Вечный Человек — Гилберт Честертон

Вечный Человек — Гилберт Честертон

Чтобы увидеть свой дом, лучше всего остаться дома; но если это не удастся, обойдите весь свет и вернитесь домой. В одной из моих книг я поведал о таком путешествии. Теперь я хочу написать другую, которая (как все ненаписанные книги) лучше всего, что я писал до сих пор.

Богомолье — Шмелев И.С.

Богомолье — Шмелев И.С.

Петровки, самый разгар работ, — и отец целый день на стройках. Приказчик Василь Василия и не ночует дома, а все в артелях. Горкин свое уже отслужил — «на покое», — и его тревожат только в особых случаях, когда требуется свой глаз. Работы у нас большие, с какой-то «неустойкой»: не кончишь к сроку — можно и…

Преодоление земного притяжения — Агафонов Н.В.

Преодоление земного притяжения — Агафонов Н.В.

Чудесное всегда с нами рядом, но мы не замечаем Его. Оно пытается говорить с нами, но мы не слышим, наверное, оттого, что оглохли от грохота безбожной цивилизации. Оно идет с нами рядом, дышит нам прямо в затылок. Но мы не чувствуем Его, ибо наши чувства притупились бесчисленными соблазнами века сего.

Второе распятие Христа. Фантазия — Свенцицкий В.П.

Второе распятие Христа. Фантазия — Свенцицкий В.П.

Собрание сочинений великого христианского проповедника XX в. прот. Валентина Павловича Свенцицкого открывают ранее не переиздававшиеся художественные произведения. Боговдохновенная «Фантазия» повествует о приходе в Москву Иисуса Христа и обнажает причины гибели Российской империи.

Завтра Пасха Господня — Никифоров-Волгин В.А.

Завтра Пасха Господня — Никифоров-Волгин В.А.

Здесь нужно было произнести обличительный и страшный по своему кощунству монолог. Но этого не последовало. Ростовцев неожиданно замолчал. Молчание становится до того продолжительным, что артисту начинают шикать из-за кулис, махать руками, подсказывать слова, но он стоит, словно в лунном оцепенении и ничего не слышит.

Серебряная метель — Никифоров–Волгин В.А.

Серебряная метель — Никифоров–Волгин В.А.

Рассказы, зарисовки, миниатюры Никифорова-Волгина складываются в тихую задушевную песню. Редкий великопостный звон разбивает скованное морозом солнечное утро, и оно будто бы рассыпается от колокольных ударов на мелкие снежные крупинки.

Маленький Клаус и большой Клаус — Ганс Христиан Андерсен

Маленький Клаус и большой Клаус — Ганс Христиан Андерсен

В одной деревне жили два человека; обоих звали Клаусами, но у одного было четыре лошади, а у другого только одна; так вот, чтобы различить их, и стали звать того, у которого было четыре лошади, Большой Клаус, а того, у которого одна, Маленький Клаус.

Жаба — Ганс Христиан Андерсен

Жаба — Ганс Христиан Андерсен

Колодец был глубок, веревка длинна, и когда вытаскивали полное ведро, ворот ходил туго. Как ни прозрачна была колодезная вода, никогда не играли в ней солнечные лучи — они попросту не достигали ее поверхности.

Есть же разница! — Ганс Христиан Андерсен

Есть же разница! — Ганс Христиан Андерсен

Стоял май месяц; воздух был еще довольно холодный, но все в природе — и кусты, и деревья, и поля, и луга — говорило о наступлении весны. Луга пестрели цветами: распускались цветы и на живой изгороди; а возле как раз красовалось олицетворение самой весны — маленькая яблонька вся в цвету.

Ёлка — Ганс Христиан Андерсен

Ёлка — Ганс Христиан Андерсен

Стояла в лесу этакая славненькая елочка; место у нее было хорошее: и солнышко ее пригревало, и воздуха было вдосталь, а вокруг росли товарищи постарше, ель да сосна. Только не терпелось елочке самой стать взрослой…

Дюймовочка — Ганс Христиан Андерсен

Дюймовочка — Ганс Христиан Андерсен

Жила была женщина; ей страх как хотелось иметь ребеночка, да где его взять? И вот она отправилась к одной старой колдунье и сказала ей: — Мне так хочется иметь ребеночка; не скажешь ли ты, где мне его взять?

Дикие лебеди — Ганс Христиан Андерсен

Дикие лебеди — Ганс Христиан Андерсен

Далеко-далеко, в той стране, куда улетают от нас на зиму ласточки, жил король. У него было одиннадцать сыновей и одна дочка, Элиза. Одиннадцать братьев-принцев уже ходили в школу; на груди у каждого красовалась звезда, а сбоку гремела сабля; писали они на золотых досках алмазными грифелями и отлично умели читать…

Дворовый петух и флюгерный — Ганс Христиан Андерсен

Дворовый петух и флюгерный — Ганс Христиан Андерсен

Стояли два петуха — один на навозной куче, другой на крыше, но спесивы были оба одинаково. Кто же из них лучше, как по-твоему? Скажи, а мы… останемся при своем мнении.

Проза — Свенцицкий В.П.

Проза — Свенцицкий В.П.

Ещё с вечера сотня казаков расположилась на опушке леса, мимо которого должны были идти рабочие «снимать» соседнюю фабрику. Ночь была тёмная, сырая. Время ползло медленно. Казалось, небо стало навсегда тяжёлым и чёрным, — никогда на него не взойдёт тёплое, яркое солнце.