Отрывок из послания (1Кор.8)

Тема в разделе "архим. Ианнуарий Ивлиев", создана пользователем Невельская Екатерина Федоровна, 20 апр 2009.

  1. Отец Ианнуарий, меня интересует следующий отрывок из Послания апостола Павла:

    «О идоложертвенных яствах мы знаем, потому что мы все имеем знание; но знание надмевает, а любовь назидает.

    Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать.

    Но кто любит Бога, тому дано знание от Него.

    Итак об употреблении в пищу идоложертвенного мы знаем, что идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого.

    Ибо хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, так как есть много богов и господ много,- 6но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им.

    Но не у всех такое знание: некоторые и доныне с совестью, признающею идолов, едят идоложертвенное как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется.

    Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем.

    Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных.

    Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное?

    И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос.

    А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа.

    И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего.» (1 Кор., 8)

    Правильно ли я понимаю, что немощный брат согрешит, если съест идоложертвенное, потому что те, кто "имеют знание" его едят?
    Но что в этом греховного?
    Ведь если "имеющие знание" едят, то для остальных это должно означать, что и им тоже можно это есть, и что это не грех, разве не так?

    Допустим, я ем "идоложертвенное", зная, что это не грех. А кто-то считает, что грех. Но глядя на меня тоже начинает есть, понимая, что раз я ем, значит это не грех, и им тоже можно это есть.
    Но апостол Павел говорит, что "от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос".
    Объясните, пожалуйста, какая тут должна быть логика? Почему Апостол так говорит?
     
  2. Все дело в нескольких словах, на которые Вы не обратили внимание. Впрочем, и перевод несколько туманный. Первое и главное слово – «совесть». Второе – «немощной», то есть слабый (брат).
    Согласно учению Апостола Павла совесть человека – его внутренний судья. Ключ к проблеме – ст.7: «Но не у всех такое знание: некоторые и доныне с совестью, признающею идолов, едят идоложертвенное как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется», то есть становится нечистой. Иначе говоря, есть христиане (во всяком случае, такие были во времена Апостола Павла, когда существовали языческие храмы и практиковались жертвы в этих храмах), которые еще не чувствовали полной христианской свободы от власти языческих божеств. Они не могли без опасения вкушать мясо от идольских жертв. Их совесть не позволяла им это делать из опасения стать предателями их новой веры в истинного Бога и из страха снова подпасть под господство языческих богов. Само по себе (чисто объективно) вкушение идоложертвенного для Бога и перед Богом не имеет никакого значения. Но если некто по своей слабости совращается делать то, с чем он внутренне не согласен и пока еще согласиться не в состоянии, то его совесть будет его потом осуждать, и свидетельствовать ему, что он поступил плохо, что он согрешил. Ему будет плохо, не по себе, он будет ощущать, что он гибнет (в нашем переводе неправильно переведено будущим временем «погибнет», как если бы речь шла о вечной погибели). А ведь всякое «плохо на душе», отсутствие чистой совести, отсутствие радости и спокойствия – состояние отчуждения от Бога как источника жизни и радости. А отчуждение, удаление от Бога на языке богословия и называется «грех».
    Вы пишете, что слабый человек «глядя на меня тоже начинает есть, понимая, что раз я ем, значит это не грех, и им тоже можно это есть». Нет. В том-то и дело, что он будет, подражая мне, есть не потому что вдруг прозрел, отверг даже мысли о всяких там богах, и вот теперь стал крепким в вере. Он будет есть по своей человеческой слабости: «А вдруг ничего не случится?», «Ему можно, а мне что, нельзя что ли?», «Стыдно как-то в компании быть белой вороной» и тому подобное. – Да и соблазн-то был велик. Вы ведь подумайте о контексте, в каком все это написано. Это сейчас мы можем пойти в магазин или на рынок и купить мясо, сколько мы хотим и сколько нам позволяют цены. Но ведь ничего подобного в Греции 1-го века не было и быть не могло. Там не существовало не-идоложертвенного мяса. Всякое мясо (как результат убийства животного) принадлежало богам. Если ты ел мясо, то должен был знать, что это тот или иной бог угощает тебя. Бог – хозяин. Ты – гость у него на обеде. Поэтому «сильным» было все равно: они не признавали никаких богов. А «немощному» что делать? Вообще не есть мяса? Сесть на растительную диету? Но ведь взрослому, рабочему человеку это очень и очень трудно. Поэтому ему было так легко совратиться вослед примеру других. А потом страдать, «гибнуть».
     
    Ольга Мень нравится это.
  3. Цыганок Марина

    Цыганок Марина

    Челябинская область
    Православный христианин
    Можно ли уточнить?

    Отец Ианнуарий, Вы говорите о немощной совести, а можно ли считать, что в этом отрывке
    Но не у всех такое знание: некоторые и доныне с совестью, признающею идолов, едят идоложертвенное как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется.
    говорится о том, что если ты ешь идоложертвенное, не признавая силы и власти идолов, то ты не осквернишься, а если отведаешь идоложертвенного с оглядкой (а вдруг их боги тоже что-то могут? как бы не навредить себе.отвергая идолов!), то тогда и происходит осквернение?
     
  4. Возможно, Вы объяснили это место короче и понятнее, чем я. Только я не стал бы говорить о моментах сомнения («а вдруг…», «как бы не…»). Немощной брат имеет и немощную совесть, то есть совесть, признающую идолов и их силу. Так что он идет на поступок, заведомо зная, что это (по его убеждению) плохо. Отсюда и его нечистая совесть. Однако у Апостола Павла во всем этом отрывке критика направлена не столько на несчастного «немощного» брата, сколько на «сильного», который не обращает внимания на «немощного». Это он должен испытывать угрызения совести за то, что поступает «не по любви».
     
    Ольга Мень нравится это.

Поделиться этой страницей