… Что испытывал он, ощущая плевки на себе «коллектива»… в свои шесть с небольшим?

Что испытывать может тогда ежедневно этот Игорь, сидящий передо мной, вынужденный глотать не высокие помыслы или же идеалы, внушенные с детства, а плевки нашей хмурой действительности, повернувшейся к нему спиной? Можно ли будет смыть нам когда-то эти клеймо-плевки его детства, проведенного в «гетто» своей уязвленности или же обделенности из-за начавшего «цвести» в нем комплекса неудачника, индуцированного судьбою родителей?

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком из семьи «старых русских»

  • Быть наглядным примером для него, доказывая всей своей жизнью, что деньги и материальное благополучие еще не самое главное в человеческой судьбе.
  • Рассказывать о знаменитых людях, начиная с Сократа и Диогена, пренебрегших роскошью и богатством, но тем не менее оставивших о себе след на века.
  • Стараться отдать его в такой детский сад и школу, где он будет общаться с детьми из семей своего социального статуса.
  • Если же в семье культ образования и все заработанные деньги тратятся на престижные школы или гимназии, необходимо позаботиться и о том, чтобы ребенок имел хотя бы минимум современных гаджетов и не выделялся среди остальных своей одеждой, не превращая все это в культ вещизма.
  • Большое внимание уделять общению со своими детьми, обсуждая книги и кинофильмы, любуясь природой.
  • Не упускать из виду первые признаки «изгойства» ребенка в детском коллективе, чтобы вовремя прийти ему на помощь, вплоть до перевода в другой класс или в другую школу.
  • Своими методами воспитания постоянно повышать его самооценку.
  • Не обсуждать в присутствии ребенка нюансы денежных проблем семьи, но объяснять ему все причины, по которым Вы сегодня не можете выполнить его просьбу в покупке нужной ему вещи.
  • Не способствовать развитию у него комплексов неудачника и неполноценности.
  • Не запрещать подросткам зарабатывать самим деньги для исполнения своих желаний.
  • Не разжигать зависть и агрессию по отношению к более обеспеченным детям, а если ребенок уже страдает от них, гасить эти эмоции и чувства всеми доступными Вам способами и всеми возможными средствами.
  • Лишний раз дать понять такому ребенку, что Ваша искренняя любовь к нему важнее всех материальных благ, на которые он потом заработает сам.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям с ребенком из семьи «старых русских»

  • Постоянно давать понять ребенку, как трудно материально живется их семье, все время обсуждая при нем свой семейный бюджет.
  • Чувствовать себя ущербным и вселять это чувство в него.
  • Индуцировать в нем комплекс неудачника.
  • Поощрять его дружбу с детьми из богатых семей, выполняя при них роль слуги из-за мелких подачек.
  • Обучать в престижных учебных заведениях, не давая деньги на необходимые в этих местах атрибуты школьной жизни.
  • Запрещать зарабатывать подростку на желаемые для него вещи, обвиняя его в вещизме.
  • Провоцировать у него чувство зависти и агрессии к детям из более обеспеченных семей.
  • Не уделять внимания ребенку, пустив всю его жизнь на самотек.
  • Демонстрировать свое безразличие или же нелюбовь.

Ситуация для родителей

Сегодня у пятилетней Наденьки день рождения, и мама обещала подарить ей новую куклу, взяв даже для этого с собой в магазин. А когда в магазине девочка стала просить купить Барби, мама при всех начала объяснять девочке, что за эту цену можно купить пять других кукол. А на слова дочери о том, что Барби в их группе детского сада имеют уже почти все, лишь ответила ей, что она – «не все». А когда расстроенная девочка нехотя взяла в руки подаренную ей куклу, мама обвинила дочь в черной неблагодарности второй раз за этот день, испортив ей день рождения.

 Как бы Вы поступили на месте мамы Наденьки в этот долгожданный для девочки день?

* * *

«Я сетовал, что у меня не было обуви, пока не встретил человека, у которого не было ног», – рассказывал один из восточных мудрецов. Но он дожил уже до своей мудрости. Когда же речь в вопросах нашего материального неравенства идет о незрелой психике ребенка, то ему еще не понять эту мудрость, как и то, что Бог, согласно Ветхому Завету, наделял своих избранников духовной благодатью, а не материальной, именно духовной.

Но не каждый готов нести крест подобного избранника, а тем более ребенок.

Поэтому, сколько бы мы ни внушали ему эту духовность, веяние времени берет свое, меняя возвышенность чувств на плееры и компьютеры, желания обладать Барби и телепузиками.

И разве можно объяснить нашим детям, что древнегреческий бог богатств Плутос был просто слепым стариком, несправедливо распределяющим блага жизни между людьми, во всяком случае, так описал нам его Аристофан в своей комедии «Плутос», сделав все от него зависящее и для исцеления бога, пока прозревший Плутос не начал награждать людей своей милостью исходя из достоинства человека.

Казалось бы, справедливость должна была бы восторжествовать, и особенно в обществе достойных людей. Но тогда бы без дела осталась богиня бедности Пения. А богиня не может жить просто, без дел.

Очевидно, спор между богами продолжается до сих пор, и каждый из нас непроизвольно оказывается по разные стороны баррикад, не всегда удовлетворенный своей стороной и не сознающий, что все-таки выстоял и уцелел.

Не секрет, что почти всем хотелось бы быть все-таки на стороне Плутоса.

Но… как правило, есть и не те, не другие. Во второй половине прошлого века в процветающей и познавшей всевозможные блага жизни Америке, в стране яппи – «белых воротничков», а иначе – удачников жизни, появились другие потребности у молодежи, на которые распространилась «философия добровольной простоты», отрицающая культ наслаждения от владения замками, яхтами… миром… и зовущая всех, кто желает, спускаться по зигзагам всех лестниц карьер снова вниз, где их ждет лифт, везущий совсем к другим целям, где важнее всего – это «Я» человека, а совсем не «нажива» богатств.

Появились сообщества «дауншифтеров» (от англ. слова «смещение вниз»). Эти люди сознательно смогли отказаться от своей потребительской гонки за благами жизни: от высокой карьеры и высоких доходов, породив «потребительскую контрреволюцию», став действительно теми избранниками, на которых обрушилась вся душевная благодать…

И пусть это не новые Будды (дословный перевод – «человек просветленный») – бывшие наследные принцы, отказавшиеся от царствования для решения общечеловеческих проблем, для себя «Путь восьми дорог» (одна из «четырех благородных истин» буддизма) эти люди находят. А ведь главное на этом пути – избавление от желаний и… эгоизма… Просветление…

Но ребенку никак не понять, что он менеджер своей судьбы, видящий смысл в будущем и сознающий ценности настоящего, где материальное все-таки это не самое главное.

Ему хочется стать хоть на миг легендарным древнегреческим царем Мидасом, попросившим Диониса наградить его самым фантастическим даром: чтобы все, к чему он прикасался, превращалось бы в золото… И бог просьбу исполнил. Мидас наслаждался… Но… но… Золотом становилась и пища… И поняв наконец, что не выдержит голода, Мидас стал молить бога забрать дар обратно, ощутив, что дороже всего – это жизнь, жизнь, какою б она ни была. Жизнь «вчера» и без этого дара оказалась важнее, чем с невиданным даром. Но, чтоб это понять, Ваш ребенок вначале должен бы получить этот дар.

Жаль, конечно, что нынче в России постоянно у древнего Плутоса – рецидивы его слепоты, и страдают от этого дети.

* * *

А двенадцатилетний Егор Гвоздецкий, ровесник Игоря, вместо того, чтобы завидовать «барчукам», – созидает, делая «Вызов времени», в котором живет. Он недавно действительно стал победителем международного конкурса молодых архитекторов под этим названием – «Вызов времени», создав свой город Солнца.

Его сине-оранжевый город вмещает людей, лишь живущих под куполом башен-домов, в Поднебесье, откуда не видно, кто и как проживает сейчас на земле: во дворцах или хижинах…

Главное – что живет и имеет свой шанс оказаться в этом городе Солнца, паря, словно птица, между землей и небом: то к грезам своего Поднебесья, то к надеждам, которыми манит постоянно Земля…

Депрессивный ребенок

Да, да, да, Вы не ошиблись – депрессивный… ребенок, а не взрослый, хотя все мы считаем, что депрессия – лишь удел взрослых. В детстве нет причин для депрессии. Однако наше мнение ошибочно. Да и причин для депрессии у детей наших вдоволь, и особенно в последнее время, когда мамы и папы в бесконечном цейтноте – не найти и минуты, чтоб общаться с ребенком, у которого тоже временной дефицит. Ему трудно угнаться за необходимым, все попробовать, со всем справиться, все понять, все познать и во всем преуспеть… И при этом еще ощущая, что родителям не до него.

Собственно говоря, дефицит не времени, а родительской ласки, нежности и любви – это тоже одна из главных причин детской депрессии, так же как и многих других проблем ребенка.

Само слово «депрессия» произошло от латинского слова depressio – подавление, угнетение. И действительно, под депрессией мы понимаем обычно состояние сильной тоски и глубокой печали, затяжную тревогу, грусть, скуку и даже пронзившую вдруг безысходность. Но разве ребенку не свойственно это? Даже сказочный ослик Иа-Иа, старый друг Винни-Пуха, постоянно грустил и все видел лишь в серых тонах.

Однако наши негативные переживания не всегда означают депрессию. Иногда это просто кратковременное изменение настроения на какую-то адекватную ситуацию, например, непредвиденные неприятности. Но когда мы говорим уже о явной депрессии, кратковременность может перейти в долговременность и уныние превратится в визитную карточку Вашего ребенка. А уныние – эталон безнадежной печали. Безнадежной печали? У кого – у ребенка? У ребенка, который живет лишь надеждами и является нашей надеждой. Безусловно, здесь что-то не так. Слишком рано, не кажется ли, выставляем мы этот диагноз. Даже пусть не диагноз, а просто состояние души ребенка.

Тем не менее всевозможные разновидности депрессии в последнее время все чаще и чаще стали диагностироваться не только у людей со зрелой психикой и сформированным «эго», но и у грудных младенцев. Нонсенс… Но не совсем.

Специалисты сейчас ставят даже диагноз депрессии, развивающейся у ребенка после вынужденного отнятия его матерью от груди и прекращения грудного кормления, еще задолго до празднования в семье его первого дня рождения.

Ну конечно же Ваш грудничок не признается Вам, что страдает оттого, что Вы вместо груди почему-то вдруг стали давать ему эту бутылку со смесью и теперь будете так кормить. Вместо теплой и мягкой груди – символа материнской защиты, он теперь вынужден «наслаждаться» этой жесткой резиновой соской и бездушной стеклянной бутылкой, из которой течет молочко. Как такую «превратность» судьбы пережить несмышленышу, как? Как ему показать, что он расстроен, что он разочарован, что он угнетен, чтобы мама вернула бы снова ту счастливую жизнь, которую он, замирая от счастья, не раз уже пробовал. И в ответ развивается что-то наподобие «взрослой» депрессии, хоть имеет симптомы, свойственные младенцам. Малыш вдруг начинает беспричинно капризничать, плохо кушать и спать, тосковать, терять в весе. У него могут даже меняться рефлексы, появляются признаки временной остановки в развитии. Словом, регресс.

В 90-х годах прошлого века в Америке было проведено интересное исследование, касающееся депрессивных матерей и их младенцев. Оказалось, что даже трехмесячные дети, интуитивно улавливая угнетенное состояние мам, постоянно пытались отвернуть от них головы так же, как и вообще от взрослых людей. Очевидно, скорее всего, безразличные лица мам их расстраивали значительно больше, чем отсутствие мамы возле них, если ей приходилось уйти из комнаты.

Ну а самое главное, они не улыбались, хоть улыбка и ее сияние, обаяние лишь для того, чтобы Вас очаровывать, чтобы Вас обвораживать, чтобы стать властелином внимания Вашего на значительный срок своей детской беспомощности. Потому, что внимание – это забота. Но когда ты в депрессии, эта забота, так же как и внимание, тебя не волнует. Ты становишься просто ко всему безучастным.

У ребенка дошкольного возраста под влиянием детской депрессии может даже меняться осанка, став похожей на старческую. Ваш малыш беспричинно капризничает, Ваш малыш беспричинно тревожен, беспокойным стал сон и плохой аппетит. Появились внезапно признаки энуреза, хотя раньше их никогда не было. В общем, Вас беспокоит здоровье ребенка и Вы ходите по специалистам, но лечение не помогает.

У детей младшего школьного возраста депрессия проявляется не только в бесконечных жалобах на плохое здоровье, но Вас также волнуют и появившиеся изменения в поведении ребенка, ранее не свойственные ему. Он становится замкнутым и раздражительным, не желает общаться с друзьями, играть, постоянно рассеян, стал хуже учиться, потерял ко всему интерес, объясняя все это тем, что ему скучно.

Чем старше становится Ваш ребенок, тем легче Вам выявить у него признаки даже лишь начинающейся депрессии, потому что уже он не просто страдает, а пытается Вам объяснить – почему… И Вы вдруг узнаете, что он в этой жизни – неудачник и жизнь ему – ни к чему. Никому он не нужен, никчемен, бездарен. Все его раздражает, так же, как, очевидно, и он остальных.

Или вдруг Ваш ребенок стал пассивно послушен, ко всему безучастен, заторможен и вял. Изменился не в лучшую сторону. Тянется к алкоголю и начал курить. Объясняешь, что вредно, – кричит, грубиянит и грозит Вам расправой с собой.

Ну а если грозит – испугайтесь! Ведь такое изменение поведения ребенка в средних и старших классах школы может быть проявлением депрессии подросткового возраста, скрываемой под множеством масок. Даже длительная беспричинная и ничем не объяснимая субфебрильная температура у ребенка может быть тоже признаком развивающейся депрессии.

По мнению специалистов, главная особенность проявления депрессии у детей – это практически отсутствие хрестоматийных симптомов депрессии, о которых мы знаем и которых боимся. У подростков депрессия любит скрываться под различными карнавальными масками, называемыми психиатрами «депрессивными эквивалентами». И на первый взгляд необъяснимое повышение температуры может быть всего-навсего гипертермической маской этой болезни.

И еще одна маска депрессии, нас нередко вводящая всех в заблуждение, даже опытных, знающих педиатров. Это частые боли в животе у ребенка, принимаемые за гастриты и язву, холангиты и холециститы, всевозможные дискинезии желчевыводящих путей… Иногда и за аппендицит…

И ребенок, как путник, бродит по кабинетам всевозможных врачей-специалистов, собирает «коллекцию» разных обследований, даже лечится профилактически, а в итоге обычно – нулевой результат. Нулевой до тех пор, пока он не пойдет на прием к психиатру.

Но не каждый родитель, во-первых, согласен пойти к психиатру из-за стереотипа мышления: психиатр – позор для семьи. У нас нет ненормальных, душевнобольных…

Во-вторых, если нет патологии – эти боли должны пройти сами.

И к тому же, как правило, школьный психолог объясняет родителям, что у ребенка просто школьный невроз, объясняет, не советуясь с психиатрами, часто делая акцент лишь только на каких-то нюансах этой проблемы, большей частью второстепенных. И особенно если ребенок неожиданно начал вдруг плохо учиться.

Однако школьная неуспеваемость ребенка с нормальным интеллектом и без видимых причин – нередко тоже всего-навсего лишь маска депрессивного расстройства. А Вы, не понимая этого, как лодыря, ругаете подростка, зовя бездельником, лентяем, используя свой экспрессивный запас речи, когда бы его надо поддержать, помочь и дать возможность снова поверить в свои силы и себя.

Французские ученые считают, что даже синдром «беспокойных ног», мешающий заснуть, так как ребенок никак не может найти себе удобное положение для сна, не зная, как лучше приспособить для этого ноги, тоже один из эквивалентов депрессии. И этот синдром действительно исчезает после лечения антидепрессантами.

По мнению американских исследователей, общение депрессивных больных по телефону с врачом, так называемая телефонная терапия, во многих случаях способна заменить психотерапию, проводимую с «глазу на глаз» пациента с психотерапевтом. После разговора по телефону почти у 77 % больных было зафиксировано улучшение их психического состояния.

(По материалам СМИ)

Не удивляйтесь, если специалист, говоря, что у Вашего ребенка, беспокоящего Вас своими навязчивыми фантазиями, в которые он погружается так, что не в состоянии «выкарабкаться», не просто «синдром патологического фантазирования», а маска депрессии, во всяком случае, депрессия сопровождает его.

Однако не надо путать нормальную возрастную фантазию ребенка, катализирующую его творческие способности, с патологической. Нормальное фантазирование – это фантазирование по желанию самого ребенка, «по моему хотению» до тех пор, пока он сам этого пожелает. Патологическое фантазирование «включается» и «выключается» само, независимо от желания и потребностей детей. И вновь в этих случаях на помощь такому ребенку приходят уже известные Вам антидепрессанты. Анти – значит против, иначе говоря, лекарства против депрессии.

У девочек-подростков увеличивается риск появления депрессии после полового созревания. Чаще всего это объясняется тем, что, в отличие от мальчиков, девочки более пессимистично относятся к своему половому созреванию, а также к статусу сегодняшней женщины в обществе.

В последние годы депрессия и ее эквиваленты настолько стали распространенными, что эту болезнь начали называть «психическим насморком». Но многие из людей, попавших в ее сети, обычно даже и не догадываются, что они ею больны, принимая свои стойкие изменения настроения – и беспричинное уныние, и бесконечную хандру – за серость будней, за все, что угодно, вплоть до адекватной нормы на всевозможные стрессогены, за все – кроме нее.

Да, конечно, депрессия в понятии взрослых, какие бы маски она ни носила, всегда с примесью грусти, как влюбленный в Мальвину Пьеро.

И когда Ваш ребенок ведет себя с Вами, позабыв этикет, вечно взвинченный и раздраженный, Вас это лишь злит. Вы не можете больше выслушивать грубости, Вам претит его дерзость и неблагодарность, одиночество, замкнутость, вечные жалобы на его поведение учителей. Вы не можете больше терпеть его выходки даже дома, где в детской всегда беспорядок, все вверх дном, все в дремучей пыли. И «воюете» с ним из-за этого, унижая, круша его самооценку, рубите ее прямо под корень, как деревья в лесу. А ведь так у подростка способна проявляться депрессия не тоскливо-печальная, кроткая, а кричащая и агрессивная. И попробуй ее разгляди под таким толстым слоем пестрого макияжа.

К сожалению, мы различаем ее в основном лишь тогда, когда вдруг у ребенка появляются суицидальные мысли или даже попытки… Когда необходимыми стали ему уже реанимационные мероприятия, в буквальном и переносном смысле этого слова. А до этого весь карнавал подростковой депрессии только Вас раздражает, как и то, что ребенок уже стал изгоем в среде сверстников, в классе, везде… Разве можно ему посочувствовать? Да его надо бить, бить и бить… хотя б так, но подправить изъяны своего воспитания «пряником». Когда лучше бы было «кнутом».

Однако каким бы хамелеоном ни казались бы Вам симптомы депрессии, о ней можно задуматься уже тогда, когда Вы вдруг заметите, что у ребенка стало часто меняться его настроение, поведение, даже мышление с жизненными его установками, не говоря уже о физических изменениях в состоянии здоровья. Например, состояние здоровья его будет ухудшаться прямо на глазах – от плохого сна и аппетита до быстрой утомляемости. Вас должны насторожить частые и ничем не объяснимые, правда после проведенного тщательного медицинского обследования, головные боли и боли в желудке, периодически появляющаяся тошнота.

Вас должны настораживать также изменения настроения в виде уныния и тоски, нескрываемые грусть, печаль, апатия…

Вас способны не раз выводить из себя и капризы детей, так же, как раздражение, гнев и ярость, все вспышки агрессии, защищавшие в виде брони их от всех депрессивных проблем.

Вы привыкли уже к частым спорам, к мучившему чувству вины…

Вы привыкли, что их поведение, вместе с ними бунтуя, полно беспокойства. Появляется чувство тревоги, заторможенность действий, замедленность речи, рвутся связи с друзьями.

Поведение даже может стать деструктивным. Появляется тяга к алкогольным напиткам и наркотикам, лишь бы как-то суметь заглушить боль души.

Их мышление тоже начинает меняться. Пуп Вселенной теперь они сами. Но они ему не поклоняются. Их желание – разнести этот свой «пуп» в пух и прах и разрушить так до основания. Они – в поисках своей вины, неизвестно за что и зачем так самоистязая себя.

Безусловно, такое мышление отражается часто на их самых важных жизненных установках. Уменьшается вера в себя, в безграничность своих «безграничных» возможностей. Нет уже веры в будущее. Понижается самооценка. Все вокруг только в мрачных тонах. Пессимизм вселяется в душу, разъедая ее плесневыми грибками.

В то же время, наблюдая на протяжении десяти лет за детьми и подростками, страдающими депрессией, ученые Питсбургского университета пришли к выводам, что у 16 % больных подростков депрессия протекала атипично. Оказалось, что у этих детей на фоне колебания настроения наблюдались не общеизвестные всем, такие типичные признаки депрессивного состояния, как отсутствие сна и аппетита, а их своеобразные антиподы – аппетит был повышен на фоне избыточной сонливости. Эти дети не теряли свой вес, а прибавляли в массе тела. Но тем не менее они страдали депрессией.

По мнению американских исследователей, эти данные свидетельствуют о том, что родители тинейджеров должны более точно знать симптомы начинающейся депрессии, как типичные, так и атипичные, чтобы вовремя обратиться за специализированной помощью.

Так как у депрессивных родителей чаще, чем в других семьях, может быть депрессивным ребенок, выросший в атмосфере уныния, предполагая у Вашего ребенка депрессивное состояние, постарайтесь понять, нет ли у Вас самих этого состояния.

Для этой цели можно использовать специальный тест Американской психиатрической ассоциации.

Обратите внимание на следующие критерии:

  1. Подавленное состояние духа (иногда раздражительность по отношению к детям или подросткам) большую часть дня, почти ежедневно.
  2. Заметно снизившийся интерес ко всему (или почти ко всему) – апатия или общая неудовлетворенность, почти ежедневная пониженная активность большую часть дня.
  3. Значительная потеря (прибавление) веса без перехода на новую диету (больше 5 % веса тела в месяц) или почти ежедневное снижение (повышение) аппетита (у ребенка это выявляется и по недостатку ожидаемого прибавления в весе).
  4. Почти хроническая бессонница или патологическая сонливость.
  5. Психомоторное возбуждение или психомоторное торможение – ненормальное ускорение или замедление психомоторных движений и психических процессов, почти ежедневно наблюдаемое другими людьми (а не просто субъективные ощущения беспокойства или заторможенности).
  6. Почти хроническая усталость и потеря энергии.
  7. Часто ощущаемое состояние никчемности, излишнее или неуместное чувство вины, которое может быть маниакальным (это не просто угрызения совести или чувство вины в связи с болезнью).
  8. Почти постоянная пониженная способность к мышлению, невозможность сосредоточиться и нерешительность.
  9. Мысли и суицидальные попытки.

Обязательное наличие первого и второго симптомов в совокупности с еще тремя из общего числа критериев, наблюдаемое не менее двух недель, может указывать на наличие у Вас депрессивного состояния. Однако это еще не диагноз, а предпосылки для дальнейшего обязательного обследования.

И если даже это обследование не подтвердит возникшее предположение, тем не менее ребенок, воспитываемый подобными родителями с подавленным состоянием духа и апатией ко всему окружающему, причем не только в течение лишь двух недель, а на протяжении гораздо более длительного срока, один из самых «достойных» претендентов на появление депрессивного состояния.

Вообще, депрессивное состояние – не одно. Существует множество форм депрессии. Но родителям важно предупредить развитие этих форм, обратив внимание хотя б на тенденцию к появлению этого заболевания.

Приблизительно около одного процента, а по некоторым данным и меньше, дошкольников подвержены депрессии, и около двух процентов школьников младших классов, не достигших половой зрелости. По мере взросления детей и их полового созревания эти цифры резко увеличиваются, особенно среди девочек.

Плохая успеваемость почти у 80 % детей связана с депрессивными состояниями и расстройствами настроения.

Так как часто первые признаки депрессии напоминают собой возрастные особенности ребенка, только более ярко выраженные, родители не должны пропустить эту «выраженность», тем более при наличии таких настораживающих факторов, как внезапная тяга к наркотикам и алкоголю, побеги из дома и школы, заострение антисоциальных черт характера.

Говоря о причинах депрессии, прежде всего надо упомянуть всевозможные стрессогенные факторы, способные спровоцировать подобные состояния у детей. Причем если о факторах, связанных с потерей близких людей и разводом родителей, известно всем, то о таких, как адаптация к новой школе, новому городу, новой стране, – почти никому.

Как показали исследования английских ученых, даже младшие по возрасту дети в группе ровесников больше подвержены стрессам и депрессии. Причем, казалось бы, на первый взгляд совсем незначительная разница в возрасте – всего в несколько месяцев – имеет существенное значение. Так что не стоит спешить отдавать Вашего вундеркинда учиться на несколько классов выше из-за его необычных знаний и прекрасных способностей, торопясь вбежать во взрослую жизнь на предельных для этого скоростях, ведь последствия могут быть непредсказуемыми.

Безусловно, немаловажная роль принадлежит и школьным стрессам: конфликты с учителями, боязнь плохих оценок и получение их, контрольные работы и тесты, разборы плохого поведения в классе, коммуникативные трудности с одноклассниками в силу разных причин.

По данным последних исследований, дети, видящие насилие родителей по отношению друг к другу, чаще склонны к депрессии, чем их сверстники.

Депрессивным расстройствам довольно часто подвержены и подростки, у которых сформировался негативный телесный образ по отношению к себе, а также дети с ранним сексуальным опытом. Исследования американского ученого Кирка Джонсона показали, что у более 25 % девочек с опытом раннего секса выявлялись признаки депрессии, в то время как у их одноклассниц без этого опыта подобное состояние отмечалось лишь в 7,7 %. Депрессивные изменения регистрировались у 8,3 % сексуально активных мальчиков и у 3,4 % ребят, не занимающихся сексом.

В то же время ученые из Калифорнийского университета обратили внимание на то, что сексуально активные депрессивные подростки в основном занимались небезопасным сексом, пренебрегая презервативами и другими всевозможными видами контрацепции.

К депрессии чаще других склонны также дети, родившиеся недоношенными. И даже фанатизм современных подростков по отношению к своим знаменитым кумирам может явиться причиной депрессивного расстройства.

В последние годы доказано, что депрессия может передаваться от матери к ребенку, и вылеченная депрессия у матерей – путь к выздоровлению их детей.

Удивительное открытие американских и британских ученых коснулось послеродовой депрессии отцов. Оказалось, что эта депрессия может способствовать развитию депрессивных состояний и у младенцев уже через два месяца после рождения. Причем некоторые проблемы поведения отмечались у детей и в более позднем возрасте – раннем и дошкольном, отмечаясь чаще у мальчиков, подражавших поведению их отцов.

Ссора с другом, родителями, всевозможные конфликты в семье, наследственная робость и замкнутость Вашего ребенка – все может способствовать развитию этого заболевания.

Депрессия может проявляться также на фоне различных хронических заболеваний.

Но чаще всего депрессивные состояния возникают в связи с тем, что ребенок себя ощущает нелюбимым и лишним в семье, лишен нежности Вашей и ласки. Ваше авторитарное воспитание, бесконечные наказания и упреки, отсутствие взаимопонимания – тропинки и дороги к депрессии.

И когда Ваш ребенок хотя б намекает, что ему одиноко и грустно в семье, когда он твердит Вам постоянно о скуке, что ему «не везет», у него все не так – хотя б раз, но прислушайтесь к этим словам. Ведь ребенок не будет Вам жаловаться на депрессию, как может взрослый.

По мнению З. Фрейда, депрессия – это неосознанная ярость, гнев, обращенный вовнутрь, реакция на свою беспомощность.

В то же время все чаще и чаще появляются исследования, доказывающие генетическую предрасположенность человека к депрессии. По мнению английского профессора-генетика Питера Шофиелда, 21 % людей имеет генотип предрасположенности к депрессии, 26,4 % – генотип устойчивости к депрессии и 53 % – смешанный генотип. Так что, какими бы вескими ни были причины, способствующие развитию депрессивного состояния у Вашего ребенка, надо учитывать и предрасположенность его к этому состоянию на генетическом уровне. Депрессивный ребенок впоследствии может стать также и депрессивным взрослым.

А депрессия вряд ли пройдет без лечения устранением ее причины, если это, конечно, возможно. Иногда надо просто ребенка забрать из семьи на какое-то время к другим близким людям, и она угасает как искра, если стрессы таились в его родном доме. Иногда надо просто сменить Вам учителя. Иногда даже школу, каких-то друзей. Главное, чтоб Вы действовали, а не ждали, что когда-то пройдет все само. Может быть, пройдет. А если нет?

Депрессивный ребенок – своеобразная мина замедленного действия. И «сюрпризы» его поведения непредсказуемы: от самого страшного – суицидальных попыток до тяги к различным зависимостям – наркотической и алкогольной. Исследования голландских ученых показали, что депрессивные дети, став взрослыми, относятся к группе риска по употреблению экстези. Оказалось, что о признаках своей «несчастливости» знали уже в 3 % случаев трехлетние дети и в 20 % – тинейджеры.

На сегодняшний день, только по официальным данным, на нашей планете 120 миллионов людей страдает явной депрессией. И эта цифра прогрессивно растет. Но, если бы мы попытались давать как можно меньше поводов для появления ее у наших детей, хотя бы уменьшением количества разводов, то вряд ли б достигли такого «прогресса». И если бы мы как можно реже вовлекали бы наших детей в свои взрослые стрессовые ситуации… И если бы мы… Если бы… Если бы…

И как только добиться, чтобы это сослагательное наклонение перешло в повелительное, без бы… бы… бы… И как только добиться, чтобы все родители четко и без возражения делали то, что необходимо их детям для полноценной и яркой жизни.

КАК ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям при подозрении на наличие у ребенка депрессивного состояния

  • При малейшем подозрении на депрессию срочно обратиться к специалисту и обсудить с ним тактику «лечения», если причина будет связана с семейными и школьными обстоятельствами.
  • Обращать внимание на жалобы ребенка и его депрессивные высказывания, а не игнорировать их.
  • Постоянно анализировать особенности изменения поведения ребенка, если его внезапно тянет к замкнутости и одиночеству.
  • Разбираться в причинах постоянных капризов, если раньше ребенок был некапризным.
  • Понять, почему у ребенка вдруг резко пропал аппетит или же стал повышенным.
  • Не ругать за плохую успеваемость в школе, а понять – почему он стал хуже учиться.
  • Разобраться в причинах ухудшения сна и бессонницы.
  • Поощрять хобби и увлечения Вашего ребенка.
  • Оградить от того, что может испортить ему настроение.
  • Не выяснять с ним отношений по мелочам.
  • Создавать атмосферу радости и веселья.
  • Воспитывать оптимистом.

КАК НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО вести себя родителям при подозрении на наличие у ребенка депрессивного состояния

  • Насмехаться над ним и специально провоцировать подобное состояние.
  • Не обращать внимания на жалобы ребенка, связанные с угрозой его здоровью, в связи с мрачными мыслями и унынием.
  • Узнав, что у ребенка депрессивное состояние, отказаться от лечения его у специалистов.

И все-таки, чтобы не пропустить начинающуюся депрессию у Вашего ребенка, как бы мало вы ни общались с ним в силу сложившихся обстоятельств, постарайтесь воспользоваться критериями наблюдения за детьми с депрессивными состояниями, предложенными американскими врачами.

  1. Ваш ребенок плачет чаще, чем раньше?
  2. Он жалуется на ощущение грусти или внутренней пустоты?
  3. Когда что-то происходит не так, как он того хочет, думает ли он, что его жизнь безнадежна?
  4. Трудно ли ему заснуть или же он просыпается посреди ночи и не может снова заснуть?
  5. Ваш ребенок