Хоббит, или Туда и обратно ─ Джон Толкин

Хоббит, или Туда и обратно ─ Джон Толкин

(26 голосов4.0 из 5)

Глава 1. Нежданное угощение

В земле была нора, а в норе жил хоб­бит. Нора была вовсе не гряз­ная и совсем не сырая; не копо­ши­лись в ней черви, не лепи­лись по сте­нам слиз­няки, нет — в норе было сухо и тепло, пахло при­ятно, име­лось там на что при­сесть и что поку­шать, — сло­вом, нора при­над­ле­жала хоб­биту, а стало быть, само собой, была уют­ной во всех отношениях.

Вход­ная дверь в нору, круг­лая, точно люк, со свер­ка­ю­щей мед­ной руч­кой посре­дине, была выкра­шена в зеле­ный цвет. Откры­ва­лась она в про­стор­ный и длин­ный кори­дор, похо­жий на пещеру, но чистый и ничуть не задым­лен­ный; в нем сто­яли сту­лья, пол усти­лали ковры, стены, обши­тые дере­вян­ными пане­лями, осна­щены были вели­ким мно­же­ством крюч­ков для пла­щей и шляп — этот хоб­бит про­сто обо­жал при­ни­мать гостей. Кори­дор, изги­ба­ясь, про­хо­дил в глу­бине холма — или Кручи, как назы­вали холм на много миль окрест. По обеим сто­ро­нам кори­дора в два ряда тяну­лись малень­кие круг­лые дверцы, за кото­рыми скры­ва­лись самые раз­ные поме­ще­ния, так что лазать наверх или спус­каться вниз хоб­биту не при­хо­ди­лось: спальни, ван­ные, погреба и кла­до­вые (их было не пере­честь), кухни, тра­пез­ные, гар­де­роб­ные (в норе име­лась осо­бая ком­ната, цели­ком отве­ден­ная под одежду) — все нахо­ди­лось рядом, в любую ком­нату можно было попасть из того же самого кори­дора. Луч­шие покои рас­по­ла­га­лись по левую руку, если сто­ять спи­ной ко входу, и только в них были окна, глу­боко поса­жен­ные круг­лые оконца, выхо­див­шие в сад, за кото­рым полого ска­ты­ва­лись к реке луга.

Этот хоб­бит был весьма зажи­точ­ным, а фами­лия его была Тор­бинс. Тор­бинсы оби­тали на Круче невесть с каких пор, и все их очень даже ува­жали — не только потому, что они сла­ви­лись своим богат­ством, но и потому, что в роду у них не было сума­сбро­дов и ни с кем из Тор­бин­сов нико­гда ничего не при­клю­ча­лось. И вся­кий мог зара­нее дога­даться, что отве­тит какой-нибудь Тор­бинс на тот или иной вопрос. Однако наша исто­рия — о том, как один из Тор­бин­сов засу­ма­с­бро­дил и, сам не зная почему, начал гово­рить и делать вещи поис­тине неве­ро­ят­ные. Пожа­луй, после этого он поте­рял ува­же­ние сосе­дей, зато при­об­рел… — впро­чем, вы скоро узна­ете, при­об­рел ли он хоть что-нибудь.

Матуш­кой нашего хоб­бита… Да, кстати, а кто такие хоб­биты? Ведь сего­дня хоб­биты встре­ча­ются весьма редко и ста­ра­тельно избе­гают Гро­ма­дин (такое про­звище они дали людям), поэтому не мешает, наверно, их опи­сать, хотя бы в общих чер­тах. Это малень­кие суще­ства, ростом взрос­лому чело­веку по пояс. Но они — не гномы: хоб­биты будут пониже, да и бород отро­дясь не имели. Вол­шеб­ством они не зани­ма­ются, зато умеют в мгно­ве­ние ока скрыться, если побли­зо­сти появятся Гро­ма­дины, топо­чу­щие будто слоны. Хоб­биты пред­рас­по­ло­жены к пол­ноте, носят одежду ярких цве­тов, пред­по­чи­тая в основ­ном жел­тый и зеле­ный; ходят они боси­ком — баш­маки им не нужны, ибо кожа у них на ступ­нях крепче сапож­ной подошвы, а стопы сверху покрыты густой рыже­ва­той шерст­кой, согре­ва­ю­щей в холода; пальцы у хоб­би­тов длин­ные и чут­кие, лица доб­ро­душ­ные, и сме­ются они от души (в осо­бен­но­сти поевши, а едят они часто и помногу). Ну вот, теперь вы зна­ете о хоб­би­тах доста­точно, и я могу продолжить.

Как я уже ска­зал, матуш­кой нашего хоб­бита, Бильбо Тор­бинса, была зна­ме­ни­тая Бел­ла­донна Тук, одна из трех доче­рей хоб­би­тана Тука, жив­шего в При­ре­чье, за малень­кой речуш­кой, что течет у под­но­жия Кручи. Соседи пого­ва­ри­вали, что дав­ным-давно один из пред­ков Ста­рого Тука женился на эль­фийке. Это, конечно, пол­ная неле­пица, но все же в Туках име­лось что-то такое, совсем не хоб­би­тов­ское, и время от вре­мени родичи Туков, а то и они сами, нахо­дили при­клю­че­ния на свою голову. Ино­гда кое-кто из них исче­зал неиз­вестно куда, а остав­ши­еся, когда их при­ни­ма­лись рас­спра­ши­вать, упорно отмал­чи­ва­лись, при­тво­ря­ясь, будто они ни о чем таком — ни сном ни духом…

В общем, Туков, хоть они и были богаче, в Хоб­би­та­нии ува­жали меньше, чем Торбинсов.

По сча­стью, Бел­ла­донна Тук вовремя вышла замуж за гос­по­дина Банго Тор­бинса, и при­клю­че­ния обо­шли ее сто­ро­ной. Банго, отец Бильбо, отрыл для жены (частью на деньги из ее при­да­ного) такую рос­кош­ную нору, с кото­рой не шли ни в какое срав­не­ние все про­чие, будь то на Круче, в Истор­бинке или в При­ре­чье. В этой норе они жили до конца дней своих. Может быть, Бильбо Тор­бинс, един­ствен­ный отпрыск досто­чти­мой Бел­ла­донны, на вид — точ­ная копия сво­его доб­ро­душ­ного и покла­ди­стого отца, уна­сле­до­вал от матери эту самую Туков­скую осо­бен­ность, кото­рая ждала лишь под­хо­дя­щего вре­мени, чтобы про­явиться во всей красе. Однако… Бильбо бла­го­по­лучно вырос, стал ува­жа­е­мым хоб­би­том в рас­цвете сил (ему было уже под пять­де­сят), а под­хо­дя­щее время все не насту­пало. И лишь когда стало казаться, что гос­по­дин Тор­бинс так и про­си­дит в своей норе до скон­ча­ния дней, про­изо­шло зна­ме­на­тель­ное событие.

По некой слу­чай­но­сти, как-то тихим утром — в те вре­мена шума было меньше, зелени больше, а хоб­биты мно­жи­лись и про­цве­тали, — Бильбо Тор­бинс, плотно под­за­ку­сив, стоял у двери сво­его оби­та­лища, поку­ри­вая длин­ню­щую дере­вян­ную трубку, почти упи­рав­шу­юся чубу­ком в его стопы, шерстка на кото­рых была акку­ратно рас­че­сана. И тут он уви­дел Гэн­дальфа. О, этот Гэн­дальф! Когда бы вам дове­лось услы­шать о нем хотя бы чет­верть того, что слы­хал я (а я слы­шал лишь малую толику из того, что можно было услы­хать), вы бы сразу поняли — вас ждет поис­тине заме­ча­тель­ная исто­рия. Повсюду, где ни побы­вал Гэн­дальф, повсюду о нем рас­ска­зы­вали самые неве­ро­ят­ные небы­лицы. В Хоб­би­та­нии же он не пока­зы­вался с тех пор, как умер его друг Ста­рый Ту к, и нынеш­нее поко­ле­ние хоб­би­тов почти забыло, каков он из себя. Ведь Гэн­дальф поки­нул Кручу и уда­лился в неве­до­мые края, за При­ре­чье, еще в ту пору, когда они были сущими несмышленышами.

Ни о чем худом не помыш­ляв­ший Бильбо доб­ро­душно наблю­дал за странно оде­тым ста­ри­ком. На Гэн­дальфе был длин­ный серый плащ с сереб­ри­стым шар­фом и высо­кая, ост­ро­ко­неч­ная, слегка потре­пан­ная голу­бая шляпа. Допол­няли наряд огром­ные чер­ные баш­маки. В руке ста­рик сжи­мал посох.

Стр. 1 из 65 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки