• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Автор: Захаров Александр, протоиерей

Был старец. Он славился жизнью суровой

(1 голос: 5 из 5)

Был старец. Он славился жизнью суровой.
И юноша был. Он желал совершенства.
И он обратился к премудрому словом:
скажи, как сего мне достигнуть блаженства?

В ответ разомкнулись святые уста
и слово излилось: ступай-ка, мой милый,
на кладбище старое наше. И там
хвали мертвецов, чьи увидишь могилы.

Да крепче хвали их, покойников этих.
Они тебе то, что желаешь, ответят.
Когда же услышишь ответ из могилы,
тогда возвращайся. Расскажешь, что было.

Задумался отрок над чудным советом.
Однако пошел и исполнил все это.
И вот возвратился и молвит в ответ:
исполнил я все, а ответа все нет.

Я их называл очагами нетленья,
достойными всяческого восхищенья,
великими, умными, добрыми, сильными…
Прочею благостью всякой обильными.

Их красоту воспевал и отвагу.
Лил им в могилы, как терпкую брагу,
льстивые речи, возвышенный слог…
Только ответа добиться не мог.

Молчат мертвецы. Ни один не сказал
в ответ мне того, что я слышать желал.

– Странно, – в раздумье промолвил премудрый.
Но не горюй, будем более мудры.
К этим покойникам снова ступай.
Их только теперь не хвали, а ругай.

Когда нам не тронуть их доброй молвой,
попробуем взять укоризною злой.
Но крепче и яростней должен корить
ты их, если хочешь ответ получить.

Исполнил и это желавший блаженства,
задавшийся целью достичь совершенства.
Исполнил и вновь воротился, и вот
такую речь к старцу седому ведет:

Я их отругал так, что сам изнемог.
Без боли слова свои слышать не мог.
Кололи и резали слух мой слова,
которыми их мой язык называл.

Я им приписал все людские пороки:
и жадность, и леность, и злобу, и склоки…
Я гнусными всех называл их червями,
ползучими змеями, мерзкими псами,
исчадьями зла, очагами гниенья…

– И как же ты спасся от их возмущенья?!

– Никак, о учитель! Они все молчали!
И я возвратился все в той же печали.
Они равнодушны. Ответа все нет.
А мне без ответа – не мил белый свет.

– Смахни-ка, смахни-ка унынье с лица, –
на это промолвил мудрец седовласый. –
Какою возвышенною и прекрасной
была к тебе каждого речь мертвеца.

Какого еще тебе надо совета?
Чему мне еще тебя надо учить?
Когда не научен ты этим ответом,
как надобно в мире без горести жить.

Тогда жизнь станет достойной хвалы
и радость начнет для тебя источать,
когда на обиды и на похвалы
научишься так, как они, отвечать.

Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: