Злопамятство: ржавчина души, червь ума и вшивый голубь

Злопамятство: ржавчина души, червь ума и вшивый голубь

(3 голоса5.0 из 5)

Дер­жать зло, накап­ли­вать обиды кому-то нра­вится. Рас­хо­жее мне­ние: обид­чи­вость при­даёт жизни драйв. Духов­ные авто­ри­теты не согласны. Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник назы­вает зло­па­мят­ство стра­стью, “ржав­чи­ной души” и  не жалеет образ­ных выражений.

На интер­нет-канале Гомель­ского Николь­ского муж­ского мона­стыря   о стра­сти памя­то­зло­бия раз­мыш­ляет архи­манд­рит Савва (Мажуко).

2782 - Злопамятство: ржавчина души, червь ума и вшивый голубь– Дру­зья мои, каж­дое утро мы начи­наем молит­вой «Отче наш, иже еси на небесех».

Молитва кра­си­вая, чудес­ная, потому что эту молитву Сам Гос­подь нам оста­вил, и мы не только этими сло­вами про­сим Гос­пода про­све­тить наши сердца и души, но ещё и полу­чаем боль­шое научение.

Молитва настра­и­вает нас на пра­виль­ное отно­ше­ние к Богу, к миру, к самим себе и осо­бенно к близ­ким людям, потому что в этой молитве есть заме­ча­тель­ное про­ше­ние, кото­рое свя­зы­вает нас с нашими близкими.

Наше спа­се­ние напря­мую зави­сит от отно­ше­ний с теми людьми, кото­рые рядом с нами. Мы не спа­са­емся сами по себе.

Но слово «спа­се­ние» так часто встре­ча­ется в пра­во­слав­ном хри­сти­ан­ском лек­си­коне, что мы теряем его смысл. Что оно зна­чит, что такое спа­се­ние, от кого мы спа­са­емся, для чего мы спасаемся?

Мы знаем, что Хри­стос – это Спа­си­тель. Спа­се­ние есть таин­ство обо­же­ния, охри­стов­ле­ния чело­века, то есть мы посте­пенно ста­но­вимся бого­по­доб­ными. Каким обра­зом? Под­ра­жая Богу. 

И апо­стол Павел в своих Посла­ниях неод­но­кратно гово­рит о том, что мы должны как бы «сни­мать узоры», как ста­рые люди гово­рили,  то есть должны под­ра­жать во всём Хри­сту. Если не полу­ча­ется под­ра­жать Хри­сту, то хотя бы под­ра­жать апо­столу Павлу. А в чём подражать?

Самое глав­ное, что нам открыто о Боге – это то, что Он есть Любовь, потому что Он есть Чело­ве­ко­лю­бец. Любовь как некая абстракт­ная вели­чина, любовь вообще, любовь, кото­рая все­объ­ем­лет, любовь, кото­рая явля­ется оке­а­ном, в кото­ром тонет всё, и даже обез­ли­чи­ва­ется? Нет.

Чтобы пере­ве­сти на рус­ский язык сла­вян­ское слово «любы» или «любовь», нам, навер­ное, потре­бу­ется слово «доб­рота».

Любовь это и есть доб­рота. Опять же не абстракт­ное добро, не фило­соф­ская или эти­че­ская кате­го­рия, а доб­рота, пони­ма­е­мая про­сто, как бла­го­рас­по­ло­жен­ность к чело­веку, доб­ро­ду­шие, доб­рая наме­рен­ность по отно­ше­нию к дру­гому, доброжелательность. 

Вот Бог – Он такой, это самое глав­ное, что мы о Нём знаем. 

Он – не некая сила, не абстрак­ция, не энер­гия, кото­рая раз­лита вокруг – без­ли­кая, нели­це­при­ят­ная, без­раз­лич­ная, но абсо­лют­ная и веч­ная. Нет.

Почему для нас дорого Свя­щен­ное Писа­ние? Оно гово­рит нам, что Бог есть Лич­ность, чело­ве­ко­лю­би­вый Отец.

Он доб­ро­ду­шен по отно­ше­нию к нам, Он желает нам добра и ищет этого добра, и хочет, чтобы и мы под­ра­жали Ему в этом добре, в доб­роте самой настоящей. 

И вот, дру­зья мои, в молитве «Отче наш» есть такое про­ше­ние: «и остави нам долги наша, якоже и мы остав­ляем долж­ни­ком нашим».

Чтобы у Бога про­сить про­ще­ния за свои грехи, перед этим мы должны про­стить тех людей, кото­рые про­тив нас согре­шили. Вот что делает нас бого­по­доб­ными. Потому что Гос­подь про­щает всем, Он ни на кого не дер­жит зла, потому что зла в Боге нет. А люди ино­гда раз­ре­шают себе дер­жать зло.

В «Лествице» пре­по­доб­ного Иоанна Лествич­ника есть целое Слово, кото­рое назы­ва­ется «О памя­то­зло­бии». И мы сей­час не гово­рим «памя­то­зло­бие» – это слово сла­вян­ское, чаще всего в нашей речи мы гово­рим о зло­па­мят­стве. В общем-то, это одно и то же. Зло­па­мят­ство – это когда чело­век накап­ли­вает в себе память обо всём злом, что про­тив него сде­лал какой-то человек.

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник упо­доб­ляет памя­то­зло­би­вого, зло­па­мят­ного чело­века вши­вому голубю. Пред­став­ля­ете, какой жут­кий образ? Вот он пишет: «Памя­то­зло­бие далеко от твер­дой есте­ствен­ной любви, но блуд удобно при­бли­жа­ется к ней, как ино­гда видим в голубе кро­ю­щихся вшей». То есть памя­то­зло­би­вый – это вши­вый голубь. Страш­ное дело. 

04e5bd13459280e483245df364873cb2 - Злопамятство: ржавчина души, червь ума и вшивый голубь

И дей­стви­тельно, когда мы пред­став­ляем этот пла­сти­че­ский и очень подвиж­ный образ бук­вально, мы видим какую-то чесотку, какую-то горячку, когда под покро­вом бело­снеж­ного опе­ре­ния и крот­кого, каза­лось бы, нрава роются стра­сти, кипят, бушуют.

Зло­па­мят­ный чело­век ино­гда даже стра­дает бес­сон­ни­цей из-за того, что вос­кре­шает в своей памяти все те обиды, состав­ляет «реестры пре­ступ­ле­ний» про­тив себя, вся­кий раз рас­кла­ды­вает пасьянс этих пре­ступ­ле­ний, вспо­ми­нает детали, сма­кует их. В этом есть даже какое-то сладострастие. 

Не слу­чайно пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник назы­вает эту страсть именно стра­стью. Не про­сто болезнь – а в ней есть какое-то страст­ное начало. То есть мы бы сей­час ска­зали, что это чело­век, одер­жи­мый мазо­хиз­мом, ему нра­вится стра­дать, ему нра­вится состав­лять все эти «кар­то­теки пре­ступ­ле­ний» про­тив него.

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник даёт опре­де­ле­ние того, что есть памя­то­зло­бие. Он гово­рит: «Памя­то­зло­бие есть испол­не­ние гнева, хра­не­ние согрешений». 

То есть мы как будто бы скла­ды­ваем в сун­дук, в спе­ци­аль­ный отсек, все пре­ступ­ле­ния про­тив нас. Мы доро­жим ими, они для нас очень важны. 

«Нена­висть к правде, пагуба доб­ро­де­тели» – почему нена­висть к правде? Потому что Еван­ге­лие гово­рит нам о том, что чело­веку есте­ственно быть доб­рым. И если про­тив тебя кто-то согре­шил, чем-то тебя оби­дел, он тем самым себе нанес рану, прежде всего. Он себя изму­чил и изра­нил, потому что навсе­гда с ним оста­ётся этот проступок.

И вме­сто сочув­ствия к чело­веку, кото­рый про­тив нас согре­шил, мы ещё и усу­губ­ляем его болезнь своей памятью.

«Пагуба доб­ро­де­тели» – почему пагуба доб­ро­де­тели? Потому что на самом деле чело­век зло­па­мят­ный не может нико­гда стя­жать доб­роту Божию, он нико­гда не может вос­пи­тать себя в любви боже­ствен­ной. То есть любовь – это и есть союз совер­шен­ства, как гово­рил апо­стол Павел.

Если ты не отпу­стил, не про­стил дру­гому чело­веку, то и Гос­подь не может тебя про­стить. «Памя­то­зло­бие, – гово­рит пре­по­доб­ный, – ржав­чина души». Ржав­чина души, кото­рая разъедает. 

«Червь ума» – не правда ли, жут­кий образ, кото­рый тоже, как и вши­вый голубь, нам пока­зы­вает, что внутри нас нечто посе­ли­лось, копо­шится чуж­дое, разъ­едает ум, пор­тит память, застав­ляет нас зацик­ли­ваться на про­шлом, ослеп­ляет ум, не даёт нам огля­нуться вокруг себя, и самое глав­ное – не даёт нам радо­ваться жизни.

Если ты копа­ешься в про­шлом, ты не видишь насто­я­щего, ты теря­ешь вкус к жизни.

«Червь ума, посрам­ле­ние молитвы» – почему посрам­ле­ние молитвы? Потому что ты не можешь читать молитву «Отче наш», самую глав­ную молитву, кото­рая у нас есть, если твое сердце испол­нено злопамятством.

Как ты можешь про­сить Гос­пода, чтобы Он про­стил тебе твои согре­ше­ния, если ты сам никому не про­ща­ешь? Нехо­рошо, непра­вильно, сам себе про­ти­во­ре­чишь. «Пре­се­че­ние моле­ния, отчуж­де­ние любви, гвоздь, вон­зён­ный в душу» – вот ещё образ. Помимо вши­вого голубя, червя ума, ещё и гвоздь. Как страшно, как больно даже это читать!

«Непри­ят­ное чув­ство, в огор­че­нии с услаж­де­нием люби­мое» – вот что об этом мазо­хизме гово­рит Иоанн Лествич­ник. «Грех непре­ста­ю­щий, зако­но­пре­ступ­ле­ние неусы­па­ю­щее, злоба повсечасная». 

То есть чело­век, кото­рый пустил зло­па­мят­ство в своё сердце, как это ни странно про­зву­чит, он – жертва, он нахо­дится в аду. Червь неусы­па­ю­щий, о кото­ром гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние, уже в нём посе­лился. Огонь и мука уже в нём живет.

Поэтому, дру­зья мои, это состо­я­ние никак нельзя оправ­дать. Чтобы про­тив вас ни сде­лали ваши ближ­ние, нужно научиться отпус­кать, научиться про­щать. Нельзя свою жизнь пре­вра­щать в ад. Гос­подь создал нас для радо­сти. И будет очень грустно и обидно, если мы эту жизнь про­ве­дём уже здесь в насто­я­щем аду.

Видео-беседа на интер­нет-канале Гомель­ского Николь­ского муж­ского мона­стыря   

Соб. инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки