Смерть Запада — Бьюкенен Патрик Дж.

Смерть Запада — Бьюкенен Патрик Дж.

(133 голоса4.0 из 5)

Глава 5. Новое великое переселение

Про­ро­че­ство­вать крайне сложно, осо­бенно когда отно­сишься к буду­щему с ува­же­нием[200].

Марк Твен

В Вет­хом и Новом заве­тах содер­жится немало рас­ска­зов и притч о том, как пер­венцы, или “избран­ные”, лиша­лись при­юта под отцов­ским кро­вом. Голод­ный Исав про­дал право пер­во­род­ства сво­ему брату Иакову за чече­вич­ную похлебку. В Еван­ге­лии от Мат­фея Иисус срав­ни­вает небеса с брач­ным пир­ше­ством, кото­рое царь при­уго­то­вил сво­ему сыну (6). Когда же потен­ци­аль­ные гости грубо отвергли цар­ское при­гла­ше­ние, царь послал своих рабов со сло­вами: “брач­ный пир готов, а зва­ные не были достойны; итак, пой­дите на рас­пу­тия и всех, кого най­дете, зовите на брач­ный пир” (7).

Когда нача­лось выми­ра­ние запад­ных наро­дов, осво­бо­див­ше­еся про­стран­ство на тер­ри­то­рии Запада пусто­вало недолго. В Аме­рике пустоту, обра­зо­вав­шу­юся вслед­ствие того, что после про­цесса “Роу про­тив Уэйда” не роди­лось сорок мил­ли­о­нов детей, с при­зна­тель­но­стью запол­нили выходцы из Азии, Африки и Латин­ской Аме­рики. В Европе про­ис­хо­дят те же самые процессы.

Давайте про­ана­ли­зи­руем ста­ти­стику ООН по депо­пу­ля­ции Европы. В 2000 году в Европе насчи­ты­ва­лось 494 мил­ли­она чело­век в воз­расте от пят­на­дцати до шести­де­сяти пяти лет. К 2050 году эта цифра сокра­тится до 365 мил­ли­о­нов, зато число евро­пей­цев старше шести­де­сяти пяти лет воз­рас­тет с нынеш­них 107 до 172 мил­ли­о­нов. За пять­де­сят лет соот­но­ше­ние моло­дых евро­пей­цев и людей сред­него воз­раста к пожи­лым и ста­ри­кам сни­зится от пяти к одному до двух к одному[201].Соци­ально обес­пе­чен­ные госу­дар­ства Европы уже сего­дня зады­ха­ются под бре­ме­нем соци­аль­ных про­грамм, так что непо­нятно, кто запла­тит за здо­ро­вье, обес­пе­че­ние и пен­сии пожи­лых, кто ста­нет забо­титься о ста­ри­ках в при­ю­тах и цен­трах попе­чи­тель­ства. При том, что число детей сокра­ща­ется даже быст­рее, нежели число лиц тру­до­спо­соб­ного воз­раста, кто ста­нет под­стри­гать лужайки, уби­рать дом, мыть посуду, гото­вить и пода­вать еду в евро­пей­ских ресто­ра­нах? Откуда возь­мутся необ­хо­ди­мые рабо­чие руки? Рабо­то­спо­соб­ное насе­ле­ние сокра­тится на 25 про­цен­тов, зато пожи­лое вырас­тет на 90 про­цен­тов – откуда в подоб­ных усло­виях возь­мутся врачи и мед­сестры, чтобы уха­жи­вать за престарелыми?

К 2050 году треть нынеш­них евро­пей­цев будет старше шести­де­сяти лет. В Вели­ко­бри­та­нии, Гер­ма­нии, Фран­ции, Ита­лии и Испа­нии одному из каж­дых десяти чело­век пере­ва­лит за восемь­де­сят[202].Сред­ний же воз­раст евро­пейца соста­вит пять­де­сят лет, что на девять лет пре­вы­шает сред­ний воз­раст нынеш­него японца – пред­ста­ви­теля самого ста­рого из живу­щих сего­дня на Земле наро­дов. Быв­ший министр финан­сов Пит Питер­сон в своей книге “Серые сумерки: как волна насту­па­ю­щей эпохи пре­об­ра­зит Аме­рику и мир” гово­рит следующее:

“В бли­жай­шие трид­цать лет, согласно офи­ци­аль­ным про­гно­зам, пра­ви­тель­ства боль­шин­ства раз­ви­тых стран будут вынуж­дены тра­тить еже­годно от 9 до 16 про­цен­тов ВВП на обес­пе­че­ние ста­ро­сти своих граж­дан. Это при­ве­дет к повсе­мест­ному уве­ли­че­нию нало­го­об­ло­же­ния от 25 до немыс­ли­мых 40 про­цен­тов с каж­дой зара­бот­ной платы – при­чем даже в стра­нах, где общий уро­вень нало­го­об­ло­же­ния зача­стую и без того пре­вы­шает 40 про­цен­тов! Или, если мы при­вер­жены дефи­цит­ному финан­си­ро­ва­нию, нам при­дется исполь­зо­вать все сбе­ре­же­ния стран раз­ви­того мира”[203].

То есть насту­пит финан­со­вый экви­ва­лент ядер­ной зимы. Если Европа желает сохра­нить свою сеть соци­аль­ного обес­пе­че­ния, у нес есть три вари­анта: найти трил­ли­оны дол­ла­ров за счет новых нало­гов; заста­вить жен­щин рожать вдвое и даже втрое больше детей; каж­дый год при­ни­мать мил­ли­оны эми­гран­тов из дру­гих стран. Иными сло­вами, Ста­рый Свет стоит перед суро­вым выбором.

Однако, как заме­тил Джо­зеф Чами из Агент­ства ООН по чис­лен­но­сти насе­ле­ния, “ни один ста­ти­стик не пове­рит, что уро­вень рож­да­е­мо­сти можно вос­ста­но­вить. Сколько потре­бу­ется вре­мени и уси­лий, чтобы убе­дить жен­щину родить чет­ве­рых? Люди оза­бо­чены своей внеш­но­стью, обра­зо­ва­нием, карье­рой…”[204]Между тем уро­вень рож­да­е­мо­сти в Европе падает на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий. Более того, для всех евро­пей­ских стран, кроме мусуль­ман­ской Алба­нии, харак­терно паде­ние этого пока­за­теля ниже уровня воспроизводства.

Это вовсе не заго­вор, это резуль­тат обще­ствен­ного согла­сия и поли­тики сво­боды выбора. Евро­пей­ские жен­щины решили, что хотят иметь одного ребенка, от силы двух, или вообще ни одного, и потому всеми спо­со­бами – кон­тра­цеп­ция, сте­ри­ли­за­ция, аборты – ста­ра­ются избе­жать неже­ла­тель­ной бере­мен­но­сти. Вдо­ба­вок они рас­смат­ри­вают свои жела­ния и неже­ла­ния как нечто куда более суще­ствен­ное, нежели дан­ные ста­ти­стики, кото­рая опи­сы­вает гря­ду­щую гибель Европы.

Европе пред­стоит при­нять “судь­бо­нос­ное реше­ние”, пишет Джо­на­тан Стил из газеты “Гар­диан”. “Если стан­дарты жизни не ухуд­шатся, страны Евро­со­юза ожи­дает 60-про­цент­ное уве­ли­че­ние при­тока имми­гран­тов, что при­вет к нарас­та­нию соци­аль­ной напря­жен­но­сти и нару­ше­нию хруп­кого расо­вого рав­но­ве­сия в реги­оне. Так пола­гает боль­шин­ство экс­пер­тов, изу­чав­ших про­блему ста­ре­ния Европы”[205].

Мас­со­вая имми­гра­ция уже нача­лась. В 2000 году Вели­ко­бри­та­ния при­няла 185000 имми­гран­тов – это рекорд­ный пока­за­тель[206].В 1999 году на тер­ри­то­рию Евро­со­юза про­никли 500 000 неле­галь­ных имми­гран­тов – деся­ти­крат­ное уве­ли­че­ние по срав­не­нию с 1993 г.[207]В мае 2001 года газета “Вашинг­тон Пост” сообщила:

“Всего лишь год назад поимка транс­порт­ных судов, бит­ком наби­тых людьми (от 500 до 1000 чело­век), была столь мало­ве­ро­ят­ной, что каж­дый подоб­ный слу­чай вызы­вал бурю воз­му­ще­ния евро­пей­цев и неделю не схо­дил с пер­вых полос газет. Сего­дня же такие пере­хваты стали совер­шенно обыч­ным делом и совер­ша­ются почти еже­дневно в вод­ном про­стран­стве между Тур­цией, Гре­цией, Ита­лией и даже Фран­цуз­ской Ривье­рой”[208].

Роман Жана Рас­пая “Лагерь свя­тош” (1972) о втор­же­нии во Фран­цию толп отча­яв­шихся из стран тре­тьего мира – Европа, пара­ли­зо­ван­ная сво­ими рас­суж­де­ни­ями о брат­стве, равен­стве и сво­боде, бес­сильна оста­но­вить втор­же­ние,- это роман во мно­гом ока­зался про­ро­че­ским. Исто­рия, вопреки обык­но­ве­нию, начала вто­рить искусству.

Как кажется, Европа не в состо­я­нии оста­но­вить имми­гра­цию и поме­шать приш­лым зани­мать рабо­чие места, осво­бож­да­ю­щи­еся по мере того, как схо­дит с исто­ри­че­ской сцены воен­ное поко­ле­ние. Рабо­то­да­тели тре­буют рабо­чей силы; на том же наста­и­вают, воз­рас­тая чис­лом, пожи­лые и ста­рики. В Европу вли­ва­ются мил­ли­оны людей из Север­ной Африки и с Ближ­него Востока; эти люди несут с собой араб­скую и мусуль­ман­скую куль­туры, тра­ди­цию, веру и создают копии род­ного мира в самом сердце Запада. Асси­ми­ли­ру­ются ли они или оста­нутся чужа­ками, “непе­ре­ва­ри­ва­е­выми кусоч­ками” Африки и араб­ских тер­ри­то­рий в хри­сти­ан­ском про­стран­стве? Доста­точно срав­нить их чис­лен­ность с чис­лен­ность евро­пей­цев – и мы легко отве­тим на этот вопрос.

Насе­ле­ние Пор­ту­га­лии, Испа­нии, Фран­ции, Ита­лии и Гре­ции сокра­ща­ется, зато за морем, в Марокко, Алжире, Тунисе, Ливии и Египте при­рост насе­ле­ния за два­дцать пять лет соста­вит семь­де­сят три мил­ли­она чело­век. В 1982 году, когда автор этих строк побы­вал в Каире, насе­ле­ние Египта рав­ня­лось сорока четы­рем мил­ли­о­нам; к 1998 году оно воз­росло до шести­де­сяти четы­рех мил­ли­о­нов чело­век. К 2026 году, как ожи­да­ется, в Египте будет про­жи­вать девя­но­сто шесть мил­ли­о­нов. В девят­на­дца­том сто­ле­тии Европа коло­ни­зи­ро­вала Африку; в два­дцать пер­вом веке Африка коло­ни­зи­рует Европу. Как пишет Нико­лас Эбер­штадт, экс­перт Аме­ри­кан­ского инсти­тута пред­при­ни­ма­тель­ства, “в 1995 году чис­лен­ность насе­ле­ния Европы (вклю­чая Рос­сию) и Африки была сопо­ста­ви­мой. К 2050 году, согласно рас­че­там, на одного евро­пейца будет при­хо­диться более трех афри­кан­цев”[209].Только эпи­де­мия СПИДа пре­пят­ствует пока тому, чтобы Европу запо­ло­нили бес­чис­лен­ные африканцы.

В отли­чие от Аме­рики евро­пей­ские нации гомо­генны. В их исто­рии почти не встре­тить пре­да­ний о при­ня­тии чужа­ков или асси­ми­ля­ции имми­гран­тов. Поэтому при­ше­ствие в Европу мно­же­ства людей иного цвета кожи, иных тра­ди­ций, иной веры вызы­вает серьез­ные опа­се­ния, тем паче что про­ис­хо­дит оно на фоне рас­пада евро­пей­ских госу­дарств. С 1990 года три евро­пей­ских страны – СССР, Чехо­сло­ва­кия и Юго­сла­вия – раз­де­ли­лись на два­дцать одно неза­ви­си­мое госу­дар­ство. Вполне веро­ятно и появ­ле­ние двух новых госу­дарств – в Косово и в Чер­но­го­рии. Дви­же­ния сепа­ра­ти­стов наби­рают силу в Рос­сии, Маке­до­нии, Ита­лии, Шот­лан­дии, Уэльсе, Бава­рии, на Кор­сике, в испан­ской про­вин­ции Бас­ко­ния, в швед­ской обла­сти Скане, в Бель­гии вновь вспых­нул тле­ю­щий с неза­па­мят­ных вре­мен куль­турно-язы­ко­вый кон­фликт между вал­ло­нами и фламандцами.

“В Европе с ее корен­ным белым насе­ле­нием, обос­но­вав­шимся на этих тер­ри­то­риях около 40 000 лет назад, уве­ли­че­ние доли не-белых может быть вос­при­нято без осо­бого энту­зи­азма”,- сухо заме­чает лон­дон­ская газета “Гар­диан” (октябрь 2000 г.)[210].О пра­виль­но­сти этого вывода сви­де­тель­ствуют столк­но­ве­ния в Олд­мене и Лидсе между ази­а­тами и белыми. Повсюду появ­ля­ются анти­ии­ми­грант­ские пар­тии – Наци­о­наль­ный фронт (Фран­ция) во главе с Жаном-Мари Ле Пэном, Сво­бод­ная пар­тия Австрии Йорга Хай­дера, пар­тия швей­цар­ского народа Кри­сти­ана Блохера…По мере того как волны имми­гра­ции из ислам­ских госу­дарств Север­ной Африки и Ближ­него Востока, а также из афри­кан­ских стран к югу от Сахары захле­сты­вают Европу, отно­ше­ние к имми­гран­там ста­но­вится все более недру­же­люб­ным. Круп­ные поли­ти­че­ские пар­тии вслед за мел­кими поз­во­ляют себе соот­вет­ству­ю­щие выска­зы­ва­ния и дей­ствия, всплеск панев­ро­пей­ского пат­ри­о­тизма выво­дит мел­кие пар­тии на гре­бень успеха.

Лидер немец­кой Хри­сти­ан­ско-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Ангела Мер­кель уже активно исполь­зует в своей дея­тель­но­сти насто­ро­жен­ность нем­цев по отно­ше­нию к ислам­ской имми­гра­ции. “Идея объ­еди­нен­ной Гер­ма­нии как мно­го­на­ци­о­наль­ного госу­дар­ства с насе­ле­нием почти 80 мил­ли­о­нов чело­век, из кото­рых свыше 7 мил­ли­о­нов – имми­гранты, как кажется, бес­по­коит гос­пожу Мер­кель,- заме­тила газета “Нью-Йорк Таймс”. – Ника­кое дру­гое госу­дар­ство Европы не может похва­статься таким коли­че­ством имми­гран­тов”[211].

Гос­пожу Мер­кель рас­сер­дило тре­бо­ва­ние США при­нять в Евро­союз Тур­цию – рас­сер­дило постольку, поскольку дан­ное реше­ние озна­чало бы для турок право сво­бод­ного пере­ме­ще­ния по Европе. “Свыше 75 про­цен­тов турок, живу­щих за пре­де­лами Тур­ции, осели в Гер­ма­нии”, – заявила Мер­кель в интер­вью жур­налу “Таймс”:

“Мы не наста­и­ваем на том, чтобы они отка­за­лись от мусуль­ман­ской веры. Мы лишь гово­рим, что Гер­ма­ния – страна хри­сти­ан­ская и турки должны это пони­мать… Тре­бо­ва­ние о при­ня­тии Тур­ции в Евро­союз – гран­ди­оз­ная поли­ти­че­ская ошибка. Мы слиш­ком раз­ные, мы абсо­лютно по-раз­ному отно­симся к пра­вам чело­века. Попро­буйте-ка открыть хри­сти­ан­скую цер­ковь в Стам­буле!”[212]

Евро­пей­ские госу­дар­ства неве­лики по раз­ме­рам, плотно насе­лены и не имеют ника­кого опыта суще­ство­ва­ния в роли “пла­виль­ных тиг­лей”. Поэтому их пра­вя­щие элиты сле­дят за нарас­та­ю­щей имми­гра­цией куда бди­тель­нее и куда с боль­шей опас­кой, нежели аме­ри­канцы. Однако эти госу­дар­ства и эти элиты, на самом деле, спо­хва­ти­лись слиш­ком поздно для того, чтобы корен­ным обра­зом пере­ло­мить ситу­а­цию с выми­ра­нием населения.

"Катастройка"

Ни одно евро­пей­ское госу­дар­ство не нахо­дится в таком ката­стро­фи­че­ском поло­же­нии, как Рос­сия. Чис­лен­ность насе­ле­ния в этой стране должна сни­зиться к 2050 году с нынеш­них 147 мил­ли­о­нов до 114 мил­ли­о­нов чело­век. Рус­ские выми­рают, а насе­ле­ние Китая, даже при жест­кой госу­дар­ствен­ной поли­тике “не более одного ребенка на семью”, вырас­тет на 250 мил­ли­о­нов чело­век. И они не оста­нутся дома. Уже сего­дня китай­ские муж­чины пре­вос­хо­дят чис­лом китай­ских жен­щин брач­ного воз­раста на 40 мил­ли­о­нов чело­век. Рос­сии есть от чего занерв­ни­чать: ведь даже после рас­пада СССР тер­ри­то­рия Рос­сии вдвое пре­вы­шает тер­ри­то­рию Китая.

Три чет­верти огром­ной рос­сий­ской тер­ри­то­рии лежат к востоку от Урала, при том что лишь 8 мил­ли­о­нов рус­ских насе­ляют бес­край­ние про­сторы Даль­него Востока – это меньше насе­ле­ния Чехии. А к югу от них про­жи­вают 1,25 мил­ли­арда китай­цев, число кото­рых вскоре должно воз­расти еще на 250 мил­ли­о­нов чело­век. Горстка рус­ских зани­мает север­ную поло­вину круп­ней­шего кон­ти­нента Земли, по пло­щади пре­вос­хо­дя­щую Соеди­нен­ные Штаты, изоби­лу­ю­щую полез­ными иско­па­е­мыми, нефтью, золотом.

“Рос­сия сокра­щала свое насе­ле­ние тем­пами, бес­пре­це­дент­ными для раз­ви­того инду­стри­аль­ного госу­дар­ства в мир­ное время”,- пишет англий­ский жур­на­лист Джон 0’Махони[213].Зимой 2001 года он совер­шил поездку на рус­ский Даль­ний Восток и на Кам­чатку и вер­нулся с печаль­ной пове­стью об отча­я­нии и смерти. С момента рас­пада ком­му­ни­сти­че­ской импе­рии сто­лица Кам­чатки уже поте­ряла чет­верть сво­его насе­ле­ния. В сосед­них рай­о­нах вир­ту­аль­ная смерть циви­ли­зо­ван­ного обще­ства кажется неизбежной:

“Но ост­рее всего недо­ста­ток насе­ле­ния про­яв­ля­ется на окра­и­нах Рос­сии; именно там он наи­бо­лее заме­тен. Пожа­луй, самый ужа­са­ю­щий при­мер – Чукотка, мас­сив раз­ме­рами с три Вели­ко­бри­та­нии, где насе­ле­ние сокра­ти­лось со 180 000 в 1990 году до 65 000 сего­дня. По оцен­кам экс­пер­тов, в бли­жай­шие пять лет эта цифра умень­шится до 20 000 чело­век, вслед­ствие чего инфра­струк­туру реги­она уже невоз­можно будет под­дер­жи­вать в над­ле­жа­щем состо­я­нии”[214].

Китай издавна рас­смат­ри­вал Сибирь как свою “утра­чен­ную тер­ри­то­рию”, отре­зан­ную от Под­не­бес­ной в девят­на­дца­том сто­ле­тии, когда сла­бый, раз­ди­ра­е­мый рево­лю­ци­ями Китай без­жа­лостно гра­били запад­ные импе­ри­а­ли­сты. Во время вос­ста­ния тай­пи­нов, унес­шего два­дцать пять мил­ли­о­нов жиз­ней, цар­ские агенты лишили Китай тер­ри­то­рии пло­ща­дью 350 000 квад­рат­ных миль к северу от Амура, между рекой Уссури и морем. Эта тер­ри­то­рия, ныне При­мор­ский край, вдвое пре­вос­хо­дит раз­ме­рами Кали­фор­нию и подо­бием сло­жен­ной в “чашечку” ладони оги­бает Мань­чжу­рию. Вла­ди­во­сток, глав­ный порт Рос­сии в Япон­ском море, база Тихо­оке­ан­ского флота, был осно­ван в 1860 году на земле, до этого при­над­ле­жав­шей Китаю. После рас­пада СССР Рос­сия вер­нула кир­ги­зам, каза­хам, узбе­кам, таджи­кам и турк­ме­нам захва­чен­ные у них тер­ри­то­рии; Китай опи­ра­ется на это воз­вра­ще­ние как на пре­це­дент и обя­за­тельно потре­бует “воз­ме­ще­ния убытков”.

В пер­вые месяцы прав­ле­ния пре­зи­дента Ник­сона в 1969 году рус­ские и китайцы вое­вали между собой на рубеже Амура и Уссури. Несмотря на сего­дняш­ние дру­же­ствен­ные отно­ше­ния между Моск­вой и Пеки­ном, китайцы ничего не забыли. Еще до исте­че­ния пер­вой поло­вины нынеш­него века они навер­няка попы­та­ются вер­нуть себе утра­чен­ные тер­ри­то­рии; уже сей­час китай­ские посе­ленцы пере­би­ра­ются в Рос­сию, как аме­ри­канцы когда-то засе­ляли север мек­си­кан­ского штата Техас, позд­нее ото­шед­шего к США.

“Отно­ше­ние рус­ских на Даль­нем Востоке к китай­цам все силь­нее напо­ми­нает пара­нойю,- сооб­щает газета “Фай­нен­шнл Таймс”.- Резуль­таты голо­со­ва­ния, состо­яв­ше­гося в про­шлом 2001 году в При­мо­рье, обла­сти вокруг Вла­ди­во­стока, к югу от Хаба­ров­ска, пока­зы­вают, что 74 про­цента насе­ле­ния ожи­дают от Китая ско­рого при­со­еди­не­ния этих тер­ри­то­рий к своим вла­де­ниям”[215].

Дру­гие угрозы Рос­сии про­ис­те­кают от быв­ших совет­ских рес­пуб­лик на юге – Казах­стана, Узбе­ки­стана, Таджи­ки­стана, Кыр­гыз­стана, Турк­ме­ни­стана. Сюда сле­дует доба­вить и Афга­ни­стан, где ислам­ские экс­тре­ми­сты нанесли удар совет­ской импе­рии. Москва стре­мится вос­ста­но­вить свое вли­я­ние в этом реги­оне, кото­рый назы­вают “ближ­ним зару­бе­жьем”, однако рус­ские исто­ри­че­ски – евро­пейцы и пра­во­слав­ные хри­сти­ане, тогда как ази­ат­ские народы Цен­траль­ной Азии при­дер­жи­ва­ются ислама и с нена­ви­стью вспо­ми­нают пери­оды коло­ни­за­ции и при­ну­ди­тель­ной “ком­му­ни­за­ции”. Вполне веро­ятно, не Рос­сия снова дви­нется на юг, при­со­еди­няя к себе быв­шие совет­ские рес­пуб­лики, а ислам­ские имми­гранты устре­мятся на север, при под­держке, быть может, ислам­ских вои­нов, отхва­ты­вая от Рос­сии вну­ши­тель­ные куски – напри­мер, Чечню. Союз­ник Рос­сии на Кав­казе, хри­сти­ан­ская Арме­ния, давно при­со­еди­ни­лась к “клубу выми­ра­ю­щих наций”, в кото­рый вхо­дят Рос­сия, Лат­вия, Бол­га­рия и Испа­ния – страны с самым низ­ким уров­нем рождаемости.

К 2025 году чис­лен­ность насе­ле­ния Ирана срав­ня­ется с чис­лен­но­стью насе­ле­ния Рос­сии. Иранцы уже вме­ши­ва­ются в дела быв­шей совет­ской рес­пуб­лики Азер­бай­джан. Уход Москвы из Азии пред­став­ля­ется столь же неиз­беж­ным, как про­ник­но­ве­ние китай­цев и ислам­ских наро­дов на тер­ри­то­рии, неко­гда заво­е­ван­ные рус­скими царями и комис­са­рами. Когда были обна­ро­до­ваны про­гнозы чис­лен­но­сти насе­ле­ния страны в бли­жай­шем буду­щем, рос­сий­ская Ака­де­мия наук пред­ло­жила новый науч­ный тер­мин – “ката­стройка”[216].Уче­ные пони­мают: демо­гра­фия – это судьба страны. По мере сокра­ще­ния насе­ле­ния в Рос­сии идет при­рост насе­ле­ния в стра­нах Цен­траль­ной Азии.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ (мил­ли­оны человек)

Годы20002025

Афга­ни­стан 22,7 44,9

Казах­стан 16,2 17,7

Узбе­ки­стан 24,3 33,4

Кыр­гыз­стан 4,7 6,1

Таджи­ки­стан 6,2 8,9

Турк­ме­ни­стан 4,5 6,3

______ ______

78,6 117,3

Сего­дня насе­ле­ние этих стран состав­ляет поло­вину насе­ле­ния Рос­сии, а через два­дцать пять лет соот­но­ше­ние будет при­мерно рав­ным, при­чем рус­ские будут более ста­рым наро­дом, а ислам­ские нации – более моло­дыми и живыми.

В девят­на­дца­том сто­ле­тии огром­ная, могу­чая и густо­на­се­лен­ная Рос­сия обру­ши­лась на Отто­ман­скую импе­рию – как ее назы­вали, “евро­пей­ского боль­ного” – и сокру­шила ее. Согласно совре­мен­ным про­гно­зам, чис­лен­ность насе­ле­ния Рос­сии и Тур­ции при­бли­зи­тельно урав­ня­ется к 2050 году. А к 2100 году рус­ских оста­нется лишь восемь­де­сят мил­ли­о­нов. Кто тогда ста­нет “евро­пей­ским боль­ным”, кто ока­жется хищ­ни­ком и кто – жертвой?

Впро­чем, как утвер­ждает Ана­то­лий Анто­нов, декан факуль­тета социо­ло­гии МГУ, кри­зис раз­ра­зится задолго до этого: “Такова дилемма, сто­я­щая перед всеми евро­пей­скими наро­дами. Почему мы чув­ствуем себя счаст­ли­выми, не имея детей?”[217]Анто­нов тре­бует от пра­ви­тель­ства через сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции при­нять меры к повы­ше­нию пре­стижа семьи. Если рус­ские муж­чины и жен­щины не пото­ро­пятся испра­вить нынеш­нее поло­же­ние дел, вполне веро­ятно, по мне­нию Анто­нова, что какие-нибудь экс­тре­ми­сты попы­та­ются захва­тить власть во имя выжи­ва­ния рус­ского народа. “Если не оста­но­вить выми­ра­ние насе­ле­ния,- предо­сте­ре­гает Анто­нов,- мы полу­чим фашист­ское госу­дар­ство”[218].

Если Рос­сия забу­дет о пора­же­нии в холод­ной войне и сми­рится с утра­той ста­туса сверх­дер­жавы, Москва нач­нет вос­при­ни­мать Аме­рику как сво­его есте­ствен­ного союз­ника в сохра­не­нии госу­дар­ствен­ной целост­но­сти и неза­ви­си­мо­сти. А аме­ри­канцы должны понять, что в любом “столк­но­ве­нии циви­ли­за­ций” рус­ские ока­жутся на перед­ней линии обо­роны Запада.

Что каса­ется Укра­ины, вто­рой по насе­лен­но­сти быв­шей совет­ской рес­пуб­лики, про­гноз ООН сулит ей сокра­ще­ние насе­ле­ния на 40 про­цен­тов, то есть умень­ше­ние числа укра­ин­цев от сего­дняш­них пяти­де­сяти мил­ли­о­нов до трид­цати мил­ли­о­нов к 2050 году. И это опти­ми­сти­че­ский про­гноз, осно­ван­ный на пред­по­ло­же­нии о суще­ствен­ном при­ро­сте уровня рож­да­е­мо­сти – от 1,26 до 1,70 ребенка на семью.

По ком звонит колокол

С шест­на­дца­того по два­дца­тый век вели­кие евро­пей­ские нации коло­ни­зи­ро­вали боль­шую часть мира. Начи­ная с 1754 года, когда аме­ри­канцы пере­секли Алле­ган­ские горы, шло вытес­не­ние фран­цу­зов и испан­цев с Аме­ри­кан­ского кон­ти­нента, в про­цессе кото­рого буду­щие США погло­тили поло­вину Мек­сики, загнали в резер­ва­ции уце­лев­ших индей­цев, пере­ва­лили через Ска­ли­стые горы, вышли к Тихому оке­ану и выса­ди­лись на Гавайях, Мидуээ, Гуаме и Филип­пи­нах. На дру­гой сто­роне земли рус­ские при дина­стии Рома­но­вых захва­тили тер­ри­то­рию от Арк­тики до Афга­ни­стана, от Прус­сии до Тихого оке­ана и даже завла­дели Аляс­кой до Ситки. Ведо­мые англи­ча­нами евро­пейцы вторг­лись в Африку, коло­ни­зи­ро­вали южную и юго-восточ­ную Азию и осно­вали несколько анкла­вов на побе­ре­жье без­за­щит­ного Китая.

Теперь махо­вик исто­рии рас­кру­чи­ва­ется в обрат­ном направ­ле­нии. Вели­кое отступ­ле­ние Запада, начав­ше­еся с гибе­лью, евро­пей­ских импе­рий после Вто­рой Миро­вой войны, достигло сво­его пика в этом сто­ле­тии, на фоне захлест­нув­шей Ста­рый Свет вто­рой ислам­ской волны и стрем­ле­ния наро­дов Цен­траль­ной Азии и Китая вер­нуть неко­гда утра­чен­ные земли. К 2050 году Рос­сия поте­ряет зна­чи­тель­ную часть Сибири и будет вынуж­дена уйти с Кав­каза. “Если сушу смоет морем,- писал поэт Джон Донн,- Европа будет мень­шим из зол, как если бы то был пустын­ный мыс; дру­гое дело, если бы стоял на нем дом тво­его друга или твой соб­ствен­ный… потому не спра­ши­вай, по ком зво­нит коло­кол; он зво­нит по тебе” (8).

Иран и Персидский залив

Во время под­го­товки к опе­ра­ции “Буря в пустыне” автор этих строк дока­зы­вал ненуж­ность войны в Заливе: победа Аме­рики, гово­рил я, обре­ме­нит нас импер­скими обя­зан­но­стями, кото­рые при­дутся аме­ри­кан­цам не по нраву. Эми­рат Кувейт – не слиш­ком зна­чи­мое госу­дар­ство; он не в состо­я­нии выжить без могу­ще­ствен­ного покро­ви­теля. Однако аме­ри­канцы со вре­ме­нем уста­нут и отпра­вятся домой, а Кувейт ока­жется бро­шен­ным на съе­де­ние Ираку или Ирану. Все, на что мы спо­собны,- это вре­менно под­дер­жать Кувейт. Тем паче что важ­ней­шим сопер­ни­ком Ирака в реги­оне явля­ется не Кувейт, а втрое пре­вос­хо­дя­щий Ирак по чис­лен­но­сти насе­ле­ния Иран.

Мои доводы не возы­мели дей­ствия, Соеди­нен­ные Штаты выиг­рали войну – и сего­дня мои воз­зре­ния кажутся еще более насущ­ными. Аме­рика при­дер­жи­ва­ется поли­тики “вза­им­ного сдер­жи­ва­ния” Ирана и Ирака; но давайте про­ана­ли­зи­руем про­гноз при­ро­ста насе­ле­ния в этих стра­нах на бли­жай­шие два­дцать пять лет.

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ (мил­ли­оны человек)

20002025

Ирак 23,1 41,0

Иран 78,6 94,5

В 1990 году Соеди­нен­ные Штаты устами Рональда Рей­гана похва­ля­лись своим воен­ным фло­том в шесть­сот кораб­лей. С войны в Пер­сид­ском заливе коли­че­ство кораб­лей сокра­ти­лось вдвое, так же как и чис­лен­ность аме­ри­кан­ской армии и ВВС. К 2010 году у США будет флот в две­сти кораб­лей. Коа­ли­ция, созван­ная пер­вым пре­зи­ден­том Бушем для борьбы с Ира­ком, рас­па­лась; араб­ские госу­дар­ства и евро­пейцы, исклю­чая англи­чан, уже не под­дер­жи­вают нас, а англий­ская армия также к насто­я­щему дню сокра­щена вдвое…

Армия гене­рала Шварц­копфа могла бы войти в Баг­дад, пове­сить Сад­дама и уста­но­вить в Ираке “режим Макар­тура”. Однако при теку­щем балансе сил и неже­ла­нии ара­бов и евро­пей­цев вновь при­со­еди­няться к нам, было бы вер­хом наив­но­сти ожи­дать ско­рого начала “Бури в пустыне-II”.

К 2025 году в Иране будут про­жи­вать 94,5 мил­ли­она чело­век – это больше, чем в какой-либо евро­пей­ской стране, не счи­тая Рос­сию. Атом­ная бомба к тому вре­мени будет известна чело­ве­че­ству уже восемь­де­сят лет, и Иран, уже сего­дня име­ю­щий бал­ли­сти­че­ские ракеты, почти навер­няка обза­ве­дется соб­ствен­ной атом­ной бом­бой. И вспом­ним: с начала атом­ной эры ни одно госу­дар­ство, обла­да­ю­щее ядер­ным ору­жием, не под­вер­га­лось ата­кам извне и не участ­во­вало в круп­но­мас­штаб­ных бое­вых дей­ствиях, обра­щен­ных про­тив него. Един­ствен­ным ядер­ным госу­дар­ством, на кото­рое напа­дали, был Изра­иль – его забра­сы­вали ирак­скими раке­тами СКАД совет­ского производства…

Север­ные корейцы дока­зали миру, что США готовы при­слу­шаться к кому угодно, лишь бы этот кто-то обла­дал ядер­ным оружием…

Европа – живой труп

Вер­нув­шись из Вены, куда был отправ­лен, чтобы раз­уз­нать, в каком состо­я­нии нахо­дится союз­ник Гер­ма­нии – Австро-Вен­гер­ская импе­рия, министр ино­стран­ных дел Бет­ман-Холль­вег про­ле­пе­тал, обра­ща­ясь к кай­зеру: “Госу­дарь, наш союз­ник – труп”[219].Именно так сего­дня можем ска­зать и мы. Неко­гда вели­кие нации, пожерт­во­вав­шие сот­нями мил­ли­о­нов своих сол­дат на полях сра­же­ний былого, нынеш­ние госу­дар­ства Европы обла­дают арми­ями, лишь немного пре­вос­хо­дя­щими по чис­лен­но­сти поли­цей­ские соеди­не­ния. Бал­кан­ская война девя­но­стых годов два­дца­того сто­ле­тия обна­ру­жила пол­ную бес­по­мощ­ность евро­пей­цев. В Бос­нии англи­ча­нам и фран­цу­зам при­шлось обра­щаться за помо­щью к Аме­рике, иначе их кон­тин­генты оста­лись бы залож­ни­ками сербов.

Союзы обычно заклю­чают с силь­ными госу­дар­ствами. Какой прок Аме­рике от союза с кон­ти­нен­том, кото­рый отка­зы­ва­ется защи­щать себя и насе­ле­ние кото­рого посте­пенно выми­рает? Если не счи­тать Тур­цию и Вели­ко­бри­та­нию, все евро­пей­ские страны-члены НАТО уже давно не союз­ники, а зави­си­мые от нас госу­дар­ства. Они потер­пели крах во Вьет­наме и лишь показ­ным обра­зом участ­во­вали в войне в Заливе. За пре­де­лами Европы их сол­даты выпол­няют разве что обя­зан­но­сти миро­твор­цев ООН в Африке. Кажется, Европа уже не спо­собна воз­ро­диться из пепла и вос­ста­но­вить былое вели­чие и могу­ще­ство. Ново­об­ра­зо­ван­ному Евро­пей­скому союзу погре­бу­ется несколько лет, чтобы набрать шесть­де­сят тысяч чело­век в Евро­пей­ский кор­пус быст­рого реа­ги­ро­ва­ния. А рас­суж­де­ния отно­си­тельно того, что “мы спра­вился сами”, суть не более чем дет­ские угрозы убе­жать из дома – угрозы, кото­рые, как известно, нико­гда не выпол­ня­ются, потому что мама запре­щает в оди­ночку пере­хо­дить улицу.

Европа утра­тила жиз­нен­ную энер­гию. Когда-то запад­ные народы были готовы пожерт­во­вать собой во имя “праха отцов и хра­мов отчих богов” (Мако­лей)[220].Но сего­дняш­ние евро­пейцы, куда более бога­тые и мно­го­чис­лен­ные, нежели в 1914 и 1939 годах, о жерт­вен­но­сти и не помыш­ляют. Вдо­ба­вок “евро­пей­ская болезнь” про­никла и к нам. США поте­ряли тысячи чело­век в День “Д”, однако Сомали поки­нули после того, как восем­на­дцать рейн­дже­ров уго­дили в западню и были убиты. Когда мистер Клин­тон при­ка­зы­вал бом­бить Сер­бию, он одно­вре­менно рас­по­ря­дился, чтобы само­леты не опус­ка­лись ниже пят­на­дцати тысяч футов – нельзя рис­ко­вать жиз­нями пило­тов. А сухо­пут­ные вой­ска США во избе­жа­ние потерь вообще не при­ни­мали уча­стия в операциях.

Золо­тые дни Европы позади. Нарас­та­ю­щая имми­гра­ция столь ради­кально меняет этни­че­ский состав Ста­рого Света, что евро­пейцы рано или поздно ока­жутся пара­ли­зо­ван­ными угро­зой тер­ро­ризма – и потому не пой­дут ни в Север­ную Африку, ни на Ближ­ний Восток, ни в Пер­сид­ский залив. Они уже отка­за­лись при­со­еди­ниться к санк­циям США про­тив Ирана, Ирака и Ливии. По мере того как насе­ле­ние евро­пей­ских стран ста­но­вится все более “араб­ским” и “ислам­ским”, пара­лич охва­ты­вает все боль­шую тер­ри­то­рию. Между про­чим, нам сле­до­вало это пред­ви­деть. С 1850‑х годов до Пер­вой Миро­вой войны аме­ри­кан­ская поли­тика по отно­ше­нию к Бри­тан­ской импе­рии стро­и­лась в зави­си­мо­сти от ирланд­цев, голоса кото­рых были сугубо важны в таких шта­тах, как, напри­мер, Нью-Йорк.

С уче­том сокра­ще­ния насе­ле­ния и паде­ния рож­да­е­мо­сти Европа, вполне есте­ственно, не выка­зы­вает ни малей­шего инте­реса в отправке десят­ков тысяч моло­дых евро­пей­цев в рай­оны бое­вых дей­ствия – если только не воз­ни­кает пря­мой угрозы их соб­ствен­ным гра­ни­цам. При сохра­не­нии теку­щего уровня рож­да­е­мо­сти к 2100 году насе­ле­ние Европы будет состав­лять менее трети от нынеш­него – и все потому, что Европа выбрала dolce vita (9).

Но если евро­пейцы ничуть не заин­те­ре­со­ваны в само­со­хра­не­нии, если они отка­зы­ва­ются заво­дить детей даже для того, чтобы убе­речь от выми­ра­ния свои народы, зачем Аме­рике защи­щать Европу – и зачем, быть может, уми­рать за Европу? Разве что для того, чтобы евро­пейцы и дальше могли насла­ждаться жиз­нью… Европа выбрала свою судьбу – вряд ли созна­тельно на уровне отдель­ных людей ско­рее, бес­со­зна­тельно, на уровне наро­дов и наций. Евро­пейцы не наме­рены суще­ство­вать в гря­ду­щем как еди­ное целое, как вели­кий и испол­нен­ный твор­че­ской энер­гии народ. Кого же тогда мы защи­щаем? Запад­ную циви­ли­за­цию? Но, отка­зы­ва­ясь заво­дить детей, евро­пейцы согла­си­лись на выми­ра­ние и на гибель запад­ной циви­ли­за­ции к началу два­дцать вто­рого столетия…

Окончательное решение проблемы старения

В “Гума­ни­сти­че­ском мани­фе­сте II” (1973) тысячи аме­ри­кан­ских интел­лек­ту­а­лов при­зы­вали “при­знать право чело­века на достой­ную смерть, на эвта­на­зию и на само­убий­ство”[221].Как все­гда, они несколько опе­ре­дили время.

28 ноября 2000 года ниж­няя палата гол­ланд­ского пар­ла­менте при­няла 104 голо­сами про­тив 40 закон, лега­ли­зу­ю­щий помощь само­убий­цам и доб­ро­воль­ную эвта­на­зию,- “пер­вой среди евро­пей­ских стран после гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии,- как напи­сал Нат Хен­тофф в “Джуиш Уорлд Ревыо,- “Гол­лан­дия лега­ли­зо­вала пря­мое убий­ство боль­ных вра­чами”[222].Пар­ла­мент пошел на поводу у гол­ланд­скик вра­чей, кото­рые на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий прак­ти­ко­вали под­поль­ную эвта­на­зию. В 1991 году, к при­меру, гра­ви­тель­ствен­ная про­верка выявила такой факт: “боль­шин­ство смер­тей в резуль­тате эвта­на­зии в Нидер­лан­дах никак нельзя назвать доб­ро­воль­ными”[223].

По новому закону дети в воз­расте от две­на­дцати до пят­на­дцати лет должны полу­чить согла­сие роди­те­лей на совер­ше­ние само­убий­ства или же обра­титься за помо­щью в умерщ­вле­нии себя к врачу. После шест­на­дцати лет роди­тель­ского согла­сия уже не тре­бу­ется[224].Совет Европы обви­нил Гол­лан­дию в нару­ше­нии Евро­пей­ской декла­ра­ции прав чело­века, однако гол­ланд­ские врачи про­дол­жали свою пре­ступ­ную дея­тель­ность и неуклонно вели соб­ствен­ную страну по скольз­кой дорожке Тре­тьего рейха. Как сооб­щает Рита Мар­кер из Меж­ду­на­род­ного цен­тра про­тив­ни­ков эвтаназии:

“За месяц до обсуж­де­ния в ниж­ней палате закона об эвта­на­зии, гол­ланд­ский суд поста­но­вил, что док­тор Филипп Суто­риус не нару­шал меди­цин­ской этики, помо­гая 86-лет­нему Эду­арду Брон­гермсе совер­шить само­убий­ство. Брон­герм-са не стра­дал каким-либо тяж­ким забо­ле­ва­нием и не нахо­дился на смерт­ном одре; он всего лишь утвер­ждал, что устал от жизни и не желает более вести “без­на­деж­ного суще­ство­ва­ния””[225].

Джек Кевор­киан из своей камеры выра­зил вос­хи­ще­ние реше­нием гол­ланд­цев и заявил, что Аме­рика не отста­нет от Нидер­лан­дов. Обще­ство “Хем­лок” также не сомне­ва­ется, что Соеди­нен­ные Штаты вскоре после­дуют по пути, про­то­рен­ному гол­ланд­цами. Фэй Фиш, пре­зи­дент обще­ства, ска­зала сле­ду­ю­щее: “Мы очень рады. Мы вос­хи­ща­емся тем, что совер­шил народ Гол­лан­дии за минув­шие два­дцать лет”[226].

Впро­чем, Нидер­ланд­ское обще­ство доб­ро­воль­ной эвта­на­зии счи­тает новый закон несо­вер­шен­ным, поскольку он не допус­кает эвта­на­зии для тех, кто попро­сту устал от жизни. “Мы пола­гаем, что если чело­век стар, если у него нет семьи и близ­ких, если он и вправду стра­дает от жизни, ему можно и нужно делать эвта­на­зию,- заявил пресс-сек­ре­тарь обще­ства[227].Министр здра­во­охра­не­ния Эле Борст согласна с этой точ­кой зре­ния. По ее мне­нию, ста­ри­кам, “насы­тив­шимся” жиз­нью, сле­дует раз­ре­шить уби­вать себя. “Я вовсе не про­тив этой про­це­дуры, при усло­вии, что ее сумеют орга­ни­зо­вать таким обра­зом, что она ста­нет доступ­ной только тем, кто дей­стви­тельно устал жить”[228].Если ста­рый паци­ент желает уме­реть, про­дол­жала Эле Борст, ему нужно дать соот­вет­ству­ю­щую таблетку.

В рож­де­ствен­ском обра­ще­нии к пастве 2000 года папа Иоанн-Павел Вто­рой явно имел в виду Гол­лан­дию, когда упо­ми­нал о “гроз­ных при­зра­ках насту­па­ю­щей куль­туры смерти”:[229]30

“Мы не можем не вспо­ми­нать сего­дня о тени, угро­жа­ю­щей людям с пер­вых лет жизни, осо­бенно опас­ной в мла­ден­че­стве и в глу­бо­кой ста­ро­сти. Иску­ше­ние смер­тью ста­но­вится настолько силь­ным, что вынуж­дает пред­вку­шать соб­ствен­ную кон­чину, как если бы мы были хозя­е­вами своих жиз­ней или жиз­ней дру­гих людей”[230],

Хен­тофф вто­рит папе:

“В годы нацист­ской окку­па­ции гол­ланд­ские врачи вос­стали про­тив куль­туры смерти и отка­зы­ва­лись при­ни­мать уча­стие в убий­ствах паци­ен­тов в боль­ни­цах. Но их нынеш­няя пози­ция напо­ми­нает мне 17 октября 1933 года – кор­ре­спон­дент газеты “Нью-Йорк Таймс” сооб­щил из Бер­лина в этот день, что гер­ман­ское Мини­стер­ство юсти­ции наме­рено раз­ре­шить вра­чам “пре­кра­щать стра­да­ния неиз­ле­чимо боль­ных, по их просьбе и в инте­ре­сах всего чело­ве­че­ства “”[231].

Да, при­сталь­ный взгляд на демо­гра­фи­че­скую и эти­че­скую карту Европы не вну­шает уве­рен­но­сти в том, что пап­ский пре­стол сего­дня поль­зу­ется среди евро­пей­цев зна­чи­тель­ной под­держ­кой. Хри­сти­ан­ство, кото­рое учит, что жизнь – тво­ре­ние Гос­пода и что никто не вправе отби­рать жизнь у невин­ных, сего­дня в Европе не в чести. К 2050 году свыше 10 про­цен­тов от общего насе­ле­ния четы­рех круп­ней­ших евро­пей­ских стран – Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Гер­ма­нии и Ита­лии – пере­шаг­нут порог вось­ми­де­сяти лет. Неужели евро­пей­ские рабо­чие, столк­нув­шись с уве­ли­че­нием нало­гов во имя обес­пе­че­ния “достой­ной ста­ро­сти” этих людей, согла­сятся оста­вить в живых эту когорту вось­ми­де­сяти- и девяностолетних?

Бель­гий­ский уни­вер­си­тет про­вел иссле­до­ва­ние, в ходе кото­рого выяс­ни­лось, что из каж­дых десяти смер­тей одна про­ис­хо­дит по вине врача – или от смер­тель­ного укола (без согла­сия паци­ента), или от ненад­ле­жа­щего лече­ния[232].В Цюрихе тем не менее допус­ка­ется “пособ­ни­че­ство в само­убий­стве” в домах пре­ста­ре­лых[233].Евро­пей­ским бэби-бум­ме­рам пред­стоит уви­деть, как обще­ство, не спра­ши­вая их мне­ния, покон­чит с ними, как они сами покон­чили с “неро­див­шимся поко­ле­нием” пери­ода абор­тов… Что посе­ешь, как гово­рится, то и пожнешь.

После вос­ста­ния в Нью­арке в 1967 году чер­ный мэр города ост­ро­умно заме­тил: “Не знаю, куда катится Аме­рика, но Нью­арк навер­няка ока­жется там пер­вым”. Там, куда сего­дня дви­жется Европа, Аме­рика, вне сомне­ния, очу­тится завтра.

В 1984 году губер­на­тор штата Коло­радо Дик Ламм пора­зил пуб­лику, заявив на встрече с вра­чами: “Мы обя­заны уми­рать и осво­бож­дать дорогу тем, кто идет сле­дом; зачем нам вся­кие тех­ни­че­ские ухищ­ре­ния и искус­ствен­ные сердца? Пусть наши дети при­дут нам на смену и построят более разум­ное обще­ство”[234].В штате факуль­тета био­ло­гии Прин­стон­ского уни­вер­си­тета ныне чис­лится австра­лий­ский био­эт­но­лог Питер Син­гер, кото­рый во все­услы­ша­ние гово­рит, что если ребе­нок рож­да­ется с физи­че­скими недо­стат­ками, настолько серьез­ными, что роди­тели и врачи согла­ша­ются: легче умерт­вить, чем лечить,- такого ребенка сле­дует убить, а затем помочь семей­ной паре родить здо­ро­вого мла­денца[235].Доводы Син­гера не лишены логики. Если мы при­знаем за роди­те­лями право на аборт, на пре­ры­ва­ние жизни плода в тече­ние девяти меся­цев до рож­де­ния, то почему мы должны отби­рать у них право обо­рвать жизнь ребенка в тот самый миг, когда плод выскаль­зы­вает из утробы?

Взгляды Син­гера полу­чили широ­чай­шее рас­про­стра­не­ние; у него были и весьма извест­ные пред­ше­ствен­ники. Еще в 1919 году Мар­га­рет Сан­джер при­зы­вала Аме­рику со стра­ниц сво­его жур­нала “Кон­троль рож­да­е­мо­сти”: “Больше детей от здо­ро­вых роди­те­лей, меньше – от ущерб­ных”[236].И аме­ри­канцы вскоре ввя­за­лись в неглас­ное состя­за­ние с нем­цами – кто быст­рее разо­вьет эту мысль Сан­джер. В 1920 году док­тор Аль­фред Кох, про­фес­сор пси­хи­ат­рии в уни­вер­си­тете Фрай­бурга, и Карл Бин­динг, про­фес­сор юрис­пру­ден­ции в Лейп­циг­ском уни­вер­си­тете, опуб­ли­ко­вали работу под назва­нием “Поз­во­ле­ние уни­что­жать жизнь, непри­год­ную для жизни”. В этой работе утвер­жда­лось, что док­тора вправе помо­гать уме­реть неиз­ле­чимо боль­ным и “пустым чело­ве­че­ским обо­лоч­кам”, то есть умственно отста­лым людям и тем, у кого зафик­си­ро­ваны серьез­ные черепно-моз­го­вые травмы и умствен­ные рас­строй­ства[237].Опрос обще­ствен­ного мне­ния пока­зал, что каж­дые трое из четы­рех немец­ких роди­те­лей согласны на вме­ша­тель­ство вра­чей ради пре­кра­ще­ния жизни “умственно непол­но­цен­ных” детей[238].

В октябре 1933 года газета “Нью-Йорк Таймс” про­ци­ти­ро­вала слова гит­ле­ров­ского мини­стра юстиции:

“Избав­ле­ние обще­ства от этих людей поз­во­лит вра­чам пре­кра­щать стра­да­ния неиз­ле­чимо боль­ных, по их просьбе и в инте­ре­сах всего чело­ве­че­ства”[239].А сэко­ном­лен­ные сред­ства пой­дут на пользу тем, “кто стоит на пороге ста­ро­сти”[240].Мы все зна­комы с этой уклон­чи­вой мане­рой. Она при­во­дит на память слова, вло­жен­ные Уол­те­ром Перси в уста отца Смита в “Син­дроме Тана­тоса”: “Зна­ете ли вы, к чему ведут обхо­ди­тель­ность и неж­ность? Они ведут к газо­вой камере”[241].

Оправ­ды­вая свои дея­ния, наци­сты могли бы про­ци­ти­ро­вать Чер­чилля, кото­рый “хотел бы истре­бить про­кля­тие безу­мия”, и Джор­джа Бер­нарда Шоу, ска­зав­шего в том же 1933 году: “Если мы меч­таем об осо­бен­ной циви­ли­за­ции, нам нужно устра­нить людей, для нее не под­хо­дя­щих”[242].Чем не выска­зы­ва­ние фюрера немец­кой нации?

Среди пер­вых и наи­бо­лее извест­ных слу­чаев “содей­ствия в само­убий­стве” – слу­чай с мла­ден­цем Кнау­э­ров. Отец малень­кого маль­чика обра­тился прямо к Гит­леру с прось­бой поз­во­лить умерт­вить сына – сле­пого от рож­де­ния, умственно отста­лого, лишен­ного одной руки и одной ноги. Гит­лер пере­дал эту просьбу врачу сво­ему Карлу Брандту; в 1938 году Кнауэр-стар­ший полу­чил жела­е­мое разрешение.

Со вре­ме­нем в Гер­ма­нии прак­тика “мило­серд­ных смер­тей” при­об­рела широ­кий раз­мах. В рецен­зии на “Майн кампф”, став­шей в 1939 году кни­гой месяца, жур­на­листка Дороти Томп­сон рас­кри­ти­ко­вала Гит­лера за все – кроме одного:

“О евге­нике Гит­лер пишет вполне разумно. Уче­ные-евге­ники всего света согла­сятся с ним в том, что людей, неспо­соб­ных к вос­про­из­вод­ству, необ­хо­димо сте­ри­ли­зо­вать. Однако немец­кие законы отно­си­тельно сте­ри­ли­за­ции вклю­чают в число под­ле­жа­щих этой про­це­дуре и наслед­ствен­ных алко­го­ли­ков; вся пре­лесть в том, что суще­ствуй такой закон в Австрии догит­ле­ров­ских вре­мен, сам Гит­лер нико­гда не появился бы на свет (равно как и Бет­хо­вен или Ницше). Иными сло­вами, евге­ни­че­ские идеи Гит­лера бази­ру­ются на науч­ной основе, хотя им, разу­ме­ется, в целом не хва­тает обос­но­ван­но­сти”[243].

Поэт У. Б. Йейтс вто­рил мисс Томп­сон: “Поскольку улуч­ше­ния в сель­ском хозяй­стве и про­мыш­лен­но­сти угро­жают уни­что­жить послед­нее пре­пят­ствие к бес­кон­троль­ному раз­мно­же­нию необ­ра­зо­ван­ных масс…образцы чело­ве­че­ской породы не могут вос­про­из­во­диться в нуж­ном коли­че­стве, в отли­чие от более глу­пых и менее здо­ро­вых”[244].

Когда нача­лась война, евге­ни­че­ские идеи Гит­лера стали осу­ществ­ляться на прак­тике. Фюрер при­ка­зал уби­вать всех “непри­год­ных для жизни” – мла­ден­цев с врож­ден­ными дефек­тами и урод­ствами, людей, стра­да­ю­щих ост­рыми умствен­ными рас­строй­ствами, и “бес­по­лез­ных едо­ков”[245].По про­грамме под кодо­вым назва­нием “Акtion 4” были уни­что­жены десятки тысяч людей, прежде чем епи­скоп Кле­менс фон Гален в ярост­ной про­по­веди в Мюн­стер­ском соборе в 1940 году обви­нил Гит­лера в “бес­че­ло­веч­ной жесто­ко­сти” и при­звал като­ли­ков “не при­бли­жаться к ним (наци­стам), дабы не осквер­нить себя их гре­хами и неугод­ными Гос­поду поступ­ками”[246].

Раз­до­са­до­ван­ный Бер­лин при­оста­но­вил про­грамму, а затем вновь про­дол­жил ее, уже тайно. Вете­ран “Акtion 4” Франц Штан­гль осу­ществ­лял свою дея­тель­ность в месте под назва­нием Треб­линка. В фильме “Нюрн­берг­ский про­цесс” (1960) Монт­го­мери Клифт заме­ча­тельно сыг­рал роль жертвы евге­ни­че­ской про­граммы наци­стов, столь заин­три­го­вав­шей в свое время Дороти Томпсон.

Однако ни в одном фильме не был пока­зан аме­ри­кан­ский герой Рей­монд Лад­лоу, вер­нув­шийся с войны с “брон­зо­вой звез­дой”, “пур­пур­ным серд­цем” и меда­лью узника войны. В юно­сти он неод­но­кратно сбе­гал из дома, за что в конце кон­цов был насильно сте­ри­ли­зо­ван по закону штата Вир­ги­ния – одного из трид­цати трех шта­тов, при­няв­ших законы о при­ну­ди­тель­ной сте­ри­ли­за­ции в период “бес­по­щад­ного вла­ды­че­ства умами” Мар­га­рет Сан­джер[247].

Сра­же­ние между теми, кто верит в свя­тость чело­ве­че­ской жизни, и теми, кто верит, что есть жизни достой­ные и недо­стой­ные, сле­до­ва­тельно, для чело­ве­че­ства далеко не в новинку. А с уче­том того, что в гря­ду­щей Европе треть насе­ле­ния будет старше шести­де­сяти пяти лет, а каж­дый деся­тый ока­жется старше вось­ми­де­сяти,- и с уче­том того, что среди сего­дняш­них цер­ков­ни­ков все реже встре­ча­ются епи­скопы фон Галены и Иоанны-Павлы Вто­рые, – исход этого сра­же­ния не так уж трудно предугадать.

Израиль и Ближний Восток[248]

Несмотря на то, что насе­ле­ние Изра­иля рас­тет, общая демо­гра­фи­че­ская ситу­а­ция в реги­оне поз­во­ляет понять, отчего такие поли­тики-воины, как Ицхак Рабин и Эхуд Барак, гово­рят, что у них нет выбора и они должны обме­ни­вать тер­ри­то­рию на мир.

Коэф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти среди пале­стин­цев в Изра­иле состав­ляет 4,5 ребенка на одну жен­щину; на Запад­ном берегу – 5,5 ребенка, в сек­торе Газа – 6,6 ребенка на одну жен­щину. Если ста­ти­стика (и демо­гра­фия) – это судьба, то Изра­иль нахо­дится в экзи­стен­ци­аль­ном кри­зисе, кото­рый можно пре­одо­леть лишь за счет окку­па­ции близ­ле­жа­щих тер­ри­то­рий и воз­ве­де­ния новых посе­ле­ний. Срав­ните цифры:

ИЗРАИЛЬ И БЛИЖНИЙ ВОСТОК (мил­ли­оны человек)

2000 2025

Изра­иль.….….….….….….…. 6,2 8,3

Иор­да­ния.….….….….….…… 6,7 12,1

Еги­пет.….….….….….….…… 68,5 95,6

Сирия.….….….….….….….… 16,1 26,3

Ливан.….….….….….….….… 3,3 4,4

Сау­дов­ская Ара­вия.….….… 21,6 40,0

За сле­ду­ю­щие два­дцать пять лет насе­ле­ние Изра­иля (евреи и арабы) вырас­тет на 2,1 мил­ли­она чело­век, тогда как чис­лен­ность араб­ских сосе­дей этой страны уве­ли­чится на 62,2 мил­ли­она чело­век. А ведь суще­ствует еще так назы­ва­е­мая “пале­стин­ская проблема”!

В бли­жай­шие два­дцать пять лет в самом Изра­иле будет насчи­ты­ваться 2 мил­ли­она пале­стин­цев, 7 мил­ли­о­нов на Запад­ном берегу и в сек­торе Газа и 7 мил­ли­о­нов в Иор­да­нии – то есть 16 мил­ли­о­нов пале­стин­цев, живу­щих, что назы­ва­ется, щека к щеке с 6 мил­ли­о­нами евреев. (В Иор­да­нии шесть­де­сят про­цен­тов насе­ле­ния – пале­стинцы). К 2050 году цифры воз­рас­тут соот­вет­ственно до 3, 12 и 10 мил­ли­о­нов – то есть уже 25 мил­ли­о­нов пале­стин­цев будут жить бок о бок с 7 мил­ли­о­нами изра­иль­ских евреев.

Разу­ме­ется, изра­иль­тяне с нема­лой тре­во­гой ожи­дают наступ­ле­ния такого буду­щего – но схо­жие чув­ства испы­ты­вают и король Иор­да­нии, и сау­дов­ские шейхи. Иор­да­ния – одна из бед­ней­ших стран Ближ­него Востока. Сау­дов­ской Ара­вией пра­вит коро­лев­ский дом, кото­рый мил­ли­оны граж­дан этой страны при­чис­ляют к став­лен­ни­кам США и обви­няют в пре­да­тель­стве ислама.

Ни одна из два­дцати двух араб­ских стран сего­дня не может быть оха­рак­те­ри­зо­вана как истинно демо­кра­ти­че­ская. Однако, чем демо­кра­тич­нее они посте­пенно ста­но­вятся, тем ост­рее их пра­вя­щие элиты должны реа­ги­ро­вать на “араб­ский фак­тор”. Тех, кто пола­гает, будто демо­кра­тии нико­гда не воюют друг с дру­гом, навер­няка ожи­дает разо­ча­ро­ва­ние: демо­кра­ти­зи­ру­ю­щи­еся араб­ские монар­хии почти неиз­бежно нач­нут вое­вать между собой, как про­изо­шло в Теге­ране после свер­же­ния шаха.

Возвращение пророка

В начале седь­мого века нашей эры сре­ди­зем­но­мор­ский мир был хри­сти­ан­ским. Но уже через пять­де­сят лет после хиджры – путе­ше­ствия в Мекку, совер­шен­ного про­ро­ком Мухам­ме­дом в 632 году,- пол­чища исла­ми­стов обру­ши­лись на южное побе­ре­жье Сре­ди­зем­ного моря. В начале вось­мого сто­ле­тия арабы и бер­беры сло­мили сла­бое сопро­тив­ле­ние виз­го­тов, завла­дели Испа­нией, пере­секли Пире­неи и про­никли во Фран­цию, где и состо­я­лось одно из вели­чай­ших сра­же­ний в исто­рии чело­ве­че­ства. У Тура Карл Мар­телл, “Молот фран­ков”, побе­дил мусуль­ман, кото­рые вынуж­дены были уйти обратно за Пире­неи. “Хри­сти­ан­ство было спа­сено в узком меж­ду­ре­чье, чуть к югу от Шательро, на рас­сто­я­нии днев­ного пере­хода от Пуа­тье”,- писал Хилер Бел­лок[249].Если не счи­тать кро­шеч­ного коро­лев­ства Асту­рия – зерна гря­ду­щей Рекон­ки­сты, ислам рас­про­стра­нился по всему Ибе­рий­скому полу­ост­рову и вла­дел им на про­тя­же­нии сто­ле­тий. Лишь в 1492 году “като­ли­че­ские короли” Фер­ди­нанд и Иза­белла изгнали мав­ров из Испании.

На востоке ислам­ское втор­же­ние про­изо­шло позд­нее. В четыр­на­дца­том веке Отто­ман­ская импе­рия всту­пила на Бал­каны и раз­гро­мила сер­бов в битве при Косово (1389). В 1453 году пал Кон­стан­ти­но­поль. В 1683 году турки сто­яли у ворот Вены, где их и сумел оста­но­вить поль­ский король Ян Собес­ский. Однако вплоть до 1913 года они про­дол­жали вла­деть боль­шей частью Бал­кан­ского полуострова.

Пик актив­но­сти запад­ной циви­ли­за­ции при­шелся на время завер­ше­ния Пер­вой Миро­вой войны. В ноябре 1917 года, когда англий­ские вой­ска под коман­до­ва­нием Алленби вошли в Иеру­са­лим, министр ино­стран­ных дел Вели­ко­бри­та­нии Артур Баль­фур заявил, что “Его коро­лев­ское вели­че­ство ратует за созда­ние еврей­ского госу­дар­ства в Пале­стине”. Отто­ман­ской импе­рии оста­ва­лось только согла­ситься; по согла­ше­нию Сайкса-Пико Вели­ко­бри­та­ния и Фран­ция поде­лили Пале­стину на зоны вли­я­ния. Три деся­ти­ле­тия спу­стя в араб­ском реги­оне, по бла­го­сло­ве­нию Вели­ко­бри­та­нии и с санк­ции под­власт­ной Соеди­нен­ным Шта­там ООН, воз­никло еврей­ское госу­дар­ство. Всего лишь через год англи­чане ушли – из Индии, из Пале­стины, из Иор­да­нии, из Египта, из Ирака, из Пер­сид­ского залива, а вскоре за ними после­до­вали и французы.

Повсюду сего­дня легко заме­тить при­знаки воз­рож­де­ния ислама. На Филип­пи­нах дей­ствуют ислам­ские сепа­ра­ти­сты. В Индо­не­зии мусуль­ман­ские вой­ска сра­жа­ются с сепа­ра­ти­стами-хри­сти­а­нами. От Пале­стины до Паки­стана толпы людей на ули­цах руко­плес­кали раз­ру­ше­нию Пен­та­гона и уни­что­же­нию Все­мир­ного тор­го­вого цен­тра. Талиб­ский Афга­ни­стан на про­тя­же­нии мно­гих лет слу­жил убе­жи­щем для Усамы Бен Ладена и его тер­ро­ри­сти­че­ской сети, а также постав­лял “вои­нов Про­рока” в быв­шие совет­ские рес­пуб­лики Цен­траль­ной Азии и в Чечню. В марте 2001 года глава дви­же­ния “Тали­бан” мулла Мухам­мад Омар при­ка­зал уни­что­жить все рели­ги­оз­ные изоб­ра­же­ния и ста­туи на тер­ри­то­рии Афга­ни­стана, в том числе и зна­ме­ни­тую, седь­мого века ста­тую Будды в Бамьяне; он заявил: “Эти идолы – боги невер­ных”[250].

Орга­ни­за­ция “Хез­бол­лах” вытес­няет Изра­иль из Ливана и под­стре­кает пале­стин­цев Запад­ного берега и сек­тора Газа на про­дол­же­ние инти­фады – свя­щен­ной войны с евре­ями, в кото­рой зна­чи­тель­ную роль играет и дви­же­ние “Хамас”. В Тур­ции и Алжире выборы 1990‑х годов при­вели к вла­сти ислам­ские режимы, кото­рые уда­лось сме­стить мето­дами, дале­кими от демо­кра­ти­че­ских. В Египте мусуль­ман­ские экс­тре­ми­сты воз­об­но­вили пре­сле­до­ва­ния и казни хри­стиан-коптов. В десяти север­ных про­вин­циях Ниге­рии ныне дей­ствует “закон Корана”.

В Европе хри­сти­ан­ские кон­гре­га­ции выми­рают, церкви пустеют, зато мечети запол­ня­ются все актив­нее. В одной только Фран­ции сего­дня про­жи­вает пять мил­ли­о­нов мусуль­ман, а на тер­ри­то­рии Евро­пей­ского союза в целом – от две­на­дцати до пят­на­дцати мил­ли­о­нов[251].В Гер­ма­нии насчи­ты­ва­ется пят­на­дцать тысяч мече­тей[252].Можно смело гово­рить, что ислам вытес­нил иудей­ство с пози­ции вто­рой по рас­про­стра­нен­но­сти рели­гии в Европе. Мы наблю­даем самый насто­я­щий “ислам­ский при­лив”. В 2000 году впер­вые в исто­рии чело­ве­че­ства мусуль­мане пре­взо­шли чис­лен­но­стью като­ли­ков![253]

Идео­ло­гия “исла­ми­за­ции” не помогла создать в Афга­ни­стане, Иране и Судане совре­мен­ных госу­дарств, кото­рые послу­жили бы при­ме­ром для дру­гих мусуль­ман­ских стран, однако ислам как рели­гия не понес от этого ни малей­шего урона. В науке, тех­но­ло­гиях, эко­но­мике, про­мыш­лен­ном про­из­вод­стве, сель­ском хозяй­стве, раз­ра­ботке и про­из­вод­стве воору­же­ний и демо­кра­тич­но­сти обще­ства Аме­рика, Европа и Япо­ния ушли впе­ред на мно­гие поко­ле­ния. Но ислам­ский мир сохра­нил нечто, утра­чен­ное Запа­дом, а именно – жела­ние иметь детей и про­дол­жать свою циви­ли­за­цию, куль­туру, семью и веру. Почти невоз­можно отыс­кать ныне евро­пей­ское госу­дар­ство, корен­ное насе­ле­ние кото­рого не выми­рало бы, – и почти невоз­можно найти ислам­скую страну, насе­ле­ние кото­рой не воз­рас­тало бы с каж­дым днем. Да, Запад узнал много такого, о чем неве­домо исламу, однако ислам пом­нит то, о чем Запад поза­был: “Нет иного мира, кроме сотво­рен­ного верой”.

Израиль как метафора

Подобно зоне Панам­ского канала, Бри­тан­ской Родезии и Южно­аф­ри­кан­ской рес­пуб­лике, Изра­иль сего­дня может слу­жить мета­фо­рой, сим­во­лом, моде­лью запад­ной циви­ли­за­ции в миниатюре.

В войне за неза­ви­си­мость 1948 года Изра­иль зна­чи­тельно рас­ши­рил свои гра­ницы за пре­делы, уста­нов­лен­ные ООН, а в 1967 году, вос­поль­зо­вав­шись неосто­рож­ными сло­вами пре­зи­дента Египта Насера и ген­сека ООН У Тана, захва­тил у Сирии Голан­ские высоты, отнял у ара­бов Восточ­ный Иеру­са­лим, Ста­рый город, сек­тор Газа и Запад­ный берег реки Иор­дан, а также окку­пи­ро­вал весь Синай­ский полу­ост­ров вплоть до Суэц­кого канала – в тече­ние шести дней. В 1982 году изра­иль­тяне выдви­ну­лись к при­го­ро­дам Бей­рута и изгнали палестинцев.

Однако уже к тому вре­мени нача­лось отступ­ле­ние “Эрец Изра­эль”. В 1973 году егип­тяне пере­секли Суэц­кий канал и вос­ста­но­вили свою власть над запад­ным Синаем. Пять лет спу­стя они вер­нули себе весь полу­ост­ров. На про­тя­же­нии 1980‑х и 1990‑х годов ислам­ские экс­тре­ми­сты вели про­тив Изра­иля пар­ти­зан­скую войну, кото­рая выну­дила Изра­иль уйти из Ливана, а пале­стинцы начали инти­фаду, след­ствием чего стала новая изра­иль­ская поли­тика – тер­ри­то­рии за мир. В 2000 году пре­мьер-министр Барак пред­ло­жил 99 про­цен­тов тер­ри­то­рии Голан­ских высот за мир с Сирией и 95 про­цен­тов тер­ри­то­рии Запад­ного берега и сек­тора Газа плюс Восточ­ный Иеру­са­лим за мир с неза­ви­си­мой Пале­сти­ной. Но пре­зи­дент Сирии Асад и глава пале­стин­цев Ара­фат отвергли эти предложения.

Впро­чем, даже пойди арабы на изра­иль­ские усло­вия, разве мог бы Изра­иль быть уве­рен в том, что это – послед­ние тер­ри­то­ри­аль­ные пре­тен­зии сосе­дей к еврей­скому госу­дар­ству? С какой стати арабы, про­гло­тив то, что им посу­лили, успо­ко­и­лись бы на достиг­ну­том – ведь они ста­вят себе целью пол­ное уни­что­же­ние “сио­нист­ского гнезда” на Ближ­нем Востоке? Изра­иль­тяне утвер­ждают, что пред­ла­гают сосе­дям спра­вед­ли­вый мир, но арабы “чув­ствуют сла­бину” и не желают вести пере­го­во­ров с госу­дар­ством, пошед­шим на попят­ную. Раз война заста­вила Изра­иль про­сить мира, рас­суж­дают они, почему бы новой войне не заста­вить изра­иль­тян пред­ло­жить больше?

С точки зре­ния ара­бов, война – луч­ший спо­соб добиться сво­его. Война Йом Кип­пур 1973 года при­вела к уходу Изра­иля с Синай­ского полу­ост­рова. Раз­вя­зан­ный орга­ни­за­цией “Хез­болла” джи­хад вытес­нил изра­иль­тян из Ливана. Две инти­фады выну­дили усту­пить почти весь Запад­ный берег, сек­тор Газа и Восточ­ный Иеру­са­лим. Что до воен­ной мощи Изра­иля, она помогла сдер­жать отступ­ле­ние ничуть не более, чем подав­ля­ю­щее воен­ное пре­вос­ход­ство Запада задер­жало уход послед­него. Разве два­дцать тысяч рус­ских ядер­ных бое­го­ло­вок смогли предот­вра­тить потерю Восточ­ной Европы и окраин совет­ской импе­рии на Кав­казе и в Цен­траль­ной Азии?

Именно здесь обна­ру­жи­ва­ется ана­ло­гия с Запа­дом. В при­роде вещей, что нации и циви­ли­за­ции воз­ни­кают, рас­тут, мужают, ста­но­вятся доми­ни­ру­ю­щими, чтобы зачтем утра­тить силу и пред­ло­жить пари­тет еще недавно под­власт­ным им наро­дам; как пра­вило, это пред­ло­же­ние при­ни­ма­ется, но со вре­ме­нем быв­ший под­власт­ный народ также начи­нает расти и мужать… Неужели наша эпоха равен­ства наций и госу­дарств – истин­ный конец исто­рии или всего лишь вре­мен­ное пере­ми­рие, показ­ной мир, минут­ная дого­во­рен­ность, время пере­хода от запад­ного гос­под­ства к тому дню, когда Западу при­дется пла­тить дань новому гос­по­дину? Англий­ский исто­рик Дж. Э. Фра­унд одна­жды заме­тил: “Если десять чело­век верят во что-то столь истово, что готовы отдать за эту веру свои жизни, а дру­гие два­дцать верят во что-то столь истово, что готовы за это “что-то” голо­со­вать, десять будут писать законы для два­дцати”[254].И что откры­ва­ется нам при взгляде на совре­мен­ную Аме­рику, Азию, Европу или Ближ­ний Восток? Кто сего­дня выка­зы­вает боль­шую реши­мость уме­реть за свои убеждения?

Неужели все наши рас­суж­де­ния о равен­стве наро­дов – не более чем само­об­ман? Неужели про­ис­хо­дя­щее сего­дня – только пре­лю­дия к воз­об­нов­ле­нию схватки за власть над людьми и наро­дами, схватки, кото­рую бога­тый, но оску­де­ва­ю­щий людьми и выми­ра­ю­щий Запад, с его отвра­ще­нием к войне, взра­щен­ном на бой­нях и ужа­сах два­дца­того сто­ле­тия, обре­чен про­иг­рать? Как ска­зал Софокл, нужно подо­ждать до вечера, чтобы понять, каким чудес­ным был день. Неужели наш вечер уже наступил?

Воин­ствен­ность, жерт­вен­ность и нетер­пи­мость – вот харак­тер­ные при­знаки моло­дой рели­гии и любого

дру­гого моло­дого циви­ли­за­ци­он­ного фено­мена. Ран­ние хри­сти­ане, шед­шие на смерть, чтобы не покло­няться рим­ским язы­че­ским боже­ствам, со вре­ме­нем сокру­шили эти боже­ства – никто и не вспом­нил о тер­пи­мо­сти. Епи­скоп Реймса Хло­вис заявил королю фран­ков, при­шед­шему кре­ститься: “Склони голову! Сожги то, чему покло­ня­ешься, покло­няйся тому, что сжи­га­ешь!”[255]А где же хри­сти­ан­ское сми­ре­ние и тер­пи­мость, ваше пре­по­до­бие? Про­те­стант­ские монархи и като­ли­че­ские короли не морг­нув гла­зом сжи­гали ере­ти­ков или чет­вер­то­вали их на лоб­ных местах вроде Тай­берн­ского рынка в Лон­доне. Хри­сти­ан­ство, поко­рив­шее мир, вовсе не было “роб­кой” рели­гией, и про­по­вед­ники хри­сти­ан­ства отнюдь не вну­шали ново­об­ра­щен­ным пред­став­ле­ния о равен­стве всех рели­гий. Есть только одна истин­ная вера; все про­чие – от лукавого.

С амво­нов хри­сти­ан­ских церк­вей сего­дня раз­да­ются мно­го­го­ло­сые при­чи­та­ния – хри­сти­ан­ство кается в былых гре­хах. “Мы оши­ба­лись, сопро­вож­дая кон­ки­ста­до­ров, оши­ба­лись, обра­щая в свою веру дика­рей, оши­ба­лись, при­слу­жи­вая импе­рии. Мы при­знаем свою вину и молим о про­ще­нии тех, про­тив кого гре­шили наши отцы и мы сами”.

Воз­можно, рас­ка­я­ние откры­вает путь на небеса, но здесь, на земле, оно тво­рит пре­ис­под­нюю. Исто­рия учит, что пинают ту собаку, кото­рая ску­лит. Кто при­мкнет к рели­гии, свя­щен­ники кото­рой ходят в руби­щах, посы­пают головы пеп­лом и каются в гре­хах давно минув­ших сто­ле­тий? Неужели те, кто сыз­маль­ства усвоил, что хри­сти­ане – угне­та­тели и раси­сты, удо­вле­тво­рится этими сте­на­ни­ями и моль­бами? Или они ска­жут: “Предки этих хри­стиан оби­рали и тер­зали нас, но их потомки пара­ли­зо­ваны чув­ством вины и не ока­жут серьез­ного сопро­тив­ле­ния. А не отобрать ли у них то, чем завла­дели предки, а потом и все остальное?”

Разве при­зна­ние соб­ствен­ных гре­хов и рас­ка­я­ние в них озна­чает пере­ход на более высо­кую “эти­че­скую сту­пень”? Или это всего-навсего оче­ред­ное дока­за­тель­ство утраты хри­сти­а­нами веры в истин­ность своей рели­гии и в ее пре­вос­ход­ство? Если Запад рас­счи­ты­вает на дол­гую жизнь, ему сле­дует как можно ско­рее воз­ро­дить “задор­ный дух юно­сти”. Ибо зало­жено в при­роде вещей, что госу­дар­ства и рели­гии делятся на власт­ву­ю­щих и под­власт­ных. Вре­мена мни­мого равен­ства – всего лишь пери­оды зати­шья, пере­ми­рия, пере­дышки в веч­ной схватке. “Ноmо homini lupus est”, – отче­ка­нил рим­ский коме­дио­граф Плавт. Чело­век чело­веку волк. А Томас Гоббс при­ба­вил: “Я нахожу общим стрем­ле­нием чело­ве­че­ства неиз­быв­ное и неуто­ли­мое жела­ние вла­сти, кое исто­ща­ется лишь со смер­тью”[256].

Изра­иль – совре­мен­ное госу­дар­ство изоби­лия, окру­жен­ное нищими сосе­дями, все­гда гото­выми вдо­ба­вок предъ­явить те или иные пре­тен­зии. Запад – совре­мен­ная циви­ли­за­ция изоби­лия, окру­жен­ная нищими сосе­дями, все­гда гото­выми предъ­явить те или иные пре­тен­зии. Подобно тому как запад­ные интел­лек­ту­алы непри­ми­римо отно­сятся к “тяж­кому” исто­ри­че­скому насле­дию Запада, так и изра­иль­ские “пост­си­о­нист­ские” исто­рики видят про­шлое своей страны исклю­чи­тельно в мрач­ных тонах. И как Запад уве­рен, что все народы должны удо­вле­тво­ряться тем, что имеют, так и неко­то­рые изра­иль­ские поли­тики пола­гают, что пале­стин­цам вполне доста­точно их “бан­ту­ста­нов” в сек­торе Газа и на Запад­ном берегу реки Иор­дан. Но с какой, соб­ственно, стати? Если на каж­дого рус­ского будет при­хо­диться два­дцать, а не десять, как сего­дня, китай­цев, разве Китай не пред­при­мет попытки вер­нуть то, чего лишился, когда он был слаб, а Рос­сия сильна?

Изра­иль про­ти­во­стоит исламу – древ­ней вере, адепты кото­рой при­выкли сра­жаться и готовы жерт­во­вать собой во имя Про­рока; а США имеют двух­ты­ся­че­ки­ло­мет­ро­вую гра­ницу с Мек­си­кой. Веро­ятно, ана­ло­гия не слиш­ком убе­ди­тель­ная, но и Аме­рика ныне уже не та, какой была раньше. В 1953 году начи­сто лишен­ный какой бы то ни было сен­ти­мен­таль­но­сти ста­рый сол­дат по имени Айк (10) при­ка­зал про­ве­сти опе­ра­цию “Мок­рая спина” (11) по выдво­ре­нию из Шта­тов всех неле­галь­ных эми­гран­тов. Может ли хоть кто-нибудь пред­ста­вить себе мистера Буша, при­ка­зы­ва­ю­щего выдво­рить из Соеди­нен­ных Шта­тов пять или десять мил­ли­о­нов нелегалов?

Как одна­жды заме­тила Голда Мейр, у Изра­иля не было друга надеж­нее Ричарда Ник­сона, спас­шего еврей­ского госу­дар­ство в войне Йом Кип­пур. Однако тот Ричард Ник­сон, кото­рого пом­нит автор этих строк, не был глух к уро­кам исто­рии. Он гова­ри­вал: “Поли­тик дол­жен смот­реть далеко впе­ред”. В Сан-Кле­менте, после того как Ник­сон побе­се­до­вал по теле­фону с Ицх­а­ком Раби­ном, нашим изра­иль­ским при­я­те­лем, с кото­рым мы позна­ко­ми­лись на исходе войны Йом Кип­пур, – после того как Ник­сон пове­сил трубку, моя жена Шелли спро­сила быв­шего пре­зи­дента, каковы, с его точки зре­ния, пер­спек­тивы Израиля.

“Пер­спек­тивы?” – задум­чиво пере­спро­сил Ник­сон. Он вытя­нул пра­вую руку, выста­вил вверх боль­шой палец, как рим­ский импе­ра­тор, выно­ся­щий при­го­вор гла­ди­а­тору, – и мед­ленно опу­стил ладонь боль­шим паль­цем вниз. Спра­ши­вать, что он думает о пер­спек­ти­вах Запада, я не стал.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Евро­пееЦ, 18.02.2014

    Вели­кая скорбь что тво­рится с Евро­пой и Белой Расой! И нет дела до этого никому! Это самое страш­ное и омер­зи­тель­ное! Все не видят самого оче­вид­ного, поги­бели Запад­ной Цивилизации.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки