О соотношении поэтической лексики русского романтизма и церковнославянской традиции ─ Лотман Ю.М.

О соотношении поэтической лексики русского романтизма и церковнославянской традиции ─ Лотман Ю.М.

(4 голоса5.0 из 5)

1. Роль цер­ков­но­сла­вян­ской язы­ко­вой и цер­ков­ной куль­тур­ной тра­ди­ции для поэ­зии начала XIX в. обычно реша­ется как сти­ли­сти­че­ская про­блема: соот­но­ше­ние “высо­кого” и “сред­него” слога1. Цер­ков­но­сла­вя­низмы вос­при­ни­ма­ются в отно­ше­нии к их сти­ли­сти­че­ской функ­ции в системе Ломо­но­сова, то есть внутри рус­ской секу­ля­ри­зо­ван­ной куль­туры после­пет­ров­ской эпохи. В первую оче­редь при этом, есте­ственно, рас­смат­ри­ва­ются сти­ли­сти­че­ские дуб­леты, слова, в кото­рых одному лек­си­че­скому зна­че­нию соот­вет­ствуют две сти­ли­сти­че­ские формы. При таком под­ходе полу­ча­ется сме­щен­ная кар­тина: Пуш­кин, нахо­дя­щийся явно вне рус­ской цер­ков­ной куль­туры и видев­ший в ста­ро­сла­вян­ском куль­тур­ном пла­сте лишь резерв для выра­же­ния “высо­ких” эмо­ций, оце­ни­ва­ется как поэт, для кото­рого цер­ков­но­сла­вян­ская сти­хия поэ­ти­че­ской речи обла­дает высо­кой зна­чи­мо­стью. Лер­мон­тов же, кото­рый вел непре­рыв­ный “диа­лог с Богом” то как бого­бо­рец, мятеж­ник, роман­ти­че­ский демон, то как автор “Молитвы” (“Я, Матерь Божия…”), рас­смат­ри­ва­ется как поэт, нахо­дя­щийся вне цер­ков­ной язы­ко­вой тра­ди­ции. По сло­вам В. В. Вино­гра­дова2, эта тра­ди­ция “усы­хает” в поэ­зии Лер­мон­това. “Лер­мон­тов делает даль­ней­ший шаг за Пуш­ки­ным по пути осво­бож­де­ния рус­ского языка от пере­жит­ков ста­рой цер­ковно-книж­ной традиции”.

2. Для реше­ния этой про­блемы полезно обра­тить вни­ма­ние не только на сти­ли­стику, но и на общую соот­не­сен­ность струк­туры семан­тики рус­ского роман­тизма и цер­ков­ной куль­тур­ной тра­ди­ции. “С небом гор­дая вражда” роман­тизма опре­де­лила тен­ден­цию к кощун­ствен­ному, “бого­хуль­ному” сло­во­упо­треб­ле­нию. А это, в свою оче­редь, повли­яло на созда­ние “обра­щен­ной” семан­ти­че­ской системы, постро­ен­ной на той же струк­туре смыс­ло­вых сцеп­ле­ний, что и в цер­ков­ной тра­ди­ции, но ори­ен­ти­ро­ван­ной про­ти­во­по­лож­ным обра­зом. В секу­ля­ри­зо­ван­ной системе стиля из ста­ро­сла­вян­ского в основ­ном заим­ство­ва­лись фор­маль­ные эле­менты (морфо-фоно­ло­ги­че­ские и син­так­си­че­ские), кото­рые выпол­няли роль сиг­на­лов высо­кого стиля. Цер­ков­ная куль­тура про­сто была вычерк­нута как неко­то­рый осо­бый тип смыс­ло­вой орга­ни­за­ции мира. Роман­тизм (роман­ти­че­ский инди­ви­ду­а­лизм) воз­об­но­вил борьбу с цер­ков­ной куль­ту­рой и тем самым ожи­вил память о ней.

3. Рас­смот­рим неко­то­рые опор­ные слова-сим­волы в системе роман­тизма. Напом­ним, что вся­кий рус­ский чело­век начала XIX в. самим фак­том при­част­но­сти к пра­во­слав­ной церкви, необ­хо­ди­мо­стью выпол­нять обряды и зна­ко­миться с тек­стами был постав­лен в усло­вия, исклю­ча­ю­щие незна­ние цер­ков­но­сла­вян­ского зна­че­ния этих слов.

а. Мечта, меч­та­ние, меч­та­тель­ный — в цер­ков­ной куль­туре озна­чало нечто не только при­зрач­ное, но и лож­ное, мни­мое. Оно при­ла­га­лось к дея­ниям бесов­ским и в анти­тезе “земля — небо” харак­те­ри­зо­вало именно землю. Если у Пуш­кина в стихах:

Когда, к меч­та­тель­ному миру
Стре­мясь воз­вы­шен­ной душой (II, 59)

“меч­та­тель­ный” озна­чает “незем­ной”, то в выра­же­нии Вла­ди­мира Моно­маха “света сего мечет­наго кри­во­сти ради нале­зохъ грехъ coбe3, то “мечет­ный” (“меч­та­тель­ный”) — именно зем­ной. “Меч­та­нья бесов­ския” упо­ми­на­ются в Ипа­тьев­ской лето­писи под 6758 г. и в ряде дру­гих мест. Под вли­я­нием цер­ков­ных тек­стов такое упо­треб­ле­ние про­ни­кало и за их пре­делы. Когда В. Г. Ана­ста­со­вич в посла­нии И. И. Вара­кину (1812) опро­вер­гал утвер­жде­ние дво­рян о своем врож­ден­ном пре­вос­ход­стве, он писал:

С меч­той их всех ли мне­нья сходны?
Ты пер­вый про­тив, как и я.4

В. Ф. Раев­ский при аре­сте был харак­те­ри­зо­ван началь­ством как “меч­та­тель поли­ти­че­ский”, то есть чело­век лож­ных мнений.

б. Страсть, страст­ный — в “Цер­ков­ном сло­варе” Петра Алек­се­ева (СПб., 1819. Т. 4. С. 174 и 176) пер­вое опре­де­лено как “бед­ность, напасть”, вто­рое — “ока­ян­ный, бедный”.

в. Обыч­ные для опре­де­ле­ния жен­ской кра­соты в системе роман­тизма слова оча­ро­ва­нье, чары, пре­лесть, пре­лест­ный, оба­я­ние, соблаз­нять, иску­шать в цер­ков­ных текстах отно­си­лись к семан­ти­че­скому полю кол­дов­ства, обмана, вол­хо­ва­ния и свя­заны были с без­условно отри­ца­тель­ной оцен­кой. И. И. Срез­нев­ский пояс­няет “оба­я­ние” как “вол­хо­ва­ние” или “чаро­дей­ское сна­до­бье” и при­во­дит пример:

Аще жена зачен’ши и ѡбаѧнїє испїєт на оастꙋ­ченїє, ꙗко да извер­жєт зачѧтоє в нем. (Срез­нев­ский. Т. 2. С. 499). “Пре­лест­ный” упо­треб­ля­лось как “лож­ный”, “обман­ный” еще в дело­вом языке XVIII в. (“пре­лест­ные письма” о воз­зва­ниях Пугачева).

4. Роман­ти­че­ский текст с героем-демо­ном жил в двой­ной про­ек­ции — на тра­ди­ци­он­ную цер­ков­ную семан­ти­че­скую струк­туру и отвер­га­ю­щую ее — роман­ти­че­скую. В этом слу­чае семан­тика не менее, чем сти­ли­стика, поз­во­ляет судить об отно­ше­нии новой свет­ской куль­туры к цер­ков­ной традиции.

1970

Примечания

1 Кор­рек­тур­ное при­ме­ча­ние. Дан­ная работа нахо­ди­лась в печати, когда выска­зан­ное в ней поже­ла­ние в зна­чи­тель­ной сте­пени реа­ли­зо­ва­лось. В “Тези­сах меж­ву­зов­ской науч­ной кон­фе­рен­ции лите­ра­ту­ро­ве­дов, посвя­щен­ной 50-летию Октября” (Л., 1967) появи­лось крат­кое изло­же­ние доклада Г. И. Сен­ни­кова “Сибир­ский воль­но­ду­мец XVIII века”. Ана­ли­зи­руя твор­че­ство П. А. Слов­цова, автор так же, как и мы, при­хо­дит к выводу о при­над­леж­но­сти “Древ­но­сти” перу сибир­ского поэта. К сожа­ле­нию, аргу­мен­та­ции в этом крат­ком тек­сте не при­во­дится. Можно лишь поже­лать ско­рей­шего опуб­ли­ко­ва­ния пол­ного тек­ста работы Г. И. Сенникова.

2 Вино­гра­дов В. В. Очерки по исто­рии рус­ского лите­ра­тур­ного языка XVII-XIX вв. М., 1982. С. 310.

3 Полн. собр. рус­ских лето­пи­сей. М., 1962. Т. 1. Стб. 253.

4 Поэты 1790–1810‑х годов. Л., 1971. С. 567.

Стр. 1 из 1

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки