Две жизни и смерти человека

про­то­и­е­рей Сергий Демья­нов

Совре­мен­ная куль­тура нашего обще­ства вос­пи­тана и насквозь про­ни­зана идеями гума­низма, суще­ство кото­рых можно обо­зна­чить тези­сом: Чело­век, его жизнь, здо­ро­вье, сво­бода явля­ются высшей цен­но­стью. Эта идея совер­шенно несов­ме­стима с хри­сти­ан­ством, высшей цен­но­стью кото­рого явля­ется Бог, а смыс­лом жизни – спа­се­ние чело­века от уз греха, его обо­же­ние. При этом хри­сти­ан­ство не при­не­бре­гает чело­ве­ком, оно назы­вает людей обра­зом и подо­бием Божиим, его чадами. Тело чело­века назы­ва­ется Храмом Божиим, в кото­ром должна пре­бы­вать бла­го­дать Духа Свя­таго. Оно нераз­рывно свя­зы­вает цен­ность жизни чело­века с его обще­нием с Богом. Хри­стос при­зы­вает каж­дого к сво­боде, но к сво­боде от греха.

В чем раз­ница между идеями гума­низма и хри­сти­ан­ства? Гума­низм рас­смат­ри­вает чело­века как само­цен­ность, под его жизнью и здо­ро­вьем под­ра­зу­ме­вает жизнь сего­дняш­него дня, т.е. пыта­ется бороться за то, что неми­ну­емо закон­чится болез­нью, стра­да­нием, смер­тью. Под сво­бо­дой под­ра­зу­ме­ва­ется, прежде всего, непри­кос­но­вен­ность чело­ве­че­ского эго, его само­сти (моя воля сво­бодна и не должна зави­сеть от воли других лич­но­стей в рамках граж­дан­ского зако­но­да­тель­ства), т.е. основа гре­хо­па­де­ния Адама и Евы – «… и вы будете, как боги…» (Быт. 3:5).

Хри­сти­ан­ство гово­рит о двух жизнях и двух смер­тях, кото­рые ожи­дают чело­века. Жизнь первая – это наша жизнь от рож­де­ния до телес­ной смерти. Жизнь вторая – это жизнь вечная, уго­то­ван­ная веру­ю­щим в Цар­ствии Божием. Смерть первая – это неиз­беж­ная смерть, т.е. отде­ле­ние души от тела и сама по себе не есть зло. Она явля­ется след­ствием зла – пре­ступ­ле­ния Адама и Евы запо­веди Божией «И запо­ве­дал Гос­подь Бог чело­веку, говоря: от вся­кого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева позна­ния добра и зла не ешь от него, ибо в день, в кото­рый ты вку­сишь от него, смер­тью умрешь». (Быт. 2:16–17). Она само­вольно выбрана чело­ве­ком. Смерть вторая – это духов­ная вечная смерть, кото­рую изби­рает чело­век отверг­шийся истин­ного Бога в жизни первой.

Хри­сти­ан­ство очень серьезно отно­сится к жизни первой, потому что по ее плодам чело­век насле­дует или жизнь, или смерть вечную, но серьезно не в смысле здо­ро­вья и ком­форта, а в смысле исце­ле­ния чело­века от гре­хов­ных стра­стей, стя­жа­ния бла­го­дати Духа Свя­таго. И еще более серьезно отно­сится к тому, чтобы избе­жать второй смерти, т.е. гибели духов­ной «И не бой­тесь уби­ва­ю­щих тело, души же не могу­щих убить; а бой­тесь более Того, Кто может и душу и тело погу­бить в геене». (Мф. 10:28). Вот почему воз­ни­кает соблазн для чело­века вос­пи­тан­ного на идеях гума­низма при чтении Свя­щен­ного Писа­ния, когда встают вопросы о жизни и смерти.

Жизнь хри­сти­а­нина – это непре­стан­ная духов­ная брань (битва, война, сра­же­ние в прямом смысле этого слова) со своими гре­хов­ными стра­стями, кото­рые суть бесы, пора­бо­ща­ю­щие его. Но Вы ска­жете: здесь гово­рится о духов­ной брани с врагом рода чело­ве­че­ского, а не между людьми. Но духов­ное содер­жа­ние и внеш­няя форма в данном случае, к сожа­ле­нию, часто нераз­де­лимы. Гос­подь дей­стви­тельно дал запо­ведь «не убий», но при этом в част­ных слу­чаях запо­ве­дал пре­да­вать чело­века смерти «Кто убьет ско­тину, должен запла­тить за нее; а кто убьет чело­века, того должно пре­дать смерти.» (Лев. 24:21), «Ибо Бог запо­ве­дал: почи­тай отца и мать; и: зло­сло­вя­щий отца или мать смер­тью да умрет». (Мф. 15:4) и др. Эти запо­веди в прямом смысле отно­сятся к вет­хому завету, но у про­рока Иере­мии можно найти общее тол­ко­ва­ние запо­веди «не убий». «Так гово­рит Гос­подь Саваоф, Бог Изра­и­лев: исправьте пути ваши и деяния ваши, и Я оставлю вас жить на сем месте. Не надей­тесь на обман­чи­вые слова: «здесь храм Гос­по­день, храм Гос­по­день, храм Гос­по­день». Но если совсем испра­вите пути ваши и деяния ваши, если будете верно про­из­во­дить суд между чело­ве­ком и сопер­ни­ком его, не будете при­тес­нять ино­земца, сироты и вдовы, и про­ли­вать невин­ной крови на месте сем, и не пой­дете во след иных богов на беду себе, – то Я оставлю вас жить на месте сем, на этой земле, кото­рую дал отцам вашим в роды родов». (Иер. 7:3–7) , т.е. хри­сти­ан­ство смерт­ным грехом счи­тает про­ли­тие невин­ной крови. Убий­ство чело­века всегда зло. Этому раду­ется только дьявол, но часто еще боль­шим злом явля­ется поз­во­ле­ние чело­веку бес­пре­дельно тво­рить дела зла. В таком случае, оста­но­вить чело­века наси­лием, в край­нем случае, смер­тью – мень­шее зло, а, в каком-то смысле, вели­кое добро для нерас­ка­ян­ного злодея. Эта власть – оста­нав­ли­вать зло­деев – дана от Бога пра­ви­те­лям нашим: «Итак будьте покорны вся­кому чело­ве­че­скому началь­ству, для Гос­пода: царю ли, как вер­хов­ной власти, пра­ви­те­лям ли, как от него посы­ла­е­мым для нака­за­ния пре­ступ­ни­ков и для поощ­ре­ния дела­ю­щих добро, – ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграж­дали уста неве­же­ству безум­ных людей…» (1Пет. 2:13–15). И еще: «… ибо началь­ник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же дела­ешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмсти­тель в нака­за­ние дела­ю­щему злое. И потому надобно пови­но­ваться не только из страха нака­за­ния, но и по сове­сти.» (Рим. 13:4–5). К сожа­ле­нию, пра­ви­тели наши не всегда посту­пают по запо­ве­дям Божиим, но за это они будут нести сугу­бый ответ пред Гос­по­дом.

Преж­де­вре­мен­ная смерть для чело­века попи­ра­ю­щего запо­веди Божии и не спо­соб­ного к пока­я­нию благо для него, потому что, во-первых, умень­шает его стра­да­ния в аду (меньше грешил, меньше стра­да­ние).

Во-вторых, явля­ется воз­мез­дием Божиим здесь, сего­дня, в этой жизни за соде­ян­ный грех, а Бог два раза за одно и тоже не нака­зы­вает, что тоже умень­шает стра­да­ния чело­века.

В‑третьих, страх смерти первой оста­нав­ли­вает других зло­деев от смерт­ных грехов.

В‑четвертых, обес­пе­чи­вает мирную жизнь их потен­ци­аль­ным буду­щим жерт­вам. Когда чело­век поз­во­лил пора­бо­тить свое тело, ум и сердце духам злобы под­не­бес­ной, то оста­но­вить брань этих духов злобы можно только совер­шив наси­лие над чело­ве­ком, т.к. сам себя он оста­но­вить не может.

Убий­ство чело­века всегда явля­ется злом. Не слу­чайно Гос­подь не принял постройку храма от рук царя Давида по при­чине, что он много пролил крови чело­ве­че­ской, но при этом он почи­та­ется как вели­кий пра­вед­ник, потому что творил волю Божию. Но еще боль­шим злом явля­ется попу­ще­ние силам злобы цар­ство­вать в мире сем. И наси­лие допу­стимо, с точки зрения хри­сти­ан­ства, только над чело­ве­ком, кото­рый пора­бо­тил себя гре­хов­ным стра­стям для исправ­ле­ния его. И смерть, как край­няя форма наси­лия, над чело­ве­ком тяжко согре­шив­шим не спо­соб­ным к исправ­ле­нию (нерас­ка­ян­ным). Поэтому свя­щен­но­слу­жи­тели дей­стви­тельно бла­го­слов­ляют воинов на воен­ные дей­ствия и наси­лие для защиты веры оте­че­ства и ближ­них своих. И святой Иоанн Кре­сти­тель не вос­пре­щал про­дол­жать службу вопро­шав­шим его воинам: «Спра­ши­вали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не оби­жайте, не кле­ве­щите, и доволь­ствуй­тесь своим жало­ва­ньем.» (Лк. 3:14) . Воен­ное звание не вос­пре­пят­ство­вало сот­нику полу­чить от Гос­пода Иисуса Христа похвалу за веру: «Услы­шав сие, Иисус уди­вился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Изра­иле не нашел Я такой веры» (Мф. 8:10).

Воин­ский началь­ник Кор­ни­лий, несмотря на воен­ное звание, прямо назван бла­го­че­сти­вым и спо­до­бился откро­ве­ния Божия: «В Кесари был неко­то­рый муж, именем Кор­ни­лий, сотник из полка, назы­ва­е­мого Ита­лий­ским, бла­го­че­сти­вый и боя­щийся Бога со всем домом своим, тво­рив­ший много мило­стыни народу и всегда молив­шийся Богу. Он в виде­нии ясно видел около девя­того часа дня Ангела Божия, кото­рый вошел к нему и сказал ему: Кор­ни­лий! Он же, взгля­нув на него и испу­гав­шись, сказал: что, Гос­поди? Ангел отве­чал ему: молитвы твои и мило­стыни твои пришли на память пред Богом» (Деян. 10:1–4).

Почему Гос­подь посы­лал изра­иль­тян на уни­что­же­ние сосед­них наро­дов? Для того, чтобы оста­но­вить без­мер­ные грехи царя­щие у этих наро­дов и тем самым напом­нить и самим изра­иль­тя­нам, что ожи­дает их за гре­хов­ную жизнь. Хри­сти­ан­ство научает не бояться смерти первой и бояться только смерти второй. Смерть первая избрана самим чело­ве­ком через пре­ступ­ле­ние запо­веди Божией, и не нам решать о том, в каком виде смерть придет к нам.

Вы, навер­ное, уди­ви­тесь, узнав, что Свя­щен­ное Писа­ние запо­ве­дует совер­шать наси­лие даже над детьми, когда они не вра­зум­ля­ются и не исправ­ля­ются. «Кто жалеет розги своей, тот нена­ви­дит сына; а кто любит, тот с дет­ства нака­зы­вает его.» (Притч. 13:25) . Как видите, Любовь и наси­лие – два соче­та­е­мых поня­тия, но, конечно же, невоз­можно заста­вить любить, но воз­можно наси­лием оста­но­вить чело­века от греха, что при­бли­жает его к Любви.

сайт Храма Пре­об­ра­же­ния Гос­подне село Спас-Заго­рье, Калуж­ская область

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки