Невероятные истории — Носов Н.Н.

Невероятные истории — Носов Н.Н.

(3 голоса4.0 из 5)

Рассказы

Мишкина каша

Один раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости при­е­хал Мишка. Я так обра­до­вался, что и ска­зать нельзя! Я очень по Мишке соску­чился. Мама тоже была рада его приезду.

— Это очень хорошо, что ты при­е­хал, — ска­зала она. — Вам вдвоём здесь весе­лей будет. Мне, кстати, зав­тра надо в город поехать. Я, может быть, задер­жусь. Про­жи­вёте тут без меня два дня?

— Конечно, про­жи­вём, — говорю я. — Мы не маленькие!

— Только вам тут при­дётся самим обед гото­вить. Сумеете?

— Сумеем, — гово­рит Мишка. — Чего там не суметь!

— Ну, сва­рите суп и кашу. Кашу ведь про­сто варить.

— Сва­рим и кашу. Чего там её варить! — гово­рит Мишка. Я говорю:

— Ты смотри, Мишка, а вдруг не сумеем! Ты ведь не варил раньше.

— Не бес­по­койся! Я видел, как мама варит. Сыт будешь, не помрёшь с голоду. Я такую кашу сварю, что пальцы оближешь!

Наутро мама оста­вила нам хлеба на два дня, варе­нья, чтобы мы чай пили, пока­зала, где какие про­дукты лежат, объ­яс­нила, как варить суп и кашу, сколько крупы поло­жить, сколько чего. Мы все слу­шали, только я ничего не запом­нил. «Зачем, — думаю, — раз Мишка знает».

Потом мама уехала, а мы с Миш­кой решили пойти на реку рыбу ловить. Нала­дили удочки, нако­пали червей.

— Постой, — говорю я. — А обед кто будет варить, если мы на реку уйдём?

— Чего там варить! — гово­рит Мишка. — Одна возня! Съе­дим весь хлеб, а на ужин сва­рим кашу. Кашу можно без хлеба есть.

Наре­зали мы хлеба, нама­зали его варе­ньем и пошли на реку. Сна­чала выку­па­лись, потом раз­лег­лись на песке. Гре­емся на сол­нышке и хлеб с варе­ньем жуём. Потом стали рыбу ловить. Только рыба плохо кле­вала: пой­мали всего с деся­ток пес­ка­ри­ков. Целый день мы на реке про­бол­та­лись. К вечеру вер­ну­лись домой. Голодные!

— Ну, Мишка, — говорю, — ты спе­ци­а­лист. Что варить будем? Только такое, чтоб побыст­рей. Есть очень хочется.

— Давай кашу, — гово­рит Мишка. — Кашу проще всего.

— Ну что ж, кашу так кашу.

Рас­то­пили плиту. Мишка насы­пал в кастрюлю крупы. Я говорю:

— Сыпь побольше. Есть очень хочется!

Он насы­пал пол­ную кастрюлю и воды налил доверху.

— Не много ли воды? — спра­ши­ваю. — Раз­мазня получится.

— Ничего, мама все­гда так делает. Ты только за печ­кой смотри, а я уж сварю, будь спокоен.

Ну, я за печ­кой смотрю, дрова под­кла­ды­ваю, а Мишка кашу варит, то есть не варит, а сидит да на кастрюлю смот­рит, она сама варится.

Скоро стем­нело, мы зажгли лампу. Сидим и ждём, когда каша сва­рится. Вдруг смотрю: крышка на кастрюле при­под­ня­лась, и из-под неё каша лезет.

— Мишка, — говорю, — что это? Почему каша лезет?

— Куда?

— Шут её знает куда! Из кастрюли лезет!

Мишка схва­тил ложку и стал кашу обратно в кастрюлю впи­хи­вать. Мял её, мял, а она будто пух­нет в кастрюле, так и выва­ли­ва­ется наружу.

— Не знаю, — гово­рит Мишка, — с чего это она выле­зать взду­мала. Может быть, готова уже?

Я взял ложку, попро­бо­вал: крупа совсем твёрдая.

— Мишка, — говорю, — куда же вода дева­лась? Совсем сухая крупа!

— Не знаю, — гово­рит. — Я много воды налил. Может быть, дырка в кастрюле?

Стали мы кастрюлю осмат­ри­вать: ника­кой дырки нет.

— Наверно, испа­ри­лась, — гово­рит Мишка. — Надо ещё подлить.

Он пере­ло­жил лиш­нюю крупу из кастрюли в тарелку и под­лил в кастрюлю воды. Стали варить дальше. Варили, варили — смот­рим, опять каша наружу лезет.

— Ах, чтоб тебя! — гово­рит Мишка. — Куда же ты лезешь?

Схва­тил ложку, опять стал лиш­нюю крупу откла­ды­вать. Отло­жил и снова бух туда кружку воды.

— Вот видишь, — гово­рит, — ты думал, что воды много, а её ещё под­ли­вать приходится.

Варим дальше. Что за коме­дия! Опять выле­зает каша.

Я говорю:

— Ты, наверно, много крупы поло­жил. Она раз­бу­хает, и ей тесно в кастрюле становится.

— Да, — гово­рит Мишка, — кажется, я немного много крупы пере­ло­жил. Это все ты вино­ват: «Клади, гово­рит, побольше. Есть хочется!»

— А откуда я знаю, сколько надо класть? Ты ведь гово­рил, что уме­ешь варить.

— Ну и сварю, не мешай только.

— Пожа­луй­ста, не буду тебе мешать.

Ото­шёл я в сто­ронку, а Мишка варит, то есть не варит, а только и делает, что лиш­нюю крупу в тарелки пере­кла­ды­вает. Весь стол уста­вил тарел­ками, как в ресто­ране, и всё время воды под­ли­вает. Я не вытер­пел и говорю:

— Ты что-то не так дела­ешь. Так ведь до утра можно варить!

— А что ты дума­ешь, в хоро­шем ресто­ране все­гда обед с вечера варят, чтоб наутро поспел.

— Так то, — говорю, — в ресто­ране! Им спе­шить некуда, у них еды много всякой.

— А нам-то куда спешить?

— Нам надо поесть да спать ложиться. Смотри, скоро две­на­дцать часов.

— Успе­ешь, — гово­рит, — выспаться.

И снова бух в кастрюлю кружку воды. Тут я понял, в чём дело.

— Ты, — говорю, — всё время холод­ную воду льёшь, как же она может свариться.

— А как, по-тво­ему, без воды, что ли, варить?

— Выло­жить, — говорю, — поло­вину крупы и налить воды сразу побольше, и пусть себе варится.

Взял я у него кастрюлю, вытрях­нул из неё поло­вину крупы.

— Нали­вай, — говорю, — теперь воды доверху.

Мишка взял кружку, полез в ведро.

— Нету, — гово­рит, — воды. Вся вышла.

— Что же мы делать будем? Как за водой идти, тем­нота какая! — говорю. — И колодца не увидишь.

— Чепуха! Сей­час при­несу. Он взял спички, при­вя­зал к ведру верёвку и пошёл к колодцу. Через минуту возвращается.

— А вода где? — спрашиваю.

— Вода… там, в колодце.

— Сам знаю, что в колодце. Где ведро с водой?

— И ведро, — гово­рит, — в колодце.

— Как — в колодце?

— Так, в колодце.

— Упу­стил?

— Упу­стил.

— Ах ты, — говорю, — раз­мазня! Ты что ж, нас умо­рить голо­дом хочешь? Чем теперь воды достать?

— Чай­ни­ком можно.

Я взял чай­ник и говорю:

— Давай верёвку.

— А её нет, верёвки.

— Где же она?

— Там.

— Где — там?

— Ну… в колодце.

— Так ты, зна­чит, с верёв­кой ведро упустил?

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки