Смерть Запада — Бьюкенен Патрик Дж.

Смерть Запада — Бьюкенен Патрик Дж.

(133 голоса4.0 из 5)

Глава 8. Дехристианизация Америки

Стыд­ли­вой Верой сохра­нишь едва ли Досто­ин­ство незыб­ле­мой Морали…[437].

Алек­сандр Поуп

Люди без веры в конце кон­цов обна­ру­жат, что им не для чего жить[438].

Томас С. Элиот, 1939 г.

В вели­кой войне 1914–1918 годов като­ли­че­ская Фран­ция вое­вала с като­ли­че­ской Австрией, а про­те­стант­ская Гер­ма­ния сра­жа­лась с про­те­стант­ской же Англией. Девять мил­ли­о­нов хри­стиан полегли на полях сра­же­ний, но только пра­во­слав­ная Рос­сия ока­за­лась повер­жена ком­му­ни­сти­че­ской рево­лю­цией, и это был, скоре, соuр d’etat, чем мас­со­вое обра­ще­ние. Грамши утвер­ждал, что две тысячи лет хри­сти­ан­ства сде­лали запад­ного чело­века невос­при­им­чи­вым к марк­сизму. Прежде чем Запад может быть заво­е­ван, сле­дует лишить его веры. Но каким образом?

Ответ Грамши – околь­ный путь через овла­де­ние обще­ствен­ными инсти­ту­тами. Марк­си­сты должны сотруд­ни­чать с про­грес­сив­ными силами и заодно с ними захва­ты­вать те инсти­туты, кото­рые фор­ми­руют души нового поко­ле­ния – школы, кол­ле­джи, кине­ма­то­граф, музыку, искус­ство, новые масс-медиа, лишен­ные цен­зуры, а также радио и – изоб­ре­тен­ное уже после смерти Грамши – теле­ви­де­ние. После овла­де­ния куль­тур­ными инсти­ту­тами объ­еди­нен­ные левые смо­гут начата дехри­сти­а­ни­за­ция Запада. Через несколько поко­ле­ний эта цель будет достиг­нута, и тогда Запад пере­ста­нет быть Запа­дом, он пре­вра­тится в совер­шенно иную циви­ли­за­цию, а за управ­ле­нием куль­ту­рой неиз­бежно после­дует управ­ле­ние государством.

Но, когда хри­сти­ан­ство на Западе начало терять пози­ции, про­изо­шло еще одно собы­тие – запад­ный чело­век стал отка­зы­ваться от про­дол­же­ния рода. Ведь кор­ре­ля­ция между верой и боль­шой семьей абсо­лютна. Чем более люди пре­даны вере, будь то хри­сти­ан­ство, мусуль­ман­ство или иудей­ство, тем выше у кон­крет­ного народа уро­вень рож­да­е­мо­сти. В Нью-Сквер, штат Нью-Йорк, пер­вом орто­док­саль­ном иудей­ском посе­ле­нии в США, сред­няя семья насчи­ты­вает десять детей[439].В Костроме, Рос­сия, у Вла­ди­мира Алек­се­ева, при­мер­ного отца шест­на­дцати детей, и его посто­янно бере­мен­ной жены дом полон икон. “Мы шли на это созна­тельно,- ска­зал Алек­сеев в интер­вью агент­ству “АП”,- даже раньше чем обра­ти­лись к вере”[440].В бап­тист­ском штате Техас уро­вень рож­да­е­мо­сти среди белых выше, чем у пред­ста­ви­те­лей той же расы в сиба­рит­ской Кали­фор­нии. Там, где тор­же­ствует мир­ское, насе­ле­ние мало-помалу сокра­ща­ется и вымирает.

В 1999 году папа Иоанн-Павел Вто­рой при­звал Епи­ско­паль­ный синод при­слу­шаться к бие­нию пульса веры в Европе. Услы­шан­ное не слиш­ком обна­де­жи­вало. Секу­ля­ризм, сооб­щали епи­скопы, “отрав­ляет зна­чи­тель­ную часть евро­пей­ского насе­ле­ния. Налицо серьез­ная угроза дехри­сти­а­ни­за­ции и пага­ни­за­ции Европы”[441].Менее 10 про­цен­тов моло­дых людей в Бель­гии, Гер­ма­нии и Фран­ции регу­лярно ходят в цер­ковь. Нет ни одного круп­ного города в северо-запад­ной Европе, где кре­стили хотя бы поло­вину новорожденных.

В иссле­до­ва­нии жур­нала “Нью­суик” (1999) гово­рится, что 39 про­цен­тов фран­цу­зов не при­дер­жи­ва­ются ника­кой рели­гии и что только 56 про­цен­тов англи­чан верят в Бога[442].В Ита­лии лишь 15 про­цен­тов посе­щают вос­крес­ную мессу, а в Чехии вос­крес­ные про­по­веди соби­рают от силы 3 про­цента насе­ле­ния страны[443].Чеш­ский пре­зи­дент Вац­лав Гавел заявил:

“Мы создаем первую ате­и­сти­че­скую циви­ли­за­цию в исто­рии чело­ве­че­ства[444]. Не может ли при­рода нынеш­ней циви­ли­за­ции – с ее бли­зо­ру­ко­стью, с ее выпя­чи­ва­нием инди­ви­ду­а­лизма… с ее бес­ко­неч­ной верой в чело­ве­че­скую спо­соб­ность познать уни­вер­саль­ное разу­мом, – не может ли сама нынеш­няя циви­ли­за­ция быть есте­ствен­ными резуль­та­том того, что, выра­жа­ясь про­стыми и понят­ными сло­вами, есть утрата Боже­ства?”[445].

И чем надеж­нее эта “ате­и­сти­че­ская циви­ли­за­ция” укреп­ля­ется в Европе, тем быст­рее выми­рают народы, на пле­чах кото­рых она и созда­ва­лась. Похоже, это непре­лож­ная зако­но­мер­ность: лишите народ веры – и он пере­ста­нет вос­про­из­во­дить себя, а на осво­бо­див­ши­еся тер­ри­то­рии при­дут ино­стран­ные сол­даты или имми­гранты. Дехри­сти­а­ни­зи­руя Аме­рику, куль­тур­ная рево­лю­ция нашла кон­тра­цеп­тив, такой же эффек­тив­ный, как пилюли док­тора Рока. Однако почему нация, столь “воцер­ко­в­лен­ная”, как аме­ри­канцы, и столь при­вер­жен­ная хри­сти­ан­ству, как Аме­рика 1950‑х годов, без­ро­потно поз­во­лила лишить себя веры?

“Аме­рика – хри­сти­ан­ская страна”,- заявил в 1992 году губер­на­тор Мис­си­сипи Кирк Фор­дайс[446].Прежде чем он сел, его тут же заклей­мили как шови­ни­ста, поскольку ему сле­до­вало ска­зать “иудео-хри­сти­ан­ская”. Однако, как пишет Гэри Демар в своей книге “Хри­сти­ан­ская исто­рия Аме­рики: новое об извест­ном”, слова губер­на­тора были исти­ной при­ме­ни­тельно к пер­вым 250 годам аме­ри­кан­ского государства.

Пер­вые посе­ле­ния в Аме­рике осно­вали про­те­станты. Евреи и като­лики состав­ляли тогда кро­хот­ные мень­шин­ства. Когда автор этих строк ходил в 1940‑х годах в при­ход­скую школу, мона­хини с гор­до­стью рас­ска­зы­вали о том, что один из пяти­де­сяти семи чело­век, под­пи­сав­ших Декла­ра­цию неза­ви­си­мо­сти, был като­ли­ком – Чарльз Кэр­ролл из Кэр­рол­л­тона, штат Мэриленд.

В пер­вой хар­тии Вир­ги­нии коло­ни­сты объ­явили своей целью “рас­про­стра­не­ние Хри­сто­вой веры среди тех, кто живет во мраке неве­рия и язы­че­ства, кто пре­бы­вает в постыд­ном неве­же­стве и не пости­гает истин­ной при­роды Боже­ства”. Пер­выми четырьмя сло­вами Мэй­флау­эр­ского согла­ше­ния были: “Во имя Гос­пода, аминь”, а дальше гово­ри­лось: “мило­стью Божией… пред­при­ни­мая дея­ния наши во славу Гос­пода и ради рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ской веры”. В Основ­ных зако­нах Кон­нек­ти­кута 1639 года ска­зано: “Слово Божие тре­бует для под­дер­жа­ния мира и един­ства среди людей уста­но­вить разум­ное и спра­вед­ли­вое прав­ле­ние по Боже­ствен­ным запо­ве­дям… дабы сохра­нить сво­боду и чистоту Еван­гель­ского слова Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста”[447].

Вспо­ми­ная обо всем этом на утрен­ней молитве во время Меж­ду­на­род­ного совета хри­сти­ан­ских лиде­ров в 1954 году Пред­се­да­тель Вер­хов­ного суда Эрл Уор­рен сказал:

“По моему мне­нию, никто не может изу­чать исто­рию нашей страны, не учи­ты­вая, что с самых пер­вых дней пре­бы­ва­ния на этом кон­ти­ненте мы руко­вод­ство­ва­лись Свя­щен­ным Писа­нием и вдох­нов­ля­лись при­ме­ром Спа­си­теля… Обра­тимся ли мы к пер­вой хар­тии Вир­ги­нии… или к хар­тии Новой Англии… или к хар­тии Мас­са­чу­сетс-Бэй… или к Основ­ным зако­нам Кон­нек­ти­кута – везде при­сут­ствует один и тот же тезис: Аме­рика – хри­сти­ан­ская земля, управ­ля­е­мая по хри­сти­ан­ским зако­нам”[448].

Демар своей кни­гой лишь под­твер­ждает оче­вид­ное. За сто­ле­тие до губер­на­тора Фор­дайса, в 1892 году, Вер­хов­ный суд США объ­явил: “Это хри­сти­ан­ская страна”[449].Губер­на­тор Нью-Джерси Вудро Виль­сон в 1911 году ска­зал: “Аме­рика роди­лась хри­сти­ан­ской стра­ной, и задача ее – пода­вать при­мер веры и рев­ност­ного соблю­де­ния запо­ве­дей, изло­жен­ных в Свя­щен­ном Писа­нии”[450]. В 1931 году судья Джордж Сазер­ленд под­твер­дил реше­ние Вер­хов­ного суда 1892 года, назвав аме­ри­кан­цев хри­сти­ан­ским наро­дом.[451]

В Пла­сен­тия-Бэй, где он вме­сте с Уин­сто­ном Чер­чил­лем состав­лял Атлан­ти­че­скую хар­тию, Фран­клин Делано Рузвельт объ­явил, что Аме­рика “зиждется на хри­сти­ан­ских прин­ци­пах”; под его руко­вод­ством хор аме­ри­кан­ских и англий­ских мат­ро­сов испол­нил гимн “Впе­ред, Хри­стовы воины”[452].В письме 1947 года к папе Пию Две­на­дца­тому Гарри Трумэн повто­рил: “Мы – хри­сти­ан­ский народ”[453].В реше­нии Вер­хов­ного суда 1951 года, озву­чен­ном судьей Уилья­мом Дугла­сом, гово­рится: “Мы рели­ги­оз­ные люди и вся наша куль­тура осно­вана на пре­суп­по­зи­ции Все­выш­него”[454].Джимми Кар­тер доба­вил: “На нас лежит огром­ная ответ­ствен­ность – мы должны создать такую форму управ­ле­ния, кото­рая соот­вет­ство­вала бы воле Божьей”[455].

Реак­ция на слова Фор­дайса – враж­деб­ная, злоб­ная, анта­го­ни­сти­че­ская – больше рас­ска­зы­вает нам о нашей куль­тур­ной элите, чем о вере Вели­кого Мол­ча­ли­вого боль­шин­ства. Но куль­тур­ная рево­лю­ция пере­пи­сы­вает нашу исто­рию и под­ме­няет ее фик­ци­ями – в том числе сле­ду­ю­щей: Аме­рика нико­гда не была хри­сти­ан­ской стра­ной и лишь лице­меры напо­до­бие губер­на­тора Фор­дайса могут утвер­ждать обрат­ное. Что же каса­ется утвер­жде­ния пре­зи­дента Кар­тера отно­си­тельно “ответ­ствен­но­сти за созда­ние такой формы управ­ле­ния, кото­рая соот­вет­ство­вала бы воле Божьей”, для пер­вого лица страны подоб­ные выска­зы­ва­ния, согласно реше­нию Вер­хов­ного суда, запре­щены Пер­вой поправ­кой. Если вы хотите закон­ным обра­зом изме­нить аме­ри­кан­ское обще­ство, гла­сит реше­ние суда, вы можете руко­вод­ство­ваться сочи­не­ни­ями Карла Маркса, Рэй­чел Кар­сон, Бетти Фри­дан или Эла Гора, но никак не “писа­ни­ной” Мат­фея, Марка, Луки или Иоанна.

Каким обра­зом про­ис­хо­дит дехри­сти­а­ни­за­ция Аме­рики? Тира­ни­че­ски и при уди­ви­тельно сла­бом сопро­тив­ле­нии людей, чьи предки при­над­ле­жат к числу наи­бо­лее ярост­ных про­тив­ни­ков неде­мо­кра­ти­че­ского правления.

Пол­века назад Вер­хов­ный суд был под­вер­жен идео­ло­ги­че­ской заразе, с помо­щью кото­рой некие “тем­ные силы” пыта­лись рефор­ми­ро­вать наше обще­ство. Исполь­зуя один из пунк­тов Четыр­на­дца­той поправки, суд под­твер­дил право феде­раль­ной вла­сти нала­гать на штаты все те огра­ни­че­ния, кото­рые кон­сти­ту­ция нала­гает на Кон­гресс. К тому вре­мени Деся­тая поправка уже была отме­нена, и штаты стали субъ­ек­тами дея­тель­но­сти Вер­хов­ного суда.

Пер­вая поправка запре­щает Кон­грессу при­ни­мать законы “каса­тельно уста­нов­ле­ния рели­гии” и тре­бует ува­жать “сво­боду веро­ис­по­ве­да­ния”, однако Вер­хов­ный суд исполь­зо­вал эти слова для упре­жда­ю­щего удара по хри­сти­ан­ству. По реше­нию суда из пуб­лич­ных и школь­ных биб­лио­тек были изъ­яты все Биб­лии, сочи­не­ния отцов церкви, кре­сты, дру­гие хри­сти­ан­ские сим­волы, отме­нены цере­мо­нии и цер­ков­ные празд­ники. Вме­сто исто­рии Адама и Евы появи­лась книжка “У Хизер две мамы”. Ушли изоб­ра­же­ния Хри­ста, под­ни­ма­ю­ще­гося на небеса; появи­лись рисунки обе­зьян, пре­вра­ща­ю­щихся в Ноmo erectus. Ушла Пасха, кото­рую сме­нил День Земли. Сги­нули биб­лей­ские настав­ле­ния отно­си­тельно без­нрав­ствен­но­сти гомо­сек­су­а­лизма – зато при­шли гомо­сек­су­алы, кото­рые стали рас­суж­дать о без­нрав­ствен­но­сти гомо­фо­бии. Ушли Десять запо­ве­дей – зато появи­лись презервативы.

Это реше­ние пяти­де­ся­ти­лет­ней дав­но­сти повлекло за собой целую череду три­ум­фаль­ных побед куль­тур­ной рево­лю­ции и сокру­ши­тель­ных пора­же­ний ста­рой Аме­рики. В 1948 году в шко­лах запре­тили доб­ро­воль­ное изу­че­ние рели­гии. В 1963 году были объ­яв­лены некон­сти­ту­ци­он­ными допол­ни­тель­ные заня­тия по изу­че­нию Биб­лии. В 1980 году закон штата Кен­тукки, пред­ла­гав­ший пове­сить тек­сты Десяти запо­ве­дей на сте­нах школь­ных клас­сов, был отверг­нут зако­но­да­тель­ным собра­нием, поскольку эти запо­веди “лишены мир­ского зна­че­ния”. В 1985 году в Ала­баме при­знали не соот­вет­ству­ю­щим кон­сти­ту­ции “миг тишины” перед нача­лом школь­ных заня­тий. В 1989 году Вер­хов­ный суд поста­но­вил уда­лить с тер­ри­то­рии Алле­ган­ского окруж­ного суда изоб­ра­же­ние Рож­де­ства. В 1992 году в шко­лах и кол­ле­джах запре­тили все молитвы. В 2000 году появился запрет на молитвы и

осе­не­ние себя крест­ным зна­ме­нием во время школь­ных и сту­ден­че­ских спор­тив­ных соревнований.

Пред­се­да­тель Вер­хов­ного суда Рен­квист, зани­мав­ший эту долж­ность на про­тя­же­нии трид­цати лет, мно­гое пови­дал и мно­гое слы­шал. Это реше­ние суда, по его словам:

“…дышит нена­ви­стью ко всем про­яв­ле­ниям рели­ги­оз­но­сти в обще­стве… Ни суть, ни тон поста­нов­ле­ния суда не соот­вет­ствуют аме­ри­кан­скому духу. Сам Джордж Вашинг­тон, по просьбе Кон­гресса, одоб­рив­шего Билль о пра­вах, объ­явил, что “отныне сей день будет днем бла­го­да­ре­ния и молитв во славу Все­мо­гу­щего Бога, оде­лив­шего нас своей неиз­ре­чен­ной мило­стью”[456].

Под­ра­жа­ние – откро­вен­ней­шая форма лести. Почув­ство­вав, что на хри­сти­ан­ство нача­лась охота, суды низ­шей инстан­ции при­ня­лись сопер­ни­чать друг с дру­гом в стрем­ле­нии пре­взойти “свя­то­стью” Вер­хов­ный суд. В 1996 году суд Девя­того округа поста­но­вил, что боль­шой крест на мемо­ри­але в честь пав­ших вои­нов в Юджине, штат Оре­гон, про­ти­во­ре­чит кон­сти­ту­ции. В 1999 году суд Шестого округа вынес реше­ние, запре­ща­ю­щее Клив­ленд­скому совету по обра­зо­ва­нию откры­вать свои засе­да­ния молит­вой – несмотря на то, что в Кон­грессе это про­ис­хо­дит каж­дый день. Суд Один­на­дца­того округа запре­тил все формы обра­ще­ния к Боже­ству, будь то молитвы, бла­го­сло­ве­ния или божба, в шко­лах и колледжах.

С 1959 года штат Огайо имел деви­зом фразу “С Божьей помо­щью все воз­можно” [В рус­ском сино­даль­ном пере­воде Биб­лии эта фраза зву­чит так: “чело­ве­кам это невоз­можно, Богу же всё возможно”(Мф., 19:26).

Она вос­про­из­во­ди­лась на офи­ци­аль­ных доку­мен­тах и нало­го­вых декла­ра­циях, а также на брон­зо­вой таб­личке у входа в зако­но­да­тель­ное собра­ние штата. В 2000 году трое судей Шестого округа поста­но­вили убрать этот девиз. На каком осно­ва­нии? На том, что эти слова – из Нового завета; более того, это слова самого Хри­ста. Вот если бы штат Огайо взял деви­зом слова Ницше “Бог мертв” или фразу Досто­ев­ского из “Бра­тьев Кара­ма­зо­вых” насчет смерти Бога, тогда все было бы в порядке.

Рокер Мэри­лин Мэн­сон одна­жды ска­зал: “В каж­дой эпохе дол­жен быть хотя бы один храб­рец, кото­рый попро­бует покон­чить с хри­сти­ан­ством; правда, еще никому это не уда­ва­лось”[457]. Воз­ра­дуйся, Мэри­лин, Вер­хов­ный суд тебя услы­шал! В мае 2001 года этот госу­дар­ствен­ный орган под­твер­дил реше­ние апел­ля­ци­он­ного суда, тре­бу­ю­щего от мэрии города Элк­харта, штат Инди­ана, убрать с лужайки перед мэрией гра­нит­ную стелу с выби­тыми на ней деся­тью запо­ве­дями. Эта стела про­сто­яла перед мэрией сорок лет. Шестью голо­сами про­тив трех Вер­хов­ный суд отка­зался выслу­шать апел­ля­цию города. Впро­чем, дис­си­дент­ству­ю­щий пред­се­да­тель суда ука­зал своим кол­ле­гам-судьям на то обсто­я­тель­ство, что порт­рет Мои­сея, несу­щего таб­лички с тек­стом десяти запо­ве­дей, укра­шает при­ем­ную залу в зда­нии Вер­хов­ного суда[458].

Рели­ги­оз­ное сопер­ни­че­ство – заве­до­мая игра на ничью. Вся­кое дости­же­ние одной веры есть потеря для дру­гой. Воз­вы­ше­ние хри­сти­ан­ства было при­знано Сав­лом из Тарса, воз­глав­ляв­шим людей, кото­рые забили кам­нями Сте­фана-Муче­ника, смер­тель­ной угро­зой Иеру­са­лиму. Ислам­ское заво­е­ва­ние Ара­вии и Север­ной Африки встре­во­жило хри­сти­ан­скую Европу. Рефор­ма­ция и рас­цвет про­те­стан­тизма при­вели к кри­зису в Риме. Тор­же­ство ком­му­низма озна­ме­но­ва­лось гоне­ни­ями на хри­стиан. Нако­нец, внед­ре­ние секу­ля­ризма в систему аме­ри­кан­ского школь­ного обра­зо­ва­ния при­вело к оглу­ши­тель­ному пора­же­нию христианства.

С дет­ского сада и до две­на­дца­того класса детям вну­шают то миро­воз­зре­ние, с каким они всту­пят во взрос­лую жизнь, и тем самым фор­ми­руют буду­щее нации. Детей учат, во что сле­дует верить, что ценить, к чему при­слу­ши­ваться и как жить. Сего­дня хри­сти­ан­ство в шко­лах ока­за­лось в поло­же­нии бед­ного род­ствен­ника, кото­рого гонят ото­всюду. Оче­ред­ное тор­же­ство рево­лю­ции – насколько оно долгосрочно?

Пере­ли­стаем “Гума­ни­тар­ный мани­фест” 1973 года. Там содер­жатся все те поло­же­ния, кото­рые сего­дня вдалб­ли­вают нашим детям в шко­лах[459].“Вера во вни­ма­ю­щего молит­вам Бога… есть вера в недо­ка­зу­е­мое, пере­жи­ток про­шлого… Тра­ди­ци­он­ная этика не смогла удо­вле­тво­рить совре­мен­ные потреб­но­сти…[460]Обе­ща­ния посмерт­ного спа­се­ния и веч­ного про­кля­тия равно иллю­зорны и небез­опасны для пси­хики…[461]Наука утвер­ждает, что чело­ве­че­ский род есть резуль­тат эво­лю­ции при­роды”[462].Дети выхо­дят из школ, пре­ис­пол­нен­ные подоб­ных идей, поскольку учи­теля рев­ностно выпол­няют поже­ла­ния куль­тур­ной рево­лю­ции и ста­ра­ются доне­сти до уче­ни­ков новую правду во всей ее непри­кры­той мер­зо­сти, а хри­сти­ан­ство не пус­кают даже на школь­ный порог.

“Секу­ляр­ные гума­ни­сты” не скры­вают своей цели. Мани­фест про­воз­гла­шает право каж­дого чело­века “на кон­троль рож­да­е­мо­сти, аборт и раз­вод” и добав­ляет: “Мно­гие раз­но­вид­но­сти сек­су­аль­ного пове­де­ния не могут и не должны счи­таться дур­ными по опре­де­ле­нию”[463].Сво­бода вклю­чает в себя “при­зна­ние права каж­дого чело­века на достой­ную смерть, эвта­на­зию и само­убий­ство”[464].И теперь, когда акти­ви­сты рево­лю­ции доби­лись изгна­ния хри­сти­ан­ства из системы школь­ного обра­зо­ва­ния, эти прин­ципы, эти догмы пре­по­да­ются нашим детям. Таким обра­зом, хоть Аме­рика и оста­ется в целом хри­сти­ан­ским госу­дар­ством, ее обще­ствен­ные инсти­туты и мас­со­вая куль­тура уже давно и пол­но­стью дехристианизированы.

По заме­ча­тель­ному сте­че­нию обсто­я­тельств “Гума­ни­тар­ный мани­фест” был опуб­ли­ко­ван через несколько меся­цев после того, как Ричард Ник­сон и Спиро Агню доби­лись победы в сорока девяти шта­тах над Джор­джем Мак­го­вер­ном во время изби­ра­тель­ной кам­па­нии 1972 года, полу­чив­шей кодо­вое обо­зна­че­ние “три А” – амни­стия, аборты, нар­ко­тики (асid). Несмотря на пора­же­ния либе­ра­лов в 1972,1980, 1984, 1988 и 1944 годах,“Гуманитарный мани­фест”, пона­чалу вос­при­ни­мав­шийся как верх ради­ка­лизма, посте­пенно, по мере того как сла­бело сопро­тив­ле­ние рес­пуб­ли­кан­цев, стал идео­ло­гией Демо­кра­ти­че­ской пар­тии. Впро­чем, один из его тези­сов дву­смыс­ле­нен. Он гла­сит, что “отде­ле­ние церкви от госу­дар­ства и идео­ло­гии от госу­дар­ства есть тре­бо­ва­ния, обя­за­тель­ные к испол­не­нию”[465].Однако “секу­ляр­ный гума­низм” сам по себе рели­гия, рели­гия аме­ри­кан­ской элиты, насаж­да­е­мая в обще­стве Вер­хов­ным судом. Воз­можно, вели­чай­ший успех этого самого гроз­ного сопер­ника хри­сти­ан­ства заклю­ча­ется в убеж­де­нии хри­стиан, будто речь не о сопер­ни­че­стве, а только о разум­ном под­ходе к идеологии.

Хри­сти­ане ока­за­лись побеж­дены воин­ству­ю­щим мень­шин­ством, веро­ва­ния кото­рого чужды аме­ри­кан­ской глу­бинке, но кото­рое сумело про­браться в Вер­хов­ный суд и про­ве­сти через послед­ний свои поже­ла­ния. Рево­лю­цию можно обви­нить в чем угодно, только не в недо­статке тер­пе­ния. Как гово­рил Сер­ван­тес, отда­дим долж­ное дьяволу.

Хри­сти­ане, пола­га­ю­щие, что суд всего лишь уста­но­вил рав­ные пра­вила для всех рели­гий, утра­тили чув­ство реаль­но­сти. Суд ото­брал у них все, что они имели, и пере­дал их сопер­ни­кам. И утра­чен­ное они не сумеют вер­нуть без борьбы. В книге “Когда уми­рают нации” Джим Нель­сон Блэк обру­ши­ва­ется на протестантов:

“Одной из важ­ней­ших при­чин упадка аме­ри­кан­ского обще­ства в минув­шем сто­ле­тии явля­ется наме­тив­ша­яся среди хри­стиан тен­ден­ция усту­пать тер­ри­то­рию без боя – во имя прак­ти­че­ской пользы. Осо­бенно этим гре­шат про­те­станты, кото­рые исполь­зуют любую воз­мож­ность для отступ­ле­ния. Боль­шин­ство хри­стиан уже фак­ти­че­ски усту­пило “арены” поли­ти­че­ских и эти­че­ских сра­же­ний, при­чем усту­пило доб­ро­вольно, задолго до появ­ле­ния бор­цов за сво­боду лич­но­сти, страх перед кото­рыми гонит нас обратно в церкви”[466].

Воз­можно, ска­зано слиш­ком резко, однако хри­сти­а­нам нужна хоро­шая встряска, если они не хотят поте­рять свою страну. А еще им нужны лидеры, гото­вые сра­жаться. К. С. Льюис предо­сте­ре­гал отно­си­тельно поиска ком­про­мис­сов, кото­рые он име­но­вал пла­щом, скры­ва­ю­щим наготу нере­ши­тель­но­сти и робости:

“Нас, хри­стиан, понуж­дают идти на ненуж­ные уступки тем, кто не при­над­ле­жит нашей вере… Мы отдаем черес­чур много… насту­пает время, когда нам сле­дует про­явить твер­дость. Мы должны пока­зать всем, что такое истин­ный хри­сти­а­нин, пре­дан­ный Иисусу Хри­сту. Мы не можем мол­чать или усту­пать во всем”[467].

К два­дцать пер­вому веку дехри­сти­а­ни­за­ция обще­ства завер­шится. Празд­но­ва­ние пасхи, рож­де­ствен­ские пред­став­ле­ния и гимны, хри­сти­ан­ские книги, фильмы, про­цес­сии исчез­нут не только из школь­ных про­грамм, но и, как гово­рится, из оби­хода. Ведь школы строят учеб­ный про­цесс, как удобно им, не при­слу­ши­ва­ясь к поже­ла­ниям роди­те­лей и нало­го­пла­тель­щи­ков; они ори­ен­ти­ру­ются на ука­за­ния судов, рас­про­стра­ня­ю­щих тезисы Кали­фор­ний­ского уни­вер­си­тета и “Гума­ни­тар­ный манифест”.

В городе Рипа­б­лик, штат Мис­сури, акти­ви­сты рево­лю­ции доби­лись уда­ле­ния с город­ской печати фигуры рыбы, “поскольку рыба есть сим­вол хри­сти­ан­ства… и боль­шин­ство людей, кото­рые отправ­ляют письма, отож­деств­ляют рыбу именно с хри­сти­ан­ством”[468].

В мае 2001 года два сту­дента выдви­нули про­тив Вир­гин­ского воен­ного инсти­тута обви­не­ние в нару­ше­нии кон­сти­ту­ции – в связи с тем, что перед вечер­ним при­е­мом пищи сту­ден­там пола­га­лось читать молитву.

Устра­не­ние Бога из обще­ствен­ной жизни Аме­рики про­ис­хо­дило отнюдь не демо­кра­тич­ным путем – наобо­рот, дик­та­тор­ски, и наши предки ни за что не стали бы этого тер­петь. Почему же нынеш­ние аме­ри­канцы допу­стили подоб­ное – ведь боль­шин­ство одоб­ряет и молитвы, и рож­де­ствен­ские гимны, и биб­лей­ские чте­ния, и соблю­де­ние десяти запо­ве­дей? Потому что мы живем под вла­стью судей, а Кон­гресс не желает с ними бороться. Если Аме­рика пере­ста­нет быть хри­сти­ан­ской стра­ной, это про­изой­дет потому, что она пере­ста­нет быть стра­ной демо­кра­ти­че­ской. Вот он, реаль­ный соuр d’etat.

“У нас, сэр, пра­вит народ”, – когда-то с гор­до­стью заяв­ляли аме­ри­канцы. Увы, это уже не так. В Аме­рике пра­вит не боль­шин­ство, а кучка мень­шинств, пред­став­ле­ние кото­рых о буду­щем нашего госу­дар­ства и нашей нации под­дер­жи­ва­ется пятью чле­нами Вер­хов­ного суда – при том, что их имена вспом­нит разве что каж­дый деся­тый американец…

* * *

С дехри­сти­а­ни­за­цией про­изо­шло и низ­вер­же­ние этики, осно­ван­ной на прин­ци­пах иудео-хри­сти­ан­ской рели­гии; ей на смену при­шла новая этика, осно­ван­ная на тези­сах “Гума­ни­тар­ного мани­фе­ста”. Опять-таки это слу­чи­лось не в резуль­тате сво­бод­ного воле­изъ­яв­ле­ния народа, но по реше­нию суда. Аборт счи­тался пре­ступ­ле­нием, ныне он – вполне допу­сти­мое дея­ние. Так ска­зал суд. Молитвы в школе перед нача­лом уро­ков нару­шают Первую поправку, зато голые девицы в ноч­ном клубе ни в коей мере не раз­вра­щают моло­дежь. Когда штат Коло­радо на рефе­рен­думе выска­зался за недо­пу­ще­ние лега­ли­за­ции гомо­сек­су­а­лизма, Вер­хов­ный суд опре­де­лил, что голо­со­ва­ние про­хо­дило с нару­ше­ни­ями, и отме­нил его результаты.

“Наши законы и обще­ствен­ные уста­нов­ле­ния должны осно­вы­ваться на сло­вах Спа­си­теля чело­ве­че­ства и вопло­щать его уче­ние,- гово­рится в поста­нов­ле­нии Вер­хов­ного суда от 1892 года по делу “Цер­ковь Свя­той Тро­ицы про­тив Соеди­нен­ных Шта­тов”.- Наша циви­ли­за­ция и наши уста­нов­ле­ния цели­ком и пол­но­стью хри­сти­ан­ские”[469].По реше­нию совре­мен­ного суда Аме­рика изба­ви­лась от хри­сти­ан­ства. Преж­няя этика погибла, и обще­ства, кото­рое она объ­еди­няла, более не существует.

Поскольку Аме­рика без­ро­потно при­няла его реше­ния, Вер­хов­ный суд про­дол­жал свою чер­ную дея­тель­ность. В реше­нии по делу о рич­мондских газе­тах (1980) судья Уильям Дж. Брен­нан опи­сал новый поря­док. По его сло­вам, судьи “не про­сто тре­тей­ские арбитры, но, в своей сфере, пол­но­прав­ные зако­но­да­тели”[470].В 1985 году тот же самый судья сооб­щил, высту­пая перед сту­ден­тами юри­ди­че­ского кол­ле­джа в Джор­джта­уне: “Мажо­ри­тар­ные про­цессы управ­ле­ния могут пока­заться при­вле­ка­тель­ными, однако в общем и целом они не рабо­тают”[471].Роль суда заклю­ча­ется “в декла­ри­ро­ва­нии непре­хо­дя­щей цен­но­сти отдель­ных прин­ци­пов, цен­но­сти, не зави­ся­щей от при­стра­стий теку­щего поли­ти­че­ского боль­шин­ства”. Судья Брен­нан хотел ска­зать, что непре­хо­дя­щими явля­ются его соб­ствен­ные цен­но­сти, кото­рые он навя­зы­вает народ­ному большинству.

“Суд, а не народ, высту­пает ныне источ­ни­ком пере­мен в аме­ри­кан­скэм обще­стве”,- пишет про­фес­сор Уильям Куирк, автор книги “Судеб­ный дик­тат”. Это поло­же­ние дел рази­тельно про­ти­во­ре­чит тому, что Джеф­фер­сон име­но­вал “осно­во­по­ла­га­ю­щим прин­ци­пом”, а именно: “пра­ви­тель­ство оста­ется рес­пуб­ли­кан­ским, пока оно вос­при­ни­мает волю людей и осу­ществ­ляет ее”[472].

Уор­рен, Дуглас, Брен­нан и Блэк­ман побе­дили. У нас больше нет рес­пуб­лики. А хри­сти­ан­ство, изгнан­ное из школ и с город­ских улиц, посте­пенно утра­чи­вает почву. В опросе Гэл­лапа 1999 года 62 про­цента моло­дых людей согла­си­лись с тем, что “рели­гия теряет вли­я­ние на аме­ри­кан­ское обще­ство”[473].Дру­гой опрос пока­зал, что в Аме­рике “ате­и­стов и агно­сти­ков больше, чем мор­мо­нов, иудеев или мусуль­ман”[474].Из четыр­на­дцати мил­ли­о­нов неве­ру­ю­щих поло­вина при­над­ле­жит к “поко­ле­нию Икс” и 31 про­цент – к поко­ле­нию бэби-бум­ме­ров. Лишь 42 про­цента аме­ри­кан­цев по-преж­нему счи­тают хри­сти­ан­ство един­ствен­ной истин­ной рели­гией[475]. В 1996 году 62 про­цента про­те­стан­тов и 74 про­цента каго­ли­ков ска­зали, что для них все рели­гии оди­на­ково зна­чимы[476].Аме­рика пока оста­ется самой “хри­сти­а­ни­зи­ро­ван­ной” стра­ной Запада, однако для боль­шин­ства нынеш­няя вера – уже далеко не та воин­ствен­ная и суро­вая вера пред­ков. Сбы­лось пред­ска­за­ние като­ли­че­ского епи­скопа Фул­тона Дж. Шина, сде­лан­ное в 1931 году. Мы создаем, утвер­ждал Шин:

“…обще­ство широ­ких взгля­дов, кото­рое не видит раз­ницы между Богом как Пер­во­при­чи­ной и Богом как “мен­таль­ной про­ек­цией”, кото­рое срав­ни­вает между собой Хри­ста и Будду, свя­того Павла и Джона Дьюи, а затем вос­па­ряет к гор­нему син­тезу и начи­нает гово­рить, что хри­сти­ан­ство ничем не лучше дру­гих рели­гий и что все миро­вые рели­гии оди­на­ковы”[477].

До сих пор ни один суд еще не обя­зы­вал цер­ковь пере­пи­сать гимны, молитвы и Биб­лию так, чтобы эти тек­сты соот­вет­ство­вали новому секу­ляр­ному кате­хи­зису. Цер­ковь сама сде­лал это, безо вся­кого при­нуж­де­ния. Почему? До по самой чело­ве­че­ской из причин.

Мно­гие моло­дые свя­щен­ники сами не верят в неопро­вер­жи­мость истин, пре­по­дан­ных им в семи­на­риях, и не хотят отста­вать от сво­его поко­ле­ния, “ухо­дя­щего в даль гря­ду­щую”; поэтому они пыта­ются совер­шить невоз­мож­ное – при­ми­рить хри­сти­ан­ство с кон­тр­куль­ту­рой. Но в своем отча­ян­ном стрем­ле­нии осу­ще­ствить это “сли­я­ние” они только выстав­ляют себя на посмешище.

“Бла­гая весть! Как сла­до­стен тот звук, что спас убо­гого раба!” – такова пер­вая строка самого, пожа­луй, извест­ного из гим­нов, напи­сан­ного рас­ка­яв­шимся капи­та­ном неволь­ни­чьего судна Джо­ном Нью­то­ном в 1779 году. В неко­то­рых вари­ан­тах эта строка меня­ется на “спас и укре­пил меня” или “осво­бо­дил и спас меня”[478].Почему? Чтобы изба­виться от ненуж­ного напо­ми­на­ния о гре­хов­но­сти рода чело­ве­че­ского и искуп­ле­нии этой гре­хов­но­сти Иису­сом Христом.

Стансы “К пре­крас­ной Аме­рике” со стро­ками “Как хороша для ног пилигрима/Истерзанных суро­выми дорогами/И при­вык­ших к сво­боде…” часто опус­ка­ются в сбор­ни­ках гим­нов и песен[479].Почему? Потому что, пояс­няет пре­по­доб­ный Гарольд Дже­кобе из индей­ского пле­мени лам­бер, “белые рас­топ­тали индей­цев и про­ло­жили свою дорогу к сво­боде по их телам”[480].

Строки “Белым как снег. Гос­подь, сде­лай меня…” из гимна “Все в руце твоей, Боже” часто поются как “Омой меня, Гос­подь, омой”[481].Оче­видно, сло­во­со­че­та­ние “белый как снег” имеет расист­ский под­текст. Обра­ще­ние “Отец, Сын и Дух Свя­той” ныне заме­нено на “Тво­рец, Иску­пи­тель и Опора”, что делает фразу более ней­траль­ной с ген­дер­ной точки зре­ния[482].А нью-йорк­ская цер­ковь Ривер­сайд пред­по­чи­тает такое обра­ще­ние: “Отец, Сын и Свя­той Дух, Еди­ный Гос­подь, Матерь люд­ская”[483].

Матерь Божья, помо­лись за нас.

Гимны “Впе­ред, Хри­стовы воины” и “Я сол­дат кре­ста” отверг­нут как чрез­мерно воин­ствен­ные. Гимны “Он вел меня” и “Гос­подь, Отец людей” при­знаны шови­ни­сти­че­скими. Гимн “Да упо­коит вас Гос­подь” ‑также недо­пу­стим; гимн “Вера наших отцов” посто­янно кри­ти­куют. Те, кому нра­вится мело­дия, но не нра­вятся слова, могут под­став­лять “мате­рей” или “пред­ков” вме­сто “отцов”. Гимн “Гос­подь наших отцов” пре­вра­тился в “Гос­пода эпох”, а вме­сто “Сына чело­ве­че­ского” в неко­то­рых кон­гре­га­циях испол­няют гимн под назва­нием “Чело­ве­че­ское дитя”.

В 1980 году Наци­о­наль­ный совет церк­вей осно­вал комис­сию уче­ных феми­ни­сток, кото­рым было пору­чено создать новый сло­варь цер­ков­ных выра­же­ний. “Выс­шее суще­ство” вме­сто “Гос­подь”, “Дитя Бога” вме­сто “Сын Божий” и так далее. Жела­ние Гос­пода сотво­рить Адама и Еву было сфор­му­ли­ро­вано таким обра­зом: “Нехо­рошо, что чело­ве­че­ское суще­ство бро­дит в оди­но­че­стве; нужно создать ему пару”[484].

Когда пер­вый том “Пол­ного язы­ко­вого лек­си­кона” вышел из печати в 1983 году, про­фес­сор поли­то­ло­гии Роудс-кол­ле­джа Майкл Нель­сон напи­сал: “После двух недель попе­ре­мен­ной яро­сти и при­сту­пов бур­ного весе­лья цер­ковь отпра­вила этот том туда, куда он и заслу­жи­вает, – на свалку”[485].

На смерт­ном одре ате­ист Воль­тер про­го­во­рил: “Я хотел бы обра­титься к Богу с одной-един­ствен­ной молит­вой. О Боже! Пус­кай мои враги будут смешны”[486].И Бог отве­тил Воль­теру: “Ни один суд не застав­лял цер­ков­ни­ков выстав­лять себя на посме­шище. Они стре­ми­лись соот­вет­ство­вать, а в резуль­тате ока­за­лись не у дел. И прежде чем корить пят­на­дца­ти­лет­них за при­стра­стие к сексу и нар­ко­ти­кам, церкви сле­до­вало бы оза­бо­титься душами взрос­лых людей, пра­вя­щих страной”.

Провокации

В сло­варе ком­му­ни­стов “мир­ное сосу­ще­ство­ва­ние” вовсе не обо­зна­чало реаль­ный мир. Этот тер­мин озна­чал про­дол­же­ние борьбы иными, нево­ен­ными мето­дами. Борьба за эти­че­скую геге­мо­нию также закон­чится лишь тогда, когда одна из сто­рон ока­жется в про­иг­рыше, а дру­гая вос­тор­же­ствует. Если тра­ди­ци­о­на­ли­сты пола­гают, что смо­гут мирно сосу­ще­ство­вать с куль­тур­ной рево­лю­цией, им сле­дует вспом­нить недав­ние лек­ции в Наци­о­наль­ном фонде искусств каса­тельно осквер­не­ния хри­сти­ан­ских сим­во­лов и напа­док на хри­сти­ан­скую этику.

“Писа­ю­щий Хри­стос” Андре­аса Сер­рано пред­став­ляет собой фото­гра­фию боль­шого рас­пя­тия, погру­жен­ного в урину. Роберт Мап­пл­торп пре­вра­тил алтар­ный образ девы Марии в окро­вав­лен­ный гал­стук и опуб­ли­ко­вал фото­гра­фию себя самого с хлы­стом, тор­ча­щим из аналь­ного отвер­стия. В романе “Стран­ный город” некий поэт опи­сы­вает Хри­ста как шести­лет­него маль­чика, над кото­рым над­ру­гался взрос­лый. В ката­логе пред­ме­тов искус­ства, изда­ва­е­мом на сред­ства Наци­о­наль­ного фонда искусств, акти­вист дви­же­ния по борьбе со СПИ­Дом назы­вает покой­ного кар­ди­нала Джона О’Кон­нора “жир­ным кан­ни­ба­лом из дома со сва­сти­ками на Пятой авеню”[487], Под “домом со сва­сти­ками” име­ется в виду собор свя­того Пат­рика, осквер­нен­ный гомо­сек­су­а­ли­стами, кото­рые одна­жды яви­лись на вос­крес­ную мессу и повы­пле­вы­вали на пол освя­щен­ные хлеб и воду. Цен­траль­ным эле­мен­том выставки “Сен­са­ции” в Бруклин­ском музее искусств была кар­тина “Свя­тая дева Мария”, изоб­ра­жав­шая Бого­ро­дицу с головы до ног в сло­но­вьем кале, на фоне жен­ских гени­та­лий, обра­зу­ю­щих нечто вроде нимба. В сосед­нем зале были выстав­лены мане­кены в чело­ве­че­ский рост – голые девицы с пени­сами, высту­па­ю­щими из их тел в самых неожи­дан­ных местах.

“Искус­ство – то, без чего все­гда можно обой­тись”,- утвер­ждал Энди Уор­хол. Пикассо отно­сился к искус­ству более серьезно: “Искус­ство слу­жит не для отделки апар­та­мен­тов… Искус­ство – ору­жие рево­лю­ции”[488].Уил­лер Уильяме, один из вели­чай­ших аме­ри­кан­ских скуль­пто­ров, при­зна­вал, что целью совре­мен­ного искус­ства явля­ется “уни­что­же­ние веры в куль­тур­ное насле­дие”[489].Дру­гими сло­вами, искус­ство – еще один фронт бес­пре­рыв­ной войны, кото­рую куль­тур­ная рево­лю­ция ведет с христианством.

В 2001 году Бруклин­ский музей пред­ста­вил выставку Рене Кокс “Тай­ная вечеря мамочки Йо”. На одной из фото­гра­фий раз­де­тая донага мисс Кокс изоб­ра­жала Иисуса, один­на­дцать чер­но­ко­жих при­я­те­лей высту­пали апо­сто­лами, а един­ствен­ный белый оли­це­тво­рял собой Иуду[490].Когда мэр Джу­ли­ани поз­во­лил себе прой­тись насчет “анти­ка­то­ли­че­ской направ­лен­но­сти Бруклин­ского музея” и создал комис­сию по “наве­де­нию порядка”, глава Бронкса Фер­надо Фер­рер заявил, что пред­ло­же­ние мэра напом­нило ему “Бер­лин 1939 года”[491].

На деле вся та грязь, кото­рую твор­че­ские сооб­ще­ства выва­ли­вают на като­ли­ков и их свя­щен­ней­шие сим­волы, дей­стви­тельно напо­ми­нает Бер­лин 1939 года, осо­бенно книгу Юли­уса Штрай­хера “Der Sturmer”, где веро­ва­ния евреев под­вер­га­лись такому же осме­я­нию, какому Мап­пл­торп, Сер­рано и Кокс под­вер­гают сего­дня веро­ва­ния като­ли­ков. В чем раз­ница? Анти­ка­то­ли­цизм, этот анти­се­ми­тизм интел­лек­ту­а­лов, есть “мода” совре­мен­ной поли­ти­че­ской элиты. И скеп­ти­че­ское, если не ска­зать больше, отно­ше­ние к като­ли­цизму харак­терно не только для сто­лицы и круп­ных городов.

В начале 2001 года в Музее меж­ду­на­род­ного искус­ства Санта-Фе был выстав­лен под­го­тов­лен­ный на ком­пью­тере кол­лаж под назва­нием “Бого­ма­терь Гва­де­лупы” – почти нагая, если не счи­тать бикини из роз, жен­щина на руках ангела с обна­жен­ной гру­дью[492].Когда пре­по­доб­ный Майкл Дж. Шихан выра­зил свой про­тест, а к музею подо­шла разъ­ярен­ная толпа мест­ных жите­лей, дирек­тор музея Томас Уил­сон раз­вел руками: “Мы не ожи­дали ничего подоб­ного”[493].Кура­тор выставки Тей Мари­анна Нанн не скры­вала недо­уме­ния; в интер­вью газете “Нью-Йорк Таймc” она заявила, что изоб­ра­же­ния Бого­ма­тери Гва­де­лупы, свя­щен­ней­шей иконы мек­си­кан­ских аме­ри­кан­цев, встре­ча­ются очень часто и что Бого­ма­терь изоб­ра­жали и в виде куклы Барби, и в кимоно кара­тистки, и как тату­и­ро­ван­ную лес­би­янку…”[494].

Как известно, искус­ство – зер­кало души. Т.С. Элиот назы­вал искус­ство вопло­ще­нием чело­ве­че­ской рели­гии. Если это верно, какова же душа упо­мя­ну­тых выше “худож­ни­ков”? Что про­изой­дет, если им взду­ма­ется высме­ять Холо­кост – напри­мер, выста­вить ком­пью­тер­ный кол­лаж: голая Анна Франк флир­тует с эсэсов­цами в Освен­циме? Или поста­вить теат­раль­ное шоу, высме­и­ва­ю­щее док­тора Кинга?

Мы знаем ответ. Когда фран­цуз­ская ком­па­ния “Аль­ка­тель”, с раз­ре­ше­ния семьи Кинга, исполь­зо­вала фраг­мент речи док­тора Кинга в теле­ви­зи­он­ной рекламе, пред­ста­ви­тель NААСР Джу­лиан Бонд заявил: “Хоть что-то должно остаться свя­щен­ным”[495].В новом язы­че­стве вполне допу­стима пор­но­гра­фи­че­ская открытка с девой Марией, но речи док­тора Кинга свя­щенны и неприкосновенны.

Годы назад, когда на экраны вышел фильм “Про­рок”, в кото­ром зри­телю пока­зы­вали лицо Мухам­меда, что само по себе было кров­ным оскорб­ле­нием для мусуль­ман, кино­те­атры отка­зы­ва­лись брать этот фильм в про­кат из страха кро­ва­вого воз­мез­дия. Когда Сал­ман Рушди опуб­ли­ко­вал “Сата­нин­ские стихи”, роман, при­знан­ный оскор­би­тель­ным для ислама, ему при­шлось про­ве­сти несколько лет за гра­ни­цей, укры­ва­ясь от фатвы – смерт­ного при­го­вора, огла­шен­ного аятол­лой Хомейни. Конечно, фатвы и тер­акты – не аме­ри­кан­ский спо­соб выра­же­ния про­те­ста; мы более при­вычны к эко­но­ми­че­ским бой­ко­там и поли­ти­че­ским заба­стов­кам. Когда хри­сти­а­нам сове­туют “под­ста­вить дру­гую щеку”, нужно пом­нить, что мы в таких слу­чаях отве­чаем за себя, а не за Гос­пода. Сам Хри­стос выго­нял менял из храма кнутом…

В 1990 году редак­тор “Эме­ри­кен Артс Куо­терли” Джеймс Ф. Купер опуб­ли­ко­вал реклам­ное объ­яв­ле­ние. Подобно тому как Хорейс Грили при­зы­вал вете­ра­нов Граж­дан­ской войны отправ­ляться на Запад, Купер обра­тился к вете­ра­нам холод­ной войны: “Вер­ните нашу куль­туру!”[496]Кон­сер­ва­торы, по сло­вам Купера:

“…нико­гда, похоже, не читали рас­суж­де­ний Мао Цзэ­дуна о веде­нии куль­тур­ной войны про­тив Запада. Между тем сочи­не­ния Мао вхо­дили в ком­плект обя­за­тель­ного чте­ния для поко­ле­ния 1960‑х, вдох­нов­лен­ного Гер­бер­том Мар­кузе, поко­ле­ния, кото­рое сего­дня нахо­дится у вла­сти… Кон­сер­ва­торы упорно не заме­чают того факта, что совре­мен­ное искус­ство – давно забыв­шее иде­а­лизм Мане, Дега, Сезанна и Родена – пре­вра­ти­лось в постав­щика всего деструк­тив­ного, тупого, урод­ли­вого, пор­но­гра­фи­че­ского, марк­сист­ского, в про­вод­ника анти­аме­ри­кан­ской идео­ло­гии”[497]

Ответ хри­стиан на нападки на Гос­пода, на осквер­не­ние свя­тынь, на экзер­сисы Сер­рано, Мап­пл­торна, Кокс и ком­па­нии был, можно ска­зать, почти не слы­шен и весьма жалок. Как выра­жа­ется Реджис Фил­бин: “Это ваш окон­ча­тель­ный ответ?”

Права гомосексуалистов и гражданские права?

Сра­же­ние за душу Аме­рики не ути­хает. Вес­ной 2000 года сту­дентка-лес­би­янка из уни­вер­си­тета Тафта выдви­нула обви­не­ние в дис­кри­ми­на­ции про­тив мест­ного отде­ле­ния Меж­уни­вер­си­тет­ского хри­сти­ан­ского обще­ства, отка­зав­шего ей в праве при­сут­ство­вать на засе­да­нии. Защи­ща­ясь, лидер обще­ства ска­зал: “Когда от нас тре­буют отка­заться от Биб­лии, это озна­чает для нас отка­заться от сути нашей рели­гии”[498].

Резуль­тат: сту­ден­че­ский суд рас­пу­стил мест­ное отде­ле­ние Хри­сти­ан­ского обще­ства, лишил его финан­си­ро­ва­ния и запре­тил чле­нам обще­ства соби­раться на тер­ри­то­рии кол­ле­джа. Отде­ле­нию при­шлось убрать из сво­его назва­ния вся­кое упо­ми­на­ние об уни­вер­си­тете Тафта. Боль­шин­ство сту­ден­тов апло­ди­ро­вало этому реше­нию: ведь тре­ти­ро­вать гомо­сек­су­а­ли­стов, пояс­няли они, зна­чит вести себя непра­вильно. Уни­вер­си­тет обра­тился в суд штата – и выиг­рал дело. Но этот слу­чай был лишь пред­вест­ни­ком после­ду­ю­щих событий.

В уни­вер­си­тете Тафта про­изо­шел кон­фликт вер. Кате­хи­зис рево­лю­ции учит, что гомо­сек­су­аль­ность – досто­ин­ство, никак не грех, и что люди, отно­ся­щи­еся к гомо­сек­су­а­ли­стам и лес­би­ян­кам неодоб­ри­тельно, суть кон­сер­ва­торы, кото­рых необ­хо­димо пере­учи­вать. Согласно Биб­лии, гомо­сек­су­аль­ность про­ти­во­есте­ственна и порочна. И тут мы под­хо­дим к основе куль­тур­ной войны: на каких веро­ва­ниях – точ­нее, на чьих веро­ва­ниях – должны зиждиться законы? В уни­вер­си­тете Тафта новая вера на корот­кий срок сме­нила ста­рую, и хри­сти­а­нам при­шлось под­чи­ниться. Рево­лю­ция при­знает сосу­ще­ство­ва­ние только до тех пор, пока не добьется геге­мо­нии. А затем начи­нает дик­то­вать свои условия.

Но кто же прав? Что есть гомо­сек­су­аль­ность – амо­раль­ная рас­пу­щен­ность или вполне мораль­ный и закон­ный образ жизни? Док­тор Чарльз Сока­ри­дес, автор мно­же­ства книг, лау­реат пре­мии Ассо­ци­а­ции пси­хо­ана­ли­ти­ков Бри­тан­ского обще­ства здра­во­охра­не­ния, изу­чал гомо­сек­су­аль­ность на про­тя­же­нии сорока лет. Треть его паци­ен­тов после курса лече­ния вер­ну­лись к нор­маль­ной жизни, жени­лись или вышли замуж и завели детей. Док­тор Сока­ри­дес опи­сы­вает, каким обра­зом куль­тур­ная рево­лю­ция пре­вра­тила “пато­ло­гию” в норму жизни. Он пишет:

“Акти­ви­сты не стали мель­чить. Они при­сту­пили к обра­ботке миро­вых – не наци­о­наль­ных! – све­тил пси­хо­ло­ги­че­ского сооб­ще­ства и сумели ней­тра­ли­зо­вать их пол­ным пере­осмыс­ле­нием самого тер­мина “гомо­сек­су­аль­ность”. В 1972 и 1973 годах они пере­из­брали руко­во­дя­щие органы Аме­ри­кан­ской пси­хи­ат­ри­че­ской ассо­ци­а­ции и, про­ведя ряд манев­ров и интриг, бук­вально за ночь

“исце­лили” гомо­сек­су­аль­ность как явле­ние. Ассо­ци­а­ция по их нау­ще­нию заявила, что вле­че­ние к лицам сво­его пола не явля­ется про­ти­во­есте­ствен­ным. Это всего лишь инди­ви­ду­аль­ная осо­бен­ность – столь же ней­траль­ная, как, ска­жем, лево­ру­кость[499].Тех, кто не согла­шался с этим поли­ти­че­ским пере­осмыс­ле­нием, вскоре заста­вили замол­чать с помо­щью адми­ни­стра­тив­ных мер. Наши лек­ции отме­ня­лись без пре­ду­пре­жде­ния, наши иссле­до­ва­ния и ста­тьи без объ­яс­не­ния при­чин отвер­га­лись науч­ными жур­на­лами. А в обще­стве тем вре­ме­нем про­ис­хо­дили куда более серьез­ные вещи[500].

Теле­ви­зи­он­ные и кино­про­дю­серы при­ня­лись сни­мать фильмы, про­па­ган­ди­ру­ю­щие гомо­сек­су­аль­ность как норму жизни. “Голу­бой” жур­нал поучал Гол­ли­вуд, что и как сле­дует сни­мать. Изда­тели пере­стали брать руко­писи, в кото­рых содер­жа­лись хотя бы намеки на воз­ра­же­ния про­тив гомо­сек­су­аль­ной рево­лю­ции. Геи и лес­би­янки руко­во­дили сек­су­аль­ным вос­пи­та­нием в шко­лах, внед­ря­лись в дека­наты и уни­вер­си­тет­ские советы. Зако­но­да­тель­ные собра­ния шта­тов одно за дру­гим отме­няли законы, объ­яв­ляв­шие содо­мию пре­ступ­ле­нием”[501].

В фильме “Фила­дель­фия” Том Хэнкc играет боль­ного СПИ­Дом адво­ката, кото­рого изво­дят жесто­кие кол­леги. Гол­ли­вуд дал Хэнксу “Оскара” за эту полит­кор­рект­ную роль. Но Сока­ри­дес, кото­рый утвер­ждает, что гомо­сек­су­а­лизм изле­чим ничуть не хуже, чем алко­го­лизм в кли­нике Бери Форд, не сда­вался. И тра­ди­ци­о­на­ли­стам необ­хо­димо после­до­вать его при­меру. Ведь гомо­сек­су­аль­ность – не сво­бода, а раб­ство; это не образ жизни, а образ смерти. С рас­про­стра­не­нием СПИДа паци­енты док­тора Сока­ри­деса все чаще стали гово­рить ему: “Док­тор, когда бы не вы, я бы умер”[502].

Те, кто пола­гает, будто дви­же­ние за права гомо­сек­су­а­ли­стов есть про­об­раз дви­же­ния два­дцать пер­вого сто­ле­тия за граж­дан­ские права, упус­кают важ­ней­шее отли­чие. В борьбе за граж­дан­ские права можно и нужно опи­раться на Биб­лию, законы при­роды и на слова Томаса Джеф­фер­сона о равен­стве всех людей перед зако­ном. Что каса­ется гомо­сек­су­а­лизма, тут все иначе. Джеф­фер­сон отно­сился к гомо­сек­су­аль­но­сти как тяг­чай­шему пре­ступ­ле­нию. В быт­ность губер­на­то­ром Вир­ги­нии в 1779 году он ввел за гомо­сек­су­а­лизм такое хе нака­за­ние, как за наси­лие[503].Биб­лия, като­ли­че­ская док­трина и законы при­роды, мягко выра­жа­ясь, не одоб­ряют этого явле­ния и при­знают обще­ство, в кото­ром оно про­цве­тает, дека­дент­ским. Хри­сти­а­нам над­ле­жит рефор­ми­ро­вать подоб­ные обще­ства – или отда­литься от них.

В “Письме из бир­мин­гем­ской тюрьмы” Мар­тин Лютер Кинг писал: “Спра­вед­ли­вый закон – тот, кото­рый при­ду­ман людьми и соот­вет­ствует эти­че­скому или Божьему закону. А неспра­вед­ли­вый закон – тот, кото­рый про­ти­во­ре­чит закону эти­че­скому. Если вос­поль­зо­ваться тер­ми­но­ло­гией свя­того Фомы Аквин­ского, неспра­вед­ли­вый закон есть закон, кото­рый не уко­ре­нен в веч­ном и при­род­ном законе”[504].Однако совре­мен­ные законы о гомо­сек­су­аль­но­сти никак не соот­вет­ствуют “Божьему закону”, они отнюдь “не уко­ре­нены в веч­ном и при­род­ном законе”. По опре­де­ле­нию, пред­ло­жен­ному док­то­ром Кин­гом, эти законы неспра­вед­ливы и про­ти­во­ре­чат этике. Хри­сти­ане не при­ни­мают и нико­гда не при­мут этих зако­нов. Они вряд ли могут стать побу­ди­тель­ной при­чи­ной к объ­еди­не­нию общества.

Един­ствен­ный спо­соб, каким дви­же­ние за права гомо­сек­су­а­ли­стов может пре­успеть в своем стрем­ле­нии при­ну­дить обще­ство к при­ня­тию гомо­сек­су­аль­но­сти как нормы жизни, заклю­ча­ется в пред­ва­ри­тель­ной дехри­сти­а­ни­за­ции этого обще­ства. И нельзя не при­знать – пер­вые шаги на этом пути уже сделаны.

Великий эксперимент

Мы пред­при­ни­маем исклю­чи­тельно сме­лую попытку. Подобно Люци­феру и Адаму, запад­ный чело­век решил, что он может ослу­шаться Бога безо вся­ких послед­ствий и сам стать Богом. Отвер­гая хри­сти­ан­ство, запад­ный чело­век словно гово­рит: “С помо­щью био­ло­гии и меди­цины мы узнали, как не допу­стить зарож­де­ние жизни, как про­длить жизнь, как создать жизнь, как кло­ни­ро­вать ее. С помо­щью воен­ных тех­но­ло­гий мы узнали, как выиг­ры­вать войны, не теряя ни еди­ного сол­дата. С помо­щью моне­тар­ной финан­со­вой поли­тики мы научи­лись предот­вра­щать эко­но­ми­че­ские кри­зисы. Скоро мы выяс­ним, как предот­вра­щать рецес­сии. Гло­баль­ная эко­но­мика сулит про­цве­та­ние всем людям на пла­нете бла­го­даря сво­бод­ному рынку и сво­бод­ной тор­говле. Гло­баль­ная демо­кра­тия при­не­сет нам все­об­щий мир, вме­сто наци­о­наль­ных пра­ви­тельств у нас появится миро­вое пра­ви­тель­ство. Гос­подь был отлич­ным лет­ным инструк­то­ром, но теперь мы научи­лись обхо­диться без него. Дальше мы пой­дем сами”.

Дехри­сти­а­ни­за­ция Аме­рики – рис­ко­ван­ная игра, став­кой в кото­рой высту­пает наша циви­ли­за­ция. Аме­рика швыр­нула за борт “эти­че­ский ком­пас”, по кото­рому рес­пуб­лика дер­жала путь в тече­ние двух­сот лет, и теперь плы­вет наугад. Курс про­кла­ды­вает только разум – Боже­ствен­ным откро­ве­нием мы пре­не­бре­гаем. Отцы-осно­ва­тели пре­ду­пре­ждали, что это – мост в никуда. Ни одна страна не смо­жет оста­ваться сво­бод­ной, если она лишится доб­ро­де­тели, а доб­ро­де­тель не может суще­ство­вать при отсут­ствии веры. “Не под­да­вай­тесь иллю­зии, будто мораль воз­можна без рели­гии”,- предо­сте­ре­гал Вашинг­тон в своем про­щаль­ном обра­ще­нии к нации.- К богат­ству и про­цве­та­нию ведет мно­же­ство дорог, и на каж­дой из них опо­рой вам будут только вера и мораль”[505].Джон Адаме согла­шался со своим пред­ше­ствен­ни­ком: “Наша кон­сти­ту­ция состав­лена только для рели­ги­оз­ных и нрав­ствен­ных людей, для всех осталь­ных она непри­годна”[506].

Давайте посмот­рим, что про­изо­шло с нашим обще­ством после свер­же­ния преж­него эти­че­ского порядка:

из каж­дых четы­рех ново­рож­ден­ных белых один рож­ден вне брака. В 1960 году таких мла­ден­цев было 2 про­цента[507].Трое из четы­рех неза­муж­них белых жен­щин к девят­на­дцати годам лиша­ются дев­ствен­но­сти. В 1900 году эта цифра состав­ляла 6 про­цен­тов[508].Уро­вень само­убийств среди под­рост­ков утро­ился по срав­не­нию с нача­лом 1960‑х годов[509].Тесты среди школь­ни­ков стар­ших клас­сов пока­зы­вают, что сего­дня у нас самый низ­кий уро­вень обра­зо­ван­но­сти среди всех про­мыш­ленно раз­ви­тых стран.

в год в США сего­дня совер­ша­ется 1,2–1,4 мил­ли­она абор­тов; это наи­выс­ший уро­вень на Западе, при том , что с реше­ния по делу “Роу про­тив Уэйда” общее коли­че­ство абор­тов соста­вило 40 мил­ли­о­нов. Коли­че­ство детей, рож­ден­ных в браке, сокра­ти­лось в США с 4 мил­ли­о­нов в 1960 году до 2,7 мил­ли­она в 1996 году[510].

уро­вень раз­во­дов вырос на 350 про­цен­тов по срав­не­нию с 1962 годом; как мини­мум треть аме­ри­кан­ских детей живет с одним из роди­те­лей[511].

почти 2 мил­ли­она аме­ри­кан­цев нахо­дятся в тюрь­мах, 4,5 мил­ли­она отпу­щены на поруки или под залог. В 1980 году коли­че­ство узни­ков в США рав­ня­лось 500 000 чело­век[512].

в Соеди­нен­ных Шта­тах сего­дня шесть мил­ли­о­нов нар­ко­ма­нов[513].

в афро­аме­ри­кан­ском сооб­ще­стве 69 про­цен­тов мла­ден­цев рож­да­ются вне брака, две трети детей живут с одним роди­те­лем, 28,5 про­цента маль­чи­ков, как ожи­да­ется, попа­дут в тюрьму[514].В круп­ных горо­дах чет­веро из каж­дых десяти чер­но­ко­жих муж­чин в воз­расте от шест­на­дцати до трид­цати пяти лет нахо­дятся в тюрь­мах, либо отпу­щены на поруки или под залог. Нар­ко­тики рас­про­стра­ня­ются пан­де­ми­че­ски. Дети не желают учиться, созна­тель­ных детей уни­жают и бьют. Дево­чек наси­луют члены моло­деж­ных банд, “под­сев­шие” на нар­ко­тики и рэп.

Такова ста­ти­стика дека­дент­ского обще­ства и уми­ра­ю­щей циви­ли­за­ции, таковы пер­вые плоды куль­тур­ной рево­лю­ции, дехри­сти­а­ни­зи­ру­ю­щей Аме­рику. Изу­чая эти дан­ные, поне­воле вспо­ми­на­ешь слова Уит­та­кера Чам­берса в “Сви­де­теле”: “Исто­рия засы­пана облом­ками наро­дов, кото­рые утра­тили Бога и умерли”[515].Джон Нель­сон Блэк добавляет:

“Сколь далеко вы бы ни загля­нули, осно­вой любого вели­кого госу­дар­ства, любого обще­ства все­гда слу­жила рели­гия. Будь то Индия, Китай, Пале­стина, Гре­ция, Кар­фа­ген, Африка или циви­ли­за­ции Южной и Цен­траль­ной Аме­рики, везде про­ис­хо­дило одно и то же: циви­ли­за­ции воз­ни­кали из рели­гии, а когда тра­ди­ци­он­ные веро­ва­ния по тем или иным при­чи­нам пере­ста­вали ока­зы­вать вли­я­ние на обще­ство, нации поги­бали”[516].

Европа давно напо­ми­нает Соеди­нен­ные Штаты. В Канаде между 1960 и 2000 годами число детей, рож­ден­ных вне брака, воз­росло с 4 до 31 про­цента; в Вели­ко­бри­та­нии – с 5 до 38 про­цен­тов; во Фран­ции – с 6 до 36 процентов.

У людей исчез мораль­ный ори­ен­тир, сооб­щил кар­ди­нал Кор­мак Мэрфи-О’Кон­нор, архи­епи­скоп Вест­мин­стер­ский, в обра­ще­нии к участ­ни­кам съезда свя­щен­ни­ков в сен­тябре 2001 года. Люди ищут радо­сти в алко­голе, нар­ко­ти­ках, пор­но­гра­фии, сексе, – повто­рял кар­ди­нал вслед за епи­ско­пом Кен­тер­бе­рий­ским, док­то­ром Джор­джем Кэрри, кото­рый высту­пал на ана­ло­гич­ном съезде годом ранее. “Про­цве­тает без­молв­ный ате­изм. Счи­та­ется, что смерть под­во­дить итог всему, что посмерт­ного воз­да­я­ние не будет, поэтому ни к чему забо­титься о веч­ных цен­но­стях”[517].

Но что для одного – горе, для дру­гого сча­стье. Для рев­ност­ного марк­си­ста Куба Кастро – самый насто­я­щий ком­му­ни­сти­че­ский рай в срав­не­нии с Кубой 1950‑х годов, обще­ство куда более достой­ное и спра­вед­ли­вое, чем то, кото­рое создали изгнан­ники и беженцы в Май­ами. Для нашей куль­тур­ной элиты раз­воды, аборты и отми­ра­ние хри­сти­ан­ских инсти­ту­тов напо­до­бие освя­ща­е­мого цер­ко­вью брака могут слу­жить вехами на пути к свободе.

Но как нам создать нрав­ствен­ное обще­ство, если мы даже не можем согла­ситься друг с дру­гом, что нрав­ственно, а что – нет?

Бойскауты становятся фанатиками

“Куль­тура есть рели­гия, ове­ществ­лен­ная и объ­яс­нен­ная”,- заявил тео­лог Генри Ван Тиль. Вторя исто­рику Кри­сто­феру Дау­сону, Рас­сел Кирк писал, что вся­кая куль­тура коре­нится в “культе”, то есть в рели­гии. “Это не про­сто игра слов, – добав­ляет Брюс Фро­нен, про­фес­сор Цен­тра куль­тур­ного воз­рож­де­ния имени Рас­села Кирка:

“Оба слова,“культура“и“культ”, про­ис­хо­дят от латин­ского со1еге, что зна­чит “выра­щи­вать, вос­пи­ты­вать, куль­ти­ви­ро­вать”, как куль­ти­ви­руют сад или вос­пи­ты­вают себя… Дау­сон утвер­ждал, что народ воз­ни­кает из общ­но­сти покло­не­ния. По мере того как у людей скла­ды­ва­ются сов­мест­ные литур­ги­че­ские прак­тики – будь то насто­я­щая литур­гия или про­стое рас­пе­ва­ние гим­нов,- воз­ни­кают и соци­аль­ные обы­чаи, отно­ся­щи­еся к еде, искус­ству, еже­днев­ным риту­а­лам. Эти общие навыки объ­еди­няют людей в народ, в куль­туру, а также навсе­гда свя­зы­вают народ с рели­гией”[518].

Целью секу­ля­ри­стов явля­ется уни­что­же­ние связи между куль­ту­рой и рели­гией. Если они этого добьются, куль­тура умрет. Док­тор Кирк пишет:

“Вся­кая куль­тура воз­ни­кает из рели­гии. Когда вера осла­бе­вает, куль­тура при­хо­дит в упа­док, хотя зача­стую скла­ды­ва­ется види­мость про­цве­та­ния куль­туры на фоне увя­да­ния питав­шей ее веры. Однако ни рели­гия не может суще­ство­вать без здо­ро­вой куль­туры, ни куль­тура оста­ваться рав­но­душ­ной к увя­да­нию или “вывет­ри­ва­нию” транс­цен­дент­ного””[519].

Таким обра­зом, куль­тур­ная война есть одно­вре­менно война рели­ги­оз­ная, дока­за­тель­ством чему может слу­жить послед­няя стычка – битва бойскаутов.

В книге бой­ска­у­тов 1911 года содер­жатся сле­ду­ю­щая запо­ведь: “Маль­чик не ста­нет граж­да­ни­ном без при­зна­ния своих обя­за­тельств перед Гос­по­дом”[520].Клятва бой­ска­ута зву­чит так: “Кля­нусь честью испол­нять свой долг перед Богом и моей стра­ной”[521].Гомо­сек­су­аль­ные кон­такты несов­ме­стимы с необ­хо­ди­мо­стью соблю­дать “мораль­ную чистоту”, про­пи­сан­ной в уставе орга­ни­за­ции[522].

С момента сво­его осно­ва­ния аме­ри­кан­ские бой­ска­уты твердо при­дер­жи­ва­лись этих прин­ци­пов. Однако обще­ствен­ное мне­ние успело пере­ме­ниться, а ска­уты, похоже, этого не заме­тили. В итоге то, что пред­став­ля­лось нрав­ственно вер­ным в 1980 году, стало фана­тиз­мом в году 2001. Для газеты “Нью-Йорк Таймс” совре­мен­ные бой­ска­уты “нечто вроде группы нена­ви­сти”[523].И либо ска­уты при­спо­со­бятся к изме­нив­шейся обще­ствен­ной морали, либо адепты куль­тур­ной рево­лю­ции добьются их устранения.

Рево­лю­ция попро­сту не может сосу­ще­ство­вать с бой­ска­ут­ской орга­ни­за­цией – мно­го­чис­лен­ной, ува­жа­е­мой и люби­мой, вну­ша­ю­щей вдо­ба­вок маль­чи­кам ува­же­ние к цен­но­стям, кото­рые сама рево­лю­ция отвер­гает. Поэтому на стол ложится уль­ти­ма­тум: бой­ска­у­там гаран­ти­руют сохра­не­ние их поло­же­ния в обще­стве при одном усло­вии – они отка­жутся от части своих тра­ди­ций и посту­пятся частью прин­ци­пов. В осо­бен­но­сти устав орга­ни­за­ции дол­жен поз­во­лить ска­у­там и их настав­ни­кам ате­изм и гомосексуализм.

“Сде­лайте ему пред­ло­же­ние, от кото­рого он не смо­жет отка­заться”,- гова­ри­вал Дон Кор­леоне. Рево­лю­ция делает бой­ска­у­там пред­ло­же­ние, от кото­рого они и вправду не смо­гут ока­заться, ибо выбор у них неве­лик: сдаться – или погибнуть.

Учи­ты­вая, что про­изо­шло с като­ли­че­ской цер­ко­вью, в лоне кото­рой укры­ва­лись, как выяс­ни­лось, свя­щен­ники-педо­филы, пре­сле­до­вав­шие слу­жек, стрем­ле­ние не допу­стить про­ник­но­ве­ния гомо­сек­су­а­лизма в ряды бой­ска­у­тов было бы, прежде всего, про­яв­ле­нием здра­вого смысла. Однако идео­ло­гия отри­цает здра­вый смысл. Кали­фор­ний­ский уни­вер­си­тет сего­дня отста­и­вает право гомо­сек­су­а­лов воз­глав­лять ска­ут­ские отряды – и право Севе­ро­аме­ри­кан­ской лиги муж­ской любви пуб­ли­ко­вать посо­бия по “под­бору” парт­не­ров без при­вле­че­ния вни­ма­ния поли­ции (иными сло­вами, посо­бий для педо­фи­лов “Как совра­тить невин­ного маль­чика”). Про­тив Лиги высту­пают роди­тели деся­ти­лет­него маль­чика, изна­си­ло­ван­ного и уби­того чле­ном этой орга­ни­за­ции[524].

Чем же так важна битва бойскаутов?

Отбро­сив утвер­жде­ние ска­у­тов, что они – част­ная орга­ни­за­ция, на кото­рую не рас­про­стра­ня­ются анти­дис­кри­ми­на­ци­он­ные законы шта­тов, Вер­хов­ный суд штата Нью-Джерси велел бой­ска­у­там отныне при­ни­мать в свои ряды гомо­сек­су­а­ли­стов – во имя высо­кой цели, “устра­не­ния дис­кри­ми­на­ции в обще­стве”[525].Тем самым суд лиш­ний раз под­твер­дил соот­вет­ствие ска­ут­ского устава хри­сти­ан­ской морали: и по Биб­лии, и по ска­ут­скому уставу гомо­сек­су­а­лизм есть извра­ще­ние, “язва” на теле аме­ри­кан­ского общества.

Затем пятью голо­сами про­тив четы­рех суд изба­вил ска­у­тов от необ­хо­ди­мо­сти решать – при­дер­жи­ваться ли заве­тов Гос­пода или быть уни­что­жен­ными госу­дар­ствен­ной маши­ной. Однако упор­ство ска­у­тов сто­ило им недо­по­лу­че­ния одного мил­ли­она дол­ла­ров. В Нью-Йорке, Кали­фор­нии, Мас­са­чу­сетсе и Мин­не­соте школь­ные советы запре­тили ска­у­там доступ на тер­ри­то­рию обще­об­ра­зо­ва­тель­ных школ. Точно так же посту­пили мэрии Май­ами-Бич и Форт-Лодер­дейла, Трид­цать два мест­ных отде­ле­ния ска­у­тов лиши­лись связи друг с дру­гом, а фирмы “Леви-Стросс”, “Уэллс Фарго” и “Текс­трон” – отка­зали им в финан­со­вой под­держке. Союз еврей­ских кон­гре­га­ции США рас­про­стра­нил мемо­ран­дум, в кото­ром гово­ри­лось о необ­хо­ди­мо­сти порвать со ска­у­тами. Кино­ре­жис­сер Сти­вен Спил­берг вышел из попе­чи­тель­ского совета орга­ни­за­ции бой­ска­у­тов, заявив: “Послед­ние несколько лет глу­боко меня опе­ча­лили – аме­ри­кан­ские бой­ска­уты открыто и активно участ­во­вали в дис­кри­ми­на­ции дру­гих людей. Стыдно!”[526]Когда ска­уты вышли на сцену на цере­мо­нии откры­тия съезда Демо­кра­ти­че­ской пар­тии в Лос-Андже­лесе, деле­гаты встре­тили их улю­лю­ка­ньем. Репор­тер Вале­рии Ричард­сон писала:

“В обыч­ных обсто­я­тель­ствах это было бы вос­при­нято как повод к уда­ле­нию деле­га­тов из зала. Но те, кто думал, будто демо­краты ста­нут цере­мо­ниться со ска­у­тами, явно при­е­хали не по тому адресу… Под­держка прав гомо­сек­су­а­ли­стов стала неотъ­ем­ле­мой частью демо­кра­ти­че­ской идео­ло­гии, столь же важ­ной, как и борьба за граж­дан­ские права”[527].

В апреле 2001 года куль­тур­ная рево­лю­ция выка­тила на пере­до­вую свою мор­тиру – шоу канала СВ5 “Шесть­де­сят минут” – и, как выра­зился обо­зре­ва­тель Нат Хен­тофф, “еди­ным зал­пом уни­что­жила ска­у­тов”[528].Хен­тофф поз­во­лил себе также про­ци­ти­ро­вать “Демо­кра­тию в Аме­рике” Алек­сиса де Токвиля: “Право на объ­еди­не­ние столь же неотъ­ем­лемо, как и инди­ви­ду­аль­ная сво­бода”[529].

Впро­чем, эти права стали пер­выми жерт­вами в куль­тур­ной войне, кото­рая ведется без пере­ды­шек и пере­ми­рий. Тра­ди­ци­о­на­ли­сты вынуж­дены отсту­пать, но бро­сать сопро­тив­ле­ние нельзя. Сле­дом за дехри­сти­а­ни­за­цией пуб­лич­ных школ и город­ских улиц про­изой­дет захват част­ных школ и част­ных орга­ни­за­ций. Соблаз­няя госу­дар­ствен­ными день­гами, людей заста­вят отка­заться от Бога и при­знать кате­хи­зис рево­лю­ции, кото­рый недву­смыс­ленно заяв­ляет: “Все стили жизни рав­но­правны”. Кто утвер­ждает иное, будет пре­дан ана­феме. Какое же буду­щее, в таком слу­чае, ожи­дает Запад? Вновь слово Элиоту:

“Если хри­сти­ан­ство погиб­нет, вме­сте с ним погиб­нет вся наша куль­тура. И при­дется начи­нать все сна­чала, мед­ленно и болез­ненно, и новая куль­тура из ниот­куда не появится. Нужно подо­ждать, пока про­рас­тет трава, потом скор­мить ее овцам, потом состричь шерсть, а уж затем вязать себе кофту. Нас ждут дол­гие века вар­вар­ства. Ско­рее всего, мы не дожи­вем до рас­цвета новой куль­туры, как и наши пра­пра­пра­пра­внуки – а если и дожи­вем, вряд ли кому-либо из нас это при­не­сет сча­стье”[530].

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Евро­пееЦ, 18.02.2014

    Вели­кая скорбь что тво­рится с Евро­пой и Белой Расой! И нет дела до этого никому! Это самое страш­ное и омер­зи­тель­ное! Все не видят самого оче­вид­ного, поги­бели Запад­ной Цивилизации.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки