<span class=bg_bpub_book_author>протоиерей Алексей Уминский</span> <br>Удержать Пасху. Воскресные евангельские чтения всего года (фрагмент)

протоиерей Алексей Уминский
Удержать Пасху. Воскресные евангельские чтения всего года (фрагмент)

(13 голосов4.1 из 5)

Светлое Христово Воскресение. Пасха

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него на́чало быть, и без Него ничто не на́чало быть, что на́чало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.

И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете. Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него на́чал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца. Иоанн свидетельствует о Нем и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня. И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать, ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.

Ин. 1:1-17

Христос Воскресе!

Недавно я рассуждал сам с собой: какое событие за прошлый год в моей жизни было самым значительным? Долго думал, перебирал в уме какие-то встречи, успехи, приобретения, путешествия… и вдруг меня как обожгло — да ведь это Пасха! Самым главным событием прошлого года была для меня Пасха, и более значительного, более радостного, более желанного события не было. Как только я вспомнил про Пасху, все сразу забылось — все, что казалось впечатляющим и важным.

И я понял, что, действительно, живешь ради того, чтобы встретить Пасху. Каждый год стремишься к тому, чтобы ее встретить и потом как можно дольше с ней прожить, как можно дольше ею насладиться. Но не так, как мы наслаждаемся обычными человеческими удовольствиями, даже очень хорошими…

Иногда служишь в храме — темный храм, пасмурный денек, — и вдруг в какой-то момент литургии неожиданно взойдет солнце и весь храм как будто пронзит. Удивительное впечатление неожиданной радости. Так иногда случается и с нами, как с храмом Божиим, когда Пасха, как солнце, пронзит человека и просветит его изнутри. Именно этим светом хочется насладиться, удержать его в себе подольше, не растерять, не расточить.

Есть примеры такой радости в жизни наших великих святых, они имели эту радость, а мы ее теряем… Не умеем мы ее хранить, очень быстро превращаем духовное в душевное, а душевное в плотское. Удивительную пасхальную радость мы сразу трансформируем в то, к чему привыкли, низводя ее с духовного до самого простого, чаще всего застольного, уровня, превращая в радость обычных мелких удовольствий.

Пасхальный период для многих из нас очень горький: сознаешь, что ты, по совершенно неожиданным причинам, непонятным образом лишился чего-то очень большого, где-то это растерял. Радость вдруг кончается. Неожиданно понимаешь, что из тебя что-то очень важное ушло и вернуть его, дать обратный ход невозможно. Не оглянешься назад, не побежишь, не ухватишь — все, ушло…

Поэтому, мне кажется, было бы очень правильно постараться узнать: чему мы радуемся во время Пасхи? Что нас так наполняет? Какие дары в этот момент в нас открываются? Что случилось с нами за время поста? Где мы были? Из чего мы вышли сейчас? Куда пришли? Пробилась ли в нас жизнь Христова, как весной новые росточки пробиваются через асфальт? Наступила ли настоящая духовная весна в нашей жизни? И, все это поняв, надо бы глубоко усвоить, что и как нам хранить. Все силы души отдать этой радости, отдаться ей до конца. Если человек научится пасхально жить, этой радости никто и никогда у него не отнимет.

Всегда радуйтесь и непрестанно молитесь (1Фес. 5:17,18), — говорит апостол, и нам понятно, о чем он говорит, и как это трудно — непрестанно молиться, как это невозможно…

Пасхально жить очень и очень непросто. Такая радость дается человеку как еще одна ступень подвига.

Когда мы радуемся в Пасху, мы этой радостью преисполнены, кажется, ее так много, что она никогда не кончится… Но надо помнить, что она очень хрупкая, это драгоценность, которую легко разбить, если будешь с ней неосторожен, если поведешь себя неправильно.

Хранить ее так же необходимо, как сохранить себя во время поста: если ты что-то важное понял и преодолел, то вернуться в себя прежнего уже не можешь. Пост преображает человека в новое духовное состояние, но и радость должна его преображать в еще более высокое духовное состояние. Терять ее нельзя. Ее надо претворять в новую и новую радость.

Неделя 2-я по Пасхе, апостола Фомы

В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа. Иисус же сказал им вторично:

мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его.

Ин. 20:19-31

«Христос Воскресе!» Мы привыкли встречать друг друга главным в нашей жизни приветствием. Что же значит это воскресение для каждого из нас? Очевидно, что в нем — центр нашего христианского исповедания, потому что сущность нашей веры заключена в том, что Христос воскрес, об этом все наше церковное учение и Священное Предание. А апостол Павел говорит, что если Христос не воскрес, то мы несчастнее всех людей на земле, потому что тогда наша вера не имеет никакого смысла (см. 1 Кор. 15: 14–19).

Для людей, которые живут вне Церкви, а таких много в нашей стране, самый главный день — это Новый год: что-то в новогоднюю ночь случится, придет Новый год и, может быть, принесет что-то новое… А для нас Новый год — Пасха. Это действительно начало нового года, предчувствие жизни будущего века. Этот день для нас — исполнение и трудов Великого поста, и нашего покаяния, и чего-то, что мы в себе должны были исправить и поменять.

Радость и свет этого дня очень надолго может наполнить каждого из нас настоящими жизненными силами, которых нам так не хватает. Вдруг все становится на свои места. Вроде и жизнь не поменялась, все то же самое происходит, но вдруг все становится так очевидно, понятно и легко. Какие-то проблемы, которые мы не знали, как разрешить, и мучились этим, вдруг перестают нас волновать, и мы почему-то успокаиваемся. Неразрешимые вещи такими и останутся, но присутствие Бога в нашей жизни в эти дни совершенным образом покрывает всю неразрешимость, уныние и тупики нашего бытия. Но это не самое главное из того, что являет нам Светлое Христово Воскресение. В эти дни с нами должно случиться что-то такое, чтобы об этом стало известно не только нам, но и тем, кто нас окружает. Весть о том, что Христос воскрес, не может касаться только нас, остаться нашим маленьким частным делом, внутриприходской и даже внутрицерковной радостью, это же что-то большее, мировое. Ведь если Христос воскрес, то вся жизнь должна поменяться, не только наша.

То есть, конечно, прежде всего должна меняться наша жизнь, но от каждого Великого поста, от каждой Пасхи она должна меняться настолько, чтобы это кого-то задевало, трогало, удивляло, просвещало и заставляло обернуться в нашу сторону. Плоды этого труда и великой радости должны распространяться на мир.

Вот Евангелие Христово этого дня: приходит Христос к Своим ученикам и являет им Себя во всей полноте Своего богочеловеческого воплощения, которой они до Его воскресения не знали. Он садится с ними и пьет вино, ест рыбу и хлеб, показывая, что Он не дух, а истинный Богочеловек, обладатель жизни вечной. И радость воскресения настолько захватывает учеников, что они действительно готовы делиться с другими. Приходит Фома — его ведь не было вместе с ними. Ему говорят: «Христос воскресе!» И вдруг он не верит… Почему-то слово о том, что Христос воскрес, Фоме, который знал Христа так же близко, как и все остальные апостолы, ничего не говорит… А мы помним, что эти же самые апостолы еще совсем недавно, неделю назад, разбежались от Креста Христова, не взяли свой крест, не пошли за Ним до конца. И все равно Христос к ним приходит. Он их утешает, дает им Духа Святого и власть вязать грехи человеческие. Они уже получают знаки своего священства, первые знаки настоящего апостольства.

И вот — ничего не происходит, апостол Фома не верит тому, что апостолы ему говорят. «Пока сам не увижу — не удостоверюсь!»

И действительно, если Христос воскрес, почему вы сидите в горнице за дверями затворенными, прячась «страха ради иудейска»? Почему с вами ничего не произошло, вы остались прежними? Почему то, что Христос воскрес, не сделало вас другими?

Mы часто воспринимаем воскресение Христа только как радость: все плохое прошло, и осталось у нас только хорошее. Да, радостно. Да, счастье, веселье: Христос воскрес! Смотрите, как все хорошо! Значит, ничего страшного не произошло? А Фома помнит, Фома знает, какой это страшный мир, как он распинает Христа и готов каждого, кто пойдет за Христом, так же распять.

И апостолы тоже это понимают, потому и сидят за затворенными дверями. Но такое свидетельство о Христе ничего не значит для мира, потому что с нами ничего не случилось, потому что, воистину зная о том, что Христос воскрес, мы продолжаем жить по законам и стихиям этого мира, страшиться страхом этого мира и опираться на те фундаменты, которые он нам предлагает, а не на Христа. Такое свидетельство о Христе не воспринимается нами всерьез, как истина, которой мы дорожим: наряду с ней у нас есть еще несколько таких же незыблемых истин, на которых, собственно, наша жизнь и строится; они и свидетельствуют о том, кто мы такие.

Ради Фомы Христос снова приходит к ученикам и говорит ему: «Вложи свои персты в Мои раны», и тот видит истинность воскресения на своем личном опыте. Христос и ученикам Своим показывает до конца, в чем Его воскресение: Он воскрес, но раны Его остались, руки прободены, рана в ребрах зияет. И снова Он говорит им эти слова: «Идите, Я посылаю ваc…» На что Он посылает Своих учеников? На крестный путь, посылает их идти за Собой. Достигнуть воскресения, той же Пасхи, так же, как

Он Сам, — через Голгофу. Если мы, как апостол Фома, примем вместе с воскресением раны Христовы, вместе с радостью примем это прободенное ребро, тогда, мне кажется, наше слово о воскресении Христовом, о жизни во Христе сразу получит и правду, и силу.

Господь являет апостолу Фоме Свои прободенные руки и ребро, и мы больше не можем думать, что ничего не произошло. Мы знаем, что Христос воскрес, мы верим, что Он никогда нас не покинет, но Он посылает нас в путь, по которому ученик идет за Учителем до конца. Из Деяний святых апостолов, из истории нашей Церкви мы знаем, что такое этот апостольский путь и как апостолы возвещали Христа.

Почему же мы удивляемся этому «доброму», как поется в стихире праздника, неверию апостола Фомы? Фома поступил правильно, не доверяя апостолам. Ведь Господь ему по-настоящему явил Себя воскресшим, и не только ему, но и тем апостолам, которые думали, что они верят в воскресение Христово.

Первым воскресший Господь явил Себя женам-мироносицам, которые, в отличие от апостолов, не были с Ним так близки. Они многого не знали из Его поучений, не видели чудес, cовершенных Им на глазах наиболее близких Ему апостолов — Петра, Иакова и Иоанна. И тем не менее Господь им первым явился за их удивительную верность. Жены-мироносицы первыми возвестили благую весть апостолам.

И что же мы видим? Евангелие не раз подчеркивает неверие апостолов. Христос приходит в их горницу — они не замечают Его. Христос является Луке и Клеопе по дороге в Эммаус — они не узнают Его, говорят, что некоторые из жен сильно удивили их рассказами о якобы воскресшем Спасителе. Петр и Иоанн бегут ко гробу после известия Марии Магдалины — и возвращаются в недоумении. И только после того, как Сам Христос является апостолам, говорит: «Мир вам!», ест и пьет вместе с ними, они, как им кажется, начинают верить в Его воскресение. Почему я говорю: «им кажется», что они начинают верить? Но разве можно сидеть за закрытыми дверьми, когда Христос воскрес? Разве можно бояться отворить их и выйти в мир?

Если мы воистину веруем, что Христос воскрес, разве может теперь с нами случиться что-либо непоправимое? И апостол Фома, видя такую веру, не хочет ее принимать, он по-своему исповедует Воскресение Христово: «Пока сам Его не увижу, пока

сам перста своего в раны Его не вложу — не поверю». И ради него одного, ему лично, является Христос, потому что понимает, какой верой может обладать этот человек, если по-настоящему прикоснется к Нему. И говорит Фоме: «Вложи перст свой в раны Мои». Апостолы увидели воскресшего Христа. А несколько дней назад они Его предали, не подошли к Кресту, где стояли Богоматерь, жены-мироносицы и Иоанн Богослов — единственный из них. Они разбежались, спрятались. А потом Христос воскрес. Как хорошо — даже то, что апостолы так плохо поступили, уже не имеет большого значения, ведь Христос-то воскрес! Теперь могут сбыться самые простые человеческие ожидания: сесть по правую и по левую руку от Него,чтобы царствовать вместе с Ним. Теперь наконец можно спросить Его: «Господи, ну когда же Ты устроишь Свое царствование на земле?» А Он воскрес в ранах… Христос воскрес, и теперь не надо ничего бояться, хотя в мире все останется как прежде: люди будут страдать и умирать, зло будет торжествовать. Но если ты коснулся ран Христа, с тобой уже ничего не случится. Ты сможешь выдержать любые испытания, победить любую несправедливость, оказаться в совершенно безвыходном положении — и ничего страшного не произойдет. Потому что Христос воскрес! И нельзя сидеть за закрытыми дверями, надо выходить в этот мир и всем возвещать, что если Христос воскрес, то, что бы ни случилось c тобой, ничего не бойся: Христос рядом, воскресший! Нет у ада никакой победы, вырвано жало у смерти! И ты со Христом будешь жить вечно и вечно побеждать!

Только после этого апостолы наконец-то смогли ответить: «Верю!» и услышать слова Христа: Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам (Мф. 28:19-20). Идти и возвещать — вот к чему призваны все, кто воистину знает, что Христос воскрес!

Неделя 3-я по Пасхе, святых жен-мироносиц

Пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова. Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу. Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба. Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали. По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик. И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам. И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись.

Мк. 15:43-16:8

Сегодня Святая Церковь празднует день праведного Иосифа, фарисея Никодима и женщин, которые остались верными Христу до последнего мгновения. Вера — понятие всеобъемлющее, его трудно определить словами, поставить какие-то рамки. С одной стороны, апостол Павел говорит, что вера — это уверенность в вещах невидимых (см. Евр. 11:1). А с другой стороны, чтение об апостоле Фоме говорит, что апостол не мог такой верой удовлетвориться, ему нужны были какие-то видимые знаки воскресения Христова. И Господь дает ему эти знаки, уверяет нас в Своей истинности. Он, действительно, каждому дает прикоснуться к Себе, доподлинно ощутить, что Он — истинный Бог, что Он воистину воскрес.

Но только ли в этом заключается наша вера? Только ли в том, что мы верим, что Господь истинен, что истинная вера православная — спасительная, всепобеждающая и дающая человеку путь к спасению?

Сегодняшнее евангельское чтение возвращает нас в Страстную седмицу, когда все предстояли Кресту Христову, Гробу Господню. Мы снова слышим рассказ о том, как Иосиф с Никодимом снимают с Древа пречистое Тело своего Божественного Учителя. Апостолы разошлись, все ученики рассеялись, Иуда-предатель повесился на древе. У Креста стоят только жены и единственный ученик — Иоанн Богослов. А Иосиф с Никодимом приходят к Пилату, чтобы попросить Тело Христово. Эти люди остались для нас совершенно незаметными, но они оказываются в самом центре разворачивающихся событий. Никогда не показывали они себя учениками Христовыми, потому что оба, и Иосиф и Никодим, были членами синедриона, людьми богатыми, знатными, с высоким общественным положением, но в решающий момент при Кресте Христовом они открыто исповедовали Христа. Когда, казалось бы, время сокрыть свое христианство, спрятаться, потому что страшно, они идут и погребают своего Учителя.

Крест преображает человека, делает его совершенно другим. И Иосиф с Никодимом оказались самыми ближайшими учениками, которым Господь доверил погребение Своего Тела. И Церковь сегодня прославляет мужество и настоящую верность этих людей, пошедших за Учителем до конца.

Сегодняшний день показывает нам еще один аспект веры, показывает, какой она может быть. В разное время разным женам Господь явил Себя воскресшим: сначала Марии Магдалине, потом другим женам-мироносицам. В разное время, потому что каждая шла сама по себе. Они не сговаривались идти ко гробу, это было движение сердца. И их удивительная вера была вознаграждена явлением Спасителя.

Мы говорим о Фоме неверующем, а на самом деле все апостолы не поверили в воскресение Христово. Каждому из них женами-мироносицами было сказано, что Христос воистину воскрес, но они не верили до того момента, пока Господь Сам не явился в их собрание. Он ел с ними печеную рыбу, чтобы удостоверить их, что Он не дух, а имеет плоть. Жены-мироносицы по-другому уверовали в Христа. Женщины шли за Христом всегда в отдалении. Они служили Ему своими имениями, как говорится об этом в Святом Евангелии, — готовили Ему еду и ночлег, каким-то образом устраивали Его бытовую жизнь. Только иногда они садились, чтобы услышать Его Божественные словеса, чтобы насладиться глаголом вечной жизни. Им не было открыто тех тайн о Господе, которые были открыты апостолам. Они не были с Петром, Иаковом и Иоанном на Фаворе, не присутствовали при чуде воскресения дочери Иаира. Они не слышали слова Спасителя, которые Он говорил во время Тайной Вечери, возвещая тайну Царства Небесного, о Церкви, о Своем единосущии с Отцом, о Духе Святом. Не была им открыта и тайна о Его воскресении. Они только верили, и эта глубочайшая верность, на которой основывается всякая вера, — не знания, не чудеса, не уверения, даже не богословие, а глубочайшая верность Христу сделала их способными встретить воскресшего Спасителя.

Эта верность Христу не имела границ, никакого предела. Они пошли ко гробу, когда кончилась суббота, когда было еще темно, только только начало рассветать. Взяв с собой сосуды с драгоценными благовониями, они пошли ко гробу, потому что не сделали до конца то, что должны были сделать, не успели до конца послужить своему Божественному Учителю, помазать Его тело миром.

Мы читаем в Евангелии, как они волновались, кто же отвалит им камень от двери… Вот, действительно, идут ночью женщины из разных концов Иерусалима в это страшное место, где стражники стерегут гроб… На что они надеялись? Разве не понимали, что никто не разрешит им подойти ко гробу, не пустит их помазать Спасителя? Никакой надежды… Зачем они идут, на что рассчитывают? Никто из разумных людей так бы не поступил!

В Священном Писании есть такие слова: крепка, как смерть, любовь (Песн. 8:6). Когда так любят Бога, не остановят никакие камни, приваленные к двери гроба, стража и страх. Приходят — а камня нет, идут дальше — Ангел говорит: «Что же вы мертвого ищете? Идите, возвещайте, что воскрес Христос!»

Не апостолы возвестили миру о воскресении Христовом, а жены, потому что у них была любовь, которая сильнее смерти и сильнее всех преград, и величайшая верность своему Богу, которая все забывает, и прежде всего забывает о себе.

Настоящая вера, которая полна этой верности, подвигает людей на безумства. Это движение сердца: «Я не могу поступить иначе». Если мой Спаситель во гробе, то и я должен быть во гробе. Если мой Спаситель на Кресте, то и я должен там быть. Это единственное основание веры, в котором нет никакого рассуждения, никакого богословия, а только истинная любовь к Спасителю и верность, когда человек может совершенно забыть про себя, не рассуждать: что будет, если… Он просто знает, что ему надо быть рядом со Спасителем.

В эти пасхальные дни мы часто недоумеваем: как же так, вот мы переживали Страстную седмицу, молились и постились, во время Великого поста нам каждому было много открыто и о Боге, и о духовной жизни, Господь к каждому прикоснулся каким-то особенным прикосновением, и вот кончается Великий пост, и все куда-то уходит… Странно и обидно, что уходит полнота духовной жизни, молитва, сосредоточенность, стремление сохранить себя неповрежденным.

Казалось бы, наоборот, Христос воскрес, и мы должны быть полны духовных сил, настоящей молитвы, должны же мы иметь какой-то результат! А его и нет.

Из-за отсутствия верности Богу. Если бы у нас хоть в малой степени была верность мироносиц, желание идти до конца, не оглядываясь назад, не жалея себя, не подсчитывая, сколько мы молились, постились и сколько нам теперь за это полагается отдохнуть и немножечко расслабиться, тогда мы не только сохранили бы в себе пасхальную радость и молитвенную напряженность, но и могли бы по-настоящему возвещать воскресение Христово, подобно женам-мироносицам и апостолам.

В сегодняшнем апостольском чтении сказано, что апостолы оставили все дела для проповеди слова Божия и слово Божие росло (Деян. 6:7). Слово Божие — это Церковь. Она в те времена так удивительно называлась — слово Божие, потому что Церковь была словом, возвещавшим миру о воскресении Христовом, и оно росло и множилось. Это слово тогда торжествует, когда христиане представляют собой людей верных, когда Христу верна вся их жизнь, когда в этой верности человек о себе забывает, а думает только о том, где его Спаситель, и желает с Ним быть до конца.

Очень часто наша вера натыкается на камни у дверей гроба. Очень часто мы на нашем пути ко Христу оказываемся на месте апостолов убежавших, испугавшихся, спрятавшихся. Часто мы не идем туда, где камни стоят на пути нашей веры, а останавливаемся, стоим на месте, потому что по человеческому рассуждению идти-то, в общем, некуда. Кажется, что все двери закрыты, что кругом камни и бессмысленно двигаться дальше. В нашей вере слишком много этих камней, которые нас ввергают в страшное уныние, бессилие и беспомощность. Мы от этого можем даже веру потерять. А Евангелие сегодняшнего дня нам помогает — показывает, что бывает с людьми, которые не боятся идти дальше, не боятся никаких камней, которым так дорог Христос, что их ничто не остановит.

Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном

После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим. Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи.

И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний. Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи? Исцеленный же знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте. Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус.

Ин. 5:1-15

Тридцать восемь лет человек лежит рядом со святыней и ждет, когда в его жизни что-то изменится! Вот и мы именно так ожидаем перемен — вдруг вода возмутится и все пройдет само собой — и слепота, и хромота, и глухота, и бессилие, и расслабление, и паралич воли… Почему мы все такие расслабленные? Проходят годы, но ничего не происходит, не меняется, человек так и лежит возле купели.

Каждый раз с началом Великого поста мы надеемся: ну вот, наконец, что-то произойдет, поменяется в нашей жизни. И действительно, Великим постом в жизни многое может поменяться. Но пост проходит, и все остается по-прежнему. Чем, собственно, отличается время Великого поста — разве нужно исполнять другие заповеди или читать другое Евангелие? Или, может быть, Христос становится другим во время Великого поста? Что Великим постом человек должен делать сверх того, о чем сказано в Евангелии и заповедях Божиих, чему учит Христос? В чем существенная разница? Да никакой разницы нет. Просто мы все время ищем внешнего образа действия — когда что-то будет сделано помимо нас самих. Ляжешь спать гордым, а утром — раз! — проснешься смиренным. Так и проходит жизнь, как в Евангелии описано: тридцать восемь лет человек лежит у купели и ждет чуда. А потом к нему приходит Христос и спрашивает: «А ты действительно хочешь быть здоровым?» И тот отвечает: «Да, хочу». — «Ну, тогда, — говорит Христос, — возьми одр твой и иди». И все! Никакого возмущения воды, никаких внешних действий! Просто искренний ответ на заданный Христом вопрос: «А хочешь ли ты по-настоящему что-то изменить в себе, готов ли что-то реальное для этого сделать? Или будешь ждать, когда все произойдет помимо тебя, каким-то особенным чудом?» И человек отвечает честно: «Да, хочу». Встает и идет. Этот вопрос Христа обращен к каждому из нас: а всерьез ли нам хочется встать и идти, не оправдывая свою немощь, глупость, малодушие, лень, лукавство? Или же удобнее со всем этим жить? Ведь что странно: человеку очень удобно быть расслабленным! Потому что в таком состоянии он вроде бы ни за что не отвечает. Я слепой, глухой, немой, немощный — что с меня взять? Другие вон ходят, летают, творят прекрасные дела — им хорошо. А я лежу тридцать восемь лет, и ничего со мной не происходит… Весь вопрос в том, по-настоящему ли ты хочешь выздороветь — ходить, видеть, слышать? Если по-настоящему, то должен нести ответственность за все увиденное — в том числе за увиденное внутри самого себя, за все услышанное — как ты вслушиваешься, как реагируешь на то, что услышал, и что с тобой потом происходит. Если хочешь по-настоящему ходить — будь ответствен за путь, который выбрал.

Если честно — человек не всегда хочет такой жизни, потому что тогда ему придется проживать каждый день ответственно, полноценно. А это трудно. Да, жизнь прекрасна и удивительна, однако полнота бытия — в готовности каждую минуту думать, чувствовать, анализировать, принимать на себя чужую боль. Поэтому когда Христос спрашивает: «Хочешь ли быть здоровым?» — Он спрашивает: «Хочешь ли ты жить по-настоящему?» Человек отвечает: «Да, Господи, я хочу жить!» — и Господь ему подает такие силы, что он встает и идет за Христом. Идет и не боится жить с Богом. Вот тогда-то и происходит чудо, когда Богу отвечают: «Да, Господи, я хочу жить!» Душа оживает, и человек уже здесь, на земле, понимает, что такое вечная жизнь с Богом, что такое Его любовь и Его милосердие, и начинает жить по-настоящему.

Настоящая жизнь, в общем-то, зависит только от степени готовности к ней. Если человек не готов и не хочет ничего менять — пролежит до конца своих дней у дверей Дома милосердия и, даже когда другие исцелятся, все равно скажет: «Как же хорошо другим! А ко мне, бедному, никто не придет, руку не протянет, никому я не нужен!» И на вопрос: «Хочешь ли встать и быть здоровым?» ответа у него так и не найдется…

Сегодняшнее Евангелие призывает и нас, как того расслабленного, ответить на вопрос: «А хочешь ли ты здрав быть? Хочешь ли быть живым?»

Неделя 5-я по Пасхе, о самаряныне

Итак приходит Он в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать. Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала. Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев. Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине. Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все. Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою. В это время пришли ученики Его, и удивились, что Он разговаривал с женщиною; однако ж ни один не сказал: чего Ты требуешь? или: о чем говоришь с нею? Тогда женщина оставила водонос свой и пошла в город, и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос? Они вышли из города и пошли к Нему. Между тем ученики просили Его, говоря: Равви! ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Посему ученики говорили между собою: разве кто принес Ему есть? Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его. Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут, ибо в этом случае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет. Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их. И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову. А женщине той говорили: уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос.

Ин. 4:5-42

Это евангельское чтение — центральное в период между праздниками Святой Пасхи и Пятидесятницы. Собственно говоря, оно является особым подготовительным чтением к святому и великому дню Сошествия Святого Духа на апостолов.

Христос приходит в Самарию, в ту область Палестины, Израиля, которая жила своей особенной жизнью. Здесь подчеркивается, что Иудеи с Самарянами не сообщаются, это действительно так: в период вавилонского пленения самаряне отступили от завета, смешались с язычниками, приняли очень многие искаженные формы богопочитания — говоря современными словами, впали в ересь. То есть самаряне — классические еретики, отступившие от Бога и исказившие учение о богопочитании. Более того, когда после вавилонского пленения самаряне попросились принять участие в постройке храма, то иудеи им отказали, как язычникам, как нечистому народу. С тех пор самаряне были глубоко обижены на иудеев и хранили эту обиду очень живо. Настолько она была велика, что известен случай, через несколько лет после Рождества Христова, когда самарянские священники подбросили в Иерусалимский храм труп.

Это был страшный скандал — они осквернили храм, чтобы показать все свое презрение и ненависть к иудеям. Соответственно, иудеи платили им тем же. Когда иудеи шли в Иерусалим, они обходили Самарию. Они не сообщались с самарянами до такой степени, что никогда никто из самарян не подал бы иудею воды в жаркий день, не пустил бы к себе на порог и не перекинулся бы словом. Но Господь в Евангелии показывает нам, насколько Божии законы не похожи на человеческие, насколько милость Божия не сравнима с человеческой справедливостью и как Господь способен открыть Себя тому, кто кажется совершенно неспособным принять Истинного Бога.

Мы видим в Евангелии, что Христос окружает Себя апостолами, мужчинами, которые потом воспримут благодать священства. Женщины же, жены-мироносицы, только служат Ему своим имением, принимают Его в своих домах, готовят для Него пищу. Но главные, конечно, апостолы: перед их глазами Господь творит чудеса, с ними говорит о тайнах Царства Небесного. И вдруг Его собеседницей становится женщина: из чужого племени, иной веры, и не просто иной веры, а настоящая еретичка. Из разговора выясняется, что она еще и блудница, у нее было четыре мужа, а с пятым она живет вне всякого закона.

Вот с такими — есть ли о чем говорить? Что подобная женщина может у Бога просить? И вдруг Он ей открывает о Себе удивительные вещи, которые не говорил и апостолам. Он не говорил им напрямую, что Он — Христос, что Он — Мессия, а ей сказал. Она отвечает: «Господи, вижу, что Ты пророк». Мы можем вспомнить случаи из Ветхого Завета, когда кто-либо из женщин общался с пророком. Вот пророк Елисей приходит в дом к женщине, а у нее жизнь не складывается: муж старик и ребенка нет. И она сразу говорит: «Ты пророк, а у меня ребенка нет!» И тот ей отвечает: «Ну что ж, я выпрошу для тебя у Бога ребенка». И у женщины рождается сын, а когда он заболевает, пророк исцеляет его; то есть дает все, что человеку надо для полноты бытия. И вот перед женщиной-самарянкой — пророк, от Господа посланный человек. О чем она Его спрашивает? Она не просит устроить семейную жизнь, послать хорошего мужа или сделать мужем этого пятого… Она совершенно забывает о себе, о своем земном неустройстве и хочет узнать главное: как служить Богу?

И тогда Господь открывает ей истину. Открывает Себя как Мессию и говорит очень важные слова о том, как надо кланяться Богу, о том, что Бог есть Дух и те, кто по-настоящему Ему служит, поклоняются Ему духом и истиной. Услышать такие слова по-настоящему может только тот, кто не ищет у Бога своего, земного, а ищет Самого Бога.

На своем религиозном пути человек часто ищет Божией помощи, силы, Божиего заступления, исцеления, покрова… А Самого Бога не ищет, потому что Он человеку не интересен. Ему важно — что я могу от Тебя получить? За это я Тебе дам что-то свое. Не себя самого, а свое, что у меня есть: могу положить тысячу поклонов, строго поститься, я даже добрые дела могу делать, но только от сих до сих. Мое время Тебе будет посвящено так: утром пятнадцать минут, вечером пятнадцать минут, в течение дня что-нибудь сделаю, даже на храм пожертвую, свечи поставлю. Вот это мое я Тебе отдам, а все остальное оставлю себе.

Так складывается религиозная жизнь; но духовная жизнь — это другое. Если Самого Бога человек не знает и, в общем, не очень хочет знать, то ни о какой духовности и речи быть не может, и любить Бога он не может. Ведь любить можно того, кого ты знаешь очень хорошо, кто тебе нужен не частично, не время от времени, а до конца. Бог же нуждается в человеке всегда. Это странно звучит, но сегодняшнее Евангелие это показывает. Он — Источник живой воды — приходит к источнику земному, к колодцу, для того чтобы найти и встретить именно эту женщину. Она Ему нужна. Самарянка приходит к колодцу в самое жаркое время, когда там никого нет, чтобы ее никто не увидел, чтобы никто за спиной не шушукался: вот, у нее было четыре мужа, а теперь пятый…

Она приходит и встречает там Христа, Которому она нужна, Который ради нее пришел к колодцу, чтобы ее найти, чтобы с ней побеседовать,ей открыться. Мы нужны Богу всегда, Он к каждому из нас так приходит, каждого таким образом ищет и находит. Не для того, чтобы взять наше, а чтобы взять нас самих и столкнуть с Собой. Чтобы мы к Нему прикоснулись, чтобы мы в Нем так же нуждались и понимали, что если хоть на минуточку отойдешь от Бога, забудешь о Нем, отвернешься от Него, все — ты умер, тебя уже нет, ты совершенно себя потерял.

Духовная жизнь для человека начинается именно тогда, когда он может коснуться Бога и ожить, как ожила самарянка и пошла свидетельствовать о Нем, что Он есть Источник вечной жизни. Она пошла к тем, кого боялась и не любила, к тем, которые ее не любили и от нее отворачивались. И вдруг они в ней что-то такое увидели, что поверили ей. Ей — поверили! И сами пришли ко Христу, чтобы Ему поклониться и сказать, что уже не по ее словам веруем, но сами видели и узнали, что Ты воистину Христос.

Духовная жизнь — когда человек всегда находится в Боге, Бог становится его пищей и питием. Мы причащаемся Святых Христовых Таин, потому что Он — наша истинная пища, Он — наше истинное питие, без которого мы не можем жить. Потому мы и жаждем причащения Святых Христовых Таин, потому и мучаемся, когда у нас нет возможности причаститься, потому так важны для нас слова Христа о Его пище: «Пища Моя — это творить волю Отца Моего Небесного». Для нас тоже это очень важные слова, потому что воля Отца нашего Небесного, о которой мы просим всякий раз в молитве «Отче наш», для многих является чем-то странным и страшным. Человек почему-то привык бояться воли Божией или думать, что это какой-то особенный секрет, который скрыт от него за пятью замками, что есть специальные люди, святые, и только они знают волю Божию про нас, а мы сами ее знать можем… Но человек не знает воли Божией по одной простой причине: потому что не хочет, боится ее знать. Он думает, что если он узнает о себе волю Божию, она его раздавит, лишит всяческого земного благополучия, всего того, что он в этой жизни так жаждет, так усиленно и мучительно строит. Бог ищет каждого из нас, чтобы явиться и раскрыться нам, а мы все время уходим: «Нет, Господи, как страшно нам знать волю Твою!» Что же — все кончится с этого момента? Нет, все только начнется.

Воля Божия — это пища и питие. И тот, кто хочет ее узнать, кто ищет ее в своей жизни, — самый счастливый на свете человек, потому что воля Божия — это забота Его о каждом из нас. Вот мы видим в Евангелии, что был замысел Божий о самарянке. И она этот замысел в себе раскрыла, потому что встретила Христа. И есть конкретный замысел Божий о каждом из нас, который раскрывается при встрече с Богом. Если мы захотим его узнать, то будем постоянно просить: «Господи, как бы мне узнать волю Твою обо мне? Яви мне Свою волю!» Когда человек живет этим чувством, этой радостью, он раскрывает себя во всей полноте перед Богом и перед всеми остальными.

Это и есть духовная жизнь, о которой сегодня говорит Христос: знать волю Божию, жить волей Божией, сделать своей пищей волю Божию. Вот такое Евангелие предлагает сегодня нам Церковь Святая, такие удивительные слова: тяжелые, сложные, полные такого духовного смысла, о котором нам надо серьезно размышлять, все время думать о себе: «Я с Ним? Я Его слышу? Слышит ли Он меня? Я Его ищу? Нуждаюсь ли я в Нем постоянно? Что я хочу от Него?»

Конец ознакомительного отрывка.

Издательство «Никея»

Комментировать