<span class="bg_bpub_book_author">В. <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Aleksandr_Ivanov/" target="_blank" title="Александр Васильевич Иванов, профессор">А. Иванова</a>, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь</span> <br>Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Aleksandr_Ivanov/" target="_blank" title="Александр Васильевич Иванов, профессор">А. Иванова</a>, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь
Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

(3 голоса4.0 из 5)

Предисловие

Эта книга посвящена русскому языку, но она не является учебником, она только разъясняет и дополняет его. Авторы стремились в популярной и по возможности занимательной форме рассказать о наиболее трудных вопросах русского языка.

В учебниках по русскому языку для средней школы грамматика излагается в основном как свод определений и правил. Объяснительные тексты к этим определениям и правилам отсутствуют, чем учебники русского языка резко отличаются от учебников по другим предметам (биологии, географии и т. п.), а между тем грамматические явления так же, а может быть и больше, нуждаются в содержательных текстах.

Вот эту задачу — дать пояснения к некоторым грамматическим правилам — и ставит перед собой настоящая книга. Она построена в виде небольших рассказов на определенную тему. К ним, как правило, даны занимательные заголовки, в качестве которых используются пословицы, крылатые выражения, цитаты из известных стихов, содержащие описываемое явление. Такие заголовки, на наш взгляд, помогут привлечь внимание учащихся к рассказу.

Сами рассказы можно условно разделить на две группы: одну составят рассказы, в которых в доступной форме излагается материал по русскому языку, как бы он мог быть представлен на уроке; вторую — беседы между учителем и учащимися, имитирующими урок на заданную тему. Такие рассказы должны показать, как, в каком направлении может развиваться диалог на ту или иную грамматическую тему, т. е. послужить моделью для составления аналогичных бесед на различные языковые темы.

В тексты рассказов часто включаются цитаты из произведений крупных отечественных лингвистов, общественных деятелей, писателей, поэтов, критиков, журналистов. Обычно это яркие, афористичные по форме высказывания о различных явлениях русского языка. Суждения эти весьма авторитетны, так как писатели и поэты постоянно имеют дело с языком, это их главный инструмент, на котором они создают свои художественные произведения. Их размышления о словах, звуках, грамматических формах, ударении в высшей степени поучительны.

Особое внимание в книге обращено на термины. Термин, как правило, содержит то основное зерно истины, которое потом раскрывается в содержательном тексте, посвященном грамматическому явлению.

После текстов даются задания, которые учитель может предложить учащимся, а также некоторые советы учителю.

Большое место в наших рассказах отводится словарям, особенно школьным. Школьные словари рассматриваются как книги, с которыми учащиеся должны «общаться» постоянно.

К отдельным темам или к части речи в целом приводятся «Вопросы для любознательных», ответы на которые даны в конце пособия. Вопросы, содержащиеся в рассказах, в зависимости от трудности учитель может ставить в конце урока в качестве проверки полученных знаний. Они могут также задаваться на дом, обсуждаться на занятиях кружков и факультативов по русскому языку, предлагаться в качестве вопросов на лингвистических олимпиадах.

Материал книги может быть использован учителем как на уроке, так и на внеклассных занятиях.

Эта книга может быть рекомендована и учащимся, желающим повысить свои знания по русскому языку.

Авторы будут рады получить критические замечания как от учителей, так и от учащихся.

1. Фонетика

Чудо из чудес

Почтальон принес свежую газету. Мы раскрываем ее и узнаем о событиях, происходящих не только в нашей стране, но и за ее пределами…

Ежедневно мы пользуемся печатным словом, читая и перечитывая книги, статьи в газетах и журналах…

А.М. Горький писал: «Книга, быть может, наиболее сложное великое чудо из всех чудес, сотворенных человечеством на пути к его счастью и могуществу будущего».

Еще чаще мы пользуемся устной речью: от колыбели до глубокой старости, до последнего вздоха… Ребенок учится понимать и произносить слова значительно раньше, чем ходить, и с речью он не расстается на протяжении всей жизни.

Для человека слово стало чем-то привычным, обыденным. Мы подчас не задумываемся над тем, каким бесценным богатством владеем.

Мы говорим, произнося слова, предложения. Наш собеседник, слушая и понимая значение слов, образованных с помощью звуков, «расшифровывает» наши мысли, чувства и отвечает на них словом и делом. Смысл работы, выполняемой словом, художественно передал известный писатель В.Г. Короленко: «Слово дано человеку не для самоудовлетворения, а для воплощения и передачи той мысли, того чувства, той доли истины или вдохновения, которым он обладает, другим людям… Слово — это не игрушечный шар, летящий по ветру. Это орудие работы…»

Землю населяют разные живые существа, от мельчайших до таких великанов, как слоны и киты. Но только человек обладает даром слова. И как бы мы ни определяли этот дар — священный, божественный, величественный, великолепный, бесценный, бессмертный, чудесный — мы не отразим во всей полноте его огромного значения.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Слова состоят из звуков. Сами по себе звуки ничего не обозначают. Произнесите звуки о, д, м. Никто ничего не поймет. Но достаточно эти же звуки произнести в другом порядке — дом, как слушатели поймут, что речь идет о строении, в котором живут люди. Почему так произошло?

С незапамятных времен, на протяжении многих тысяч лет звуки речи, складываясь в определенном порядке, стали словами, которые имеют значение, смысл. Теперь каждый звук в слове занимает свое место.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Например, в слове кот на первом месте звук к, на втором — о, на третьем — т. Если мы изменим порядок звуков (ток, кто), заменим хотя бы один из звуков (бот, кол), или исключим (от, ко), или прибавим (скот), то первоначальное слово перестанет существовать — появятся совершенно новые слова или ничего не получится, кроме набора звуков. Вот почему очень важно правильно произносить, а также правильно, грамотно писать слова.

Нужно помнить также и о том, что в каждом языке, исключая родственные, одно и то же понятие обозначается разными словами, состоящими из других звуков сравнительно с русским. Вот и получается, что понятие одно, а слова разные. Так возникает разнообразие языков.

Вспомните, из каких звуков состоит слово дом в вашем родном языке.

Звуки речи

Каждый язык имеет сравнительно небольшое количество звуков — типов, называемых в науке фонемами. В русском языке 41 фонема.

Звуки делятся на две неравные группы: бóльшую из них образуют согласные, а мéньшую — гласные. Их роль в слоге различна: гласные — это звуки, состоящие из голоса и шума и образующие слог; согласные — это звуки, встречающиеся в слоге только с гласными, о чем свидетельствует и их название: согласный, т. е. вместе с гласным (как и соавтор, соученик, собеседник).

Различно и их произношение.

Как же произносятся гласные и согласные звуки?

Представьте, что из трубы выливается вода. Попробуйте у края трубы создать препятствие — напор воды усилится. То же происходит и при произнесении согласных звуков.

Когда образуются гласные, воздух проходит свободно, без препятствий. Проверить это легко: достаточно на тупой конец карандаша положить маленькую, согнутую в виде буквы г бумажку, поднести карандаш ко рту на расстоянии 7–10 сантиметров и произнести гласный звук, например а, о. Бумажка не шелохнется. Иное дело при произнесении согласных, например б, ф. Воздух встречает препятствие — бумажка падает.

Проделайте этот опыт сами.

Гласные звуки

Гласных звуков в русском языке 6 (букв — 10), а согласных — 35 (букв — 20), поэтому гласные звуки в словах повторяются значительно чаще. Есть слова, в которых один гласный повторяется несколько раз (обороноспособность — 7, носорог — 3, карандаш — 3, а в форме винительного падежа в слове кукуруза будет 4 у и т. д.). Но в языке много и таких слов, которые имеют только один гласный: сон, бок, лак, мир, дом и т. п. Меняя этот единственный гласный, мы можем получить совершенно новые слова: сын, сон, сан; лук, люк, лак, лик; бак, бок, бык, бук и т. п.

На особенностях гласных звуков построено много словарных игр. Вот одна из них.

Ведущий дает задание: «Напишите как можно больше слов с одинаковыми гласными. Пишем слова с гласным о. Можно пользоваться словарем. Игра на время». Участники пишут слова водоросль, долото, золото, молоко… Через назначенное время каждый из участников читает записанные им слова. Выигрывает тот, кто написал большее количество слов.

Проведите аналогичную игру на слова с другими гласными.

Согласные звуки

Согласных звуков в русском языке больше, поэтому слов с повторяющимися согласными очень мало (мама, папа, тетя, боб). Найти слова с тремя одинаковыми согласными уже трудно, а с четырьмя еще труднее. Но много слов, которые различаются только одним согласным звуком (гайка, майка, зайка, лайка, сайка, шайка, чайка; дом, ром, сом, том, ком, лом; часть, масть, пасть; соль, моль, боль, толь, роль, ноль; мост, рост, пост, тост и т. п.).

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Эту особенность языка использовал Я. Козловский в своих веселых стихах:

Солнце глянуло сквозь Щёлку,

Свесив огненную Чёлку.

Вышел еж с сапожной Щёткой,

Занялся работой Чёткой.

Буквы могут «шалить», и из-за этого происходят невероятные события:

В одно мгновенье

Барчука

«С» превратило

В барсука

И заявило:

— Ваша честь,

Теперь на хвост

Извольте сесть.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Вспомните такие «шутки», происходящие в родном языке.

Вопросы-шутки

1. Как каплю превратить в цаплю?

2. Можно ли из ноля получить соль?

О количестве гласных и согласных звуков

Количество гласных и согласных звуков в языках бывает разным. В современном русском языке гласных звуков 6, а в древнерусском их было 11, в молдавском языке 7 гласных, в польском — 9. Согласных звуков обычно в 3–4 раза больше.

Однако есть языки, в которых соотношение гласных и согласных несколько иное: в кавказских языках, например, подавляющее количество согласных звуков и минимальное — гласных. В одном из кавказских языков 70 согласных и только 2 гласных звука. А в гавайском языке примерно одинаковое количество гласных и согласных звуков (7 согласных и 5 гласных). Поэтому в этом языке возможны слова, состоящие только из гласных. А. Кондратов в книге «Звуки и знаки» приводит гавайское слово оиаио — «правда», состоящее только из пяти гласных звуков, что совершенно невозможно в русском языке. Для иллюстрации можно привести еще и гавайские географические названия: о. Оаху (3 гласных и один согласный), г. Саламауа (3 согласных и 5 гласных). Как видите, здесь также преобладают гласные звуки.

Интересное замечание на этот счет находим в «Былом и думах» Герцена. Профессор Георг Форстер, прислушиваясь к польскому языку, так богатому согласными, вспомнил своих знакомых гавайцев, говорящих почти одними гласными, и, конечно, в шутку сказал: «Если б эти два языка смешать, какое бы вышло звучное и плавное наречие!»

А какое соотношение гласных и согласных в вашем родном языке?

«Научное открытие»

В 4‑м классе шел урок русского языка. Ребята изучали звонкие и глухие согласные.

— Сегодня мы с вами сделаем «научное открытие», — предупредил детей учитель. — Я буду произносить звуки, а вы определяйте, какие они — звонкие или глухие. Б, — начал Виктор Александрович.

Одни ответили, что б — звонкий, другие — глухой. Учитель объяснил:

— В науке гадать нельзя, наука любит точность. Мы сделаем вот так: зажмите уши и произнесите звук б, а потом — п.

Сразу поднялись руки.

— Звук б — звонкий, а п — глухой, — уверенно ответил Толя.

— Почему?

— Когда я говорил б, то в голове у меня звенело, а когда произносил п, то звона не было. Шум был, — уточнил Толя. — Это потому, что голосовые связки не участвуют в произнесении звука п. И наоборот, при произнесении б они натянуты и дрожат, получается звон, поэтому этот звук и называют звонким.

— Правильно? — спросил учитель у класса.

— Правильно, — дружно ответили ученики.

— Какими буквами мы передаем на письме звук б и звук п?

— Буквами бэ и пэ.

— В какую же строчку мы запишем букву бэ?

— В строчку звонких согласных, — ответила Наташа.

С ней все согласились. В строчку глухих согласных записали букву пэ.

— Теперь сравните свои записи с таблицей учебника, — попросил Виктор Александрович.

Ребята обрадовались, так как их записи совпали с таблицей учебника.

Вот наше «научное открытие» подтвердилось, — подвел итог учитель и предложил учащимся самим таким образом проверять звонкие и глухие согласные.

Шипящие

Наверное, не все слышали, как шипит змея. Кто бывал в деревне, мог наблюдать, как, растопырив крылья и шипя, несется на кого-нибудь гусь. Но как аппетитно шипит масло на сковородке, как недовольно шипит утюг, как, наконец, шипит газированная вода, — все вы слышали.

А вот и примеры из поэзии:

На столе, блистая,

Шипел вечерний самовар.

А. Пушкин.

Я наблюдал, как быстрая вода,

Синея, гнется в волны, как шипит

Над ними пена белой полосой.

М. Лермонтов.

А теперь попробуйте протяжно произнести звуки ш, ч, щ. У вас получится ш‑ш-ш, тш-ш‑ш, шь-шь-шь. Похоже на звуки, которые возникают, когда шипит масло, утюг, вода и т. п.? Вот почему эти звуки и называют шипящими. Следовательно, название звуков — шипящие — произошло от звукоподражательного глагола шипеть.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

А звук ж? Его надо бы назвать «жужжащим». Но он очень легко превращается в настоящий шипящий, стоит только ему очутиться в конце слова или перед глухим согласным. Произнесите слова ложка, застежка, нож, рожь. Здесь он ведет себя как звук ш, поэтому и ж тоже является шипящим.

Чтобы научиться хорошо произносить шипящие звуки, рекомендуются скороговорки. Прочтите их, а потом произнесите быстро.

Волки рыщут, пищу ищут.

Тащу, не дотащу, боюсь, что выпущу.

Щеткой чищу я щенка, щекочу ему бока.

В живом уголке жили ежи и ужи.

Шапкой Миши сбили шишки.

Вопросы для любознательных

1. Каких слов в русском языке больше: начинающихся с гласных или с согласных?

2. Какие слова можно получить, если в слове торт заменить первую букву?

Звукопись

Слова создаются при помощи звуков. Звуки, если они не являются словами (союзами, предлогами, частицами, междометиями), ничего не значат, не имеют никакого смысла. Однако иногда смысл слова закрепляется за отдельным звуком, входящим в это слово. Так случилось, например, со звуком р, который входит в слова гром, греметь, гроза, раскаты, грохот, и теперь слова со звуком р используются для передачи этих явлений природы. Так, поэт Ф.И. Тютчев в стихотворение «Весенняя гроза» намеренно включает слова, содержащие этот звук:

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

Гремят раскаты молодые

Интересны на этот счет рассуждения великого русского актера М.А. Чехова: «Человек глубокой древности жил в тесном и близком общении со своим окружением. Он проникал в него не рассудком, как мы, но всем своим существом. Он слышал раскаты грома и делал усилия понять их. Он искал звук, подобный раскатам грома. Он начинал имитировать их, и его речь все с большей отчетливостью формулировала звук: „ррр“.

Другой мир открывался ему во всем том, что лилось, наливалось, летело, цвело, ласкало…: так формировал он постепенно звук л в своей речи» 1. И вот пример звукописи, где образ текущей воды, плавные движения плывущей русалки передаются через звук л:

Русалка плыла по реке голубой,

Озаряема полной луной;

И старалась она доплеснуть до луны

Серебристую пену волны.

М. Лермонтов.

В стихотворении А. Прокофьева «Волны» связь звуков л, н с водой подчеркнута не только звукописью, но и самим содержанием:

Волна, волна — все буквы влажны,

Да и слились в один размах.

Я произнес сейчас их дважды

И ощутил их на губах!

Я произнес их снова.

Вскоре

Ко мне пришли издалека

Волненье рек, дыханье моря

И колокольчик ручейка.

Повсюду волны, волны, волны,

Великой влаги вечный путь.

Таков язык!

И трепет полный

Мою охватывает грудь!

Повторяемость звуков л, н почти в каждой строке создает впечатление перекатывающихся волн моря, плеска речных волн, журчанья ручьев, и в итоге передается восторг поэта перед вечной и мудрой природой и языком, способным передать красоту этой природы.

Звукопись — одно из свойств выразительной речи. Высокая музыкальность поэзии предполагает тонкое проникновение в особенности звучащей речи, в ее способность производить впечатление не только смыслом слов, но и их звучанием, их музыкой.

Великие писатели всегда добиваются музыкального звучания своих произведений, стремясь самими звуками изобразить то, о чем пишут. Они сознательно подбирают слова с повторяющимися шипящими, свистящими, дрожащими и т. п. В стихах А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.А. Блока, В.В. Маяковского и других поэтов мы находим большое количество звукописи.

Поэтому при изучении художественных произведений нужно обращать внимание не только на их содержание, но и на то, какие изобразительные средства использует писатель для его выражения.

Попытайтесь сравнить приемы звукописи в русском языке и в родном языке.

С. Маршак о слове хохотать 2

В глаголе хохотать звучат раскаты громкого смеха — хо-хо-тать.

Мы давно привыкли к этому «смеющемуся» слову и, произнося скороговоркой, комкаем его, скрадываем безударные гласные.

А как явственно и сильно зазвучал каждый его слог в пушкинских стихах:

Все ходит, ходит он кругом,

Толкует громко сам с собою —

И вдруг, ударя в лоб рукою,

Захохотал.

Кажется, впервые этому слову представлен простор, необходимый для полного его звучания. Стихотворный размер заставляет нас ясно и четко произносить все гласные. Неизбежная после предыдущего стиха пауза создает ту тишину, после которой громом прокатывается заключенный в слове хохот — захохотал.

Мастер словесной живописи

Мастером словесной живописи в советской поэзии является А. Прокофьев. В его поэзии звукопись занимает большое место. В стихах поэта мы слышим переливы волн, перестук каблуков, кипучие ключи, певучие ручьи… Вот отрывок из его стихотворения, в котором использован звукообраз метели:

Вот какое дело,

Верней, дела:

На широкой улице

Метель была.

Метель — канитель,

Повилика — повитель,

Метель!

Как мела?

Да в два помела:

Переметывала,

Перелетывала

Полумертвая

Перевертывала!

Метелица сивая

Снег мела

А за ней, красивая,

Ты прошла.

Тишина

Вспомните, какими звуками мы устанавливаем тишину: т‑ш — длинное протяжное ч, состоящее из мягких звуков т и ш. Этими звуками (т, ш, ч) и «населил» свое стихотворение поэт В. Мордань:

Тихо. Не может быть тише.

Слышно как всходит трава.

Ночь тишину чуть колышет,

Сладкие шепчет слова.

Скороговорки

Звукопись давно замечена народом и нашла свое отражение в шуточных песенках, частушках, скороговорках. Скороговорка — искусственно, ради забавы придуманная фраза, построенная на трудных сочетаниях звуков. Скороговорку надо произносить быстро («скоро говорить»), не запинаясь; это не только веселое, но и полезное занятие, так как помогает исправить плохую дикцию (т. е. произношение).

Сначала скороговорку надо произносить медленно и отчетливо, обращая особое внимание на те места, где язык «спотыкается». После небольшой тренировки скороговорку можно произнести несколько раз подряд.

Научитесь произносить скороговорки. Определите, какие звуки в них, повторяясь, создают трудности в их произнесении.

Три дроворуба на трех дворах дрова рубят.

Раз дрова, два дрова, три дрова.

Хвала халве.

Жутко жуку жить на суку.

Косарь Касьян косой косит косо. Не скосит Касьян-косарь покоса.

Шла Саша по шоссе.

От топота копыт пыль по полю летит.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Вез корабль карамель, наскочил корабль на мель. И матросы две недели карамель на мели ели.

В поле полет Поля просо, а сорняки выносит Фрося.

У пеньков опять пять опят.

Не то здорово, что было здорово, а то здорово, что не было здорово, — вот здорово, так здорово!

Вопросы для любознательных

1. Какими звуками передает А.С. Пушкин грохот и топот копыт в стихах из поэмы «Медный всадник»?

Как будто грома грохотанье —

Тяжело-звонкое скаканье

По потрясенной мостовой.

2. Какой звуковой образ проходит через пословицу Терпение и труд все перетрут?

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Алфавит

Буквы располагаются в определенном порядке, который нужно хорошо запомнить. В этом вам поможет «Песенка-азбука» Б. Заходера.

Тридцать три родных сестрицы,

Писаных красавицы,

На одной живут странице,

А повсюду славятся!

К вам они сейчас спешат,

Славные сестрицы,

Очень просят всех ребят

С ними подружиться!

А, Бэ, Вэ, Гэ, Дэ, Е, Жэ —

Прикатили на еже.

Зэ, И, Ка, эЛь, эМ, эН, О —

Дружно вылезли в окно.

Пэ, эР, эС, Тэ, У, эФ, Ха —

Оседлали петуха.

Цэ, Че, Ша, Ща, Э, Ю, Я —

Все теперь мои друзья.

Пять сестренок опоздали —

Заигрались в прятки.

А теперь все буквы встали

В азбучном порядке.

Познакомьтесь с ними, дети:

Вот они стоят рядком.

Очень плохо жить на свете

Тем, кто с ними не знаком.

Какие буквы опоздали? Найдите их место в азбуке. Обратите внимание на названия согласных букв.

Письмо

Нас всюду окружают буквы. Мы видим их на рекламных щитах, они светятся на неоновых вывесках. В газетах, журналах, книгах мы читаем о международном положении, о событиях в нашей стране, об успехах в науке, спорте, кино и о многом, многом другом.

Мы не можем сейчас представить человеческое общество без письменной речи. А между тем было время, когда люди не умели писать. Вначале появилась звуковая речь. Это было примерно миллион лет тому назад. Значительно позже возникла письменность. У разных народов письмо появилось в разное время.

Нам не известен ни один народ, который не имел бы звуковой речи, но известны многие народы, которые не имели и не имеют своей письменности. Многие народы, населяющие нашу страну, получили письменность только после Октябрьской революции (чукчи, ненцы, табасаранцы и др.).

Письмо относится к величайшему изобретению человека. Благодаря письменной речи идеи, знания, великие открытия, произведения искусства не умирают, а живут в веках: читая написанное и напечатанное, люди как бы становятся на плечи предшествующих поколений и поэтому поднимаются в своем развитии все выше и выше.

Закрепляя мысль на письме, мы делаем ее не только достоянием современников, но и последующих поколений. Без письменной речи человек был бы не в состоянии физически удержать в своей памяти все те знания, которыми владеет человечество.

Долгими, извилистыми путями шло развитие письма: от рисунков предметов к буквам, уже ничего не имеющим общего с предметами и обозначающим лишь звуки речи.

Много интересного могла бы нам рассказать история наших букв: как они возникли, кем были изобретены, какой вид имели раньше и как постепенно приобрели тот рисунок, который нам кажется настолько привычным, что мы и не предполагаем того, что буквы выглядели когда-то иначе.

Только в детстве нам приходится потрудиться над тем, чтобы хорошо запомнить и букву А, похожую на домик, с перекладиной посредине, и букву О, напоминающую что-то круглое, может быть, колесо или бублик, и все другие буквы, в которых мы отыскивали что-то сходное с окружающими нас предметами.

Но когда мы уже выучили все буквы и научились читать, какой чудесный, сказочный мир нам открылся! Мы можем везде «побывать», все «посмотреть»; можем «заглянуть» на тысячи лет вперед и, напротив, узнать то, что произошло много-много лет назад. Буквы стали нашими спутниками, нашими лучшими друзьями на всю жизнь.

Слово о книжных жителях

Учитель М. Шестериков в своем стихотворении выражает восторг, который он испытал, когда, будучи маленьким мальчиком, впервые научился читать и писать.

Детство, детство, заря туманная,

В небе крохотная звезда!..

Как на книжку на иностранную,

Я смотрел на букварь тогда.

Там стояли знаки занятные,

Как солдаты, рядом, в строю,

Молчаливые, непонятные,

Не пускали в тайну свою.

Все же я

К этим книжным жителям,

В их порядок строгий, уют

С терпеливым проник учителем

И узнал, как их всех зовут.

А когда стал учить учебники,

Сразу ожил весь шар земной:

Буквы — крохотные волшебники —

Чудеса творили со мной!

Устрашал вулкан извержением,

Пушкин вниз смотрел,

На Кавказ,

Бородинское шло сражение —

И все это в избе у нас

Детство, детство, заря туманная

С ветхой, старой ветлой вдали!..

Под крышу твою деревянную Буквы целый мир привели:

То, что близко

И что далеко,

Тот, кто умер

И кто живет,—

С юга, запада и востока

И оттуда, где вечный лед.

«Колдовство!»

М. Горький в повести «Мои университеты» великолепно показал, как неграмотный взрослый человек Изот, обучаясь грамоте, восхищался чудодейственной силой письменности:

«Учился он усердно, довольно успешно и — очень хорошо удивлялся; бывало, во время урока вдруг встанет, возьмет с полки книгу, высоко подняв брови, с натугой прочитает две-три строки и, покраснев, смотрит на меня, изумленно говоря:

— Читаю ведь…

Несколько раз он вполголоса, осторожно спрашивал:

— Объясни ты мне, брат, как же это выходит все-таки? Глядит человек на эти черточки, а они складываются в слова, и я знаю их — слова живые, наши! Как я это знаю? Никто мне их не шепчет. Ежели бы это картинки были, ну, тогда понятно. А здесь как будто сами мысли напечатаны, — как это?..

— Колдовство! — говорил он, вздыхая, и рассматривал страницы книги на свет».

Пословицы и загадки об азбуке и письме

Азбука — к мудрости ступенька.

Грамоте учиться — всегда пригодится.

Кто грамоте горазд — тому не пропасть.

Черные, кривые

Встанут в ряд —

Заговорят.

Белое поле,

Черное семя,

Кто его сеет, тот разумеет.

Вопросы для любознательных

1. Какое русское слово состоит из трех слогов, а указывает на 33 буквы?

2. Почему слова в словарях располагают в алфавитном порядке?

3. Почему фамилии учеников учителя записывают в классных журналах по алфавиту?

4. В алфавитном ли порядке записаны слова космонавт, космос, крейсер, костер, крючок, кукуруза; первомай, пионер, пирамида, пластинка, пограничник, подарок, погода?

«Хитрый» звук

Среди всех согласных звуков русского языка выделяется один согласный звук. Отличается он от других звуков тем, что не имеет своего определенного обозначения, своей буквы.

В некоторых случаях он обозначается буквой й, но чаще скрывается под другими буквами. Что же это за звук? Он есть в словах съезд, судья, майка, вьюга, объяснить, хозяйка, ёлка, юг, яма и др. Наверное, вы уже догадались, что речь идет о звуке j (йот), который есть во многих европейских языках (немецком, французском, английском, чешском, польском) и в которых он, в отличие от русского языка, всегда обозначается самостоятельной буквой.

Как же научиться распознавать этот звук?

Если слово начинается с букв е, ё, ю, я, то начальным звуком этих слов будет йот: ель, естественный, ёлка, ёж, ясень, ярмарка, юла, юг.

Являясь согласным, этот звук не может находиться после согласных, поэтому как только йот оказывается после согласных, то появляется разделительный знак — либо твердый, обычно после приставок (съезд, съесть, объединить, объяснить, предъюбилейный), либо мягкий, после согласных в других частях слова (вьюга, бьет, шьет, судья, семья).

Может этот звук обозначаться и буквой й, когда оказывается после гласных: майка, чайка, мой, стой, гений, пролетарий, юбилей, шалфей, поцелуй, протестуй.

В словах, где йот скрыт в других буквах, обнаружить его помогают родственные слова: в словах боец, военный, доярка, маёвка, авария, созвездие, фамилия йот скрыт в других буквах, а в родственных им словах он уже явно виден: бой, война, подойник, май, аварийный, созвездий, фамилий.

Итак, вы убедились, что йот любит «прятаться».

Определите, в каких словах есть йот, в каких его нет: суховей, веялка, семя, уют, мягкий, мяч, скамья, сесть, съесть, вьюн, вязать, белье, белеть, люблю.

Ь «создает» слова

Возьмем ряд слов: мол, угол, вес, ел, ясен, дан. Присоединяя к ним ь, получим совершенно новые слова: моль, уголь, весь, ель, ясень, дань. Что же произошло? Как мог ь, не обозначая никакого звука, образовать новые слова?

Здесь кроется одна из замечательных особенностей русской азбуки: в ней, как вы помните, букв меньше, чем звуков. Это соответствует закону экономии. В русском языке согласные бывают твердыми и мягкими, но специальных букв, которые бы их обозначали, нет. Для показа мягкости согласных используются буквы е, и, я, ю (сено, сила, мять, люк) и ь.

Новые слова, которые мы получили, присоединив к ним ь, возникли потому, что в них изменился согласный, вместо твердого согласного стал мягкий. Указание на мягкость — это одна из главных задач ь в русском языке. Меняя твердый согласный на мягкий, мы будем получать различные слова.

Как существительные состав, удар, трон превратить в глаголы? Или наоборот: Как глагольные формы жарь, стань, примерь превратить в существительные?

Вторая «служба» Ь

Из предшествующего рассказа мы узнали, что ь, не обозначая никакого звука, очень резко меняет звучание согласных, с которыми оказывается рядом.

Но ь выполняет и еще одну роль: он используется для того, чтобы передать на письме сочетание согласного с j (йотом) и последующего гласного. Это наблюдается в словах вьюга, вьюн, семья, статья, бьет, шьет, соловьи. В этом случае ь указывает на наличие j (йота), а также на мягкость предшествующего согласного. В этой роли он и называется разделительным знаком.

В русском языке есть и еще один разделительный знак. Какой? Как их различать?

Сто букв

Учитель вошел в класс, хитро улыбнулся и задал всем вопрос: «Назовите слова, в которых есть сто букв г, или сто букв л, или сто букв н».

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Я шел по дороге домой и, раздумывая над этой загадкой, не заметил, как приблизился к шлагбауму.

И тут я увидел щит, на котором крупными буквами было написано одно слово. Слово предупреждало, приказывало… Я тут же отгадал головоломку! А вы?

Вопросы для любознательных

1. Какие буквы не обозначают звуков? Для чего нужны эти буквы?

2. После каких согласных никогда не пишется ь?

3. В каких именах ваших товарищей и знакомых есть ь?

4. Какие гласные не встречаются (или очень редко встречаются) после г, к, х?

5. Как глаголы 3‑го лица ахнут, вздохнут, вспыхнут, дрожат, верит, беспокоит превратить в глаголы неопределенной формы?

6. В каком числе столько же цифр, сколько букв в его наименовании?

7. Сколько звуков в словах сшить, летчик?

Простое объяснение

Мы присутствовали на уроке, когда учитель объяснял, что такое слог.

Учитель сказал:

— Я произнесу слово космонавт по слогам: ко-смо-навт. Заметили вы, что произошло? Я сделал три выдыхательных толчка. Каждый выдыхательный толчок равен слогу. Следовательно, слог — это звук или сочетание звуков, произнесенное одним выдыхательным толчком.

Это легко проверить на опыте.

Учитель зажег свечу, поднес ее ко рту и произнес это же слово по слогам: пламя трижды заколебалось и при произнесении последнего слога даже погасло.

Ученики поняли, что выходящий из легких воздух колеблет голосовые связки, которые находятся в гортани. Сколько выдыхательных толчков, столько и слогов. Но в обычной речи мы этих толчков не замечаем, так как при разговоре один слог непрерывно следует за другим.

В русском языке, как и в большинстве языков мира, слогообразующими являются гласные. Поэтому в слове столько слогов, сколько в нем гласных звуков.

Редкое соседство

В слоге всегда есть только один гласный звук, а сколько в нем может быть согласных? Один (во-ля, ма-ма, го-ло-ва и т. п.), два (кни-га, кро-вать, при-мер, сто-ять и т. п.), три (стре-лять, стру-на, бы-стро и т. п.), четыре (взгляд, вспле-снуть, вздре-мнуть и некоторые др.). Пять? Слогов, в которых было бы пять согласных звуков подряд, в русском языке нет.

Обычно в слоге русского языка — один или два согласных. Три согласных подряд, а тем более четыре, в русском языке встречаются не так часто, поэтому мы и назвали это явление «редким соседством». А там, где есть три или четыре согласных звука подряд, как правило, один из них л или р, которые произносятся с большим участием голоса. Они «помогают» нам легче произносить эту группу согласных. Если бы в нашем языке было много слов с большим стечением согласных, русский язык не был бы певучим, музыкальным языком.

Почему же погасла свеча!

Мы рассказали, как учитель зажег свечу, поднес ее ко рту и произнес: ко-смо-навт. Пламя трижды заколебалось и погасло. Почему же погасла свеча при произнесении последнего слога? Случайно ли это? Нет, не случайно. Дело в том, что последний слог ударный, и он произносится с большей силой. А что значит произнести слог с большей силой? Это значит — при его произнесении усилить выдыхаемую воздушную струю, от которой не только сильнее колеблется пламя, но может даже погаснуть.

«Пульс» в слове

Ударение подобно биению сердца. Пока мы слышим речь, в которой все слова произносятся с правильным ударением, мы вдумываемся только в смысл слов, на ударение не обращаем никакого внимания. Но стоит нам услышать хотя бы одно слово с непривычным для нас ударением, как внимание наше уже задерживается на этом слове. Слушать речь, в которой многие слова произносятся с неправильным ударением, чрезвычайно трудно. Искаженное ударение напоминает неправильный пульс.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Прислушайтесь к речи своих товарищей и знакомых, и вы заметите, что некоторые из них ставят неправильное ударение в словах арбýз, вéрба, докумéнт, инструмéнт, кýхонный, краси́вее, молодёжь, намéрение, обеспéчение, портфéль, призы́в, прирóст, простыня́, ремéнь, срéдства, свобóднее, слýчай, столя́р, упрóчение, щавéль и др.

Крайне важно соблюдать в слове верное ударение, так как, изменив место ударения, мы можем получить либо совершенно другую грамматическую форму, либо новое слово. Например: вóлны (родит, падеж ед. ч.), волны́ (имен, падеж множ. ч.). Такая же разница между горы́ и гóры, руки́ и рýки, стáда и стадá; срезáть (глагол несовершенного вида), срéзать (глагол совершенного вида), такая же разница между глаголами ссыпáть и ссы́пать. Только ударением различаются слова áтлас и атлáс, зáмок и замóк, мýка и мукá,вы́купать и выкупáть.

Различное место ударения может привести к изменению смысла слова. Об этом стихотворение Я. Козловского.

О словах разнообразных, одинаковых, но разных

Мне слово чýдно

Изменить нетрудно:

Поставим ударение на о

Исчезло чýдно,

Родилось чуднó.

Скорей, сестра, на рыб взгляни,

Попались на крючок они.

В ведерко руку окуни́,

Не бойся: это óкуни.

Пересохла глина,

Рассердилась Нина,

Не мукá,а мýка,—

Поварам наука.

Кóсит косец,

А зайчишка коси́т,

Трýсит трусишка,

А ослик труси́т.

Иголка ходит вверх и вниз,

Вот листья появились.

Сосет Алёнушка ири́с,

А вышивает и́рис.

Приведите еще слова, которые пишутся одинаково, но различаются ударением и имеют разный смысл.

Вопрос для любознательных

Какое смысловое различие в выделенных словах:

Густые хлеба в поле — будет и на столе хлеба вволю.

На путях я вижу сорок

Резво скачущих сорок.

Этот вид мне очень дорог

Средь неведомых дорог.

И. Соколов-Микитов.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Три особенности русского ударения

Ударение — это тот музыкальный тон, на который настраивается слово, тот «голос», по которому мы узнаем слово. Все слова, являющиеся самостоятельными частями речи, обычно имеют ударение.

Усвоение правильного ударения сопряжено с рядом трудностей, объясняющихся его особенностями.

Первая состоит в том, что ударение в русских словах не прикреплено к определенному слогу в слове (как, напротив, в других языках: в большинстве тюркских языков, во французском языке оно падает на последний слог слова, в польском — на предпоследний, в чешском и венгерском — на первый). Такое ударение называют свободным, оно может быть на любом слоге слова: первом (вóля, гóрод, вски́нуть, гóрдый, óстрый), втором (свобóда, прирóда, привéт, писáть, краси́вый, удóбный), третьем (молодóй, молокó,часовщи́к, понялá)и т. д.; приставке (зáсуха, при́город, вы́лететь, вы́нести); корне (стóлик, кни́жка, желéзный, ию́льский, раскрáсить, запéть); суффиксе (лесни́к, обучéние, золоти́стый, полотня́ный, заземли́ть, оформля́ть); окончании (звездá,тишинá,большóй, леснóй, везти́, мести́).

Второй особенностью русского ударения является его подвижность, его способность менять свое место в зависимости от формы слова. Например, глагол поня́ть в неопределенной форме имеет ударение на втором слоге, в прошедшем времени в мужском роде оно передвигается на первый слог — пóнял, а в женском роде — на последний — понялá. Таких слов с перемещающимся ударением в русском языке очень много. Обычно перенесение ударения связано с какой-нибудь формой. Так, существительные женского рода, имеющие ударение на конечном слоге в единственном числе (сестрá, водá, земля́, стенá, головá и др.), во множественном числе получают ударение на корне (сёстры, вóды, зéмли, стéны, гóловы) и, напротив, существительные среднего рода, имеющие ударение в единственном числе на корне (стáдо, дéло, мéсто, мóре, пóле), во множественном числе меняют его на окончание (стадá, делá, местá, моря́, поля́). Есть среди существительных среднего рода и такие, которые в отношении ударения ведут себя как существительные женского рода (окнó, стеклó, письмó, звенó; но во множ. ч. — óкна, стёкла, пи́сьма, звéнья).

Большие трудности в усвоении ударения представляют краткие прилагательные; среди них есть значительная группа слов, которые в зависимости от формы меняют ударение. Так, прилагательные скрóмен, скýчен, грýстен, крéпок, крýпен, стрóен в единственном числе в мужском роде имеют ударение на основе, в женском роде — на окончании (скромнá, скучнá, грустнá, краснá, крепкá, крупнá, стройнá), а во множественном числе равноправны оба ударения — и на основе и на окончании (скрóмны и скромны́, скýчны и скучны́, грýстны и грустны́, крéпки и крепки́, крýпны и крупны́, стрóйны и стройны́).

Среди глаголов есть также большая группа слов, которые в зависимости от формы меняют ударение. Это глаголы жить, быть, лить, вить, дать, пить и их префиксальные образования прожить, пережить, нажить, дожить, долить, перелить, пролить, завить, задать, передать, допить и многие другие. Схема их ударения причудлива и к тому же со временем изменяется. Неизменной остается только форма женского рода прошедшего времени с ударением на окончании (жилá былá, лилá, вилá, далá, пилá, прожилá, пережилá, нажилá, дожилá, долилá, перелилá, завилá, задалá, передалá, допилá).

Подвижность русского ударения приводит нас к необходимости вместе с образованием форм, склонением, спряжением слов быть внимательными и к ударению, которое, как мы видели, не остается постоянным. Это трудность языка, но и одна из его красок, когда слово в разных формах звучит по-новому.

Третьей особенностью русского ударения является его изменчивость с течением времени. Откройте произведения Крылова, Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Некрасова, и вы найдете в них много слов с совершенно другим ударением, чем сейчас. Приведем некоторые примеры:

Зубастой Щуке в мысль пришло

За кóшачье приняться ремесло.

И. Крылов.

Погасло днéвное светило;

На море синее вечерний пал туман.

А. Пушкин.

Мы, старики, уж нынче не танцуем,

Музы́ки гром не призывает нас.

А. Пушкин.

Слова при́зрак, си́мвол, автóграф, автóбус, агéнт, агóния, агронóмия, эпи́граф, пáхота, разоружи́ть, магази́н, слýчай, апáтия, аристокрáтия и много других слов в XIX в. имели другое ударение.

Процесс изменения ударения идет и сейчас, на наших глазах. В 1983 году вышел академический «Орфоэпический словарь русского языка», в котором мы находим большие изменения в ударении как в отдельных словах, так и в целых группах форм. Много вариантов ударения объявлены равноправными. Так, можно говорить баржá и бáржа, комбáйнер и комбайнёр, металлýргия и металлурги́я, петля́ и пéтля, тефтéли и тéфтели, симмéтрия и симметри́я. Многие варианты, считавшиеся нелитературными, теперь являются допустимыми: дóговор, камбалá,кожáнка, кулинари́я, рáкушка, феномéн, августóвский, блéклый, белéсый, холёный, норми́ровать и др. Эти допустимые варианты могут употребляться наравне с общелитературными, хотя и являются менее желательными. Но, может быть, за ними будущее?

Причины таких перемен в ударении различны, их исследуют ученые. Мы только можем сказать, что язык служит обществу, он развивается, улучшается, изменяется, как все в природе. Из этого следует вывод: нужно быть чуткими, внимательными к языку, наблюдать за изменениями, которые в нем происходят, следить за новыми словарями, отражающими эти изменения.

Рассказывая об особенностях русского ударения, учитель напомнит учащимся, какими законами определяется ударение в их родном языке, чтобы предупредить возможные ошибки в ударении русских слов под влиянием родного языка.

Как найти ударение в слове?

На уроке русского языка в четвертом классе выяснилось, что не все ученики легко могут найти ударение в слове. Учитель написал на доске несколько слов и предложил одному ученику произнести слова нараспев, а не быстро.

— При таком чтении, — объяснил учитель, — ударный слог сам тянется и выдает себя.

Ученики попробовали:

— Пионе-е-ры!

— Комсомо-о-ольцы!

Одна из учениц радостно воскликнула:

— Поняла! Нужно как бы окликнуть, позвать словом: трактори-и-ист!

— Совершенно правильно, — подтвердил учитель.

— А если я делаю в слове неправильное ударение, произношу «áрбуз» вместо арбýз, как я могу узнать, какое ударение является правильным? — задал вопрос Толя.

Учитель похвалил Толю за хороший вопрос и попросил ребят ответить на него.

Разные были предложения: спросить учителя, посмотреть в учебник, но вернее всех ответил Гена:

— Надо обратиться к двуязычному или толковому словарю. В этих словарях все слова имеют ударения.

Учитель похвалил Гену и добавил:

— Нужно внимательно слушать речь учителей, образцовую речь дикторов радио и телевидения и подражать им.

Вопрос для любознательных

Где нужно поставить ударение в выделенных словах, чтобы был понятен смысл четверостишия?

— Вопрос мой прост и краток, —

Промолвил Носорог, —

Что лучше — сорок пяток

Или пяток сорок?

А. Милн.

2. Словообразование

Белы снеги…

Снег. Снега. Снежок. Снежочек… Белы снеги… Сколько поэзии в этих словах, издавна ставших обязательным элементом многих песен, стихов, сказок!

Мы заждались настоящего снега в эту зиму. «Снег выпал только в январе». В тот день комнаты наполнились странной белизной отраженного света. Так везде: в цехах и лабораториях, в школах и читальных залах. Работать, учиться, читать — радостно. Звуки города приглушены. В троллейбусах тоже необычно светло, а в двери салонов врывается снежная свежесть. Запах — будто арбуз разрезали…

На окраинах, как голубые кувшины, стоят в заснеженных садах домики, побеленные с синькой — любимый цвет молдавских крестьян. Откуда-то объявились вороны — ближе к жилью и каркают свое: кра‑а, кра‑а — и они рады снежному раздолью.

Прекрасен снег в морозец: хрустит и звенит под ногами — ломаются кристаллические снежинки. Эфирный холодок подмораживает щеки, пощипывает уши… Хорошо! А на снег солнечный и смотреть нельзя — ослепляет.

Талым снегом — снеговицей крестьянки отмывали белье до белее белого, косы промывали до блеска. Вот вам и снежный шампунь! А в сухом снегу и сейчас мнут, топчут ногами, чистят овчины, шапки, ковры…

Снег — чудо природы. Его исследуют ученые. Кристаллографы увлечены формами снежинок, всеми этими звездочками, иглами, чешуйками… А вологодские, архангельские кружевницы вплетают снежные звездочки в свои знаменитые на весь мир кружева.

Скоротечны зимы в Молдавии. «Здесь кратко царствует жестокость зимних бурь», — писал А.С. Пушкин. Чаще выпадает «снежок-нележок», его съедают туманы, сживает со света солнышко. А глубокий снег благодать и для земледельца. Он выходит на «белую пахоту» в снежное поле, сгрести в валки, законсервировать живительную влагу для будущего урожая.

…Прошло зимнее солнцестояние. От лампы утренней до вечерней на «воробьиный шаг» прибывает световой день. Посещают и оттепели. Мальчишки уже успели слепить огромную снежную бабу. Каждый вечер, проходя мимо, я любуюсь этим произведением детской фантазии.

Прочитав рассказ молдавского ученого А. Шамшурина, вы, несомненно, обратите внимание на необычность заголовка «Белы снеги». Необычность в форме, в которой представлены здесь слова. Прилагательное белы употреблено в усеченной форме, распространенной в диалектах русского языка и широко известной в народной поэзии. Вот как начинается одна солдатская песня:

Не белы снеги во чистом поле,

Снеги забелелись,

Забелелись моего дружка

Каменны палаты.

Эта же форма встречается в «Сказке о мертвой царевне» А.С. Пушкина:

Вдруг она, моя душа,

Пошатнулась не дыша,

Белы руки опустила,

Плод румяный уронила,

Закатилися глаза

Такого же происхождения формы прилагательных в сочетаниях крáсна девица, крáсно солнышко, чи́сто поле, си́не море, дóбры молодцы.

Форма снеги — это старая форма именительного падежа множественного числа, которая тоже сохраняется в народной поэзии, о чем свидетельствует пример из песни. Эту форму использовал Е. Евтушенко в стихотворении «Идут белые снеги».

Обратите внимание как на разные формы слова снег, так и на разные слова с корнем снег.

Дерево из слов

Сердцевиной слова, его смысловым центром является корень. От него слова «растут», как ветви на дереве. Чем употребительнее корень, тем он жизнеспособнее, больше образуется от него новых слов, тем сильнее становится словесное дерево.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Вот одно из таких деревьев.

От корневого слова вода образовалось производное слово водный (вод+н+ый), от которого «выросла» целая группа слов: водник (вод+н+ик) — «работник водного транспорта»; подводный — «расположенный, находящийся под водой», безводный — «лишенный воды», подводник.

От того же корневого слова вода появилась и другая ветвь: водяной (вод+ян+ой) — «относящийся к воде; живущий, растущий в воде», от которого образовались прилагательные водянистый — «содержащий излишнее количество воды» и существительное водянка — «скопление жидкости в организме».

На этом дереве выросли и глагольные «ветки»: обводнить — «обеспечить водой степи, пастбища»; обезводить (обезвоживать) — «лишать воды»; наводнить (наводнять) — «наполнить слишком большим количеством кого‑, чего‑н.»; приводниться (приводняться) — о летательном аппарате: «опуститься на воду». Эти «ветки» на второй ступени дают ряд отглагольных существительных обводнение, обезвоживание, наводнение, приводнение.

Есть ветка и с ласкательными словами водица, водичка.

А сколько сложных слов образовано от слова вода! Вот некоторые из них: водопровод, водопад, водоросль, водоснабжение, водохранилище, водоем, водопой, водовоз, водолаз, водолечебница, водомер, водоочистительный, водораздел, полноводный, водоплавающий, водоотталкивающий и много других.

Справедливы слова одного из героев Максима Горького:

«Слова, дружище, — это как листья на дереве, и, чтобы понять, почему лист таков, а не иной, нужно знать, как растет дерево, нужно учиться!»

Такое же сравнение находим мы и в стихотворении белорусского поэта Максима Танка:

Слова, как деревья, ветвисты.

Возьми хоть бы слово любовь.

Войди в этот мир многолистый

И в музыку вслушайся вновь,

Любовь моя, Любонька, Люба.

Любляна, Любань, Люблино.

……

Слова разрослись, как деревья,

Вершины вздымая свои.

Действительно, историю каждого слова нельзя узнать, не поняв, как оно образовалось, на какой ветке «выросло».

В науке такие словесные «деревья» называются словообразовательными гнездами. Есть специальный словарь для школьников, где представлены словообразовательные гнезда многих русских слов. Называется он «Школьный словообразовательный словарь русского языка». Составил его известный ученый А.Н. Тихонов.

Самостоятельно, а если есть словарь, то с его помощью, нарисуйте «словесные» деревья, корнями которых были бы слова лес, рука, солнце, друг.

Обратите внимание на то, что в стихотворении Максима Танка приведены, с одной стороны, ласкательные формы от имени Любовь и, с другой стороны, названия городов (топонимы), большей частью лишь по звучанию совпадающие с глаголом любить.

Принято ли у вас имя Любовь, Люба? Если да, то приведите еще примеры ласкательных форм этого слова. Узнать об этом можно в «Словаре русских личных имен» Н.А. Петровского (М.,1966), в котором собрано более 20 уменьшительно-ласкательных форм этого имени.

Хлебный корень человека

Выдающийся педагог В.А. Сухомлинский пишет:

«Сотни тысяч слов в нашем языке, но на первое место я поставил бы три слова: хлеб, труд, народ. Это три корня, на которых держится наше государство. И эти корни так прочно переплелись, что ни разорвать их, ни разделить никогда. Кто не знает, что такое хлеб и труд, перестает быть сыном своего народа, теряет лучшие духовные качества. Кто забывает, что такое труд, пот и усталость, тот перестает дорожить хлебом. Какой бы их этих трех могучих корней ни был поврежден у человека, он перестает быть настоящим человеком.

Ничто не достается человеку без напряжения, без усилий, без пота и усталости, без тревог и волнений. Но главное, на чем всегда будет держаться человек, — его ум, совесть, человеческая гордость, — он всегда будет добывать хлеб в поте лица своего. Будет всегда тревога у вспаханного поля, сердечная забота, как о живом существе, о нежном стебельке пшеницы. И неудержимое стремление к тому, чтобы земля давала все больше и больше, — на этом всегда будет держаться хлебный корень человека».

В каком смысле использовал В.А. Сухомлинский слово корень? Есть ли у него связь с грамматическим термином «корень»? Какая?

Выпишите из сборников пословицы и поговорки о хлебе и труде на русском и родном языке.

Било

Журналист В.М. Песков в одном из своих очерков, посвященных мастерам и предметам старого быта, встреченным им на проселках Нечерноземья, остановил внимание на предмете, называемом било. Отсюда и пошел его рассказ:

«Слова с корнем бить в языке нашем трудно пересчитать. Битва, бойня, отбой, прибой, боец… Били когда-то челом, били баклуши (и сейчас еще бьют, к сожалению!), били монету, делали сбитень (напиток). Деревенский житель немолодого возраста не скажет „строят дорогу“, он скажет „дорогу бьют“. Так же будет сказано о проходке лесной просеки, о рытье колодца. Бьют также масло и шерсть (маслобойка и шерстобитня).

Корень би- особенно обнаженно звучит в предмете, называемом просто и кратко — било.

Било непременно находишь в любой деревне. Используется оно для сбора людей на пожар или по иному срочному делу. В прежние времена этим снарядом был колокол.

„Туристы снимают колокола“, — жаловался старик на Валдае, приспосабливая на перекладине шестеренку от трактора.

Чего только не вешают для сигналов в деревне! Чаще всего видишь обломок рельса или вагонный буфер.

И все, кто бывал в Михайловском, могли заметить: в усадьбе поэта, почти рядом с домом, висит размером в половину, примерно, листа газеты поковка железа. Когда она была раскаленной, кузнец буквами старого времени обозначил ее назначение: бiло. И очень возможно, что Пушкин, блуждая пешком или верхом на лошади по проселкам, слышал удары железом в железо».

В очерке приведены как слова с корнем би-, так и фразеологические обороты с глаголом бить. Нарисуйте словесное «дерево» с корнем би-, использовав не только существительные, которые привел В. Песков, но и другие части речи (глаголы и прилагательные), которые легко образовать.

Нельзя оставить без внимания и фразеологические обороты, упоминаемые автором. Найдите их в «Учебном фразеологическом словаре», определите их значение, дополните другими оборотами с этим глаголом. Сравните их с родным языком. Найдите между ними общее и различное.

Как найти корень в слове

Корень — это центр слова, его фокус. Знакомясь с новым словом, мы стараемся мысленно найти его корень, чтобы вернее понять смысл слова. Нет слов без корня! В слове может не быть суффиксов, приставок, окончания, но корень всегда есть! Во многих случаях «поиски» корня и не требуются, но это касается случаев, когда слово состоит только из корня и одного суффикса или одной приставки. В словах день, стол, вода, написать, каменный, городской обнаружить корень очень легко. Но в таких широкоупотребительных словах, как преподаватель, справедливость, увлекательный, напряженность и т. п., назвать корень «с ходу» невозможно, да и нельзя этого делать…

Определение корня связано с выполнением ряда правил и с соблюдением их строгой последовательности. Полезно привести такое сравнение.

Есть кукла матрешка, она состоит из нескольких кукол, которые вставляются одна в другую, поэтому куклы должны быть разного размера: каждая последующая должна быть меньше предыдущей.

Можно ли из матрешки сразу вынуть самую маленькую куколку? Нет, нужно постепенно освобождать каждую куклу, и только в предпоследней кукле окажется самая маленькая куколка.

Так и в слове. Сначала необходимо найти окончание, затем суффиксы и приставки, а часть слова, которая уже не делится, и будет корнем.

Возьмем слово учительница. Изменяя слово по падежам, находим окончание (учительница, учительницы, учительнице и т. п.). Окончание ‑а. Затем находим суффикс. Следует помнить, что суффикс можно отделить лишь в том случае, если без него слово существует и не теряет при этом родственных связей. В слове учительница суффикс ‑ниц-, так как, если его «отрезать», останется полное слово учитель, сохраняющее смысловую связь со словом учительница.

То, что мы правильно выделили суффикс ‑ниц-, подтверждают слова преподаватель-ниц‑а, писатель-ниц‑а, освободитель-ниц‑а, имеющие точно такой же суффикс.

В слове учитель тоже есть суффикс. Сравнивая это слово со словом учить, находим суффикс ‑тель, который присутствует также в словах преподава-тель, строи-тель, изобрета-тель, исполни-тель, освободи-тель.

В глаголе учить отделяем окончание ‑ть, остается учи-, эта часть слова больше не делится, следовательно, это и есть корень — неделимая часть слова, та самая маленькая куколка, которую мы вынули из матрешки.

Октавиан выходит к доске и пишет цепочку слов, которую получили в результате словообразовательного анализа: учительница — учитель — учить.

Лилия Ивановна снова задает вопрос: «А как убедиться, что мы сделали словообразовательный анализ правильно?»

Надя отвечает: «Нужно посмотреть это слово в „Школьном словообразовательном словаре русского языка“».

Толя смотрит в словарь и говорит, что анализ сделали правильно.

К доске выходит Санду и записывает слово с принятыми в школе знаками:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Подводя итог урока, Лилия Ивановна говорит о том, что таким путем можно разделить на составные части любое слово и — что особенно важно — многое узнать о нем: какой корень, какие суффиксы и приставки, с какими однокоренными словами связано, как образовано.

Поэтому вполне справедливы замечательные слова известного советского лингвиста М.В. Панова, что такой анализ воспитывает в нас уверенность в том, что «язык отшлифованный, отграненный народом, устроен разумно, что его анализ тоже разумная и целенаправленная операция» 3.

Бас и басня

Учитель вошел в класс и открыл доску, на которой были написаны слова бас, басня, басить, басенный, баснословный, бассейн.

— Есть что-то общее у этих слов? — спросил учитель.

— Есть, все они начинаются на бас, — сразу ответил Толя.

— А можно их считать однокоренными, ведь у них есть общая часть? — продолжал Виктор Александрович.

— Нет! — хором воскликнули ребята.

— А почему?

— Некоторые из них имеют разное значение. Например, бас и басня не имеют ничего общего в значении, а однокоренные слова — это слова, образованные от одного корня.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Однокоренные бас и басить; басня, басенный, баснословный — это другая группа однокоренных слов, а бассейн не относится ни к первой, ни ко второй, — основательно ответила на вопрос учителя Таня.

— Правильно, — похвалил ее учитель. — Для проверки я дам вам еще ряд слов, очень похожих внешне друг на друга: барс, барский, барсовый, барство, барсук, барствовать, барсучонок.

Все ребята разделили эти слова на три группы: I — барс, барсовый; II — барский, барство, барствовать; III — барсук, барсучонок.

— А теперь, ребята, я вам дам более трудную задачу. Запишем в тетрадях слова жечь, зажечь, зажигать, жгучий, жжение, поджог. Как вы думаете, это однокоренные слова? — спросил учитель.

— Да! — все ребята подтвердили ответ.

— Теперь найдем корень этих слов.

Ребята задумались и с недоумением смотрели на Виктора Александровича.

— Неужели только звук ж, — неуверенно начал Игорь, — тогда что такое ечь в слове жечь?

— Ребята, вы забыли о чередовании звуков, которое сопровождает образование новых слов. Как вы помните, чередоваться могут и согласные звуки, и гласные, — напомнил учитель.

— В этих словах как раз и есть чередование и согласных, и гласных, — подтвердил Толя.

— И все-таки, какой же здесь корень? — снова недоумевает Оля.

Объяснить берется Ира:

— В слове жечь корнем является все слово, в слове зажигать корень жиг, здесь е чередуется с и, как и в глаголах запереть — запирать, вычесть — вычитать; а г с ч, как в словах беречь — сберегать, достичь — достигать. В слове жгучий корень жг-, здесь гласный е чередуется с нулем звука, как жечь — жгу; в слове жжение корень жж- (вот это необычный корень!), здесь чередование гласных (е: нуль звука) и чередование согласных г:ж (берегу — бережливый, достигать — достижение); в слове поджог новый вид корня из-за чередования гласных е:о, как и в словах запереть — запирать — запор.

— Какой трудный корень! — воскликнула Оля.

— Таких корней в русском языке немало, поэтому сейчас каждый из вас по «Школьному словообразовательному словарю» найдет корни, которые в родственных словах имеют чередования, — обратился к ученикам Виктор Александрович.

Ребята принялись за дело, и вот уже поднялись первые руки.

— Я нашел такой корень: бить, бой, бивень, боец, битва, выбить. Корень здесь с чередованием гласных и:оби-:бой, — бойко ответил Толя.

— Молодец! — похвалил его учитель.

Но другие ребята тоже не хотели отставать от Толи и прочитали много слов с интересными корнями. Согнуть, гнуть, сгибать, изгиб, гибкий — корень имеет два вида: гну:гиб. Двигать, двинуть, движение, движок — здесь корень имеет три варианта: двиг-, дви- и движ-. Высокий, высоченный, высота, вышина, высь: а здесь четыре вида: высок-, высоч-, выс-, выш-.

— Какой же мы сделаем вывод? — спросил в конце урока учитель.

— Корни в родственных словах могут отличаться друг от друга, поэтому, когда находим корень в слове, нужно помнить о чередованиях гласных и согласных, — подвел итог Олег.

Виктор Александрович попросил ребят привести по одному примеру слов с чередованием звуков в корне.

Ребята быстро подняли руки и стали называть такие пары слов: нога — ножка, дорога — дорожный, тихий — тишина, снег — снежинка, друг — дружить, печь — пекарь, облако — облачко, юг — южная.

Виктор Александрович увидел, что ребята хорошо поняли материал, и в заключение сказал:

— Есть словари (словообразовательные), в которых чередование звуков отмечается.

Он показал учащимся словарь 3.А. Потихи «Школьный словарь строения слов русского языка», открыл его на слове звучать, корнем которого является звук, и здесь же отмечено чередование к:ч. Затем учащиеся самостоятельно находили слова, в которых есть чередование: камень — камешек, чередование н:ш; месячный — месяц, чередование ч:ц; награждать — наградить, чередование жд:д; смешить — смех, чередуются ш:х.

Ребята сами убедились, что слов с чередующимися согласными и гласными в русском языке очень много, и поэтому нужно быть особенно внимательными при определении корня родственных слов.

Вспомните, есть ли такие чередования в родном языке. Если есть, то сравните, чем они отличаются от чередований в русском языке.

Почему «убежали» гласные

Учитель на доске написал склонение существительных сон и нос.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Ребята, что вы заметили необычного в склонении этих слов?

— В существительном сон гласный о то появляется, то исчезает.

— А еще вы знаете такие слова, в которых гласный при склонении то исчезал бы, то появлялся?

Ребята назвали и просклоняли слова лоб, лед, день.

Из новых примеров ребята узнали, что может исчезать и звук е. Виктор Александрович сказал, что такие гласные называются беглыми. И встречаются они не только при склонении, но и при образовании новых слов. Например, льдина — слово, образованное от слова лед. Ребята самостоятельно привели примеры: весна — весенний, палка — палочка, книжка — книжечка, песня — песенка, кабачок — кабачковый, корень — корневой, крыльцо — крылечко. Здесь тоже происходит фактически чередование, при котором звуки о и е чередуются с нулем звука.

В «Школьном словаре строения слов русского языка» 3.А. Потихи беглые гласные всегда отмечаются. Ребята по словарю находят слова с беглыми гласными.

— А вот почему они «убегают»? Чтобы это объяснить, надо знать историю языка.

В классе наступила тишина. Все внимательно слушали учителя.

— В далекую старину в языке были особые гласные звуки, которые на письме обозначались буквами ъ и ь (назывались они еръ и ерь).

— И сейчас в языке есть такие же буквы, — заметил кто-то из учеников.

— Это верно, но они не являются звуками, у них особые функции. А в древности, — продолжай свой рассказ учитель, — буквы ъ и ь обозначали самостоятельные звуки: ъ — звук, похожий на очень краткое о, а ь — звук, напоминающий краткое е. Они могли быть и в середине и в конце слова. Например: сънъ, дьнь, домъ.

Прошло много лет, и судьба этих гласных резко изменилась: в одних положениях они выпали («убежали»), в других заменились гласными о и е (чаще под ударением). Так, из слов сънъ — съна, дьнь — дьня получились сон — сна, день — дня.

Беглые гласные могут быть не только в корнях слов, но и в приставках (разойтись — расходиться, разобрать — разбирать, отобрать — отбирать, собирать — сбор, изорвать — израсходовать и др.) и суффиксах (умный — умен, звонкий — звонок, сапожок — сапожка, бычок — бычка).

Ребята и сами смогли привести много примеров с беглыми гласными.

— На беглых гласных построено одно орфографическое правило, — продолжал учитель. — Давайте его сформулируем. Возьмем несколько слов: сыночек, носочек, чулочек, ключик, кирпичик, карандашик, самолетик. На что вы здесь обратили внимание?

— В одних словах пишется ‑ек, в других — ‑ик, — сразу же сообразил Толя, — и легко сделать ошибку.

— Давайте просклоняем слова сыночек и ключик.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

— Какая разница в склонении этих слов?

— Звук и всегда сохраняется при склонении, а е во всех падежах исчезает («убегает»), — ответила наблюдательная Оля.

— А теперь внимательно посмотрите на эти слова в именительном падеже, сравните их с другими падежами, и уже можно вывести правило.

Толя решил попробовать составить правило, и вот что у него получилось: Чтобы знать, какую букву писать в суффиксах ‑ек и ‑ик, нужно слово просклонять: при склонении и в суффиксе сохраняется, е исчезает.

— Прекрасно! — похвалил учитель. — Только не забывайте этого правила.

Призвание

«Писательство — призвание. Вникая в некоторые слова, в самое их звучание, мы находим их первоначальный смысл. Слово призвание родилось от слова зов. Человека никогда не призывают к ремесленничеству. Призывают его только к выполнению долга и трудной задачи. Что же побуждает писателя к его подчас мучительному, но прекрасному труду?

Прежде всего — зов собственного сердца. Голос совести и вера в будущее не позволяют подлинному писателю прожить на земле, как пустоцвет, и не передать людям с полной щедростью всего огромного разнообразия мыслей и чувств, наполняющих его самого. Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хотя бы немного зоркости.

Писателем человек становится только по зову сердца. Голос сердца чаще всего мы слышим в юности… Но приходят годы возмужалости — и мы явственно слышим, кроме призывного голоса собственного сердца, новый мощный зов — зов своего времени и своего народа, зов человечества. По велению призвания, во имя своего внутреннего побуждения человек может совершать чудеса и выносить тягчайшие испытания».

В этом отрывке из «Золотой розы» К. Паустовский, используя слова одного словообразовательного гнезда призвание, призвать, призывать, зов, призывный, весьма настойчиво проводит мысль о писательском призвании как внутреннем влечении, зове сердца и времени.

Есть ли у вас определенное призвание?

Эти слова интересны и для словообразовательного анализа. Найдите корень этих слов и отметьте, какое явление характерно для него. Найдите слова, в которых есть беглые гласные.

Узелок на память

Никаких не допускай уступок,

Даже в малом будь самим собой,

Побеждает именно

Поступок,

Зорко управляющий судьбой.

Целеустремлен и беспокоен

Каждый продолжающийся день.

Разные слова, единый корень —

Поступь,

Наступление,

Ступень.

Принимая веское решенье,

С вечным риском сочетая труд,

Помни:

Настоящее движенье

Люди поступательным зовут.

В стихотворении Я. Хелемского найдите слова одного корня, объясните, как они образованы. Какое значение имеют эти слова для выражения идеи стихотворения?

«Говорящие» суффиксы и приставки

Известно, что смысл слова составляется из всех его частей: корня, приставки, суффикса. Но «вклад» этих элементов в значение слова неодинаков. Содержание корня всегда индивидуально, не похоже ни на какой другой корень. Так, значение слов дом, лес, стол, окно, вода различно, и заключено оно в корне. Смысл приставок и суффиксов всегда обобщенный, поэтому одни и те же приставки и суффиксы могут присутствовать в совершенно разных словах. Например, суффикс ‑ист встречается в большой группе слов, обозначающих лиц мужского пола: марксист, журналист, баянист, футболист, шахматист; приставка без- встречается в большой группе прилагательных и существительных и указывает на отсутствие чего-либо: безводный, безвкусный, безвредный, безграмотный, бездорожье и т. п.

Суффиксы и приставки многое могут рассказать нам о слове. По суффиксам можно определить часть речи, а для существительных и род: слова, оканчивающиеся суффиксами -тель, ‑ик, ‑ник, ‑чик, ‑арь, ‑изм — всегда существительные мужского рода; слова, имеющие суффиксы -ость(-есть), ‑изн‑, ‑от- —существительные женского рода; слова с суффиксами ‑ск-, -и-, -чив-, -лив-, -ическ- — прилагательные; а с суффиксами -о(-е), ‑и — наречия.

Суффиксы и приставки указывают на общее значение всех слов, имеющих эти морфемы. Так, суффиксы -ист, ‑арь, ‑чик, ‑щик, ‑ник указывают на профессию, занимаемую должность: радист, связист, пекарь, вратарь, летчик, переплетчик, каменщик, барабанщик, бетонщик, печник; слова с суффиксами -ость(-есть), ‑от-, -изн- обозначают свойство, качество: нежность, свежесть, красота, прямота, белизна, голубизна; слова с суффиксом ‑ищ- называют место: пожарище, убежище; суффикс ‑ство указывает на совокупность лиц по какому-нибудь признаку: студенчество, учительство. Слова, имеющие суффикс ‑ит, обычно называют драгоценные камни: лазурит, александрит; селенит. Есть «суффиксы ягод» (-ик-): черника, голубика, земляника; «мяса» (-ин-): баранина, свинина, осетрина. Такие списки можно продолжить.

Есть у нас и «говорящие» приставки. Приставка в- указывает на движение внутрь (влететь, войти, вселиться, вбросить), а приставка вы-, наоборот, — на движение изнутри (выбегать, выбрасывать, выводить, выехать, выйти, выкопать, вылететь, вынести и др.); приставка с- — на движение сверху вниз (сбегать, спрыгивать, спускаться) и с разных сторон (сбегаться, слетаться, съезжаться, сходиться); приставка на- обозначает направленность действия на что-нибудь (наклеить, нашить, набросить); за- указывает на начало действия (запеть, заплакать, засмеяться); до-, напротив, — на завершение действия, его конец (дочитать, доплыть, доехать) и т. д.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. РозентальЗанимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Особенно много говорят о смысле слов такие элементы, как гидро-, аэро-, авто-, астро-, космо- и т. п.

Эти элементы интернациональны, поэтому они есть во многих языках мира, в том числе в национальных языках народов СССР.

Если в слове есть элемент гидро-, то, безусловно, имеем дело с явлением, связанным с водой: гидротехника, гидропоника, гидростанция, гидроэнергия, гидроавиация; аэро- указывает на воздух: аэрофлот, аэроклуб, аэропорт, аэробус; очень активен элемент авто-, имеющий несколько значений: относящийся к автомобилю (автопромышленность, автогонки, авторалли, автоколонна, автострада и др.) и автоматический (автопилот, автосварка, автосцепка и др.); его русский вариант само- также расширяет свое употребление (самовоспитание, самодисциплина, самоутверждение, самосовершенствование, самолюбование и др.); космо- обращает наше внимание на Вселенную и то, что связано с полетами в космос (космография, космонавт, космодром, космовидение и др.).

Знание значений суффиксов и приставок намного облегчает усвоение смысла слов как старых, так и вновь появляющихся.

Обратите внимание, есть ли интернациональные элементы в родном языке учащихся. Если есть, то опирайтесь на знания ребят. При объяснении значений отдельных слов сравнивайте их со словами родного языка, выявляйте при этом особенности как русского, так и родного языка.

«Ах, как работал экскаваторщик!»

Русский язык богат суффиксами, образующими слова, называющие лиц мужского рода (учитель, тракторист, активист, добряк, боец, участник, противник, комсомолец, академик и др.). Среди этих суффиксов по активности и разнообразию выделяется группа суффиксов, образующих слова со значением профессий. Само понятие профессии в век НТР и технологической революции становится глобальным: количество их огромно и постоянно растет. Поэтому естественно, что активизируется роль суффиксов.

В производственно-технической сфере особенно распространены суффиксы ‑щик(-чик) и их производные (регулировщик, сверловщик, сеяльщик, литейщик, прицепщик, поливальщик, бурильщик).

Большими словообразовательными связями обладает суффикс -(н)ик, который свободно присоединяется к производным основам прилагательных, что и обусловливает продуктивность этого суффикса (высотник, скотник, огородник).

Среди заимствованных суффиксов наиболее употребительным является суффикс ‑ист (бульдозерист, сценарист, планерист, моторист, радист, танкист, парашютист).

Но есть и другие суффиксы, которые хотя и реже употребляются и меньше образуют слов со значением профессии, но являются старыми русскими словами. Для примера можно привести стихи молдавского поэта Г. Виеру «Возьми с собой», в которых он использует такие слова:

Возьми меня с собой, шофер,

Возьми меня с собой, шахтер,

Возьми меня с собой, рыбак,

Возьми меня с собой, моряк,

Возьми меня с собой, косарь,

Возьми меня с собой, почтарь!

К этому стихотворению можно поставить вопросы: Какие названия профессий являются новыми, какие — старыми? Все ли слова употребляются активно? Какие суффиксы в современном языке уже не являются распространенными? Как называются эти профессии в вашем родном языке? Как образуются названия профессий в вашем родном языке?

«Нет почетней труда хлебороба»

Учитель начал урок с задания: всем написать по три-четыре сложных слова, у которых вторая часть состояла бы из корней воз, ход, мер, рез. Каждый ряд пишет слова с одним из данных корней.

Ребята усердно принялись за дело. И через некоторое время в их тетрадях появились записи:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Учитель похвалил учащихся за правильное выполнение задания и предложил новое.

— А теперь усложним задание. Запишите слова с корнем вод, означающих названия лиц.

Ребята очень быстро справились с этим заданием, и в тетрадях появились слова пчеловод, животновод, шелковод, садовод, полевод, экскурсовод, счетовод, оленевод, свекловод.

— А что же означает вторая часть этих слов — вод? — задал вопрос учитель.

— Пчеловод — это тот, кто разводит пчел и ухаживает за ними, — ответил Гена.

— Садовод — это тот, кто разводит сады и ухаживает за ними, — объяснила Наташа.

— Вы правильно говорите о значении слов, но давайте выясним, что же означает вод.

— Это корень глагола водить, — сказал Саша и замолк.

На помощь пришел учитель.

— Ты прав, Саша, это действительно корень глагола водить, а используется он в сложных словах, потому что имеет значение «выполнять, осуществлять, разводить». Теперь легко будет определить значение всех слов, которые содержат этот корень.

— Ребята, а какого главного слова нет среди тех, какие мы назвали? — задал интригующий вопрос учитель.

Все молчали.

— А помните, мы читали рассказ В.А. Сухомлинского, в котором он назвал три главных слова нашего народа, — продолжал учитель.

— Помним, помним, — наперебой заговорили ребята. — Хлеб, труд, народ!

— А как же называется человек, который выращивает хлеб? — спросил учитель.

— Хлебороб, — хором ответили ученики.

— Это тоже сложное слово. Из каких частей оно состоит?

— Первая часть — хлеб, а вторая — роб, — уверенно ответил Толя.

— А что значит роб?

Ребята задумались, но все же догадались, что этот корень, видимо, связан со словом работа, работать. Учитель похвалил учащихся и сказал:

— О значении этого слова верно сказал кубанский хлебороб В.Я. Первицкий: «Хлебороб! От слов работать, производить хлеб, хлеб робить. Не знаю, как вам, а мне нравится это крепкое, ладно сбитое слово — хлебороб, чудится в нем какая-то скрытая сила» 4.

Ребятам очень понравилось это определение слова хлебороб.

Хлеборобам посвящено много стихов, воспевающих радости и трудности этой профессии. В стихотворении С. Граховского есть такие строки:

Ты знал, что должность хлебороба —

Твой высший чин и вечный путь,

Под ясным и дождливым небом

Ты, похудевший от забот,

Свою державу свежим хлебом

Кормил и кормишь каждый год.

Уже зерно везут на склады,

Ты вытираешь потный лоб.

Во имя самой высшей правды

Живет на свете хлебороб.

Как переводится слово хлебороб на ваш родной язык?

Два брата
(Сказка)

Решил Город навестить своего брата, которого звали Град и который теперь жил уединенно.

— Как ты живешь? Как твое здоровье? — начал веселый и шумный Город. — Ты редко появляешься в обществе, о тебе стали уже забывать.

— Да, моя слава за последние годы пошатнулась, — ответил осунувшийся, похудевший Град. — Теперь уже вряд ли кто скажет, как когда-то вдохновенно писал А.С. Пушкин:

Прошло сто лет, и юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат

Вознесся пышно, горделиво.

Град прочел эти стихи с чувством гордости и продолжал:

— Ты, дорогой брат, потеснил меня. Ты со всеми словами в дружбе; в любой книге, в любом стихотворении, в журнале, в газете — везде тебе почет и уважение: генеральный план города (а не града!), застройка городов, население города, любимый город, центр города… Всюду только и слышно: город, город…

— А разве плохо тебе живется в слове Ленинград? Ленинград — колыбель революции, Ленинград — один из самых красивых городов в Советском Союзе! А вот послушай, какие замечательные строки этому слову посвятил известный советский поэт А. Прокофьев:

Да, есть слова, наполненные светом,

И с ними всюду сердце бьется в лад.

Не называя всех, скажите: «Ленинград!» —

И это будет подлинным ответом.

— Так-то оно так, — соглашался Град, — но здесь я больше похож на суффикс, чем на самостоятельное слово.

— Ну, а градостроительство, градостроитель? Разве эти слова не говорят о том, что ты по-прежнему в почете. На страницах газет и журналов пишут о градостроительстве, об экономике градостроительства, о градостроительной технике, об успехах градостроителей, — воодушевленно говорил Город.

Под напором таких красноречивых аргументов Граду ничего не оставалось делать, как согласиться, что он еще не забыт и занимает почетное место в языке. Но в душе он завидовал трудовому и счастливому Городу, который живет самостоятельно.

Вы, наверно, согласитесь с тем, что сетования Града на свое неравноправное положение в языке вполне справедливы, но почему так произошло? Понаблюдайте за другими парами слов такого рода: холод — хлад, берег — брег, голова — глава. Каково их положение в языке?

Веселые суффиксы

Дружил я с одним замечательным человеком. Звали его Михаилом Васильевичем, фамилия Шитиков. Он, как и я, преподавал в школе русский язык. Что меня свело с ним, не могу сказать. Разные были мы люди. Я только начинал учительствовать, был неопытен, молод, а он, уже убеленный сединой, казалось, все видел, все знал, все понимал с полуслова.

Сижу, бывало, в учительской с ним рядом, и он, вижу, рад-радёхонек.

— Всякая книга для детей, братец мой, должна быть забавной, занимательной. Истина старая, но не устарелая. А урок? Урок — вроде занимательной книги. Он должен приносить детям радость, наслаждение.

— Не каждый урок, — возражал я.

— Каждый, — твердо говорил он.

— А как же быть, скажем, с такой темой, как суффиксы? — не сдавался я.

Работали мы с Михаилом Васильевичем в параллельных классах, и я однажды попросил разрешения посидеть у него на уроке: хотелось видеть, как он «расправляется» с суффиксами.

Урок этот не только мне, но, наверное, и пятиклассникам запомнился на всю жизнь.

Свои объяснения Михаил Васильевич начал с того, что неторопливо, ровным, красивым почерком написал на доске три слова: человек, человечек, человечишко.

Ну, думаю, оригинальничает старина. Какое же отношение все это имеет к теме? А он, мой старый приятель, мягко прошагал от доски к учительскому столу, сосредоточенно сквозь роговые очки посмотрел на ребят.

— Кто составит предложение со словом человек? — обратился он к детям.

В классе какое-то время стояла напряженная тишина. Но вот где-то в середине робко поднялась рука, затем решительно — другая, третья, и уже, казалось, не было ни одного ученика, который бы не думал, не сочинял.

Советский человек гордо шагает по родной земле, — записал Михаил Васильевич на доске предложенную кем-то из ребят фразу.

— А теперь попробуйте, — обратился он снова к классу, — слово человек в этом предложении заменить словом человечек.

— Нельзя, Михаил Васильевич, — сказал кто-то из учеников.

Михаил Васильевич улыбнулся. Его усы распушились, казалось, до самых ушей.

— Нельзя, говорите? А почему?

— Человечек не может «гордо шагать».

— А еще почему?

— Нельзя сказать «советский человечек».

Примерно такой же операции подверглось слово человечишко.

А дальше, когда у ребят разгорелось любопытство, охваченные жаждой творчества, они начали составлять слова, делать выводы о значении суффиксов, записывать слова с другими суффиксами. Урок, казалось, можно бы и закончить. Но Михаил Васильевич, оказывается, приберег еще одно «развлечение». Столбиками записал на доске такие слова:

Москва — москвич — москвичка.

Ленинград — ленинградец — ленинградка.

Горький — горьковчанин — горьковчанка.

Зарайск — зараец — …

— Подумайте, с каким суффиксом лучше образовать слово, обозначающее жительницу Зарайска.

Кто-то нетерпеливо выкрикнул:

— Зарайка!

В ответ раздался дружный хохот.

— Зараичка!

Опять смех.

— А может лучше зарайчанка? — улыбнулся Михаил Васильевич. — Или тоже не годится? Подумайте дома, не спешите…

Работу над суффиксами, обозначающими лиц по месту жительства, начатую на уроке учителем из рассказа Н. Дудина, можно продолжить, так как эти слова являются часто как бы визитной карточкой человека. Рабочий Н. Сочихин прекрасно выразил эту мысль в стихах:

Мы не зря привыкли называться

Именами наших городов.

Слушать я, как музыку, готов:

«Москвичи», «рижане», «ленинградцы»

Много интересного материала о названиях лиц по месту жительства содержится в книге «Словарь названий жителей СССР» под ред. А.М. Бабкина и Е.А. Левашова (М.,1975).

Вопросы для любознательных

1. Почему корень слова называется корнем?

2. Можно ли корень считать неизменяемой частью слова? Докажите свою мысль примерами.

3. От каких частей речи преимущественно образуются существительные с суффиксом ‑ость(-есть), а от каких — с ‑ение(-ние)?

4. Какие вы знаете слова с первой частью само-? Что означают эти слова? Какое из них является вашим заветным словом?

5. Какое значение придает словам приставка пере- (переписать, переезжать, переодеваться)?

3. Морфология

Что такое морфология?

Услышав слово морфология, мы, естественно, поставим его в ряд уже знакомых слов биология, физиология, экология, филология. Зная, что эти слова обозначают названия наук, отраслей знания, мы поймем, что и морфология есть тоже наука. Но наука о чем? Нет ли ответа на этот вопрос в самом названии науки? Обращаемся к словарю и узнаем, что морфология как название науки относится не только к языку, но и к другим областям знаний, поэтому она и определяется как «учение о строении и форме организмов, минералов».

И уж совсем любопытно будет узнать, что изобретение самого термина из корней греческого языка (морфо — форма и логос — учение) принадлежит великому немецкому поэту Гёте, много лет изучавшему науку о строении и формах растений и животных 5.

У слов языка ведь тоже есть форма, есть строение. Например, слово книга совсем не похоже на слово читать, которое, в свою очередь, отличается от слова интересный. Чтобы составить из этих слов понятное предложение, нужно каждому слову придать особую форму: Читаю интересную книгу. В этом предложении есть смысл, определяемый тем, что мы употребили нужную форму (а не любую!). Нельзя, например, сказать: «читаю интересный книгу» или «читаю интересную книгой» и т. п.

Наука морфология и должна изучать, какую форму имеет в каждом случае слово, какое у него строение.

Термин «морфология» в русском языкознании стал укрепляться в конце XIX — начале XX в. В работах выдающихся языковедов того времени — И.А. Бодуэна де Куртенэ, Ф.Ф. Фортунатова, А.А. Шахматова, А.М. Пешковского, В.А. Богородицкого — он широко употребителен.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

В сказочном королевстве Лингвинии (а такое королевство существует!) Язык является могущественным, храбрым королем, Грамматика — строгой, любящей порядок, королевой, у которой есть целая свита принцев и принцесс. Морфология — одна из прекраснейших принцесс этого королевства. Именно от нее зависит, в каком наряде, в каких доспехах должны выступать преданные ей слуги, которых зовут Существительное, Прилагательное, Числительное, Местоимение, Глагол, Наречие, Предлог, Союз, Частица, Междометие.

3.1. Имя существительное

Имя существительное — важнейшая часть речи. Еще первобытные люди, познавая природу, называли окружающие предметы и явления, и эти наименования закреплялись в языке. По наблюдениям ученых, существительные появляются в речи ребенка в числе первых слов. И это вполне понятно. Ребенок жадно смотрит на мир и хочет знать, как называется все то, что его окружает.

Замечательный советский лингвист А.М. Пешковский писал: «Категория существительного имеет огромное значение для нашей мысли. Без нее невозможны были бы никакое знание, никакая наука. Нельзя было бы, например, говорить ни о свете, ни о теплоте, ни об электричестве, ни о жизни, ни о государстве, ни о самом языке; ведь ничего этого отдельно не существует» 6.

Имя существительное — самая представительная (по количеству слов) часть речи: по данным «Частотного словаря русского языка», из 9 тысяч наиболее частотных слов существительных — 4 тысячи, что составляет 44%, следовательно, это — самая частотная часть речи: почти каждое второе слово в нашей речи — имя существительное.

Существительное — наиболее самостоятельная часть речи. Уже от них образуются прилагательные. Первоначальные сочетания зелень-трава, камень-стена, камень-хлеб, рать-сила постепенно преобразуются в сочетания зеленая трава, каменная стена, черствый хлеб, сильная рать… И до настоящего времени в фольклоре сохраняются древние выражения жар-птица, сапоги-скороходы, скатерть-самобранка, меч-самосек.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Имя существительное является ведущей частью речи и в грамматике: с наиболее характерными для русского языка грамматическими понятиями рода, числа, падежа, склонения мы впервые знакомимся, изучая эту часть речи.

«Своеобразная прелесть языка»

Один из основоположников сравнительно-исторического изучения славянских языков Франц Миклошич писал: «…кто, не лишенный поэтического чутья, погружался в родной язык, тот, конечно, знает, что различение родов и в наших глазах сообщает языку своеобразную прелесть» 7.

Всем известно, что в русском языке существительные в единственном числе принадлежат к одному из трех родов. Это его яркая и важнейшая особенность. Что же положено в основу распределения существительных по родам? Задумывались ли вы над тем, почему слова мир, стол, дом, город, хлеб мужского рода, слова родина, стена, квартира, деревня, каша женского рода, а отечество, окно, жилище, село, молоко среднего рода? Даже если у вас и возникал такой вопрос, то на него сразу ответить очень трудно. Мы можем заметить, что названия, относящиеся к одному кругу понятий, являются словами разных родов. Например, названия дней недели распределяются по трем родам: понедельник, вторник, четверг мужского рода, среда, пятница, суббота женского, а воскресенье среднего. То же мы обнаруживаем в названиях предметов одежды (пиджак, костюм, тулуп, плащ — мужского рода; шуба, дубленка, кофта, блузка — женского, а пальто, платье — среднего), предметов питания (хлеб, картофель, лук — мужского; мука, крупа, капуста — женского, а мясо, молоко, масло — среднего) и т. д.

Какую бы область жизни общества, науки, культуры, техники мы ни взяли, все они будут представлены словами трех родов. Следовательно, с точки зрения современного русского языка распределение существительных по трем родам загадочно, необъяснимо. Но тогда каким же образом мы безошибочно узнаем, что, например, стол и стул — слова мужского рода, доска, парта, школа — женского, а окно, стекло — среднего?

Ответ прост: в русском языке в подавляющем большинстве случаев род определяется по окончанию: если существительное оканчивается на твердый согласный (школьник, ученик, учебник), то перед нами слова мужского рода; если существительные оканчиваются на ‑а(-я) (школа, ученица, земля), то они женского рода, если на ‑о(-е) (дерево, перо, поле), то эти слова среднего рода.

Слова, заимствованные из других языков и имевшие в них другой род, в русском языке получают род в соответствии с тем, какое окончание они получили в русском языке. Так, слова клуб, спорт, вокзал, футбол, баскетбол, трамвай, танк, матч, хоккей и т. п. относятся к мужскому роду, так как оканчиваются на твердый согласный j (орфографически й). Французские слова, имеющие в конце о или е, в русском языке стали словами среднего рода: бюро, пальто, депо, пюре, кашне, фойе и др. Слова на ‑а(-я) относятся к женскому роду: авиация, атака, революция, партия, ваза, газета и т. п. А как же быть со словами день, огонь, осень, лагерь, дверь, ноготь, кость, рояль, тюль и т. п., среди которых есть слова и мужского и женского рода? Как определить род этих существительных? Для лиц, владеющих русским языком, можно рекомендовать прием вопросов, подставляя к таким существительным местоимения мой, моя, мое или он, она, оно. К словам день, огонь, лагерь, ноготь, рояль можно подставить слово мой, и они будут относиться к мужскому роду. К словам же осень, дверь, кость — слово моя: они относятся к женскому роду. Однако среди таких существительных есть слова, к которым, если точно не знаешь, какого они рода, как будто можно подставить слова и мой и моя, и поэтому этим приемом воспользоваться нельзя. Это, например, слова тюль, картофель, толь, мозоль, табель, шампунь, персоль, лебедь и др. История их родовой принадлежности извилиста и весьма любопытна. О некоторых из них мы расскажем. Но чтобы не ошибиться в определении рода этих и других «трудных» слов, нужно обращаться к словарю.

А если для учащихся язык неродной? В этом случае прием подстановки местоимений не даст точного ответа. Какой же выход?

Некоторые методисты рекомендуют использовать формы косвенных падежей, которые для таких слов различны: день, дня, дню, но тень, тени. Но этот прием можно использовать, если речь идет о связном тексте, если же необходимо определять род в устной речи или для отдельных слов, взятых вне контекста, то предложенный прием не даст желаемого результата. Другие методисты предлагают определять род по согласованным с ними прилагательным: солнечный день, но длинная тень, черный рояль но белая вуаль. Однако этот прием, как и предшествующий, годится только для письменной речи, в устной же речи, когда необходимо составлять словосочетания, нужно прежде всего знать род имени существительного, чтобы правильно сочетать с ним прилагательное. Как быть? Выход один: обратиться к словарю, а наиболее частотные слова запомнить. Например:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Как по суффиксу определить род?

На доске Виктор Александрович написал слова строитель, жизнь, деятельность, радость, запись, вратарь, руководитель, способность, боязнь, наблюдатель, накипь.

— Прочитайте, пожалуйста, эти слова и определите их род. Посмотрите на них внимательно, есть ли в этих словах указание на род? — загадочно спросил Виктор Александрович.

Ребятам очень хотелось проникнуть в загадку рода этих слов. Постепенно стали подниматься руки.

Первый поднял руку Октавиан и сказал:

— Я разделил эти слова на две группы: в одной — слова мужского рода, в другой — женского — и сразу увидел, что слова с суффиксами -тель, ‑арь — слова мужского рода, а с суффиксами -ость, ‑знь или без суффикса — слова женского рода.

— Какой мы сделаем вывод?

— Нужно запомнить суффиксы, которые «подсказывают», какого рода слово.

Как лебедь величавый…

В знаменитом стихотворении А.С. Пушкина «Воспоминания в Царском Селе», которое он читал на экзамене в присутствии Г.Р. Державина, есть такие строки:

И тихая луна, как лебедь величавый,

Плывет в сребристых облаках.

Слово лебедь Пушкин здесь употребил в мужском роде. Однако с детских лет мы помним и другие строки, где это существительное имеет форму женского рода:

Глядь — поверх текучих вод

Лебедь белая плывет.

Следовательно, во времена Пушкина это существительное не имело устойчивого рода, что весьма отчетливо подтверждается «Словарем языка Пушкина», из которого узнаем, что слово лебедь Пушкин употреблял как в женском, так и в мужском роде, и количественно почти равномерно: в женском — 20 раз, в мужском — 18 8.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

О слове лебедь и его роде пишет известный издатель «Русских народных сказок» А.Н. Афанасьев: «Имя лебедь, употребляемое в народной речи большею частью в женском роде, означает собственно „белая (светлая, блестящая)“; такое коренное его значение впоследствии подновлено эпитетом: белая лебедь» 9. И далее А.Н. Афанасьев примерами из былин и легенд подтверждает установившийся женский род этого слова: «Одна из наиболее любопытных старинных былин содержит рассказ о том, что богатырь Поток женился на вещей красавице, которая впервые явилась ему на тихих морских заводях в виде белой лебеди. Предание, записанное Нестором, упоминает о трех братьях Кие, Щеке и Хориве и сестре их Лыбеди; первый дал название Киеву, два других брата — горам Щековице и Хоревице; Лыбедь — старинное название реки, впадающей в Днепр возле Киева» 10.

В современном русском языке победила форма мужского рода, которая была преобладающей уже в XIX веке.

С.Т. Аксаков, великолепный знаток природы, посвятил лебедю вдохновенные строки: «Лебедь по своей величине, силе, красоте и величавой осанке давно и справедливо назван царем всей водяной, или водоплавающей, птицы. Белый как снег, с блестящими, небольшими глазами, с черным носом и черными лапами, с длинною, гибкою и красивою шеею, он невыразимо прекрасен, когда спокойно плывет между зеленых камышей по темно-синей, гладкой поверхности воды». Здесь отчетливо видна форма мужского рода этого слова.

Естественно возникает вопрос: «Почему мужской род вышел победителем?» Лебедь как существительное одушевленное изначально входило в ряд слов — названий птиц, относящихся к мужскому роду, отсюда и появление слов, обозначающих особей женского пола — лебедка, лебедушка. Но употребление слова лебедь в женском роде не исчезло, оно сохраняется в народнопоэтической речи и в поэзии. Например:

Снова надеждой сердца их полны.

И не зима в просторах наших,—

То в небесах крылами машет

Белая лебедь — подруга весны.

Л. Дербенев.

Черный кофе или черное кофе?

Вопрос может показаться странным, так как достаточно взглянуть только на банки с кофе, чтобы увидеть надпись: натуральный, растворимый. Следовательно, нужно говорить черный кофе? Не торопитесь с ответом.

Замечательный русский лингвист, создатель первой стилистической грамматики русского языка В.И. Чернышев еще в 1914 году писал: «Иностранные, не склоняющиеся слова на , ‑е, ‑и, ‑о, ‑у, означающие предметы неодушевленные единственного числа, употребляются обыкновенно в среднем роде» 11. Среди многочисленных приведенных им примеров есть и теплое кофе. Но далее В.И. Чернышев пишет: «Однако у авторов встречаем иногда такие слова, употребленные и по мужскому роду, согласно с французским языком, из которого заимствованы» 12. Приводятся примеры из Пушкина, Гоголя, Григоровича, Достоевского, в том числе иллюстрирующие употребление слова кофе: Потом свой кофе выпивал (А.С. Пушкин); Вельчанинов прихлебывал свой кофе (Ф.М. Достоевский). И затем В.И. Чернышев еще более определенно подтвердил мужской род интересующего нас слова: «…кофе тоже обыкновенно имеет форму мужского рода: молотый кофе, холодный кофе» 13. Тем не менее, род кофе требовал всегда специальных замечаний.

В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова слово кофе относилось к мужскому роду, но не исключался и средний род, который оценивался как разговорный. Однако примеры, приводимые в словаре, все даны в форме мужского рода: молотый кофе, жареный кофе, черный кофе.

В последующих словарях русского языка (семнадцатитомном, четырехтомном и словаре С.И. Ожегова) слово кофе рекомендовалось употреблять только в мужском роде. Между тем форма среднего рода не была забыта, она пробивала себе дорогу, поэтому в Словаре-справочнике «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка» под редакцией К.С. Горбачевича отмечено: «В современной разговорной речи широко встречается употребление слова кофе и в среднем роде. Примеры: Я обменял на это кофе коробку табака» (К. Паустовский. Повесть о жизни). «А кофе действительно колдовское», — поспешил сказать Артем Игнатьевич (Ратнер. Степь широкая) 14.

В «Русской грамматике» вновь подтвержден мужской род слова кофе, но отмечено: «…допустимо употребление этого слова и в среднем роде: сгущенное кофе с молоком» 15. Такой же пометой сопровождается употребление слова кофе в среднем роде и в «Орфоэпическом словаре русского языка».

Так какого же рода слово кофе? — спросит нас нетерпеливый читатель. Ответим: мужского, но кто говорит черное кофе, молотое кофе, тот не делает ошибки.

Инженер или инженерша?

В одном классе завязался горячий спор: как назвать женщину, получившую профессию инженера или завоевавшую звание мастера спорта? Мнения разделились. Спор прекратился только после того, как учительница русского языка сказала: нужно говорить инженер Иванова, мастер спорта Петрова, министр Быкова, полковник милиции Сидорова.

Оказывается, есть слова, которые сохраняют форму мужского рода и тогда, когда они относятся к женщинам. Это объясняется тем, что большинство профессий, специальностей, должностей до Великой Октябрьской революции было занято только мужчинами. Имевшиеся соответствия женского рода инженерша, бригадирша, профессорша, генеральша, докторша называли жен по профессии мужа. В советское время женщины успешно овладели специальностями, бывшими ранее привилегией мужчин. Как же реагировал язык на это социальное завоевание? Для многих слов появились парные соответствия женского рода:

учитель — учительница

писатель — писательница

воспитатель — воспитательница

исполнитель — исполнительница

комбайнер — комбайнерка

тракторист — трактористка

моторист — мотористка

журналист — журналистка

скрипач — скрипачка

летчик — летчица

зенитчик — зенитчица

разведчик — разведчица

приемщик — приемщица

певец — певица

Наиболее последовательно такие пары образуются в спортивной терминологии:

спортсмен — спортсменка

чемпион — чемпионка

рекордсмен — рекордсменка

гимнаст — гимнастка

баскетболист — баскетболистка

волейболист — волейболистка

лыжник — лыжница

саночник — саночница

бегун — бегунья

прыгун — прыгунья

конькобежец — конькобежка

пловец — пловчиха

Однако большинство слов, называющих профессию, выполняемую и мужчиной и женщиной, не образуют соответствий для обозначения лиц женского пола, и тогда эти слова употребляются без изменений по отношению к мужчине и женщине. Список таких слов достаточно велик: агроном, астроном, врач, геолог, доктор, диктор, дирижер, инспектор, инструктор, капитан, кочегар, композитор, корректор, лектор, мастер, механик, милиционер, механизатор, оператор, председатель, проректор, профессор, режиссер, редактор, ректор, рентгенолог, счетовод, строитель, секретарь, языковед и др. По данным исследователя этого вопроса И.П. Мучника в русском языке таких существительных более 200 16.

Небезынтересно знать на этот счет авторитетное мнение известного советского писателя К. Федина. Как-то увидев в газете «Правда» слово пловчиха, он удивился и задал вопрос: «Но почему от слова пловец производится женский род пловчиха?» И продолжает: «Спрашивается, а как надо? А никак. Женщина будет тоже пловцом, как она врач, агроном, ученый, товарищ, борец, а не врачиха, не агрономка, не ученая, не товарка, не борчиха…» И затем К. Федин вспоминает эпизод, как ему в Ленинграде на Васильевском Острове ответила с гордостью женщина, когда он спросил: «Вы дворничиха?»

— Дворник, а не дворничиха, — пробасила она 17.

В целом, как видно, мнение К. Федина отражает тенденцию, характерную для русского языка. Но вот не понравившееся писателю слово пловчиха вошло во все словари русского литературного языка.

Таким образом, названные выше слова (врач, агроном, доктор и др.), оставаясь словами мужского рода, могут употребляться и по отношению к женщине, и в этом случае разрешается согласование данных слов с глаголом прошедшего времени в форме женского рода. Вот некоторые примеры: Нашим гостем была кинорежиссер Инна Туманян. Планету открыла советский астроном Т.М. Смирнова. Но определения при таких наименованиях профессий всегда употребляются только в форме мужского рода: известный композитор А. Пахмутова; Раиса Садыкова — первая казашка, ставшая профессиональным дирижером; известный пушкинист Т.Г. Цявловская; выдающийся политический деятель Индии Индира Ганди.

Особо следует обратить внимание на то, что даже в тех случаях, когда есть женские соответствия, в официальной деловой речи, в речи эмоционально приподнятой предпочтение отдается словам мужского рода. Первую в мире женщину-космонавта Валентину Терешкову называют отважным космонавтом; Героя Советского Союза Валентину Гризодубову — опытным и профессиональным летчиком; Ирина Левченко — талантливый писатель, журналист.

Очень часто для наименования различных родов деятельности женщин используются одновременно как слова мужского, так и женского рода. На мемориальной доске, посвященной Ванде Василевской, значится: «В этом доме в 1957–1964 гг. жила и работала славная дочь польского народа, выдающаяся писательница и общественный деятель».

Героиню гражданской войны Ларису Рейснер называют пламенной революционеркой, первой женщиной-комиссаром, бесстрашным воином революции, писателем.

Поскольку активное освоение женщинами профессий, ранее считавшихся мужскими, проходит во всех республиках нашей страны, то процесс обозначения женщин по профессии актуален не только для русского языка, но и для всех национальных языков Советского Союза.

Сравните, как называют женщину по профессии в вашем родном языке, в русском языке, и установите, в чем есть сходство, в чем различие. Особое внимание обратите на различие.

«Я — поэт»

У слова поэт есть женское соответствие поэтесса для наименований женщин, пишущих поэтические произведения. Однако четкого разграничения этих слов не наблюдается. Авторы, пишущие о женщинах-поэтессах, прибегают к варьированию этих слов, то есть называют женщину и поэтом и поэтессой, либо вовсе отказываются от второго слова и используют только первое.

Так, критик А. Михайлов в статье, посвященной узбекской поэтессе Зульфии, называет ее то поэтом («…раскрыла мир замечательного поэта»), то поэтессой («Листая страницы „Избранного“, легко догадываешься, как и чем жила поэтесса все уже послевоенные годы») 18.

Михаил Матусовский, обращаясь в день юбилея к Маргарите Алигер, пишет: «Сердце поэта отзывается на все радости бытия, все его горести, будь то тишина пустынной сибирской деревни Кукой, в которую не возвратился с войны ни один мужчина, будь то строгое молчание овдовевшей женщины из селения Лутовеньки, встретившейся поэту в пути во время поездки на Северо-западный фронт…» 19.

Поэтом называет Расул Гамзатов армянскую поэтессу Сильву Капутикян: «А потом меня обрадовала твоя превосходная проза, которую, не скрою, я ревниво читал, тревожась, надолго ли ты оставила стихи, ведь ты для меня прежде всего прекрасный поэт!» 20.

Критик Дм. Молдавский, создавая портрет Ольги Берггольц, пишет: «Тема Аввакума как символа народного, несокрушимого характера — это то, что стало гордостью поэта и что с гордостью и радостью находит он в себе самом». И далее: «Стихам Ольги Берггольц чаще всего чужды легкость, мелодичность. Они нарочито угловаты. Поэт легко меняет систему рифмовки, размер, точку обозревания предмета» 21.

Интересно знать, как сами женщины-поэтессы себя называют. Н. Ильина в своих воспоминаниях об Анне Ахматовой пишет: «Она терпеть не могла, когда ее называли „поэтесса“. Гневалась: „Я — поэт“» 22.

Ольга Берггольц пишет: «И еще особый наш поклон, и мой лично, как женщины-поэта и ленинградки, сестрам моим по гневу и печали, по радостям и победам — ленинградским женщинам» 23.

Некоторые авторы противопоставляют эти слова, выдвигая на первое место слово мужского рода. Так, Павел Антокольский утверждает: «Марина Цветаева никогда не поэтесса. Она поэт. Ни кармина на губах, ни открытых плеч у нее не было никогда и не могло быть» 24.

Альберт Лиханов пишет об Агнии Барто: «Обаятельная женщина, она всегда называла себя поэтом, раз и навсегда присвоив мужской род делу своей жизни. Мне кажется, это не прихоть и не случайность. Таким образом она подчеркивала мужественное начало своей работы» 25.

Из всех примеров очевидно, что слову поэт придается более высокий смысл, отсюда в приподнятой, эмоционально насыщенной речи ему отдается предпочтение.

Балерина и …?

Более редким явлением следует признать отсутствие мужских соответствий к названиям профессий, обозначаемым словами женского рода.

Так, известны, например, чисто «женские» профессии: маникюрша, кастелянша, няня, прачка, машинистка. А что получится, если вдруг одну из этих профессий освоит мужчина? С этим мы уже встречаемся. Восемнадцатилетний юноша, не желавший трудиться, с которым не могли справиться ни милиция, ни общественность, находит свое призвание в детском саду в роли няни. Фильм о нем назывался «Усатый нянь». Писательница Ф. Вигдорова в повести «По следам» рассказывает: «Редакция была, наверное, единственным в стране учреждением, где машинописным бюро заведовал мужчина. И назывался он машинист». Эти образования мужских соответствий звучат все-таки юмористично и вряд ли станут литературными вариантами к женским наименованиям. В этом плане поучительна история парного соответствия к слову балерина.

Слово балерина не имеет соответствия в мужском роде, но не потому, что это чисто женская профессия, а потому, что в русском языке существует правило, по которому названия лиц женского пола образуются от слов мужского рода (грузин — грузинка, блондин — блондинка, крестьянин — крестьянка).

На русской почве первоначально существовала пара балетчик — балетчица, образованная по законам русского языка, но во второй половине XIX века заимствуется итальянское слово балерина в связи с господством итальянских балерин на русской сцене. К этому слову мужского соответствия согласно правилам русского словообразования нет, поэтому рекомендуется использовать описательные выражения солист балета, танцовщик балета.

В настоящее время успешно осваиваются мужчинами сельскохозяйственные «женские» профессии — свинарка, доярка, птичница, телятница. Язык легко вышел из положения: возникли парные соответствия, отвечающие законам русского словообразования свинарь дояр, птичник, телятник. Но и здесь есть изменения: в связи с приходом техники начинает исчезать профессия доярки и дояра, заменяясь оператором машинного доения, которой овладевают как мужчины, так и женщины.

Грамматический род в животном мире

Среди названий домашних животных, а также крупных зверей, птиц, родовые различия могут быть выражены двояко:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

А лиса? Имеется ли этому слову парное соответствие в мужском роде? Посмотрим в словарь. Находим слово лис, но оно снабжено пометой «устарелое», поэтому малоупотребительно, хотя в литературе еще изредка встречается. Например, в стихах А.Н. Майкова:

Зашумел сыр-темен бор,

Лис лисичку будит.

Другие же многочисленные представители животного мира имеют одно слово для обозначения особей как мужского, так и женского пола. К мужскому роду, например, относятся носорог, бегемот, крокодил, крот, бобр, горностай, тетерев, глухарь, филин, дятел, соловей, воробей, грач и др.; к женскому — рысь, норка, куропатка, галка, ворона и др.

Какой же можно сделать вывод о распределении слов — названий животных по родам? Ответ достаточно прост: род этих слов определяется по окончанию. Слова с нулевым согласным относятся к мужскому роду (сокол, тигр, лев, верблюд, буйвол и т. п.), а оканчивающиеся на ‑а(-я) — к женскому (собака, сорока, лама, чайка и т. п.). А оканчивающиеся на мягкий согласный? Они ведь могут быть и словами мужского рода (олень, лось, медведь, гусь, конь, зверь, соболь, голубь) и женского (лошадь, рысь, лань). А как различать? Можно рекомендовать такой прием: поскольку слов женского рода очень мало (всего пять), то их следует запомнить, а все остальные названия животных будут словами мужского рода.

Может возникнуть еще очень интересный вопрос: а средний род участвует в наименовании животных? Ответ таков: есть два слова (животное и насекомое), которые имеют форму среднего рода. Замечательно и то, что это обобщенные названия живых существ.

Грамматический род в растительном мире

Растительный мир… Как разнообразен, как многолик он! Деревья, кустарники, травы, полевые растения, садовые растения, цветы, грибы, мхи, лишайники — все это растительный мир. И каждое дерево, каждый цветок, каждая травинка имеет свое название. А название — это слово. А у каждого слова есть род. Не рассказать нам о роде всех этих слов… Остановимся только на названиях деревьев.

Здесь та же картина, что и в животном мире. Обобщенные слова дерево, растение относятся к среднему роду по своим окончаниям, а названия конкретных деревьев и кустарников распределяются между мужским и женским родом в зависимости от окончания. Слова на ‑а(-я) относятся к женскому роду (береза, сосна, липа, осина, ива, черемуха, ольха, рябина, калина, яблоня, вишня, слива, груша), на нулевой согласный — к мужскому (дуб, вяз, клен, можжевельник, шиповник).

А на мягкий согласный? Только одно широко распространенное дерево (ель) названо словом женского рода, его легко запомнить; другие названия деревьев, оканчивающиеся на мягкий согласный, будут словами мужского рода (тополь, ясень).

Помогают узнавать род и определения, которыми наделил народ свои любимые деревья: огромный, вековой дуб; душистая липа; белая кудрявая береза; высокая стройная сосна; вечнозеленая ель; развесистый зеленый клен; стройный тополь; плакучая ива.

Скажите, какого рода названия деревьев в родном языке. Сравните с русским языком. Есть ли совпадения? Обратите внимание и на определения. Одинаковы ли они?

Загадка-шутка

Какое небесное тело имеет два названия: одно — мужского рода, другое — женского?

Ответ содержится в стихах А.С. Пушкина:

Татьяна на широкий двор

В открытом платьице выходит,

На месяц зеркальце наводит,

Но в темном зеркале одна

Дрожит печальная луна

Имеет ли грамматический род смысл?

Людей всегда волновал вопрос, почему одни слова мужского рода, другие — женского, а третьи — среднего?

Писатель С. Залыгин пишет: «…никто и никогда не сможет доказать, почему гайка называется гайкой, а не „гаем“ или „гайком“, почему сосна женского рода, а кедр мужского, почему среда — это она, а четверг — он, где-то, когда-то так повелось, вот и все…» 26 К слову сказать, ученые-лингвисты, конечно, могут все объяснить, но ведь не все читают специальную литературу, поэтому любой человек сам стремится внести ясность в разделение предметов по роду, и смысл он находит в разделении лиц по роду в зависимости от пола.

Выдающийся языковед А.А. Потебня писал: «О том, имеет ли род смысл, можно судить лишь по тем случаям, где мысли дана возможность на нем сосредоточиться, т. е. по произведениям поэтическим» 27. И действительно, в народной поэзии очень ярко отражаются смысловые оттенки, заложенные в категории рода. В песнях сокол — добрый молодец, лебедь — девица-красавица, Волга — матушка, а Тихий Дон — батюшка.

Похожие образы используются в художественной и публицистической литературе. Именно этот прием лежит в основе родового противопоставления названий рек Волга и Енисей в очерке А.П. Чехова: «Не в обиду будь сказано ревнивым почитателям Волги, в своей жизни я не видел реки великолепнее Енисея. Пускай Волга нарядная, скромная, грустная красавица, зато Енисей могучий, неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость».

Индийский поэт Прем Дхаван, опираясь на разный грамматический род названий рек Волги и Ганга, образно представил дружбу между Индией и Советским Союзом:

С чистой красавицей Волгой

Встретился Ганг быстротечный:

Дружба да будет долгой!

Дружба да будет вечной!

Очень часто слова разного грамматического рода используются для передачи чувства любви, и тогда словам мужского и женского рода придается символический смысл. Например, в стихотворении М.Ю. Лермонтова «Утес» два действующих лица — тучка и утес, через которых автор показывает чувство любви, по-разному ощущаемое и переживаемое его «героями»:

Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана;

Утром в путь она умчалась рано,

По лазури весело играя.

Но остался влажный след в морщине

Старого утеса. Одиноко

Он стоит, задумался глубоко,

И тихонько плачет он в пустыне.

В стихах А.С. Пушкина (перевод А. Мицкевича) слово тополь употреблено в женском роде, чтобы сохранить противопоставление хмеля и тополи, какое есть в стихах Мицкевича, поскольку в польском языке тополь женского рода (кстати, и в русском языке была традиция употребления этого слова в женском роде):

И всяк, переступивший воды,

Лишен был жизни иль свободы.

Лишь хмель литовских берегов,

Немецкой тополью плененный,

Через реку, меж тростников,

Переправлялся дерзновенный,

Брегов противных достигал

И друга нежно обнимал.

Широк круг олицетворений, связанных со словами отец и мать. Например, в пословицах: Гречнева каша — матушка наша, а хлебец ржаной — отец родной.

В итоге учитель подчеркивает мысль о том, как народ стремится опоэтизировать язык, вдохнуть в него новый смысл, подсказываемый обществом, его строем, обычаями. Кроме того, необходимо вспомнить поэтические образы, связанные с грамматическим родом в родном языке учащихся, особенно пословицы, поговорки, народные приметы.

Вопросы для любознательных

1. Есть ли среди существительных среднего рода одушевленные имена?

2. Какого рода слова картофель, пальто, тюль? Что вы знаете об истории этих слов и их роде?

Число имен существительных

Известно, что имена существительные изменяются по числам. В русском языке различают два числа: единственное и множественное. Названия чисел понятны. Единственное произошло от слова един, что в старославянском языке значило один (с этим значением сохранилось слово единица), множественное — от слова множество. Число в грамматике, следовательно, обозначает количество предметов: если речь идет об одном предмете, употребляется единственное число, если предметов два или больше, то используется множественное число:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Если внимательно посмотреть на окончания существительных в единственном и множественном числе, то обнаружится замечательная особенность языка: если в единственном числе существительные, как правило, имеют разные окончания (стол, окно, книга), то во множественном числе большая часть существительных имеет окончания , ‑и и , ‑ья (для среднего рода и некоторых существительных мужского рода).

Родовые различия во множественном числе оказываются затушеванными. Так, существительные облака, берега, города, снега, поля, моря, края, деревья, друзья, колосья, сучья, платья относятся либо к мужскому, либо к среднему роду, но во множественном числе они имеют одинаковые окончания. То же относится и к существительным парты, стены, руки, земли, столы, плакаты, полки, врачи, ножи, гости, гвозди, дни, ночи, тени, среди которых есть существительные и мужского рода и женского. Особенность эта подчеркивает разумное устройство языка, его экономность, поскольку главная задача числа — указать на количество предметов (один предмет или их много), а какого они рода — для нас в данный момент несущественно.

У числа существительных есть и вторая особенность: не все существительные могут изменяться по числам. Существительные вещественные (молоко, масло, крупа, чай, мед, творог, сметана; шелк, бархат, сатин, шерсть, ситец; медь, марганец, олово, золото, серебро, нефть и др.), собирательные (человечество, юношество, студенчество; хворост, тряпье, сор, листва и др.), отвлеченные (нежность, красота, белизна; молодечество, девичество; терпение, развитие, давление, наследие и др.), собственные (Ленинград, Москва, «Здоровье», Карпаты и др.) не изменяются по числам.

— А почему? — спросит любознательный ученик.

Объясняется это тем, что перечисленные группы слов, особенно вещественные и собирательные существительные, уже в форме единственного числа обозначают множество. Ведь крупа состоит из крупинок, хворост — из хворостинок, сор — из соринок, пух — из пушинок, молодежь — из молодых людей и т. д. Следовательно, по существу своему, по содержанию они обозначают множество, поэтому и не нуждаются во множественном числе.

— А когда говорят крупы, колбасы? Разве это не множественное число? — последовал вопрос другого ученика.

— Да, это форма множественного числа. Как мы помним, ее показателем является окончание ‑ы, но она обозначает не количество данного продукта, а разные его сорта.

Если говорят: «В магазине большой выбор круп», то хотят сказать, что в магазине есть разные ее виды (манная, перловая, ячневая, пшенная и др.); «Мастера молочного комбината вырабатывают более 200 различных сортов сыров» — указание на различные сорта есть в самом тексте.

Только множественное

Сегодня учитель рассказал ребятам еще об одной удивительной черте русского языка. Оказывается, есть слова, которые употребляются только во множественном числе (оканчиваются на , ‑и), но могут обозначать и один предмет, и много предметов. Так, в предложении В шкафу висели рубашки и брюки очевидно, что рубашек несколько, а вот количество брюк неясно (может быть и одни и несколько), поэтому для полной ясности необходимо указать количество (одни или двое, трое, четверо и т. д.).

Ребята называют такие слова: джинсы, носилки, весы, часы, вилы, деньги, обои, белила, кудри и др.

— У этих слов еще одна интересная особенность. Может быть, кто-то догадается? — спрашивает учитель. — Вспомните, какой грамматический признак теряют существительные, когда образуют форму множественного числа.

— Показатель рода, — осмелев, говорит Санду.

— Следовательно, если существительные всегда употребляются в форме множественного числа, то признака рода у них никогда не будет, — четко выводит правило Гена.

Учитель просит назвать еще такие слова. Ребята охотно откликаются на просьбу учителя:

— Брюки, ворота, выборы, переговоры, сливки, дрова, — один за другим произносили ребята, но как только они услышали слово каникулы, все радостно задвигались и заулыбались, и Виктор Александрович удовлетворенно произнес:

— Достаточно, — и задал еще вопрос. — А как вы думаете: в родном языке эти слова тоже не будут иметь множественного числа?

Ребята сосредоточенно молчали.

— Необязательно, так как каждый язык развивается по своим законам, и каждое слово имеет свою биографию, — уверенно ответила Надя.

— Правильно, — похвалил ее учитель.

«Свой читатель»

А. Барто рассказывает: «В детстве, когда я научилась читать, мне подарили стихи поэта Бальмонта. На первой странице я прочла: „У Бальмонта есть свой читатель“.

— У него всего один читатель? Так мало! — посочувствовала я Бальмонту».

Какая особенность значения единственного числа была еще неизвестна маленькой Барто?

Зачем нам необходимы падежи?

Употребляя слово в начальной форме, то есть в именительном падеже, мы только называем предметы, лица, события, явления природы, окружающий нас животный и растительный мир. Но ведь между людьми, предметами, явлениями природы, животным и растительным миром существуют сложные и разнообразные связи и отношения: пространственные, временные, условные, причинно-следственные, целевые и др. Посмотрите на предметы, окружающие вас в классе: стены, парты, доска, стол, дверь, учебники, тетради, ученики и т. д. Называя их, мы только даем им имя, но в каких отношениях они находятся друг с другом, нам не ясно. И лишь с помощью различных падежных форм, связывающих слова друг с другом, мы устанавливаем их взаимозависимость: В классе стоят парты. На партах лежат учебники. За партами сидят ученики. У стены стоит доска. В этих фразах лексический материал подан уже организованно. Эту организацию нам успешно удалось осуществить благодаря грамматике, устанавливающей правила связи слов друг с другом, а конкретно эти связи выражаются при помощи изменения слов по падежам.

Так, в первом предложении слово парты употреблено в именительном падеже, потому что оно обозначает предмет, о котором сообщается; существительное класс получает форму предложного падежа, который должен отразить пространственные отношения, возникшие между словами стоять и класс (стоять где? — в классе).

Во втором предложении между словом парты и глаголом лежат также устанавливаются пространственные отношения (лежат где?), поэтому оно и получает другую падежную форму — предложный падеж (на партах), что выражается в изменении окончания. Существительное парты и глагол сидят в третьем предложении тоже демонстрируют пространственные отношения, однако падежная форма здесь другая; она продиктована предлогом за, уточняющим в данном случае пространственные отношения и требующим после себя творительного падежа.

Следовательно, отношения, существующие в действительности между предметами, лицами, событиями и т. д., в языке проявляются как отношения между словами. В этих случаях слово не может остаться неизменным: оно изменяется по падежам.

Еще пример. Возьмем слова буря, небо, вихри, обозначающие явления природы. Простое их перечисление не даст нам представления о том, как они связаны между собой, в каких логических отношениях находятся, и только в осмысленных предложениях такая связь осуществляется, реализуясь в определенных грамматических формах. Например: Началась буря. Небо покрылось мглою. Летят снежные вихри. Пушкин выразил это стихами:

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя

Итак, отношения между словами оформляются путем постановки каждого слова в определенной форме, путем придания каждому слову соответствующих окончаний.

Каждое слово имеет систему своих окончаний, посредством которых и образуется речевая цепь. Каждое существительное, выступая в этой речевой цепи в качестве его звена, обязательно принимает форму того или иного падежа.

Следовательно, падежи, устанавливая связь одних слов с другими, отражают тем самым существующие в реальном мире связи и отношения.

Если категория рода может отсутствовать в языке, так как она выражает «внутриязыковые» отношения, не имеющие аналогии в самой действительности, то система падежных отношений в том или ином выражении существует в любом языке.

Вспомните, как выражаются различные логические отношения в родном языке. Сравните способы их выражения с русским языком, обратив при этом внимание на различия, чтобы эффективнее усвоить систему падежей русского языка.

Названия падежей

Грамматический термин «падеж» является переводом латинского слова casus («падение») на русский язык. Еще греческие ученые заметили, что существительные имеют свою основную, прямую форму и косвенную. Косвенные формы как бы отклоняются от прямой. Отсюда известный термин «склонение». Слова, употребляясь в речи, «падают» той или иной формой.

Названия русских падежей, за исключением творительного и предложного, произошли от латинских и представляют их дословный перевод.

Именительный — начальная форма для наименования предметов («имя» предмета).

Родительный — буквально означает «полученный с рождением». Такое название возникло потому, что родительный падеж без предлога при существительных очень часто обозначает лицо, являющееся родителем, создателем, владельцем (сын Ивана, дом отца, платье сестры).

Дательный — от слова даты, наиболее типичное его значение — название адресата, то есть имя лица, которому что-то дают.

Винительный назван так потому, что объект действия, обозначенный существительным, является причиной, вызывающей само действие (читать книгу, шить платье, делать зарядку). Н.М. Шанский доказал, что название падежу дано по слову вина, в семантике которого в древнерусском и старославянском языках было также и значение «причина» 28.

Творительный связан с глаголом творить, так как одним из основных его значений является значение орудия действия (резать ножом, рисовать карандашом).

Предложный. Название введено М.В. Ломоносовым, поскольку этот падеж употребляется только с предлогами.

Почему в русском языке шесть падежей?

Такой вопрос возник в классе, когда учащиеся приступили к изучению падежей имен существительных.

— А в немецком языке четыре падежа.

— Ив молдавском только четыре падежа, — уверенно сказала Нина.

— А в литовском шесть падежей и одна звательная форма…

Ученики задумались, и каждому хотелось сказать что-то новое, но ничего в голову не приходило. Ребята молчали. Тогда учительница сказала:

— На один вопрос вы уже ответили: в каждом языке свое количество падежей, времен, наклонений; этот вопрос весьма интересен и требует размышлений и объяснений.

Количество падежей в русском языке тесно связано с тем, каким образом выражается падеж. В русском языке, как вам уже известно, он выражается окончанием.

— Если так, то падежей столько, сколько окончаний! — поспешил вставить сообразительный Гена.

— Это так, но не совсем так, — продолжала учительница. — Давайте запишем окончания существительных 1‑го склонения:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

— Считайте, сколько разных окончаний у существительных 1‑го склонения. Оказывается, пять, а падежей шесть. Проделаем такую же работу с существительными 2‑го и 3‑го склонений.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Во 2‑м склонении тоже пять разных окончаний, а в 3‑м склонении только три. Если следовать точно количеству разных окончаний, то в 1‑м и 2‑м склонениях было бы по пять падежей, а в 3‑м — всего три. Наверное, это было бы не совсем удобно: нужно было бы запоминать для каждого склонения свои падежи. Ученые нашли оптимальный вариант: шесть падежей были «вычислены» из сопоставления окончаний 1‑го и 2‑го склонений.

— А почему именно окончания 1‑го и 2‑го склонений? — спросила неожиданно Лилия Ивановна.

Ребята снова задумались.

Выручил всех Витаутас:

— Окончания 1‑го и 2‑го склонений были взяты за основу, потому что в этих склонениях большее количество разных окончаний.

Лилия Ивановна продолжала:

— Если в 1‑м склонении можно было использовать одну форму для дательного и предложного падежей (Д. вод‑е, П. о вод‑е), то во 2‑м склонении эти падежи различаются (Д. стол‑у и П. о стол‑е), и поэтому обойтись без дательного и предложного падежей невозможно. Итак, мы установили, что дательный и предложный падежи должны обязательно войти в систему русских падежей.

Во 2‑м склонении тоже есть ряд падежей, совпадающих по своим окончаниям: для неодушевленных существительных такими являются именительный и винительный (есть дом и вижу дом), а для одушевленных — родительный и винительный (нет друга и вижу друга). Выходит, что мы могли бы обойтись без винительного падежа, но ведь в 1‑м склонении винительный падеж имеет окончание, отличное от именительного и родительного падежей (вижу сестру). Значит, вот и получилось, что все падежи весьма необходимы русской грамматике. Не будь какого-нибудь одного из них, мы многого не могли бы выразить точно, только шестипадежная система прекрасно помогает нам передавать самые разнообразные значения.

— Как интересно! — восхищенно воскликнул Петя.

— Но ученые-лингвисты на этом не остановились, — сказала учительница, — вопрос о количестве падежей по-прежнему занимает их умы, и есть любопытные предположения о новых падежах. Кто в будущем захочет стать филологом, познакомится с этими теориями.

Очень важно сравнить количество падежей в родном языке учащихся и в русском и понаблюдать, какими падежами выражаются пространственные, временные, причинные и другие виды отношений в этих языках. Нужно проводить мысль, что любой язык при разном количестве падежей способен выражать самые различные отношения. Ученых всегда изумляли удивительные возможности языка, его умение соответствовать запросам своего времени.

Самый частый падеж

Итак, мы узнали, как появились шесть падежей в русском языке. Но возникает новый вопрос: все ли падежи одинаково употребляются в речи, отдаем ли мы предпочтение какому-то одному или нескольким падежам или используем их равномерно?

Ученые задумались над этим, проанализировали тексты, подсчитали, и выявилась весьма примечательная картина. Оказывается, падежи употребляются крайне неравномерно: одни — часто, другие — редко.

В. Николаев, изучив детские газеты («Пионерскую правду» и некоторые другие) нашел, что самым частым падежом является именительный (33%), затем идет родительный (24%) и затем — винительный (20%). На эти три падежа приходится 77% всех падежных форм, а на остальные три падежа — всего 23% 29.

Иная картина характерна для разговорной речи.

В.А. Никонов установил, что самым частым падежом в ней тоже является именительный, но на его долю падает уже 50%, а остальные 50% распределяются между пятью падежами, среди которых первое место занимает винительный — 20%, на втором месте родительный — от 11% до 16%, а на три падежа (дательный, творительный и предложный) остается только от 14 до 19%.

Совсем по-другому распределяется употребление падежных форм в деловой, научной и политической речи. Здесь пальма первенства принадлежит родительному падежу — 36–46%, на именительный падает 25%, а на остальные четыре падежа — 30–40% 30.

Попробуем сделать вывод из сказанного: во всех стилях самыми частыми падежами остаются именительный, родительный и винительный. Следовательно, именно на эти падежи нужно обратить особое внимание.

Весна, весною, о весне

В рощах птичье пение,

А в классе — тишина.

Проходим мы склонение,

Склоняется «весна».

Склоняем вслух: «Весна, весны»

А за окном ручьи слышны.

На парте не сидится мне,

А тут «весна, весны, весне».

Под крышей носятся стрижи,

Смеются надо мною —

У них не спросят падежи:

«Весна, весны, весною».

Внизу разноголосица:

«А ну пробей! На спор!»

Под партой ноги просятся

К болельщикам, во двор.

«Пришла ве-сна,

Дождись ве-сны,

(Дождался, листики видны!)

Привет ве-сне,

Встречай ве-сну,

(Куда ж я руку протяну?)

Весна, весны, весне, весну,

Весною, о весне»

Гуляет зайчик по окну,

Как солнце на блесне,

По стене слоняется,

Ничем не заслоняется.

Весна. Вот это — слово,

Весело склоняется!

В этом стихотворении поэт Я. Аким дал полностью склонение слова весна в единственном числе. Выпишите все падежные формы слова весна. Выучите это веселое стихотворение, и вы без ошибки будете склонять слова, относящиеся к этому склонению. К какому? Какие еще слова в этом стихотворении склоняются, как слово весна?

Зимняя бахрома

На сосне и на березе —

Бахрома:

Белой пряжей

Их запутала зима.

И оставила

Распутывать весне

Эту пряжу на березе

И сосне.

Слова какого склонения использовал поэт В. Орлов, чтобы так ярко нарисовать зимний пейзаж? Какой падеж здесь отсутствует?

Склонять по падежам

Все, видимо, знают, что выражение склонять во всех падежах стало крылатым, и значит оно «часто упоминать, много говорить о ком-либо, обычно с неодобрением и осуждением».

Вот какую историю рассказал нам Андриеш Морару:

«Я впервые понял, что означает это выражение, в пионерском лагере. Мой друг, Коля Смирнов, совершил какой-то проступок. На линейке старшая пионервожатая обратилась к нам:

— Ребята, сегодня произошел очень неприятный для нашего лагеря случай.

— Сейчас начнут склонять по падежам, — недовольно пробурчал Коля, дернув меня за рукав.

— Смирнов Коля — организатор…

— Именительный… — буркнул проказник.

— У Коли Смирнова не хватило пионерского сознания…

— Родительный… — услышал я голос друга.

— А ведь Смирнову было известно… — продолжала пионервожатая, а друг мой злорадно прошептал:

— Дательный…

Быть же такому совпадению: падежи следовали в установленном порядке, и когда прозвучал предложный, „отчитывание“ кончилось».

Во «Фразеологическом словаре русского языка» найдите этот оборот и прочитайте, что о нем написано. Есть ли такой оборот в родном языке? Если нет, то найдите его синоним. В каких случаях такие обороты употребляются?

Терпение

Кто более иль менее

С терпением знаком,

Считает он терпение

Совсем не пустяком.

По щучьему велению

Оно не входит в дом,

Мы учимся терпению,

И учимся с трудом.

Не случай, не везение

Тебе помогут вдруг,

Терпение, терпение —

Твой самый верный друг.

Под натиском терпения,

Приняв неравный бой,

Таблица умножения

Падет перед тобой.

С черчением и пением

Справляются терпением.

Учись — и здесь терпение! —

Справляться с долотом,

К терпению умение

Прибавится потом.

И есть такое мнение

У всех людей труда,

Что главное — терпение.

Во всем. Везде. Всегда.

И разве без терпения

Я мог бы кончить в срок

О нем стихотворение —

Вот эти тридцать строк!

В стихотворении Г. Мамлина слово терпение употреблено почти во всех падежах, кроме одного. Какой падеж отсутствует? Найдите его место в стихотворении. К какому склонению относится это слово? Какая главная мысль этого стихотворения?

Бороться за свои идеалы без поражений

Выдающийся советский ученый академик С.Г. Струмилин не дожил до своего столетия трех лет и четырех дней. Этот «почти век» был необычайно щедрым не только на труды и дни, но и на события — решающие в жизни страны, на встречи с людьми, оставившими заметный след в ее истории, на новизну замыслов, открытий и свершений — революционную новизну, призванную обновить мир.

На вопрос: «Что бы Вы хотели, основываясь на личном опыте, пожелать молодежи?» — академик С.Г. Струмилин ответил:

— Желаю всей молодежи никогда не стариться, сохраняя всю свою юную прямоту, смелость и жизнерадостность. Работать — без брака, дружить — без расчета, любить — без измены, преодолевать пережитки прошлого — без сожаления и бороться за свои идеалы — без поражений.

Какие два падежа помогли академику С.Г. Струмилину так точно выразить свою мысль? Попытайтесь, используя эти падежи, сформулировать свои жизненные идеалы.

Два окончания

Сегодня утром мама сказала мне:

— Иди, пожалуйста, в магазин и купи килограмм сахару и буханку хлеба.

По дороге в магазин я решил заняться делом. Мы сейчас в школе учим падежи, поэтому, чтобы уметь хорошо склонять, я стараюсь в уме определять сразу падежи слов: …в магазин — винительный, килограмм… — винительный, …сахару — родительный, буханку… — винительный, …хлеба — опять родительный. Но ведь слова сахар и хлеб одного склонения, а имеют разные окончания. Попробовал сказать одинаково: килограмм сахару, но «буханку хлебу» никто не говорит. Тогда я решил иначе: килограмм сахара, буханка хлеба. Так, оказывается, сказать можно. «В чем дело?» заинтересовался я.

Решил посмотреть в учебник, но ответа там не нашел, тогда я обратился к своей учительнице Лилии Ивановне, и вот что она ответила:

— Некоторые существительные мужского рода в родительном падеже, наряду с окончанием ‑а(-я) имеют и окончание ‑у(-ю), например: стакан чаю, но посевы чая, кусок сыру, но производство сыра, килограмм меду, но сбор меда. Интересно здесь еще и то, что в первых примерах окончание ‑у(-ю) можно свободно заменить на ‑а(-я), т. е. сказать стакан чая, кусок сыра, килограмм меда, и смысл этих сочетаний не изменится. Во вторых примерах никак нельзя окончание ‑а(-я) заменить на ‑у(-ю) («посевы чаю» звучит не по-русски). Следовательно, только в каких-то отдельных значениях, с какими-то определенными словами можно употреблять окончание ‑у(-ю). В каком значении и с какими словами?

Ребята задумались. Тогда Лилия Ивановна говорит:

— Давайте придумаем еще словосочетания, где можно употребить два окончания, а где — только одно.

Ученики немного подумали, а потом в классе поднялось много рук. Каждый хотел, чтобы именно его сочетание услышали все ученики класса.

— Будем говорить по очереди, — предложила Лилия Ивановна.

— Литр квасу, но вкус кваса, — бойко сказала Нина.

— Бак бензину, но очистка бензина, — вставил свой пример Толя.

— Пакет рису, но урожай риса, — продолжила Света.

— Бутылка клею, но состав клея, — придумала Галя.

— Примеров уже достаточно и, наверное, можно решить, что же за слова, которые могут иметь два окончания, — остановила ребят Лилия Ивановна, — подумайте сами…

Но ребятам такое задание оказалось не под силу, и Лилии Ивановне пришлось самой объяснить, что это за слова.

— Эти слова обозначают вещество. Таких слов в русском языке много: они обозначают пищевые продукты (сахар, сыр, жир, рис, квас), материалы (фарфор, глина, гипс, мрамор), виды тканей (сатин, шерсть, шелк, ситец), металлы (железо, серебро, золото, свинец), сельскохозяйственные культуры (картофель, пшеница, горох, овес).

Окончание ‑у(-ю) присоединяется к таким существительным, когда нужно указывать на часть вещества, поэтому вы, видимо, обратили внимание, что первым словом в сочетаниях были слова, называющие меру (литр, метр, килограмм, пакет и т. д.).

Еще одна характерная особенность этого окончания: оно встречается только у существительных мужского рода, а существительные среднего рода, хотя и склоняются по этому склонению и обозначают вещество, тем не менее окончания ‑у(-ю) не получают (литр молока, килограмм масла, кусок сала).

— А почему? — раздались голоса в классе.

Лилия Ивановна загадочно улыбнулась, но сказала:

— Чтобы правильно ответить на этот вопрос, надо знать историю русского языка. Кто из вас захочет поступить на филологический факультет, тот будет знать подробно, как все происходило, а мы свою беседу закончим таким правилом: если сомневаешься, какое выбрать окончание, то лучше пользоваться окончанием ‑а(-я), так как оно является основным, а ‑у(-ю) — вариантным.

Крейсеры и крейсера

Ученики пятого класса писали изложение. Одни написали: «Все крейсеры приветствовали „Аврору“ долгими гудками», другие: «Все крейсера приветствовали „Аврору“ долгими гудками». Исправлений не было. Ребята заинтересовались, кто же написал правильно? Спросили Лилию Ивановну. Вот что она рассказала:

— Существительные мужского рода в именительном падеже множественного числа имеют окончания , ‑и: столы, полы, шкафы, волы, кони, карандаши, врачи и т. п. Но некоторые существительные мужского рода второго склонения в именительном падеже множественного числа получают ударное окончание ‑а(-я): города, острова, мастера, края, якоря. Это окончание сравнительно молодо. Появилось оно в языке лет 500 назад и долго было малоупотребительным. М.В. Ломоносов в первой русской грамматике привел только три слова мужского рода с окончанием ‑а: рога, бока, глаза. Все другие слова мужского рода имели только окончания , ‑и.

Но окончание ‑а(-я) оказалось очень активным, и за 200 лет (после грамматики М.В. Ломоносова) оно резко расширило свои границы, захватывая в свою сферу все новые и новые слои лексики. Теперь таких слов насчитывается около 600, но, правда, среди них много просторечных и диалектных, поэтому нужно сразу предупредить, что к употреблению окончания — а(-я) следует относиться с осторожностью.

«Орфоэпический словарь русского языка», вышедший в 1983 году, внес большие изменения в употребление окончания ‑а(-я): изменения эти шли в сторону увеличения слов, получивших право употребляться с флексией ‑ы(-и) и ‑а(-я). Эти окончания для них были признаны равноправными: тракторы и трактора, секторы и сектора, слесари и слесаря, токари и токаря, цехи и цеха, корректоры и корректора, крендели и кренделя, кузовы и кузова, кондукторы и кондуктора, инструкторы и инструктора, редакторы и редактора и др. Слова крейсеры и крейсера тоже входят в эту группу, поэтому никто из вас не сделал ошибки. Не делают ошибки и поэты, которые в одних случаях употребляют одну форму, в других — другую. Например, поэт Н. Савостин пишет:

Снежинки все реже, все реже,

И тракторы вышли из парка.

А поэт В. Куделин отдает предпочтение другой форме:

Лишь в поле голом слышно,

Как трактора гудят

Но не во всех случаях обе формы равноправны. Есть пары, в которых слово с окончанием ‑ы(-и) является основной формой, а с окончанием ‑а(-я) — допустимой. Как понимать допустимый вариант? Это вариант менее желательный, но он уже литературен: употребляя его, мы не нарушаем норму. Поэтому можно говорить джемпера, договора, полюса, почерка, рапорта, свитера, соуса, рупора, шторма, вымпела.

— А я всегда так говорил: свитера, джемпера… — перебил Лилию Ивановну любознательный Коля.

— Твое замечание уместно. Действительно, тот или иной вариант сначала появляется в разговорной речи, и если он будет распространенным, то ученые «услышат» его и узаконят его употребление в литературном языке, что и произошло со словами, которые я вам назвала.

— Новым в «Орфоэпическом словаре» явилось и то, — продолжала Лилия Ивановна, — что многие слова с окончанием ‑а(-я) разрешено употреблять в профессиональной речи: шофера, боцмана, мичмана, штурмана, клапана, плинтуса, вентиля и др. Однако в литературной речи эти слова должны употребляться с окончанием ‑ы(-и). Для подтверждения можно привести два четверостишия из стихотворения И. Кобзева «Шоферы»:

Шоферы, спутники шоферы!

Я навсегда у вас в долгу

За то, что дальние просторы

Вы мне дарили на веку!..

И не унять в душе укоров,

Что мы ни в песнях, ни в стихах

Еще не спели о шоферах,

Как в старину о ямщиках!

— Но во многих случаях словарь рекомендует только формы с окончанием ‑ы(-и). Нужно говорить и писать бухгалтеры, вызовы, тренеры, взводы, аэропорты, фронты, порты, торты, инженеры, месяцы, выборы. Формы с ‑а(-я) в этих словах известный писатель К. Чуковский воспринимает как «что-то залихватское, бесшабашное, забубенное». Вот почему, по его мнению, «всякий, кто скажет „выбора“, сразу зарекомендует себя как человек не очень высокой культуры».

Проверьте себя, как вы произносите приведенные слова. Обратите внимание на ударение в них.

«Грома тяжелые гремят»

В замечательном стихотворении С. Орлова «Его зарыли в шар земной» есть строки:

На рыжих скатах тучи спят.

Метелицы метут.

Грома тяжелые гремят,

Ветра разбег берут.

Наше внимание останавливают формы грома и ветра, кажущиеся нам необычными, даже неправильными, однако вместе с тем мы чувствуем и важность, даже необходимость присутствия этих форм для создания высокого, торжественного настроя стихотворения. Обратившись к «Орфоэпическому словарю русского языка», найдем подтверждение своему восприятию, а именно: узнаем, что такое употребление характерно для поэтической речи. И действительно, эти формы в сочетании с другими языковыми средствами создают рельефный образ космического пейзажа, построенный на контрасте «простого солдата, без званий и наград» и земного шара, ставшего для него мавзолеем.

Эти поэтические формы встречаются и в стихах других поэтов. Например, в стихах Н. Тихонова «Огненный год»:

В разгаре ярая зима,

Мороз, метели вой —

А по-весеннему грома

Гремят над головой.

В стихах А. Никаноркина:

Волнами узкого пролива

Идут упрямые ветра.

Находим мы эти формы и в стихах В. Инбер, М. Алигер, А. Недогонова, А. Прокофьева, Ю. Друниной и др. Может возникнуть вопрос: Почему же поэты отдают предпочтение формам на ‑а(-я) (хотя при этом нельзя думать, что форм на ‑ы(-и) в поэзии вовсе нет)? На этот счет есть высказывания ученых, которые полагают, что формы именительного падежа множественного числа на ‑а(-я) благодаря ударному окончанию звучат яснее и резче, что и способствует созданию необходимого художественного эффекта. Как бы подтверждая эту мысль, В. Высоцкий писал:

Мы говорим не штóрмы, а штормá —

Слова выходят коротки и смачны.

«Ветрá» — не «вéтры» сводят нас с ума,

Из палуб выкорчевывая мачты.

Листья или листы?

Двух учениц Лилия Ивановна вызвала к доске и попросила просклонять слово лист во множественном числе. Когда ребята посмотрели на доску, то были очень удивлены, так как ученицы по-разному просклоняли это слово.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Все ученики с особым вниманием смотрели на Лилию Ивановну: кто же правильно просклонял? Учительница многозначительно улыбнулась и неожиданно для всех ответила, что обе просклоняли правильно.

— Как? — заволновались ребята. — Разве одно слово может склоняться по-разному?

Когда все успокоились, Лилия Ивановна сказала:

— Подумайте, пожалуйста, в чем здесь дело.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Быстрее всех поднял руку Игорь.

— Я догадался: у этих форм разное значение: листы в книге, в тетради, листы железа, фанеры, а листья на деревьях.

— Совершенно верно, — довольная, сказала Лилия Ивановна.

— А я помню стихи А.С. Пушкина, где используется форма листы, хотя речь идет о листьях, — возразила Надя и прочла стихи:

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает

Последние листы с нагих своих ветвей

— Да, Пушкин употреблял обе формы. В поэтической речи может встретиться форма листы и в наше время, — поясняет Лилия Ивановна.

Ребята заинтересовались такими словами:

— А много ли этих слов в русском языке?

И вот что они услышали:

Слов, которые бы различались в склонении во всех падежах, как листы и листья, мало, больше слов, которые имеют разные окончания только в именительном падеже множественного числа. Вот некоторые из них:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Затем ребята перевели все эти слова на родной язык и установили, одному ли слову соответствуют эти разные значения или двум разным словам.

Родительный падеж множественного числа

Рассказывая об именительном падеже множественного числа, мы отметили одну его примечательную особенность: если в единственном числе в большинстве форм ярко проступают родовые различия (книг[а], стол[], окн[о]), то во множественном числе эти различия смазываются, затушевываются. Окончание ‑ы(-и), например, имеет большинство существительных и мужского и женского рода (завод[ы], стол[ы] и стран[ы]), окончание ‑а(-я) встречается у существительных мужского рода (снег[а], город[а]) и среднего (зерн[а], сел[а]), окончание ‑и свойственно существительным мужского (корабл[и], гвозд[и]) и женского рода (степ[и], тен[и]).

Родительный же падеж характерен тем, что в нем в той или иной степени проявляются родовые различия. Например, существительные журнал и газета, относящиеся к мужскому и женскому роду, в именительном падеже множественного числа утрачивают различие в окончаниях (журнал[ы], газет[ы]), а в родительном падеже множественного числа различия вновь восстанавливаются, так как существительные мужского рода получают окончание ‑ов(-ев) (журнал[ов]), а женского — нулевое (газет[]).

Существительные мужского и среднего рода, имеющие окончание ‑а(-я), также в родительном падеже различаются по окончаниям: существительные мужского рода имеют окончание ‑ов(-ев) (народ[ов], стол[ов], город[ов]), а среднего — нулевое (мест[], стекол[], государств[]).

А вот существительные мужского и женского рода, оканчивающиеся на мягкий согласный, в именительном падеже множественного числа имеют одинаковое окончание ‑и, а в родительном — ‑ей (гвозд[ей], гост[ей], корабл[ей] и кост[ей], мысл[ей], двер[ей]).

Может возникнуть вопрос: Почему же в одних случаях родительный падеж множественного числа указывает на родовые различия, а в других — нет? Есть ли здесь какая-нибудь закономерность? Закономерность, оказывается, есть, и состоит она в следующем. Родительный падеж реагирует на родовые различия в тех случаях, когда они обозначены в единственном числе.

Так, портрет и комната в единственном числе имеют четкие различия по роду, в именительном падеже множественного числа эти различия исчезают (портрет[ы], комнат[ы]), но они вновь появляются в родительном падеже множественного числа (портрет[ов], комнат[]). То же самое происходит и с мужским и средним родом: в единственном числе — голос[], берег[], сел[о], числ[о], во множественном числе это различие утрачивается (голос[а], берег[а], сел[а], числ[а]), а в родительном падеже множественного числа оно как бы восстанавливается (голос[ов], но сел[], чисел[]).

Однако, эта закономерность не является абсолютной. Она не срабатывает, например, в тех случаях, когда существительные мужского и среднего рода оканчиваются на ‑ья. В единственном числе здесь различие по роду проводится последовательно: в мужском роде — колос[], стул[], брат[]; в среднем — дерев[о], пер[о], полен[о]. В именительном падеже множественного числа оно исчезает: колось[я], стуль[я], брать[я], деревь[я], перь[я], полень[я]. В родительном падеже множественного числа у слов обоих родов также одно окончание: колось[ев], стуль[ев], брать[ев], перь[ев], полень[ев].

Приведенный случай может поколебать как бы выявленную тенденцию, однако он не должен вас разочаровывать, поскольку закономерность охватывает огромное количества слов, а количество слов, нарушающих эту тенденцию, невелико.

Чтобы убедиться в этом, возьмите 10 слов мужского и женского рода, называющие окружающие вас лица и предметы (отец, шкаф, учебник, дневник, книга, сторона и т. п.) и проверьте, действует ли выявленная тенденция.

То же самое можно проделать и со словами мужского и среднего рода, получающими в именительном падеже множественного числа окончание ‑а(-я) (дом, берег, вечер, вещество, хозяйство, стадо и т, п.).

И в заключение приведем стихотворение В. Жака «Дело чести», интересное тем, что в нем существительные, относящиеся к одному роду (какому?) имеют различные окончания в родительном падеже множественного числа. Как объяснить это различие?

Дело чести

Нужно нашим

Новостройкам

Мастеров умелых сколько?

Столяров,

Маляров,

Агрономов,

Кузнецов,

Инженеров,

И врачей,

Избачей,

Учителей,

Машинистов,

Трактористов,

Техников,

Механиков,

И шахтеров,

И монтеров,

Счетчиков,

Нефтяников!

Кто к труду готовил нас?

Школа!

Вот зачем позвали нас

В школы!

Вот о чем звонки звенят,

от о чем завод гудит:

— Дело чести для ребят

Быть в ученье впереди.

Капитан звездного океана

Писатель Ю. Медведев рассказывает о беспримерном научном подвиге датского астронома XVI века Тихо Браге:

«Двадцать лет минуло, как он поселился на острове. Двадцать весен лопались синие льды на море и уплывали в океан. Двадцать осеней кричали высока над скалами гагары, улетали к югу, провожаемые падающей листвой. Двадцать зим рождались и умирали белые снега. А он, Тихо Браге, сидел как прикованный в своем дворце. Он следил ход созвездий, потаенное бытие светил».

Прочитав этот отрывок, учитель обратит внимание учащихся на некоторые необычные формы. Названия времен года (весна, лето, осень, зима) по-разному себя ведут при образовании форм множественного числа.

Подтверждает это наблюдение «Словарь русского языка» С.И. Ожегова, в котором только для двух слов (весна и зима) приведены формы множественного числа (вёсны, вёсен, вёснам и зимы, зим, зимам), для существительного лето отмечено, что множественное число не употребляется, а для слова осень формы множественного числа не указаны. Следовательно, «двадцать вёсен» и «двадцать зим» соответствуют данным словаря. Но и слово осень тоже может иметь форму родительного падежа множественного числа, однако несомненно и то, что употребляется эта форма весьма редко. Тем интереснее наш пример.

А что же собой представляет форма лет в словосочетании двадцать лет? На память приходят обычные в речи сочетания пять лет, десять лет, сто лет и т. д., когда мы сообщаем о возрасте или вообще о времени. Лет, следовательно, форма родительного множественного числа слова год, и теперь она уже никак не связана со словом лето (только по происхождению!).

«Сколько лет, сколько зим!» — восклицаем мы, когда встречаем того, кого долго не видели. В этом фразеологизме лет тоже не связано с существительным лето, а обозначает время, т. е. является формой родительного падежа множественного числа от существительного год. Выражение это включено в «Учебный фразеологический словарь русского языка», поэтому с ним непременно нужно познакомиться.

Существительные весна, зима и осень относятся к женскому роду, а в родительном падеже множественного числа имеют разные окончания: весна и зима — нулевое, а осень-ей. Почему?

Только пять падежей…

Учитель начал свой рассказ:

— Ребята, вы помните, что в русском языке шесть падежей. И если слово склоняется в единственном и во множественном числе, то получится 12 форм. (Учащиеся склоняют слово карандаш и убеждаются в справедливости слов учителя.)

— Но не все слова имеют 12 форм, так как есть существительные, которые склоняются только в единственном числе: молоко, тесто, терпение, мир, труд и др.

А есть существительные, у которых нет единственного числа: счеты, перила, чернила.

Загадочно улыбнувшись, Виктор Александрович спросил:

— А знаете ли вы слова, у которых нет какого-то одного падежа?

На этот вопрос никто не мог ответить. Тогда учитель попросил просклонять слово мечта, и когда Лена дошла до родительного падежа множественного числа, то почувствовала, что «мечт» не говорят.

Виктор Александрович подтвердил, что действительно так не говорят, и привел убедительный пример: А.С. Пушкин в своих произведениях употребил слово мечта около 200 раз, и есть примеры во всех падежах, кроме родительного падежа множественного числа.

— А если потребуется именно родительный падеж множественного числа? — поинтересовался Гена.

— Безвыходного положения не возникнет: можно использовать форму этого падежа от существительного мечтание (мечтаний).

Вот пример из повести М. Горького «В людях»: «Бесшумно пролетела вещая птица щур, предмет жадных мечтаний моих, — вот бы поймать!»

— А много ли таких слов? — допытывался Гена.

— Не так много, но есть. Это слова юла, егоза, кума, тамада. А некоторые слова, хотя и имеют эту форму, но она почти или совсем не употребляется. Это слова кочерга, тахта, чалма и некоторые другие, — сообщил ребятам Виктор Александрович.

Ребята были крайне заинтересованы, потому что раньше никогда не слышали о таких словах.

Трудные фамилии

Пятиклассники внимательно следили за быстрым движением мела в руках учительницы и даже подсказывали окончания склоняемых существительных…

— А теперь каждый из вас должен просклонять свою фамилию, — сказала Лилия Ивановна.

Ученики принялись за дело. В классе воцарилась тишина. Не прошло и минуты, как Толя Ильченко стал почесывать в затылке, Надя Белых заерзала на парте, а Лева Купча и Лида Кучма заглянули друг другу в тетради, переглянулись и… в один голос спросили:

— А как нам быть?

— И у меня ничего не получается, — сказала Надя Белых. — Окончаний нет.

— А у меня есть, — робко улыбаясь, промолвил Толя Ильченко, — только они не приклеиваются…

Класс наполнился гулом. Учительница, улыбаясь, смотрела на детей. Когда шум утих, она сказала:

— Я очень рада, что у вас есть языковое чутье. Вот Толя Ильченко говорит, что к его фамилии окончания не «приклеиваются». Он прав: русские и украинские фамилии на ‑о и ‑их(-ых) не склоняются. Нужно говорить и писать: Читал произведения Т. Шевченко, Г. Седых. Не склоняются собственные и нарицательные существительные иноязычного происхождения с конечными гласными , ‑и, ‑у, ‑ю и с конечным ударным ‑а. Например, романы Гюго, музыка Массне, конкурс скрипачей имени Паганини, пьесы Дюма.

Не склоняются иноязычные собственные имена существительные, обозначающие лица женского пола и оканчивающиеся на согласный: романы Жорж Санд, роман Э. Войнич. Не склоняется поэтому и фамилия нашей ученицы Лены Бондарчук.

А вот Леве Купче и Лиде Кучме совсем легко: их фамилии, как и все фамилии на -а(-я), независимо от того, мужские или женские, склоняются как существительные первого склонения.

Видите, ребята, какие трудности таит в себе грамматика, но они преодолимы, — закончила беседу Лилия Ивановна.

Вопросы для любознательных

1. В каком падеже в слове сердце произносится д?

2. Какие существительные в пяти падежах единственного и множественного числа имеют одинаковое окончание? В каких падежах? Какое окончание?

3. Мальчика звали Юлий, а девочку — Юлия, их имена по-разному склонялись в единственном числе, а во множественном числе одинаково, за исключением двух падежей. Каких падежей?

4. Загадка-шутка:

Как правильно сказать:

У рыбов нет зубов,

У рыбей нет зубей

или — у рыб нет зуб?

Про пана Трулялинского

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Б. Заходер перевел веселые стихи польского поэта Юлиана Тувима. В них очень остроумно показан в действии морфологический закон словообразования.

Кто не слышал об артисте

Тралиславе Трулялинском!

А живет он в Припевайске,

В переулке Веселинском.

С ним и тетка — Трулялётка,

И дочурка — Трулялюрка,

И сынишка — Трулялишка,

И собачка — Трулялячка.

Есть у них еще котенок,

По прозванью Трулялёнок

И вдобавок попугай —

Развеселый Труляляй!

На заре они встают,

Чаю наскоро попьют,

И встречает вся компания

Звонкой песней утро раннее.

Палочку-трулялялочку

Поднимает дирижер,

И сразу по приказу

Зальется дружный хор:

Тру-ля-ля да тру-ля-ля!

Тра-ля-ля да тра-ля-ля!

Честь и слава Тралиславу!

Трулялинскому хвала!

Трулялинский чуть не пляшет —

Дирижерской палкой машет

И, усами шевеля, подпевает:

«Тру-ля-ля!»

«Тру-ля-ля» — звучит уже

На дворе и в гараже,

И прохожий пешеход

Ту же песенку поет.

Все шоферы — Трулялёры,

Почтальоны — Труляльоны,

Футболисты — Трулялисты,

Продавщицы — Трулялицы,

Музыканты — Трулялянты,

И студенты — Труляленты.

Сам учитель — Трулялитель,

А ребята — Трулялята!

Даже мышки, даже мушки

Распевают: «Трулялюшки!»

В Припевайске весь народ

Припеваючи живет.

Найдите существительные, образованные путем известных вам суффиксов. Что вы знаете об этих суффиксах? Какое значение они придают словам? Попытайтесь сами сочинить подобные стихи, используя те же суффиксы.

Мостовики

Нет, не предвидела природа,

Кроившая материки,

Людей особенного рода

По имени: мостовики.

Там, где большая трасса БАМа

Легла сквозь реки и хребты,—

Там одержимо и упрямо

Ребята делают мосты!

Над ручьишком — мостишко,

Над речонкой — мостчонко,

Над рекою — мост

В полный рост!

Так повелось от века к веку

На много лет, на много верст:

От человека к человеку

Быть должен мост, душевный мост!

В стихотворении Л. Куклина есть несколько слов, образованных от слова мост. Найдите их. Что они означают? Какие суффиксы в них использованы и как пишутся эти суффиксы? Как вы понимаете выражение душевный мост?

Ласковые слова

В детстве говорим мы ласковые слова: мамочка, мамуля, мамулечка, мамуся, маменька… А в ответ слышим: доченька, дочурка, дочуша, сыночек, сынок, сынуля, сынуленька… А сколько ласковых и нежных слов в русских сказках: сестрица Аленушка, братец Иванушка, лисичка-сестричка, петушок — золотой гребешок, курочка-рябушечка, крошечка-хаврошечка

Русский язык богат уменьшительно-ласкательными суффиксами. В «Загадке» А. Прокофьева много слов с такими суффиксами. Найдите эти слова. Как они образованы?

Девочка Аленушка

Посадила зернышко,

Летом выросло на грядке

Золотое солнышко.

Позвала Алена Галю,

Нашей Гале говорит:

«Я его оберегаю.

Ночью солнышко горит.

А к нему бежит тропинка,

Колокольчиком звеня

Поняла ли ты, Галинка,

Что за солнце у меня?»

«Жалкие» слова

А.И. Куприн, вспоминая свое сиротское детство, писал:

«Моя мать рано овдовела, и мои детские впечатления неразрывны со скитаньем по чужим домам, клянченьем, подобострастными улыбками, мелкими, но нестерпимыми обидами, угодливостью, слезливыми, жалкими гримасами, уменьшительными словами: кусочек, капелька, чашечка чайку».

Неравноправные отношения между разными социальными слоями общества, описанные А.И. Куприным, исчезли из нашей жизни, но уменьшительные слова, угнетавшие и унижавшие в детстве мальчика, остались; однако, они получили другое назначение. Продавцы, парикмахеры, официанты и др., желая вежливо обратиться к покупателю, клиенту, могут говорить: Вам батончик? Котлеточки будете заказывать? Какую Вам стрижечку?

В этом случае уменьшительно-ласкательные слова совершенно неуместны: они придают речи подобострастный оттенок.

3.2. Имя прилагательное

В самом названии части речи — имя прилагательное — уже содержится намек на то, что это слово должно к чему-то «прилагаться», присоединяться. К каким же словам присоединяются прилагательные? Ответить на этот вопрос нетрудно.

Посмотрите в комнате на любой предмет, например на стол. Что можно о нем сказать? Каждый ответит по-разному, но обязательно к слову стол присоединит какое-нибудь прилагательное (круглый, квадратный, овальный, маленький, большой, деревянный и др.).

Лене мама ко дню рождения подарила платье, и девочка с восторгом рассказывает своей подружке, какое же оно (шерстяное, синее, с белым воротником и белыми манжетами, с большими накладными карманами).

А для какой же цели прилагательные присоединяются к существительным? Так ли они нам необходимы в речи?

Вспомним несколько сценок из жизни.

Уходя на работу, мама торопливо «отдает приказания»:

— Маша, свари, пожалуйста, кашу, а ты, Коля, сходи в магазин за хлебом.

Но вдогонку ей слышится вопрос:

— Какую кашу сварить? Манную, рисовую, пшенную или гречневую?

И Коля тоже спешит спросить:

— А какого хлеба купить, белого или черного?

И мама уточняет: кашу надо сварить рисовую, а хлеба купить белого. Следовательно, только прилагательные сделали ясным смысл задания.

Мы в магазине.

Женщина обращается к продавщице:

— Покажите, пожалуйста, вот тот материал.

Но в ответ слышит:

— Какой?

— Красный в белую полоску, — поясняет покупательница.

Очень важной частью речи является имя существительное, дающее имена всем предметам и явлениям окружающей действительности. Но как беден был бы наш язык, если бы мы ничего не знали о предмете, кроме его названия. Мы говорим комната, и в нашем сознании уже готовы слова, которыми мы можем ее охарактеризовать: большая, просторная или, напротив, маленькая, тесная.

Что бы мы ни делали, где бы мы ни были, человеческий мозг стремится не только назвать предмет, но и оценить его, определить его качественную сторону. Нас всюду сопровождают вопросы какой? какая? какое? Отвечая на эти вопросы, мы называем различные признаки, которыми обладает предмет: Человек какой? — Добрый, хороший, злой, чуткий, внимательный, умный и т. д. Погода какая? — Солнечная, холодная, ветреная, морозная, дождливая и т. д. Все эти слова, которые «прилагаются» к именам существительным для обозначения различных признаков, и получили название прилагательных.

По количеству употребляемых слов прилагательные занимают 3‑е место (после существительных и глаголов). Из 9 тысяч самых частых слов на долю прилагательных приходится около полутора тысяч, что составляет 16,6%.

По частоте употребления прилагательные занимают 5‑е место (существительное, глагол, местоимение, предлог, прилагательное).

Самые частые прилагательные: большой, новый, советский, старший, великий, последний, молодой, высокий, хороший, важный, полный, русский, главный, маленький, военный, черный, белый, старый, огромный, общий, нужный, красный, крупный.

Без труда учащиеся соединят данные прилагательные с существительными: большой дом, новый фильм и т. д.

Составьте свои словосочетания, подбирая все новые и новые существительные. Помните, что прилагательное изменяется по родам, поэтому можно сказать большой город, большая страна, большое окно и т. д. Выигрывает тот, кто последний составит словосочетание и после него нового никто не придумает.

Признак предмета

Когда определяют прилагательное как часть речи, то говорят, что оно обозначает признак предмета. Что же такое признак предмета?

Под предметом понимается имя существительное, а признак — это его отличительные свойства, качества, которые выражаются именами прилагательными. Отсюда следует, что качество, свойство обязательно должно быть отнесено к предмету, поэтому имя прилагательное является вечным спутником существительного. Сочетаясь с ним, прилагательное может обозначать самые различные признаки: цвет (белый снег, синие глаза, красный шарф, черная земля, фиолетовое платье, сиреневый закат), форму (круглый стол, овальное зеркало, квадратный ящик, крутой спуск), размер (высокий юноша, длинный стол, узкий подоконник, широкая дорога, огромная страна), запах (цветочный, терпкий, приятный, неприятный), принадлежность (мамино пальто, папин портфель, отцова шапка), внутренние качества человека (добрый человек, храбрый воин, волевой спортсмен, настойчивый директор, целеустремленный ученый, злая женщина, упрямый мальчик), внешние качества человека (красивая девушка, розовощекий малыш, стройный парень) и др.

Все эти признаки могут быть объединены под общим названием — качество. Но в современном русском языке качество, признак могут быть выражены и существительными и глаголами. Например: Белизна снега. Снег белеет. Зелень полей. Поля зеленеют. Синева моря. Море синеет.

В чем же разница между этими предложениями и сочетаниями белый снег, зеленое поле, синее море, где признак предмета выражен прилагательными?

Главная разница состоит в том, что существительные и глаголы не находятся в обязательной зависимости от определяемых предметов, они могут употребляться самостоятельно, например: «У него был немного вздернутый нос, зубы ослепительной белизны и карие глаза» (М. Лермонтов). «Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь, в лучах вечернего солнца» (Л. Толстой).

Прилагательные же неотделимы от существительных: как нитка за иголкой, прилагательное следует за существительным; правда, принятый в русском языке порядок слов (сначала прилагательное, потом существительное) может создать иллюзию зависимости существительного от прилагательного, но это совсем не так: в словосочетании «прилагательное + существительное» независимым является существительное, и от него зависит морфологическая характеристика прилагательного, т. е. его род, число, падеж.

Как только прилагательное «расстанется» с существительным, оно само мгновенно превратится в существительное: рабочий день, но рабочий, военный завод, но военный, постовой милиционер, но постовой и т. п.

Разница между прилагательным и глаголом еще и в том, что признак, обозначенный глаголом, — это активный признак, развивающийся, реализующий те свойства, которые внутренне присущи предмету, а признак, названный прилагательным, пассивный, он как бы накладывается на предмет, он внешний по отношению к нему. Так, когда мы говорим трава зеленеет, то хотим сказать, что она становится зеленой, этот признак изменяется во времени; а признак прилагательного (трава зеленая) остается постоянным. А.М. Пешковский это различие показывает на примере из стихов Ф.И. Тютчева:

Смотри, как роща зеленеет,

Палящим жаром облита,

И в ней какою негой веет

От каждой ветки и листа!

«Здесь живительная сила зелени среди палящего жара прекрасно выражена глаголом зеленеет. Это зеленеет как нельзя больше подходит именно к веющей негой роще. Если было бы сказано „как роща зелена“, это дало бы впечатление спокойствия, неподвижности» 31.

И последнее, самое главное: при различии частей речи всегда нужно учитывать их грамматическую характеристику, которая в полном объеме никогда не совпадает у разных частей речи.

Прилагательные-определения

Велика роль прилагательных в художественной литературе. По значению, как уже отмечалось, прилагательные чрезвычайно разнообразны, поэтому они широко используются при создании портретных характеристик героев, при описании их чувств, настроений, душевных переживаний.

Вот, например, портрет Феди из рассказа И.С. Тургенева «Бежин луг»: «Это был стройный мальчик, с красивыми и тонкими, немного мелкими чертами лица, кудрявыми белокурыми волосами, светлыми глазами и постоянной полувеселой, полурассеянной улыбкой».

22 слова в этом отрывке, включая союзы и предлоги, и среди них 10, т. е. почти половина, прилагательных.

Другие слова использует, иной портрет рисует И.С. Тургенев, описывая внешность второго мальчика, Павлуши: у него «…волосы были всклокоченные, черные, глаза серые, скулы широкие, лицо бледное, рябое, рот большой, но правильный, вся голова огромная, как говорится, с пивной котел, тело приземистое, неуклюжее». Среди слов этого отрывка тоже почти половина прилагательных. И обратите внимание: ни одно слово не повторяется. Для нового портрета художник находит и новые слова.

Понятно, что в создании художественного образа участвуют все слова в тексте, но особая нагрузка в этих отрывках падает на прилагательные, благодаря их неограниченной возможности раскрывать сущность предметов.

Особая роль принадлежит прилагательным в создании впечатляющих картин природы. В произведениях как классической русской литературы, так и современной советской мы найдем огромное количество великолепных описаний лесов, рек, озер.

У каждого писателя свой взгляд, свое настроение и своя система художественных средств. Но едва ли не постоянным во всех этих разнообразных описаниях является присутствие прилагательных.

Приведем некоторые примеры. Вот начало замечательного рассказа И. Бунина «Антоновские яблоки»:

«Вспоминается мне ранняя погожая осень… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести».

Здесь обычными, давно нам знакомыми словами создается застенчивая красота осеннего пейзажа, вызывающая у читателя светлую грусть.

Мастером пейзажных картин в советской литературе справедливо считается К. Паустовский. В его произведениях мы встретим необыкновенные по красоте и правдивости описания природы. Вот одно из них:

«Я много видел живописных и глухих мест в России, но вряд ли когда-нибудь увижу реку более девственную и таинственную, чем Пра.

Сосновые сухие леса на ее берегах перемеживались с вековыми дубовыми рощами, с зарослями ивы, ольхи и осины. Корабельные сосны, поваленные ветром, лежали, как медные литые мосты над ее коричневой, но совершенно прозрачной водой…

Река шла с причудливыми изгибами…

Но удивительнее всего в этих местах был воздух. В нем была полная и совершенная чистота.

А среди дня и река и леса играли множеством солнечных пятен — золотых, синих, зеленых и радужных. Потоки света то меркли, то разгорались и превращали заросли в живой, шевелящийся мир листвы. Глаз отдыхал от созерцания могучего и разнообразного зеленого цвета».

И здесь же писатель делает вывод: «Тургенев говорил о волшебном русском языке. Но он не сказал о том, что волшебство языка родилось из этой волшебной природы и удивительных свойств человека».

В этом отрывке тоже много прилагательных (каждое четвертое слово) обычных, известных, но рукою мастера, художника они поставлены так, что воспринимаем их как открытие.

Меткие, «озаряющие» слова

Кроме своей обычной функции — определять предмет, называть его типичные признаки, — в художественной литературе прилагательные получают дополнительное значение — «озарять предметы», по меткому выражению критика XIX века В.П. Боткина.

Такие прилагательные называют эпитетами. Эпитет — это самое меткое, самое свежее, самое нужное слово, которое выбирает писатель каждый раз, изображая уже известный нам предмет.

Когда мы говорим «синее море», «огромное море», то мы передаем цвет моря и его размер, опираясь на реальный цвет и размер, но если художник слова пишет «мраморное море», «сапфирное море», то он дает дополнительную, художественную характеристику моря, основанную на сравнении: море седое, как мрамор, или синее, как сапфир. Такие эпитеты делают описание наглядным, ощутимым.

Достичь высокого мастерства в создании эпитетов чрезвычайно трудно. Это под силу только большим писателям. Но каждый школьник, внимательно вглядывающийся в окружающий его мир, наблюдающий природу, чутко прислушивающийся к ее звукам, замечающий ее запахи, может развить в себе эстетическое чувство, которое найдет выражение в образных словах.

Первым помощником на пути воспитания эстетического чутья к слову должен стать учитель родного языка и литературы и, несомненно, учитель русского языка и литературы.

В связи с этим можно рекомендовать учителю рассказать учащимся о «Словаре эпитетов русского литературного языка» К.С. Горбачевича и Е.П. Хабло, в котором отражены эпитеты 600 писателей и поэтов. Авторы словаря приняли широкое понимание эпитета, поэтому в Словарь включены не только собственно эпитеты, но и прилагательные-определения.

Количество приводимых эпитетов, как правило, весьма велико, но естественно, что оно различно в зависимости от определяемого слова. Так, например, к слову море дано 138 эпитетов. Оно характеризуется по величине (безбрежное, бескрайнее, громадное, неоглядное, широкое и др.), по глубине (глубокое, бездонное), по цвету (бирюзовое, жемчужное, изумрудное, лиловое, молочное, серебристое, туманное, черное и др.), по состоянию поверхности (буйное, взволнованное, грозное, кипучее, пасмурное, разъяренное, штормовое, шумное), по психологическому восприятию (величавое, веселое, капризное, ласковое, мрачное, суровое, торжественное, угрюмое, чарующее и т. д.). Как видите, палитра оценок моря весьма разнообразна!

Еще больше эпитетов имеет слово музыка — 280. Она бывает беззаботной, благоговейной, божественной, возвышенной, гармоничной, гордой, грациозной, грубой, задорной, задумчивой, зажигательной, идиллической, ликующей, минорной, мажорной, легкой и т. д. Эпитетов так много, что лучше открыть словарь на соответствующей странице, прочитать и восхититься той многообразной и великолепной гаммой чувств, которые вызывает музыка.

Но чемпионами по количеству эпитетов, видимо, являются слова лицо — 591 эпитет и глаза — 480. К ним примыкают жизнь — 334 эпитета и язык — 324.

Количество эпитетов и их удивительное разнообразие завораживают настолько, что оторваться от чтения словаря трудно. Настоятельно советуем познакомиться с ним и использовать его в своей учительской практике.

«Кавказ подо мною…»

А.С. Пушкин страстно любил природу. Его волшебным пером в русской литературе впервые был художественно изображен величественный Кавказ с уходящими ввысь седыми громадами утесов, с шумящими, грозно низвергающимися водопадами, с пенящимися потоками, стремительно бегущими по крутым тесным ущельям…

Когда мы читаем строки из «Кавказского пленника», то перед нашим взором как бы встает картина седого Эльбруса:

В час ранней, утренней прохлады

Вперял он любопытный взор

На отдаленные громады

Седых, румяных, синих гор.

Великолепные картины!

Престолы вечные снегов,

Очам казались их вершины

Недвижной цепью облаков.

И в их кругу колосс двуглавый,

В венце блистая ледяном,

Эльбрус огромный, величавый

Белел на небе голубом.

М.Ю. Лермонтов в своих произведениях также часто воспевает величественные горы Кавказа.

Казбек, как грань алмаза,

Снегами вечными сиял,

И, глубоко внизу чернея,

Как трещина, жилище змея,

Вился излучистый Дарьял;

И Терек, прыгая, как львица

С косматой гривой на хребте,

Ревел — и хищный зверь и птица,

Кружась в лазурной высоте,

Глаголу вод его внимали;

И золотые облака

Из южных стран, издалека

Его на север провожали;

И скалы тесною толпой,

Таинственной дремоты полны,

Над ним склонялись головой,

Следя мелькающие волны;

И башни замков на скалах

Смотрели грозно сквозь туманы —

У врат Кавказа на часах

Сторожевые великаны!

Сравните описание Кавказа в стихах А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Какие эпитеты использует Пушкин, какие — Лермонтов, а какие встречаются в обоих отрывках?

Обратите особое внимание на художественный прием, называемый олицетворением (изображение стихийной силы, явления природы в образе живого существа). Он часто употребляется в поэтической речи.

«Хлеб — всей жизни голова»

В стихотворениях А. Прокофьева и В. Бакалдина хлеб характеризуется различными прилагательными. На что обратили внимание поэты, используя разные прилагательные?

Хлеб

Не о звездах на небе,

А о хлебе,

О хлебе:

О родном, неразлучном,

И так без конца,

Все о том, о насущном,

Что в поте лица

Хлеб целинный,

Глубинный,

Хлеб предгорный,

Долинный,

Хлеб тамбовский,

Кубанский,

Хлеб

Рабоче-крестьянский;

Хлеб орловский,

Елецкий,

Хлеб

Республик Советских,

Хлеб отменный

С Алтая,

Хлеб —

Стена золотая.

Ты стоишь,

Словно войско,

Боевой,

Комсомольский;

Ты стоишь,

Словно войско,

Каждый колос —

Геройский!

* * *

У народа есть слова:

«Хлеб — всей жизни голова».

Хлеб не только

Белый,

Серый,

Сдобный,

«Докторский»,

Ржаной.

Он еще, сказать к примеру,

Трудовой

И даровой.

Легкий — тяжкий,

Горький — сладкий,

Хлеб различен меж собой.

У него свои повадки.

У него характер свой

Все ли эпитеты этих стихов приведены в «Словаре эпитетов», в котором к слову хлеб дано 68 эпитетов?

Прилагательные в загадках

Народ создал много загадок. В них отразились его житейская мудрость и нравственные устремления. В загадках открылся полный простор для творческой фантазии народа. Цель загадки — раскрыть поэтическую сторону простых и хорошо известных всем предметов. Прилагательные, обозначая признаки предмета, оказываются очень удобным средством, чтобы описать предмет, не назвав его, а именно это и нужно для загадки. Мы приведем несколько загадок, построенных на прилагательных.

Попробуйте их отгадать.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Бежит свинка,

Железная спинка,

Льняной хвостик.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Черный Ивашка,

Деревянная рубашка.

Где носом поведет,

Там заметку кладет.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Тонкий, высокий

Упал в осоку,

Сам не вышел,

А детей вывел.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Сама длинная,

Нос длинный,

А ручки маленькие.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Сам алый,

Сахарный.

Кафтан зеленый,

Бархатный.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Земля беленькая,

А птички на ней

Черненькие.

Прилагательные качественные и относительные

Советский языковед Ю.С. Степанов считает, что различие качественных и относительных значений прилагательных «одно из самых тонких и сложных» 32. Оно проводится не во всех языках. В русском уже ученики 5‑го класса учатся различать качественные и относительные прилагательные.

Все имена прилагательные отвечают на вопросы какой? какая? какое?

Какой? — большой дом, июльский день, городской житель.

Какая? — холодная погода, осенняя природа, районная олимпиада.

Какое? — майское утро, радостное настроение, шелковое платье.

Среди приведенных примеров есть и качественные и относительные прилагательные. Как же их различать?

На помощь приходит грамматика, а именно: качественные прилагательные, в отличие от относительных, имеют целый набор грамматических признаков, по которым сравнительно легко определяется разряд прилагательных.

Качественные прилагательные обозначают такой признак, который может то увеличиваться, то уменьшаться, и это выражается в наличии степеней сравнения: красивый — красивее, громкий — громче, тонкий — тоньше.

Качественные прилагательные образуют краткие формы: вежливый — вежлив, белый — бел, старый — стар, известный — известен.

От качественных прилагательных можно образовать слова с уменьшительно-ласкательными или увеличительными суффиксами: чистый — чистенький, зеленый — зелененький, длинный — длиннущий, высокий — высоченный.

От качественных прилагательных легко образуются наречия на ‑о(-е) и существительные с суффиксами ‑ость(-есть), ‑изн-, -ин-, -от-: ясный — ясно, ясность; новый — ново, новизна; толстый — толсто, толщина; теплый — тепло, теплота.

Есть и еще одна примечательная особенность качественных прилагательных. Они свободно сочетаются с наречиями степени: очень густой, чрезвычайно трудный, совершенно непонятный.

Некоторые учителя, опираясь на эту особенность, рекомендуют учащимся правило: если к прилагательному можно присоединить наречие очень, то это качественное прилагательное.

Это правило, естественно, имеет исключения, но во многих случаях оно действует безупречно.

И, наконец, еще одна замечательная особенность качественных прилагательных: они могут иметь антонимы (хороший — плохой, широкий — узкий, длинный — короткий, острый — тупой) и синонимы (активный, деятельный, энергичный, инициативный; вежливый, учтивый, корректный, деликатный; большой, крупный, значительный).

Как видите, признаков много. Но не обязательно одновременно пользоваться всеми. Достаточно какого-нибудь одного из всех перечисленных, чтобы считать прилагательное качественным.

Прилагательные, обозначающие признаки через отношение к предмету, называются относительными. Признаки эти постоянные, не способные изменяться, поэтому всех грамматических и лексических особенностей качественных прилагательных они не имеют, т. е. характеризуются отрицательно: у них нет степеней сравнения, кратких форм, синонимов и антонимов и т. д.

Однако и у них есть свои особенности. Назовем главную. Так как относительные прилагательные образуются от имен существительных, наречий, глаголов, числительных, то их можно «вернуть обратно»: золотое кольцо — кольцо из золота, молочная каша — каша на молоке, сельский житель — житель села, сегодняшние новости — новости, которые передавали сегодня. Таким образом, эти предложно-падежные обороты можно рассматривать как своеобразные синонимы к относительным прилагательным.

Различаются качественные и относительные прилагательные и по признакам, которые они обозначают. Качественные обычно обозначают цвет (белый, красный, оранжевый, синий), размер (широкий, узкий, огромный, маленький), внутренние качества (добрый, злой, храбрый, трусливый, торопливый), внешние качества (красивый, некрасивый, кудрявый, бледный), оценку (хороший, плохой, вредный, полезный) и еще много других признаков. Относительные обычно обозначают признаки, связанные с временем (майский, летний, зимний, утренний), с местом (городской, сельский, московский, американский), с материалом (железный, шелковый, фарфоровый, пластмассовый).

Различаются ли в вашем родном языке качественные и относительные прилагательные?

«Мерзни, мерзни, волчий хвост!»

Всем, безусловно, знакомы эти слова из сказки о незадачливом волке, который лишился своего хвоста.

Нас здесь должны заинтересовать слова волчий и лисий. К ним можно прибавить бараний, овечий, медвежий, собачий, заячий, коровий и др. Это тоже прилагательные, но особенность их в том, что они отвечают не на вопрос какой? как все качественные и относительные прилагательные, а на вопрос чей?

Это новый разряд прилагательных. Называются они притяжательными, поскольку главное их назначение — указывать на принадлежность лицу или животному. Поэтому они и образуются только от названий животных или лиц.

От названий лиц, обозначающих родственные отношения или названия профессий, образуются притяжательные прилагательные: отцов, мамин, папин, дедушкин, сестрин, братнин, бригадиров и т. д. По грамматическим признакам притяжательные прилагательные близки к относительным: они не имеют степеней сравнения, кратких форм, не образуют наречий и т. д. Но есть и свои признаки: они имеют особые суффиксы и особо склоняются.

Наиболее известны два фразеологических оборота, содержащих притяжательные прилагательные: собачий холод и по щучьему велению.

Первый употребляется, когда нужно сказать об очень сильном холоде (такой, какой не вынесет и собака); второй оборот сказочного происхождения и означает «без вмешательства кого-либо, само собой, как в сказке».

Вопросы для любознательных

1. Почему от существительных среднего рода не могут быть образованы притяжательные прилагательные?

2. Почему от названий предметов не могут быть образованы притяжательные прилагательные?

3. Одинаково ли склоняются прилагательные рабочий и плотничий, рыжий и медвежий, синий и окунай?

«Яркий и сложный узор»

Хотя мы отметили довольно резкую разницу между качественными и относительными прилагательными как по грамматическим признакам, так и по лексическим значениям, однако самое поразительное состоит в том, что «граница между качественными и относительными прилагательными, — как пишет академик В.В. Виноградов, — очень подвижна и условна. Она по большей части проходит внутри одного и того же слова…» 33. Это утверждение надо понимать в том смысле, что почти в каждом относительном прилагательном заложен оттенок качественности, который уже развился в самостоятельное качественное значение или разовьется в будущем.

Для примера можно взять известное всем слово вишневый. В нем два значения: в первом «состоящий из вишен» (вишневый сад), «приготовленный из вишен» (вишневое варенье) оно является относительным прилагательным, а во втором «темно-красный, цвета вишни» (вишневое платье) — качественным.

«Яркий и сложный узор переплетающихся качественных и относительных значений» академик В.В. Виноградов показывает на примере прилагательного золотой: относительные значения — «содержащий золото» (золотой песок, золотые россыпи), «сделанный из золота» (золотой перстень, золотая цепочка), «исчисляемый на золото» (золотая валюта, золотой рубль); качественные значения — «блестяще-желтый, цвета золота» (золотые кудри, золотые лучи, золотые нивы), «замечательный по своим достоинствам, прекрасный, очень хороший» (золотой человек, золотое сердце, золотые слова), «счастливый, благоприятный» (золотое время, золотая пора).

Но следует помнить и о том, что, развивая качественные значения, прилагательное золотой сохраняет грамматические признаки относительного прилагательного, т. е. оно не имеет ни степеней сравнения, ни кратких форм, не образует наречия и отвлеченного существительного.

Так «ведут себя» и другие относительные прилагательные, развивающие качественные значения.

Другой замечательный пример развития качественных значений находим в прилагательном железный, в результате чего появляются значения «сильный, крепкий» (железное здоровье, железная логика), «непоколебимый, непреклонный» (железный человек, железная воля). Именно в этом значении употребил слово железный писатель А. Серафимович, назвав произведение, посвященное гражданской войне, «Железный поток».

Активно развиваются качественные значения в прилагательном стальной: «светло-серый, цвета стали» (платье стального цвета, стальная гладь моря), «крепкий, сильный» (стальные мускулы, стальные нервы), «непреклонный, непоколебимый» (стальная воля, стальной человек), «твердый, уверенный» (стальной голос), «жесткий, холодный, недружелюбный» (стальной взгляд).

Можно привести и еще примеры: относительные значения — воздушный насос, воздушная струя, воздушные течения; качественные значения — воздушное платье, воздушная походка, воздушное пирожное; деревянный дом, деревянные игрушки и деревянная поза, деревянное лицо, деревянный голос; человеческий труд, человеческий след и человеческое обращение, человеческое отношение.

Работу по определению качественных и относительных значений следует продолжить на материале художественного произведения, изучаемого в данный момент.

Наблюдение над развитием качественных значений показывает, что они более разнообразны (по сравнению с относительными), выразительны, динамичны.

Красный цвет

Большой смысловой и художественной силой в русском языке обладает слово красный. Если кого-либо из ребят спросить, что означает слово красный, то, безусловно, последует твердый и уверенный ответ: это один из основных цветов, это цвет крови, цвет нашего знамени, цвет пионерского галстука.

Более наблюдательные ученики ответят, что слово красный может означать также «революционный, советский»: красный партизан, красный воин, красная гвардия, красное знамя.

А что же означает слово красный в пословицах и выражениях: Не красна изба углами, красна пирогами; На миру и смерть красна; Долг платежом красен; красная девица, красный день, красное солнце? В этом случае мы имеем дело с древним значением этого слова «красивый, прекрасный». Н.А. Некрасов пишет: «Толпа без красных девушек, что рожь без васильков». Д. Григорович употребляет этот эпитет для описания прекрасного солнечного дня: «Торжественно тихо начиналось утро; все обещало такой же красный, солнечный день, как был накануне».

В настоящее время с этим значением сохранились лишь отдельные выражения: красная дичь (лучшая болотная дичь), красный зверь (наиболее ценный), красное словцо (остроумное, меткое).

Главная площадь Москвы названа Красной площадью еще во второй половине XVII века, и это название соответствовало значению «красивая». Сейчас определение Красная мы воспринимаем как «революционная, связанная с советским строем».

В стихотворении Л. Щипахиной красный цвет — это цвет Великой Октябрьской революции.

Есть особая сила

В том яростном празднике — красном,

С красной буквы начавшем

Великую пропись судьбы.

……

Ураганными нотами

Сложена красная песня,

И плывет над землею

Призывный ее перезвон.

Красной площади вторит

Победная Красная Пресня,

Откликаются эхом:

Красноярск,

Краснодар,

Краснодон

В этом стихотворении упоминаются названия, содержащие слово красный. О Красной площади мы уже говорили. Значение «красивый, видный» отражено в названии города Красноярска. А вот города Краснодар и Краснодон свои названия получили после Великой Октябрьской революции, где первая часть этих наименований является символом революции.

Обратившись к «Краткому топонимическому словарю» В.А. Никонова, выпишите из него названия с прилагательным красный и определите, в соответствии с каким значением они возникли.

Ребята, также вспомните, есть ли названия со словом красный в вашей республике, области, крае. Когда возникли эти названия, и какое значение слова в них отражено?

Блокада — белое слово

Все советские люди помнят и никогда не забудут трагедию, которую перенесли ленинградцы в Великую Отечественную войну. Называется эта трагедия блокадой. Суровый и горестный смысл этого слова не нуждается в определениях. Ольга Берггольц, проведшая все дни блокады в Ленинграде и написавшая об этих тяжелейших, «чернейших днях» книгу «Говорит Ленинград», почти никогда не соединяет слово блокада с прилагательными, а только с существительными: «дни блокады», «кольцо блокады», «прорыв блокады», «уничтожение блокады», «ликвидация блокады».

Ко Дню Победы журналисты газеты «Комсомольская правда» решили рассказать о жителях одного дома в Ленинграде, переживших блокаду. Когда они пришли в одну квартиру, их встретили с удивлением: «Писать летом о блокаде? — Но ведь блокада очень холодное слово — белое». Журналисты пишут: «Мы не нашлись, что ответить, а потом подумали: верно замечено. Белые морозы, белый лед Ладоги, белые маскхалаты — простынная броня — уходящих на фронт отрядов, наконец, провалы окон многоэтажных домов, из которых будто вынули теплую сердцевину и поселили внутри белое небо.

— Никогда больше не видел в городе такого чистого, белого снега, — отметил рабочий с „Электросилы“. — Белый снег — это запомнилось. А белые ночи? Восторг выпускниц, фейерверк в Петергофе, большие таинственные пароходы, бесшумно скользящие вдоль вставших навытяжку строгих мостов. Это все было в той жизни…

Точно подмечено: блокада — белое слово. Уж не от раскаленности ли чувств человеческих — белое? От ненависти. От любви. Или от того и другого вместе…»

К этому можно только добавить, что высокой художественной силой обладает любое верно найденное слово, использованное по-новому, в новом словесном окружении. И в данном случае прилагательное белое с потрясающей силой передает трудности, лишения, беды изнурительных, тяжелейших дней блокады.

«Корень учения горек, а плод — сладок»

Прочитав эту пословицу, каждый задумается, когда же она говорится? И, несомненно, ответ будет найден. В этой пословице народ выразил одну из главных своих заповедей: ничего человеку не дается без труда, любое учение (в школе, в училище, в спорте, на работе) всегда связано с трудностями, с огромным напряжением сил; однако весь этот труд, все эти усилия искупаются теми высокими результатами, которые обязательно приходят.

Как мы знаем, богатый жизненный опыт народа очень часто отражается (запечатлевается) в пословицах и поговорках — в этих ярких произведениях народной мудрости.

Антонимы, имея противоположное значение, позволяют оценивать лица, предметы, события с диаметрально противоположных сторон, что придает высказыванию наглядность, выпуклость. И поэтому антонимы так часто встречаются в пословицах, поговорках, изречениях, крылатых словах. Вот почему мы и начали рассказ с пословицы, содержащей антонимы.

А вот и другие примеры.

Маленькое дело лучше большого безделья.

Новых друзей наживай, а старых не теряй.

Ранняя птичка носик прочищает, а поздняя — глаза продирает.

В каждой из этих пословиц заключен глубокий смысл.

Велика роль антонимов-прилагательных и в художественной литературе. В поэзии А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Некрасова, А. Блока, В. Маяковского, К. Симонова, Е. Евтушенко, Р. Рождественского, А. Вознесенского мы обязательно встретимся с этими словами, обладающими большой эмоционально-экспрессивной силой.

Учитель с учащимися обсуждают те истины, которые вложены народом в эти пословицы, находят в них антонимы-прилагательные. Нужно обратить внимание на то, есть ли в родном языке учащихся пословицы с таким же смыслом. В какой словесной форме они выражены?

На уроках литературы всегда следует обращать внимание на эстетическую роль антонимов для понимания идейно-художественного содержания изучаемого произведения.

«Тиха украинская ночь»

В поэме А.С. Пушкина есть прекрасная картина летней украинской ночи:

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо. Звезды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух. Чуть трепещут

Сребристых тополей листы.

Луна спокойно с высоты

Над Белой Церковью сияет

И пышных гетманов сады

И тихий замок озаряет.

Обратим внимание на прилагательные. Они есть почти в каждой строке, но по форме различны: одни из них полные, другие — краткие. Отличаются они окончаниями. Так, в полной форме прилагательные всех трех родов имеют соответственно окончания -ый(-ий), ‑ая(-яя), ‑ое(-ее): тихий, тихая, тихое; в краткой — нулевое, ‑а(-я), ‑о(-е): тих, тиха, тихо.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Легко понять процесс образования кратких форм, для чего необходимо от полной формы отбросить окончание и прибавить окончание краткой формы.

Но не только этим отличаются краткие формы от полных. Они иначе изменяются: полные склоняются по родам, числам и падежам, а краткие изменяются только по родам и числам. Поэтому полных форм значительно больше по сравнению с краткими. Чтобы узнать, сколько же кратких форм может быть, приведем стихотворение С. Острового.

Талант

Ах, как талантливо поле это —

Какое в нем яркое выткалось лето.

Ах, как талантлива речка эта —

Какое в ней стихотворение света.

Ах, как талантливы звезды эти —

Небо рисуют почти как дети.

Ах, как талантлива эта пчела,

Взлетела — и землю приподняла!

В первой строчке форма среднего рода (талантливо), во второй — женского рода (талантлива), в третьей — множественного числа (талантливы). Какая форма отсутствует? Нетрудно догадаться, что нет формы мужского рода. Попробуем дополнить стихотворение, включив эту форму:

Ах, как талантлив этот поэт,

Сочинивший прекрасный куплет!

И еще одна особенность есть у кратких прилагательных. Если полные прилагательные в предложении выступают определениями и сказуемыми, то краткие прилагательные — только сказуемыми.

Ученики хорошо усвоили, что краткие прилагательные по падежам не склоняются, т. е. не изменяются.

— А почему же они не склоняются?

Наступило молчание. Никто из ребят не мог ответить на этот вопрос. Тогда Виктор Александрович, улыбнувшись, сказал:

— Давайте рассуждать логически. Каким членом предложения бывают краткие прилагательные?

Почти все ученики подняли руки. Ответил Витя:

— В предложении краткие прилагательные бывают сказуемыми.

— А с каким членом предложения связано сказуемое? — снова задал вопрос Виктор Александрович.

— Сказуемое связано с подлежащим, — поспешил ответить Коля.

— А в каком падеже бывает подлежащее?

— Подлежащее всегда имеет форму именительного падежа, — отчетливо сказала Нина.

— Следовательно…

— Следовательно, — подхватил сообразительный Толя, — сказуемое может быть только в именительном падеже, и другие падежи ему не нужны.

Всем очень понравился ответ Толи. А Виктор Александрович рассказал ребятам, что в древности краткие прилагательные склонялись по падежам и имели такие же окончания, как и у имен существительных. Но, перестав быть определениями (эту роль успешно стали выполнять полные прилагательные) и сохранив роль сказуемых, они потеряли и способность изменяться по падежам. Но память о том времени сохраняется в таких уцелевших выражениях: на босу ногу, средь бела дня, от мала до велика. Два последних оборота включены в «Учебный фразеологический словарь русского языка».

Сколько же всего форм имеют краткие прилагательные?

Вспомните, есть ли краткие прилагательные в родном языке. Похожи ли она на краткие формы в русском языке? Почему краткие прилагательные не склоняются?

Найдите в словаре выражения средь бела дня, от мала до велика. Объясните, что они обозначают и когда их следует употреблять.

«Всегда готов!»

Всем хорошо известны строгость и чеканность пионерского призыва и ответа. А чем же создаются эти строгость и чеканность? Немалую роль здесь играет краткая форма имени прилагательного. Именно в ней ученые видят категоричность, решимость, отсюда и особая ее экспрессия. Художники слова «разгадали» это давно и поэтому активно используют эту форму в своих произведениях.

Например, А.С. Пушкин, описывая свою любимую героиню Татьяну из «Евгения Онегина», использует краткие прилагательные:

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой.

Петр I перед Полтавским боем нарисован А.С. Пушкиным так:

Из шатра,

Толпой любимцев окруженный,

Выходит Петр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен,

Он весь, как божия гроза.

Появление Петра в этой картине, по мнению В.Г. Белинского, «…изображенное огненными красками, поражает читателя», и определенную роль играют здесь краткие прилагательные, передающие сильный характер Петра, его собранность, динамизм и горячую веру в победу над врагом.

В.Г. Белинский для характеристики языка Пушкина тоже избирает краткие формы прилагательных, что придает фразам строгость, чеканность и определенный ритм: «Стих Пушкина нежен, сладостен, мягок, как ропот волны, тягуч и густ, как смола, ярок, как молния, прозрачен и чист, как кристалл, душист и благовонен, как весна, крепок и могуч, как удар меча в руке богатыря» 34.

Многие ученые задумывались над тем, чем же отличаются краткие и полные прилагательные, когда они употребляются в форме сказуемого. Разные высказывались суждения, но единого мнения нет. Оценивая краткие формы, обычно отмечают их большую определенность, книжность, категоричность.

В современном русском языке краткие прилагательные наравне с полными используются и в прозаических, и в поэтических текстах.

В заключение приведем четверостишие учительницы К. Быковой, в котором она свой восторг перед зерном передает через краткие формы имен прилагательных:

Как солнце, оно лучисто,

Как совесть, светло и чисто.

Могуче, всесильно зерно,

Ядро всей жизни оно!

Попытайтесь написать стихотворение (четверостишие), используя краткие прилагательные.

«Человек тверже камня, нежнее цветка»

Замечательные слова афганской пословицы прославляют твердость, стойкость духа человека и одновременно нежность, чуткость его души, и эти высокие нравственные качества человека народ запечатлел в пословице, избрав для нее формы сравнительной степени прилагательных.

В жизни человека сравнение играет огромную роль: оно является важнейшим приемом мышления. Все познается в сравнении: не зная плохого, нельзя оценить хорошее; нельзя понять сложное, не зная простого; не узнаешь трудного без легкого, скорого — без медленного, белого — без черного. Это наблюдение народ отразил в своих пословицах:

Не узнав горя, не узнаешь и радости.

Не отведав горького, не узнаешь и сладкого.

Сравнение является и древнейшим поэтическим приемом, в котором один предмет сопоставляется с другим для более наглядного, выпуклого представления, в результате чего усиливается художественное значение первого предмета.

Сравнивать можно все: людей, животных, предметы, явления природы, внутренние переживания, — и характер сравнений тоже весьма разнообразен. Предметы можно сравнивать по размеру (пятиэтажный дом ниже шестнадцатиэтажного), по температуре (эта зима теплее прошлогодней), по весу (чемодан тяжелее сумки), по возрасту (брат моложе сестры), по интеллекту (Чацкий умнее Молчалина), по качеству (платье новее пальто), по оценке (фильм лучше спектакля), по вкусу (мед вкуснее сахара) и т. п. По такому образцу построены многие пословицы.

Утро вечера мудренее.

Трава соломы зеленее.

Правда светлее солнца.

Правда чище ясного солнца.

Для выражения сравнения в русском языке существует специальная форма, которая называется сравнительной степенью. Какова ее роль в языке? Ответ подсказывается ходом предшествующих рассуждений: быть одним из способов выражения сравнения.

Что же означает сравнительная степень? Формы выше, теплее, тяжелее, моложе, умнее, новее и т. п. указывают, что в одном предмете качество содержится в большей степени. Предметы оцениваются (сравниваются) один относительно другого. Как видно из примеров, сравниваться могут как однородные предметы, так и разнородные. Сравниваемый предмет может и вовсе отсутствовать, он как бы подразумевается. Так, К. Паустовский пишет: «В детстве горячее солнце, гуще трава, обильнее дожди, темнее небо и смертельно интересен каждый человек». Эту фразу можно понять так: в детстве (по сравнению с юностью, зрелостью) краски природы, восприятие жизни ярче, объемнее, острее.

При образовании сравнительной степени нужно внимательно следить за выбором нужного суффикса. В заголовке отражены как раз главные суффиксы, участвующие в образовании сравнительной степени, — -ее и ‑е. Когда же следует выбирать первый суффикс, когда — второй? На выбор суффикса влияет согласный основы. Если она оканчивается на г, к, х, з, с, д, т, ск, ст, то избирается суффикс — е. Кроме того, происходит чередование согласных (дороже, громче, тише, ниже, выше, моложе, богаче, проще).

«На фронте нужны покрепче сапоги»

В стихотворении «Чернозем» советский поэт Е. Винокуров пишет:

На фронте, это аксиома,

Нужны покрепче сапоги.

Подчас из гущи чернозема

Не в силах вытянуть ноги!

Здесь сравнительная степень употреблена с приставкой по‑, которая может быть присоединена ко всякой форме сравнительной степени (посильнее, побогаче, поумнее, покрасивее и т. п.). Особенность эту Н.Г. Чернышевский назвал «чрезвычайно оригинальным явлением в русском языке» 35 ее нет ни в одном из европейских языков.

Возникает вопрос, какое же значение сообщает приставка по-, будучи присоединена к форме сравнительной степени? На этот счет есть разные мнения, однако наиболее распространенными следует считать два значения: значение слабого усиления качества и, напротив, его увеличения до допустимой возможности. Именно второе значение мы усматриваем в примере из стихов Е. Винокурова: на фронте нужны сапоги не просто крепче обычных, а как можно более крепкие.

Первое значение мы находим в примерах, встречающихся в охотничьих рассказах С.Т. Аксакова, когда он, описывая птиц, зверей, сравнивая их, употребляет часто формы с по-. Например: «Он (куличок) издали похож на поручейника, но как-то зеленовато-сер, на ногах несколько его пониже и вообще поменьше, только складнее и подбористее». Ослабление качества подтверждается наличием наречия несколько, имеющего значение «немного». Первое значение является и часто встречающимся, именно оно характерно для разговорной и художественной речи, когда говорящий или автор стремится смягчить, ослабить то усиление качества, которое заключено в сравнительной степени.

Остановимся еще на одной особенности форм с по-. В принципе любая форма сравнительной степени может получить приставку по-, но трудности, видимо, возникают в тех случаях, когда сравнительная степень обозначает высокую степень качества. Рассмотрим пример из К. Паустовского: «Эту волну сменила другая волна, пошире, покруче, и вот она раскатывается, становится мощнее, и нет дерева, которое бы устояло перед нею». В нем три формы сравнительной степени, две из них имеют приставку по- (пошире, покруче), одна (мощнее) нет. Формами с по- автор смягчает ту напряженность, которую несут формы сравнительной степени. Мощнее автор употребляет без приставки по- потому, что в самом слове заключена высокая степень качества («очень сильный») и сочетание с приставкой по- привело бы к нарушению смыслового согласования — смысловому дисбалансу.

Понаблюдайте за своей речью и речью своих товарищей и близких. В каких случаях вы употребляете формы сравнительной степени с приставкой по-.

Шурка

Я смотрю — в избе мой брат,

У него шинель до пят.

Он с запиской отпускной

К нам пришел на выходной,

Шурка — слесарь в мастерской,

Он такой степенный,

Представительный такой,

Прямо как военный.

А. Барто.

Какой частью речи являются выделенные слова?

Образуй быстро

Коля и Женя идут в школу.

— Мы с братом игру придумали, — говорит Женя.

— Какую?

— Очень простую. Я называю имя существительное, а он должен быстро от него образовать прилагательное.

— Давай играть! — предлагает Коля.

— Давай! — соглашается Женя и говорит: — Хлеб.

— Хлебный, — быстро отвечает Коля.

— Асфальт!

— Асфальтированная дорога.

— Сахар!

— Сахарный песок.

— Стол.

— Стол… стол…

Не может Коля образовать быстро прилагательное. Женя объявляет: «Я победила! Теперь ты называй существительные, а я буду образовывать прилагательные».

И Коля назвал такие слова: береза, осина, полотно, кожа, шелк, яблоня, груша, революция, стихия, правда, Россия.

Образуйте и вы от этих слов прилагательные и укажите, какие же суффиксы вы использовали.

Рассказ о ветряной мельнице

Сегодня у ребят трудный урок. Они изучают правописание суффиксов ‑н- и ‑нн- в прилагательных.

Учитель вошел в класс и тут же дал задание написать небольшой рассказ, в котором бы встретились различно пишущиеся слова с корнем ветр-. Лучшим оказался рассказ Оли. Вот что она написала: «В тихий, безветренный день мы пошли в лес. По дороге увидели ветряную мельницу, которая не работала, так как ее огромные крылья могут вращаться только в ветреные дни…» Учитель похвалил Олю, так как она в своем рассказе использовала три прилагательных, которые пишутся различно.

Ода блокадному хлебу

Блокадному, не иному,

Ржаному и не ржаному,

Хоть звали его — ржаной,

Землистому, земляному,

Всей тяжестью налитому,

Всей горестью земной;

Мякинному, остистому,

Невесть на каких дрожжах

Взошедшему, водянистому,

Замешенному на слезах;

Ему, что глазам бесслезным

Снился и наяву,

Ему, с годиной грозной

Вошедшему в молву;

Ему, ему, насущному,

……

Спасителю, благодетелю,

Чьим чудом и я дышу,

Блокадной страды свидетелю,

Оду мою пишу.

Н. Браун.

Выпишите из стихотворения прилагательные, определите, как они образованы, подчеркните суффиксы и ответьте на вопрос: Почему во всех прилагательных пишется одно н, а в слове мякинный — два?

Загадка помогла

Надя учится в седьмом классе, а ее сестра Оля — в пятом. Из школы они часто идут вместе.

— Сегодня мы писали диктант, — рассказывает Надя.

— Трудный?

— Нет! Правда, встретились прилагательные с суффиксами ‑ан-, -ян-, -ин-, и некоторые девочки написали одну букву н, а я не ошиблась, написала два н.

Оля даже остановилась от удивления.

— Да ты что, Наденька?! Прилагательные с суффиксами ‑ан-, -ян-, -ин- пишутся с одним н.

Надя улыбнулась.

— Не волнуйся, Оля. В диктанте были исключения: деревянный, стеклянный, оловянный. А я с шестого класса запомнила, что они пишутся с двумя н.

— Как же? — спросила Оля.

— Очень просто. Есть загадка об оконной раме:

Поля стеклянные,

Межи деревянные,

Ручки оловянные.

— Вот здорово! — воскликнула Оля. — Я постараюсь запомнить эту загадку, ведь в ней все три прилагательных — исключения.

Вопросы для любознательных.

1. Почему качественные прилагательные могут быть непроизводными и производными (молодой, умный), а относительные и притяжательные всегда производные (летний, папин)?

2. Какое окончание состоит из первой и последней букв алфавита?

3. Есть ли в русском языке несклоняемые прилагательные?

3.3. Имя числительное

Везде и во всем человека окружают числа. Без чисел невозможна наука и сама жизнь…

Огромную роль в жизни человека играют числа первого десятка. От них фактически и возникло все многообразие числительных, позволяющих вести счет.

Слова, называющие числа, образуют в русском языке самостоятельную часть речи, обладающую своими грамматическими признаками. Название «числительное» является производным от слова число, образованным по аналогии с наименованиями других именных частей речи (существительное, прилагательное).

По частоте употребления числительные занимают 8‑е место. Среди девяти тысяч самых частотных слов 55 числительных, самыми частотными из них являются один, два, три, четыре, пять, десять, семь, шесть. В первую десятку самых частотных числительных входят и тысяча и миллион, однако их нельзя безоговорочно отнести к числительным, так как чаще они все-таки выступают в роли существительных.

От одного до семи

Из приведенного списка частотных числительных видно, что в него входят слова первого десятка от одного до семи. Частота употребления подкрепляется их словообразовательной активностью, поскольку на основе этих слов возникло много имен существительных, прилагательных, наречий: одиночка, одиночество, двойка, двойник, тройка; одиночный, одинарный, двоякий, двойной, троякий, тройной; однажды, дважды, вдвоем, втроем, вчетвером и др.

Особенно много образовано сложных слов: одноактный, однобокий, однозвучный, однокомнатный, однообразный, одноразовый, двухбалльный, двухгодичный, двухкамерный, двухместный, двухнедельный, двухъярусный, трехкратный, трехпроцентный, четырехведерный, четырехэтажный и др.

Частота их употребления подтверждается и большим количеством фразеологизмов, содержащих эти же числительные: все как один (единодушно), в один голос (согласно, единодушно), ставить на одну доску (приравнивать к кому-либо), стричь под одну гребенку (уравнивать всех), за один присест (сразу), один как перст (одинок); в два счета (очень быстро), палка о двух концах (может кончиться хорошо или плохо), как дважды два (очень просто), ни два ни полтора (весьма неопределенно), как две капли воды (очень похожи), убить двух зайцев (сделать одновременно два дела); наговорить с три короба (много), заблудиться в трех соснах (не суметь разобраться в чем-либо простом); в четырех стенах сидеть (не выходить из дому), идти на все четыре стороны (в гневе говорится, что разрешается идти куда хочет); без пяти минут (очень скоро будет кем-нибудь), знать как свои пять пальцев (очень хорошо знать); семь пятниц на неделе (часто менять свои решения), семь потов сошло (о крайнем напряжении, приложенном кем-либо для осуществления чего-либо).

Какие фразеологизмы с числительными первого десятка есть в родном языке? Сравните с русским языком. Каких фразеологизмов больше — одинаковых или разных?

Таинственное число

Семь — особое число, в нем есть некое волшебство.

Семь дней в неделе, семь планет на небе, семь мудрецов на свете было, семь чудес на свете, семь раз отмерь, а один раз отрежь, семеро одного не ждут, семи пядей во лбу, до седьмого пота, быть на седьмом небе, семь шкур спускать с кого-нибудь, семь верст до небес, и все лесом, семь бед — один ответ.

Вот наиболее известные фразеологизмы и пословицы с числительным семь. Как видите, их не мало.

Чем это объяснить? Примерно четыре тысячи лет тому назад у древних народов, находившихся на территории современного Ирака, были уже первые астрономические познания. Эти народы наблюдали на звездном небе движение пяти планет, которые вместе с Солнцем и Луной составляли семь небесных светил. Древние ученые заметили, что лунный месяц равен двадцати восьми суткам, и разделили его на четыре равные части с тем, чтобы каждый из семи дней посвятить одному из семи божеств. Так возникла семидневная неделя, которая перешла ко многим другим народам и дошла до нас.

Число семь считалось священным и было весьма распространено.

Арбуз Фэмела

«Фэнел знает: если поделить арбуз на две части, будут есть он и сестренка, на три части — он, сестренка и мама, на четыре — он, сестренка, мама и папа, а если разрезать его на пять частей — то будут есть и он, и сестренка, и мама, и папа, и дедушка!..

И когда папа приносит Фэнелу арбуз, Фэнел делит его на много-много долек, чтобы хватило всем на земле!..»

Ребятам очень понравился рассказ молдавского писателя Н. Есиненку о добром и справедливом Фэнеле.

Когда дети затихли, Лилия Ивановна сказала:

— Ребята, обратите внимание, как сочетаются числительные два, три, четыре, пять с существительными.

Виорел ответил:

— Две части, три части, но почему-то пять частей

Лилия Ивановна просит ребят назвать сочетание этих числительных с другими существительными.

— Две книги, три книги, четыре книги, но пять книг, — быстро назвала сочетания Надя.

— Теперь составьте сочетание с существительными мужского и среднего рода, — просит Лилия Ивановна.

— Два учебника, три учебника, четыре учебника, но пять учебников, — называет сочетания Андриеш.

— Два яблока, три яблока, четыре яблока, но пять яблок, — уверенно продолжает Таня.

Затем ребята вместе с учительницей выясняют, в каком падеже стоят существительные при числительных два, три, четыре и в каком — при числительных пять и выше.

Оказывается, падеж при всех числительных одинаковый — родительный, разница в числе: при числительных два, три, четыре существительные имеют форму родительного падежа единственного числа, а при числительных от пяти и выше — форму родительного падежа множественного числа.

Ребята на этом не успокаиваются и спрашивают: «Почему?»

Учительница отвечает, что объяснение этому существует, но нужно знать историю языка. Кто в будущем захочет стать учителем русского языка, тот сможет объяснить эту загадку, а сейчас мы будем помнить правило и в соответствии с ним составлять сочетания числительных с существительными.

Река

Три девушки и трое юношей каждый вечер проводили время за рекой. Однажды вода в реке совсем высохла, и молодые люди перешли на другой берег, даже не замочив ног. Возвращаясь же домой, они вдруг увидели, что в реке снова полно воды. Что им было делать? Как перебраться назад, на свой берег?

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Тогда один из молодых людей поднял с земли кусочек дерева, встал на него вместе со своей любимой и переплыл реку. Другой же достал из кармана кошелек, вобрал в него всю воду из реки и вместе со своей девушкой перешел реку по дну. А третий юноша рассек воду в реке своим ножом с такой силой, что она поднялась стеной справа и слева, и тогда он вместе со своей девушкой перешел на другой берег реки.

Кто же из троих молодых людей оказался самым искусным?

Ответьте на вопрос африканской сказки.

К этой сказке можно задать еще и грамматический вопрос: Почему при слове девушки употреблено количественное числительное три, а при слове юношей — собирательное числительное трое? При каких еще существительных возможно употребление собирательных числительных?

Сказка продолжается

Учитель начал урок так:

— Ребята, я вам расскажу еще одну африканскую сказку, в которой тоже есть грамматический вопрос.

Жила очень красивая девушка. Все юноши пытались с ней познакомиться, но она даже смотреть на них не хотела. Но вот однажды пришли трое молодых людей, и сразу все трое к ней посватались. Девушке все трое так понравились, что она никак не могла решиться выбрать одного из них.

Тогда отец сказал, что девушку возьмет тот, кто достанет для нее волшебный подарок.

Друзья не стали задерживаться и отправились в путь искать подарок невесте. В дальних странах они нашли волшебные подарки, но вдруг узнают, что девушка умерла, и ее собираются хоронить. Благодаря своим волшебным подаркам они ее спасают. Кто же станет ее женихом? Каждый юноша имел на это право.

Отец девушки сказал:

— Сами решайте, кто возьмет мою дочь в жены.

После долгих споров к единому мнению не пришли.

Тогда девушка сказала:

— Вы все трое меня спасли. Значит, мы не должны расставаться. Будем жить вместе. Я буду готовить вам пищу.

И только она это сказала, как превратилась в горшок, в котором готовят пищу, а трое юношей превратились в три камня.

И сейчас ты везде видишь три камня, а на них горшок. Под ним разведен огонь, и варится пища. Но теперь ты будешь знать, откуда произошли эти три камня и горшок.

Ребятам очень понравилась и эта африканская сказка. А Виктор Александрович приготовил для них уже грамматический вопрос:

— Почему при слове юноша употребляется собирательное числительное, а при слове камень — количественное?

Ребята сразу догадались и правильно ответили, что существительное юноша обозначает лицо мужского пола, а камень — неодушевленное существительное. Виктор Александрович дополнил ответ учеников, сообщив им, что собирательные числительные сочетаются также с названиями детенышей животных (четверо волчат, трое медвежат) и с существительными, употребляющимися только во множественном числе (двое часов, трое носилок).

Ь в числительных

— Толя, почему у тебя нет ошибок на правописание ь в числительных? — спросила Лена.

— А разве ты не знаешь простого правила о правописания ь в числительных? — удивился Толя. — Есть правило: в числительных может быть только один ь: если он есть в середине, то его нет в конце. Посмотри: пятьдесят, шестьдесят, семьдесят, пятьсот, шестьсот, семьсот — во всех этих числительных ь стоит в середине, а в числительных пятнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцатьь стоит в конце, следовательно, в середине его не может быть.

Но запомни: это правило относится только к числительным в именительном и в винительном падежах, а в других падежах может быть и два ь, например в творительном (пятьюдесятью, шестьюдесятью), или вообще не быть ни одного ь, например в родительном, дательном и предложном падежах (пятнадцати, шестнадцати, пятидесяти, шестидесяти).

Из истории числительных

Начиная с одиннадцати и кончая двадцатью и тридцатью, числительные имеют необычное сочетание — дцать, которое в других числительных не встречается. И на уроке ребята обратили на это внимание и спросили учительницу. Вот что она рассказала:

— Это интересный вопрос, так как он заставляет нас обратиться к истории языка. Все мы знаем числительные первого десятка. Числительные второго десятка создавались уже на основе имеющихся числительных, что как нельзя лучше говорит о действии закона экономии. Наши предки считали: один на десяте, два на десяте, т. е. один плюс к десяти, два над десятью. Постепенное слияние трех слов в одно слово и дало нам одиннадцать, двенадцать, тринадцать; числительные один, два, три и другие хорошо «сохранились» в них, а десять, находившееся в заударном положении, подверглось фонетическому изменению. Так и возникло необычное сочетание дцать, входящее теперь вместе с бывшим предлогом на в суффикс.

— А я сейчас могу ответить, почему в числительном одиннадцать нужно писать два н, — с места воскликнул Толя. Вслед за ним многие тоже подняли руки.

— Два н появилось потому, что слово один, оканчиваясь на н, соединяется с предлогом на: один + на + дцать, — ответил довольный Толя, — а другие числительные не имеют на конце н, поэтому в них одна буква н: две + на + дцать, три + на + дцать и т. п.

Миллион

Знаменитый путешественник Марко Поло, посетивший в XII! веке Китай, чтобы передать свое восхищение его несметными богатствами, и придумал слово миллион, которое состоит из итальянского слова милли, означающего «тысяча», и оне, соответствующего русскому увеличительному суффиксу ‑ищ- (например, домище, ручища, лесище). Таким образом, слово миллион дословно соответствует несуществующему в русском языке слову тысячища.

Вопросы для любознательных

1. Почему тройка, четверка, пятерка, сотня относятся к существительным, а три, четыре, пять, сто — к числительным, ведь числовое значение у них одинаково?

2. Чем отличается склонение числительных пять, пятнадцать, пятьдесят, пятьсот?

3. В склонении каких числительных есть только две формы?

4. Чем отличается склонение словосочетаний пять книг и стопка книг?

5. В каком падеже различается склонение сочетаний два ученика и двенадцать учеников?

6. Почему числительные два, три, четыре не могут сочетаться с существительными, употребляющимися только во множественном числе (сани, носилки, очки и т. д.)?

3.4. Местоимение

Мир местоимений широк и многообразен. Без местоимений нет языков. В своей речи мы постоянно ими пользуемся, поэтому не случайно, что по частоте употребления местоимения занимают 3‑е место (после существительных и глаголов). Однако частота местоимений резко отличается от частоты других частей речи, в данном случае существительных и глаголов. Это отличие обусловлено тем, что существительных среди девяти тысяч самых частотных слов насчитывается около четырех тысяч, глаголов — около двух с половиной тысяч, а местоимений — всего 69. Отсюда ясно, что при малом количественном составе, но высокой частоте употребления местоимения должны постоянно повторяться в нашей речи, как в устной, так и в письменной. В общем частотном списке на первые 30 слов приходится 14 местоимений. Вот эти местоимения: я, что, он, это, ты, мы, этот, она, они, весь, то, все, свой, который.

Возникает законный вопрос: «А зачем нам нужно так часто повторять местоимения? Разве нет им альтернативы среди других частей речи?» Нет, без местоимений обойтись нельзя, а в силу частого употребления и малого количества повторение их неизбежно, так как постоянно возникает необходимость указывать на предметы, события, явления, качества, о которых уже упоминалось раньше. Как длинна, как нудна была бы наша речь, если бы в ней не было местоимений. Мы вынуждены были бы повторять одни и те же существительные и прилагательные, а они, как правило, длиннее местоимений. Местоимения создают нам речевое удобство, так как экономят время и пространство.

Известный советский лингвист А.А. Реформатский образно писал о местоимениях: «Местоимения удобны и прагматичны, но в них нет „перелива красок“ настоящего живого слова, они не могут иметь при себе характиризующего эпитета… Они, „как запасные игроки“ на футбольном поле или „дублеры“ в театре, выходят на поле, когда вынужденно „освобождают игру“ знаменательные слова» 36.

Винни-Пух и местоимения

Учитель прочитал ребятам песенку Винни-Пуха, сочиненную поэтом Б. Заходером:

На днях, не знаю сам зачем,

Зашел я в незнакомый дом,

Мне захотелось Кое с Кем

Потолковать о том о сем.

Я рассказал им, что, когда

И почему и отчего,

Сказал, откуда и куда,

И как, и где, и для чего;

Что было раньше, что потом,

И кто кого, и что к чему,

И что подумали о том,

И если нет, то почему!

Когда мне не хватало слов,

Я добавлял то «ах», то «эх»,

И «так сказать», и «будь здоров»,

И «ну и ну», и «просто смех»!

Когда ж закончил я рассказ,

То Кое-Кто спросил: «И все?

Ты говорил тут целый час,

А рассказал ни то ни се!»

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Ребята тоже были в недоумении, так как ничего не поняли из песенки Винни-Пуха.

— В чем же ошибка Винни-Пуха, который так подробно, так эмоционально рассказывал о своих похождениях, но остался непонятым? — спросил Виктор Александрович.

— Содержание песенки непонятно потому, что неизвестно, с кем разговаривал Винни-Пух, о чем, что было раньше, что потом. Он употребляет слова что, когда, им, кого, которые не разъясняются, — ответил Толя.

— А вам знакомы эти слова?

— Здесь есть местоимения что, кого, к чему, им.

— Что же забыл (или не знал!) Винни-Пух?

— Винни-Пух не знал, что местоимения только указывают на лица, предметы, события, качества, а конкретный смысл становится ясным или из ситуации, или из предшествующего контекста, — подвел итог Аурел.

В заключение Виктор Александрович предложил исправить ошибку Винни-Пуха и составить рассказ, который был бы понятен всем.

Ты и вежливое Вы

В употреблении 2‑го лица местоимения, обращенного к собеседнику, в русском языке есть такая особенность: к старшим по возрасту и по положению и к незнакомым людям нужно обращаться на «Вы». Таковы этические нормы, сложившиеся в нашем обществе, обусловленные социальным и семейным укладом, культурными традициями.

В царской России к барину нужно было обращаться на «вы», а он к своим крестьянам, независимо от возраста, обращался на «ты». В армии офицерам говорили «вы», а солдатам — «ты». Поэтому первым приказом по армии после Великой Октябрьской революции был приказ об обращении к солдатам на «вы».

Известны даже трагические последствия грубого обращения на «ты». Об этом рассказывает писатель В.Н. Иванов в книге «Александр Пушкин и его время»:

«30 октября 1830 года в „Литературной газете“ появилось такое сообщение:

Вот четыре строчки Казимира де Виня для памятника, который предполагается воздвигнуть в Париже жертвам Июльской революции:

Ответь мне, Франция, как звали тех героев?

Имен их здесь на памятнике нет!

„Свободной ставши вмиг — спросить их не успела!

— Вот мой ответ!“

Это упоминание о революции подымает бурю.

Бенкендорф потребовал к себе А. Дельвига и в присутствии жандармов самым грубым образом обратился к нему с вопросом: „Что ты опять печатаешь недозволенное?“

Выражение „ты“ вместо общеупотребительного „вы“ не могло с самого начала этой сцены не подействовать весьма неприятно на Дельвига.

На возражения Дельвига Бенкендорф раскричался и выгнал его со словами: „Вот, вон, я упрячу тебя с твоими друзьями в Сибирь“.

Друзья Пушкина и Дельвига протестовали против грубости генерала, заставили извиниться перед Дельвигом и даже разрешить выпускать газету… Но вся эта история так подействовала на Дельвига, что он свалился, заболел, впал в апатию и больше так и не встал со своего дивана» 37.

В наше время социальные причины различий в употреблении «ты» и «вы» исчезли, однако вопрос использования этих местоимений с повестки дня не снят. И довольно часто вспыхивают острые дискуссии о нарушении норм культуры речи в употреблении этих местоимений. Но здесь мы уже выходим за рамки языка и вступаем в область социально-этических, культурно-исторических и национальных отношений, существующих в стране, в обществе, в семье (в отдельных национальных регионах, например, в семье принято называть родителей на «вы»).

Проводится ли различие между «ты» и вежливым «вы» в вашем родном языке? Какие нормы употребления этих местоимений существуют?

«Пою мое Отечество, Республику мою!»

В. Маяковский в поэме «Хорошо!» писал:

Улица — моя.

Дома — мои.

……

Стала оперяться

моя кооперация.

Радуюсь я — это мой труд

вливается в труд моей республики.

……

Пыль взбили шиной губатой

в моем автомобиле

мои депутаты.

Сидите, не совейте

в моем Моссовете.

……

Револьвер желт.

Моя милиция

меня бережет.

В этом отрывке В. Маяковский часто употребляет притяжательные местоимения мой, моя, мои. Естественно, мы не можем подумать, что все названное поэтом принадлежит ему лично, в каком значении обычно встречаются притяжательные местоимения (моя книга, моя шапка, мой портфель). Здесь В. Маяковский употребляет это местоимение в обобщающем значении вместо местоимения наш, т. е. принадлежащий мне вместе с другими членами этого коллектива. В данном случае поэт выступает от имени всей страны — Союза Советских Социалистических Республик, полноправным членом которого он является.

Это значение прочно укрепилось в русском языке. Писатель В. Очеретин в статье «Мой Первомай» такому значению придал особое социальное звучание: «День Победы я встречал со своими в Праге. В своей бригаде. В своем батальоне. Это самое большое в жизни счастье, самое великое, что только можно чувствовать: мой батальон, мой завод, моя страна. И иметь почетное право гражданина сказать: мой труд, мой мир, мой май. Я с наслаждением пишу эти высокие слова» 38.

В обычной жизни мы также часто используем притяжательное местоимение в таком значении, когда произносим моя школа, мой класс, мой отряд, мой город, мой учитель и т. п.

Свой хлеб…

Механизатор одного из колхозов Воронежской области С. Воронов пишет:

«Первого выхода в поле я всякий раз жду с волнением, как и всякий потомственный пахарь, который в поте лица добывает на поле свой хлеб.

Свой хлеб… Простые, казалось бы, слова, а сколько в них заложено глубокого, мудрого смысла! Свой хлеб — это признак взросления, приобщения к серьезному, настоящему делу, житейской независимости („Хватит на шее отцовской сидеть — пора и свой хлеб зарабатывать!“). Свой хлеб — это нравственное достоинство человека, уважение к самому себе („Свой хлеб ем — на чужой не зарюсь“). Наконец, свой хлеб — это залог могущества всей нашей державы, ее уверенность в завтрашнем дне. Хлеб ведь — это не газ и не нефть, запасы которых могут иссякнуть. Посеял его весной — будешь осенью опять с урожаем…

Глубоко убежден: мы можем и должны производить хлеба столько, что его с лихвой хватит и для своих нужд, и на продажу. Возможности для этого есть — сужу прежде всего по опыту своего коллектива» 39.

В этом очерке автор намеренно и с определенным смыслом употребляет притяжательное местоимение свой, придавая ему обобщенный смысл. Здесь же в расширенном смысле употребляется и существительное хлеб. Свой хлеб — это средства к существованию, добытые самостоятельно, собственным трудом, что и обеспечивает человеку его нравственное достоинство. Свой хлеб — это хлеб заработанный.

В этом тексте приведено несколько пословиц с местоимением свой. Дополнительно к ним найдите фразеологизмы с местоимением свой в «Учебном фразеологическом словаре русского языка» и установите, какое они имеют значение. Употребляют ли эти фразеологизмы учащиеся в своей речи?

«Нашим товарищам наши дрова нужны»

В поэме В. Маяковского «Хорошо!» есть такая глава:

Холод большой. Зима здоровá.

Но блузы прилипли к потненьким.

Под блузой коммунисты. Грузят дрова

На трудовом субботнике.

……

В наши вагоны, на нашем пути,

наши грузим дрова.

Можно уйти часа в два,—

но мы — уйдем поздно.

Нашим товарищам наши дрова

нужны: товарищи мерзнут.

Работа трудна, работа томит.

За нее никаких копеек.

Но мы работаем, будто мы

делаем величайшую эпопею.

Мы будем работать, все стерпя,

Чтоб жизнь, колеса дней торопя,

бежала в железном марше

в наших вагонах, по нашим степям,

в города промерзшие наши.

Этот отрывок замечателен использованными в нем художественными средствами, из которых обратим внимание на одно.

В. Маяковский выделяет разрядкой местоимения мы и наши. Именно на этих словах лежит огромная смысловая нагрузка. Собравшиеся люди — это коллектив, обозначенный емким словом мы, где каждый имеет право судить о своем государстве, в котором каждый человек своим трудом помогает создавать и укреплять «нашу советскую власть», поэтому ему и дается право сказать «наши вагоны», «наши дрова», «наши товарищи», «наши города». Эти новые сочетания старых слов впервые, видимо, появились в поэзии Маяковского.

Какое это местоимение?

Два ученика вошли в класс и увидели на доске остатки склонения одного местоимения. Ребята стали спорить. Один утверждал, что здесь даны косвенные падежи определительного местоимения сам, а другой настаивал на том, что на доске — косвенные падежи местоимения самый.

Учитель пришел на помощь учащимся, попросив просклонять эти местоимения и определить, кто же из ребят был прав. Затем ребята вместе с учителем выяснили, по каким падежам можно точно установить, какое перед нами местоимение. И в заключение учитель задал еще один вопрос: Чем же еще различаются в склонении эти местоимения (кроме различий в флексиях)?

Неопределенные местоимения

Учитель начал урок, прочитав стихотворение Ю. Коваля «На яхте»:

Однажды куда-то на яхте

Откуда-то

Кто-то поплыл.

Летали какие-то чайки,

О чем-то кричали ему.

Какой-то дельфин остроносый

В зеленые волны нырял.

И ветер, почти незаметный,

Чуть-чуть паруса надувал.

Наверно, какие-то люди

Глядели уплывшему вслед.

И кто-то, наверное, думал:

«Скорей возвращайся назад».

И мне бы хотелось на яхте

В открытое море уйти,

Послушать, о чем кричат чайки,

Дельфина увидеть в волнах.

А вечером после заката

На берег вернуться, домой.

Но пусть меня кто-нибудь встретит,

Но пусть меня кто-нибудь ждет.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Затем началось обсуждение. Учащихся интересовала главная мысль этого стихотворения, и они решили, что оно о романтике путешествий, о дружбе, о верности. И выразить эту идею автору помогают местоимения, которых здесь много. Какие местоимения здесь преобладают? Это неопределенные местоимения, которые не дают конкретного представления о предмете, о лице (кто-то поплыл, кто-то думал, кто-нибудь встретит), о признаке (какие-то чайки, какие-то люди, какой-то дельфин). Эти местоимения создают настроение неизвестности, загадочности.

Потом учащиеся выяснили, как образуются такие местоимения, что отчетливо видно из морфемного состава. У всех этих слов есть морфемы то и нибудь, которые и придают этим местоимениям значение неопределенности. Для убедительности нужно сравнить местоимения кто и кто-то, кто-нибудь, что и что-то, что-нибудь, какой и какой-то, какой-нибудь.

Ребята вспомнили, что есть еще морфемы неопределенности — ‑либо (кто-либо, что-либо, какой-либо) и кое-, которая всегда ставится впереди (кое-кто, кое-что, кое-какой).

Неопределенность может выражать и приставка не-, которая в этих случаях всегда будет ударна: некто, нечто, некоторый.

Как выражается значение неопределенности в вашем родном языке? Что есть общего и что различного с русским языком?

Джонни

На этот раз Виктор Александрович, стремительно войдя в класс, попросил Гену прочесть стихотворение Б. Заходера. Всем ребятам понравилось шутливое стихотворение. Все заулыбались…

Жил на свете Джонни,

Знаете его?

Не было у Джонни

Ровно ничего!

Нечего покушать,

Нечего надеть,

Не к чему стремиться,

Не о чем жалеть.

Нечего бояться,

Нечего терять

Весело живется,

Нечего сказать!

В беседе учащиеся выясняют, что в этом стихотворении употреблены отрицательные местоимения ничто и нечего. Первое употреблено в форме родительного падежа («Не было у Джонни Ровно ничего»), второе — в форме родительного, винительного, дательного и предложного («нечего покушать, нечего бояться, нечего надеть, не к чему стремиться, не о чем жалеть»).

Отрицательные местоимения замечательны рядом необычных особенностей. На первую обратили внимание сами ребята: нечего и ничего написаны в одно слово, а не к чему, не о чем — в три; предлог присоединяется не ко всему местоимению, как у существительных, а рассекает местоимение на две части, что, естественно, приводит к трудностям правописания таких местоимений.

Вторая особенность в том, что местоимения некого и нечего не имеют именительного падежа, и мы их употребляем только в пяти падежах. Ребята легко просклоняли эти местоимения, хотя и возникла заминка с образованием формы винительного падежа.

Третья особенность связана с правописанием приставок не- и ни-, но пока обсуждали другие особенности, возник ответ: приставка не- всегда ударна, а ни- — безударна: нéчего, нéчему, но ничегó, ничемý.

Вопросы для любознательных

1. Какие разряды местоимений различаются только значением?

2. В каком местоимении два звука, но одна буква?

3. Известно, что местоимения 3‑го лица, употребляющиеся с предлогом, принимают начальный н (у нее, от нее, за ним). Почему нет н в местоимениях следующих примеров: За ее домом начиналось уже поле. У его стола стояла книжная полка.

4. Какие местоимения не имеют именительного падежа?

5. Какие местоимения имеют форму только одного падежа?

3.5. Глагол

Бобочел вернулся из школы весь в чернилах и счастливый — дальше некуда.

— Хорошо было сегодня в школе!

— Ну, расскажи.

— Сначала я чуть было не опоздал. Когда наша Жавра добежала до школы, там уже было полно щенят. Лупушор того смуглого Петрика, Вулкан тех двух братьев, и Тузик уже был там.

Мама отложила все свои дела:

— Ну-ну?

— На первой перемене они играли в жмурки. Жавра будто бы пряталась, Лупушор с Тузиком ходили ее искать. Потом настала их очередь прятаться, но они никак этого не могли понять, и пока мы им втолковали, что да как, опять был звонок…

— А потом что было?

— На большой перемене была драка. То есть чуть-чуть не дошло до драки. Лупушор кинулся на Тузика, да тот не трус, тот умеет за себя постоять. Потом с чего-то они вдвоем надумали напасть на Жавру, да только наша Жавра большая, ее пока сдвинешь с места, пока приспособишься, за что ухватить…

— И не подрались?

— Нет.

— А чем все закончилось?

— Да ничем.

— Ну, а выучили они там хоть что-нибудь?

— Как же! Выучили все, что нужно было.

— Например?

— Вот, например, учили, что значит глагол.

— И что значит глагол?

— Слово, обозначающее действие. Например, бегать, прыгать, играть. Это все глаголы.

Мама была вне себя от удивления:

— Скажи пожалуйста! Полная деревня щенков, носятся как угорелые, и никому даже в голову не придет, что они уже знают, что такое глагол.

В этом динамичном рассказе молдавский писатель Ион Друцэ показал, как грамматика тесно переплетается с жизнью и как надо уметь связывать ее с жизнью, видеть ее многообразные проявления в жизни. Юный герой рассказа Бобочел, наблюдая за своими любимцами щенками, за их игрой, прекрасно понял тему, изучавшуюся на уроке грамматики: глагол — часть речи, обозначающая действие.

«Самая огнепышущая, самая живая часть речи»

Глагол — необыкновенная часть речи. Необыкновенна она уже тем, что обозначает действие, и поэтому глагол обладает огромным потенциалом для выражения бесчисленных действий, сопровождающих человека и многообразные аспекты его деятельности (трудовой, социальной, экономической, научной, общественной, политической и др.), различные явления природы.

По частоте употребления глагол занимает второе место (после существительных). В общий частотный список из 9 тысяч слов глаголов входит около 2500. Самыми частотными из них являются мочь, сказать, говорить, знать, стать, видеть, хотеть, пойти, дать, есть, стоять, жить, иметь, смотреть, казаться, взять, понимать, сделать, делать, значить.

Кроме содержательной насыщенности глагола, он обладает еще и высокой эстетической ценностью, на что специально обращали внимание многие писатели.

Приведем два наиболее ярких высказывания известных советских писателей: «Глагол — самая огнепышущая, самая живая часть речи. В глаголе струится самая алая, самая свежая, артериальная кровь языка. Да ведь и назначение глагола — выражать само действие!» (А. Югов) 40. «…По моему глубокому убеждению, вся разительность прозы — в глаголе, ибо глагол — это действенность характера…» (Ю. Бондарев) 41.

Глаголы речи

С самого раннего детства до глубокой старости вся жизнь человека связана с языком, речью. Дар речи… Каких только эпитетов не было дано этому бесценному чуду природы! Бессмертный… необыкновенный… божественный… изумительный… благословенный… Но, может быть, наиболее сильные слова о даре человеческой речи сказаны замечательным писателем В.Г. Короленко: «Гениальная поэма остается для нас гениальной поэмой! Но что она значит перед самим даром речи, перед чудным орудием мысли — языком, которого не выдумать никакому отдельному гению, ни даже собранию всех гениев всех народов!» 42.

Можно привести великолепные образцы использования глаголов речи в художественной литературе. Вот, например, В. Распутин в повести «Последний срок» на трех наугад выбранных страницах употребляет около 20 разных глаголов речи, мысли, чувства, повторив два раза только слово сказать. Вот эти глаголы: вспомнить, спрашивать, говорить, знать, объяснить, засмеяться, признаться, подсказать, буркнуть, махнуть, кольнуть, разозлиться, взбелениться, просить, пожаловаться, хвалить, сказать, посоветовать, причмокнуть.

Художественный эффект усиливается, если к глаголам речи присоединяются еще и наречия, характеризующие глаголы: удивленно согласилась, испуганно перебила, резонно спросила, весело сказала и т. п.

Выразительность языка достигается не только подбором новых глаголов, но и употреблением глаголов, различающихся приставками (сказать, досказать, высказать, недосказать, пересказать; спросить, переспросить, выспросить, расспросить, доспросить). Особенно много приставочных глаголов образуется от глагола говорить: заговорить — «начать говорить»; приговаривать — «говорить, сопровождая этим какое-либо действие»; проговорить — «произнести, сказать»; оговорить — «заранее ставить какие-нибудь условия», «возводить обвинение на кого-нибудь»; отговорить — «убеждать не делать чего-либо», «перестать говорить»; уговорить — «убедить кого-либо», «успокоить, утешить»; наговорить — «много говорить чего-нибудь», «ложно обвинить кого-нибудь» и др. Количество приставочных глаголов увеличится, если сюда включить и глаголы с ‑ся: заговориться — «увлечься разговором»; проговориться — «сказать то, что не следовало говорить»; наговориться — «поговорить вдоволь»; оговориться — «по ошибке сказать не то, что было нужно»; договориться — «прийти к соглашению после переговоров»; уговориться — «прийти к взаимному соглашению о чем-нибудь» и др.

Чем тоньше становится человеческий ум, чем глубже он познает окружающий мир, тем разнообразнее глаголы, обозначающие речь, мысль и чувства.

Глаголы труда

Все прекрасное на земле сделано трудом человека. Энгельс писал: «Труд — источник всякого богатства… Но он еще и нечто большее, чем это. Он — первое условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал человека» 43.

О труде существует бесконечное множество пословиц и поговорок:

Не потрудиться, так и хлеба не добиться.

Труд человека кормит, а лень портит.

Терпение и труд все перетрут.

Трудовая денежка до веку кормит и др.

О труде вдохновенно писали наши художники слова, прославляя творения рук человеческих. Певцом труда был М. Горький. Он оставил нам замечательные страницы, воспевающие простой человеческий труд. Вот одно из таких описаний: «Блоки визжали и скрипели, гремели цепи, напрягаясь под тяжестью, вдруг нависшей на них, рабочие, упершись грудями в ручки ворота, рычали, тяжело топали по палубе…

Фомой овладело странное волнение: ему страстно захотелось влиться в этот возбужденный рев рабочих, широкий и могучий, как река… Добежав до ручки ворота, он с размаха ткнулся об нее грудью и, не чувствуя боли, с ревом начал ходить вокруг ворота, мощно упираясь ногами в палубу. Невыносимая радость бушевала в нем… Ему казалось, что он один, только своей силой ворочает рычаг, поднимая тяжесть, и что сила его все растет».

Как же язык «откликнулся» на эту важнейшую область человеческой деятельности? Какие слова существуют в языке, чтобы в полной мере отразить величие человеческого труда?

Вспомним наиболее общие слова, обозначающие трудовую деятельность: работать, делать, трудиться. А в каждой отрасли есть свои слова: в сельском хозяйстве — пахать, сеять, косить, боронить, сгребать, жать, полоть, убирать, молотить, копнить и др.; в строительстве — строить, штукатурить, асфальтировать, бетонировать, красить, белить, месить и др.; в домашнем быту — варить, чистить, мыть, стирать, печь, вытирать, полоскать, выжимать, резать, гладить, мочить, солить и др.

Большим разнообразием отличается глагольная лексика разных народных ремесел.

Но и при большом количестве глаголов труда все-таки они не охватывают все разнообразие трудовой деятельности. Можно, к примеру, назвать самые распространенные профессии: педагог, врач, инженер, токарь, слесарь, директор, бухгалтер, счетовод, шофер, кондуктор, художник, архитектор, повар, мастер, кассир, артист и т. п. — и мы видим, что глаголов, обозначающих действия, связанные с этими профессиями, нет, и мы вынуждены в этом случае использовать описательные обороты: работаю врачом, кассиром, слесарем, токарем, бухгалтером и т. п. Имеющиеся глаголы типа токарничать, слесарничать не означают «работать токарем или слесарем», а только «уметь выполнять токарные или слесарные работы».

Напрашивается вывод: большинство названий профессий не имеет соответствующих глагольных обозначений. В этом есть своя целесообразность. Профессии называются именами существительными, количество их ежегодно возрастает, не от каждого существительного — наименования профессии можно образовать глагол, поэтому для обозначения трудовой деятельности человека в русском языке используются, как правило, описательные обороты, состоящие из общего «трудового» глагола работать + название профессии (работаю художником, врачом, учителем и т. п.).

Глаголы звучания и цвета

Нас всюду окружают звуки. Просыпаемся от заливистого звона будильника, начинают хлопать двери, на улице громыхает проезжающий мимо грузовик, на кухне гремят посудой, а в умывальнике булькает вода.

Из репродуктора доносится бодрая музыка…

В морозный день скрипят шаги по хрустящему снегу. В дождливый день крупные капли барабанят по стеклам, а на улицах вода хлюпает под ногами прохожих.

Не переставая ни на минуту, тикают часы. Звуки для человека настолько обычны, что неестественной ему кажется абсолютная тишина. Не случайно поэтому в программу подготовки космонавтов включено и «испытание тишиной».

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

А сколько новых звуков мы услышим в лесу! Разноголосо поют птицы, шаловливо журчит ручей, шумят столетние сосны, шелестит листва, жужжат пчелы, добывая нектар из цветов, а у вас гулко стучит сердце от переполняющей радости общения с природой.

Замечательный русский писатель А. Мельников-Печерский, описывая лес, его красоту, создает яркую картину цветущих трав и по-разному звучащих голосов.

«Все деревья в полном соку, все травы цветут, благоухают. Куда ни оглянись, все цветы, цветы и цветы… Там желтеет зверобой, синеют темно-голубые бубенчики и середь яркой изумрудной зелени белеет благовонная купена и алеют зрелые ягоды костяники.

Стоном стоят лесные голоса, без умолку трещат в высокой сочной траве кузнечики и кобылки, вьются над цветами жучки и разновидные козявки, воркуют серо-сизые с зеленой шейкой дикие голуби, как в трубу трубит черная желна, стучат по деревьям дятлы, пищат рябчики, уныло перекликаются либо кошкой взвизгивают желтенькие иволги, трещат сойки, жалобно кукуют кукушки и на разные голоса весело щебечут свиристели, малиновки, лесные жаворонки и другие мелкие пташки… И все эти звуки сливаются в один стройный гул, полный жизни и довольства жизнию».

Лесной оркестр

В этом месяце соловей так распелся, что и днем и ночью свищет и щелкает.

Ребята удивляются: а когда же он спит? Весной птицам спать долго некогда, птичий сон короток: успевай соснуть между двух песен, да в полночь часок, да в полдень часок.

На утренних и вечерних зорях не только птицы, все лесные жители поют и играют, кто на чем и как умеет.

Звонкими, чистыми голосами поют зяблики, соловьи, певчие дрозды. Скрипят жуки и кузнечики. Барабанят дятлы. Свистят флейтой иволги и маленькие дрозды-белобровики.

Лают лисица и белая куропатка. Кашляет козуля. Воет волк. Ухает филин. Жужжат шмели и пчелы. Урчат и квакают лягушки.

Никто не смущается, если у него нет голоса. Каждый выбирает себе музыкальный инструмент по своему вкусу (В. Бианки).

Прочитав рассказы о глаголах звучания, многие, видимо, удивятся: как велико их разнообразие и как мало мы знаем таких глаголов! В беседе с учащимися учитель обратит внимание на идейно-художественное значение этих рассказов, их роль в экологическом воспитании.

Умеете ли вы различать лесные звуки, слушать лес? Слышали ли вы хотя бы некоторые из глаголов звучания, названных писателями?

Гром грохочет…

Сколько превосходных слов существует в русском языке для так называемых небесных явлений!

Летние грозы проходят над землей и «заваливаются» за горизонт. В народе любят говорить, что туча не прошла, а свалилась.

Молнии то с размаху бьют в землю прямым ударом, то полыхают на черных тучах, как вырванные с корнем ветвистые золотые деревья.

Радуги сверкают над дымной, сырой далью. Гром перекатывается, грохочет, ворчит, рокочет, встряхивает землю.

В небольшом отрывке из «Золотой розы» К. Паустовский дает нам впечатляющую зарисовку грозы, молнии, радуги и грома. И главным художественным средством здесь выступает глагол.

«Буря мглою небо кроет…»

Исследователи творчества А.С. Пушкина отмечали, что поэт всегда был скуп на прилагательные. Есть строфы, в которых прилагательные почти полностью отсутствуют, и в этом случае идейно-художественным центром текста становятся глаголы.

Поэт Вс. Рождественский, анализируя «Зимний вечер», обращает внимание на то, как А.С. Пушкин описывает вьюгу. Образ вьюги (бури) сначала дается через зрительные впечатления:

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя.

Затем автор переходит к звуковым образам:

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя,

То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашуршит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит.

Слух поэта различает и завывание ветра, и плач ребенка, и шорох соломенной крыши, и стук кого-то в окошко. И все это дано поэтом через простые сравнения с обычными явлениями деревенской жизни.

Весь отрывок полон движения, жизни, и достигается это Пушкиным благодаря мастерскому использованию глаголов. Что делает буря? Она «кроет небо», «воет», «плачет», «шуршит соломой», «стучит в окошко». Нельзя не заметить, что почти все глаголы имеют приставку за-, которая сообщает им, с одной стороны, значение начала действия, а с другой — единый музыкальный ритм строфы 44.

О любви А.С. Пушкина к глаголам пишет и поэт С. Маршак:

«Глаголы, великолепные, энергичные, действенные, пронизывают все описание Полтавской битвы:

Полки ряды свои сомкнули,

В кустах рассыпались стрелки.

Катятся ядра, свищут пули;

Нависли хладные штыки.

Сыны любимые победы,

Сквозь огнь окопов рвутся шведы;

Волнуясь, конница летит;

Пехота движется за нею…» 45

Примеры использования глаголов, как в творчестве Пушкина, так и в произведениях других авторов весьма многочисленны, и задача учителя на этих примерах показать, в чем же состоит изобразительная сила глагола — она в динамике, в движении, в радости действия и достижения победы.

Сила русского глагола

Удивительным свойством русского глагола является его способность не только называть действие, но и показывать, как оно протекает во времени. А протекает оно необычайно разнообразно: может совершаться длительное время (прыгать, толкать, кричать, думать, слушать), но может произойти в один момент (прыгнуть, толкнуть, крикнуть, блеснуть), может обозначать начало действия (запеть, закричать, заболеть, загреметь) или, напротив, его конец (допеть, доварить, доделать, дописать, дочитать), может указывать на действие, доведенное до определенного результата (прочитать, сварить, выбелить, отстроить, прожарить), или происходить время от времени, с некоторыми перерывами (помешивать, похаживать, подкармливать, почитывать), или сопровождать другое действие (подпевать, приплясывать, подыгрывать, притопывать), или действие, ограниченное во времени (посидеть, полежать, почитать, поговорить), или действие ослабленное (подкрасить, подклеить, подтаять), или, напротив, интенсивное действие, усиленное в своем проявлении (раскормить, разодеться, расхвалить, разговориться).

Значений этих много, и рассказ о них может быть продолжен. Но уже очевидно то, что эти весьма своеобразные значения возникают при присоединении к глаголу или новой приставки, или нового суффикса, а иногда и того и другого. Так, например, от глагола играть можно образовать почти все названные здесь значения: заиграть, доиграть, выиграть, подыграть, разыграться, доиграться, отыграться и др.

Именно это свойство глагола восхищало художников слова. Так, В.Г. Белинский писал: «…русский язык необыкновенно богат для выражения явлений природы… В самом деле, какое богатство для изображения явлений естественной действительности заключается только в глаголах русских, имеющих виды! Плавать, плыть, приплывать, приплыть, заплывать, отплывать, заплыть; уплывать, уплыть, наплывать, наплыть, подплывать, подплыть, поплавать, поплыть…» 46

Эту же мысль повторил замечательный поэт начала XX века В.Я. Брюсов: «Сила русского глагола в том, что школьные грамматики называют видами. Возьмем четыре глагола одного корня: стать, ставить, стоять, становить. От них при помощи приставок пред, при, за, от и др., флексии возвратности и суффиксов „многократности“ можно образовать около 300 глаголов… Таковы: статься, ставиться, становиться, встать, вставить, вставать, вставлять, достать, доставить, достоять, доставать, доставлять, достаивать, доставливать, достаться, доставиться, достояться, доставаться, доставляться и т. д.» 47

В.Я. Брюсов, как и В.Г. Белинский, в возможности глагола присоединять к себе различные приставки и суффиксы увидел мощное средство обогащения русского языка глаголами.

Чтобы убедиться в справедливости отмеченных наблюдений, необходимо проделать аналогичную работу, взяв другие достаточно распространенные глаголы.

Четко установите, есть ли в вашем родном языке виды и указанный способ образования новых глаголов.

Видовые пары

Появляясь «на свет», глагол, как правило, уже относится к определенному виду, которых в русском языке два: несовершенный — писать, рассказывать, раскалывать, отвечать, посещать и совершенный — написать, рассказать, расколоть, ответить, посетить. Глаголы несовершенного и совершенного видов объединяются в пары: писать — написать, заморозить — замораживать, перечитать — перечитывать. Эти пары называются видовыми: они имеют одно значение, а различаются только грамматически — относятся к разным видам.

Разница между глаголами одной видовой пары наиболее ощутима в тех случаях, когда эти два глагола употреблены в одном тексте. Вот несколько таких текстов:

«Выдающийся деятель культуры В.В. Стасов прожил большую, бурную и плодотворную жизнь, до конца дней не выпуская из рук боевого пера. Он оставил богатое литературное наследие.

Горький мудро сказал о нем:

— Вот человек, который делал все, что мог, и все, что мог, — сделал…» 48

В этом тексте видовую пару образуют глаголы делал — сделал: первый обозначает действие в его течении, а второй — действие, доведенное до результата.

Аналогичный пример находим и в оценке, данной известным советским писателем Д. Граниным замечательному ученому-биологу А.А. Любищеву в повести «Эта странная жизнь»:

«Про Любищева никогда нельзя было сказать: он „стал“. Он всегда — „становился“. Он все время искал, менялся, пересматривал, повышал требования к себе и к своим идеалам».

Видовой парой глагола стал — становился Д. Гранин очень образно и экономно выразил основное свойство творческой натуры знаменитого ученого.

Объединение глаголов в видовые пары вызывает особые трудности, как правило, в тех случаях, когда они образуются с помощью приставок. Известно, что приставки обычно придают глаголу новое значение. И лишь в целом незначительная группа приставочных глаголов выступает в качестве видовых пар. Так, из 17 приставочных глаголов, образованных от глагола писать, видовой парой к нему выступает только глагол написать, все же остальные образуют видовые пары с суффиксальными формами: списать — списывать, записать — записывать, подписать — подписывать, выписать — выписывать, описать — описывать и т. п. Из 13 приставочных глаголов с корневым глаголом ехать видовой парой к нему не является ни один глагол. Видовые пары они образуют с суффиксальными глаголами: въехать — въезжать, подъехать — подъезжать, доехать — доезжать, уехать — уезжать, приехать — приезжать и т. п.

Из 10 приставочных глаголов, образованных от глагола читать, также ни один не выступает к нему в качестве видовой пары. Эти глаголы остаются вне видовых пар и называются одновидовыми глаголами.

Работа Л.Н. Толстого над языком

На способность русского глагола соединяться с различными приставками и при этом получать новые значения обратил внимание и Л.Н. Толстой, но несколько с другой стороны.

При всей «легкости» присоединения приставок к глаголам, этот процесс для каждого глагола или группы глаголов индивидуален, поскольку сочетаемость глаголов с приставками в принципе избирательна.

А. Фадеев в одном из своих выступлений, говоря о том, какую гигантскую предварительную работу проделывал Л.Н. Толстой, приступая к работе над новой книгой, приводит такой пример: «Толстой записывает приставки на, при, за, у, с, под, от, раз, об, до, в, из, вы, пере, про, по и пробует, какие глаголы к ним походят, а потом делает вывод, что глагол вести можно употребить со всеми этими приставками… Можете себе представить, какую работу он проделал со всеми глаголами, чтобы найти именно тот глагол, к которому подходят все приставки!» 49

Попробуйте употребить приставки с разными глаголами, выбрав наиболее употребительные (например: говорить, думать, читать, писать, ходить), и вас на этом пути тоже ждут открытия.

«Сильно работать, много думать»

Писатель С. Елпатьевский, вспоминая о Л.Н. Толстом, пишет, что «ему было чуждо и несвойственно употреблять слова поработать, подумать, а нужно было сильно работать, много думать — над тем, что приходило к нему изо дня в день в виде бесчисленных писем и расспросов, над постоянными, никогда не прерывающимися запросами его духа, над своей проповедью и над художественными образами, старыми и новыми, которые неотступно стояли перед ним, от которых он никогда не мог уйти…» 50.

Прочитав этот отрывок, невольно задумаешься над тем, почему же Толстому не нравились глаголы поработать, подумать, чем они его не удовлетворяли?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо знать точное значение этих слов.

Обращаемся к «Словарю русского языка» С.И. Ожегова, в котором находим: подумать — «думать некоторое время»; поработать — «работать некоторое время». Как видим, они указывают на ослабленность действия, его неполноту. Именно эти значения и были неприемлемы для Л.Н. Толстого, великого труженика, который всю жизнь думал, работал, читал, писал…

«Все вмиг закрутилось-завертелось»

Известный советский журналист Я. Голованов в очерке, посвященном Архангельской земле, пишет:

«Однако самым счастливым стал для Архангельска 1693 год, когда царь Петр прибыл взглянуть на свой единственный морской порт. Царю — 21 год. Был он горяч безмерно, для архангельских воевод катастрофически энергичен, все вмиг закрутилось-завертелось, задергалось и запрыгало, словно от ожога неистово горящих Петровых глаз» 51.

В этом отрывке нас интересуют глаголы с приставкой за-. Чем же они могут привлечь внимание и почему именно с ними автор связывает счастливый год для Архангельска?

Приставка за- среди нескольких своих значений имеет значение начала действия. Глаголов с этой приставкой довольно много: зааплодировать, заблагоухать, зазеленеть, зазвучать, зазвонить, засиять, заиграть, заморосить, заплакать, заплясать и др.

Писатели, используя глаголы с этой приставкой, создают различные картины природы, деятельности людей, механизмов, в основе которых динамика, изменения.

Вот, например, впечатляющий образ косаря, нарисованный А.В. Кольцовым посредством глаголов начала действия:

Зажужжи, коса,

Засверкай кругом!

Зашуми, трава,

Подкошенная.

А это уже картина XX века:

Мотор заревел, зажужжали, зацокали механизмы, и комбайн, ведомый мощным трактором, двинулся… срезая пшеницу (Г. Шолохов-Синявский. Волгины).

Язык по-прежнему великолепно выполняет свои функции. Глаголы, обозначающие начало действия, всегда останутся в языке, так как народ мудро говорит:

Хорошее начало — половина дела.

Лиха беда начало.

Без начала нет конца.

Времена глагола

— Глаголы изменяются по временам, — четко отвечал Толя. — Они могут иметь прошедшее, настоящее и будущее время.

Учительница остановила Толю и обратилась к классу:

— Приведите пример.

Поднялось много рук.

— Пожалуйста, Оля.

— Я знаю стихотворение, в котором встречаются глаголы всех трех времен.

Утро

Звезды меркнут и гаснут. В огне облака.

Белый пар по лугам расстилается.

По зеркальной воде, по кудрям лозняка

От зари алый свет разливается.

Дремлет чуткий камыш. Тишь — безлюдье вокруг.

Чуть приметна тропинка росистая.

Куст заденешь плечом, — на лицо тебе вдруг

С листьев брызнет роса серебристая.

Потянул ветерок, — воду морщит-рябит.

Пронеслись утки с шумом и скрылися.

— Чудесное стихотворение. А ты знаешь, кто его написал?

— Поэт Иван Никитин. Оно напечатано в сборнике «Родные поэты», и он у меня есть.

— Оля, ты будешь называть глаголы, а ребята будут определять их время.

Идет весна

Никогда не свети солнце так ярко, как в марте, никогда не бывает небо таким просторным и чистым, как в марте, и чем ярче сияет солнце, тем злее ночной мороз.

За ночь мороз старательно затягивает лужи узорчатым ледком, развешивает по краям крыши бахрому сосулек, сковывает сугробы. А солнце, отоспавшись за зиму, весело расправляется по-своему: растапливает ледяные пленки на лужах, острым лучом отпиливает сосульки, и они падают с хрустальным звоном. Сугробы дряхлеют, оседают, уходят в землю.

Длинным днем хозяйничает солнце, короткой ночью — мороз. И морозу не хватает ни времени, ни сил, чтобы восстановить то, что разрушило солнце. А солнце расчищает дорогу весне, которая идет с юга на север и скатывает снеговой ковер с земли.

В каком времени употреблены глаголы в рассказе 3.Воскресенской? Почему автор выбрала для описания прихода весны именно эту форму времени? Какие слова в рассказе говорят о том, что описанная картина повторяется, происходит ежегодно?

Вмешательство цензора исправлено

В стихотворении Н.А. Некрасова «Поэт и гражданин» есть такие строки:

В ночи, которую теперь

Мы доживаем боязливо,

Когда свободно рыщет зверь,

А человек бредет пугливо,—

Ты твердо светоч свой держал

Этих строк в свое время коснулась рука цензора, и они читались так:

В ночи, которую теперь

Мы доживаем боязливо,

Когда свободно рыскал зверь,

А человек бродил пугливо

Как будто изменения незначительны: настоящее время глаголов заменено на прошедшее, однако смысловое отличие одного варианта от другого огромно.

К. Чуковский, большой знаток творчества Н.А. Некрасова, обнаружил это вмешательство цензуры и истолковал его следующим образом:

«Так как стихотворение написано вскоре после воцарения Александра II в эпоху либеральных надежд и восторгов, первый вариант внушал читателю неверную мысль, будто, по мнению Некрасова, николаевские порядки уже позади, тогда как во втором варианте выражалось подлинное убеждение поэта, что царствование Александра II не принесло никакого существенного облегчения народу. По-прежнему — как и в былую эпоху —

свободно рыщет зверь,

А человек бредет пугливо.

Впервые этот вариант был введен в Полное собрание сочинений и писем Н.А. Некрасова в 1948 году» 52.

Истолковать так восстановленный вариант текста К. Чуковскому давала право одна из особенностей глаголов настоящего времени, которые могут обозначать действие постоянное, не связанное с временными ограничениями. Это значение настоящего времени является весьма распространенным и широко представлено в художественной литературе.

«Весна! Выставляется первая рама…»

Кто не знает этой строчки замечательного стихотворения известного поэта XIX века А.Н. Майкова!

Весна! Выставляется первая рама —

И в комнату шум ворвался,

……

И говор народа, и стук колеса.

Мне в душу повеяло жизнью и волей:

Вон — даль голубая видна

И хочется в поле, в широкое поле,

Где, шествуя, сыплет цветами весна!

В нем воспевается приход весны, той весны, когда уже тепло («Выставляется первая рама»), ярко светит солнце («даль голубая видна») и «хочется в поле», где полновластно царствует весна, рассыпая свои цветы. И это ощущение радости жизни, свободы, кипения жизненных сил передано так зримо, так рельефно, как будто эти чувства ты испытал и испытываешь сам.

Являясь поэтическим шедевром, как по форме, так и по содержанию, это стихотворение примечательно и с чисто лингвистической стороны, со стороны употребления в нем глагольных времен.

Начинается стихотворение строкой, в которой глагол имеет форму настоящего времени, обозначая действие обычное, повторяющееся из года в год (выставляется первая рама). Во второй же строке глагол уже дан в форме прошедшего времени совершенного вида (шум ворвался). Но самое поразительное, оказывается, в том, что это прошедшее время не относит действие в прошлое, а обозначает его как происходящее на одной временной плоскости с глаголом настоящего времени (шум ворвался в тот момент, когда выставляется рама). Удивительно еще и то, что эту форму прошедшего времени мы свободно можем заменить глаголом настоящего времени (шум врывается в тот момент, когда выставляется рама).

Эта возможность сопряжения разных времен без нарушения временной перспективы является одним из замечательных свойств видо-временной системы русского глагола, которым активно пользуются художники слова.

Можно привести еще один пример такого употребления времен из стихов Н.А. Некрасова:

Поздняя осень. Грачи улетели,

Лес обнажился, поля опустели,

Только не сжата полоска одна

Грустную думу наводит она.

Здесь также действия, обозначенные глаголами прошедшего времени совершенного вида (улетели, обнажился, опустели), и причастие (не сжата), имеющее то же значение, актуальны и для времени действия глагола настоящего времени (наводит), что, собственно, и вызывает грустную думу автора. И в этом естественном сочетании разных времен заключен один из поэтических эффектов этих стихов.

«Умолкнул — вот какое хорошее слово!»

Такую фразу произнес известный советский писатель В. Астафьев, сообщая корреспонденту содержание и название рассказа «Умолкнул соловей». Чтобы подтвердить свою оценку слова, писатель привел строки А.С. Пушкина:

Вот мельница! Она уж развалилась;

Веселый шум ее колес умолкнул53

Но в стихах Пушкина есть и другая форма этого слова:

Сил нам нет кружиться доле;

Колокольчик вдруг умолк

И если сравнить количество употреблений первой и второй форм в произведениях Пушкина, то чаша весов склонится в сторону второй формы.

Как известно, в русском языке есть группа глаголов, имеющих парные формы: блек — блекнул, возник — возникнул, вяз — вязнул, глох — глохнул, дрог — дрогнул, исчез — исчезнул, креп — крепнул, мерз — мерзнул, мок — мокнул; вымок — вымокнул, замерз — замерзнул и др.

Естественно возникает вопрос, как оцениваются эти варианты современной грамматикой? Речь конкретно идет только о форме мужского рода, так как все остальные формы прошедшего времени (женского и среднего рода и множественного числа) употребляются без суффикса ‑ну- (мокла, мокло, мокли; умолкла, умолкло, умолкли и др.). Относительно мужского рода есть правило: глаголы без приставок могут употребляться с суффиксом ‑ну- и без него (сох и сохнул, мок и мокнул и т. п.), в глаголах же с приставками рекомендуются формы без ‑ну- (умолк, погас, намок, оглох, замерз, продрог, высох, поник и т. п.).

В таком случае, почему же В. Астафьев отдал предпочтение форме с ‑ну-? Думается, здесь повлияла поэтическая традиция (в этом смысле можно понять ссылку на Пушкина), с одной стороны. С другой — удлинение слова способствует большей его выразительности, звуковой насыщенности, что особенно существенно для художественного текста.

В обычной речи приставочные формы будем употреблять без суффикса. У этих форм, кстати, тоже есть традиция, иллюстрируемая примерами произведений русской классической литературы.

11 глаголов

Оля жалуется своей старшей сестре, что она никак не может запомнить все 11 глаголов, которые входят в исключения.

— А мы их легко запомнили, когда выучили стихотворение, которое нам продиктовала Нина Ивановна.

— И ты его до сих пор помнишь?

— Конечно! Слушай:

Гнать, держать,

Смотреть и видеть.

Дышать, слышать,

Ненавидеть.

И зависеть, и вертеть,

И обидеть, и терпеть.

Вы запомните, друзья,

Их на — е- спрягать нельзя.

— Как хорошо! Теперь я тоже их легко запомню. Выучу и завтра прочитаю на уроке.

Вопросы для любознательных

1. Во всех ли лицах глаголы I и II спряжения различаются по окончаниям?

2. Почему глаголы терпеть, зависеть относятся к исключениям, а глаголы греметь, звенеть, скрипеть, гореть и др. не входят в исключения, хотя являются глаголами II спряжения?

3. Почему считаются исключениями глаголы дышать, гнать, держать, слышать, а глаголы молчать, кричать, ворчать и др., не являясь исключениями, относятся ко II спряжению?

Грамматика сопротивляется

Два мальчика-спортсмена шли с тренировки и разговаривали:

— В этом году на соревнованиях области я обязательно победю… нет, побежу…, — замялся Гена.

— Эх ты! Еще не знаешь, как сказать, а хочешь победить, — засмеялся Игорь.

— А как же сказать? — растерянно спрашивал Гена.

— Никак. Этот глагол в 1‑м лице не употребляется, — уверенно ответил Игорь.

Дополним ответ Игоря. Действительно, в русском языке некоторые глаголы не могут употребляться в 1‑м лице. Это глаголы победить, убедить, дерзить, лебезить, бороздить, пылесосить, голосить, шелестеть и др. Если кто и пытается образовать эту форму, то попадает в ситуацию, которая случилась с Геной. «Убедю», нет, «убежу»? «Лебезю», нет, «лебежу»? — сомневается говорящий. И правильно делает, что сомневается, так как ни один из этих вариантов не принят грамматикой.

Вот как по этому поводу рассуждает герой романа Е. Евтушенко «Ягодные места»:

«А ведь по-русски нельзя сказать от первого лица единственного числа: „Я побежу…“ или „Я победю…“, — подумал Сережа. — Грамматика сопротивляется. Может быть, одному вообще победить невозможно? Только всем вместе. Но все вместе никогда не могут быть… Да и не надо…»

Вслед за Сережей мы тоже скажем: «Не надо коверкать язык. Верно замечено: грамматика сопротивляется».

Однако ситуация не безвыходная: можно использовать либо описательные выражения, либо близкие глаголы: одержу победу, хочу (думаю) убедить, убеждаю, буду пылесосить, чищу пылесосом и т. п.

«Не ударим мы в грязь лицом»

Выдающийся советский писатель, боец, общественный деятель, автор прославленного «Чапаева» Д. Фурманов в дневнике писал:

«… Вот уже скоро два года, как горю, горю, не угасая. Как робки, неопытны были мои первые революционные шаги! Как тверды, спокойны, уверенны они теперь! Неизмеримо много дали мне эти два года революции! Кажется, целую жизнь не получил бы, не понял бы, не пережил бы столько, сколько взято за время революционной борьбы. Все самое лучшее, самое благородное, что было в душе, все обнажилось, открылось чужому горю, чужому и собственному взору…

Прощай же, мой черный город, город труда и суровой борьбы! Не ударим мы в грязь лицом, не опозорим и на фронте твое славное имя, твое геройское прошлое. Мы оправдаем название борцов за рабочее дело…» 54

В языковом плане этот текст интересен тем, что в нем Фурманов в первой части о себе говорит в 1‑м лице единственного числа, а во второй части он переходит на множественное. Чем вызвана такая смена лиц? Происходит это потому, что во второй части он говорит уже не только от своего собственного имени, а от имени и других революционеров, боровшихся за советскую власть. Мы — здесь выступает как совокупность лиц, в число которых включает себя и говорящий.

Смеркалось…

— Кто из вас, ребята, — обратился Виктор Александрович к классу, — знает глаголы, которые могут иметь только единственное число и только третье лицо?

Ученики задумались.

— А род у этих глаголов есть? — спросила Ира.

— Да, род у них есть, но только один — средний, — ответил учитель.

В классе снова наступила тишина. Трудную задачу получили дети… Но постепенно ребята начали поднимать руки.

— Я знаю два таких глагола — светать и рассветать, — быстро ответил сообразительный Толя.

Виктор Александрович попросил его от этих глаголов образовать 3‑е лицо настоящего времени, и Толя отлично справился с этим заданием:

— Светает, рассветает.

Теперь уже ребята один за другим стали поднимать руки и называть глаголы: смеркаться, вечереть, знобить, тошнить. А Катя назвала даже редкий глагол брезжить.

Когда все ребята ответили, Виктор Александрович сказал, что эти глаголы называются безличными, так как они обозначают действия или состояния, которые протекают сами по себе, без действующего лица. В предложении безличные глаголы являются сказуемыми, но при них нет, и не может быть подлежащего. Эти глаголы обычно употребляются самостоятельно или в очень коротких предложениях. Например: Вечерело. Светает. Уже рассвело.

— Таких глаголов, которые бывают только безличными, — продолжал учитель, — в русском языке мало, гораздо чаще встречаются глаголы, которые становятся безличными. А что для этого нужно? Как вы думаете? — обратился Виктор Александрович к ребятам.

Опять ребята задумались. Выручил всех на этот раз Саша. Он ответил так: «Если при безличных глаголах никогда не бывает подлежащего, то и личный глагол надо поставить в такое предложение, чтобы не было подлежащего».

— Хорошо, — похвалил Сашу учитель, — логично! А теперь возьмем несколько личных глаголов и превратим их в безличные. Вот эти глаголы: дуть, таять, пахнуть, шуметь, зажечь. В левой стороне тетради будем писать личные предложения, а в правой — безличные.

Вот такие предложения были записаны на доске и в тетрадях:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

— А сейчас я вам приведу стихи известного поэта XIX века А.А. Фета, в котором в каждой строчке есть безличный глагол, и я думаю, что все ребята найдут эти глаголы, — сказал учитель. — Вот эти стихи:

Прозвучало над сонной рекой,

Прозвенело в померкшем лугу,

Прокатилось над рощей густой,

Засветилось на том берегу.

Все ученики подняли руки.

Ученый скворец

Миша очень весело провел День птиц. Он укрепил второй скворечник на своем дворе, был в школе на утреннике… Миша очень любил скворцов.

А на следующий день Миша получил двойку, так как поленился повторить… Что? — спросите вы. — Отгадайте…

На перемене Толя, друг Миши, сказал:

— Эх, ты! Даже скворцы знают эту форму глагола.

— Не обманывай…

— Прочитай.

Открыл Миша книгу и прочитал:

«У одного охотника был ученый скворец. Он умел говорить слова и летал везде за хозяином. Когда охотник шел в амбар, скворец садился к нему на плечо и кричал: „Дай!“ Он перелетал с места на место и клевал зерна».

Прочитал Миша, и стыдно ему стало.

Какую форму не выучил Миша?

«Сейте разумное, доброе, вечное…»

Эти слова Н.А. Некрасова обращены им к революционерам 70‑х годов XIX века, старавшимся поднять народ на борьбу с царским самодержавием.

Исследуя творчество Н.А. Некрасова, К. Чуковский сделал вывод, что поэзия Некрасова вмешивалась в жизнь читателя, требовала от него определенных поступков, давала совет. Отсюда в его стихах много повелительных форм, зовущих к тому или иному поступку 55.

Так, поэта он призывает:

Иди в огонь за честь отчизны,

За убежденья, за любовь

Иди и гибни безупречно.

……

Будь гражданин! служа искусству,

Для блага ближнего живи

Гришу Добросклонова, народного заступника, он напутствует:

Иди к униженным,

Иди к обиженным,

По их стопам!

Где трудно дышится,

Где горе слышится,

Будь первым там!

В «Песне о труде» Н.А. Некрасов намечает жизненную программу для молодого поколения:

Итак — о славе не мечтай,

Не будь на деньги падок,

Трудись по силам и желай,

Чтоб труд был вечно сладок.

Эти стихи-призывы, стихи-повеления так эмоциональны, так высоки по заложенной в них духовности, целеустремленности, что все они воспринимаются и нами как заповеди, как заветы поколениям, настоящим и будущим.

Использование форм повелительного наклонения для совета, наставления, добрых пожеланий сохраняется в поэзии и в настоящее время.

Так, узбекский поэт Д. Новруз обращается ко всем людям:

Спешите, люди, жить. Не опоздайте

Других людей вслед за собой позвать.

Скорее руку помощи подайте,

Не торопитесь руку убирать.

Напишите советы, просьбы, пожелания для друга, для родителей, для учителей, для себя. Эти советы могут быть как в форме единственного, так и в форме множественного числа.

Сравните, как выражается просьба в вашем родном языке и в русском. В чем есть сходство и в чем различие?

Вопросы для любознательных

1. Какие глаголы, не изменяя, можно перевести из изъявительного наклонения в повелительное, переставив ударение?

2. Какие глаголы можно перевести из изъявительного наклонения в повелительное, не изменяя ударения, но изменив окончание ‑ете на ‑ите?

3. Чем различаются формы 2‑го лица множественного числа изъявительного наклонения от форм 2‑го лица множественного числа повелительного наклонения глаголов мерзнуть, платить, говорить?

4. Можно ли выразить просьбу глаголами в форме других наклонений (изъявительного и условного)? Если да, то приведите примеры просьбы в форме этих наклонений. Чем она будет отличаться?

3.6. Причастие

Очень метко о причастиях сказал В.И. Даль, автор знаменитого словаря: «Часть речи, причастная глаголу, в образе прилагательного» 56. Здесь обращено внимание не только на содержание, но и на форму причастия, поскольку своим «внешним видом» оно действительно напоминает прилагательное: изменяется по родам, числам и падежам, согласуется с существительными и отвечает на вопрос какой? Следовательно, в причастиях заложены признаки и глаголов и прилагательных.

Эту двойственность причастия заметили и древние грамматисты, дав ему имя «причастие», т. е. причастное к имени и глаголу. Совмещение в одном слове признаков разных частей речи естественно делает эти слова более богатыми содержательно, а поэтому и более экономными, на что обратил внимание еще М.В. Ломоносов: «Сии глагольные имена служат к сокращению человеческого слова, заключая в себе имени и глагола силу» 57. Вот, например, причастия бегущий, едущий, пишущий: они содержат в себе указания и на действие и на деятеля: бегущий — «тот, который бежит», едущий — «тот, который едет», пишущий — «тот, который пишет».

Это свойство причастий заключать «в себе имени и глагола силу» широко используется в письменной речи, особенно в художественной литературе. Картины природы, портретные характеристики, внутренние переживания героев очень часто передаются писателями через причастия. Вот, например, картина прилета лебедей, описанная И. Соколовым-Микитовым: «Засев однажды в шалаш, уютно устроившись, я был удивлен необычайным и еще не виданным мною чудесным зрелищем. Многочисленная стая лебедей, возвращавшихся на север с далекого юга, стала кружить над разливом. Я видел освещенные зарею распахнутые розоватые крылья, длинные вытянутые шеи, слышал их голоса… Еще никогда не видел я такой чудесной, почти сказочной картины… Разумеется я забыл о ружье и любовался невиданным зрелищем, напоминавшим мне дивные пушкинские сказки».

А вот другой образ, образ текущей воды, тоже формально передан через причастия, хотя в этом тексте они выступают в значении имен существительных:

«Что-то родное, вечно меняющееся, беспечно и непрямо текущее, обновляющееся каждый момент и никогда не кончающееся, связующее ныне живущих с уже умершими и еще не рожденными, мерещится и слышится в токе воды. Слышится всем. Но каждый воспринимает образ текущей воды по-своему» (В. Белов).

Там, где нужны пафос, обличительность, торжественность, там мы всегда встретим причастия. В поэме «Василий Теркин» А. Твардовский, используя форму причастий, правда, тоже в функции существительных, создает героический и величественный образ советского народа:

Вспомним с нами отступавших,

Воевавших год иль час,

Павших, без вести пропавших,

С кем видались мы хоть раз,

Провожавших, вновь встречавших,

Нам попить воды подавших,

Помолившихся за нас.

Но в обычной разговорной речи причастия редки. Об этом писал еще А.С. Пушкин: «Причастия… обыкновенно избегаются в разговоре. Мы не говорим: карета, скачущая по мосту; слуга, метущий комнату, мы говорим: которая скачет, который метет и пр. — заменяя выразительную краткость причастия вялым оборотом» 58.

Чем трудны причастия

Весьма сложно образование причастий. Оно зависит от грамматических показателей глагола. Четыре, а если учесть и возвратные, то шесть причастий образуется от переходных глаголов несовершенного вида. Так, от читать возможны причастия: читающий, читавший, читаемый, читанный и возвратные: читающийся, читавшийся. В небольшом отрывке из произведения В. Белова мы найдем все четыре формы причастий: «Горький отрадный дым от костров тут и там таял в ясном неощущаемом воздухе… Стая прилетевших из леса и готовящихся в путь скворцов опустилась в поле… Белая колокольня развороченной церкви явственно выделялась на спокойном, по-осеннему кротком небе».

Но вот глагол выполнять, являющийся переходным и несовершенного вида, даст только три формы причастия (не считая возвратных): выполняющий, выполнявший, выполняемый, а формы прошедшего времени страдательного залога образовать нельзя. Почему? Причина здесь в ударении. Можно даже сформулировать правило: если в неопределенной форме глагола ударение падает на ‑ать(-ять) и при образовании причастия оно не перемещается на другой слог, то от таких глаголов нельзя образовать страдательных причастий прошедшего времени. Глаголы решать, бросать, получать, определять, составлять, объяснять, примерять и др. таких причастий не образуют. А читáть, писáть, рисовáть? В них ведь ударение падает тоже на ‑ать? Справедливо. Но дело в том, что при образовании причастия оно перемещается на другой слог, поэтому причастия возможны: читанный, писанный, рисованный.

И снова вопрос: «А переписывать, прочитывать, рассказывать? Они ведь переходные глаголы и несовершенного вида и ударение в них на ‑ать не падает?» Тоже уместный вопрос. Здесь «виной» суффикс ‑ыва. Есть правило: приставочные глаголы с суффиксом ‑ива(-ыва) страдательных причастий прошедшего времени не образуют.

Ограниченно образуются страдательные причастия настоящего времени. Непереходные глаголы не имеют страдательных причастий, а глаголы совершенного вида, естественно, не могут иметь причастий настоящего времени. Итак, количество причастий зависит от того, переходный или непереходный глагол, совершенного или несовершенного вида, а также от ударности/неударности гласного основы неопределенной формы.

Вопросы для любознательных

1. Сколько причастий можно образовать от одного глагола максимально и минимально? От чего это зависит?

2. «Только там, при легком шуме бегущей реки, посреди цветущих и зеленеющих деревьев и кустов, теплом и благовонием дышащей ночи, имеют полный смысл и обаятельную силу соловьиные песни…» (С. Аксаков). Какие причастия есть в данном отрывке? Чем объясняются различия в суффиксах причастий?

3. Что сказал Пушкин о причастиях? Докажите справедливость этого мнения.

3.7. Деепричастие

В этом термине нам знакома вторая часть, а что же означает первая? Ее мы тоже можем обнаружить в таких словах, как деятель, дееспособный. Обратившись к словарю, узнаем, что термин «деепричастие» возник в XVII веке, состоит из двух частей (дее + причастие) и объяснить его можно как причастность к действию 59. Действительно, эта форма глагола обозначает в предложении добавочное действие глагола, а по грамматическим признакам эта форма похожа на наречие, так как не изменяется, поэтому в некоторых грамматиках деепричастие называют отглагольным наречием. Например, в стихотворении Э. Асадова «Лес» есть такое четверостишие:

Ежась от свежего ветерка,

Чуть посинев, крепыши-маслята,

Взявшись за руки, как ребята,

Топают, греясь, вокруг пенька!

Здесь к одному глаголу дано четыре деепричастия, которые создают живописную картину «действий» маслят в дополнение к основному действию, выраженному глаголом. Следовательно, деепричастия, как и наречия, украшают глагол, дополняют его другими действиями.

Дорисовывает движение…

Автор замечательных повестей «Гуттаперчевый мальчик» и «Антон Горемыка», выдающийся русский беллетрист XIX века Д.В. Григорович вспоминает, как его очерк «Петербургские шарманщики» понравился писателю Ф.М. Достоевскому. Но одно место Достоевскому не понравилось.

В очерке было написано: «Когда шарманка перестает играть, чиновник из окна бросает пятак, который падает к ногам шарманщика».

«— Не то, не то, — раздраженно заговорил вдруг Достоевский, — совсем не то! У тебя выходит слишком сухо: пятак упал к ногам… Надо было сказать: пятак упал на мостовую, звеня и подпрыгивая…»

«— Это замечание, — пишет Григорович, — помню очень хорошо — было для меня целым откровением. Да, действительно, звеня и подпрыгивая — выходит гораздо живописнее, дорисовывает движение…»

Одинаковы ли деепричастия?

У Л. Козыря есть четверостишие:

Холмы, вырастая и в сумерках тая

и думу какую-то в складках тая,

о том и молчат, что совсем непростая,

совсем непростая планета моя.

От каких глаголов образованы деепричастия?

«Коварство» деепричастного оборота

Учительница принесла сочинения и стала рассказывать, кто как написал. Когда она дошла до сочинения Олега, то прочитала такую фразу: «Сидя у окна, в комнату влетел воробей». Все засмеялись, а Олег растерянно смотрел то на учительницу, то на ребят… Он не понимал, почему они смеются.

— Разве ты не чувствуешь неправильности этой фразы?

Олег молчал.

— Кто сидел у окна? — начинает помогать ему Лилия Ивановна.

— Я, — с недоумением отвечает Олег.

— Кто влетел в окно? — продолжает Лилия Ивановна.

— Воробей, — уже смелее отвечает Олег.

— Ребята, кто же сумеет объяснить Олегу его ошибку?

Как всегда вызвался Толя. Он сказал: «У тебя глагол и деепричастие имеют разные действующие лица, а ведь деепричастие обозначает добавочное действие, сопровождающее действие основного глагола, поэтому у него не может быть самостоятельного действующего лица».

— Молодец, Толя, логично! — похвалила Лилия Ивановна.

— А как же сказать правильно мою фразу? — не сдавался Олег.

— Я могу исправить, — сказала Таня. — Нужно ее переделать в сложное предложение: Когда я сидел у окна, в комнату влетел воробей.

Учительница попросила ребят вспомнить предложения с деепричастиями из произведений русской литературы, которые изучаются в школе.

Почти все ребята подняли руки. И вот какие они привели примеры:

— «Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя…», — выразительно прочитала начало «Зимнего вечера» А.С. Пушкина Надя.

— Я тоже хочу прочесть отрывок из стихов Пушкина, — тянул руку Олег:

Зима!.. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях обновляет путь;

Его лошадка, снег почуя,

Плетется рысью как-нибудь.

— Здесь два деепричастия — торжествуя и почуя, одно относится к подлежащему крестьянин, а второе — к слову лошадка.

— Очень хорошо! — похвалила Олега Лилия Ивановна. — Теперь ты никогда не сделаешь ошибки в употреблении деепричастий.

Потом ребята приводили примеры из стихов Н.А. Некрасова:

И, шествуя важно, в спокойствии чинном,

Лошадку ведет под уздцы мужичок…;

Ф.И. Тютчева:

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом.

Какова роль деепричастий в тексте?

3.8. Наречие

Наречие — старое слово. Оно уже было в древнерусском языке и нашло отражение в словаре И.И. Срезневского, где отмечено его значение как части речи 60.

Если попытаться определить этимологию этого слова, то придется выделить корень реч-. Слово же речь в древнерусском имело различные значения, одним из которых было название части речи — глагол. Это значение и сохраняется в корне реч-, входящем в слово наречие. И связь между глаголом и наречием самая непосредственная.

Древние римляне эту часть речи называли adverbium, что в буквальном переводе означает «приглаголие». Русские грамматисты дали этой части речи такое же наименование, изменив лишь приставку. Следовательно, древние ученые главное содержание наречия видели в том, что оно должно быть при глаголе («приглаголие») или «накладываться» на глагол (наречие).

Существо наречия как части речи очень точно раскрывает выдающийся лингвист А.М. Пешковский. Вот что он пишет:

«Если мы вдумаемся в слова хорошо, красиво, чисто, умело, ловко, быстро и т. д., то прежде всего заметим, что в них, как и в глаголе и в прилагательном, изображены не предметы, а признаки. Признаки эти те же самые, что и в прилагательных хороший, красивый, чистый, умелый и т. д. Однако в наречиях они представляются нам не совсем так, как в прилагательных. В прилагательных они принадлежат предметам, в наречии же — чему-то такому, что высказано о предмете. Хорошо — это не значит, что кто-то хорош, а что кто-то что-то хорошо сделал… Если мы слышим одобрительные или порицательные восклицания хорошо! ловко! блестяще! талантливо! глупо! низко! и т. д., то мы сразу понимаем, что это относится к чьему-то поведению, к каким-то поступкам людей, а не к самим людям. Значит, мы здесь относим мысленно наречие непременно к глаголу, хотя самого глагола еще и не знаем» 61. И далее: «… в связной речи наречие… употребляется только при глаголе и прилагательном». Добавим: и при существительном, но при этом заметив, что при существительном наречия встречаются довольно редко, поскольку главная особенность наречия — обозначать признак действия, как главная особенность прилагательных — указывать на признак предмета: красивое письмо — красиво пишет, громкое чтение — громко читает, быстрая ходьба — быстро ходит, верное рассуждение — верно рассуждает.

При прилагательных наречие обычно обозначает степень качества: очень хороший голос, исключительно редкий случай.

Родное слово

Виктор Александрович начал урок необычно. Он прочитал стихотворение Эли Куклиной из журнала «Пионер»:

Наш язык и скромен и богат.

В каждом слове скрыт чудесный клад.

Слово «высоко» произнеси —

И представишь сразу неба синь.

Ты скажи: «Кругом белым-бело» —

И увидишь зимнее село,

С белых крыш свисает белый снег,

Не видать под белым снегом рек.

Вспомнится наречие «светло» —

И увидишь: солнышко взошло.

Если скажешь слово ты «темно»,

Сразу вечер поглядит в окно.

Если скажешь «ароматно», ты

Сразу вспомнишь ландыша цветы.

Ну, а если скажешь ты «красиво»,

Пред тобою — сразу вся Россия!

— Какие слова привлекли внимание юной поэтессы? — спросил учитель.

Ребята отвечают: высоко, светло, темно, ароматно, красиво. Это наречия.

— На какой особенности этих слов акцентируется внимание в стихотворении? — задает вопрос Виктор Александрович.

Ребята активно обсуждают, какие представления и чувства вызывают наречия.

Затем выясняется вопрос, как образованы данные наречия. Все ребята правильно отвечают на этот вопрос: эти наречия образованы от прилагательных с помощью суффикса — о. Ученики называют и другие наречия, которые тоже образованы от прилагательных: скоро, медленно, далеко, тихо, точно, мало, широко, долго, просто, трудно. Таких слов очень много — этот вывод сделали ребята, — поскольку в языке много прилагательных, а от любого качественного прилагательного можно образовать наречие на -о(-е).

Где? Куда? Когда?

В русском языке есть наречия, с помощью которых мы узнаем о месте, времени и цели, причине действия. Наречия эти называются вопросительными.

— Куда бежишь (спешишь, идешь, едешь, летишь и др.)? — спрашиваем мы, видя идущего, бегущего и т. д. товарища или подругу.

— Где ты был? — нетерпеливо спрашивает мальчик своего друга, с которым он намеревался играть.

— На катке, — восторженно отвечает друг и начинает торопливо рассказывать, как он с папой ходил на каток, как там было интересно, и как он соревновался со своим одноклассником.

— Откуда идешь? — допытывается девочка, увидев свою подругу.

— Когда пойдем гулять? — обращается с вопросом малыш к маме. Это наиболее частые вопросы, которые мы слышим дома, в школе, на работе, на улице. Но есть еще один, может быть, самый важный, самый интересный, самый загадочный и, несомненно, самый трудный вопрос: «Почему?». Ему и посвящен рассказ итальянского писателя Джанни Родари.

История одного Почему

«Жил-был когда-то один Почему, и не где-нибудь, а на 819‑й странице словаря итальянского языка. Скучно ему было сидеть все на одном и том же месте, и вот однажды, воспользовавшись рассеянностью библиотекаря, он убежал, а вернее, ускакал на двух длинных ножках буквы „П“. И сразу же стал приставать с вопросами к привратнице:

— Почему лифт не работает? Почему его не починят? Почему нет лампочки на лестничной площадке второго этажа?

У привратницы хватало дел и без вопросов любопытного Почему, и она, схватив метлу, выгнала его на улицу, строго наказав больше не возвращаться.

— Почему это ты меня прогоняешь? — сердито спросил Почему. — Разве я неправду сказал?

И пошел Почему скитаться по белу свету со своей нехорошей привычкой задавать вопросы.

— Почему люди бросают бумажки на пол, а не в специально поставленные для этого корзинки? Почему водители автомобилей так невнимательны к бедным пешеходам? Почему пешеходы так неосторожны?

Ну не слово, а настоящий автомат, заряженный вопросами. Проходит он, например, мимо деревянной лачуги и спрашивает:

— Кто в ней живет?

— Каменщик, — отвечают ему.

— Кто это — каменщик?

— Человек, который строит дома.

— Почему же человек, который строит дома, должен жить в лачуге?

— Потому что у него нет денег, чтобы платить за квартиру.

— А почему квартирная плата так высока?

— А потому.

— Почему — потому?

В полиции узнали, что объявился слишком любопытный Почему — приметы такие-то, рост такой-то. Размножили его фотографии и роздали полицейским агентам, приказав: „Найти, арестовать и посадить в тюрьму!“.

Искали-искали нашего Почему, да так и не нашли: ни одна полиция в мире не могла бы его арестовать, так как Почему на свете миллионы и свои вопросы они задают на самых разных языках. Очень хорошо спрятался беглец — ведь везде и во всем есть свои Почему».

Какие почему вы задавали своим родителям, учителям, друзьям?

А или О

Однажды ученики шестого класса «А» были несколько озадачены началом урока. Учитель, ни слова не говоря, росчерком мела разделил доску на две части. На одной стороне написал громадное «А», на другой вывел «О», по размерам не уступающее велосипедному колесу, уселся за стол и произнес:

— Сережа Скворцов, выйди к доске и напиши внизу под буквой «А» такие слова: издавна, издалека, досуха, докрасна, слева, сначала

Сережа торопливо выводит слова.

— А сейчас внизу под «О» — вправо, влево, наново, набело, насухо, заново

Слова написаны. Сережа вопросительно повернулся к учителю: что дальше?

— Теперь все присмотритесь к словам и скажите, почему одни слова написаны под буквой «А», другие — под буквой «О»? (По В. Тендрякову).

Сформулируйте правило о правописании наречий с приставками с-, из-, до- и в-, за-, на-.

Вопрос для любознательных.

Почему в словах досуха и досрочно на конце пишутся разные буквы, хотя они оба имеют приставку до-?

3.9. Предлог

Предлог как название части речи встречается уже в словаре И.И. Срезневского 62. По происхождению это калька с греческого языка (prothesis), буквальный перевод которой значит «перед словом» 63

Предлогов не так много: около 200 слов. Однако свой незначительный состав предлог восполняет частотой употребления, по которой он занимает 4‑е место (после имени существительного, глагола и местоимения). 36 предлогов входит в общий частотный список, 9 из них (в, на, с, к, по, за, у, из, о) включаются в 30 самых частотных слов, причем два из них возглавляют весь частотный список (в — на первом месте, на — на четвертом).

Предлог — это служебная часть речи («частица речи»). В чем же состоит ее роль, если учесть ее высокую частотность? По меткому определению видного лингвиста В.А. Богородицкого, предлоги — это «словечки отношений» 64 Такое определение полностью соответствует роли, отводимой в языке предлогам. Они наравне с окончаниями участвуют в установлении отношений между словами. Так, возьмем три слова: книга, стол, лежать. Используя разные падежные формы, мы можем получить ряд предложений, имеющих разное значение в зависимости от предлога и соответствующего падежа:

Книга лежит на столе.

Книга лежит в столе.

Книга лежит под столом.

Книга лежит за столом.

Книга лежит у стола.

Книга лежит перед столом.

Книга лежит между столом и стулом.

Среди приведенных предложений есть примеры, когда разные предлоги употребляются с одним падежом (1‑е и 2‑е предложения). В этом случае предлоги выполняют семантическую роль — уточняют значение предложно-падежной конструкции. Так, предлоги в и на резко различаются по выражению направленности действия: в обозначает направление действия внутрь (войти в комнату, положить в ящик), предлог на — направление на поверхность предмета (положить на стол), эти же предлоги обозначают и нахождение предмета, но в обозначает внутри (быть в комнате, хранить в коробке), а на — на поверхности (находиться на земле, висеть на стене); есть семантические различия и между предложно-падежными оборотами над столом, за столом, перед столом, под столом, хотя все они образуют конструкцию с творительным падежом.

В приведенных предложениях отражены различные стороны пространственных отношений. Но ведь отношения по значению могут быть самыми различными, и в выражении всего многообразия этих отношений предлогам принадлежит одна из ведущих ролей.

Наиболее распространенными значениями являются: пространственные, временные (вернуться в пять часов, собрались в третьем часу, встретиться на следующий день, понять на втором году жизни; учиться с шести лет, рисовать с детства), объектные (хозяйство на маме, покрикивать на сестренку; жарить на масле, играть на скрипке; ломать голову над задачей, смеяться над книгой; считаться с условиями, освоиться с техникой), определительные (мастер на все руки, пирог на меду, девушка с распущенными волосами, ведро с водой), количественно-определительные (весом в 20 кг, опоздать на 20 минут), причинные (заплакать с горя, реветь со страха), целевые (прийти с докладом, обратиться с вопросом, купить материал на платье, приготовить деньги на мебель), условные (выучить на свежую голову, на безрыбье и рак рыба) и др.

Усвоение употребления предлогов требует особого внимания, так как в разных языках свои предлоги и свои падежи. Наиболее частотные предложно-падежные конструкции с пространственными и временными значениями нужно запомнить.

Предлоги и падежи

В русском языке, как уже сообщалось, около 200 предлогов, а падежей всего шесть, к тому же именительный падеж всегда употребляется без предлогов. Следовательно, 200 предлогов должны распределиться между пятью падежами. Это распределение, естественно, будет достаточно неравномерным, как неравномерно в целом развивается и сам язык.

Наибольшее количество предлогов падает на родительный падеж. Объясняется это тем, что предлоги, как известно, пополняются за счет имен существительных, а имя существительное, сочетаясь с существительным, обычно имеет форму родительного падежа. Став предлогом, предложно-падежная форма сохраняет управление родительным падежом (в целях обороны, в свете нового мышления, по линии демократизации, во время урока и т. п.). По грубым подсчетам с родительным падежом употребляется около 115 предлогов, большая часть которых отыменного происхождения. Остальные предлоги примерно равномерно распределяются между тремя падежами: с творительным употребляется 24 предлога (над, перед, с, за, под, согласно с, сообразно с, рядом с, вместе с, вслед за и др.), с винительным — 20 (в, на, с, о (об), про, за, под, сквозь, через, в ответ на, включая и др.), с дательным — 19 (к, благодаря, вопреки, согласно, подобно, соответственно и др.) и на долю предложного падежа падает всего 7 предлогов (на, в, о (об), при, по, по вопросу о).

Русские предлоги в основном однопадежны, т. е. каждый предлог употребляется с одним падежом. Так, только с родительным употребляются предлоги без, вдоль, до, от, из, из-за, кроме, у, около, мимо, ради, среди, возле, позади, кроме и др., только с винительным — перечисленные выше про, сквозь, через и др.

И только 8 предлогов употребляются с двумя (6 предлогов) и тремя (2 предлога) падежами. По сравнению с общим количеством предлогов это мало, но трудность вся в том, что в эти 8 предлогов включаются самые частотные предлоги. Вот эти предлоги и падежи, с которыми они сочетаются, и предстоит выучить прежде всего.

К двухпадежным предлогам относятся: в, на, требующие после себя винительного и предложного падежей; за, под, употребляющиеся с винительным и творительным падежами; о (об, обо), сочетающийся с винительным и предложным падежами; между, меж, выступающие с родительным и творительным падежами.

К трехпадежным предлогам относятся с, сочетающийся с родительным, винительным и творительным падежами; по, употребляющийся с дательным, винительным и предложным падежами.

Хорошее знание соотношений между предлогами и падежами поможет овладеть предложно-падежными конструкциями русского языка.

В Крым и на Кавказ

Перед началом летних каникул в одном классе как-то сам собой возник разговор о том, кто куда поедет отдыхать.

— Мы едем в Крым, — громче всех сказал Толя.

— А мы — на Кавказ, — в тон ему произнес Олег.

— А нас бабушка пригласила в деревню. Там есть речка, лес. Будем собирать грибы, ягоды, загорать и купаться, — с восторгом говорила Надя.

— Я люблю путешествовать, и мы дома решили поехать на Украину. Посмотрим и большие города и украинские села, — решительно сказала Таня.

— А я хотела бы поехать на море, — вздохнула Наташа. — Мне папа много рассказывал о Черном море, которое на самом деле синее-синее. Он служил на Черном море.

Ребята так оживленно беседовали, что не заметили подошедшего к ним старшеклассника Диму, увлекавшегося русским языком.

Он прервал их:

— Хотите, я задам вам вопрос по русскому языку?

— Ну, задавай, — не очень доброжелательно сказал Коля. Ему еще не удалось сообщить друзьям, как он собирается провести лето (а планы у него были замечательные!). Но отказаться от вопроса тоже было неудобно: у него была пятерка по русскому языку.

Дима, получив согласие ребят, начал:

— Вот вы говорили, что куда-нибудь поедете отдыхать: в Крым, на Кавказ, на Украину, в деревню, на море. Не обратили ли вы внимания на то, что при одних словах употребляется предлог б, а при других — на?

Чтобы убедить ребят в справедливости своих слов, он еще привел примеры: жить на Украине, но в Молдавии; прибыть на станцию, на вокзал, но в школу, в университет; работать на заводе, на фабрике, но в мастерской, в цехе; идти в театр, в кино, но на концерт, на гулянье.

— Можно ли узнать, когда употребляется предлог на, а когда — в?

Ребята молчали, и все смотрели на Колю.

— Так привыкли говорить, вот и говорят, — смущаясь, ответил Коля.

— А ты прав, — подтвердил Дима. — Все эти сочетания закреплены традицией, как говорят ученые, а традицию нельзя нарушать. Фактически эти сочетания мы заучиваем в детстве и потом уже употребляем их всю жизнь. Но есть и правило, которым можно пользоваться. Предлоги в и на имеют антонимические предлоги из и с, поэтому если мы говорим на почту, на участок, на Дальний Восток, то нужно сказать с почты, с участка, с Дальнего Востока, а если говорим в Москву, в Белоруссию, в учреждение, то нужно сказать из Москвы, из Белоруссии, из учреждения.

— Теперь понятна ошибка, которую допускают многие люди, когда говорят «приехал с Москвы, пришел со школы», — нашелся Коля. — Если мы говорим поехал в Москву, пошел в школу, то противоположным предлогом в должен быть из: приехал из Москвы, пришел из школы.

— Замечательное правило! — воскликнула Надя.

Все ребята с уважением смотрели на Диму. Как хорошо он знает русский язык!

Вопросы для любознательных

1. С какой частью речи никогда не употребляются предлоги.

2. С каким падежом больше всего употребляется предлогов и почему?

3. Какие предлоги не могут быть приставками?

4. Какие предлоги являются самыми частотными словами? Какие места занимают в общем частотном списке?

3.10. Союз

Союз — древнее название части речи, отмеченное в словаре И.И. Срезневского 65. По происхождению является калькой с греческого языка.

Количественно это сравнительно небольшая группа. По частоте употребления союз занимает седьмое место (после наречия). Но и среди союзов есть высокочастотные слова, к которым относятся и (второе место), а (десятое место) и но.

Союз, как и предлог, является служебной частью речи («частицей речи»). Его задача — соединять однородные члены предложения (брат и сестра; читать и писать; не день, а ночь) или части сложного предложения (Наступила осень, и птицы улетели в теплые края).

Соединяя слова или предложения, союзы указывают на отношения, существующие между ними, поэтому союзы, как и предлоги, относятся к «словечкам отношений» 66.

Широк и многообразен круг отношений, выражаемых союзами. Наиболее типичными являются: соединительные (и, да, а, повторяющиеся ии, нини, двойные не тольконо и, кактак и), противительные (но, а, да, зато, однако), разделительные (либо, или, либолибо, илиили, тото, не тоне то), присоединительные (и, да, и, да и то), пояснительные (то есть, или, а именно), временные (когда, как, пока, как только, после того как, с тех пор как, прежде чем), изъяснительные (что, чтобы, как, будто), целевые (чтобы), причинные (потому что, так как), условные (если, когда), уступительные (хотя, пусть, несмотря на то что), сравнительные (как, будто, как будто, точно), следствия (так что).

«И пращ, и стрела, и лукавый кинжал…»

Эту строку из знаменитого стихотворения А.С. Пушкина мы привели для того, чтобы подробнее рассказать о союзе и.

Хотя в звуковом плане это слово несильное (ну, что за слово, состоящее из одного звука?!), однако эта его звуковая недостаточность с лихвой восполняется его семантическим и синтаксическим богатством, которое оно получает в тексте.

Академик В.В. Виноградов, составляя словарную статью на слово и в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова, отметил его употребление в соединительном, присоединительном, перечислительном, повествовательном, усилительном, уступительном и противительном значениях.

В последующих академических словарях эти значения в целом сохранялись, хотя некоторые и опускались, однако появлялись и новые. Назовем наиболее устоявшиеся значения: соединительное (Вынули вторые рамы, и весна ворвалась в комнату с удвоенной силой. В. Короленко), присоединительное (Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни. А. Чехов), перечислительное (Здесь барство дикое, без чувства, без закона, Присвоило себе насильственной лозой И труд, и собственность, и время земледельца. А. Пушкин), усилительное (Какою задушевной радостью о новом необыкновенном таланте проникнута эта статья! И как в ней много сказано! И как верно и метко все в ней сказанное! Н. Чернышевский).

Такое многообразие употреблений этого союза определило его частоту, в соответствии с которой он занимает либо первое, либо второе места, конкурируя с предлогом в.

Очень любил этот союз А.С. Пушкин. Недаром рассказ об этом союзе мы начали с характерной цитаты из его стихов. Но употребление союза и в произведениях Пушкина заслуживает особого рассказа. А этот закончим стихами Пушкина, где снова встречаемся с союзом и:

Пирует Петр. И горд, и ясен,

И славы полон взор его.

И царский пир его прекрасен.

Вопросы для любознательных

1. Чем отличаются союзы от предлогов? Есть ли между ними сходство?

2. Какие из союзов вызывают трудности в правописании?

3.11. Частицы

Как грамматический термин частица является калькой с латинского языка 67. В русской грамматике он употребляется в двух значениях: как наименование всех служебных частей речи — частицы речи — и как одна из этих частиц речи.

Количество частиц не так велико, но частота их употребления особенно в первой сотне самых частотных слов довольно заметна. Так, в 100 самых частотных слов входит 11 частиц (не, же, вот, только, еще, уже, ну, ни, даже, ли, ведь).

Зачем нужны частицы? Их главная роль — вносить дополнительные оттенки в значения других слов, групп слов или предложений. По значению частицы обычно делятся на усилительные (же, ведь, да, все, все-таки, даже, и, то, уж и др.), указательные (вот, вон, это), отрицательные (не, ни), вопросительные (разве, неужели, ли), восклицательные (что за, как, какой).

Приведем примеры употребления некоторых частиц из произведений А.С. Пушкина. Например, частица вот — ее употребление приближается к 1000. Безусловно, семантическая и стилистическая роль ее велика. В хорошо известном стихотворении «Вновь я посетил…» Пушкин дважды употребляет указательную частицу вот, и каждый раз пронзительное чувство встречи с ушедшим прошлым глубоко западает в душу. Поэт пишет: «Вот опальный домик, Где жил я с бедной нянею моей».

«Вот холм лесистый, над которым часто Я сиживал недвижим», и вновь взору поэта предстают картины десятилетней давности, срока разлуки с дорогими для автора местами.

И вот еще одна печальная встреча с прошлым: «Вот мельница! Она уж развалилась». И герой «Русалки» тоже погружается в свое прошлое.

С частицей уж связывается функция усиления слов разных частей речи. Вот известные строки из «Евгения Онегина»: «Уж небо осенью дышало, Уж реже солнышко блистало».

Около 300 раз в текстах А.С. Пушкина встречается усилительная частица даже. Вот один пример: «Но куклы даже в эти годы Татьяна в руки не брала». Частица подчеркивает, что даже в детстве Татьяна была равнодушна к куклам.

Примеры употребления частиц могут быть самые разные, но в итоге следует сказать, что роль частиц в тексте весьма велика: они уточняют, выделяют, усиливают те слова, которые необходимы автору для более точного выражения идейно-художественного содержания. Изучая любое художественное произведение, прозаическое или поэтическое, не пропускайте частицы, без них произведение потеряет часть своих красок.

Не и Ни

Отрицательные частицы доставляют много хлопот учащимся в связи с их правописанием. Существует простое правило: частицы не и ни с разными частями речи пишутся раздельно, а приставки не и ни пишутся слитно. Примеры: Метель не утихала, небо не прояснялось (А. Пушкин). Частица не стоит перед глаголом и пишется раздельно. Здравствуй, племя Младое, незнакомое! не я Увижу твой могучий поздний возраст (А. Пушкин). В этом предложении не находится перед местоимением, пишется тоже раздельно. А в слове незнакомое не является приставкой, пишется слитно. В стихах Н.А. Некрасова «Не ветер бушует над бором, Не с гор побежали ручьи, Мороз-воевода дозором Обходит владенья свои» частица не употреблена при существительных.

Правило о правописании отрицательных частиц и приставок простое, но простота его обманчива, так как для полного овладения правописанием этих частиц необходимо научиться различать, в каких случаях не и ни выступают приставками, в каких являются частицами.

3.12. Междометие

Грамматический термин «междометие» появился в XVIII в., является словообразовательной калькой с латинского языка. Буквально междометие значит «брошенное между полнозначными словами» 68.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Междометие — живая и богатая часть речи, служащая для эмоционального выражения чувств и волевых побуждений.

По значению различают междометия эмоциональные, повелительные и этикетные.

Эмоциональные междометия весьма разнообразны, как многообразны человеческие чувства: а, ага, ай, ах, ай-ай-ай, батюшки, боже мой, браво, бррр, вот это да, вот тебе раз, вот так так, гм, господи, да ну, еще чего, ишь, как бы не так, как же, матушки, ну, ну и ну, ну уж, о, ого, однако, ой, ох, поди ж ты, подумаешь, помилуйте, скажите, слава богу, с ума сойти, то-то, тю, тьфу, увы, ужас, черт возьми, фи, хе, хи, хо, упаси бог, ура, черт-те что, эх.

Все эти междометия передают самые разнородные чувства, порой прямо противоположные: радость, восторг, ликование, одобрение, удивление или, напротив, печаль, горе, тоску, досаду, недоумение, боль, недовольство, злорадство, гнев, насмешку, иронию, укор и т. д. Как правило, отрицательные эмоции превалируют над положительными.

Повелительные междометия — это обращенные к людям или животным команды и призывы: алло, ау, эй, на, ну, вали, караул (призыв о помощи), тс, чш, тш (призыв к тишине), айда, марш, стоп, тпру (требование движения или его прекращения, остановки), кис-кис, цып-цып, брысь, кыш (призыв или отгон животных).

Этикетные междометия: здравствуйте, до свидания, спасибо, благодарю, прощай (те,), извини (те), пожалуйста, будьте добры, будьте любезны, всего хорошего.

Волшебные слова

Волшебным словом называют спасибо. Но все слова этикета достойны называться этим прекрасным словом. Мы ежедневно встречаемся и прощаемся, обращаемся к кому-нибудь с просьбой, благодарим за труд, за любезность, извиняемся, если допустили какую-нибудь оплошность — и во всех этих ситуациях нашими неизменными спутниками выступают эти слова.

Они дарят нам улыбку приветствия, но и грусть прощания, радость благодарности, но и стеснительность извинения.

Кто знает, сколько раз в день мы произносим слова здравствуй (те), добрый день, доброе утро, каждый раз одаривая улыбкой того, кто с нами здоровается, и того, кому мы адресуем свое приветствие.

Первоначальный благородный смысл некоторых этикетных слов уже утрачен или утрачивается, поэтому, обращаясь к этим словам, поэты напоминают нам их скрытую, внутреннюю форму. Так, поэтесса Е. Шевелева пишет:

Здравствуйте! Добрая ласковость слова

Стерлась на нет в ежедневном привете.

Здравствуйте! Это же — будьте здоровы,

Это же — дольше живите на свете.

Мысль о необходимости помнить первоначальный, исконный смысл этикетных слов проходит и через стихотворение поэтессы Н. Веселовской:

В небытие теперь уходит часто

Извечный смысл давно знакомых слов:

Всегда ли мы, роняя слово «Здравствуй»,

И врямь хотим, чтоб кто-то был здоров?

Всегда ли помним, что самой любовью

Был побуждаем в древности народ,

Желая высшей благости — здоровья —

Всем, с кем судьба когда-нибудь сведет…

Слова с рожденья ждет жестокий выбор,

Не всякий возглас в речи выжить мог.

Но вот звучит во все века «спасибо» —

Спаси, мол, брат, тебя за это бог!

И также срок нам видится немалый

С тех пор, как просьба в речи принята:

Мы говорим по-прежнему «пожалуй»

С частицей величальною «ста»…

Касаются веков сквозные грани,

И снова в нас преемственность жива.

И из старинных лучших пожеланий

Кроятся наши русские слова.

Найдите этикетные слова в «Учебном фразеологическом словаре русского языка». Прочитайте и обсудите, в какой ситуации нужно употреблять эти формулы приветствия и прощания. Сопоставьте этикетные слова и словосочетания русского языка с родным языком Что между ними есть общего и что — различного?

4. Синтаксис

Тетрадь ученика или ученическая тетрадь?

Если вас спросить, совпадают ли по смыслу сочетания ученические работы — работы учеников, горная вершина — вершина горы, мамина сестра — сестра мамы, то вы, вероятно, скажете, что в каждой паре сочетания обозначают одно и то же, и вы будете правы. Возможность использования в одинаковой роли то сочетания прилагательного с существительным, то сочетания двух существительных очень удобна: она обогащает речь, устраняет однообразие синтаксических конструкций.

Но всегда ли мы можем пользоваться подобными заменами? Оказывается, нет. В одних случаях просто не образуется прилагательное от входящего в сочетание второго существительного. Например, попробуйте сочетания двух существительных план сочинения или запах духов заменить сочетаниями прилагательного с существительным, и вы убедитесь в невозможности желаемой замены.

В других случаях при замене получается иной смысл. Так, центр города и городской центр не одно и то же. Ср.: Создан новый центр города обозначает, что в существующем уже городе появилась новая центральная часть. — Создан новый городской центр обозначает, что в сельской местности возник новый город.

Наконец, при замене может сохраняться общее значение, но появляются различия в смысловых оттенках. Ср. сочетания: помощь брата — братская помощь, совет друга — дружеский совет. В первом сочетании каждой пары речь идет о конкретном лице — брате, друге, тогда как братскую помощь может оказать не только брат, но и другое неродственное лицо; дружеский совет может дать не только друг, но и просто знакомый человек.

Если вы согласны с этими наблюдениями, то проверьте их на предлагаемом ниже материале.

Упражнение. Замените беспредложные сочетания двух существительных сочетаниями существительных с прилагательными-определениями.

Образец: берег реки — речной берег.

Волны моря, время обеда, горы Кавказа, капля дождя, луч солнца, окраина города, музеи Ленинграда, работник библиотеки, отношения родства, песни Италии, рабочие фабрик, растительность степей, свет луны, счастье семьи, темнота ночи, ущелья гор.

Упражнение. Замените предложные сочетания двух существительных сочетаниями существительных с прилагательными-определениями.

Образец: ария из оперы — оперная ария.

Банка из-под консервов, вагон для багажа, воротник из меха, жизнь в деревне, задачи по арифметике, книги для детей, коробка из дерева, кувшин из глины, плавание под водой, платье из бархата, портфель из кожи, пространство без воздуха, простыни из полотна, работа по вечерам, статуя из мрамора, упражнения по орфографии, хлеб из пшеницы, чай из Индии, яблоки из Крыма.

Упражнение. Укажите причины невозможности замены сочетаний двух существительных сочетаниями существительных с прилагательными-определениями.

Образец: последовательность изложения — не образуется прилагательное от слова изложение. Конец осени — несочетаемость слов осенний и конец. Ружье старого охотника — наличие прилагательного при втором существительном.

Вопросы учителя, звуки рояля, крики маленьких детей, начало весны, ножка стола, конец путешествия, проект инженера, произведение искусства, прочность постройки, содержание книги, твердость характера, требование моды.

Упражнение. Замените, где это возможно, сочетания существительных с прилагательными-определениями сочетаниями двух существительных (с предлогами или без предлогов).

Образец: стальной цвет — цвет стали; шерстяное платье — платье из шерсти.

Безоблачное небо, бесконечные поиски, военная служба, волчья стая, городские жители, дворовая собака, дружеская поддержка, карманные часы, коровье молоко, кухонная посуда, масляные краски, математические расчеты, мирная политика, морской берег, народный праздник, овечье стадо, охотничьи рассказы, папиросная бумага, парусная лодка, приморские страны, речная вода, рижский хлеб, сливочное масло, старинные нравы, ученический кружок, часовая цепочка, чеховские пьесы, читальный зал, шелковая подкладка, школьная библиотека.

Для справок. Не заменяются сочетания: военная служба, дворовая собака, карманные часы, папиросная бумага, рижский хлеб, читальный зал.

Упражнение. Раскройте скобки, выберите подходящий вариант.

1. Больной жаловался то на боль в сердце, то на (боль в голове — головную боль). 2. Анальгин применяется как средство против (боли в голове — головной боли). 3. Многочисленные (заботы по хозяйству — хозяйственные заботы) отнимают у нее много времени. 4. Каждое утро по всему саду разносилось (пение птиц — птичье пение). 5. В этих местах нередки (морозы в 35 градусов — тридцатипятиградусные морозы). 6. В углу комнаты стоит массивный дубовый (шкаф для книг — книжный шкаф). 7. В сказках и поговорках часто говорится о (жадности волка — волчьей жадности) и о (хитрости лисы — лисьей хитрости). 8. Для работы наиболее продуктивны (часы утра — утренние часы). 9. Во время каникул школьники совершили интересное (путешествие по морю — морское путешествие). 10. Еще недавно на окраине этого города стояли низенькие деревянные домики, а теперь целые кварталы застраиваются (домами в десять этажей — десятиэтажными домами). 11. На огромном пространстве раскинулись (степи без воды — безводные степи). 12. До появления в Москве электричества на (улицах города — городских улицах) использовалось газовое освещение. 13. (Рабочие завода — заводские рабочие) кончили уже свою смену. 14. (Решетка сада — садовая решетка) покрашена в зеленый цвет. 15. (Решетка сада — садовая решетка) ограждает и защищает зеленые насаждения.

Гроза надвигается

— Гроза надвигается?

— Гроза надвигается!

Будут ли полностью представлены виды предложений по цели высказывания в таком ряду:

Брат приехал. Брат приехал? Брат приехал!

Какой вид здесь отсутствует? Если мы добавим предложение: Приезжайте, пожалуйста, — то, очевидно, ряд будет заполнен (назовите все виды), но какое место занимает здесь предложение Брат приехал? Оно является таким же повествовательным (содержит сообщение), как и первое, но сообщение сопровождается выражением чувства.

Выразим одну и ту же мысль в таком ряде предложений:

Наступает вечер. Вечереет. Вечер.

Докажите, что первое предложение — двусоставное, второе — односоставное безличное, третье — односоставное назывное.

Простыми или сложными являются предложения: Счастье без ума — что дырявая сума; С ним говорить — что решетом воду мерить?

Предложения эти простые, в составе их имеется сравнительный оборот, который выполняет функцию сказуемого.

Распространенными или нераспространенными следует считать предложения: Он был самым способным из учеников. Вера девочка добрая. Ученики и ученицы имели намерение продолжать учиться?

Все три предложения нераспространенные, так как в них нет второстепенных членов. Разберем их.

В первом предложении при связке был все последующие слова образуют именную часть составного сказуемого, выраженную превосходной степенью прилагательного в обороте из… (неправомерно было бы поставить вопрос: из кого? чего?).

Во втором предложении утверждается не то, что Вера — девочка, а то, что она добрая, и в роли сказуемого выступает сочетание девочка добрая, с ослабленным лексическим значением существительного девочка. Ср. аналогичные примеры: Старушки все народ сердитый (Грибоедов); Вы человек добрый, вы честный человек (Тургенев); Родители Валентины Михайловны были люди небогатые (он же); Притом пес — животное умное (он же); А ведь обед — вещь приятная (Чернышевский).

В третьем предложении имеются однородные подлежащие (ученики и ученицы) и составное глагольное сказуемое, выраженное фразеологизмом имели намерение (т. е. намеревались) и инфинитивами продолжать учиться, второстепенных же членов в нем нет.

Со всех сторон собак сбежалося с полсотни

Если вы еще не устали от грамматического разбора, то продолжим это не очень веселое, но полезное занятие: говорят, что такой разбор развивает логическое мышление, вырабатывает навыки точного выражения мысли.

Вы знаете, что «подлежащее обычно выражается именем существительным или местоимением в именительном падеже» (из школьного учебника). Слово обычно говорит о том, что могут быть и другие способы выражения подлежащего. Проверим это.

Со всех сторон собак сбежалося с полсотни (Крылов). Чтобы разобрать это предложение, попробуйте поставить вопрос не от подлежащего к сказуемому (как это обычно вы делаете), а наоборот — от сказуемого к искомому подлежащему. Сказуемое легко находится — глагол сбежалося, а за ним и подлежащее — с полсотни собак (хотя именительного падежа здесь нет). Проверьте этот прием на следующих примерах: Каждый из нас станет на краю площадки (Лермонтов); Это «если бы», отнесенное им к прошедшему, невозможному, сбылось (Тургенев); Вот раздалося «ау!» вдалеке (Некрасов); Со мной происходит нечто странное (Чехов); Половина неба была закрыта низкой темной тучей (Л. Толстой); Дед с матерью шли впереди всех (Горький). Кстати, если бы в последнем предложении вместо шли было шел, то как бы вы разобрали по членам это предложение?

Дети подняли тревогу

Говорить о простом глагольном сказуемом, пожалуй, не стоит (на то оно и простое). Но все-таки… потренируемся. Найдите его в следующих предложениях: Какой-то древний царь впал в страшное сомнение (Крылов); Сапожник бился, бился и наконец за ум хватился (он же); Иван Иванович, что с кривым глазом, тоже приказал долго жить (Гоголь); Ваш батюшка возьми да к ней и привяжись (Тургенев); А вернуться я не вернусь (он же); Вот, батенька, адъютант-то наш прорвался так прорвался (Л. Толстой); А вон сидит себе с книгой в руке (он же); Пойду доложу (Казакевич). Кстати, если бы вместо последнего предложения было: Пойду доложить, — как бы вы его разбирали?

Остается сказать еще несколько слов о сказуемом вообще. Согласно школьному учебнику, оно отвечает на вопросы: Что делает предмет? Что с ним происходит? Каков он? Что он такое? Кто он такой? Попробуйте поставить вопросы к сказуемым в следующих предложениях: Мы желаем мира; Он не может жить без радио; Мне пришлось идти вдоль реки; Было уже совсем темно; К утру похолодало; Мало-помалу светлеет; Мне вас жаль; Из-за метели решено переждать до утра.

Нетрудно видеть, что приведенные выше вопросы здесь не подходят. Происходит это прежде всего оттого, что большинство наших примеров — односоставные предложения, в которых нет подлежащего, а ведь вопрос ставится именно от подлежащего к сказуемому. Что же касается двусоставных предложений (Мы желаем мира. Он не может жить без радио), то сказуемые в них выражены так называемыми модальными глаголами, обозначающими чувство, желание, способность и т. д., к которым вопросы не ставятся (ср. такое же положение при сочетаниях: мы рады, мы готовы, мы уверены, мы склонны). В этих случаях возможен только самый общий вопрос: что утверждается (говорится) в данном предложении о подлежащем? То же относится к предложениям с подлежащим — неодушевленным существительным и со сказуемым, обозначающим состояние, например: Книга лежит на столе; Яблоки висят на дереве (нельзя же спросить: Что делает книга? Что делают яблоки?). Впрочем, это может относиться и к предложениям с подлежащим — одушевленным существительным, например: Мальчик живет один, без матери; Дети были на елке (вряд ли вы рискнете спросить: Что делает мальчик? Что делали дети?).

Ну, а как другие виды сказуемого (составное именное и составное глагольное)? Попробуйте найти составное именное сказуемое в предложениях: Нет, Федя, те каштаны не про нас (Крылов); Червонец был запачкан и в пыли (Крылов); Она в семье своей родной казалась девочкой чужой (Пушкин); Терентьев был человек ума бойкого и хитрого (Гончаров); Варя была с заплаканными глазами (Чехов); Барыня бродит такая унылая (Некрасов); Цитадель стояла безмолвной и неприступной (Федин). Остановимся еще на одном примере: Большое это удовольствие — жить на земле (Горький). Где здесь подлежащее и где сказуемое? Не торопитесь с ответом (состав сказуемого стоит на первом месте).

А сумеете ли вы найти составное глагольное сказуемое в предложениях: Он пустился бежать во весь дух (Гоголь); Девочка перестала плакать (Короленко); Он хотел проститься с хозяином (Гоголь); Боимся мы с дороги сбиться (Некрасов); Имею честь представить от него рапорт о болезни (Лесков)?

Или более сложные случаи выражения сказуемого, в которых совмещаются оба типа составного сказуемого, например: Он хотел стать писателем (хотел стать — составное глагольное сказуемое; стать писателем — составное именное сказуемое).

Упражнение. Разберите предложения.

После этого всякий может надеяться быть моим зятем (Тургенев); Я не хотела быть начальницей (Чехов); Поехать туда я могу только врачом (он же); Он переставал стараться быть умником (Горький); Ты можешь привыкать быть простой хозяйкой этого дома (Симонов); Никто не должен был сметь говорить (Л. Толстой).

Бутерброд с сыром или бутерброд с колбасой?

После урока, на котором изучались второстепенные члены предложения, Володя с Сережей поспорили о том, каким членом предложения является зависимое существительное в сочетаниях бутерброд с сыром и бутерброд с колбасой. Один убежденно доказывал, что здесь дополнения (бутерброд с чем?), другой не менее горячо утверждал, что это — несогласованные определения (бутерброд какой?).

Дело происходило в коридоре на большой перемене, и вскоре вокруг спорщиков образовалась толпа их одноклассников. Раздались новые вопросы: а как разбирать сочетания хранить документы в сейфе, держать книги в портфеле (где? в чем?), на березе появились первые листочки (где? на чем?). Кто-то вспомнил сочетание приготовить шашлык по-карски (как? какой?). И уж совсем запутались при разборе сочетания флаги на башнях — по названию произведения А.С. Макаренко (где? на чем? какие?). Ни до чего не договорились и решили обратиться за помощью к Александру Васильевичу, учителю русского языка.

Александр Васильевич напомнил, что язык — организм живой, он находится в движении, непрерывном развитии, поэтому в нем имеются явления переходные, как бы промежуточные. Кроме того, для синтаксического разбора нередко приходится привлекать более широкий контекст, не ограничиваясь изолированными словосочетаниями. Были предложены расширенные вопросы: Тебе бутерброд с колбасой или с чем? Ты съел уже бутерброд с колбасой, а теперь какой хочешь? Ясно, что в первом случае речь идет о дополнении, а во втором — о несогласованном определении.

Был указан и такой прием разбора: соотношение вопроса и ответа. Если спросить: Где хранятся документы? — то в сейфе выступает в роли обстоятельства места. Если спросить: На чем появились первые листочки — то на березе выполняет функцию дополнения.

Многое зависит от лексического значения господствующего слова и слова зависимого. Сравним сочетания: сел на землю — надавил на землю. В первом случае имеется в виду пространственное понятие (сел на землю — куда?), во втором — объектное (предметное) понятие (надавил на землю— на что?).

В предложениях: На стекле оказалась трещина; На лезвии ножа появилась ржавчина — перед нами не пространственные, а предметные понятия (на чем?).

Не вызывает затруднений разбор предложений: Мы сидели в вагоне (где?). — Мы сидели в пальто (в чем?); Стрелял из засады (откуда?). — Стрелял из ружья (из чего?).

Самые любознательные и настойчивые ученики все же попросили Александра Васильевича вернуться к примерам, из-за которых сыр-бор разгорелся. Ответ был такой: имеются переходные, гибридные случаи, для которых есть соответствующие названия (не используемые в школьной практике): определительное дополнение (бутерброд с колбасой), обстоятельственное дополнение (хранить в сейфе), обстоятельственное определение (шашлык по-карски). Поэтому, например, в предложениях: Человек дышит легкими; Дышите носом — можно усматривать обозначение орудия действия (чем?) и способа действия (как?), отсюда название обстоятельственное дополнение.

Видя интерес учеников к рассматриваемым вопросам, преподаватель отвел для их рассмотрения специальное занятие кружка русского языка.

Как и следовало ожидать, появились новые вопросы. Какими членами предложения являются выделенные слова в предложениях: В отношении успехов наш класс уступает параллельному; Получили поддержку со стороны общественных организаций; Передайте привет от моего имени? Был дан ответ: выделенные слова выступают с ослабленным лексическим значением в роли служебных слов: в отношении успехов — в чем?; со стороны организаций — от кого?; от моего имени — от кого?

Какими членами предложения являются выделенные слова: И стоит себе лес улыбается (Никитин); Сам граф подушку поправлял (Некрасов); Деревня вся высыпала на улицу? Было разъяснено: слово себе в приведенном предложении выступает в роли частицы, придающей действию значение независимости, самостоятельности; ср.: Он бежит себе в волнах на раздутых парусах (Пушкин). В сочетании сам граф слово сам играет роль частицы, подчеркивающей значительность, влиятельность лица. В предложении Вся деревня высыпала на улицу местоимение вся играет роль определения, но при другом порядке слов (Деревня вся высыпала…) это слово, оставаясь согласованным с подлежащим, вместе с тем вступает в связь по смыслу с глаголом-сказуемым и приобретает значение «целиком, полностью» (обстоятельство меры).

Был поставлен вопрос: одинаковым ли членом предложения является форма родительного падежа в сочетаниях вершины гор и куски пирога? Ответ. В первом сочетании налицо определительные отношения (вершины гор то же, что горные вершины), а во втором — отношения части и целого (дополнение).

Особенно много вопросов возникло в связи с разбором обстоятельств. Рассматривались предложения: Звонко в сумраке лесном веселый лай идет; Выстрел раздался в тишине; В слезах она рассказывала о своем горе; Врач застал больного в бреду; Мальчик бежал с заплаканными глазами; В задумчивости отец покачал головой.

Все чувствовали, что выделенные слова выступают в функции обстоятельств, но каких? Восстановили в памяти сведения из школьного учебника, подобрали новые примеры из произведений художественной литературы, в результате создали для себя таблицу:

Час битый ехала с Покровки (Грибоедов) — обстоятельство времени.

Над седой равниной моря ветер тучи собирает (Горький) — обстоятельство места.

Глаза его блестели тихим блеском (Тургенев) — обстоятельство образа действия.

Лошадь дважды ударила копытом по мягкой земле (Горький) — обстоятельство меры.

Я отказался по неумению (Пушкин) — обстоятельство причины.

На другой день Пьер приехал проститься (Л. Толстой) — обстоятельство цели.

В случае нападения запирайте ворота (Пушкин) — обстоятельство условия.

В Петербурге, вопреки его собственным ожиданиям, ему повезло (Тургенев) — обстоятельство уступки.

Однако, как ни старались члены кружка приложить эту схему к интересовавшим их примерам, ничего не получалось. Знакомый уже нам Володя попробовал к словам в сумраке и в тишине поставить вопрос где? но тут же под смех товарищей сам от него отказался. В разговор вмешался учитель и напомнил ученикам, что в школьном учебнике соответствующий параграф озаглавлен: «Основные виды обстоятельств», и отсюда можно сделать вывод, что существуют и другие, не приведенные в учебнике виды обстоятельственных слов. Как раз с ними столкнулись ученики на занятиях по синтаксическому разбору. Было разъяснено, что в сумраке и в тишине представляют собой обстоятельство обстановки, а в слезах, в бреду, с заплаканными глазами и в задумчивости — обстоятельство состояния.

Этот вездесущий инфинитив

Вы, вероятно, привыкли к тому, что инфинитив (неопределенная форма глагола) обычно используется для выражения сказуемого. И это действительно так. Ср.: Встать!; И царица хохотать… (Пушкин); И новые друзья ну обниматься, ну целоваться… (Крылов); начал рассказывать, продолжал учиться, прекратил спорить (при глаголах, обозначающих стадии процесса); может работать, хочет уехать, пытается доказать (при модальных глаголах); думает вернуться, готовится уйти, успел забыть (при глаголах со значением мысли или процесса). Но, оказывается, инфинитив может выполнять функцию любого члена предложения, а именно:

подлежащего: Учиться полезно; Курить вредно;

дополнения: Привык распоряжаться (привык к чему?); Условились встретиться (условились о чем?);

несогласованного определения: желание учиться, охота странствовать;

обстоятельства цели: пришли заниматься, уехал лечиться.

Могут быть случаи, допускающие двоякое толкование (об этом говорилось уже раньше), например: Мы пришли к мысли построить модель самолета (мысли о чем? — дополнение; мысли какой? — определение).

Если вы уже свободно разбираетесь во второстепенных членах предложения, то разберите такое предложение: Я прекратил свои вопросы и велел поставить чайник (А. Пушкин); каким членом является инфинитив поставить? Не торопитесь с ответом, что инфинитив здесь входит в составное глагольное сказуемое. Сопоставьте с примером: Я хотел поставить чайник — и вы поймете различие. Во втором примере говорится о том, что я хотел, и я же буду ставить чайник, поэтому налицо составное глагольное сказуемое с так называемым субъективным инфинитивом. А в первом предложении я только велел, а ставить чайник будет другое лицо, стало быть, здесь простое глагольное сказуемое, при котором имеется так называемый объектный инфинитив в роли дополнения.

Столяр сделал табуретку из дуба с четырьмя ножками

Вам нравится предложение: Женщина стучала в пол рогами ухвата с потным лицом, красным и злым? Очевидно, нет, не нравится, и нетрудно понять почему: разве бывает «ухват с потным лицом», «дуб с четырьмя ножками»?

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

А почему получились такие «веселые» предложения? Вы сами легко ответите на этот вопрос: из-за неправильного порядка слов в предложении (нельзя было отрывать зависимые слова от основных). И если ученик написал: «После ссоры друзей произошел быстрый отъезд с именин Онегина», то он допустил такую же ошибку (все-таки это были именины Татьяны, а не Онегина). Не одобрите вы, очевидно, и такую расстановку членов предложения: «Бабушка восьми лет отвезла внука на Кавказ».

В русском языке порядок слов в предложении относительно свободный, то есть нет закрепленного места за тем или иным членом предложения. Например, предложение: Я вчера вечером пришел домой — допускает 120 вариантов размещения слов, причем все варианты сохраняют то же содержание, но различаются оттенками значения. В этом нетрудно убедиться, если, например, первое слово поставить на последнее место в предложении: Вчера вечером пришел домой я.

Чем руководствоваться при построении предложения, имея в виду «единственно нужное размещение единственно нужных слов» (Л. Толстой)? Все зависит от того, какую цель мы ставим перед собой, создавая данное предложение.

Так, в предложении: Ученик не пришел на уроки по болезни — важно было подчеркнуть причину неявки ученика на уроки: тот факт, что он не явился в школу, нам уже известен, и мы добавляем к этому известному нам факту указание на его причину. Наоборот, в предложении: По болезни ученик не пришел на уроки — мы исходим из факта болезни ученика, который мы знаем, и добавляем указание на последствия этого факта — неявку ученика на уроки. Такой переход от известного к чему-то новому является естественным для большинства наших высказываний. Покажем это еще на одном примере. Ср.:

1) 12 апреля 1961 года состоялся полет Ю.А. Гагарина в космос, первый в истории человечества. При этом порядке слов на первом месте в предложении содержится указание на дату, и важно было сообщить, что же именно случилось в этот день.

2) Полет Ю.А. Гагарина в космос, первый в истории человечества, состоялся 12 апреля 1961 года. При этом порядке слов на первом месте стоит сообщение об историческом полете Ю.А. Гагарина (этот факт широко известен во всем мире), а затем указывается на дату этого события.

Эти замечания о порядке слов относятся к изолированному, отдельно взятому предложению. Но ведь в речи отдельное предложение является только минимальной единицей и, как правило, связано с другими такими же единицами, поэтому под влиянием контекста возникают различные модели построения предложения. Ср.:

1) Москва — крупнейший город нашей страны, столица нашего государства. Она заметно разрослась за последние годы. Между обоими предложениями установлена параллельная связь: второе предложение построено по модели первого, с тем же прямым порядком слов (сначала подлежащее, а затем состав сказуемого).

2) Москва — крупнейший город нашей страны. В нем сейчас проживает девять миллионов человек. Между предложениями установлена так называемая цепная связь: первые слова второго предложения (в нем) как бы подхватывают концовку первого, и при построении второго предложения учитывается его тесная связь по смыслу с первым, поэтому в его начале стоит обстоятельство места в нем (ведь речь идет о городе), дальше следует обстоятельство времени сейчас, затем сказуемое проживает и, наконец, подлежащее. Налицо здесь так называемый обратный порядок слов.

В текстах ваших самостоятельных работ (изложений и сочинений) используются оба типа связи между предложениями, что позволяет устранить неоправданное однообразие.

Легко ли воспринимается смысл предложений: Солнце закрыло облако; Велосипед разбил грузовик; Глаза старика прикрывали темные очки? Чем объяснить, что не сразу доходит до нашего сознания смысл этих предложений? Тем, что обратный порядок слов (на первом месте стоит не подлежащее, а прямое дополнение) применен без должного основания.

Для чего иногда ставится тире?

Прежде чем ответить на этот вопрос, рассмотрим еще несколько словосочетаний и предложений.

Как вы понимаете словосочетание чтение Маяковского? Читает сам Маяковский или кто-то читает произведения Маяковского? Очевидно, только более широкий контекст может внести ясность. Ср.: 1) Чтение Маяковского производило огромное впечатление на слушателей. 2) Чтение Маяковского рекомендуется школьной программой.

Двузначным оказывается такое предложение: Сестра Евгения уехала работать в сельской школе (Девушку зовут Евгенией или она является сестрой человека по имени Евгений?).

Короче говоря, речь идет о текстах, допускающих двоякое толкование. Приведем еще примеры.

Мы вошли в сарай с дровами (Мы внесли дрова в сарай или вошли в дровяной сарай?).

Приказали им// доставить книги. — Приказали// им доставить книги (косыми черточками обозначена пауза в устной речи).

Старший брат // мой учитель. — Старший брат мой// учитель.

Если последнее предложение будет не произнесено, а написано, то нужную ясность внесет постановка тире. Ср.: 1) Старший брат — мой учитель. 2) Старший брат мой — учитель.

Как вы поймете предложение в письменной речи: Ходить долго не мог? Человек не мог находиться в движении продолжительное время (Ходить долго — не мог) или после болезни в течение длительного периода лишен был возможности передвигаться (Ходить — долго не мог)? Вот в каких случаях мы прибегаем к спасительному тире.

Прошло два года. — Два часа незаметно пролетели.

Какой вариант вы предпочтете: Большинство учеников нашего класса приняло участие в турпоходе. — Большинство учеников нашего класса приняли участие в турпоходе?

Как видите, речь идет о том, в каком числе поставить сказуемое при подлежащем, выраженном сочетанием большинство учеников (существительное собирательное с количественным значением типа большинство, меньшинство, часть, ряд и т. п., при котором стоит другое существительное в форме родительного падежа множественного числа).

Можете не очень затрудняться с ответом: оба варианта допустимы. В первом случае перед нами грамматическое согласование в числе (большинство приняло), во втором — так называемое согласование по смыслу, при котором сказуемое ставится во множественном числе, когда имеется в виду не один производитель действия, а несколько или множество.

Чем же все-таки руководствоваться при выборе в подобных случаях? Обычно, если подлежащее выражено существительным, обозначающим одушевленный предмет, а сказуемое указывает на активное действие подлежащего, то используется согласование по смыслу, а при подлежащем — неодушевленном предмете — грамматическое согласование. Ср.: Большинство спортсменов выступили на последних соревнованиях удачно. — Большинство этих книг издано недавно.

Этими же соображениями мы руководствуемся в тех случаях, когда подлежащее выражено количественным числительным в сочетании с родительным падежом имени существительного, например: А в лесу десять всадников нахлестывали лошадей (Н. Островский). Но: Десять тетрадей еще не проверено.

Если в составе подлежащего имеются числительные два, три, четыре, то сказуемое обычно ставится в форме множественного числа, например: В душе его боролись два чувства — добра и зла (Л. Толстой), Три дома на вечер зовут (Пушкин).

А как вы скажете: Тридцать один ученик присутствовали на собрании или Тридцать один ученик присутствовал на собрании? Соблазнительно было бы использовать первый вариант (ведь были десятки учеников), но, оказывается, есть правило: при составных числительных, оканчивающихся на один, сказуемое ставится в единственном числе: Двадцать один ученик вовремя пришел на экзамен.

При словах много, мало, сколько сказуемое обычно ставится в единственном числе, например: Уже много карет проехало по этой дороге (Лермонтов); Сколько еще сказок и воспоминаний осталось в ее памяти? (Горький).

Представляют интерес и другие случаи согласования сказуемого с подлежащим.

Попробуем выяснить различие в согласовании в двух предложениях у одного и того же автора (Пушкина): Комендантша с дочерью удалились. — И графиня со своими девушками пошла за ширмами оканчивать свой туалет. Речь идет о конструкции типа брат с сестрой в роли подлежащего. Вам эта конструкция знакома по примеру: У кухни под окном на солнышке Полкан с Барбосом, лежа, грелись (Крылов). Сказуемое здесь стоит в форме множественного числа. Но у того же автора читаем: Старик крестьянин с батраком шел, под вечер, леском (сказуемое поставлено в единственном числе). Думаю, вы без посторонней помощи сумеете объяснить это различие: уж очень ясно видно, что в первом предложении в сочетании «Полкан с Барбосом» фигурируют равноправные субъекты действия, производимого ими самостоятельно, независимо друг от друга, отсюда множественное число сказуемого. Во втором же предложении в сочетании старик крестьянин с батраком не два подлежащих, а подлежащее с дополнением: батрак сопровождал хозяина, действие было сопутствующим, отсюда форма единственного числа сказуемого.

Если вернуться к двум предложениям из Пушкина, то находим то же различие в согласовании: комендантша с дочерью — два подлежащих, графиня с девушками — подлежащее и дополнение.

Уяснив себе этот несложный случай, вы легко ответите на вопрос, почему по-разному согласованы сказуемые в предложениях: 1) Брат с сестрой возвращались порознь. — 2) Брат с сестренкой уехал в деревню.

Как ведет себя сказуемое, относящееся к нескольким подлежащим? Сопоставим два предложения: 1) Детство и юность ее и двух братьев прошли на Пятницкой улице (Чехов). — 2) В деревне послышался топот и крики (Л. Толстой). Как видим, форма числа сказуемого здесь поставлена в зависимость от места, какое занимает сказуемое по отношению к однородным подлежащим: при прямом порядке слов (сказуемое стоит после подлежащих) используется множественное число, при обратном порядке (сказуемое предшествует подлежащим) — единственное число, т. е. сказуемое согласуется с ближайшим подлежащим. Проверим эти общие положения еще на нескольких примерах:

1) Его спокойствие и простота обращения удивили Оленина (Л. Толстой); Гул орудий и грохот взрывов расплескались широко по осенней земле (Бубеннов).

2) Мне слышался шорох и звук голосов (Жуковский); Мне нравится его спокойствие и ровная речь (Горький).

А теперь, вооруженные сведениями в таком важном разделе синтаксиса, как согласование сказуемого с подлежащим (ведь подлежащее и сказуемое — костяк двусоставного простого предложения), попробуйте выполнить небольшие упражнения (в отдельных случаях вам придется опереться на собственное языковое чутье).

Упражнение. Допишите недостающие буквы, согласуя сказуемое с подлежащим.

1. Значительная часть учеников нашего класса является членами различных кружков. 2. Еще недавно большинство домов в этом квартале был… деревянны… 3. Много детей младшего возраста в эти дни был… больн… гриппом. 4. На этой неделе произошл… немало спортивных событий. 5. Двадцать два прожектора был… одновременно включен… на стадионе. 6. Установлен… несколько новых мировых рекордов по тяжелой атлетике. 7. На стоянке такси стоял… в ожидании пассажиров три машины. 8. Большое число жителей деревни вынужден… был… покинуть свои дома во время наводнения. 9. В этом году в нашем городе построен… 101 дом. 10. Сколько учеников окончил… с медалями вашу школу за последние пять лет?

Упражнение. Раскройте скобки, выберите подходящий вариант согласования сказуемого с подлежащим.

1. Каждый звук, каждый скрип, каждый шорох (был слышен — были слышны) в напряженной тишине. 2. Растениям одинаково (необходима — необходимы) как влага, так и тепло солнечных лучей. 3. Рассказ или повесть регулярно (печатается — печатаются) в каждом номере ежемесячного журнала. 4. Володя с Сережей (собирается — собираются) поступить в один и тот же институт. 5. Сын или дочь (поможет — помогут) вам донести вещи до станции. 6. Сын или дочь (встретил — встретили) вас на вокзале? 7. Шум и крик (послышался — послышались) в соседней комнате. 8. Так (прошла — прошли) уже осень и зима. 9. По прогнозам бюро погоды (ожидается — ожидаются) не то дождь, не то снег. 10. Кошка с котятами (спряталась — спрятались) под стол.

Два старших сына — две старшие дочери

Вы можете встретить словосочетание две большие комнаты и две больших комнаты. Нужно сделать выбор: ведь одновременно не произнесешь и не напишешь оба варианта.

В наше время согласование определений с существительными, зависящими от числительных два, три, четыре, ставится в зависимость от грамматического рода этих существительных. Сопоставляя сочетания два прилежных ученика — две прилежные ученицы, три известных писателя — три известные писательницы, четыре простых предложения — четыре простые фразы, мы можем сделать вывод, что при существительных мужского и среднего рода, зависящих от числительных два, три, четыре, определение ставится в форме родительного падежа множественного числа (с окончанием -ых, ‑их), а при существительных женского рода — в форме именительного падежа множественного числа (с окончанием -ые, ‑ие). В результате получается такая схема:

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Если определение стоит перед сочетанием числительного с существительным, то оно ставится в форме именительного падежа множественного числа независимо от рода имени существительного: первые два часа, первые два мгновения, первые две недели.

Однако прилагательные целый, полный и добрый употребляются в этом случае в форме родительного падежа множественного числа: целых два месяца, полных две недели, добрых двое суток.

Мы встречаем предложения: Заселены уже пятый и шестой этажи нового дома и Лифт застрял между пятым и шестым этажом (не этажами). Чем руководствоваться при выборе числа существительного, при котором имеются два определения, указывающие на разновидности предметов (т. е. речь не идет об обычных сочетаниях типа теплый весенний день с двумя определениями при одном и том же существительном)? Здесь возможны такие случаи.

1. Существительное ставится в единственном числе:

а) если форма множественного числа этого слова не употребляется (это настолько понятно, что не требует пояснений): тяжелая и легкая атлетика, научный и технический прогресс. Упомянут же здесь этот случай потому, что в специальной литературе возможно употребление в форме множественного числа слов, в обычных текстах не имеющих этой формы: повышенные и пониженные температуры, северные и южные широты, красные и белые глины, современные и старинные бронзы;

б) если существительное имеет во множественном числе иное значение, чем в единственном: железнодорожный и водный транспорт (в значении «средство сообщения»; ср.: транспорты с продовольствием — в значении «поезда или морские суда, предназначенные для перевозки грузов»); молодежное и студенческое движение (ср.: движения рук); государственная и кооперативная торговая сеть (ср.: рыболовные сети);

в) если перечисляемые разновидности предметов тесно связаны между собой по смыслу, в частности в сочетаниях терминологического характера: в правой и левой руке, существительные мужского и среднего рода, глаголы совершенного и несовершенного вида, формы первого и второго лица.

2. Существительное ставится во множественном числе, если подчеркивается наличие нескольких предметов: золотая и серебряная медали; встречи с болгарской и польской командами; биологический и химический методы; широкоэкранный и обычный варианты фильма; овечья и телячья шкуры.

Мы встречаем сочетания: у моего (не моих) отца и матери — родные (не родной) брат и сестра. Получается, что в одном случае при наличии определения к двум существительным это определение ставится в единственном числе, а в другом — во множественном. Чем руководствоваться в подобных случаях?

1. Определение ставится в форме единственного числа, если по смыслу ясно, что оно относится не только к ближайшему (первому) существительному, но и к остальным. Так, у Тургенева читаем: Дикий гусь и утка прилетели первыми. Ясно, что определение дикий относится не только к ближайшему существительному гусь, но и ко второму — утка, потому что дикий гусь и домашняя утка никакой пары не образуют. Исходя из этих соображений, мы говорим: каждый завод и фабрика, советское радио и телевидение, создание новой оперы и балета.

2. Определение ставится в форме множественного числа, когда может возникнуть неясность, относится ли оно только к ближайшему существительному или ко всему ряду однородных членов: прилежные ученик и ученица, каменные дом и сарай, старинные шкаф и стол.

Упражнение. Допишите окончания.

1. На столе лежали четыре толсты… книги. 2. Два крайни… окна в первом этаже были затемнены. 3. Упражнение заняло три пяты… страницы тетради. 4. Пришлось ждать добры… два часа. 5. Реставрированы… музей и картинная галерея вновь открыты для посетителей. 6. Мать с гордостью говорила об успехах сво… сына и дочери. 7. Выполняйте работу с прежн… вниманием и старанием. 8. Газетный киоск находится на ближайш… улице или площади. 9. Загоревш… и окрепш… брат и сестра вернулись из пионерлагеря. 10. Проводится конкурс на решение шахматн… этюда и задачи.

Упражнение. Раскройте скобки, выберите подходящий вариант; мотивируйте свой выбор.

1. В СССР осуществлено бесплатное обучение в средней и высшей (школе — школах). 2. Город открыт для ветров с северной и восточной (стороны — сторон).

3. И первая и вторая (половина — половины) встречи на первенство страны по футболу (прошла — прошли) в быстром темпе. 4. Ученики нашей и соседней (школы — школ) участвовали в турпоходе. 5. В фильме показана жизнь старшего и младшего (поколения — поколений). 6. Скопление льдов наблюдалось в верхнем и нижнем (течении — течениях) реки. 7. Вопрос этот важен как с теоретической, так и с практической (точки — точек) зрения. 8. И Балтийский и Черноморский (флот — флоты) успешно справились с перевозками. 9. Широкий шрам проходил у него как раз посередине между правым и левым (глазом — глазами). 10. Собрания проводились за Нарвской или Невской (заставой — заставами).

В городе Туле — на станции Тула

Вы не задумывались над вопросом, почему мы говорим: на реке Волге, но на горе Эльбрус, т. е. в одном случае географическое название (собственное имя существительное) согласуется в падеже с родовым понятием (нарицательным существительным), а в другом случае такого согласования нет и географическое название сохраняет начальную форму именительного падежа?

Попробуем разобраться в этом вопросе, имеющем большое практическое значение: ведь все события вокруг нас происходят в пространстве (и времени).

1. Обычно согласуются:

а) названия городов: в городе Москве, у города Смоленска, около города Варшавы (Минска, Парижа, Рима…). Правда, не согласуются составные названия: в городе Минеральные Воды, у города Советская Гавань. Часто не согласуются названия городов на -ово, ‑ево, ‑ыко, ‑ино: в городе Кемерово, у города Болшево, за городом Царицыно, в городе Бородино (такие формы встречаются в разговорной речи). Обычно разграничиваются совпадающие в звуковом отношении названия мужского рода на ‑ов и среднего рода на ‑ово во избежание их смешения: в городе Кирове (областной центр) — в городе Кирово (районный центр); живет в городе Пушкине (под Ленинградом, бывшее Детское Село) — живет в городе Пушкино (под Москвой);

б) названия рек: на реке Днепре, на реке Оке, на реке Москве (отсюда литературный вариант на Москве-реке, а разговорный на Москва-реке), у реки Вислы (Темзы, Сены, Дуная…). Оговорки, сделанные в предыдущем подпункте, распространяются и на эти случаи: на реке Северный Донец (составное название), на реке Птичь (малоизвестное название).

Не останавливаемся на названиях сел и деревень, как реже встречающихся: в селе Горюхине (Пушкин), в деревню Дюевку (Шолохов).

2. Не согласуются:

а) названия озер, гор, островов, полуостровов, пустынь и т. д.: на озере Байкал, у горы Арарат, на острове Мадагаскар, у полуострова Таймыр, в пустыне Каракумы, близ мыса Челюскин, в заливе Аляска, в проливе Босфор, в бухте Золотой Рог, на канале Волга-Дон;

б) астрономические названия: исследование планеты Венера, орбита планеты Марс, в созвездии Большая Медведица;

в) названия станций и портов: на станции Орел, у станции Луга, в порту Одесса, из польского порта Гдыня;

г) иностранные административно-территориальные названия: в штате Техас, в департаменте Сена, в провинции Тоскана.

Упражнение. Заключенные в скобки названия поставьте в нужной форме.

1. Уральский университет находится в городе (Свердловск). 2. Интересна была прогулка на пароходе по реке (Кама). 3. Соль добывается из озер (Эльтон и Баскунчак). 4. Экскурсанты побывали на острове (Новая Земля). 5. Альпинисты остановились у горы (Казбек). 6. Пассажиры ожидали прибытия поезда на станции (Москва-Пассажирская). 7. Суда отправлялись из порта (Находка). 8. По-видимому, на планете (Марс) жизни нет. 9. Сохранились интересные памятники старины в индийском штате (Хайдарабад).

Что в лоб, что по лбу

Как известно, под управлением понимается такой вид синтаксической связи в словосочетании и предложении, при котором зависимое слово (имя существительное, местоимение) ставится в определенной форме (без предлога или с предлогом) по требованию основного слова.

Казалось бы, одно (беспредложная конструкция) исключает другое (предложную конструкцию). Однако это не так: нередко обе конструкции выступают в роли синтаксических синонимов, что позволяет разнообразить и обогащать речь.

Сравним сочетания: интересный всем — интересный для всех, нужный многим — нужный для многих, полезный детям — полезный для детей, понятный каждому — понятный для каждого и т. п. Нетрудно видеть близость значений между сочетаниями в каждой паре. Небольшое же различие в смысловых оттенках состоит в более конкретном значении предложных конструкций, так как в них отношения между словами выражаются не только падежным окончанием, но и предлогом.

Так, сочетание идти полем указывает на направленность линейного движения, а сочетание идти по полю обозначает движение в пределах названного пространства. Ср.: Туда мы шли полем, оттуда — лесом. — Мы шли по полю, по лесу.

Сочетания работать вечерами — работать по вечерам различаются тем, что первая конструкция указывает на то, что действие совершается в одни и те же отрезки времени, а вторая обозначает также регулярное повторение действия. Ср.: На этой неделе брат не может прийти к нам в гости, так как работает теперь вечерами. — Брат всегда работает по вечерам.

В сочетаниях типа вернуться поездом — вернуться на поезде, ехать автобусом — ехать на автобусе предложные конструкции более употребительны и характеризуются большей сочетаемостью с названиями средств транспорта. Ср. обычное приехал на машине при неупотребительности «приехал машиной». Кроме того, речь здесь идет о механическом транспорте, и вряд ли кто-нибудь согласился бы с тем, чтобы о нем сказали «приехал сюда ослом или верблюдом».

Некоторые беспредложные сочетания, появившиеся вначале в профессионально-технической речи как проявление принципа экономии языковых средств, в дальнейшем получили широкое распространение. Так, в каждой приводимой ниже паре словосочетаний в настоящее время чаще используется беспредложная конструкция: глубиной в пятнадцать метров — глубиной пятнадцать метров, длиной в десять километров — длиной десять километров, шириной в три метра — шириной три метра, на высоте в 1500 метров — на высоте 1500 метров, ценой в 5 рублей — ценой 5 рублей, стоимостью в 15 копеек — стоимостью 15 копеек, ростом в 170 сантиметров — ростом 170 сантиметров, водоизмещением в 30 тысяч тонн — водоизмещением 30 тысяч тонн, весом (массой) в два килограмма — весом (массой) два килограмма, емкостью в три литра — емкостью три литра, на расстоянии в 450 километров — на расстоянии 450 километров, тиражом в 10 тысяч экземпляров — тиражом 10 тысяч экземпляров, со скоростью в 50 километров в час — со скоростью 50 километров в час и т. п.

Многие предлоги синонимичны, т. е. взаимозаменяемы, например: средство от гриппа — средство против гриппа, контроль за успеваемостью учащихся — контроль над производством.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Ср. также: с помощью — при помощи (второй вариант конкретизирует действующее лицо; ср.: с помощью щипцов — при помощи брата); с целью — в целях (первый вариант чаще употребляется при инфинитиве, второй — при отглагольном существительном; ср.: с целью выяснить — в целях выяснения); в меру — по мере (ср.: в меру сил и возможностей — по мере надобности); в последнее время (определенный момент) — за последнее время (отрезок времени); меры к осуществлению — меры для осуществления (во втором варианте содержится большой оттенок целенаправленности); наблюдения за звездами — наблюдения над подопытными животными (во втором варианте имеется в виду возможность вмешательства в действие); в волнении (полный охват чувством) — с волнением (частичный охват чувством); использовать на местные нужды — использовать для местных нужд (во втором варианте подчеркивается целенаправленность действия); гулять в лесу — гулять по лесу (в первом сочетании имеется в виду действие ограниченное: гулять можно на небольшом участке леса; второе сочетание обозначает действие разбросанное — в пределах названного пространства); идти по берегу (обозначается место движения) — идти вдоль берега (указывается направление движения на пространстве, вытянутом в линию); глядеть в небо (устремлять взоры в одну точку) — глядеть на небо (бросать взоры на все пространство); ездить в города (указывается направление действия) — ездить по городам (имеет распределительное значение); картины развешаны на стенах (указывается только место) — картины развешаны по стенам (добавочное значение распространения действия по всей поверхности предмета); туман поднимался от земли (указывает направление движения: туман мог уже не касаться земли) — туман поднимался с земли (отдаление после предшествующего соприкосновения с предметом); спускаться с лестницы (двигаться от верхней до нижней ступеньки) — спускаться по лестнице (двигаться по поверхности предмета, может быть, с его середины); лицо в веснушках, костюм в заплатах (полный охват предмета признаком) — лицо с веснушками, костюм с заплатами (частичная принадлежность признака предмету).

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Выпил воду или выпил воды?

И то и другое. В первом сочетании форма винительного падежа указывает на полный охват предмета действием (выпил всю воду, которая была в стакане), а форма родительного падежа указывает на частичный охват предмета действием (выпил немного воды, чтобы успокоиться).

Ср. также: купить хлеб — купить хлеба, принести дрова — принести дров, приобрести тетради — приобрести тетрадей, добыть книги — добыть книг и т. п.

Различие между формами винительного и родительного падежей может заключаться также в том, что первый указывает на определенный предмет, а второй — на предмет неопределенный. Ср.: Ждать поезда Ленинград — Москва (определенный поезд, прибывающий по расписанию) — ждать поезда (любого, идущего в нужном направлении). Чаще при глаголе ждать существительные конкретные употребляются в форме винительного падежа, а существительные отвлеченные — в форме родительного падежа; ср.: жду свою сестру — жду случая.

Искать свое место (в партере театра, в концертном зале) — искать места (добиваться работы, должности). Ср. с существительными конкретными и отвлеченными: искать свою тетрадь — искать поддержки, искать закатившийся мячик — искать сочувствия.

Просить деньги (определенную сумму, заранее обусловленную) — просить денег (неопределенное количество), просить стакан воды — просить слова на собрании.

Требовать свою книгу — требовать внимания, требовать плату за проделанную работу — требовать сострадания к страждущим.

Я не читал эту книгу или я не читал этой книги?

Что правильно? — И то и другое.

Дополнение при переходном глаголе с отрицанием может стоять как в родительном, так и в винительном падеже. Но это не означает, что обе конструкции одинаково употребительны во всех случаях: в одних явно преобладает употребление родительного падежа, в других — предпочтителен винительный падеж, в третьих — наблюдается факультативное их использование.

1. Родительный падеж, имеющий в рассматриваемой конструкции значение усиленного отрицания, употребляется в следующих случаях:

а) при наличии в предложении частицы ни или местоимения либо наречия с этой частицей-приставкой, например: Однако ж я не терял ни бодрости, ни надежды (Пушкин); До вас никто еще этого браслета не надевал (Куприн);

б) при разделительно-количественном значении дополнения (имеется в виду часть предмета): не приводил примеров, не отмечал недостатков, не принимает мер, не делает успехов; ср.: Не купил к чаю баранок (Федин);

в) при выражении дополнения отвлеченным существительным: не теряет времени, не скрывает радости, не обнаруживает желания, не делает уступок; ср.: Утро не принесло радости (Леонов); Не буди того, что отмечталось, не волнуй того, что не сбылось (Есенин).

2. Винительный падеж, ослабляющий значение отрицания (сохраняется та же форма дополнения при переходном глаголе, которая имеется без отрицания), обычно употребляется в следующих случаях:

а) при указании на конкретный, определенный предмет (именно этот предмет, а не вообще какой-то): не проверил присланную ему работу, не решил эту трудную задачу, не взял оставленную для него книгу; ср.: Жалею, что ты со мною вместе не видал великолепную цепь этих гор (Пушкин); Я не люблю луну (Горький);

б) обычно при выражении дополнения одушевленным существительным: Давно не встречал свою сестру; мать никогда не наказывает Петю; ср.: Он давно не видел Ольгу (Горький); Я никогда не расспрашивала маму об отце (Леонов);

в) нередко при постановке дополнения перед глаголом-сказуемым: эту книгу я не возьму, спортивную площадку еще не расчистили; ср.: Журнал я этот не люблю (Тургенев); Землю не отнимут у них (Шолохов); Эту песню не задушишь, не убьешь (Ошанин);

г) при двойном отрицании (т. е. при усиленном утверждении): не могу не отметить ценность этой работы, нельзя не признать его правоту; ср.: Не могу не сказать несколько слов об охоте (Тургенев); Никак нельзя было не пожалеть это кроткое провинциальное создание (Леонов);

д) обычно в конструкции «не + вспомогательный глагол + инфинитив переходного глагола + дополнение»: не мог закончить работу вовремя, не надеялся выполнить задание, не начал читать книгу; ср, Не стану описывать Оренбургскую осаду (Пушкин); Он не решался сообщить матери и Оле правду о своем несчастье (Б. Полевой).

3. В остальных случаях встречается равноправное употребление конструкций и с родительным и с винительным падежом. Такое употребление связано со стилистическим различием: конструкции с родительным падежом характерны для книжной речи, а конструкции с винительным падежом — для речи разговорной. Ср. у М. Горького: Я не намерен умалять чьих-либо заслуг. — Он не выговорил это слово.

Попутно заметим, что после глаголов с приставкой недо-, не имеющей значения отрицания, а указывающей на выполнение действия ниже нормы, дополнение обычно ставится в винительном падеже: недовыполнить план, недоварить суп, недооценить силу противника; ср.: Он что-то недосказал, что-то недоделал (Достоевский).

Упражнение. Раскройте скобки, выберите подходящий вариант. Мотивируйте свой выбор.

1. Мы не теряли (надежды — надежду) найти правильное решение запутанной задачи. 2. Ленивые ученики не выполняют вовремя (домашние задания — домашних заданий). 3. Дети были тепло одеты и, несмотря на мороз, не чувствовали (холод — холода). 4. Садовник всячески старался не допустить (гибель — гибели) молодых деревьев. 5. Врач не обнаружил у пациента (никакие признаки — никаких признаков) заболевания. 6. Туристы хорошо подготовились к походу и ни в чем не испытывали (нужду — нужды). 7. Некоторые мастера не приняли (участие — участия) в розыгрыше первенства страны по шахматам. 8. Прогулка была приятная, никто не заметил друг у друга (усталость — усталости). 9. Некоторые делегаты не имели (возможность — возможности) приехать на конференцию. 10. На этот раз он не сдержал (свое обещание — своего обещания).

Правильно ли построено предложение: Наш преподаватель физкультуры организовал и руководит кружком спортивной гимнастики? Нет, неправильно, и вот почему.

Нередко в предложении при двух или нескольких управляющих словах имеется общее управляемое слово (дополнение). Такие конструкции вполне правильны, если управляющее слово требует одинакового падежа и предлога, например: читать и конспектировать книгу, подбирать и выписывать цитаты. Но если общее зависимое слово имеется при словах, требующих разного управления, то такая конструкция неправильна, например: «интересоваться и изучать астрономию» (интересоваться чем? изучать что?); «подбор и наблюдение над фактами» (подбор чего? наблюдение над чем?).

Отсюда ясно, что наше экспериментальное предложение построено неверно: организовал что? руководит чем? Исправить предложение нетрудно; при первом управляющем слове употребляется зависимое существительное, а при втором — заменяющее его местоимение: организовал кружок спортивной гимнастики и руководит им. Точно так же: интересоваться астрономией и изучать ее, подбор фактов и наблюдение над ними.

Книга племянника мужа учительницы сына моего соседа

Легко ли найти владельца книги в этой запутанной конструкции? Чтобы ответить на этот вопрос, вы начинаете перебирать звенья этой цепочки родительных падежей с конца: у меня есть сосед, у него есть сын, у сына есть учительница, у учительницы есть муж, у мужа есть племянник… наконец, отдышавшись, вы находите того, кому принадлежит книга. Нетрудно видеть стилистический недостаток подобных конструкций: один родительный падеж цепляется за другой, в результате чего образуется клубок, который приходится терпеливо разматывать. Пример подобного неудачного предложения в школьном пособии по литературе привел писатель Корней Чуковский: «Творческая обработка образа дворового идет по линии усиления показа трагизма его судьбы».

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Попытайтесь передать эту мысль понятным языком. Не так просто, не правда ли? Попробуем совершить этот подвиг вместе. Может быть, подойдет такой вариант: В основу образа дворового положена его трагическая судьба.

Возвращаясь к вопросам управления, затронем еще один случай. Ученик написал в плане сочинения такой пункт: «Поиски Пушкина новых средств и приемов художественной выразительности». У другого ученика пункт плана был сформулирован так: «Оценка Добролюбова „темного царства“». В обоих случаях допущена стилистическая ошибка, выразившаяся в том, что рядом оказались два родительных падежа: родительный субъекта (обозначает производителя действия: приезд брата, выступления учеников) и родительный объекта (обозначает объект действия: чтение книги, исправление ошибок). В подобных случаях рекомендуется заменять родительный субъекта творительным падежом. Так, вместо «оценка Добролюбова» можно было бы сказать «оценка Добролюбовым».

Пью чай с лимоном и с удовольствием

Чтение этого предложения, вероятно, вызовет у вас улыбку: уж очень нелепо выглядит его построение. Оно было предназначено служить примером предложения с однородными членами, но на самом деле именно однородности здесь нет: слишком вещественно неоднородны понятия «лимон» и «удовольствие». А в переводе на синтаксические термины с лимоном — дополнение, с удовольствием — обстоятельство образа действия, т. е. разноименные члены предложения, которые, разумеется, не могут быть однородными. Ср. не менее курьезное предложение: «Шел дождь и два студента, один в университет, другой в калошах».

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Однородные члены предложения могут быть соединены между собой союзами или только при помощи перечислительной интонации. Отсюда возможны различные варианты:

1) читать книги, брошюры, газеты, журналы;

2) читать и книги, и брошюры, и газеты, и журналы,

3) читать книги, брошюры, газеты и журналы,

4) читать книги и брошюры, газеты и журналы.

Первый вариант (без союзов) образует так называемый незамкнутый ряд, т. е. конструкцию, не содержащую в себе полное перечисление; ср.: Весь дом был наполнен тревожными скрипами, вздохами, шорохами (Горький).

Второй вариант (с повторением соединительного союза перед каждым однородным членом) тоже имеет характер незаконченного перечисления, но при этом все однородные члены логически и интонационно подчеркиваются; ср.: Перед глазами ходил океан, и колыхался, и гремел, и сверкал, и угасал, и светился, и уходил куда-то в бесконечность (Короленко).

Третий вариант (с постановкой союза перед последним однородным членом) образует замкнутый ряд, имеющий значение законченного перечисления; ср.: Мороз крепчал и щипал уши, лицо и руки (Серафимович).

Четвертый вариант (с попарным соединением однородных членов) имеет две основные разновидности:

а) чаще всего парные группы образуются близкими по смыслу словами, например: Лицо Николая и голос, тепло и свет в комнате успокаивали Власову (Горький);

б) попарно могут соединяться слова, обозначающие контрастные понятия, например: Глядел на все вокруг пытливыми глазами надежд и опасений, страха и радости (Горький).

Наконец, возможно попарное соединение слов, обозначающих понятия, логически далекие друг от друга, что создает эффект неожиданности, весьма оживляющий речь, например: Из таких людей можно делать все: гвозди и танки, стихи и победу (Эренбург).

Впрочем, неожиданное столкновение далеких друг от друга понятий при включении их в ряд однородных членов встречается у писателей не только при попарном соединении как особый прием, например: При сем известии путешественник возвысил было голос и нагайку (Пушкин); Агафья Тимофеевна носила на голове чепец, три бородавки на носу и кофейный капот с желтенькими цветами (Гоголь); Лев Саввич Турманов, дюжинный обыватель, имеющий капиталец, молодую жену и солидную плешь… (Чехов); Переживаемый нами сезон есть сезон всяческих собраний и рубки капусты (Горький).

Как вы расцениваете с точки зрения литературной нормы предложение: Лежащий портфель на столе принадлежит нашему преподавателю? Ответ может быть только один: предложение построено неправильно — в нем нарушен порядок слов. Согласно норме причастный оборот может предшествовать определяемому существительному (лежащий на столе портфель) или следовать за ним (портфель, лежащий на столе), но не должен включать в себя это существительное (лежащий портфель на столе).

Правильно ли построено предложение: Хорошее впечатление производит новая повесть молодого писателя, рассказывающая о событиях прошлого, и которая, несомненно, принесет пользу подрастающему поколению? Нет, потому что в нем соединены как однородные конструкции причастный оборот и придаточное предложение (нужны или два причастных оборота или два придаточных предложения).

Как известно, причастный оборот и придаточное предложение определительное являются синтаксическими синонимами (параллельными синтаксическими конструкциями) и могут взаимозаменяться. Сохраняя общий смысл, они различаются стилистически: причастному обороту присущ оттенок книжной речи. Еще А.С. Пушкин отмечал это, говоря о различии между письменной речью и речью разговорной: «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же, как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному… Мы не говорим: карета, скачущая по мосту; слуга, метущий комнату; мы говорим: которая скачет, который метет и пр., — заменяя выразительную краткость причастия вялым оборотом».

Но при замене придаточного предложения причастным оборотом или при обратной замене надо быть осторожным, чтобы не получилось искажения смысла. Так, заменяя предложение Мчались лошади казаков, покрытые пеной предложением Мчались лошади казаков, которые были покрыты пеной, мы создаем двусмысленность (кто был покрыт пеной?).

А как вы отнесетесь к такой замене: коровы, которых отправляют на убой — коровы, отправляющиеся на убой?

«Умерщвление произошло по причине утонутия»

Как вы понимаете предложение: «На собрании обсуждался вопрос о повышении дисциплины»? О чем идет речь: дисциплина повысилась, повышается, должна быть повышена? Неясность связана с тем, что отглагольное существительное повышение, как и другие подобные образования, лишено категории времени, вида, залога, а отсюда и неясность значения. Ср.: возвращение мальчика (он сам вернулся или его вернули?). Поэтому, хотя отглагольные существительные широко используются как термины в языке науки и техники (ощущение, представление, суждение; сложение, вычитание, деление, умножение; согласование, управление, примыкание; взыскание, оправдание, осуждение и т. д.), при их использовании необходимо следить, не возникает ли в отдельных случаях двузначность или неясность.

Иногда встречаются искусственные образования, созданные по определенной модели, но не принятые в общелитературном языке. Представим себе такое сочетание: «Разутие ноги и вынутие ее из сапога». Вряд ли вы его одобрите, и будете правы: уж очень оно звучит по-канцелярски. Не случайно подобные образования используются писателями, пародирующими канцелярскую речь. Например: Без какового соглашения оная свинья никоим бы образом не могла быть допущенною к утащению бумаги (Гоголь); Равным образом воспрещается выколотив глаза, откушение носа… отнятие головы (Салтыков-Щедрин); влетение и разбитие стекол вороною (Писемский); Умерщвление произошло по причине утонутия (Чехов).

Упражнение. Если вы хотите выступить в роли редактора, то исправьте приводимые ниже предложения; укажите характер ошибки.

1. Южные фрукты нового урожая, отправляющиеся в столицу, скоро прибудут на место назначения. 2. Сделанные доклады в литературном кружке свидетельствуют о начитанности учеников. 3. Первый, прочитающий эту книгу, расскажет ее содержание. 4. Юноша готов совершить поступок, заслуживший бы одобрение товарищей. 5. Сочинение, написанное на интересную тему и которое полностью ее раскрыло, получило высокую оценку. 6. Выключайте напрасно горящий свет, берегя электроэнергию. 7. Подъезжая к реке, мы остановили лошадей, соскочили на землю и, быстро раздевшись, бросились в воду. 8. Проходя по улице, мне встретился школьный товарищ. 9. Мальчик добился пересиления чувства страха. 10. В пылу борьбы противник допустил случайное выколотие глаза.

Лодка, к счастью, пошла ко дну на неглубоком месте

Как известно, вводные слова не являются членами предложения. Значит ли это, что они как бы лишние слова, непрошеные гости? Отнюдь нет: они придают предложению важные смысловые оттенки. Покажите это при разборе приводимых ниже предложений.

1. Сестра волновалась меньше всех. 2. К счастью, сестра волновалась меньше всех. 3. Сестра, кажется, волновалась меньше всех. 4. Сестра, конечно, волновалась меньше всех. 5. По словам брата, сестра волновалась меньше всех. 6. Сестра, напротив, волновалась меньше всех. 7. Словом, сестра волновалась меньше всех. 8. Сестра, по правде говоря, волновалась меньше всех. 9. Сестра, поверишь ли, волновалась меньше всех. 10. Сестра, по своему обыкновению, волновалась меньше всех.

Имеет значение и место, занимаемое вводным словом в составе предложения. Приведенное в заголовке предложение должно было бы иметь такой вид: Лодка пошла ко дну, к счастью, на неглубоком месте.

Значит, так сказать, ну, вообще…

Перед нами так называемые слова-паразиты, нередко встречающиеся в недостаточно отработанной в литературном отношении речи, не несущие никакой смысловой нагрузки.

Эту особенность нелитературной речи прекрасно подметил Н.В. Гоголь и дал блестящий образец ее в «Повести о капитане Копейкине» (I том «Мертвых душ»). В рассказе малокультурного почтмейстера находим такой отрывок, насыщенный словами-паразитами и ненужными вводными словами: «Ну, можете представить себе: эдакой какой-нибудь, то есть, капитан Копейкин и очутился вдруг в столице, которой подобной, так сказать, нет в мире. Вдруг перед ним свет, так сказать, некоторое поле жизни, сказочная Шехерезада. Вдруг какой-нибудь эдакой, можете представить себе, Невский проспект, или там эдакая какая-нибудь Гороховая, черт возьми! или там эдакая какая-нибудь Литейная; там шпиц эдакой какой-нибудь в воздухе; мосты там висят эдаким чертом, можете представить себе, без всякого, то есть, прикосновения, — словом, Семирамида, судырь, да и полно!»

Ср. реплики конторщика Епиходова в пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад»: «Вот видите, извините за выражение, какое обстоятельство между прочим…»; «Собственно говоря, не касаясь других предметов, я должен выразиться о себе, между прочим, что судьба относится ко мне без сожаления, как буря к небольшому кораблю. Если, допустим, я ошибаюсь, тогда зачем же сегодня утром я просыпаюсь, к примеру сказать, гляжу, а у меня на груди страшной величины паук…»; «С меня взыскивать, позвольте вам выразиться, вы не можете».

«Петухи давно пропели и играют на рожке»

Здесь процитированы строчки из одного дореволюционного стихотворения. Как вы думаете, точно ли приведена цитата? Обратите внимание на пунктуацию, и убедитесь, что нет: отсутствие запятой, которая полагается в сложносочиненном предложении перед соединительным союзом и, резко искажает смысл фразы.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Равноправные отношения, существующие между частями сложносочиненного предложения, допускают их перестановку, например: Все жаловались на холод, и дождь стучал в окна. — Дождь стучал в окна, и все жаловались на холод. Такая перестановка возможна при условии, что в обеих частях выражается одновременность действий.

Но если в частях сложносочиненного предложения выражаются другие отношения, перестановка невозможна:

1) последовательность действий: Сверкнула молния, и грянул гром;

2) причинно-следственные отношения: Стало темно, и в доме зажгли огни.

Выразительны сложносочиненные предложения, в которых вторая часть содержит неожиданное присоединение, а первая выражена назывным предложением, например: Еще напор — и враг бежит (Пушкин); Вот крик — и снова все вокруг затихло (Лермонтов); Мгновение — и все опять тонуло во мраке (Короленко); Один прыжок — и лев уже на спине буйвола (Куприн).

«Вот пес без хвоста, который за шиворот треплет кота, который пугает и ловит синицу, которая ловко ворует пшеницу…»

Перед нами сложноподчиненное предложение (из шуточного переводного стихотворения С. Маршака). Конечно, здесь сознательно использован прием нанизывания придаточных предложений с союзным словом который при последовательном подчинении для создания комического эффекта.

Такое построение сложноподчиненного предложения, нарушающее литературную норму, применяется и для другой цели. Так, И.И. Гончаров использовал подобную конструкцию для речевой характеристики персонажа — Обломова, в письме которого управляющему домом читаем: «Квартира, которую я занимаю во втором этаже дома, в котором вы предположили произвести некоторые перестройки…» Не случайно в следующем предложении текста письма повторяется аналогичная ошибка: «Известись через крепостного моего человека, Захара Трофимова, что вы приказали сообщить мне, что занимаемая мною квартира…» Автор письма, человек образованный, но страдающий леностью мысли, сам признал его «нескладным», так как «тут два раза сряду что, а там два раза который».

Наконец, подобные построения используются писателями для того, чтобы придать повествованию разговорный характер, приблизить авторскую речь к речи персонажей. Например, у Н.В. Гоголя: «Собакевич так сказал утвердительно, что у него (Чичикова) есть деньги, что он вынул еще бумажку»; у Л.Н. Толстого: «Он не знал, что Левин чувствовал, что у него выросли крылья»; «Все в батарее считали его капиталистом, потому что он имел рублей двадцать пять, которыми охотно ссужал солдата, который действительно нуждался». Ф.М. Достоевский вкладывает в уста отрицательного персонажа Ставрогина (из романа «Бесы») фразу, которая должна подчеркнуть нарочито неотделанный, отталкивающе неприглядный слог: «Я так был низок, что у меня дрогнуло сердце от радости, что выдержал характер и дождался, что она вышла первая».

Но явно ошибочны подобные предложения в речи учеников: «Я читаю книгу, которую взял в библиотеке, которая находится недалеко от моего дома»; «Я попросил товарища, чтобы он одолжил мне эту книгу, чтобы я мог написать домашнее сочинение»; «Володя ответил, что он хорошо знает, что это было не так». Нужно внимательно следить не только за своей письменной речью, но и за устной!

Умеете ли вы разбирать сложноподчиненные предложения? Давайте проверим, а заодно поупражняемся в синтаксическом разборе.

К какому виду относится придаточное в предложении: Я прервал Савельича вопросом, сколько у меня всего денег (Пушкин)? Рассматриваемое придаточное допускает двоякое понимание: как придаточное изъяснительное (прервал вопросом о чем?) и как придаточное определительное (прервал вопросом каким?). Такое двоякое толкование возможно в тех случаях, когда придаточное предложение относится к существительному со значением высказывания, сообщения, предположения и т. п. Например: Я оставил Душет с приятной мыслью, что ночую в Тифлисе (Пушкин); Весть, что красные подходят к Вешенской, распространилась с поразительной быстротой (Шолохов).

Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным (Пушкин). Придаточное определительное или придаточное следствия? — В главном предложении имеется указательное слово такой, содержание которого раскрывается придаточным предложением. Это могло бы навести на мысль, что перед нами определительное придаточное, указывающее вместе с тем на результат и имеющее оттенок следствия. Однако следует учесть, что указательное слово такой находится не при существительном в роли его признака, а при полном прилагательном свирепой и указывает на степень качества (такой по значению «равно», «настолько», «столь»). Поэтому следует говорить о придаточном степени. Ср.: Бэла сидела на кровати в черном шелковом бешмете, бледная, такая печальная, что я испугался (Лермонтов).

К какому виду относится придаточное в предложении: Я бежал по улице, как вдруг услышал тревожный крик? — В школьной практике подчиненные предложения этого типа рассматриваются как придаточные времени. Этим, однако, не характеризуется их своеобразие: обращает на себя внимание то обстоятельство, что основной факт заключенного в сложном предложении сообщения выражен не главным предложением, а придаточным. Это видно из постановки вопроса: мы поставим вопрос не от главного предложения к придаточному (я бежал когда?), а от придаточного предложения к главному (я услышал когда? — когда бежал по улице). Подчинительный союз по смыслу должен был бы стоять в первом предложении, и все сложное предложение приняло бы такой вид: Я услышал… когда бежал по улице или: Когда я бежал по улице, то услышал (в рассматриваемом предложении союз как имеет значение времени и равнозначен союзу когда). Такой временной союз, перешедший из придаточного предложения в главное, называют инверсивным, «переворачивающим факты». Ср.: Уж солнце закатилося, когда с базарной площади Ермил последний тронулся (Некрасов); Мы собирались вернуться в село, как вдруг с нами случилось довольно неприятное происшествие (Тургенев).

Как разбирать предложение: Дыхание становилось все глубже и спокойнее, по мере того как отдыхало и охлаждалось его тело (Куприн)? — В школьной практике придаточные предложения этого типа относятся к придаточным времени. Но в теоретической грамматике придаточные с союзом по мере того как обозначаются особым термином «придаточные сопоставительные». Особенностью сложноподчиненных предложений с такими придаточными является то, что содержание главного предложения рассматривается с точки зрения сопоставления его с тем, о чем говорится в придаточном.

Как разбирать предложение: Я слишком был счастлив, чтобы хранить в сердце чувство неприязненности (Пушкин)? — Придаточное предложение имеет здесь в качестве соотносительного слова в главном предложении наречие меры слишком (образуется сочетание слишком — чтобы, указывающее на предельную меру или степень признака, действия, состояния). Такие предложения рассматриваются как разновидность придаточных меры и степени (в какой мере я был счастлив?). Ср.: Я слишком уважаю вас, чтобы лукавить (Тургенев); И он был слишком большой и темно одет, чтобы незаметно переползти по снегу (Фадеев).

Сложноподчиненным или сложносочиненным следует считать предложение: Было ли так на самом деле или нет, только я больше этим не интересовался? — Предложение это сложноподчиненное. Это видно из того, что первая часть в нем несамостоятельна (ср.: Было ли так на самом деле или нет — он этого не сообщил, где то же предложение выступает в роли придаточного). Затруднения при разборе приведенного в вопросе предложения вызваны отчасти тем, что слово только выступает здесь в необычной для него роли противительного союза, отчасти тем, что между обеими частями сложного предложения пропущено какое-то связующее звено, например: Было ли так на самом деле или нет — не знаю (неизвестно, не помню), только я больше этим не интересовался. Таким образом, противопоставление только (в значении «но») относится не к придаточному предложению, а к опущенному главному при нем. Придаточное здесь изъяснительное, что подтверждается наличием во второй части слова этим (не интересовался этим, т. е. тем, было ли так на самом деле или нет).

Как разбирать предложение: Чем на мост нам идти, поищем лучше броду (Крылов)? Можно ли в нем придаточное рассматривать как изъяснительное, отвечающее на падежный вопрос вместо чего? — Придаточные изъяснительные относятся к сказуемому главного предложения или к другому глагольному слову, способному иметь при себе объект. Хотя в нашем предложении, действительно, можно поставить к придаточному вопрос вместо чего?, но отношения здесь не такие, как, например, в предложении: Вместо шубы надел пальто, со значением замещения одного объекта другим, а имеется в виду сопоставление, вернее — противопоставление двух действий; придаточное предложение относится ко всему главному и прикреплено с помощью сравнительного союза к наречию в сравнительной степени лучше; союз чем в этой конструкции употребляется с неопределенной формой глагола. Ср.: Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться? (Крылов). Придаточное предложение указывает, чему противопоставляется содержание главного предложения или что следует предпочесть тому, о чем говорится в главном предложении. Такие придаточные ближе всего стоят к придаточным сравнительным («отвергнутое» сравнение).

Как разбирать предложение: Участники хора остаются на репетиции, тогда как другие ученики идут домой? Нет ли здесь придаточного времени? — Смысл предложения не в том, что одни остаются в то время, когда другие уходят, а в том, что одни остаются, а другие уходят. Иными словами, связь между обеими частями сложного предложения ближе к сочинительной, чем к подчинительной, и можно говорить о переходном случае от подчинения к сочинению. Согласно другой точке зрения, сложные союзы тогда как, в то время как, между тем как присоединяют придаточные сопоставительные, например: Сверх того, она умеет читать и писать, тогда как Марья Порфирьевна совершенно безграмотна (Салтыков-Щедрин); Она Алексея еще не видала, между тем как все молодые соседки только об нем и говорили (Пушкин); В то время как у Шацкого экзамены начались с десятого марта, у Карташева они должны были начаться в мае (Гарин-Михайловский).

Какой вид придаточного в сложноподчиненном предложении: А он, мятежный, просит бури, как будто в бурях есть покой (Лермонтов)? — Здесь придаточное сравнительное: союз как будто обозначает «как если бы» и употребляется при сравнении с тем, что не соответствует действительности.

Как разбирать предложение: Чем дальше в лес, тем больше дров? — В школьной практике такие предложения относятся к разряду сложноподчиненных с придаточными сравнительными. Особенностью их является то, что обстоятельства, выраженные в них сравнительной степенью наречия (или прилагательного), взаимно связаны: с увеличением или уменьшением того, что обозначено наречием в придаточном предложении, соответственно увеличивается или уменьшается то, что обозначено сравнительной степенью в главном предложении. На этом основании придаточные предложения в этих случаях можно назвать сопоставительными (см. выше предложения с союзом по мере того как). Ср.: Чем ближе к натуре, тем лучше (Гоголь); Старики Базаровы тем больше обрадовались внезапному приезду сына, чем меньше его ожидали (Тургенев); И чем скорее догорал огонь, тем виднее становилась лунная ночь (Чехов).

Сложносочиненным или сложноподчиненным является предложение: Добро бы в гору или в ночную пору, а то и под гору и днем (Крылов)? — Предложение сложноподчиненное с придаточным, совмещающим в себе значение условия и уступки (ср.: Если бы в гору или в ночную пору…; Пускай бы в гору или в ночную пору…). Наличие сочинительного союза а не противоречит этому утверждению, поскольку уступительным союзам придаточного предложения могут соответствовать в стоящем после него главном предложении сочинительные союзы а, но, однако. Это объясняется тем, что уступительное значение близко к противительному и сложные, предложения с придаточными уступительными образуют переходный случай от подчинения к сочинению.

Как разбирать предложение: Молодец, что не струсил? — Перед нами особый тип сложноподчиненных предложений, приближающихся по своим смысловым отношениям к сложноподчиненным предложениям с придаточным причины. Главное предложение здесь состоит из одного сказуемого и является неполным (подразумевается подлежащее он или ты); придаточное служит для обоснования содержащейся в главном предложении качественной оценки лица. Например: Дурак Петруха, что за тебя пошел (Л. Толстой); Молодец, что заступились (он же).

Как разбирать предложения: Если говорить правду, я волновался страшно; Если наша футбольная команда слабая, то и ваша не лучше? Есть ли в них придаточные условия (союз если)} — В первом примере предложение если говорить правду отнюдь не показывает условия того, о чем говорится в основной части предложения (вопрос при каком условии? не подходит), и только по форме совпадает с придаточным условия. Оно носит характер пояснения, попутного замечания и рассматривается как вводное (вставное) предложение. Ср.: Дело-то, если говорить по порядку, начинается с каторги (Короленко); В прошлом году об эту пору уже снег шел, если припомните, а теперь тихо, солнечно (Чехов).

Характер подобных предложений с союзом если можно показать на таком примере: Петр I,если не ошибаюсь, умер в 1725 году (а если я ошибаюсь, то он умер в другом году?). Нет придаточного условия и во втором приведенном в вопросе примере: вторая команда вовсе не лучше при условии, что слаба первая. Отношения между частями сложного предложения сопоставительные. Ср.: Если этот зал вмещает двадцать человек, то соседний — не менее тридцати (союз если имеет значение союзов тогда как, в то время как, между тем как).

Легко ли найти главное и придаточное предложение в сложноподчиненном? Казалось бы, уже в чем, в чем, а в этом вы свободно разбираетесь. И все-таки проверим. Для начала возьмем такое предложение: Не успел Чичиков осмотреться, как уже был схвачен под руку губернатором. Наличие подчинительного союза как во второй части сложного предложения дает основание рассматривать ее как придаточное предложение. Но ведь вопрос мы не поставим: не успел Чичиков оглянуться когда? а наоборот: был схвачен под руку когда? На этом основании одни грамматисты главным предложением считают вторую часть (несмотря на наличие в ней подчинительного союза), а придаточным — первую. Ср.: Крестьянин ахнуть не успел, как на него медведь насел (Крылов); Не успел я расплатиться со старым моим ямщиком, как Дуня возвратилась с самоваром (Пушкин). Другая точка зрения заключается в том, что все предложение рассматривается как переходный случай от подчинения к сочинению: ведь союз как можно заменить союзом а, например: Не успел я отойти несколько шагов, а он тут как тут. Можно обойтись вообще без союза: Не успело солнце пригреть землю — загудело все небо (Бубеннов). Такие предложения называют иногда предложениями с взаимным подчинением или с взаимно обусловленными частями.

А как найти главное и придаточное предложение в таком примере: Стоит опять треснуть льдине — и морозная ночь вся содрогнется, и загудит, и застонет (Короленко)? Наличие соединительного союза и противопоказано сложноподчиненному предложению, но по смыслу мы чувствуем наличие условно-следственных отношений: слово стоит имеет значение «если»; ср.: Стоит подуть ветру, и облака сульфата уносятся в пустыню, застилая все вокруг сверкающей горькой пудрой (Паустовский). Кроме того, в этой конструкции вместо сочинительного союза возможно употребление союза подчинительного, например: И стоило нам остановиться в какой-нибудь деревне или местечке, как через несколько секунд около солдата уже было сколько угодно адъютантов (Горький); Стоит ему только прийти, чтобы все заговорило и наперерыв запросилось в душу, наполняя ее счастьем (Л. Толстой). По-видимому, и здесь можно говорить о синтаксической переходности.

Еще больше затруднений вы, вероятно, испытаете при поиске главного и придаточного предложений в таких текстах: Хозяйством нельзя сказать, чтобы он [Манилов] занимался (Гоголь); Вот книга, которую вы просили, чтобы я изучил (Вересаев). Особенностью этих предложений является отсутствие в них четкого разграничения составляющих их частей, включение элементов придаточного предложения в главное или переплетение частей придаточного первой степени и придаточного второй степени и т. д. Такие сложные предложения встречаются в разговорной речи, в процессе которой порядок слов и составных частей предложения непосредственно выражает последовательный ход оформления мысли. Как известно, порядок предложений в сложноподчиненном предложении довольно свободный: придаточное предложение может стоять впереди главного (за некоторыми исключениями), внутри него и после него, но главное предложение не должно находиться внутри придаточного. Однако в предложении Хозяйством нельзя сказать, чтобы он занимался слово хозяйством, по смыслу и по грамматической связи управления относящееся к придаточному предложению (ср.: Нельзя сказать, чтобы он занимался хозяйством), оказалось в начале главного. Подобное же переплетение частей последовательно подчиненных предложений отмечаем и для второго приведенного в вопросе предложения (ср.: Вот книга, изучить которую вы меня просили). Ср. также: Лет до четырнадцати я не могу сказать, чтобы мой отец особенно теснил меня (Герцен).

Какой вывод можно сделать из этого долгого и утомительного разбора сложных союзных предложений? Во многих случаях не втискивайте живую ткань языка в готовые формы, стандартные схемы, не упрощайте факты и явления, сложные по самой своей природе. Не злоупотребляйте такими категорическими словами, как всегда — никогда, все — никто, всё — ничто (ведь могут найтись оправданные исключения).

Периодическая речь

Наша беседа о сложных предложениях не закончена. Мы не можем обойти вниманием такую экспрессивную синтаксическую форму, как период: наша речь должна быть не только безукоризненно правильной, но и выразительной, образной, мелодичной.

Период — это очень распространенное (чаще многочленное сложное) предложение, характеризующееся со стороны содержания значительной полнотой и законченностью выражения мысли, единством темы, а со стороны структуры и интонации распадением на две части: повышение и понижение.

Классическим образцом периода считается начальный отрывок из рассказа Л.Н. Толстого «Два гусара»:

«В 1800‑х годах, в те времена, когда не было еще ни железных, ни шоссейных дорог, ни газового, ни стеаринового света, ни пружинных низких диванов, ни мебели без лаку, ни разочарованных юношей со стеклышками, ни либеральных философов-женщин, ни милых дам-камелий, которых так много развелось в наше время; в те наивные времена, когда из Москвы, выезжая в Петербург в повозке или карете, брали с собой целую кухню домашнего приготовления, ехали восемь суток по мягкой, пыльной или грязной дороге и верили в Пожарские котлеты, в валдайские колокольчики и бублики; когда в длинные осенние вечера нагорали сальные свечи, освещая семейные кружки из двадцати и тридцати человек, на балах в канделябры вставлялись восковые и спермацетовые свечи, когда мебель ставили симметрично, когда наши отцы были еще молоды не одним отсутствием морщин и седых волос, а стрелялись за женщин, из другого угла комнаты бросались поднимать нечаянно и не нечаянно уроненные платочки, наши матери носили коротенькие талии и огромные рукава и решали семейные дела выниманием билетиков; когда прелестные дамы-камелии прятались от дневного света; в наивные времена масонских лож, мартинистов 69, тугендбунда 70, во времена Милорадовичей, Давыдовых, Пушкиных, — в губернском городе К. был съезд помещиков и кончались дворянские выборы».

Молодежь ушла//В клубе стало скучно

Какой пунктуационный знак вы поставите вместо косых линеек между двумя частями бессоюзного сложного предложения? Оказывается, возможны разные знаки: запятая, точка с запятой, двоеточие, тире, в зависимости от смысловых отношений, которые мы устанавливаем между обеими частями.

Молодежь ушла, в клубе стало скучно (последовательность действий). При более отдаленной связи возможна постановка точки с запятой.

Молодежь ушла: в клубе стало скучно (причинно-следственная связь; ср.: Молодежь ушла, потому что в клубе стало скучно).

Молодежь ушла — в клубе стало скучно (следствие указывается во втором предложении; ср.: Молодежь ушла, поэтому в клубе стало скучно).

Этот небольшой эксперимент с пунктуацией мы использовали для того, чтобы показать разнообразие отношений между частями бессоюзного сложного предложения: знаки препинания как бы возмещают отсутствие союзов, проясняющих отношения между частями сложносочиненного и сложноподчиненного предложения. Это можно показать на конкретных примерах.

Одно было несомненно: назад он не вернется (Тургенев). Вторая часть поясняет подлежащее первой части.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. РозентальА мой совет такой: берись за то, к чему ты сроден (Крылов). Вторая часть поясняет сказуемое первой части.

Жилин видит: дело плохо (Л. Толстой). Вторая часть имеет объективное значение и выступает в роли дополнения к первой части.

Ей представилась картина: хрупкая ладья несется по течению (Вересаев). Вторая часть выступает в роли определения к слову в первой части.

Не удалось Артему устроить брата учеником в депо: моложе 15-ти лет не брали (Н. Островский). Вторая часть указывает на причину того, о чем говорится в первой части.

Невежды судят точно так: в чем толку не поймут, то все у них пустяк (Крылов). Вторая часть указывает образ действия, выраженного в первой части.

Пашню пашут — руками не машут (пословица). Первая часть указывает время совершения действия, о котором говорится во второй части.

За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь (пословица). Первая часть указывает условие совершения действия, о котором говорится во второй части.

Хвалы приманчивы — как их не пожелать? (Крылов). Вторая часть указывает следствие, вытекающее из содержания первой части.

Посмотрит — рублем подарит (Некрасов). Вторая часть содержит сравнение с тем, о чем говорится в первой части.

Можно было бы продолжать этот перечень примеров, но и так нетрудно видеть, что приведенные выше предложения по выражаемым ими отношениям напоминают сложноподчиненные предложения. Что касается пунктуации в них, то можно руководствоваться следующими общими положениями:

1) двоеточие в бессоюзных сложных предложениях ставится в тех случаях, когда основная часть высказывания (соответствующая иногда главному предложению в сложноподчиненных предложениях) содержится в первой части сложного предложения, а во второй заключается пояснение, раскрытие содержания, указание на причину и т. д. (эта часть в смысловом отношении близка к придаточному предложению или к пояснительному предложению, например: Погода была ужасная: ветер был, мокрый снег падал хлопьями (Пушкин);

2) тире в бессоюзном сложном предложении обычно ставится в тех случаях, когда основная часть высказывания (соответствующая иногда главному предложению в сложноподчиненных предложениях) содержится во второй части сложного предложения, а первая часть (соответствующая придаточному предложению) имеет подчиненное по смыслу значение, указывая время, условие совершения действия, о котором идет речь во второй части. Ср.:

а) Выйти невозможно: на улице проливной дождь.

б) На улице проливной дождь — выйти невозможно.

При равноправии смысловых отношений между обеими частями (сопоставлении, противопоставлении) между ними ставится тире, например: Чин следовал ему — он службу вдруг оставил (Грибоедов); Служить бы рад — прислуживаться тошно (он же); Он гость — я хозяин (Багрицкий).

Простое и сложное предложения выступают как синонимические конструкции, выражая одни и те же грамматические значения. Сюда относятся:

1) объектные отношения: Мне говорили о приезде брата. — Мне говорили, что приехал брат;

2) причинные отношения: Ученик хорошо сдал экзамены благодаря своей старательности и усидчивости. — Ученик хорошо сдал экзамены благодаря тому, что был старателен и усидчив;

3) целевые отношения: Была создана комиссия для выяснения обстоятельств крушения поезда. — Была создана комиссия, для того чтобы выяснить обстоятельства крушения поезда;

4) условные отношения: Экскурсия не состоится в случае плохой погоды. — Экскурсия не состоится, если будет плохая погода;

5) временны́е отношения: Дышите полной грудью во время прогулки в лесу. — Дышите полной грудью, когда гуляете в лесу;

6) уступительные отношения: Журналист написал статью вовремя, несмотря на занятость другими делами. — Журналист написал статью вовремя, хотя был занят другими делами.

Так что же предпочесть: простое или сложное предложение? Этот вопрос, вероятно, вставал перед вами при оформлении творческих работ — изложений и сочинений. Однозначного ответа на него, конечно, нет: в одних случаях уместны короткие фразы, чеканная проза, в других — развернутые конструкции, открывающие простор для выражения мысли. Покажем это на конкретных примерах.

В «Капитанской дочке» А.С. Пушкина повествование ведется от первого лица. Это позволило автору придать изложению характер рассказа, в котором преобладают простые синтаксические конструкции:

«Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня простирались печальные пустыни, пересеченные холмами и оврагами. Все покрыто было снегом. Солнце садилось. Кибитка ехала по узкой дороге, или точнее по следу, проложенному крестьянскими санями. Вдруг ямщик стал посматривать в сторону и, наконец, сняв шапку, оборотился ко мне и сказал…»

Такие же простые конструкции часто встречаются в рассказах А.П. Чехова:

«Навстречу солнцу ползет темная, свинцовая громада. На ней, то там, то сям красными зигзагами мелькает молния. Слышны далекие раскаты грома. Теплый ветер гуляет по траве, гнет деревья и поднимает пыль. Сейчас брызнет майский дождь и начнется настоящая гроза».

А сейчас приведем отрывок из «Бежина луга» И.С. Тургенева как образец использования развернутых синтаксических конструкций для создания цельной картины из отдельных деталей:

«Цвет небосклона, легкий, бледно-лиловый не изменяется во весь день и кругом одинаков; нигде не темнеет, не густеет гроза; разве кое-где протянутся сверху вниз голубоватые полосы: то сеется едва заметный дождь. К вечеру эти облака исчезают; последние из них, черноватые и неопределенные, как дым, ложатся розоватыми клубами напротив заходящего солнца; на месте, где оно закатилось, так же спокойно, как спокойно взошло на небо, алое сиянье стоит недолгое время над потемневшей землей, и, тихо мигая, как бережно несомая свечка, затеплится на нем вечерняя звезда».

Немного о пунктуации

Для показа роли пунктуации, в частности роли маленькой «запятушечки», обычно приводят два случая (впрочем, их показательность ослабляется тем, что приводятся переводы с других языков, в которых пунктуация отличается от русской).

Один богач в Древней Греции оставил большое наследство, но, как указано было в завещании, наследники должны были выполнить обязательное условие: «поставить статую золотую пику держащую». Как понять это требование, допускающее двоякое толкование:

1) поставить статую, золотую пику держащую;

2) поставить статую золотую, пику держащую.

Первое толкование вполне устраивало наследников, так как золотая пика хоть и не дешево обошлась бы им, но этот расход был в пределах их возможностей. Но недруги наследников настаивали на втором толковании, а это разорило бы наследников (золотая статуя была бы им не по карману). Вопрос остался открытым.

Занимательно о русском языке. Пособие для учителя — В. А. Иванова, З. А. Потиха, Д. Э. Розенталь

Второй случай связан тоже с предложением, написанным без знаков препинания: «Помиловать нельзя казнить». От постановки запятой зависела человеческая жизнь. Ср.:

1) Помиловать, нельзя казнить.

2) Помиловать нельзя, казнить.

Этот пример восходит к историческому факту. Английский король Эдуард II (на рубеже XIII и XIV столетий) восстановил против себя притеснениями и непосильными налогами большинство подданных. Против него составился заговор, во главе которого стояла его жена Изабелла. Король был низложен по решению парламента и заключен в замок, в котором провел восемь месяцев, ожидая решения своей участи. Тюремщики, сторожившие короля, получили такое предписание, сформулированное без запятых: «Эдуарда убить не смейте бояться полезно». Все зависело от того, как прочитать текст:

1) Эдуарда убить не смейте, бояться полезно (т. е. следует бояться).

2) Эдуарда убить, не смейте бояться (так как это полезно).

Тюремщики поняли уловку королевы и прочли письмо так, как ей хотелось. Получилась «кровавая» запятая.

Сколько человек сидело в комнате? Ср.:

1) За столом сидели хозяйка дома, ее сестра, подруга моей матери, двое незнакомых мне лиц, моя сестренка и я.

2) За столом сидели хозяйка дома, ее сестра — подруга моей матери, двое незнакомых мне лиц, моя сестренка и я.

Как вы объясните различие в пунктуации между двумя предложениями с одним и тем же лексическим составом:

1. Усталые до последней степени альпинисты не могли продолжать восхождение. — Усталые до последней степени, альпинисты не могли продолжать восхождение.

2. Предоставленные самим себе дети могут оказаться в трудном положении. — Предоставленные самим себе, дети могут оказаться в трудном положении.

3. Обычно спокойный оратор на этот раз сильно волновался. — Обычно спокойный, оратор на этот раз сильно волновался.

Ответ: В каждой паре вторые предложения имеют не только определительное, но и добавочное обстоятельственное значение (причинное, условное, уступительное).

Упражнение. Укажите смысловое различие между предложениями, объединенными в пары.

Это — футбольное поле для учеников нашей школы. — Это футбольное поле — для учеников нашей школы.

Врач может быть сейчас у себя в кабинете. — Врач, может быть, сейчас у себя в кабинете.

По-своему он прав. — По-моему, он прав.

Таким образом конфликт был благополучно разрешен. — Таким образом, конфликт был благополучно разрешен.

Далее слово берет директор школы. — Далее, слово берет директор школы.

Мост прогнил так, что по нему опасно ездить. — Мост прогнил, так что по нему опасно ездить.

Мальчик читал быстро, переворачивая страницу за страницей. — Мальчик читал, быстро переворачивая страницу за страницей.

Мы действовали сообща так, как этого требовали обстоятельства. — Мы действовали сообща, так как этого требовали обстоятельства.

Пора вставать: уже семь часов. — Уже семь часов — пора вставать.

Отец вернулся. — Отец вернулся? — Отец вернулся!

Приложение

Ответы на вопросы для любознательных

С. 9.1. Нужно букву к заменить на ц. 2. Можно, заменив букву н буквой с.

С. 12.1. В русском языке больше слов, начинающихся с согласных звуков. 2. Борт, корт, порт, сорт.

С. 17.1. г, р, п, т. 2. Звуки т, р, п создают звукообраз слов труд и терпение.

С. 22.1. Азбука. 2, 3. Алфавит — это совокупность букв, принятых в данной письменности и расположенных в установленном порядке. Поскольку алфавитный порядок букв изучается в школе и должен быть всем известен, то словари, как правило, составляются по алфавиту, чтобы можно было быстро найти нужное слово. То же относится и к различного рода спискам, составляемым в алфавитном порядке. 4. Когда слова располагаются по алфавиту, то он соблюдается не только для начальных букв, но и для всех последующих, поэтому приведенные списки слов записаны не в строго алфавитном порядке. Правильная запись: космонавт, космос, костер, крейсер, крючок, кукуруза; первомай, пионер, пирамида, пластинка, погода, пограничник, подарок.

С. 24.1. ъ и ь. ъ является разделительным знаком, ь употребляется как разделительный знак и для смягчения согласных. Он также может указывать на грамматические формы: на род существительных (рожь, ночь, сушь, вещь — женского рода, а нож, врач, карандаш, плащ — мужского; на 2‑е лицо глаголов (пишешь, считаешь).2. После г, к, х. 4. я, ю, ы. 5. Поставить в конце ь. 6. Сто — три буквы и 100 — три цифры. 7. В слове сшить 3 звука, в слове летчик — 5.

С. 27. Хлебá, (множественное число) — зерновые на корню, а хлéба — пищевой продукт. Сóрок — это числительное, а сорóк — форма родительного падежа от существительного сорока. Дóрог — краткая форма прилагательного, дорóг — родительный падеж множественного числа существительного.

С. 31. Сóрок пя́ток, но пятóк сорóк.

С. 54.1. Корень — эта часть растения, которой оно укрепляется в почве и питается за счет почвенных соков. В переносном значении корень — это «основа, источник». Корень слова тоже является основой, на которой формируется семантика слова, естественно, преобразуясь при присоединении новых морфем. 2. Корень не является неизменяемой частью слова, он может изменяться фонетически, сохраняя при этом неизменным свое значение. Например, корень холод может выступать в варианте хлад (прохладный), хлажд (охлаждение); корень высок имеет варианты выш (вышина), высоч (высоченный), выс (высь). 3. Существительные с суффиксом ‑ость(-есть) образуются от прилагательных (ловкий — ловкость, тактичный — тактичность, свежий — свежесть и т. п.), а с суффиксом ‑ение(-ние) — от глаголов (терпение, желание). 4. В русском языке довольно много слов с первой частью само-: самовар, самовластие, самовнушение, самовоспитание, самодеятельность, самолет, самолюбие, самомнение, самооценка и др. Каждое из этих слов имеет свое значение, но в нем обязательно присутствует одно из значений элемента само-: «направленный на самого себя» (самонаблюдение, самореклама, самоуважение) или «совершающийся автоматически, без посторонней помощи» (самосвал, самоход). 5. Приставка пере- имеет очень много значений, в приведенных примерах означает «повторение действия заново».

С. 75.1. Есть: животное, насекомое, дитя, чудовище.2. Слово картофель мужского рода, под влиянием слова картошка может быть нарушение родовой квалификации. Слово пальто заимствовано в XIX веке из французского языка (в произведениях Пушкина оно не встречается). По законам русского языка оно было отнесено к среднему роду, хотя в произведениях А.И. Герцена, И.С. Тургенева встречалось в форме мужского рода в соответствии с родом языка-источника. В настоящее время род этого слова не колеблется. Слово тюль тоже является заимствованием из французского языка, в русском языке относится к мужскому роду (тонкий тюль, красивый тюль), однако до настоящего времени в просторечии употребляется в женском роде.

С. 98.1. В родительном: сердец.2. Существительные типа молния, станция в родительном, дательном и предложном падежах единственного числа и в именительном и винительном падежах множественного числа имеют окончание ‑и. 3. Существительные Юлия и Юлий во множественном числе различаются в родительном и винительном падежах: первое имеет форму Юлий (с нулевым окончанием), второе — Юлиев (с окончанием ‑ев). 4. У рыб нет зубов.

С. 116.1. От существительных среднего рода не могут быть образованы притяжательные прилагательные, так как они образуются от названий лиц и животных (а таких существительных среди слов среднего рода фактически нет). 2. Притяжательные прилагательные обозначают принадлежность лицу или животному, а предмету ничего принадлежать не может. 3. Нет, неодинаково: слова рабочий, рыжий и синий относятся к адъективному склонению, а плотничий, медвежий и окуний — к смешанному. У них разные парадигмы.

С. 130.1. Относительные и притяжательные прилагательные всегда производные, так как образуются от существительных, показывая их отношение к предмету, лицу, животному (каменный, дверной, охотничий, лисий); качественные прилагательные по составу образуют две группы: непроизводные (густой, добрый, злой) и производные (умный, правдивый, дружеский, дружественный, золотистый).2. Окончание ‑ая состоит из первой и последней буквы алфавита. 3. В русском языке есть несклоняемые прилагательные: беж, бордо, хаки, электрик, хинди, коми, пик, модерн.

С. 137.1. Для отнесения слова к той или иной части речи недостаточно учитывать только семантику слова, необходим весь комплекс признаков (семантических, морфологических, синтаксических). С точки зрения всех этих показателей слова тройка, четверка и т. п. являются существительными, так как имеют категорию рода, изменяются по числам и падежам, сочетаются с прилагательными, а слова три, четыре и т. п. категории рода не имеют, изменяются только по падежам (по числам не изменяются), с прилагательными не сочетаются. Есть и другие различия, но эти главные. 2. Числительные пять и пятнадцать склоняются как существительные 3‑го склонения, числительное пятьдесят в целом тоже имеет парадигму 3‑го склонения, но есть и особенности: в нем склоняются обе части, из которых оно состоит; в числительном пятьсот склоняются обе части: первая часть по парадигме 3‑го склонения, вторая — по парадигме имен существительных во множественном числе. 3. Числительные сорок, девяносто и сто имеют две формы: одну для именительного и винительного падежей, вторую — для всех остальных. 4. Словосочетание пять книг является сочетанием числительного с существительным, тип связи между ними двоякий: в именительном и винительном падежах — управление (пять книг), а в остальных падежах — согласование (пяти книг, пяти книгам, пятью книгами, о пяти книгах); стопка книг — это сочетание двух существительных, вид связи здесь управление (стопка книг, стопки книг, стопке книг, стопку книг и т. д.). 5. В винительном падеже — двух учеников (как и в родительном для одушевленных существительных), но двенадцать учеников (категория одушевленности отсутствует: начиная с пяти она грамматически не выражается). 6. Числительные два, три, четыре не могут сочетаться с существительными, употребляющимися только во множественном числе, потому что после них существительное должно стоять в форме родительного падежа единственного числа, а эти существительные единственного числа не имеют, поэтому они «вынуждены» сочетаться только с собирательными числительными (двое саней, трое носилок, четверо очков). А начиная с пяти, когда существительное принимает форму родительного падежа множественного числа, уже возможны варианты (пять саней и пятеро саней, шесть носилок и шестеро носилок, семь очков и семеро очков).

С. 149.1. Вопросительные и относительные местоимения различаются значением. 2. Я. 3. Начальное н получают личные местоимения, сочетаясь с предлогами (за нею, к ней, от него и т. п.). В конструкциях за ее домом и у его стола ее и его являются притяжательными местоимениями, предлоги в данном случае относятся к существительным (за домом, у стола), а не к местоимениям. 4. Именительного падежа не имеют возвратное местоимение себя и отрицательные местоимения некого и нечего. 5. Форму одного падежа (именительного) имеет неопределенное местоимение некто.

С. 168.1. Глаголы I и II спряжения различаются по окончаниям во всех лицах, кроме 1‑го (пишу, пляшу, вяжу (I спряжение); ношу, вожу, хожу, молчу (II спряжение). 2. Глаголы греметь, звенеть и др. относятся ко II спряжению в соответствии со своими флексиями (грем-ишь, грем-ит, грем-им, грем-ите, грем-ят). В исключения они не входят, так как они имеют ударные окончания и спряжение у таких глаголов определяется по флексиям. 3. Глаголы молчать, кричать и др. относятся ко II спряжению в соответствии со своими флексиями (молч-ишь, молч-ит, молч-им, молч-ите, молч-ат). Они не являются исключениями, поскольку имеют ударные окончания, и трудностей с определением спряжения не возникает.

С. 173.1. Такими глаголами являются: хвáлите, нóсите, вóзите, прóсите, но хвали́те, носи́те, вози́те, проси́те и др. 2. Глаголы крикнете, прыгнете, стукнете, выпишете, выскажете и т. п. можно перевести в повелительное наклонение, изменив окончание ‑ете на ‑ите (крикните, прыгните, стукните, выпишите, выскажите). 3. В глаголе мерзнуть различаются окончанием (мерзнете и мерзните), в платить — ударением (плáтите, но плати́те), в говорить — ничем не различаются (говорите — омонимичная форма для 2‑го лица множественного числа изъявительного наклонения и 2‑го лица множественного числа повелительного наклонения). 4. Просьбу можно выразить и другими наклонениями, кроме повелительного. Глаголы 2‑го лица будущего времени могут выражать побуждение к действию (Ты пойдешь и спросишь, что нужно делать); побуждение может быть выражено формами прошедшего времени некоторых глаголов (знаменитое гагаринское «Поехали!» Пошли! Начали! и др.). Выражение побуждения может быть выражено и формами сослагательного наклонения (Поспал бы ты часок; Чтоб ты больше сюда не приходил!). В первом примере выражена смягченная просьба, во втором — категоричная.

С. 176.1. От одного глагола максимально без учета глаголов страдательного залога можно образовать четыре причастия (читающий, читавший, читаемый, читанный; рекомендующий, рекомендовавший, рекомендуемый, рекомендованный). Если включить и глаголы страдательного залога, то количество причастий увеличится еще на две формы (читающийся, читавшийся; рекомендующийся, рекомендовавшийся). Минимальное количество причастий равняется одному (улыбнувшийся, побежавший). Количество причастий зависит от ряда причин (см. текст «Чем трудны причастия?»), но главными показателями, влияющими на количество, являются видовая характеристика глагола и показатель переходности / непереходности. 2. В этом отрывке причастия бегущей, цветущих, зеленеющих, дышащей. Все они являются действительными причастиями настоящего времени, разница между ними в суффиксах: в первых трех — суффикс ‑ущ-(-ющ-), а в четвертом — ‑ащ-. Разница в суффиксах зависит от спряжения: глаголы I спряжения образуют причастия с суффиксом ‑ущ-(-ющ-), а глаголы II спряжения — с суффиксом ‑ащ-(-ящ-). 3. Что сказал Пушкин о причастиях, можно узнать из текста «Причастие». Доказать справедливость его суждения можно двумя способами. Во-первых, последите за своей речью и речью своих товарищей, и вы убедитесь, что причастия в разговорной речи редки, непривычны. Во-вторых, возьмите любое художественное произведение, и в нем вы встретитесь с причастиями в описаниях природы, обстановки, внешности и характеров героев, но как только начинается диалог, причастия исчезают.

С. 184. Слова досуха и досрочно, хотя имеют одинаковую приставку, но пишутся по-разному, так как образованы разными способами. Досуха образовано от прилагательного сухой («досухой» в русском языке нет) приставочно-суффиксальным способом (досуха), а досрочно образовано от прилагательного досрочный суффиксальным способом (досрочно).

С. 188–189. 1. Предлоги имеют словесное окружение как справа, так и слева. Слева от предлога могут быть все знаменательные части речи (гость из Молдавии, красный от смущения, двое из группы, каждый из присутствующих, идти в школу, далеко от дома), справа же от него могут быть формально только склоняемые слова, главными из которых являются имена существительные или слова, выступающие в их функции. Следовательно, предлог не может сочетаться с глаголом. 2. Самое большое количество предложных конструкций образуется с родительным падежом. Более подробный ответ есть в тексте «Предлоги и падежи». 3. К, для, кроме. 4. Самыми частотными предлогами являются в и на. В «Частотном словаре русского языка» в занимает первое место, а на — четвертое.

С. 190.1. И предлоги, и союзы относятся к служебным частям (частицам) речи, они устанавливают отношения между знаменательными частями речи: предлоги показывают подчинение одного слова другому, союзы же связывают равноправные члены предложения или сами предложения. 2. Нужно различать целевой союз чтобы и союзное слово что с частицей бы, союзы также и тоже, пишущиеся слитно, от сочетаний наречия и местоимения с частицей же.

Литература

Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. М., 1976.

Виноградов В.В. Русский язык. М.; Л., 1972.

Граудина Л.К., Ицкович В.А., Катлинская Л.П. Грамматическая правильность русской речи. М., 1971.

Ломоносов М.В. Российская грамматика. — Полное собрание сочинений: Труды по филологии. т. 7. М.; Л., 1952.

Мучник И.П. Грамматические категории глагола и имени в современном русском литературном языке. М., 1971.

Панов М.В. Изучение состава слова в национальной школе. Махачкала, 1979.

Паустовский К.Г. Золотая роза. Кишинев, 1987.

Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938.

Подгаецкая И.М. Воспитание у учащихся интереса к изучению русского языка. М., 1985.

Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. т. 3. Харьков, 1899.

Реформатский А.А. Очерки по фонологии, морфонологии и морфологии. М., 1979.

Родари Д. Грамматика фантазии. Алма-Ата, 1982.

Русская грамматика. т. 1. М., 1980.

Русские писатели о языке. Л., 1954.

Русский язык: Энциклопедия. М., 1979.

Чернышев В.И. Правильность и чистота русской речи. — В кн.: Чернышев В.И. Избранные труды. т. 1. М., 1970.

Шанский Н.М. В мире слов. М., 1985.

Словари

Быстрова Е.А., Окунева А.П., Шанский Н.М. Учебный фразеологический словарь русского языка. Л., 1984.

Горбачевич К.С., Хабло Е.П. Словарь эпитетов русского литературного языка. Л., 1979.

Жуков В.П., Жуков А.В. Школьный фразеологический словарь русского языка. М., 1989.

Клюева В.Н. Краткий словарь синонимов русского языка. М., 1961.

Лапатухин М.С., Скорлуповская Е.В., Снетова Г.П. Школьный толковый словарь русского языка. М., 1981.

Львов М.Р. Школьный словарь антонимов русского языка. М., 1981.

Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. М., 1966.

Одинцов В.В. и др. Школьный словарь иностранных слов. М., 1989.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. Любое издание после девятого.

Орфоэпический словарь русского языка. М., 1983.

Панов Б.Т., Текучее А.В. Школьный грамматико-орфографический словарь русского языка. М., 1985.

Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. М., 1966.

Потиха 3.А. Школьный словарь строения слов русского языка. М., 1987.

Розенталь Д.Э., Телейкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976.

Словарь названий жителей СССР. М., 1975.

Словарь синонимов. Л., 1975.

Тихонов А.Н. Школьный словообразовательный словарь русского языка. М., 1978.

Толковый словарь русского языка. Л., 1981.

Частотный словарь русского языка. М., 1977.

Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971.

Энциклопедический словарь юного филолога. М., 1984.

1Чехов М.А. Литературное наследие: В 2‑х т. Т. 1. Воспоминания. Письма. М., 1986, с. 218.

2Маршак С.Я. Воспитание словом. М., 1961, с. 88.

3Панов М.В. Изучение состава слова в национальной школе. Махачкала, 1979, с. 38.

4Поклонись хлебу. Кишинев, 1985, с. 246.

5Мороз О. Ньютон и Гете. — Наука и жизнь, 1977, № 4, с. 111.

6Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938, с. 94–95.

7Цит. по книге: Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. т. 3. Харьков, 1899, с. 575.

8Словарь языка Пушкина: В 4‑х т. Т. 2. М., 1957, с. 456.

9Афанасьев А.Н. Древо жизни. М., 1982, с. 200.

10Там же, с. 200–211.

11Чернышев В.И. Правильность и чистота русской речи. — В кн.: Чернышев В.И. Избранные труды. Т. 1. М., 1970, с. 527.

12Там же, с. 527.

13Там же, с. 527–528.

14Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка / Под ред. К.С. Горбачевича. Л., 1973, с. 202.

15Русская грамматика. т. 1. М., 1980, с. 469.

16См.: Мучник И.П. Грамматические категории глагола и имени в современном русском литературном языке. М., 1971, с. 224–225.

17См.: Федин К. Отыскать верное слово. — Лит. газета, 1986, 7 мая.

18Михайлов А. «Избранное» Зульфии. — Лит. газета, 1976, 4 февраля.

19Матусовский М. «М.И. Алигер — 60 лет.» — Лит. газета 1975, 15 сентября.

20Гамзатов Р. «Друзья, прекрасен наш союз…» — Лит. газета 1973, 28 ноября.

21Молдавский Дм. Стихи, прорвавшие блокаду. — Лит. газета 1973, 7 марта.

22Ильина Н. Судьбы. М., 1980, с. 222.

23Берггольц О. Победил человек! — Лит. газета, 1964, 25 января.

24Антокольский П. Книги Марины Цветаевой. — Новый мир, 1966, № 4, с. 221.

25Лиханов А. Слово и мысль мастера. — Комс. правда 1981, 5 апреля.

26Залыгин С.П. Южно-американский вариант. — Наш современник, 1973, № 2, с. 82.

27Потебня А.А. Указ, соч., с. 616.

28Шанский Н.М. О «вине» винительного падежа. — В кн. Шанский Н.М. В мире слов. М., 1985, с. 147–148.

29См.: Николаев В. Некоторые данные о частотности употребления падежных форм в современном русском литературном языке. — Русский язык в национальной школе, 1960, № 5.

30См.: Никонов В.А. Статистика падежей русского языка. — В кн.: Машинный перевод и прикладная лингвистика. Вып. 3 (10). М., 1959.

31Пешковский А.М. Указ, соч., с. 98.

32Степанов Ю.С. Французская стилистика. М., 1965, с. 88.

33Виноградов В.В. Русский язык, М., Л., 1972, с. 204.

34Белинский В.Г. Сочинения Александра Пушкина: Статья пятая. — В кн.: Белинский В.Г. Избранные сочинения. М., 1948, с. 394.

35Чернышевский Н.Г. О словопроизводстве в русском языке. — В кн.: Русские писатели о языке. Л., 1954, с. 389.

36Реформатский А.А. Местоимения. — В кн.: Реформатский А.А. Очерки по фонологии, морфонологии и морфологии. М., 1979, с. 89.

37Иванов В.Н. Александр Пушкин и его время. М., 1977, с. 359–360.

38Очеретин В. Мой Первомай. — Комс. правда, 1983, 1 мая.

39Воронов С. Чужим хлебом сыт не будешь. — Комс. правда, 1988, 29 апреля.

40Югов Л.К. Думы о русском слове. М., 1972, с. 22.

41Бондарев Ю.В. Герой из повести. — Лит. газета, 1966, 31 декабря.

42Короленко В.Г. Язык как общественное явление. — В кн.: Русские писатели о языке. Л., 1954, с. 625.

43Энгельс Ф. Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека. — В кн.: Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1953, с. 132.

44Рождественский Вс. Читая Пушкина. Л., 1966, с. 137–138.

45Маршак С.Я. Указ, соч., с. 52.

46Белинский В.Г. Грамматические разыскания В.А. Васильева. — В кн.: Русские писатели о языке. Л., 1954, с. 145.

47Брюсов В.Я. Miscellanea. — В сб.: Сила русского глагола. М., 1973, с. 40.

48Хубов Г. Выдающийся деятель культуры. — Правда, 1974, 15 января.

49Фадеев А.А. Из заключительного слова на открытом партийном собрании московских писателей. — Русские писатели о языке. Л., 1954, с. 414.

50Елпатьевский С.Я. Воспоминания о Льве Николаевиче Толстом. — В кн.: Л.Н. Толстой в воспоминаниях современников. т. 1. М., 1955, с. 183.

51Голованов Я. Земля Архангельская. — Комс. правда, 1984, 23 октября.

52Чуковский К.И. Книги и люди. М., 1960, с. 379.

53Астафьев В. Не лишний багаж — благородное сердце. — Лит. газета, 1985, 5 февраля.

54Фурманов Д.А. «Здравствуй, грядущее!» — Комс. правда, 1976, 16 марта.

55См.: Чуковский К. Мастерство Некрасова. М., 1962, с. 378.

56Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. М., 1955, с. 459.

57Ломоносов М.В. Российская грамматика. — Полное собрание сочинений: Труды по филологии. т. 7. М.; Л., 1952, с. 407.

58Пушкин А.С. Письмо к издателю. — В кн.: Русские писатели о языке. Л., 1954.

59См.: Шанский Н.М., Шанская Т.В., Иванов В.В. Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971, с. 122.

60См.: Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 2. Спб., 1903, с. 325.

61Пешковский А.М. Указ, соч., с. 113.

62Срезневский И.И. Указ, соч., т. 2, с. 1636.

63Шанский И.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Указ, соч., с. 361.

64Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики. М.; Л., 1935, с. 104.

65См.: Срезневский И.И. Указ, соч., т. 3, с. 859.

66Богородицкий В.А. Указ, соч., с. 104.

67Виноградов В.В. Указ, соч., с. 663.

68Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Указ, соч., с. 261.

69Политические кружки.

70Тайное политическое общество в Пруссии в 1808–1810 гг.

Комментировать

*