Духовное родство

г.Волковыск, Беларусь
Вероисповедание
Православный христианин
Огромное спасибо. Развеяли мои недоумения. А можно Вам еще один вопрос задать? Только я не знаю, он вроде как не по догматике, но вдруг Вы уже знаете ответ.
Я все давно пытаюсь разобраться с таким понятием как «духовное родство». Пытался найти ответ в Интернете, но безуспешно.
В Таинстве Крещения устанавливается «духовное родство» между восприемниками и родителями крещяемого. По церковным канонам «духовное родство» выше телесного, поэтому нельзя вступать в брак восприемнику с матерью крещаемого, например. Мне вот непонятно, почему духовное родство не может быть вообще между всеми православными христианами, которые являются членами одной Церкви, одного Тела Христова??? И также мне не понятно, что значит «духовное родство выше телесного». Неужели между супругами нет духовного родства??? Неужели между супругами только секс???
 
Санкт-Петербург
Вероисповедание
Православный христианин
Здравствуйте, отец Александр!

Конечно, наивысшее единство между людьми — единство во Христе. Образ этого единства выразил Сам Господь Иисус Христос: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5).
Данное единство есть вместе с тем и родство. Это родство выше природного (присущего всем людям вообще, как произошедшим от одной человеческой четы), поскольку подразумевает, помимо природной, еще и особую, благодатную связь, единство веры, надежды, любви, единую цель — достижение Высших Небесных обителей: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Еф. 4, 4 – 6); «Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба» (1 Кор. 10:17); «И вы – тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12, 27).

Степень этого единства-родства такова, что отображает собой самое глубокое, сверхъестественное, абсолютное единство, созерцаемое в Боге-Троице: «Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы» (Ин. 17, 11).

И такая духовная близость, сама по себе, не является препятствием к заключению браков.

Тем не менее отношения крестников и их восприемников, равно как и отношения восприемников и кровных родителей крестника понимаются нашей Церковью как особая форма родственной близости или «родства».
Так, восприемники издавна именовались духовными родителями крестников, а те, в свою очередь, именовались их духовными детьми (ср.: свт. Иоанн Златоуст: «Поэтому и существует обычай называть их (восприемников — А. Л.) духовными отцами, чтобы они на деле знали, какую любовь должны питать к своим подобпечным, давая им духовные наставления» [1, с. 170]).

Отметим, что в период, предшествовавший Шестому Вселенскому (Трулльскому) Собору, наличие отношений «духовный родитель — кровный родитель крестника» далеко не всегда и не для всех выступало запретом на вступление в брак, по аналогии с запретом на супружество, существовавшим в отношении лиц, соединенных узами близкого кровного родства.
Возможно, что не в последнюю очередь это было связано с формальным, а по сути безответственным отношением восприемников к званию «духовный родитель», возможно, что приобретенное через восприемство «родство» понималось ими лишь как номинальное и несоизмеримое с кровным.
Во всяком случае даже и в ближайшем к нашему времени прошлом Св. Синод (РПЦ) считал своим долгом напоминать верующим о том, что восприемник есть никто иной как духовный РОДИТЕЛЬ, а воспринятый им — его ЧАДО (ср.: замечание Св. Синода от 19 января 1810 г.: «ежели которую восприимет от св. крещения, не может оную по сем пояти себе в жену, понеже уже есть ему дщерь, ниже матерь ея» [2, с. т. 2, с. 1183]).

Собственно ответом на такую традицию (как одну из причин) и послужило соборное установление Шестого Вселенского (Трулльского) Собора (правило 53), подчеркнувшее, что духовное родство не только не уступает кровному, но и превосходит его:
«Понеже сродство по духу есть важнее союза по телу, а мы уведали, что в некиих местах, некоторые восприемлющие детей от святаго и спасительного крещения, после сего поступают в брачное сожительство с матерями их, вдовствующими, то определяем: дабы от настоящего времени ничто таковое не было творимо. Аще же которые, по настоящем правиле, усмотрены будут творящие сие: таковые, во-первых, да отступят от сего незаконного супружества, потом да будут подвергнуты епитимии любодействующих» [3, с. 96-97].
Таким образом, «53-е правило Трулльского собора окончательно закрепило в церковном законодательстве учение о духовном родстве, создаваемом крещением, и послужило основанием для развития византийского законодательства о духовном родстве как препятствии к заключению браков» [4, с. 25].

Уместно отметить, что на сегодняшний день:
«В дисциплине Латинской Церкви препятствие духовного родства отменено.
...Вследствии отмены препятствия духовного родства в греческом Кодексе гражданского права 1982 г. Греческая Православная Церковь заявила, что это препятствие остается в силе в отношении последствий религиозного брака в пределах, установленных кан. 53 Трулльского Собора, и что от него может быть дана диспенсация (“освобождение от соблюдения сугубо церковного закона в отдельных случаях, когда это будет сочтено полезным для духовного блага верных” — А. Л.). Это препятствие признано в тех же самых пределах у сирийцев, армян и эфиопов.
У православных коптов в Египте... это препятствие уже не упоминается» [5, с. 502].

1.Святитель Иоанн Златоуст. Огласительные гомилии. Тверь: Изд. Герменевтика, 2006.
2.Булгаков С. Настольная книга священно-церковно-служителей. М.: Изд. Издательский отдел Московского Патриархата, 1993.
3.Книга Правил святых апостол, святых Соборов Вселенских и поместных и святых отец. М.: Изд. Русский Хронограф, 2004.
4.О крестных родителях. М.: Благовест, 2013.
5.Каноническое право о народе Божием и о браке. Изд. «Иситна и Жизнь», 2000.
 
г.Волковыск, Беларусь
Вероисповедание
Православный христианин
Во всяком случае даже и в ближайшем к нашему времени прошлом Св. Синод (РПЦ) считал своим долгом напоминать верующим о том, что восприемник есть никто иной как духовный РОДИТЕЛЬ, а воспринятый им — его ЧАДО (ср.: замечание Св. Синода от 19 января 1810 г.: «ежели которую восприимет от св. крещения, не может оную по сем пояти себе в жену, понеже уже есть ему дщерь, ниже матерь ея» [2, с. т. 2, с. 1183]).

Алексей Михайлович, огромное Вам спасибо за ответ. Хотел кое-что уточнить. Вот у меня есть дочь, я как отец стараюсь не просто воспитать ее хорошим человеком, но еще пытаюсь давать ей духовные наставления. Выходит, что я для нее ДУХОВНЫЙ РОДИТЕЛЬ. А ведь я состою в браке с матерью своего духовного чада.

Алексей Михайлович, помогите мне разобраться. "Особая форма родственной близости или "родства", которая понимается нашей Церковью, мне кажется абсурдным.

Теперь при многих приходах развивается внебогослужебная деятельность. Организовывают молодежные клубы, братства и др. Приходит на молодежное православное собрание девушка-неофит, которую крестили в младенчестве. Знакомится с воцерковленным парнем, который помогает ей воцерковляться. Дает ей разные советы в духовной жизни. К священнику она может еще смущаться обращаться. Получается, что ДУХОВНЫМ ОТЦОМ для этой девушки является этот парень. Они влюбляются в друг друга, женятся, и никто не думает даже о том, что у них была некая особая форма родственной близости или "родства" (а они безусловно были).

Ведь может же быть такое, что крестный, который заботясь о духовном воспитании своей крестницы, много общается с овдовевшей матерью воспринятой. Ведь между ними запросто могут возникнуть теплые чувства. Ведь очевидно, что тут есть прочное основание для создание семьи. Зачем тогда канонические препятствия?
 
Санкт-Петербург
Вероисповедание
Православный христианин
Здравствуйте, отец Александр!

Вы, конечно же, правы, утверждая, что сама по себе духовная близость (или, выражаясь иначе, духовное родство) не служит препятствием к заключению христианского брака. Напротив, в идеале брак как раз и должен заключаться именно тогда, когда между мужчиной и женщиной возникает духовная близость любви (не на страсти же, в самом деле, формируется супружеский христианский союз...).

Что же касается 53-го правила, утверждающего о возникновении между восприемником и крещаемым родственных отношений по принципу «родитель-чадо», здесь важно отметить следующее.
Выражаясь строго-догматически, крещение и действительно нередко понималось Святыми Отцами как СЫНоположение (ср. свт. Василий Великий: «Крещение — ... дарование сыноположения» [6, с. 103]; блж Симеон Солунский: «...Священнейшее крещение есть и возрождение, ...и сыноположение» [7, с. 46-47]), однако речь в данном случае идет не о сыноположении крещенного по отношению к восприемнику, а о его сыноположении по отношению к Творцу. Ведь возРОЖДАЕТ-то крещаемого не восприемник, а Бог.

Таким образом, следует признать, что смущающее Вас «53-е» правило имеет в своем основании, скорее, не догматическую, а дисциплинарно-нравственную подоплеку (ср. император Юстиниан: “ничто не может в такой мере возбуждать отеческой любви и установить столь правомерного препятствия к браку, как это” [цит. по: 8, с. 684]).

Отсюда и разность отношений к учению о духовном родстве, выраженная в отличающихся друг от друга по форме законодательных актах (что, понятно, немыслимо в отношении догматических вероопределений). Так, скажем, если определением Константинопольского Синода, имевшим место при патриархе Николае III Грамматике (1084 — 1111), препятствием к браку было признано «наличие духовного родства (по нисходящей линии от восприемника и воспринятого — А. Л.) до 7-й степени включительно, подобно кровному родству» [8, с. 685], то согласно указу Святейшего Синода Российской Православной Церкви от 19 января 1810 г. «отрицаются отношения духовного родства между детьми восприемника и воспринятым. Синод находит неустранимым препятствие к браку лишь в отношениях между восприемником и матерью воспринятого и между восприемницей и отцом ее крестницы» [8, с. 685].
Как представляется, сказанное означает, что данное правило не незыблемо, и вполне может быть скорректировано Церковью (ровно также, как в свое время корректировались и некоторые другие дисциплинарно-нравственные соборные определения).

Далее, Вы пишите: «"Особая форма родственной близости или "родства", которая понимается нашей Церковью, мне кажется абсурдной».
Что можно сказать на этот счёт? Думаю, что поскольку отцы Трулльского Собора увидели надобность в этом определении и посчитали необходимым ввести его в свод церковных канонов, постольку, согласно их убеждению, тогда это было как минимум уместно (а не абсурдно).
Ответить же на вопрос: «насколько этот канон соответствует духу сегодняшнего времени?» может лишь Церковь.

Благодарю за замечания! Спаси Господи!

6.Святитель Василий Великий. Избранные поучения. М. Изд.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2003.
7.Блаженный Симеон Солунский. Объяснение православных богослужений, обрядов и таинств. Изд. Благословение, 2009.
8.Цыпин В., прот. Каноническое право. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2012.
 
г.Волковыск, Беларусь
Вероисповедание
Православный христианин
Алексей Михайлович, мне тут Кирилл администратор сайт скинул ссылку http://azbyka.ru/dictionary/10/krestnyj-all.shtml#5
Действительно ли Церковь учит о недопустимости брака между крестными согласно 211-я статьи Номоканона?

Интересно Ваше мнение.
 
Санкт-Петербург
Вероисповедание
Православный христианин
Здравствуйте, отец Александр!

Вопросы, связанные с препятствиями к браку по причине духовного родства, возникают достаточно часто. Что же касается недоумения по поводу возможности заключения брака между восприемником и восприемницей, его разрешение сталкивалось с определенными трудностями. Как известно, по Требнику, «необходимым считается только один восприемник — мужчина для крещаемого лица мужского пола, или женщина для лица женского пола» [1, т. 2, с. 988]. Обычно же восприемников бывает двое.

И, например, «в указе Св. Синода 31 дек. 1837 г., по делу о браке между восприемником и восприемницею, предписано было брак оставить без расторжения, а в руководство епархиальным Преосвященным на будущее время разъяснено, что духовного родства между восприемником и восприемницею не существует и постановлено, чтобы епархиальные Преосвященные, “при рассмотрении и решении дел о состоявшихся подобных браках, руководились буквальным смыслом указа 1810 года, не простирая на браки прещений, в том указе не положенных”» [1, с. 1183].

С другой стороны, встречались и противоположные мнения. Так, «митрополит Филарет признавал между восприемником и восприемницею одного и того же лица духовное родство, препятствующее браку» [1, т. 2, с. 1184].

Поскольку этот вопрос носит не догматический, а канонический характер, постольку он полемически обсуждаем и, как представляется, ответом на него должно служить официальное решение церковных властей. Между тем, «Указом 1810 г. Св. Синод, “согласуясь с правилом VI Вселенского Собора, ограничил браки духовного родства токмо двумя степенями, сиесть, возбранил браки между восприемниками, воспринятыми и родителями сих; восприемник же и восприемница (кум и кума) неста в сродстве себе; понеже... при крещении святом едино есть лице необходимо и действительно — мужеское для крещаемых мужеского пола, и женское для крещаемых женского пола”» [1, т. 2, с. 1184].

Благодарю за вопрос!

1.Настольная книга священно-церковно-служителя. М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1993.
 
г.Волковыск, Беларусь
Вероисповедание
Православный христианин
Алексей Михайлович, большое Вам спасибо, что у Вас хватает терпения на меня.
Знаете, чем больше я рассуждаю на тему "Духовное родство", тем больше я начинаю думать, что это некий атавизм на теле Церкви.
 
Сверху