Защита детей – и право, и обязанность родителей

Защита детей – и право, и обязанность родителей

(7 голосов3.9 из 5)

Интервью с адвокатом Ларисой Павловой (из книги “Безобразия в образовании”, И.Я. Медведева, Т.Л. Шишова)

 

В послед­ние годы школа полу­чила боль­шую само­сто­я­тель­ность в выборе учеб­ных про­грамм, мето­дик и учеб­ни­ков. Пона­чалу это вызы­вало все­об­щий вос­торг: после «застой­ного» еди­но­об­ра­зия всем хоте­лось чего-нибудь нового, необыч­ного. Но вскоре вос­тор­гов поуба­ви­лось, так как роди­тели уви­дели печаль­ные плоды мно­гих инно­ва­ций, столк­ну­лись с про­ник­но­ве­нием в школы раз­но­шерст­ных сек­тан­тов и даже с попыт­ками устро­ить детям секслик­без, куда более умест­ный для пуб­лич­ного дома. В одних шко­лах раз­да­вали абсо­лютно непри­лич­ные анкеты, в дру­гих демон­стри­ро­вали фильмы, про­па­ган­ди­ру­ю­щие она­низм, в тре­тьих под пред­ло­гом про­фи­лак­тики СПИДа изу­чали «аль­тер­на­тив­ные виды секса»… 
Пона­чалу роди­тели отка­зы­ва­лись верить, что такое воз­можно: настолько это было для нас дико, неслы­ханно. Потом посы­па­лись жалобы в роно, обра­ще­ния в про­ку­ра­туру и суд. Дела подоб­ного рода нико­гда раньше нашими судами не рас­смат­ри­ва­лись, поскольку еще несколько лет назад наше госу­дар­ство про­во­дило прямо про­ти­во­по­лож­ную поли­тику: сто­яло на страже инте­ре­сов семьи и детей. Теперь же «спа­се­ние уто­па­ю­щих – дело рук самих уто­па­ю­щих», то есть роди­те­лей, и им крайне необ­хо­димо знать о своих пра­вах по отно­ше­нию к школе. За разъ­яс­не­ни­ями по этому вопросу я обра­ти­лась к извест­ному мос­ков­скому адво­кату Ларисе Октяб­ри­стовне Павловой.

Л.П.: Сей­час ведется много раз­го­во­ров о пра­вах ребенка, но суще­ствует и дру­гая сто­рона той же про­блемы – права роди­те­лей. И на наших гла­зах ста­но­вится все более акту­аль­ным пре­иму­ще­ствен­ное право роди­те­лей на вос­пи­та­ние своих детей. Оно отра­жено в Семей­ном кодексе РФ (ст. 63 и 64), где гово­рится, что роди­тели пред­став­ляют инте­ресы своих детей и защи­щают эти инте­ресы от воз­мож­ных нару­ше­ний. Ана­ло­гич­ные права предо­став­лены роди­те­лям и иными нор­ма­тив­ными актами.

Более того, по закону они не только могут, но и обя­заны это делать, что прямо сле­дует из Кон­сти­ту­ции, поскольку ее 38 ста­тья гла­сит: «Забота о детях, их вос­пи­та­ние – равно право и обя­зан­ность роди­те­лей», при­чем право это пре­иму­ще­ствен­ное, то есть в плане вос­пи­та­ния роди­тели имеют при­о­ри­тет перед всеми дру­гими лицами, как физи­че­скими, так и юридическими.

Корр.: И как они могут осу­ществ­лять это право в исто­рии с секс-просветом?

Л.П.: Роди­тели имеют право зна­ко­миться со всеми про­грам­мами, учеб­ни­ками и мето­ди­че­скими посо­би­ями, по кото­рым учат их ребенка. Никто не смеет от них это скры­вать. И если пред­мет не вхо­дит в число обя­за­тель­ных (как, напри­мер, все про­граммы поло­вого про­све­ще­ния), то он может пре­по­да­ваться ребенку только с пред­ва­ри­тель­ного пись­мен­ного согла­сия его родителей.

Корр.: А как быть с обя­за­тель­ными пред­ме­тами? Что делать, если све­де­ния, угро­жа­ю­щие дет­ской нрав­ствен­но­сти, будут вклю­чаться в обя­за­тель­ные предметы?

Л.П.: Почему «будут»? Уже есть слу­чаи, когда в базо­вых пред­ме­тах появ­ля­ются эле­менты так назы­ва­е­мого «поло­вого про­све­ще­ния», раз­вра­ща­ю­щего детей и под­рост­ков. Необ­хо­димо иметь в виду, что когда роди­тели оформ­ляют ребенка в школу, школа обя­зана озна­ко­мить их с уста­вом и со сво­ими обра­зо­ва­тель­ными про­грам­мами, как допол­ни­тель­ными, так и основ­ными. Если роди­тель согла­ша­ется с про­грам­мами и отдает ребенка в дан­ную школу, то его обу­чают в рам­ках этих про­грамм. Если роди­тель воз­ра­жает про­тив какого-то обя­за­тель­ного пред­мета, то ребе­нок не будет по нему атте­сто­ван и лишится воз­мож­но­сти полу­чить пол­но­цен­ное обра­зо­ва­ние. Но, с дру­гой сто­роны, по одному и тому же пред­мету (ска­жем, по исто­рии) может быть несколько про­грамм, несколько учеб­ни­ков. И если про­грамма какого-то кон­крет­ного автора содер­жит инфор­ма­цию, кото­рая с точки зре­ния одного или несколь­ких роди­те­лей явля­ется недо­сто­вер­ной или нано­сит вред нрав­ствен­ному и духов­ному здо­ро­вью ребенка, то роди­тели могут обра­титься к адми­ни­стра­ции школы с прось­бой заме­нить про­грамму или учеб­ник. Этот вопрос реша­ется по согла­со­ва­нию между шко­лой и роди­те­лями: закон кон­кретно не опре­де­ляет, как это должно быть.

Как юрист, я счи­таю, что вклю­че­ние эле­мен­тов «сек­су­аль­ного про­све­ще­ния» в обя­за­тель­ную школь­ную про­грамму нару­шает пре­иму­ще­ствен­ное право роди­те­лей на вос­пи­та­ние ребенка, гаран­ти­ро­ван­ное им Кон­сти­ту­цией. В Законе об обра­зо­ва­нии ука­зано, что школа зани­ма­ется обра­зо­ва­нием и вос­пи­та­нием. Но вме­сте с тем пре­иму­ще­ствен­ное право на вос­пи­та­ние при­над­ле­жит все-таки роди­те­лям. Поэтому все, что каса­ется вос­пи­та­ния детей, должно про­из­во­диться по согла­со­ва­нию с роди­те­лями. И если вдруг в любой базо­вый пред­мет вклю­ча­ются эле­менты поло­вого вос­пи­та­ния (под кото­рым обычно пони­ма­ется сек­су­аль­ное про­све­ще­ние), в этом слу­чае нару­ша­ется кон­сти­ту­ци­он­ное право роди­те­лей на выбор системы поло­вого вос­пи­та­ния. Каж­дый роди­тель вправе сам решать, дол­жен его ребе­нок сек­су­ально обра­зо­вы­ваться шко­лой или нет. Школа не может брать на себя эти пре­ро­га­тивы. Поэтому шаги, пред­при­ни­ма­е­мые в рам­ках системы обра­зо­ва­ния по внед­ре­нию в школы пого­лов­ного поло­вого вос­пи­та­ния, я счи­таю абсо­лютно незаконными.

Корр.: И что, роди­тели имеют осно­ва­ния подать в этом слу­чае в суд?

Л.П.: Каж­дый чело­век, чье кон­сти­ту­ци­он­ное право нару­шено, имеет осно­ва­ния для его защиты.

Корр.: И куда нужно обращаться?

Л.П.: В суд. Он обя­зан защи­тить права чело­века. Кроме того, можно ста­вить вопрос о при­зна­нии неза­кон­ными дей­ствия нор­ма­тив­ных актов, кото­рыми утвер­ждены стан­дарты обра­зо­ва­ния и про­граммы, содер­жа­щие поло­вое просвещение.

Корр.: А сей­час поло­вое про­све­ще­ние вклю­чено в стан­дарты образования?

Л.П.: Пока нет, но, к сожа­ле­нию, в числе основ­ных задач зло­по­луч­ного про­екта «Поло­вое вос­пи­та­ние рос­сий­ских школь­ни­ков», впо­след­ствии пере­име­но­ван­ного в «Вос­пи­та­ние здо­ро­вого образа жизни», зна­чится именно вклю­че­ние эле­мен­тов «поло­вого вос­пи­та­ния» в обра­зо­ва­тель­ные стан­дарты, так что, надо пола­гать, попытка вклю­чить «поло­вое вос­пи­та­ние» в обра­зо­ва­тель­ные стан­дарты будет сделана.

Корр.: Итак, если секспро­свет будет вклю­чен в обя­за­тель­ные школь­ные пред­меты, то что оста­ется делать родителям?

Л.П.: Тем, кто не согла­сен учить детей по подоб­ным про­грам­мам, оста­ется домаш­нее обу­че­ние. Фак­ти­че­ски будет нару­шено право на доступ­ность все­об­щего сред­него образования.

Корр.: И что, апел­ли­ро­вать к закону уже будет бессмысленно?

Л.П.: Тогда воз­мо­жен судеб­ный спор. Таких спо­ров у нас пока не было, но в прин­ципе наша система зако­но­да­тель­ства под­ра­зу­ме­вает право на защиту нару­шен­ных прав и закон­ных инте­ре­сов. В дан­ном слу­чае это будет закон­ное право на полу­че­ние все­об­щего обра­зо­ва­ния и закон­ное право на пре­иму­ще­ствен­ное вос­пи­та­ние детей. Если роди­тели будут обра­щаться в суд, тогда, может быть, кое-кто задумается…

Корр.: А как быть в дан­ном слу­чае с пра­вами веру­ю­щих? Ска­жем, пра­во­слав­ных? Ведь они не все­гда имеют воз­мож­ность обу­чать детей в пра­во­слав­ных гим­на­зиях (хотя бы потому, что далеко не во всех горо­дах и посел­ках такие гим­на­зии есть) и отдают их в госу­дар­ствен­ные школы. А по убеж­де­ниям рели­ги­оз­ных людей, сек­су­аль­ное про­све­ще­ние – грех.

Л.П.: Да, сек­су­аль­ное про­све­ще­ние про­ти­во­ре­чит нрав­ствен­ным уста­нов­кам всех тра­ди­ци­он­ных кон­фес­сий, не только пра­во­слав­ной. Оно заде­вает чув­ства веру­ю­щих. И вклю­че­ние «поло­вого вос­пи­та­ния» в обя­за­тель­ную школь­ную про­грамму будет грубо нару­шать права веру­ю­щих, их право не знать что-то. Есть право знать, а есть право не знать.

Корр.: То есть это могут быть новые иски?

Л.П.: Да, и новые кон­фликты на рели­ги­оз­ной почве. Подоб­ного исклю­чить нельзя.

Корр.: Мы гово­рили о праве роди­те­лей на защиту дет­ской нрав­ствен­но­сти. А теперь давайте пого­во­рим о защите здо­ро­вья. Во мно­гих шко­лах девуш­кам раз­дают «там­паксы» и уве­ряют, что это без­опасно, что это якобы не нару­шает дев­ствен­но­сти. Хотя даже те гине­ко­логи, кото­рые не осо­бенно склонны печься о цело­муд­рии, пре­ду­пре­ждают, что далеко не всем девуш­кам это пока­зано, а чест­ные гине­ко­логи – те прямо гово­рят, что девуш­кам исполь­зо­вать «там­паксы» нельзя! Как быть здесь с пра­вами роди­те­лей? Имеют ли они право подать иск и на кого?

Л.П.: Вопрос очень хоро­ший, но коротко отве­тить на него сложно. С точки зре­ния пра­во­за­щит­ника, здесь можно уви­деть несколько аспек­тов неза­кон­ной дея­тель­но­сти со сто­роны тех лиц, кото­рые вру­чают детям подоб­ные «гиги­е­ни­че­ские сред­ства». Во-пер­вых, как пра­вило, это дела­ется в рам­ках неза­кон­ной рекламы. Во-вто­рых, может быть при­чи­нен вред здо­ро­вью ребенка. Насчет вреда «там­пак­сов», по-моему, все понятно. Но и раз­дача гиги­е­ни­че­ских жен­ских про­кла­док тоже небез­обидна. Ведь чаще всего эти сред­ства раз­да­ются с нару­шен­ной упа­ков­кой: в кон­верте одна штучка. И неиз­вестно, где успел побы­вать сей пред­мет, насколько он сте­ри­лен, сер­ти­фи­ци­ро­ван ли. В прин­ципе, не исклю­чена воз­мож­ность зара­же­ния подоб­ных «гиги­е­ни­че­ских средств» любыми забо­ле­ва­ни­ями. И тре­тий аспект. Подоб­ные дей­ствия вполне можно рас­смат­ри­вать как неза­кон­ное меди­цин­ское вме­ша­тель­ство, ведь гиги­ена – это часть меди­цины. А любое меди­цин­ское вме­ша­тель­ство в отно­ше­нии несо­вер­шен­но­лет­него до пят­на­дцати лет воз­можно только с согла­сия роди­те­лей. Поэтому раз­дача любых гиги­е­ни­че­ских, меди­цин­ских средств школь­ни­кам или меди­цин­ские осмотры (напри­мер, гине­ко­ло­ги­че­ские) детей без согла­сия их роди­те­лей – это гру­бое нару­ше­ние школь­ной адми­ни­стра­цией роди­тель­ских прав. И роди­тель не только имеет право, но и обя­зан защи­тить сво­его ребенка, обра­тив­шись для этого в суд. И посте­пенно роди­тели при­вы­кают к тому, что раз мы строим пра­во­вое госу­дар­ство, то нужно обра­щаться не с жало­бами в выше­сто­я­щие инстан­ции (хотя воз­можно и это), а с судеб­ными исками.

Корр.: То есть за тот факт, что ребенка при­ну­дили пройти гине­ко­ло­ги­че­ский осмотр или полу­чить «там­пакс» в прин­ципе можно подать на дирек­тора в суд?

Л.П.: В общем, да, но лучше, чтобы фор­му­ли­ровку иска под­ска­зал про­фес­си­о­наль­ный юрист в зави­си­мо­сти от кон­крет­ных обсто­я­тельств дела.

Корр.: Если с ребен­ком в сте­нах школы слу­ча­ется несча­стье, каковы права родителей?

Л.П.: Пока ребе­нок нахо­дится в пре­де­лах обра­зо­ва­тель­ного учре­жде­ния, за его жизнь и здо­ро­вье отве­чают те работ­ники школы, кото­рые с ним зани­ма­ются в дан­ный кон­крет­ный момент. На уроке – это учи­тель, на пере­мене – дежур­ный педа­гог. Общую ответ­ствен­ность за всех уча­щихся несет дирек­тор школы. Если, ска­жем, ребе­нок полу­чает травму, то, как пра­вило, опре­де­лен­ная доля вины лежит на пер­со­нале школы и на непо­сред­ствен­ном винов­нике. Если при­чи­нен вред здо­ро­вью ребенка или мораль­ный ущерб, роди­тели могут предъ­явить иск к адми­ни­стра­ции школы о воз­ме­ще­нии физи­че­ского и мораль­ного вреда. Но в этом слу­чае они должны будут дока­зать, что в дей­ствиях их ребенка не содер­жится пря­мой вины. Ну, ска­жем, ребе­нок залез на пото­лок и оттуда плашмя упал, а учи­тель его пытался удер­жать. Если сотруд­ник школы совер­шает уго­ловно нака­зу­е­мое дей­ствие (напри­мер, если его можно обви­нить в пре­ступ­ной халат­но­сти), то он под­ле­жит уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, и этим вопро­сом уже зани­ма­ются след­ствен­ные органы.

Корр.: Как пра­вильно дей­ство­вать, если с ребен­ком в школе стряс­лась серьез­ная неприятность?

Л.П.: Обычно роди­тели идут выска­зы­вать пре­тен­зии дирек­тору. Но они должны знать, что по Закону об обра­зо­ва­нии уст­ное заяв­ле­ние не вле­чет за собой обя­за­тель­ных дей­ствий для адми­ни­стра­ции. Только пись­мен­ное заяв­ле­ние обя­зы­вает адми­ни­стра­цию школы при­нять меры.

Корр.: Насколько я знаю, кроме физи­че­ского воз­дей­ствия на ребенка Зако­ном об обра­зо­ва­нии запре­ща­ется и воз­дей­ствие пси­хи­че­ское. Что под этим понимается?

Л.П.: Уни­же­ние чело­ве­че­ского досто­ин­ства, обзы­ва­тель­ства, оскорб­ле­ния по наци­о­наль­ному, соци­аль­ному при­зна­кам, угрозы при­ме­не­ния нака­за­ний, подав­ля­ю­щих волю ребенка.

Корр.: В Москве пару лет назад был такой слу­чай. На уроке био­ло­гии учи­тель­ница заста­вила шести­класс­ницу рас­ска­зы­вать про она­низм. Девочка не сумела дать учи­тель­нице отпор и при­шла домой в очень угне­тен­ном состо­я­нии, она счи­тала, что ее опо­зо­рили при всем классе. Это можно рас­це­ни­вать как пси­хи­че­ское дав­ле­ние на ребенка?

Л.П.: Это может быть рас­це­нено как уни­же­ние чело­ве­че­ского досто­ин­ства. Если в семье суще­ствует пори­ца­ние такого явле­ния, как она­низм, или если ребе­нок вообще не знает об этом, а его застав­ляют гово­рить о нем, это может быть рас­це­нено как дав­ле­ние на психику.

Корр.: Мой ребе­нок, напри­мер, рас­це­нил как пси­хо­ло­ги­че­ское наси­лие анке­ти­ро­ва­ние, кото­рое пыта­лась про­ве­сти в их классе пси­хо­лог. В анке­тах содер­жа­лись вопросы: «Ссо­рятся ли твои роди­тели? Как часто они ссо­рятся?». «Это лич­ное дело нашей семьи. Почему я дол­жен рас­ска­зы­вать чужому чело­веку такие вещи?» – воз­му­тился мой сын-тре­тье­класс­ник и отка­зался отвечать.

Л.П.: И пра­вильно сде­лал! В Кон­сти­ту­ции РФ ска­зано, что каж­дый имеет право на част­ную жизнь. Жизнь семьи – это част­ная жизнь, и подоб­ная анкета являет собой при­мер не про­сто пси­хи­че­ского воз­дей­ствия на ребенка, а нару­ше­ние кон­сти­ту­ци­он­ного права каж­дого чело­века на част­ную жизнь, то есть, с точки зре­ния юри­ста, нару­ше­ние еще более серьез­ное, чем нару­ше­ние обыч­ных прав.

Увы, далеко не все наши педа­гоги доста­точно хорошо вос­пи­таны и пони­мают, что такое право на част­ную, лич­ную жизнь. Вот недавно по теле­ви­зору одной девушке на улице пыта­лись задать вопрос: «Не хотите ли вы рас­ска­зать что-нибудь о сексе?». Она отве­тила: «Нет. Это мое сугубо лич­ное дело». – «Вы что, синий чулок?» – стал допы­ты­ваться теле­жур­на­лист. «Нет, – ска­зала она, – я не синий чулок. Но моя жизнь в этой обла­сти – это мое лич­ное, част­ное дело, и в это никто не имеет права вме­ши­ваться. Я на эти темы не говорю».

Корр.: Имеют ли право выгнать ребенка из школы и за что?

Л.П.: Не «выгнать», а исклю­чить. Ребенка имеют право исклю­чить по осно­ва­ниям, изло­жен­ным в уставе школы. Там есть чет­кий пере­чень таких осно­ва­ний, и любой роди­тель может с ним озна­ко­миться. Диа­па­зон тре­бо­ва­ний, кото­рые школа предъ­яв­ляет к уче­ни­кам, сей­час доста­точно широк, но, как пра­вило, уче­ника исклю­чают за какие-то дис­ци­пли­нар­ные про­ступки или за хро­ни­че­скую неуспе­ва­е­мость по двум и более пред­ме­там. Но, повто­ряю, тут в зави­си­мо­сти от устава воз­можны вари­анты. В одной школе за драку уче­ника исклю­чают, а в дру­гой могут нало­жить дис­ци­пли­нар­ное взыскание.

Корр.: И куда ребенку податься, если его исключили?

Л.П.: Поскольку у нас гаран­ти­ро­вано право на обра­зо­ва­ние, то про­сто так взять и выбро­сить ребенка на улицу невоз­можно. Для исклю­че­ния нужны очень серьез­ные, вес­кие осно­ва­ния, то есть ребе­нок дол­жен не про­сто про­ви­ниться, а грубо нару­шить устав школы, совер­шить какой-то очень серьез­ный дис­ци­пли­нар­ный про­сту­пок. Может быть, даже с оттен­ком кри­ми­наль­но­сти. Допу­стим, он систе­ма­ти­че­ски изби­вает дру­гих уче­ни­ков. Если ребенка исклю­чают, органы обра­зо­ва­ния решают вопрос о его пере­воде в дру­гое обра­зо­ва­тель­ное учре­жде­ние. В слу­чае неуспе­ва­е­мо­сти могут пред­ло­жить остаться на вто­рой год. В общем, про­сто так, на улице, без обра­зо­ва­ния ребе­нок не останется.

Корр.: А что делать роди­те­лям, если учи­тель к ребенку неспра­вед­лив и нала­дить с ним отно­ше­ния не уда­ется? Такие жалобы встре­ча­ются доста­точно часто.

Л.П.: Если педа­гог неправ, должна быть подана пись­мен­ная жалоба. Адми­ни­стра­ция обя­зана про­ве­сти слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние. И если будет под­твер­ждено, что педа­гог пре­вы­сил свои пол­но­мо­чия, совер­шил какие-то про­ти­во­прав­ные дей­ствия, может сто­ять вопрос не только о пере­воде ребенка к дру­гому учи­телю, но и о выне­се­нии учи­телю слу­жеб­ного взыс­ка­ния вплоть до уволь­не­ния. Но, конечно, нужно раз­би­рать каж­дый слу­чай отдельно, потому что бывают роди­тели, кото­рые на ров­ном месте устра­и­вают скан­далы и выду­мы­вают то, чего не было и в помине. А бывает наоборот.

Корр.: Очень часто роди­тели боятся свя­зы­ваться с учи­те­лями, боятся, что ребенка затра­вят. Как вам кажется, эти страхи оправ­даны или, ско­рее, бояться дол­жен педа­гог, что его обви­нят в травле уче­ника и он оста­нется без работы?

Л.П.: Я думаю, что если роди­тели нор­мально осу­ществ­ляют свои роди­тель­ские обя­зан­но­сти и защи­щают ребенка от раз­лич­ных нега­тив­ных послед­ствий, то бояться им нечего. Тут, ско­рее, наду­ман­ные страхи. Наша школа нахо­дится в очень уяз­ви­мом поло­же­нии. Во-пер­вых, педа­гоги отве­чают за жизнь и здо­ро­вье ребенка, во-вто­рых, за то, чему они обу­чают детей, то есть школа имеет массу обя­зан­но­стей перед роди­те­лями. Дру­гое дело, что, прежде чем зате­вать кон­фликт, роди­тель дол­жен здраво и взве­шенно про­ана­ли­зи­ро­вать сло­жив­шу­юся ситу­а­цию, выслу­шать не только сво­его ребенка, но и педа­гога. Но детей своих надо защи­щать. Прак­тика пока­зы­вает, что без этого нельзя.

Корр.: Допу­стим, роди­тели подали пись­мен­ную жалобу дирек­тору школы, а резуль­тата нет. Что лучше: обра­щаться в суд или, как у нас при­выкли, по инстан­циям – в роно и т.п.?

Л.П.: Суд – дело хло­пот­ное. Тут все зави­сит от сте­пени вреда, нане­сен­ного ребенку. Кому-то проще пере­ве­сти ребенка в дру­гую школу, а кто-то пони­мает, что пере­во­дом ничего не добьешься. Если писать по инстан­циям, то нужно, чтобы это было не про­сто сето­ва­ние на обид­чи­ков, а опи­са­ние кон­крет­ных про­ти­во­прав­ных действий.

Корр.: Как быть, если учи­тель­ница наме­ренно зани­жает оценки, а потом наме­кает, что хорошо бы с ней поза­ни­маться за допол­ни­тель­ную плату? Или не с ней, а с ее кол­ле­гой, кото­рая, в свою оче­редь, постав­ляет уче­ни­ков ей. Насколько мне известно, такие слу­чаи сей­час не редкость.

Л.П.: Здесь трудно дать общие советы. Возь­мем самый край­ний слу­чай: педа­гог дей­стви­тельно зани­жает уче­ни­кам отметки, вынуж­дая их пла­тить деньги. Фак­ти­че­ски он зани­ма­ется вымо­га­тель­ством. Это серьезно, и в этом слу­чае необ­хо­димо при­ни­мать меры, вплоть до при­вле­че­ния его к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Каким обра­зом можно дока­зать свою правоту?– Если вы уве­рены, что отметки не соот­вет­ствуют уровню зна­ний ребенка, тре­буйте сдачи экза­мена перед неза­ви­си­мой комис­сией. При этом обя­за­тельно надо пись­менно изло­жить обсто­я­тель­ства, почему вы идете на такой шаг.

Корр.: В подоб­ных слу­чаях нужно обра­щаться в роно?

Л.П.: Нет, к адми­ни­стра­ции школы.

Корр.: А что вы ска­жете об экза­ме­нах, кото­рые устра­и­вают при при­еме в 1 класс? Я слы­шала, что вроде бы это неза­конно, но в мос­ков­ских шко­лах сплошь и рядом такие экза­мены, только назы­ва­ются тестированием.

Л.П.: Муни­ци­паль­ные школы обя­заны при­ни­мать детей, про­жи­ва­ю­щих в их мик­ро­рай­оне, безо вся­кого тести­ро­ва­ния. В слу­чае отказа роди­тели имеют право обжа­ло­вать дей­ствия долж­ност­ных лиц.

Корр.: Ну и, конечно, мы не можем оста­вить в сто­роне живо­тре­пе­щу­щий вопрос школь­ных побо­ров. Обычно, когда это удер­жи­ва­ется в рам­ках допу­сти­мого, роди­тели не про­те­стуют. Но бывают школы, где из роди­те­лей посто­янно вытя­ги­вают деньги, при­чем очень часто деньги сда­ются безо вся­ких доку­мен­тов, про­сто из рук в руки. Как быть в такой ситуации?

Л.П.: Не хотите – не пла­тите. Вы вправе отка­заться. В соот­вет­ствии с уста­вом у каж­дой школы есть пере­чень допол­ни­тель­ных плат­ных услуг. Если вас что-то из этого перечня устра­и­вает, вы пла­тите. Точно так же, в соот­вет­ствии с уста­вом, может быть при­нято реше­ние собрать деньги на какие-то школь­ные нужды. Есте­ственно, по отчет­ным доку­мен­там, в рам­ках закона. Если же про­сто гово­рят: «Вы должны сдать такую-то сумму на то-то», роди­тель вправе отка­заться, заявив, что он не счи­тает нуж­ным при­ни­мать уча­стие в этих рас­хо­дах. Если же его обя­зы­вают пла­тить, то дей­ствия адми­ни­стра­ции явля­ются неза­кон­ными. И даже если роди­тель­ский коми­тет при­ни­мает реше­ние взыс­ки­вать деньги, но не оформ­ляет это закон­ным путем, то вполне можно отказаться.

Вообще устав школы дол­жен выве­ши­ваться на стене, чтобы каж­дый мог при жела­нии с ним озна­ко­миться. Но на прак­тике почти нигде устав не выве­шен, и это лиш­нее дока­за­тель­ство того, что насто­я­щего ува­же­ния к пра­вам роди­те­лей пока не выра­бо­тано ни у педа­го­гов, ни у самих роди­те­лей. Однако пони­ма­ние важ­но­сти этого вопроса посте­пенно при­хо­дит. В ряде реги­о­нов уже созданы орга­ни­за­ции, кото­рые назы­ва­ются «роди­тель­ские ини­ци­а­тивы» или «роди­тель­ские коми­теты». Они соби­рают инфор­ма­цию об учеб­ных заве­де­ниях, в кото­рых грубо нару­ша­ются права детей и роди­те­лей, направ­ляют обра­ще­ния в про­ку­ра­туру. Если кто-то из роди­те­лей готов защи­щать свои права в суде, эти орга­ни­за­ции ока­зы­вают им помощь. А это очень важно: ведь, по рус­ской пси­хо­ло­гии, один в поле не воин. Вме­сте же мы серьез­ная сила.

Интер­вью брала Т.Л. Шишова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки