Рождественские рассказы для детей

Рождественские рассказы для детей

(94 голоса3.9 из 5)

Оглавление

Рождество Христово — Константин Победоносцев
Рождественский праздник — Клавдия Лукашевич
Рождество Христово — свящ. П. Воздвиженский
Святая ночь — Сельма Лагерлеф
Дары Артабана — Георгий Петров
Рождественский ангел — Саша Черный
Золотые туфельки — Джон Кэри
Девочка со спичками — Ханс Кристиан Андерсен
Берёзовая ёлка — Е. Санин
Рождественская елочка — Иоанн Рутенин
Сказка про колокольчик — Иоанн Рутенин
Пылинка и капелька — Иоанн Рутенин
Чудо-огонёк — Иоанн Рутенин
Рождество — Иван Шмелев
Рождество Христово. Детство золотое — монахиня Варвара
Ваня — Валентина Евстафиева
Рождественский фонарь — Софья Макарова
Малинка. Чудеса преподобного Серафима — митр. Вениамин (Федченков)
Игумен и медведь — Наталья Скоробогатова
Крещение — Василий Никифоров-Волгин
Учитель добpоты — Рихаpд фон Фолькманн
Ангельские крылья
Богач и бедняк
Старая мельница
Заржавленный рыцарь
Зарянка — Перевёл с англ. и пересказал В. Григорян
Паучки и рождественская ёлка — Перевёл с англ. и пересказал В. Григорян
Неожиданный помощник
Стихотворения
Рождественское — Саша Черный
Божий дар — Федор Достоевский
Зима. Рождество — Иоанн Рутенин
Рождество — Иоанн Рутенин
Рождественское утро — Иоанн Рутенин
Зимняя ночь в деревне — Яков Полонский

Рождество Христово — Константин Победоносцев

Рождество Христово и святая Пасха — праздники, по преимуществу, детские, и в них как будто исполняется сила слов Христовых: “Аще не будете яко дети, не имате внити в царствие Божие”. Прочие праздники не столь доступны детскому разумению, и любезны для детей более по внешней обстановке, нежели по внутреннему значению…

Однако же и из двух названных больших праздников — дитя скорее поймет и примет простым чувством Рождество Христово.

Как счастлив ребенок, которому удавалось слышать от благочестивой матери простые рассказы о Рождестве Христа Спасителя! Как счастлива и мать, которая, рассказывая святую и трогательную повесть, встречала живое любопытство и сочувствие в своем ребенке, и сама слышала от него вопросы, в коих детская фантазия так любит разыгрываться, и, вдохновляясь этими вопросами, спешила передавать своему дитяти собственное благочестивое чувство. Для детского воображения так много привлекательного в этом рассказе.

Тихая ночь над полями палестинскими — уединенный вертеп — ясли, обставленные теми домашними животными, которые знакомы ребенку по первым впечатлениям памяти, — в яслях повитый Младенец и над Ним кроткая, любящая мать с задумчивым взором и с ясною улыбкой материнского счастья — три великолепных царя, идущих за звездою к убогому вертепу с дарами — и вдали на поле пастухи посреди своего стада, внимающие радостной вести Ангела и таинственному хору сил небесных. Потом злодей Ирод, преследующий невинного Младенца; избиение младенцев в Вифлееме — потом путешествие святого семейства в Египет — сколько во всем этом жизни и действия, сколько интереса для ребенка!

Старая и никогда не стареющая повесть! Как она была привлекательна для детского слуха, и как скоро сживалось с нею детское понятие! Оттого-то, лишь только приведешь себе на память эту простую повесть, воскресает в душе целый мир, воскресает все давно прошедшее детство с его обстановкою, со всеми лицами, окружавшими его, со всеми радостями его, возвращается в душу то же таинственное ожидание чего-то, которое всегда бывало перед праздником. Что было бы с нами, если бы не было в жизни таких минут детского восторга!
https://azbyka.ru/avva/product/bolshaya-kniga-rozhdestvenskih-rasskazov-2/
Таков вечер перед Рождеством: вернулся я от всенощной и сижу дома в той же комнате, в которой прошло все мое детство; на том же месте, где стояла колыбель моя, потом моя детская постелька, — стоит теперь мое кресло перед письменным столом. Вот окно, у которого сиживала старуха няня и уговаривала ложиться спать, тогда как спать не хотелось, потому что в душе было волнение — ожидание чего-то радостного, чего-то торжественного на утро. То не было ожидание подарков — нет, — чуялось душе точно, что завтра будет день необыкновенный, светлый, радостный, и что-то великое совершаться будет. Бывало, ляжешь, а колокол разбудит тебя перед заутреней, и няня, вставшая, чтобы идти в церковь, опять должна уговаривать ребенка, чтобы заснуть.

Боже! Это же ожидание детских дней ощущаю я в себе и теперь… Как все во мне тихо, как все во мне торжественно! Как все во мне дышит чувством прежних лет, — и с какою духовною алчностью ожидаю я торжественного утра. Это чувство -драгоценнейший дар неба, посылаемый среди мирского шума и суеты взрослым людям, чтобы они живо вспомнили то время, когда были детьми, следовательно, были ближе к Богу и непосредственнее чем когда-либо принимали от Него жизнь, свет, день, пищу, радость, любовь — и все, чем красен для человека мир Божий.

Но это ожидание — радости великой и великого торжества — у ребенка никогда не обманывалось. У ребенка минута ожидания так сливалась с минутою наслаждения и удовлетворения, что не было возможности уловить переход или середину. Ребенок просыпался утром — и непременно находил то, о чем думал вечером, встречал наяву то, о чем говорили ему детские сны: существенность для ребенка — не то же ли, что сон; сон его не то же ли, что существенность? Ребенок утром просыпался окруженный теми же благами жизни детской, которые бессознательно принимал каждый день, — только, освещенные праздничным светом, лица, его окружавшие, были веселее, ласки живее, игры одушевленнее. Чего же более для ребенка? Ребенок не жалел на утро о том, чего ожидал вечером: как было бессознательно вчерашнее ожидание, так и утреннее наслаждение было бессознательно…

О великая таинственная ночь! О, светлое, торжественное утро! Если забуду тебя, если останусь равнодушен к тебе, если перестану слышать те речи и словеса, коих гласы слышатся в тебе всякой душе верующей, — стало быть я забуду свое детство, свою жизнь и самую вечность… ибо что иное вечность блаженная, как не вечная радость младенца перед лицом Божиим!

Рождественский праздник — Клавдия Лукашевич

Далекий Рождественский Сочельник. Морозный день. Из окон видно, как белый, пушистый снег покрыл улицы, крыши домов и деревья. Ранние сумерки. Небо синеет.

Мы с Лидой стоим у окна и смотрим на небо.

— Няня, скоро придет звезда? — спрашиваю я.

— Скоро, скоро, — торопливо отвечает старушка. Она накрывает на стол.

— Няня, смотри, вон уже звезда пришла на небо, — радостно говорит Лида.

— Эта не та.

— Почему не та? Посмотри хорошенько.

— Та будет побольше… Эта очень маленькая, — говорит няня, едва взглянув в окно.

— Ты сказала до первой звезды, — плаксиво замечает сестра,

— Ведь мы проголодались. Очень есть хочется, — говорю я.

— Подождите, детушки… Теперь уже скоро… Потерпите.

Стр. 1 из 28 Следующая

5 комментариев (всего страниц: 1)

  • Екатеринп, 10.01.2019

    Спасибо, интересные рассказы.. хорошо иллюстрируют социальные проблемы народа — бедность, нищету, несправедливость и невежество в управленческом классе, которое не способно или не хочет организовать трудовую деятельность и социальные процессы, чтобы все трудящиеся получали достойно за труд и в целом были социально защищены.

    Ответить »
  • Сергей, 06.01.2018

    Прочитал на ночь стихи, своим трем агелочкам)))))

    Ответить »
  • Мурзик, 04.01.2018

    Спасибо за прекрасную подборку, надеюсь, что эти рассказы читают взрослые и читают их своим детям. Ваш труд не пропадет даром

    Ответить »
  • Черникова А.В., 06.03.2017

    Сообщите, пожалуйста, когда был написан и (или) опубликован рассказ Георгия Петрова «Дары Артабана».

    Ответить »
  • Любовь, 18.12.2015

    Огромное спасибо за прекрасные рассказы и стихотворения. Да хранит Вас Господь!

    Ответить »

Добавить Gravatar Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст