<span class=bg_bpub_book_author>Татьяна Шорохова</span> <br>«Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова: частное мнение в письме другу

Татьяна Шорохова
«Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова: частное мнение в письме другу

(4 голоса4.5 из 5)

Первый раз я прочла роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» за несколько лет до знакомства с Евангелием и, естественно, почти ничего не поняла. Это было ещё в 80‑х годах уже прошлого века. Восприятие художественного текста было эстетическим и культурологическим, но не являлось освоением глубинных смыслов романа. Для этого не хватало специальных знаний из области христианского вероучения.

По твоей просьбе, дорогой друг, перечитала Булгакова снова в 2013 году, уже имея определённые познания о мистической картине мира, как она понимается в Православной духовной традиции.

Уступаю твоей просьбе и решаюсь поделиться с тобой некоторыми своими мыслями о романе «Мастер и Маргарита»: тезисно — по впечатлениям. На возникающие вопросы отвечу по ходу дела. Цитаты не привожу, так как ты это произведение знаешь прекрасно, перечитав его, как сам признался, восемнадцать раз.

  1. Без знания христианского учения роман «Мастер и Маргарита» расшифровать полностью невозможно. Михаил Булгаков, будучи сыном историка Церкви, вырос в живой религиозной традиции, передававшейся в семье от поколения к поколению. Потому он хорошо разбирался в духовной картине мира, особенностях и подробностях разных уровней потустороннего и незримого, но довольно обитаемого пространства, расположенного «по соседству» с миром нашим.
  2. Булгаков указал на прямую преемственность своего романа от Гоголя, приставив к номеру сюжетного дома слово «бис» — так звучит слово «бес» на украинском языке (пишется – бiс). Козни и ситуации, происходившие в этом доме и не только, прописаны писателем виртуозно.
  3. В советском обществе о сатане было говорить безопаснее, чем о Христе (посмотри хотя бы послереволюционные плакаты, чтобы представить себе обстановочку первых послереволюционных десятилетий!).

Поэтому Булгаков избрал единственно легальный путь, чтобы, с одной стороны, хотя бы в такой зашифрованной форме донести знание о спасении и о Спасителе и подвигнуть думающих людей действительно задуматься о происходящем в обществе, о духовной природе той действительности, в которую люди поместились в условиях богоборчества.

  1. Михаил Булгаков жил уже в конкретике атеистического времени (объявлена безбожная пятилетка). Скорее всего, писатель считал, что ренессанс Православия, религиозности в обществе и человеках уже невозможен. Поэтому он и зашифровал в романе элементарную логику, чтобы вдумчивому читателю сказать о главном. Теперь читай внимательно!!!

Если есть потусторонний мир, а в нём есть В‑д — противник Бога — значит, есть Бог. Поэтому автор так и живописует мир духов, чтобы, приблизив к нечисти увеличительное стекло художественного слова, доказать читателю её существование, а, значит, и существование противостоящей ей стороны — божественной и ангельской.

Повторяю: если читатель убедиться в наличии чертовщины, то дальше всё пойдёт в его рассуждениях по вышеизложенной логике: если есть противник Бога, значит, и Бог есть! Этот неизбежный вывод читателя в условиях царящего безбожия и есть цель автора романа. Настаиваю на этом и пишу это в защиту Булгакова.

  1. На поверхности повествования — гротескное изображение советского общества 20–30‑х годов — уже значительно обезбоженного и обезображенного, а, значит, неспособного к «различению духов — от Бога ли они». Евангелие предупреждает человека о необходимости такого различения, иначе… Что бывает иначе, и показано в романе.
  2. Такому обществу, убившему своего Бога с помощью интеллигентных умников (Берлиоз), можно навязать любые идеи. И идеи уже навязаны и изменили людей до неузнаваемости в их жизненных ориентирах.
  3. На что люди падки? Автор показывает это наиболее ярко через сеанс в варьете.
  4. Данное общество — общество потенциально с ума сходящее, вплоть до коллективного психоза (хор и проч.). Угрозе психической болезни подвержены все слои общества, независимо от положения и образования, — от буфетчика до профессора, потому что индивидуумы в таком обществе, не имея сдерживающего духовного (в более в узком смысле — нравственного) начала, в своей неконтролируемой порочности сползают на такие уровни, на которых неизбежно произойдёт встреча с главным героем книги Михаила Булгакова В‑дом.

Не к людям приходит некто, а это сами люди оказываются во владениях В‑да, скатываясь по своей внутренней вертикали вниз (а лететь можно сколько угодно, так как для порока нет дна — отсюда и бездна).

  1. То, как Булгаков потешается над типами своего времени, можно перечитывать не раз. Чего только стоит сцена с этим бедным чёрным котом из Армавира, которому некий тип связал передние лапы зелёным галстуком и пинками заставлял идти на задних по дороге в милицию…
  2. И вот ещё важное: автор показывает несовершенство человеческое в конкретных поступках людей — и козни бесовские располагает параллельно с ними, порой уравнивая их настолько, что мнимое очеловечение последних (не всегда плохи!) наряду с их — похожими на людские — поступками позволяет сделать вывод о перетекании одного мира в другой, о заселении «персонами» мира незримого — мира человеческого, и, в конечном счете, об одержимости людей сущностями духовными с отрицательным зарядом.

Отсюда, кстати сказать, распространение в наше время преступлений, с порядочным обществом несовместимых, чему мы сегодня уже очевидцы (посмотри наши сериалы и… сводки новостей). Ай да Булгаков!

  1. Духовная кульминация романа — это жертвенность Маргариты: отказ от своего счастья, ради которого столько претерпела, в пользу Фриды. Милосердие «лезет в щели» даже и в сатанинском мире, и такая форма любви (возможно, единственная в тех или иных условиях) — доступна везде, в том числе и под носом у В‑да, не могущего предотвратить возникновение чувства сострадания в сердце человека. Родник таких чувств — на Небе духовном, куда В‑ду вход воспрещён. Именно этот Небесный Родник имеет прямое сообщение с сердцем человека. И бесполезно тряпками затыкать щели жилья – не из физического мира просачивается милосердие.
  2. В обществе советском, забывшем Бога, в котором люди не знают Его заповедей, легко прийти к сближению с потусторонним. Мир, по Булгакову, основан на противостоянии добра и зла и поделён на зоны влияния. Отсюда полярные силы могут между собой договариваться как бы на равных (сюжет с определением покоя для Мастера и Маргариты).

Но на равных ли? На первый взгляд кажется, что Булгаков отдаёт первенствующее значение силе В‑да. На самом же деле торжествует Любовь.

  1. Роман «Мастер и Маргарита» является в атеистическом обществе «щёлочкой в Свет». Аргументы Булгакова: оттуда, из СВЕТА, приходит Левий Матфей. И резонно задать вопрос, а что там в Свете? КТО ТАМ, имеющий власть указывать В‑ду, какое решение он должен принять? И что такое Свет? Читатель, задавший такие вопросы, уже не сможет жить спокойно, пока не найдёт на них ответы. Честный и умный читатель. Ай-да Булгаков! — воскликну ещё раз.
  2. Неспроста поэт Иван Бездомный остался с растревоженным сердцем, всё время чего-то (читай — Кого-то) ищущим. О, эта поэтическая интуиция, которая без знаний истинного мироустройства ведёт к неизбывной тоске по чему-то высокому, идеальному! Но, увы, неосуществимому в рамках светского (советского) знания (атеистической идеологии).

Потому он и Бездомный, что остался за пределами Дома, о котором Христос сказал: «В доме Отца Моего обителей много». Одним словом, этот поэт — советский блудный сын, но уже не знающий, куда возвращаться. Прокрустово ложе советского мироустройства для него тесно в силу поэтической натуры, а выхода в иное мировоззрение уже ему недоступно, так как для этого нужен опыт живой веры.

А как раз её-то, веры, в нём и нет. Все размышления о божественном крутятся на умозрительном уровне, не касаясь сердца. Остаётся одно смятение чувств. В таком состоянии уже недалеко и до ведьмачества, что и показано в романе. На безрыбье, как говорится, и рак рыба.

В‑ду только это и надо — подтолкнуть всех человеков к магическим занятиям, где его власть, так сказать, законна и ничем не ограничена. Вот и вытворяют герои магические кульбиты, причем, из благих побуждений! Другого-то уже ничего не остаётся.

  1. История Мастера и Маргариты — счастливая сказка (и умерли в один день!). Такая любовь должна была присутствовать в этом романе, потому что это единственное настоящее, что оставалось человеку в том — с безумными идеями — обществе. Что остаётся человеку и в нашем обществе (тоже с безумными идеями), и было всегда в любых невыносимых сообществах или условиях.

Как хорошо, что у мало приспособленного к этой жизни Мастера была Маргарита — практичная и деятельная! Как хорошо, что они встретились и сразу узнали друг друга. И как хорошо, что Михаил Булгаков в конце романа поселил их в маленький рай в шалаше, хотя уже и за пределами земного мира.

  1. Ещё такая мысль. Любовь, даже в обществах религиозных, не сдерживаемая нравственным началом в самом себе — конкретном человеке, приводит к преступлениям: рассмотри участников бала.
  1. Тема Иуды решена неожиданно: предавший Христа, предаст и всё священное. В данном случае, ради женщины. Но и денежный вопрос сопряжён с Иудой, и кое-что другое, на это невольно обращаешь внимание при сосредоточенном прочтении.

Вопрос к автору частного мнения. «Тема Иуды решена неожиданно: предавший Христа, предаст и всё священное. В данном случае, ради женщины». Здесь ты имеешь в виду Мастера? Он здесь, в этом поступке, на уровне Иуды?

Здесь я имею в виду только Иуду, потому что он уходит с Пасхи из-за страсти к женщине. Он не любит эту чужую жену настолько, чтобы сломить все преграды, их разделяющие, лишь бы быть с нею всегда: в бегстве ли, в темнице ли, в пустыне ли, на плахе… Он на такое никогда не пойдёт, потому что у влюблённости на такое нету пороху. Пострадав по одной, вскорости поволочится за другой… А вильнуть с праздника… это можно.

Такой силой — преодолевать преграды — обладает Любовь. И если у любви нет возможности пробиться через препятствия и быть всегда вместе с возлюбленной, то любовь может превратиться в тоску, в муку, в грусть, в устойчивый покой, во взгляд на мир со стороны (сделать человека философом), но она никогда не иссякнет, и возлюбленной (возлюбленного) никто не заменит. Поэтому Маргарита в этом порядке бытия умирает от тоски.

Мастер любит Маргариту, но мистический ужас погнал его по городу, привёл его в клинику, заставил оторваться от любимой. Кто хоть раз переживал мистический ужас (по-церковному — страхование), знает, что в таком состоянии находиться и оставаться полноценным человеком со всем спектром своих чувств, невозможно (пока ужас действует на душу).

Булгаков, скорее всего, описал это состояние из своего собственного опыта (или вычитал в патериках). Но описал верно, и сюжет выстроил убедительно.

Монахи справляются со страхованиями постами, подвигами, пением, тяжким трудом, личной молитвой, совместной молитвой с духовником, подставляющим плечо в таких искушениях…

Мастер остаётся с Понтием Пилатом (духовно бесплодным), а не со Христом, от Которого только и может прийти благодатная помощь в таких случаях. Из священных книг известно, что любовь преодолевает страх. Почему же в Мастере не победила любовь, когда он впал в страхование?

Мастер уже не обращается к Источнику Любви, к Живому Богу. Он уже не знает духовной картины мира настолько, чтобы понимать её правильно и начать битву за свою душу, в которую вцепился ужас.

И, самое-то главное, что ужас вцепился в душу Мастера не случайно, а потому, что получил к ней доступ. Мистический ужас Мастера возник не на пустом месте — это расплата за роман, который он написал. Почему? — смотри ответ на следующий вопрос.

  1. Тема Христа… Его образ подан предельно вяло — Мастеру в Иешуа не рассмотреть уже Воплотившегося Бога. Маргарите не узнать уже в герое романа, написанного её возлюбленным, Спасителя, к которому можно обратиться за помощью.

Вопрос. «Тема Христа… Его образ подан предельно вяло». Что ты хочешь этим сказать?

Вспомни: с темой Пилата в книге первый выступает В‑д, а не Мастер. Булгаков намеренно выставляет этот факт первым. Мастер — вторичен. Он тот, кто принимает диктовку В‑да, и роман о Понтии Пилате появляется из-под пера Мастера в том виде, в каком хочет В‑д. Сравни оба текста — В‑да и Мастера — они почти идентичны.

Булгаков ведает о святоотеческом предупреждении: мысли суть слова бесови, и знает о существовании науки о различении духов — от Бога ли они, как я уже упоминала.

А дальше всё ясно: Мастер воспринял Пилата и Спасителя такими, какими преподнёс ему В‑д — в мыслях и размышлениях Мастера, которые Мастер принял за свои собственные.

Задумка Булгакова в том, чтобы показать, как происходят намеренные подмены знания о Сыне Божием, пришедшим в мир ради спасения людей, и кто автор этих подмен в действительности.

В романе, который пишет Мастер, всё художественно совершенно: красивые и безобразные, но всегда яркие подробности, подчеркнутая пестрота мира, гипертрофированность природных явлений, величественность совершаемого события, психологически утончённые диалоги, жесты, фигуры… Художество библейского сюжета в изложении и В‑да, и Мастера очаровывает и… уводит от главного.

И если в Евангелии никаких красивостей — оголённая правда смысла, сути, а иносказание только в притчах, и то прочитываемое, понимаемое, то в романе Мастера художественная пелена, наброшенная на события суда и казни, не только лишает возможности чётко воспринять и понять происходящее, но становится ширмой, за которой осуществляются подмены.

Роман Булгакова обращён к читателю, знакомому с Евангелием. Только такой читатель способен понять, зачем В‑ду (через Мастера) надо писать о Пилате в 30‑х годах XX века в Москве? Только такой читатель может определить, какие подмены в понимании Мастером миссии Спасителя произведены внутри его произведения, и зачем это сделано.

Сам Мастер уже этого, увы, не понимает. И это ЗАМЫСЕЛ Булгакова, с которым он — как и со всем остальным — справился виртуозно.

Но роман обращён и к тому, кто уже лишён возможности прочесть Новый Завет. Поясню. В‑д вложил в книгу о Пилате тот образ Христа, каким очень хотел (и хочет), чтобы был Сын Божий, или хотя бы воспринимался людьми, прекрасно понимая, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ИЕШУА — СЫН БОЖИЙ!

В‑д через Мастера изображает Христа таким вялым, скучноватым для людей, которых уже лишили Евангелия, и которые будут счастливы хоть что-то услышать о Христе. И это что-то им уже и заготовлено.

Но в этой заготовке (а после неё — во второй, третьей, пятой… — «мастеров» найдётся много!) уже нет и не будет Христа, переданного человечеству Апостолами, то есть свидетелями Его земной жизни, когда и сами свидетельства были записаны по внушению Святого Духа.

Поэтому Мастер и Маргарита не в СВЕТЕ, а лишь в покое. И покой им подарен за любовь, а также, думается, за то, что Мастер потенциально мог бы быть проводником Света, но им не стал: не те исторические условия, да и он уже продукт иных убеждений — он услаждается художественным описанием, теряя при этом главное зерно сути, а, возможно, и принося его в жертву сознательно ради идеи чистого искусства (вспомни мысль Иннокентия Анненского, что чистое искусство — это глупость).

  1. Не знаю, были ли исследования на тему, кого из конкретных исторически существовавших современников писателя, изобразил Булгаков, но такое впечатление, что прототипы имеются. Данный сюжет — это не только плод голой фантазии автора. Это и обличительный документ эпохи.
  2. И ещё в романе показана эта приторная набожность, не имеющая под собой даже нравственной основы, не говоря о духовной (Аннушка, председатель). Поверхностное понимание сути христианства пагубно и для носителей его, и для общества в целом. Внешняя набожность (и только) разоблачена Булгаковым полностью.
  3. Булгаков в своей книге, не побоюсь сказать, пророчествует об информационной войне в мире. Войне, ведущейся против Иисуса Христа и образа Божия в человеке. Прозаик показывает духовную природу информационной войны, её механизмы, её опасность и её… неизбежность.
  4. Птичка накакала в чернильницу!!! Какой красноречивый образ! Каков ход мысли автора! Загаженная чернильница — одно из главнейших предупреждений Михаила Булгакова будущим писакам и борзописцам, да и честным писателям, об опасности вместе с чернилами выливать на головы читателей, вливать в их души ушаты грязи, лжи, умышленного искажения происходящего, воспевание пороков человеческих…

Как мы видим из обстоятельств жизни последних десятилетий, чернила для писателей оказались напрочь испорченными. И только те, кто писал, и кто пишет кровью своего сердца, из глубин своей совести, в которой диалог с человеком ведёт Сам Бог, они устояли, не замутили свой разум. Но таких — маловато и становится всё меньше.

  1. Понтий Пилат — историческое лицо, позволяющее наиболее полно раскрыть мысль автора, что главным пороком в мире и человеке является трусость: не гордость, не сребролюбие и т. д., а именно страх за свою шкурку. В Москве описываемого времени — 1930‑е годы — такой вывод писателя неизбежен. И здесь Булгаков пошёл дальше многих толкователей, опираясь на Христово слово в Евангелии: «А я говорю вам, не бойтесь…».

Начавшаяся вскоре после смерти Булгакова война внятно напомнила людям одну из важнейших заповедей Спасителя — о самой высшей форме любви: ценой собственной жизни спасать «други своя». Этой жертвой наших соотечественников, погибших в 1940‑е, мы живы до сих пор.

  1. В книге налицо попытка оправдания (понимания?) автором Понтия Пилата в историческом и духовном смысле. Почти магический акт освобождения Пилата в Вечности — через слово романиста. Почему? Возможно, наблюдая за ужасом происходящего в стране с 1917 года, Булгаков и сам уже стал немного Пилатом с его сомнением и риторическим вопросом «Что есть Истина?». Трудно не поколебаться там, где даже не все верные устояли в невыносимых клещах личных трагедий, красного террора, доносов, репрессий, гонений понимающих…
  2. По замыслу романиста Маргарита не должна иметь детей. Если бы у неё были дети, то материнское чувство не дало бы ей возможности так раскрепощённо (если не сказать — распутно), так безоглядно идти на всё, на что она пошла, чтобы найти своего возлюбленного.

Будь у Маргариты дети, автору надо было бы как-то с этим считаться, встраивать их в сюжет, ими его обременять и, скорее всего, в этом случае Булгакову бы не удалось сказать то, что он сказал. Именно этой деталью, а не тем, что герои произведения носятся над землёй (где, по святым отцам, и обитают нечистые духи), роман наиболее всего оторван от нашей земной реальности, которая, в большинстве случаев, в житейском смысле, такова: дети есть!

  1. Что мы видим сегодня? Детей в белой расе всё меньше, а бездетных «маргарит» всё больше. И эти нынешние «маргариты» ещё способны влюбиться, однако многие из них в детях уже не нуждаются.

Булгаков, наблюдая в течение 20 лет за изменением женщины после революции, предрёк искажение женской природы в будущем до невероятной степени. Как врач, думаю, он понимал, куда общество движется в этом вопросе — к сознательному превращению женщин в матерей-детоубийц, что уже несколько десятилетий считается общественной нормой.

  1. Некоторым мечтателям, примеряющим на себя романтичную, на поверхностный взгляд, историю Мастера и Маргариты, не лишним будет поразмышлять над тем, что они могут себе позволить в реальной собственной жизни при соприкосновении с потусторонними силами, от чего человеку лучше поостеречься (а точнее: держись подальше!). Не советую таким интересующимся пренебрегать и мощным подтекстом романа «Мастер и Маргарита», несущим знание о том, как это бывает и чем заканчивается.
  2. Вдумайся, друг мой, в следующее. Финал романа, собственно говоря, утешителен только в одном — умерли в один день. Но всё же — умерли. Причём, в пору зрелости, не дораскрыв в себе созидательных сил души, которыми обладает каждый человек от рождения, хотя, порой и не подозревает об их в себе существовании.

Да и потом, Булгакову в том обществе некуда было вести своих героев с желанием Мастера, как бы там ни было, писать об Иешуа. Мастер и Маргарита были лишними людьми, для которых оказалось лучшим умереть в любви, чем постепенно впадать в общий психоз. Представь себе, если бы один из них продолжал оставаться самим собой, а другой начал поддаваться гипнозу среды… У Булгакова не было выбора, и он вынес этим героям свой приговор.

  1. Однажды в стихотворении я написала для себя самой:

Осторожным будь человек,
Понимай, чью песню поёшь.

И ещё — в другом:

Быть может, ты свои играешь песни, 
Но на чужой свирели.

  1. Ты хотел узнать моё частное мнение о романе, вот оно: произведение Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» гениальное. Это не фантастика, не больное воображение писателя, а предупреждение, как и чем будут жить люди, если не вернутся к Спасителю, к способности жить по Его слову.

Роман содержит в себе пророчества относительно людей на предмет забесованности нашего земного мира. Пророчества сбывшиеся: сеанс в варьете продолжается!

Но мне пора останавливаться.

Москва, 1–5 декабря 2013 г.

Комментировать