Воспитать истинного джентльмена: миссия выполнима!

Воспитать истинного джентльмена: миссия выполнима!

(4 голоса5.0 из 5)

Веж­ли­вость и духов­ность вза­и­мо­свя­заны. С мла­дых ног­тей вос­пи­ты­вая детей учти­выми, мы радеем и об их духов­ной жизни. Есте­ственно ли быть веж­ли­вым и дели­кат­ным? Как пра­вильно учить веж­ли­во­сти? Размыш­ляет архи­манд­рит Савва (Мажуко).

hqdefault - Воспитать истинного джентльмена: миссия выполнима!– Одна­жды Кор­ней Чуков­ский, наш люби­мый уди­ви­тель­ный автор, лите­ра­ту­ро­вед, про­фес­сор, и про­сто дет­ский писа­тель, кото­рого мы знаем едва ли не с пелё­нок, – одна­жды он отпра­вился в Киев к друзьям.

И вдруг узнал, что где-то на сосед­ней улице про­жи­вает Антон Семё­но­вич Мака­ренко, о кото­ром он давно слы­шал как о вели­ком педа­гоге и воспитателе.

Тот, кото­рый создал какой-то совер­шенно уни­каль­ный рай для бес­при­зор­ни­ков, куда попа­дают люди с жут­ким уго­лов­ным про­шлым: убийцы, нар­ко­маны, насиль­ники, воры. И откуда выхо­дят пре­крас­ные моло­дые люди: вос­пи­тан­ные, интел­ли­гент­ные, отлич­ные тру­же­ники, пре­крас­ные дру­зья, това­рищи, на кото­рых можно поло­житься. Конечно же, с таким чело­ве­ком Чуков­ский обя­зан был познакомиться.

И он опи­сы­вает это в крас­ках, свой­ствен­ных его таланту. Так опи­сы­вает, как будто сам пере­жи­ва­ешь это киев­ское жар­кое лето, пол­день, когда он выхо­дит из калитки сво­его дома и спра­ши­вает у детей (почему-то дети ока­за­лись осве­дом­лён­ными, как пройти до дома Мака­ренко), и дети сопро­вож­дают его по улице.

Вот он идет по этим киев­ским ули­цам, осве­щён­ным жар­ким лет­ним солн­цем, под­хо­дит к белому дому и видит во дворе игра­ю­щих в мяч под­рост­ков. Спра­ши­вает: «Можно мне уви­деть Антона Семё­но­вича Макаренко?»

Моло­дые люди окру­жают его и гово­рят: «Мы рады Вас видеть, но навер­няка Вы не зна­ете, что Антон Семё­но­вич после обеда отды­хает. Но не далее как через чет­верть часа он обя­за­тельно Вас при­мет, Вы его уви­дите. А Вы откуда, как Вас зовут, как Вы нахо­дите Киев? Не правда ли, чудес­ная погода?»

Чуков­ский был шоки­ро­ван. Его окру­жили под­ростки, кото­рые только что играли в мяч, с явным наме­ре­нием раз­влечь этого оди­но­кого чело­века, чтобы он чет­верть часа про­вел в мак­си­маль­ном комфорте. 

Они его уса­дили в тень и галантно стали рас­спра­ши­вать о его жизни, то есть вели то, что англи­чане назы­вают «small tolk», свет­скую беседу на самом высо­ком уровне. Это были обыч­ные совет­ские подростки. 

Через какое-то время на крыльце пока­зался Мака­ренко – опять же в сопро­вож­де­нии детей. И выяс­ни­лось, почему дети сопро­вож­дали Чуков­ского, потому что Мака­ренко тут же поде­лился с дет­ками куку­ру­зой, и видимо, это он делал не в пер­вый раз, это была, видимо, такая традиция.

3035063 - Воспитать истинного джентльмена: миссия выполнима!

И нача­лось зна­ком­ство, галант­ный раз­го­вор. Дети вер­ну­лись к игре, и Чуков­ский заме­тил, с каким нетер­пе­нием они побе­жали про­дол­жать игру, потому что, видимо, с этим дядь­кой с чёр­ными усами им было явно скучно, но они себя сдер­жи­вали, чтобы его развлечь.

И Чуков­ский заме­тил в облике Мака­ренко есте­ствен­ную вели­ча­вость. Что-то в нём было цель­ное, доб­рот­ное, поро­ди­стое, если так можно сказать.

И вот они стоят, о чём-то раз­го­ва­ри­вают и наблю­дают за игрой маль­чи­ков, и Чуков­ский гово­рит: «Послу­шайте, какие-то уди­ви­тель­ные дети! Я несколько лет про­жил в Англии, и мне это напо­ми­нает пове­де­ние окс­форд­ских сту­ден­тов, вот так играют в мяч окс­форд­ские сту­денты – веж­ливо, интел­ли­гентно, и они со мной так пого­во­рили сей­час, Антон Семё­но­вич, Вы бы слышали!»

Мака­ренко посмот­рел вни­ма­тельно и гово­рит: «Видите, вот тот кур­ча­вый, у него такие вызы­ва­ю­щие куд­ряшки на макушке? Это самый извест­ный вор Киев­ского рынка. А вон тот, в белых шта­нах, кото­рый сей­час побе­жал? Он был в банде,  что гро­мила наши поезда киев­ского направ­ле­ния. Да, вот этот маль­чик. Это мои воспитанники».

Это были вос­пи­тан­ники Мака­ренко, потому что, как при­знался впо­след­ствии Чуков­скому один из вос­пи­тан­ни­ков, Мака­ренко их обу­чал тому, что прежде всего как совет­ские люди они должны были быть веж­ли­выми, дели­кат­ными, так­тич­ными, пре­ду­пре­ди­тель­ными. Не только со стар­шими, что у нас явля­ется акси­о­мой, но и между собой. Даже между собой. А для детей это очень тяжело.

0308569d726ef1b290291f604874179d - Воспитать истинного джентльмена: миссия выполнима!

У детей есть своя соб­ствен­ная речь, свои тайны, они осо­бенно не цере­мо­нятся друг с дру­гом. Но стоит пока­заться взрос­лым, они тут же ста­но­вятся чин­ными. Так вот, Мака­ренко при­ви­вал мысль, что нельзя совет­скому чело­веку быть хамо­ва­тым, гру­бым, наглым.

Вот что гово­рит один из его вос­пи­тан­ни­ков: «У нас тре­бо­ва­лась без­уко­риз­нен­ная веж­ли­вость (фраза какая потря­са­ю­щая «без­уко­риз­нен­ная веж­ли­вость»!) в обра­ще­нии друг с дру­гом, осо­бенно со стар­шими, со всеми граж­да­нами, с посе­ти­те­лями, с посто­рон­ними людьми.

Антон Семё­но­вич  утвер­ждал: «Мы, совет­ские люди, должны бли­стать изыс­кан­ной вос­пи­тан­но­стью и джентль­мен­ством. Нашей вос­пи­тан­но­сти дол­жен зави­до­вать весь мир». Мы можем запо­до­зрить Мака­ренко в пока­зухе, не так ли? Это наша исто­ри­че­ская болезнь.

Мы при­выкли делать что-то напо­каз – надо пока­зать Западу, надо пока­зать Москве, или надо пока­зать еще кому-нибудь, чтобы они уви­дели, что мы тоже можем. Но нет, Мака­ренко гово­рил о другом.

Веж­ли­вость должна войти в кровь и в плоть, чтобы ты нико­гда не пере­ста­вал быть этим веж­ли­вым человеком. 

Зачем я это вспо­ми­наю – я, пра­во­слав­ный свя­щен­ник, цити­рую Мака­ренко, кото­рый, мягко говоря, в Бога не верил, и даже в своей био­гра­фии допу­стил такой “заме­ча­тель­ный эпи­зод”, как отбил у свя­щен­ника жену, матушку? Да, было с ним вся­кое. Но мне кажется, что направ­ле­ние, в кото­ром мыс­лил Мака­ренко, очень верно в своей глубине.

Для пра­во­слав­ного чело­века очень важно быть без­уко­риз­ненно веж­ли­вым. Это важ­ней­шая кон­станта нашей духов­ной жизни. Без веж­ли­во­сти, без пре­ду­пре­ди­тель­но­сти, без такта невоз­можно достичь каких-то высот в духов­но­сти. Невозможно. 

В дет­стве у меня была такая про­блема, как писать, запи­сы­вать свои мысли, была при­вычка все­гда вести какие-то днев­ники, записи – с самого ран­него дет­ства это про­ис­хо­дило как-то само собой.

У меня было море блок­но­тов, каких-то тет­ра­док, запис­ных кни­жек. И я решил для себя, что в школе-то я буду писать, как поло­жено, без оши­бок, со всеми запя­тыми, а для себя  могу писать так, как при­дется. Все равно мне читать, зачем мне эта вся глу­пость нужна? И в какой-то момент я понял, что это невозможно.

Гра­мот­ным надо быть все­гда, и иначе им вообще нико­гда не ста­нешь. Гра­мот­ность не дис­кретна, она не знает перерыва. 

То же самое и с веж­ли­во­стью, с дели­кат­но­стью, с духов­но­стью, с нашей духов­ной при­ро­дой. Нужно быть веж­ли­вым не для кого-то, не потому, что на нас смот­рят, и мы должны что-то показать. 

А потому что даже наедине с собой ты дол­жен хра­нить совесть, стыд, цело­муд­рие, веж­ли­вость, дели­кат­ность, глу­бо­кое ува­же­ние и к себе, и к другим. 

Это кра­е­уголь­ный камень, это про­блема, кото­рая зани­мает важ­ней­шее место в цер­ков­ной нашей жизни, потому что и свя­щен­ни­ков, и мирян, и даже епи­ско­пов уко­ряют в том, что мы гру­бые, у нас слиш­ком много хам­ства, даже бого­слов­ски обос­но­ван­ного. Это непра­виль­ный путь.

В цитате из Мака­ренко я бы заме­нил слова «совет­ские люди» на слово «хри­сти­а­нин», и ска­зал бы: «Мы, хри­сти­ане, должны бли­стать изыс­кан­ной вос­пи­тан­но­стью и джентль­мен­ством. Нашей вос­пи­тан­но­сти дол­жен зави­до­вать весь мир». Хотя, может быть, не зави­до­вать – а про­сто восхищаться. 

Потому что, мне кажется, что веж­ли­вость, дели­кат­ность, такт, пре­ду­пре­ди­тель­ность – это то, что настолько есте­ственно любому чело­веку, и в первую оче­редь хри­сти­а­нину, что оно не стоит тех длин­ных раз­го­во­ров, кото­рые мы тра­тим на эту проблему.

Поэтому, дру­зья мои, без­уко­риз­нен­ная веж­ли­вость для лич­ного поль­зо­ва­ния не знает отдыха и пере­ры­вов. Давайте будем идти этим путём, кото­рый нам ука­зал не только Мака­ренко, но и все муд­рецы древности.

Беседа состо­я­лась в эфире интер­нет-канала Гомель­ского муж­ского Свято-Николь­ского монастыря

Соб. инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки