Почему Халкидонский Собор считается Вселенским?

Православный христианин
Ну есть ведь пророчества о том, что Вселенских соборов семь, и восьмому не бывать. Вернее, восьмой будет, он на нем уже будут принимать антихриста. Это, кстати, было одной из причин, по которой многие ревнители принципиально выступали против Критского соблора 2016 года. Слава Богу, он по сути не состоялся как вселенский.
На Халкидонском Соборе не участвовали Армянская, Коптская, Сирийская и Эфиопская Церкви. Почему он считается Вселенским?
 

Кирилл

Чтец
Команда форума
Санкт-Петербург
Православный христианин
Потому что эти сообщества так и не приняли решения этого собора, соответственно православными не являются.
Когда нехалкидониты, их ещё называют Древние восточные церкви, утверждают, что их вероучение по сути ни чем не отличается от нашего, то достаточно их просто спросить: вы принимаете все семь Вселенских Соборов или только первые три из них? Не слушайте никакие объяснения, настаивайте на однозначном ответе на этот вопрос.
 
Православный христианин
Может ли Константинопольский Патриархат объявить Вселенским Собором собрание без участия Московского Патриархата, если Московский Патриархат решения Константинопольского собрания не примет? Получается ли, что такое право у Константинополя существует по праву Халкидона?
 
Православный христианин
Московскому Патриархату надо участвовать в собраниях, объявляемых соборами и созываемых Константинопольским Патриархатом, не игнорить их. Но высказывать свое особое мнение и не подписывать то, с чем не согласны. Иначе КП по праву Халкидона может объявить Вселенским , а другие Патриархаты вынуждены будут подчиниться. В соборах, созываемых КП, надо участвовать. ИМХО.
 
Армянская Апостольская Церковь
Может ли Константинопольский Патриархат объявить Вселенским Собором собрание без участия Московского Патриархата, если Московский Патриархат решения Константинопольского собрания не примет? Получается ли, что такое право у Константинополя существует по праву Халкидона?
Московскому Патриархату надо участвовать в собраниях, объявляемых соборами и созываемых Константинопольским Патриархатом, не игнорить их. Но высказывать свое особое мнение и не подписывать то, с чем не согласны. Иначе КП по праву Халкидона может объявить Вселенским , а другие Патриархаты вынуждены будут подчиниться. В соборах, созываемых КП, надо участвовать. ИМХО.
Вот именно из-за такого еретического рассуждения со стороны Константинополя и был принят Халкидонский Собор. На самом деле, что интересно, множество отцов этого же собора после отреклись от него. Затем этот собор запрещали императоры Василиск, Зенон и Анастасий. Полнота Церкви этот собор не приняла до сих пор.
 
Православный христианин
На самом деле, что интересно, множество отцов этого же собора после отреклись от него. Затем этот собор запрещали императоры Василиск, Зенон и Анастасий. Полнота Церкви этот собор не приняла до сих пор.
Вьюноша, отсутствие знаний с Вашей стороны, не может оправдать пустое голословное заявление, изучите для начала:

профессор Василий Васильевич Болотов
Лекции по истории Древней Церкви

3. Монофизитский спор

История спора до четвертого вселенского собора

Четвертый вселенский собор

Спор о догматическом авторитете четвертого вселенского собора и отношение к православию и к монофиситству императоров до Юстина I

Распадение монофиситства на толки

Торжество православия при Юстине I и осложнения, вызванные папистическими притязаниями Рима. Спор о выражении: «Един Св. Троицы пострада»

Юстиниан I и его униональная политика.

4. Спор о трех главах

Эдикты Юстиниана о трех главах

Причины разногласия между восточными и западными богословами в вопросе о трех главах
 

Анатолий Митрофанов

Участник, заслуживающий доверия
Православный христианин
Халкидонский Собор одним оросом разбил две основные Христологические ереси - монофизитство и несторианство.
Эти ереси самые противные и коварные после арианства.
Они отрицают полноту соединения в полноте и целостности двух природ Христа, а значит отрицают обожение при сохранности человеческой природы во Христе и как следствие наше спасение.

У монофизитов человеческая природа растворяется в Божестве, фактически сгорает, уничтожается и что тогда спасается? Божество? Так Ему это не требуется...
У несториан Бог остается Богом, человек человеком. Опять нет обожения и спасения. Ибо что не воспринято, то не исцелено...
И только неслитно, неизменно...но и не раздельно, не разлучно навсегда...звучит спасительным гимном Православия!

Орос объясняет безгрешие Христа при полноте человечества в нем. Говоря, хоть и две природы, но Личность одна - Сын Божий! А грех же через личность работает. В природе греха нет. Мы же не ругаем, укусившую нас собачку - ух, какая ты грешная, собачка :)
А если Он по личности Сын Божий, то какой может быть в Нем грех?
И хотя во Христе до Воскресения и жили наши неукоризненные страсти - боль, жажда, голод, усталость, смерть, грех не находил в Нем места...
Вот какой замечательный Собор!

И нам, верующим в обожение и полноту человечества Христа, подается семя этого спасенного человека водой и Духом (Крещением)

Слушаете, монофизиты! Не растворился человек в Боге! И сейчас, в эту секунду Христос с нашими ручками, ножками, волосиками, глазками сидит одесную Отца красивый и славный.
И мы такими же будем, если спасемся и прощены будем...
А вы монофизиты если хотите растворяйтесь :)
А я не хочу. Я хочу увидеть и потрогать свое спасенное тело и все зубы во рту:) и нормальное давление...
хочу увидеть молодую маму и всех присных моих...

Неприятие этого Славного и Спасительного Собора, теми же армянами, чисто политическая проблема, а потом человеческая обида и гордыня...жаль мне армян. Желаю им полноты Православия, полноты человечества и спасения во Христе!
 
Армянская Апостольская Церковь
Слушаете, монофизиты! Не растворился человек в Боге! И сейчас, в эту секунду Христос с нашими ручками, ножками, волосиками, глазками сидит одесную Отца красивый и славный.
И мы такими же будем, если спасемся и прощены будем...
А вы монофизиты если хотите растворяйтесь :)
А я не хочу. Я хочу увидеть и потрогать свое спасенное тело и все зубы во рту:) и нормальное давление...
хочу увидеть молодую маму и всех присных моих...

Неприятие этого Славного и Спасительного Собора, теми же армянами, чисто политическая проблема, а потом человеческая обида и гордыня...жаль мне армян. Желаю им полноты Православия, полноты человечества и спасения во Христе!
Армяне не монофизиты, ибо мы не смешиваем природы во Христе. Человеческая природа НЕ растворяется в божественной. Мы тоже анафематствовуем Евтихия. Вас ввели в заблуждения. Мы соединяем природы несмешанно, нераздельно, неразлучно и неизменно. Халкидон мы не приняли по другим богословским причинам. Рекомендую ознакомиться с моим подробным постом.

Что касается обиды армян - то она была. Но не приняли Халкидон мы исключительно по богословским изъянам этого решения. Что касается гордыни - то она скорее была у Византии, потому что именно она угнетала армян из-за какого-то собора ближайшую тысячу лет.
 
Православный христианин
Армяне не монофизиты, ибо мы не смешиваем природы во Христе. Человеческая природа НЕ растворяется в божественной. Мы тоже анафематствовуем Евтихия.
Да Евтихия вы анаематствуете, но создаёте новую невдомую природу Христа.Это Вы писали?

"Что касается скрытого монофизитства, то стоит сказать, что Халкидон косвенно не признаёт Человеческое Лицо у Христа. В дальнейшем Грекоправославвная Церковь утвердила, что Божественное Лицо якобы "воипостазировало" Человеческое, у Христа только одно Божественное Лицо. Наша Армянская Соборная Православная Святая Кафалическая Церковь считала и считает данное утверждение неприемлемым, т.к. тогда теряется человеческая индивидуальность, которая свойственна только человеческой личности. Христос в грекоправославии перестаёт быть полноценным человеком. Мы же исповедуем единое Богочеловеческое Лицо. "

Процитирую от Вас-тогда теряется человеческая индивидуальность, которая свойственна только человеческой личности.
Так то же самое утверждал Несторий.То что природа не может существовать во вне личностном выражении.Почему у него и есть две Ипостасти в одном Лице.Это только Кирилл Александрийский брал природу как субстанцию, вне личностного проявления и смешивал с другой такой же вне личностной природой, получая единую природу из двух разных природ.Так что ваше учение о христологии базируется на несторианском фундаменте.Вообще удивительно как Кирилл, при весьма опасных кренах корабля своей веры, мог пристать к православной пристани.
Итак что же он интуитивно подметил, но не смог ясно выразить.Это то, что природы остаются нерушимыми, при Воплощении.Но так у него небыло различия между природой-ипотсасью-лицом, он вместо Одной Ипостаси-выразился как-единая природа.И отсюда повели свою рождение все моно ерсеси.

А надо было бы не 12 анафематствований слать, из которых существенны 6, а пойти спокойно на диалог с Несторием, согласовать понятия -природа-лицо-ипостась, и дабы природу человеческую не обвиняли в докетском усечении её ипостаси, что происходит и в Вашем тексте выше, принять то, что в Божественном Логосе при сотворении человека по Образу и Подобию Божиему вот в этот момент
И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему, ... (Быт. 1, 26)
И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. (Быт. 1, 27)

Был сотворен
по всем признакам дух человека, его самосознание, его ипостась. Он означает человека духовного, познаниям и силам которого нет предела, — вмещающий в себя благие свойства Божьи: мудрость, ведение, красоту, силу и другие. Именно дух человека создан по образу и подобию Бога.
И отсюда принять что во Второй Ипостаси Святой Троицы, в ЕЁ Логосе, уже была изначально природная ипостась человека.Таким образом Дух Святый вдунул, двинул животворящую Силу в Богородицу, где вместо святой земли при сотворении Адама, было святое тело и душа Девы Марии."Механически" ничего не изменилось, всё как было ранее,так и произошло.Бог воплотился вобрав в Свою Ипостась, тело человека с его плотью и душой.Ипостась же человеческая в Святом содержании, была подвластна своей уже святой природе, как и при сотворении Адама.Почему мы Христа и называем Вторым Адамом.А вот когда ипостась Адама вышла самостоятельно на аналитику добра и зла отказавшись от святости, тогда она попала под закон гномической воли (по Максиму Исповеднику),и свою природу сделала удопреклоной ко греху.
Таким образом и разобрались бы с тем, что в Халкидонском Оросе, нет и следа докетического характера.Кстати давал ссылку где армяне долгое время исповедовали Халкидон.
 
Армянская Апостольская Церковь
Это только Кирилл Александрийский брал природу как субстанцию, вне личностного проявления и смешивал с другой такой же вне личностной природой, получая единую природу из двух разных природ.
Кирилл не смешивал природы и лица, но несмешанно и нераздельно соединял природы в одну и лица в одно.
Был сотворен по всем признакам дух человека, его самосознание, его ипостась. Он означает человека духовного, познаниям и силам которого нет предела, — вмещающий в себя благие свойства Божьи: мудрость, ведение, красоту, силу и другие. Именно дух человека создан по образу и подобию Бога.
У души человека тоже есть лицо и природа.
И отсюда принять что во Второй Ипостаси Святой Троицы, в ЕЁ Логосе, уже была изначально природная ипостась человека.
Божественное Лицо Слова - вечное рождение от Отца. Человеческое лицо - индивидуальные параметры человека, а именно рост, вес, знакомства, место жительства, интересы, знания и т.д. Вечное рождение от Отца не включает в себя такие параметры. А у Христа такие параметры были. Но и двух лиц не могло быть, или мы уходим в несторианство. А значит было одно Богочеловеческое Лицо Бога Слова. Бог Слово добавил к вечному рождению от Отца человеческие индивидуальные параметры (т.е. Лицо), а значит стал полноценным человеком и остался полноценным Богом с единым Богочеловеческим Лицом. Точно также человек остаётся и телом, и душой с единым человеческим лицом и природой. Лицо тела (рост, вес, особенности организма, цвет волос) соединяются с лицом души несмешанно и нераздельно в единое человеческое лицо. Также и с человеческой природой. Такую аналогию проводил Кирилл Александрийский.

Другими словами, Божественное Лицо Слова - это вечное рождение от Отца. Человеческое Лицо Слова - все земные качества Иисуса Христа. Иисус имел и то, и другое - а значит у него единое Богочеловеческое Лицо.
Бог воплотился вобрав в Свою Ипостась, тело человека с его плотью и душой.
Как «вечное рождение от Отца» (Божественное Лицо Слова) содержит в Себе цвет глаз, рост, вес и место жительства (человеческое лицо)?o_O)))
А когда вы говорите, что 2 природы соединяются в единую Божественную Ипостась Слова, это звучит примерно так: всемогущество, всезнание, всеблагость и т.д. (Божественная природа) соединяются руками, ногами, головой, душой и т.д. (человеческая природа) в «вечное рождение от Отца» (Божественное Лицо Слова). Это же просто безумие какое-то)))
 
Православный христианин
Кирилл не смешивал природы и лица, но несмешанно и нераздельно соединял природы в одну и лица в одно.
Вот опять Вы говорите так, буд то это не Вы утверждали- теряется человеческая индивидуальность, которая свойственна только человеческой личности. Если Вы соединяете природы, природы которые не существуют без индивидуального выражения ( у Вас же это основной аргумент всей вашей христологии) тот тогда куда девается каждая соединяемая индивидуальность, по Вашему-Лицо.Божественное Лицо соединяется с человеческим лицом, и.....?
Появляется новое единое Лицо.Вот так фокус.Где два других?
У души человека тоже есть лицо и природа.
В такой короткой фразе, при разном осмыслении общепринятых понятий лица и природы, говорить что либо о человеческой душе, с позиций тоже-значит подбрасывать дровишки в костер, который уже давно пожар.
Давайте разберёмся с единой природой.

Божественное Лицо Слова - вечное рождение от Отца. Человеческое лицо - индивидуальные параметры человека, а именно рост, вес, знакомства, место жительства, интересы, знания и т.д. Вечное рождение от Отца не включает в себя такие параметры. А у Христа такие параметры были.
Божественное Лицо Слова звучит как-то запутано.Слово-это уже наименование Второй Ипостаси, равнозначное в богословии Сыну и Логосу.Итак Сын вечно рождается от Отца, хорошо.
Человеческое лицо у Вас дано анатомически и социально.А где же духовная составляющая, где Образ Божий?
Смотрите, далее Вы Христа вводите в анатомию и социум, лишая Его того, на что опираясь Он Сам Себя именовал-Сын Человеческий.Природа человека у Христа, была святая, первозданная.Отсюда и воля человеческая, тоже была святой, имеющией возможность открываться в Фаворском Свете.Дух человеческий во Христе, не имел гномического отрыва от святости, он был соравен своей природе, как Образу Божиему.
Но и двух лиц не могло быть, или мы уходим в несторианство. А значит было одно Богочеловеческое Лицо Бога Слова.
Здесь Вы необъяснимо теряете одно из лиц отождествляющих природу,и тогда да, можно смело утверждать что одна из природ или две, рассматриваются чисто субстанционально, а именно, живут в отрыве от своего лица, в Вашем изложении.

А значит было одно Богочеловеческое Лицо Бога Слова. Бог Слово добавил к вечному рождению от Отца человеческие индивидуальные параметры (т.е. Лицо), а значит стал полноценным человеком и остался полноценным Богом с единым Богочеловеческим Лицом.
Каким образом добавил? Взял с полочки человеческую природу при вечном Рождении от Отца.По Вашему даже не природу, а в более точном восприятии этого текста, анатомию.!!! Став новым Богочеловеческим Лицом.
Таким образом анатомичность человека в его ипостасном выражении ( лицо по Вашему) стало основой Богочеловечности.Скажите что Несторий учил иному, и мы дружно улыбнёмся.
Напишу в Вашей терминологии учения Нестория.
Два лица , выражающее бытие двух природ, соединились в Одно Божественное Лицо.

Или в общепринятом варианте-Одно Лицо в двух Ипостасях.Тогда человеческая ипостась может быть греческой, русской, армянской да какой угодно, и Христос станет национальным Богом.Как у наших старообрядцев.А если прав Халкидон, то тогда во Христе не две Ипостаси, а две природы, где в человеческой природе, нет ни эллина, ни иудея, ни русского, ни армянина, и это уже соответствует учению Апостола, значит это и есть Истина.

Точно также человек остаётся и телом, и душой с единым человеческим лицом и природой. Лицо тела (рост, вес, особенности организма, цвет волос) соединяются с лицом души несмешанно и нераздельно в единое человеческое лицо. Также и с человеческой природой. Такую аналогию проводил Кирилл Александрийский.
Кирилл Александрийский в своих пояснениях, а они не раз здесь на форуме приводились, говорил о другом чем Вы.У него нет лица души.Знаете почему? Потому что душа, это область чувственности,и не являет собой Образ Божий, что есть духовный, верхний уровень разумной души.Человек стал душею живою (для Бога конечно) именно в тот момент, когда произошло движение его духа из области Духовной, в область материальную.Выдохнул Бог из Себя , дух человеческий в тело, уже имеющее душу.

Другими словами, Божественное Лицо Слова - это вечное рождение от Отца. Человеческое Лицо Слова - все земные качества Иисуса Христа. Иисус имел и то, и другое - а значит у него единое Богочеловеческое Лицо.
Здесь у Вас речь о земных качествах, имеет несторианский привкус, в проявлении гномической воли.
Как «вечное рождение от Отца» (Божественное Лицо Слова) содержит в Себе цвет глаз, рост, вес и место жительства (человеческое лицо)?o_O)))
Тигран, Воплощается не Троица.Воплощается Слово Божие.
Даю Вам учение И.Дамаскина.

"Действительно, после того как Святая Дева изъявила согласие, на Нее, по слову Господню, которое сказал Ангел, сошел Святой Дух, очищающий Ее и дарующий Ей силу для принятия Божества Слова, а вместе и для рождения Его. И тогда ипостасная Мудрость и Сила Всевышнего Бога, Сын Божий, единосущный со Отцом, осенил Ее, как бы Божественное семя, и из непорочных и чистейших Ее кровей образовал Себе плоть, одушевленную душою, одаренной как разумом, так и умом, начатки нашего смешения; не по образу рождения через семя, но творческим образом, через Святого Духа; не так что внешний вид создавался понемногу через прибавления, но так что он был окончен в один момент.

Само Слово Божие для плоти сделалось Ипостасью. Ибо Божественное Слово соединилось не с такою плотью, которая прежде сама по себе существовала, но, вселившись в утробе Святой Девы, Оно в Своей Ипостаси неописуемо восприняло Себе от чистых кровей Приснодевы плоть, одушевленную душою, одаренную и разумом, и умом, взяв Себе начатки человеческого смешения, Само Слово сделалось для плоти Ипостасью. Итак, в одно и то же время – плоть, в то же время – плоть Слова Божия, вместе с тем – плоть одушевленная, одаренная и разумом, и умом. Почему и говорим не о человеке обоготворенном, а о Боге вочеловечившемся.

Ибо Кто был по природе совершенным Богом, Тот же Самый сделался по природе совершенным человеком: не изменившись относительно Своей природы, также не призрачно только воплотившись, но с плотью, восприятой от Святой Девы, одушевленной душою как разумной, так и умной, и в Нем получившей свое бытие, соединившись ипостасно, [но] неслитно, и неизменно, и нераздельно, не изменив природы Своего Божества в сущность Своей плоти, ни сущности Своей плоти – в природу Своего Божества, и из Божественной Своей природы и той человеческой природы, которую Он восприял Себе, не соделав одной сложной природы. "!!!

А когда вы говорите, что 2 природы соединяются в единую Божественную Ипостась Слова, это звучит примерно так: всемогущество, всезнание, всеблагость и т.д. (Божественная природа) соединяются руками, ногами, головой, душой и т.д. (человеческая природа) в «вечное рождение от Отца» (Божественное Лицо Слова). Это же просто безумие какое-то)))
Нет мы так не интерпритируем, и другим не советуем.Рекомендую выше указанные пояснения И.Дамаскина, спокойно изучить и усвоить.
 
Армянская Апостольская Церковь
Вот опять Вы говорите так, буд то это не Вы утверждали- теряется человеческая индивидуальность, которая свойственна только человеческой личности. Если Вы соединяете природы, природы которые не существуют без индивидуального выражения ( у Вас же это основной аргумент всей вашей христологии) тот тогда куда девается каждая соединяемая индивидуальность, по Вашему-Лицо.Божественное Лицо соединяется с человеческим лицом, и.....?
Появляется новое единое Лицо.Вот так фокус.Где два других?

В такой короткой фразе, при разном осмыслении общепринятых понятий лица и природы, говорить что либо о человеческой душе, с позиций тоже-значит подбрасывать дровишки в костер, который уже давно пожар.
Давайте разберёмся с единой природой.


Божественное Лицо Слова звучит как-то запутано.Слово-это уже наименование Второй Ипостаси, равнозначное в богословии Сыну и Логосу.Итак Сын вечно рождается от Отца, хорошо.
Человеческое лицо у Вас дано анатомически и социально.А где же духовная составляющая, где Образ Божий?
Смотрите, далее Вы Христа вводите в анатомию и социум, лишая Его того, на что опираясь Он Сам Себя именовал-Сын Человеческий.Природа человека у Христа, была святая, первозданная.Отсюда и воля человеческая, тоже была святой, имеющией возможность открываться в Фаворском Свете.Дух человеческий во Христе, не имел гномического отрыва от святости, он был соравен своей природе, как Образу Божиему.

Здесь Вы необъяснимо теряете одно из лиц отождествляющих природу,и тогда да, можно смело утверждать что одна из природ или две, рассматриваются чисто субстанционально, а именно, живут в отрыве от своего лица, в Вашем изложении.


Каким образом добавил? Взял с полочки человеческую природу при вечном Рождении от Отца.По Вашему даже не природу, а в более точном восприятии этого текста, анатомию.!!! Став новым Богочеловеческим Лицом.
Таким образом анатомичность человека в его ипостасном выражении ( лицо по Вашему) стало основой Богочеловечности.Скажите что Несторий учил иному, и мы дружно улыбнёмся.
Напишу в Вашей терминологии учения Нестория.
Два лица , выражающее бытие двух природ, соединились в Одно Божественное Лицо.

Или в общепринятом варианте-Одно Лицо в двух Ипостасях.Тогда человеческая ипостась может быть греческой, русской, армянской да какой угодно, и Христос станет национальным Богом.Как у наших старообрядцев.А если прав Халкидон, то тогда во Христе не две Ипостаси, а две природы, где в человеческой природе, нет ни эллина, ни иудея, ни русского, ни армянина, и это уже соответствует учению Апостола, значит это и есть Истина.


Кирилл Александрийский в своих пояснениях, а они не раз здесь на форуме приводились, говорил о другом чем Вы.У него нет лица души.Знаете почему? Потому что душа, это область чувственности,и не являет собой Образ Божий, что есть духовный, верхний уровень разумной души.Человек стал душею живою (для Бога конечно) именно в тот момент, когда произошло движение его духа из области Духовной, в область материальную.Выдохнул Бог из Себя , дух человеческий в тело, уже имеющее душу.


Здесь у Вас речь о земных качествах, имеет несторианский привкус, в проявлении гномической воли.

Тигран, Воплощается не Троица.Воплощается Слово Божие.
Даю Вам учение И.Дамаскина.

"Действительно, после того как Святая Дева изъявила согласие, на Нее, по слову Господню, которое сказал Ангел, сошел Святой Дух, очищающий Ее и дарующий Ей силу для принятия Божества Слова, а вместе и для рождения Его. И тогда ипостасная Мудрость и Сила Всевышнего Бога, Сын Божий, единосущный со Отцом, осенил Ее, как бы Божественное семя, и из непорочных и чистейших Ее кровей образовал Себе плоть, одушевленную душою, одаренной как разумом, так и умом, начатки нашего смешения; не по образу рождения через семя, но творческим образом, через Святого Духа; не так что внешний вид создавался понемногу через прибавления, но так что он был окончен в один момент.

Само Слово Божие для плоти сделалось Ипостасью. Ибо Божественное Слово соединилось не с такою плотью, которая прежде сама по себе существовала, но, вселившись в утробе Святой Девы, Оно в Своей Ипостаси неописуемо восприняло Себе от чистых кровей Приснодевы плоть, одушевленную душою, одаренную и разумом, и умом, взяв Себе начатки человеческого смешения, Само Слово сделалось для плоти Ипостасью. Итак, в одно и то же время – плоть, в то же время – плоть Слова Божия, вместе с тем – плоть одушевленная, одаренная и разумом, и умом. Почему и говорим не о человеке обоготворенном, а о Боге вочеловечившемся.

Ибо Кто был по природе совершенным Богом, Тот же Самый сделался по природе совершенным человеком: не изменившись относительно Своей природы, также не призрачно только воплотившись, но с плотью, восприятой от Святой Девы, одушевленной душою как разумной, так и умной, и в Нем получившей свое бытие, соединившись ипостасно, [но] неслитно, и неизменно, и нераздельно, не изменив природы Своего Божества в сущность Своей плоти, ни сущности Своей плоти – в природу Своего Божества, и из Божественной Своей природы и той человеческой природы, которую Он восприял Себе, не соделав одной сложной природы. "!!!


Нет мы так не интерпритируем, и другим не советуем.Рекомендую выше указанные пояснения И.Дамаскина, спокойно изучить и усвоить.
Я, как простой человек, мог упустить некоторые детали или добавить что-то лишнее. Предлагаю Вам ознакомиться с отрывком из книги «Возвращение», в котором полностью разъясняется христология ААЦ. Книга стоит того, чтобы её прочитать.

«...
— А что исповедует Армянская Церковь?
— Мы же считаем, что невозможно говорить о природе или понимать природу без лица. По этой причине надо по двум природам два лица называть или же по одному лицу одну природу, или же ни одну из этих, а искать нечто среднее, которая есть доброде- тель и озарение истины. Слово восприняло от Девы как человеческую природу, так и человеческое лицо. И как лицо Слова и лицо человека посредством соединения исповедовать как одно лицо, так и природы — Божественную и человеческую исповедовать, как одну — в несказуемом единении, и животворное и спасительное тело исповедовать с утробы Девы до вечности как страдаемым и смертным по природе, и нестрадаемым и бессмертным по соединению со Сло- вом, и божественные называть человеческими и одновременно человеческие — божественными по несказуемому соединению, как то учат нас слова Святых Отцов. Это и есть средний путь спасения.
— Тогда не значит ли, что Дева восприняла некого человека?
— Если бы Он не был неким, то и не был бы истинным, или исходя из твоего вопроса, нетварное Слово должно было превратиться в тело и явиться кажущимся образом, а не истинно.
— Извините, не понял.
— Лицо есть нечто преобладающее в человеке, которое собирательно содержит все чувственные части, без которых человек не может быть или считаться ни человеком, ни живым. Если Христос не есть некто, следовательно Он — безликий, но будучи, безликим, не может быть назван ни человеком, ни живым. Почему тогда о Том, Кто не был человеком, нужно говорить, что Он имел человеческую природу, так как человеческая природа видится в человеческом лице и человеческом подобии, в отсутствии, которых природа не может существовать и называться человеческой природой?
— Сейчас становится понятнее.
— Поэтому не надо понимать другого человека, как «некоего», кроме как Господа Иисуса Христа, соединенного из Божества и нашего человечества несмешанно и нераздельно. И тело Слова сформировалось и образовалось после того, как Слово Бог сочло достойным поселиться в утробе Святой Девы, вслед- ствие чего говорим, что одновременно и вместе свершилось Таинство воплощения и соединения. И тем же сформированным и образованным телом Слово Бог претерпело человеческие страсти: девятимесячное пребывание в утробе, рождение, рост, утомленность, алкание, жажду, тоску, страх, незнание, смерть, воскресение.
— А, что станет, если принять, что была всего лишь безликая человеческая природа?
— Ну а если была всего лишь человеческая природа, тогда эти слова из Святого Писания: «И вот, говорил
Ангел Святой Деве, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Ииусус» нужно отнести ко всей человеческой природе.
— Выходит, что весь род человеческий был зачат и рожден, я правильно понял?
— Молодец, ты правильно понял, — улыбнулся вардапет, — если эти слова отнести ко всей человеческой природе, то или весь род был зачат и рожден, как ты понял, или же никто не был зачат и рожден, ибо природа понимается умозрительно. Не только Мария обособлена от нашей природы, но и каждый, и наша природа содержится не только в Марии, но и в других и во всех. Далее, «Иисус же преуспевал в возрасте». И когда наш Господь преуспевал в возрасте, бесчисленные умершие в то время из нашей природы, для которых уменьшение и снижение было ближе, чем рост, и тысячи тысяч людей, которые были живы и совершенны в возрасте и перестали расти, и опять же бесчисленное количество будущих людей, которые не были близки к росту — ко всем им относится имя нашей природы, к бывшим, живым и будущим.
— Не понял.
— Умершие уже не могут расти, живые, из которых многие уже не росли, и те кто еще не родился, также не могли расти. У всех одна и та же природа. И поэтому возникает вопрос: в ком тогда мы должны искать рост и преуспевание?
— Если речь о безликой человеческой природе Христа, которая общая для всего человечества, как умерших, живых и еще не родившихся, то выходит, что во Христе все родились, росли и умерли?
— Да, именно так и выходит, что все есть Христос и умирают на кресте, или же никто не стал Христом и не умер. Далее, «Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух» и «преклонив голову, предал дух». Кому приписать эти слова? Бесплотному Слову или общей нашей человеческой природе?
— Как понимаю, ни Слову и ни природе нашей.
— Да, ибо это невозможно, так как Слово само не может умереть, и ни общая человеческая природа. А если истинно умер Сын Божий для нас нашей смертью, как мы, то в Сыне было что-то, что способно было умереть — это именно то, что Он отдельно от нас соединил с Собой — тело с разумной душой. Следовательно, Слово Божие восприняло не несуществующую и не безликую природу, а навеки из нашей человеческой природы соединило с Собой тело с разумной душой, и тем же телом победило грех, смерть, ад и тление.
— Тогда можно ли сказать, что человек называется обособленным от общего своей душой, телом и умом? — Именно так и есть. Наш Господь благодаря этому является одним из людей и выделяется из общего. Если Слово отдельно не получило от нас душу, тело и ум, и Себе приписывает душу, тело и ум других, тогда Ему не следовало бы говорить: «Тело Мое истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питье», «ядущий Плоть Мою и пьющий Кровь Мою будет жить вечно» .
— Наверное нужно было сказать: «ваше тело и вашу кровь»?
— Максим, а ты быстро улавливаешь.
— Вардапет, насколько я знаю, халкидониты считают, что Слово явилось, как лицо и для человеческой природы. Что вы на это скажите?
— Природа сама не может существовать и быть видимой и только лицо делает ее видимой. Если видимой назвать лицо Слова, то Кто тогда есть невидимый, Который от Бога Отца? Одно из двух им предстоит выбрать. Или Слово не имело совершенство личности от Отца и сумело получить это совершенство от Девы, или имело это, но сугубо в видимых свойствах, а не бестелесно. Тогда Святая Дева стала причиной не вочеловечения, а видимости, и посему согласно им Мария не является матерью Господа нашего и Творца, а всего лишь причиною видимости. Или же Слово превратилось в плоть, тогда Деву нужно назвать не Богородицей, а человекородицей. Даже Несторий не уничтожал существо Слова и Его тела, хотя и неблагопристойно говорил о соединении. Но они, одному, не давая существования, а другого превращая, становятся более еретичными, чем Несторий. — А что вы скажите о личностных признаках человека?
— Для человека эти признаки обозначаются следующим: местностью, родителями, наружностью, действиями и страстями. Эти признаки могут быть в каждом, но их собирание воедино не просматривается ни в ком другом. Так по местности наш Господь — назаретянин; родитель — Святая Дева; наружность — то чем знакомился, и что делало Его узнаваемым и отличаемым от других, действия — чудеса, которые Он совершал с людьми; страсти — крещение, распятие, погребение, трехдневное воскресение, вознесение и все последующее.
— И впрямь, если во Христе была бы безликая человеческая природа, то выходит Он был бы неким призраком и Его не могли бы увидеть.
— Да, сын мой.
— А есть ли такие свойства, которые бы можно было бы отнести к Ликам Святой Троицы?
— Естественно, что есть. Когда мы исповедуем, что Божество имеет одну природу и одну силу, то не сомневаемся в том, что следует различать в одной природе личное свойство каждого и говорить, что Отец безначален и есть причина Сына и Духа, причина рождения Сына и исхождения Духа. И Сын есть рождение от Отца, а не исхождение. И Дух есть исхождение, а не рождение. Ибо Отец не принуждается стать Сыном и Духом, и Сын — в Отца и Духа, и Дух — в обоих, в Отца и Сына, а эти Лики вместе остаются неизменными в общей природе и силе.
— А каким образом мы видим соединение Божественного и человеческого во Христе?
— Мы исповедуем Одного и Того же Господа нашего Иисуса Христа одновременно и человеком, и Богом: Богом — по сущности природы Своей, и человеком — по воплощению и вочеловечению ради нас, совершенным как в Божестве, так и в воплощении. И хотя так говорим о совершенном и о совершенном, и это так и есть, но никоим образом не о двух совершенных, а об одном совершенном — о Том же Самом Господе нашем Иисусе Христе. И опять же, когда говорим один совершенный, и это так и есть, то не осмеливаемся помышлять или говорить, что Он несовершенен по Божеству или по человечеству. Прежде всех веков рожденный от Бога Отца суть Сын Божий, и после времен Тот же Самый рожденный от Матери по плоти суть Сын человеческий — однако не два сына, а один единственный Сын Божий, воплощенный и вочеловеченный Господь наш Иисус Христос. И Тот, Кто имел от Отца безвременно общую природу и лицо отдельное обособленное, Он же во времени стал человеком по природе и лицу. Но из-за этого не разделяем надвое природы во Христе и не говорим, что Он имеет два лица, а только Одно и То же Слово Божие воплощенное по природе и лицу. И, всегда говоря, что во Христе одна природа и лицо, не отрекаемся от того, что Он имел от Отца и то, что стало, или принял от людей, то есть природу и лицо.
И опять же, Господа нашего Иисуса Христа называют Словом Божиим. И из-за того, что Он воспринял от нас, не можем называть Его бессловесным, немудрым или бессильным, ибо Он есть по сущности Сила и Мудрость Божия. И хотя говорим и подтверждаем о Нем все это и по Божеству и по тому, что стало, однако не можем разделить надвое Того же Господа нашего Иисуса Христа или приписывать ему две силы и две мудрости. Справедливо, что Слово Которое подобие и очертание сущности Отца, Само после времен истинно приняло подобие и схожесть человеческую, однако об одном и Том же Господе нашем Иисусе Христе не говорится как о двух подобиях, схожих на двух неких, но как об одном образе и подобии одного Бога Отца. И, всецело принимая Его как одни образ и подобие, мы не можем отречься от того, что по сущности Он есть образ Бога, а по домостроительству принял также образ раба, и в том же порядке — все остальное. Слово, будучи живым по сущности от Живого Отца, есть также источник жизни и Создатель живых существ, стало от женщины человеком с живой душой и совершенным умом. И об одном и Том же Господе нашем Иисусе Христе не говорится как о двух живых, но как об одном. И хотя говорим о Нем как об одном живом существе, и это так, но не осмеливаемся отторгать от Слова или от тела Его какую-либо часть живой силы. Боже упаси!
— Когда говорим одна природа и одно лицо в Господе нашем Иисусе Христе, то что нужно понимать?
— Когда говорим об одной природе и одном лице во Христе, то имеем ввиду не по единосущию Слова и плоти или по превращению и смешению, а по несказуемому и неудобопонимаемому соединению Слова со Своей плотью, которую выделил для Себя из непорочной утробы Девы. И не то, что плоть существовала ранее и после чего в нее поселилось Слово как в храме, потому как это не называлось бы рождением Сына Бога, а рождением того, кто возник заранее в утробе. Но после того как сошел по человеколюбию в утробу Девы, в это время воспринял или же присоединил к Себе плоть. И таким образом Святыми Отцами было сказано: одно лицо и одна природа вочеловеченного Бога Слова, не по единосущию, и не по достоинству чести, но, говорю, по сущностям божественной и человеческой, и тем более — несказуемо и чудесно соединение, и благодаря этому божественные свойства называются человеческими, и человеческие — божественными. Поскольку Тот, Кто невидим и неосязаем по природе, стал для нас, осязаемых челове- ческих тел, видимым и осязаемым. И о Том, кто вырос из земли, из-за соединения с небесным говорится как о спустившемся с Небес. И если сказать шире, то Слово, Которое по природе Своей было бессмертным, по домостроительству же соединения восприняло умереть и смертное по природе тело Свое сделало с помощью соединения с Собой бессмертным и нетленным. И тот, Кто был необъятным по природе — Слово Бог, вместилось соединением в Свое тело, полученное от людей, и, ограниченную по природе человеческую плоть, соединив с Собой, сделало причастной необъятной Своей силе. Не по изменению или по превращению определяя это все, а по несказуемому и не- досягаемому соединению. И так как то божественное и чудесное соединение выходит за пределы человеческого слова и мышления, и ты не понуждай себя объять это словом и мыслью. Потому что не подходит бессмертному Слову умереть и остаться бессмертным, и Его смертной плоти — быть смертной и животворящий, или же нестрадаемому Слову остаться нестра- даемым и принять страдания, и страдаемой Его плоти быть одновременно страдаемой и нестрадаемой, если нас не будет вести за собой слово о соединении и о природе. Это мы исповедуем так: одно говорить по природе, а другое добавлять по соединению.
— Значит мы исповедуем, как по природе, так и по соединению?
— Да, если исповедуем православно, в противном случае можно впасть в ереси. Так Слово по соедине- нию называется страдаемым, и если найдется кто-либо, кто скажет, что это по природе, тот вторит Арию и ему подобным. Подобно этому, если кто-либо ска- жет о Его плоти, что она нестрадаема по природе, тот действительно юлианит и этим богоотступничает. Опять же о соединении: если кто говорит «по достоинству», а не по природе, тот, конечно, с несторианами будет осужден и предан анафеме. Также о соединении по природе: если кто поставит это вне лица, теперь будет приравнен к новому еретизму. Согласно этому следует говорить об одной или двух природах во едином Христе: если кто говорит об одной природе во Христе по природе, а не по соединению, тот согласится с Арием, сказавшим, что Слово и Его плоть соз- даны, и вынужден будет говорить об одной природе, взяв как пример человеческое — связь души и тела; или же примкнет к евтихианам и манихеям, которые говорили, что Слово и плоть Слова не созданы, и осмелится говорить об одной природе Слова и плоти.
— А можно ли говорить о двух природах во Христе? — Наши Святые Отцы, когда говорили о двух, то не опровергали ничем прекрасное таинство соединения в Нем, и когда говорили одно по соединению, то не умаляли совершенство существования Слова Божия или Его плоти, и говорили, что Он, остался Тем Кем Есть и соединился неразлучно и несмешанно. Они говорили, что Слово Божие и Его почтенная плоть оставались такими же, и именно это, а не что другое исповедовали как соединенным несмешанно и неразлучно, потому что в Слове и Его плоти видели и отдельное лицо и общую природу: ведь если лицо — то это то, что в себе всецело выявляет природу, а если природа — то это то, что всецело видно в отдельном лице. И по этой причине Святые Отцы исповедовали Господа нашего Иисуса Христа как одну природу и как одного Сына Бога, не по единосущию или по превращению и смешению, а по несказуемому соединению.
А вот тот, кто утверждает, что после соединения две природы раздельны, тот уподобится Павлу Самосатскому и Диодору Тарсскому, считавшим, что Христос есть немощный человек, имевший только близость и отношение к Слову. Так и в отношении утверждения о двух волях и двух действиях во Христе: если кто-либо говорит, что это по природе, то не будет вне правды, чтобы не богоотступничать, как Гай и Феодосий, тело Господне, взятое от Девы, называя бес- чувственным, не действующим и бесстрастным. Но если даже по соединению и Тому же соединенному кто-либо осмелится приписывать две воли и два действия, то будет совсем далеким от истины, и повторяя ошибки Максима, будет подвергнут осуждению.
— Максим, который боролся против исповедания одной воли?
— Да.
— Значит не нужно говорить о двух природах?
— После соединения уже не нужно, как и в случае с волями и действиями.
— Объясните, пожалуйста, про воли и действия.
— Совершенной является спасительная плоть, взятая от нас, то есть душа, тело, ум — все это находим соединенным со Словом Богом; и если тело — то это тело Слова, в котором действия и страсти естественны, и если ум, в котором желание и рассуждение ес- тественны, — то это ум плоти Спасителя, а не какого- либо другого человека. Потому что не какой-нибудь иной прежний новорожденный образовался в утробе и потом присоединился к Слову, но тело Слова Божьего, с которым Он соединился, а не тело кого-либо другого. А если это так, то и действия и страсти естественны в теле, которое есть Его тело, то есть воплощенного Слова Божьего, а значит, о действовании и страстях, а так же о желаниях говорится как о принадлежащих Слову Божьему, Которое неразлучно было связано с человеческим умом.
— Таким образом, если тело является телом Господа, то и воля и действия все принадлежат Ему, а поскольку наш Господь один, то и воля одна и действие одно?
— Да, именно так. Более того, Слово Божие направляло волю Своим человеческим умом и Своим влиянием двигало действование и страсти Своего тела, подобно тому, как музыкальный инструмент звучит и играет в руках музыканта — это и есть победа высшего. Потому как все, что усматривается в теле Господнем, называется принадлежащим Слову Божьему, а не кому-либо другому, следовательно, и действование и страсти, а также желания принадлежат Слову Божьему, а не отдельно от Него рассматриваемому человеку. Раз это так, как и мне кажется справедливым, то никто не согрешит, если таким же образом подумает о лице, которое проявляет природу в себе, а так же по
отношению к природе, которая усматривается в лице. И если, как сказали, действования и страсти естественны в теле, а размышление и воля — в разумной душе, а душа и тело есть не что иное, как лицо, которое выявлено из природы, а то что названо, — душа, тело и ум — во всем имеют природу, причем природу человеческую. Следовательно, как мы и подтвердили, что от соединения несказуемого и превыше тварной мысли, есть одно действование и одна воля во Христе, так же лицо и природа, в которых вселены действование, страсти и желание — а не две природы и два лица. По этой причине о Боге нашем Иисусе Христе говорится, как об одном, а не двух совершенных, соединившем и погрузившем совершенство созданного в совершенство Творца.
— Тогда, страдания и смерть, которые за нас принял Господь, нужно называть божественными или человеческими?
— Максим, они называются и божественными, и человеческими, потому как, например, плоть Господа по природе есть человеческая, а по соединению — божественная. Следовательно, страдаемость и смертность, нестрадаемость и бессмертие приличествуют одному и тому же одновременно, одно — по природе, а другое по соединению.
— Тогда выходит, что все человеческие природные свойства, которые во Христе, будь то душевные или телесные можно назвать и божественными?
— Естественно. Душевные суть — печаль, страх, желание, гнев, незнание, телесные — алкание, жажда, утомление, сон, страдаемость и смертность. Все они принадлежали нашему Господу.
— А как Господь управлял природными свойствами и страстями?
— Посредничеством человеческого ума Слово делало покорным все части Своей человеческой плоти Божественной воле. Не то, что вместо природного человеческого ума было Слово Бог, упаси Боже, и пусть молчит Апполинарий. Слово Бог, Которое было неразлучно соединено и с чувственным, и с мысленным, будучи предводителем всех частей плоти и управляя каждой, то есть зрением глаз, глаголом язык, а так же слухом, осязанием и вкусом, и всецело мыслью в вопросе мышления, не оставляя их пустыми и бездейственными в своих воздействиях, но посредством частей чувственного тела и познающего ума творило искусство божественной силы. И по этой причине, посредством этого несказуемого соединения, забывала плоть и о природных своих движениях, так как была погружена и сокрыта в божественной силе, которые Слово Бог не устранимо из Своей плоти, так же как и плоть, в которой находились они, но высшее, побеждая их, не позволял плоти почковать свои природные свойства.
— А как именно нес Господь все страсти, добровольно или по необходимости?
— Спаситель утомлялся в Своем теле по-человечески, то есть, как говорили отцы, давал время, чтобы природное совершало свое в теле, причем — когда и где Он того желал и все это добровольно, а не по необходимости под принуждением природных воздействий плоти. Боялся и печалился Господь по-человечески при крестный смерти, одновременно влияя на Свою человеческую душу, достоверно совершить естественное ей. Принимал Господь алкание и жажду в плоть Свою, не каким-то чуждым способом притворяясь, а по-человечески и истинно совершая, то есть позволяя природному питательному свойству принять это обстоятельство. О добровольном же несении страстей свидетельствовал и Сам Господь: «Душу Мою никто не может взять от Меня, но Я Своей волей отдаю ее; имею власть отдать ее и имею власть снова взять
ее». И как имел власть над своей человеческой душой — мог отдать и потом взять ее обратно, так же имел и власть на всеми частями своей плоти, чтобы подчинить Себе природные страсти.
Но как плоть называется божественной посредством соединения, так и страсти человеческие назы- ваются божественными, поэтому и говорится, что Слово Бог претерпело телесные и душевные человеческие страсти не по природе, а по несказуемому соединению. И так как оно несказуемо и сверхъестест- венно, то и говорить об этом непозволительно, а лишь настолько, насколько осмелится кто-либо видимыми вещами достичь невидимых и ощущаемый свет сравнить с умопостигаемым.
— Хосровик вардапет, а можете привести еще примеры?
— Конечно, Максим! Как Слово Бог делало прилич- ными для Своей плоти свойства божественной природы, так и Само воспринимало природные свойства Своей плоти, ибо Тот, Кто был был невидимым и неосязаемым по природе, через соединение стал видимым для людей и был осязаем руками людей. Тот, о Котором говорил пророк, что «вечный Бог не алкает и не утомляется», через соединение воспринял алкание, жажду и утомление. Посредством соединения, нестрадаемый и бессмертный страдает и терпит смерть, Своей страдаемой и смертной плотью. Посему Слово, соделав Свою плоть причастной Своим природным свойствам, будучи видимым, могло стать невидимым. Бывало, что никто не мог дотронуться до того, что было осязаемо по природе. Имеющий плотную природу облачился в божественную неплотность, выходя из запечатленного гроба и входя через закры
тые двери. Сделал плоть, что по природе была способна алканию и жажде, причастной божественной безбедности, смертную сделал живой и животворящей, земной и небесной, вышедшей из утробы Матери — сидящей одесную рядом с Всевышним. Далее, можно сказать, что наш Господь совершал дела домостроительства нашего спасения, одни божественным образом, а другие — как человек. Был зачат и выношен в утробе женщины в течении девяти месяцев по людским законам, но от Девы и без близости с мужем — по божественной силе. Родился от женщины, как рожденное от людей, а оставить родительницу девой после рождения и сделать груди молочными — это дело не человеческое, а божественного великолепия. По домостроительству воспринял создание и рост тела, но уменьшение и тление не воспринял как подобает Богу. Умерло человеческое по-человечески, и убил Он смерть Своей бессмертной силой.
— А можно ли тогда исповедовать плоть Христа единосущной Слову Богу?
— Если бы я сказал, что одна природа Слова и плоти, тогда я был бы из тех, кто говорил, что этим единосущны между собой Бог Слово и Его плоть, так же, как говорится, что Лица Святой Троицы единосущны друг другу по своим свойствам. Но так говорить, как мы определяем единой природу воплощенного Слова, то наше слово совсем далеко от принятия единосущия и лишь по соединению учит говорить — единая природа. Подобно тому, как ярчайший свет солнца затмевает сияние звезд, между тем как они в действительности существуют, но днем кажется, что их нет. И по этой причине одновременно не говорится о двух природах дня, то есть о солнце и звездах, или свете и тьме, но о тех вещах, которые следуют за именем солнца, им называют день, а поэтому Максим, так же понимай слово о соединении воплощенного Слова Бога. Ибо вопреки тому, что неотлучимыми от плоти
остались человеческие свойства — природа, подобие, лицо и вместе с ними слово, мысль, мудрость, сила, жизнь и подобные им свойства, они отнюдь не ис- пользуются отдельно по отношению к плоти, но особо от названий Слова Бога были названы все перечисленные, чтобы во всем всячески высший побеждал низшего.
— Не понял, извините.
— Плоть называется смертной по первозданной природе?
— Да, об этом уже говорили.
— Но эта плоть одновременно и не называется смертной, ибо была окрашена корнем бессмертия и всецело есть дарующая бессмертие и животворящая, и во- истину в Слове Боге есть описание природы Его плоти.
— Подобно примеру Солнца и звезд?
— Именно, и она уже не называется отличной от Него природой, так как была сокрыта и погружена в божественной природе. Теперь понимаешь?
— Сейчас да.
— Поэтому говорится, что единую имеет природу Гос- подь наш Иисус Христос, не бестелесную, но воплощенную, потому как не подобает единым называть Его, отдельно взятого, но вместе с той, которая с Ним соединилась неразлучно. И по соединению не единосущным или одной природы называть Слово Бога и Его животворящую плоть, и не исповедовать разделение или двоемыслие по причине неизменности. И, исповедуя плоть Спасителя живой, разумной и мыслящей, этим не двух живых исповедовать безбожно или же говорить о двух разумных и двух мыслящих, или же, исповедуя одного живого разумного и мыслящего, не намекать на единосущие по отношению к Слову Богу и Его искупительной плоти.
— Значит, по причине соединения, Господню плоть не следует называть единосущной Божеству или одной и той же природой, что и Божество?
— Боле того, и если кто-нибудь осмелится суетно возвеличивать плоть такими наименованиями, таких Церковь предаст анафеме.
— Хосровик вардапет, была ли плоть Адама по созданию бесстрастной, то есть неспособной к всяким страстям, как душевным, так и телесным?
— Отмечу, что жизненную силу души можно разделить на четыре части: родительную, питательную, растительную и двигательную. Некоторые из них при- личествуют и бестелесным, а телесные живые существа подчинены им всем. Известно, что наш праотец имел родительную силу, поэтому называется землеродным, так как из земли был сотворен Творцом. Так же и растительная сила, благодаря которой, вы- ращивая потихоньку из малого ребра, нашу прародительницу совершенствовал Творец. А их питатель- ная сила познается по разнообразным плодам Рая, которые Провидец повелел кушать, кроме плодов одного древа — древа познания добра и зла. А двигательная сила познается по прикосновению к запретному плоду и от того, что прятались. Поэтому говорить о плоти Адама, как бесстрастной по созданию — неправославно.
— Насколько мне известно есть люди, считающие, что страсти являются последствием греха, то есть, как они думают, в Адаме не было страстей и только после падения они появились, и наш Господь взял именно эту бесстрастную плоть, что была до грехопадения. Что вы скажите на это?
— Так думают многие еретики, как Мани, Евтихий, Юлиан Галикарнасский и его последователи. Если Господь имел первозданную природу, бесстрастную и бессмертную, тогда, согласно им, ложным способом Он показал страсти. Поэтому эти страсти не могли
быть последствием греха, а были дарованы нам Творцом.
— Тогда, какую природу принял Господь?
— Воспринял один и тот же созданный вначале светоносный образ, который оказался замешанным в грехах. В этот образ и облачился в последние дни Творец, воссоздав его, потом что, как написано, во всем уподобился нам, кроме греха, и с помощью этой совершенной природы, которую принял от нас и за наши грехи, сражался с противником-человекоубийцей. — Как воссоздал?
— Слово Бог взял нашу тленную плоть, греховную душу, дух, и нашим же соделал нам спасение. Но, соединив, с Собою — отделил грехи от души и тление от плоти. И как огонь, соединяясь с золотом, отделяет от него примеси, так и вочеловеченный Бог родился от Девы с безгрешной душою и с нетленной плотью. Родился от Девы без семени, чтобы показать, что способна к рождению наша тварная природа, и так же, без супруга, могла рожать, если бы осталась в соблюдении заповедей. Использовал пищу и ел по потребности, показывая, что способна к питанию и к еде наша природа. С ростом принял развитие, показывая, что наша природа способна к росту. Проявил в Своей плоти полностью все человеческие страсти, душевные и телесные, настолько, насколько пожелал, когда и где пожелал. И все это, чтобы показать, что единосущен и соплеменник первому Адаму, Он — второй Адам, что не за грехи эти страсти стали союзны нашей природе, а были дарованы нам Творцом для долголетия, как помощь природе. Умер и был по- гребен и сошел в ад Неуловимый ими, чтобы вольно свободный Господь освободил бы, по их же воле, по- верженных в разных местах ада. И чтобы показать
тирану, что Его сошествие в ад есть дело согласия и доброй воли, а не его силой принуждался к служению ему.
— Тогда можно сказать, что без страстей не было бы для нас и спасения?
— Без сомнений, — улыбнулся вардапет, похлопывая Максима по плечу.
— Вардапет, а тогда, чему учил Севир?
— Он считал, что лишь после воскресения Христос обрел всю Свою славу, совершенство и нетление.
— Иными словами, он считал, что до воскресения Господь был бесславный, несовершенный и тленный? — Да, он считал, что от рождения до воскресения Он был таким, и плоть Его была страдаема и смертна.
— Значит Севир утверждал, что Господь изменился после воскресения? А чему учит Армянская Церковь? — Он так и мыслил, а мы говорим, что наш Господь неизменяем. Если это не так, то Господь после Своего воскресения не сказал бы о Себе ученикам: «Посмотрите на Меня, потому что Тот же», а наооборот сказал бы: «не думайте, что Я Тот же, что и прежде, потому изменился от тления к нетлению и от бесславия к славе, и от несовершенства к совершенству». А почему тогда Павел говорил о Нем: «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же»? Или же Исайя, когда предвозвещал о Том, Кто родится, как об Эммануиле и Боге сильном и Отце грядущего века? Ведь невозможно бесславного и несовершенного и Того, Кто был подвержен тлению, именовать Богом и Всемогущим и Отцом грядущего.
— И впрямь, невозможно было бы.
...»
 
Православный христианин
Ну давайте как простой человек, поясните мне вот эту фразу в самом начале.
А что исповедует Армянская Церковь?
— Мы же считаем, что невозможно говорить о природе или понимать природу без лица. По этой причине надо по двум природам два лица называть или же по одному лицу одну природу, или же ни одну из этих, а искать нечто среднее, которая есть доброде- тель и озарение истины.
Переводим
невозможно говорить о природе или понимать природу без лица
отсюда – индивидуальность есть некоторый признак личности, лица, и без него природа не существует.
По этой причине надо по двум природам два лица называть или же по одному лицу одну природу,
Кто бы спорил, одна природа-одно лицо, две природы-два лица, арифметика простая.
Дальше то идет текст,совершено перечеркивающий всё о чем говорилось выше.

или же ни одну из этих, а искать нечто среднее, которая есть доброде- тель и озарение истины.

Итак появляется средняя природа у которой нет своего лица.Нет индивидуальности и эта природа есть добродетель и озарение истины.Тут просто метаморфозы.Добродетель никогда не была природой, а была свойством характера индивидума, а озарение это интеллектуальное явление в индивидуме.И озарение тоже не является природой.Значит эту среднюю природу, найти никогда невозможно.Её нет и никогда не было.

Слово восприняло от Девы как человеческую природу, так и человеческое лицо. И как лицо Слова и лицо человека посредством соединения исповедовать как одно лицо, так и природы — Божественную и человеческую исповедовать, как одну — в несказуемом единении, и животворное и спасительное тело исповедовать с утробы Девы до вечности как страдаемым и смертным по природе, и нестрадаемым и бессмертным по соединению со Сло- вом, и божественные называть человеческими и одновременно человеческие — божественными по несказуемому соединению, как то учат нас слова Святых Отцов. Это и есть средний путь спасения.
Далее основываясь на этом ложном понятии средней природы, ведется путанный логически неверный ход мысли, где в одном предложении лицо Слова, как личностность бытия Логоса в Троице, сводится на уровень анатомического лица человека, в онтологическом равенстве.У нас в таком случае говорят- "В огороде бузина, в Киеве дядька."
Подразумевая несоотносимость событий и понятий.
Понимаете анатомичекое лицо человека, это не природа человека.Это часть тела.Природа человека это дух-душа- тело, именно в такой иерархической последовательности.Когда душа на чувственной почве отторгла дух, тогда тело стало во главе этой пирамиды.Тело требует чтобы его кормили, обували, одевали, доставляли удовольствия и так далее.Наша же аскетика, возвращает дух на своё место, изначально для него предназначенное.И он ограничивает тело и душу в их стремлениях ко греху.
Поэтому не могло человеческое лицо соединится с Божественным Логосом, оторвано от своей природы.

— Тогда не значит ли, что Дева восприняла некого человека?
— Если бы Он не был неким, то и не был бы истинным, или исходя из твоего вопроса, нетварное Слово должно было превратиться в тело и явиться кажущимся образом, а не истинно.
— Извините, не понял.
— Лицо есть нечто преобладающее в человеке, которое собирательно содержит все чувственные части, без которых человек не может быть или считаться ни человеком, ни живым. Если Христос не есть некто, следовательно Он — безликий, но будучи, безликим, не может быть назван ни человеком, ни живым. Почему тогда о Том, Кто не был человеком, нужно говорить, что Он имел человеческую природу, так как человеческая природа видится в человеческом лице и человеческом подобии, в отсутствии, которых природа не может существовать и называться человеческой природой?
— Сейчас становится понятнее.
Здесь вообще человеческое лицо исчезает, в тексте просто идет непрерывная манипуляция этим понятием, как анатомическим, так и онтологическим.
Что значит преобладающим в человеке.Как лицо анатомически, так и лицо-личность может быть преобладающим, в самом себе?
О Том Кто не был человеком, и стал Сыном Человеческим (стал иметь человеческую природу в вашем изложении) нужно говорить только в рамках догмата Воплощения.Но у вас в тексте, опять идет речь об анатомическом лице человека.Наличие которого, автоматически утверждает наличие всей человеческой природы, а это совсем не так как говорилось выше.

Эта путаница позволяет вам, религиозно придумывать среднюю природу, где есть с одной стороны Логос, с другой анатомическое человеческое лицо.Но тогда это что-то среднее в этой природе от ереси Апполинария и ереси докетов.
Выше приводил Вам учение И.Дамаскина, там всё понятно вне еретических платформ.

Привожу еще иной его текст, на эту же тему.В нем слово природа, выражается терминологически как естество.
"Ибо естества соединились друг с другом непреложно и неизменно, между тем как ни Божественное естество не лишилось своей собственной простоты, ни человеческое, конечно, как не изменилось в естество Божества, так и не перешло в несуществование в действительности, и из двух не образовалось одно сложное естество.

Ибо сложное естество не может быть единосущно ни с одним из тех двух естеств, из которых оно сложено, будучи соделанным из иного, как нечто новое сравнительно с тем. Как, например, тело, сложенное из четырех стихий, не называется единосущным с огнем, не именуется огнем, не называется воздухом, ни водою, ни землею, и не единосущно ни с чем из этого. Следовательно, если, согласно с мнением еретиков, Христос после соединения принял одно сложное естество, то Он изменился из простого естества в сложное, и Он не единосущен ни с Отцом, Который имеет простое естество, ни с Матерью, ибо Она не сложена из Божества и человечества. И Он не будет существовать, конечно, в Божестве и человечестве; и называться Он будет не Богом, не человеком, а только Христом; и слово Христос будет имя не ипостаси, а одного, согласно с их мнением, естества.

Мы же постановляем, что Христос был не с одним сложным естеством и что Он не был чем-то новым сравнительно с тем другим, из чего Он образовался, подобно тому как человек состоит из души и тела или как тело – из четырех стихий; но [во Христе] было из иного то же самое [сравнительно с этим «иным"]. Ибо мы исповедуем, что из Божества и человечества совершенный Бог и совершенный человек и есть, и называется [тем и другим именем] Один и Тот же, и что Он – из двух естеств и существует в двух естествах.

Словом же Христос называем имя Ипостаси, которое понимается не как что-либо одного рода, но как служащее для обозначения двух естеств. Ибо Сам Он помазал Себя: помазывая Свое Тело Своим Божеством, как Бог; будучи же помазываем – как человек; ибо Сам Он есть это и то. Помазание же человечества – Божество. Ибо если Христос, будучи одной сложной природы, единосущен с Отцом, то, следовательно, и Отец будет сложен и единосущен с плотью, что совершенно нелепо и полно всякого богохульства.

Но также каким образом одно естество будет способно к принятию существенных различий – противоположных [одно другому]? Ибо каким образом возможно, чтобы одна и та же природа в одно и то же время была сотворенной и несозданной, смертной и бессмертной, описуемой и неописуемой?

Если же те, которые говорят, что во Христе – одно естество, назвали бы это простым, то они или будут согласны с тем, что Он – один только Бог, и введут призрак, а не [действительное] вочеловечение, или будут согласны с тем, что Он – один только человек, как говорил Несторий. И где то, что совершенно в Божестве и совершенно в человечестве? А также когда скажут о Христе, что Он был с двумя естествами, те, которые говорят, что после соединения Он был с единым сложным естеством? Ибо что Христос прежде соединения был с одним естеством, всякому, конечно, ясно.

Но это есть то, что для еретиков служит причиною их заблуждения: утверждение, что естество и лицо – одно и то же. Ибо, хотя мы говорим, что естество людей – одно, однако, должно знать, что говорим это, не обращая своего взора на понятие души и тела, ибо невозможно говорить, что душа и тело, сравниваемые друг с другом, суть одного естества, но потому, что хотя существуют весьма многие лица людей, однако все люди владеют естеством, понимаемым в одном и том же смысле, ибо все сложены из души и тела и все получили естество души и владеют сущностью тела, также и общим видом. [Почему и] говорим, что естество весьма многих и различных лиц – одно, хотя каждое лицо, разумеется, имеет два естества и достигает полноты в двух естествах: в естестве души, то есть, и тела.

Но в Господе нашем Иисусе Христе нельзя допустить общего вида. Ибо и не было, и нет, и никогда не будет другого Христа, состоящего как из Божества, так и человечества, пребывающего в Божестве и человечестве, Который Один и Тот же – совершенный Бог и совершенный человек. Поэтому нельзя сказать, что в Господе нашем Иисусе Христе – едино естество, так чтобы, подобно тому как говорим о неделимом, составленном из души и тела, так говорили и о Христе, Который состоит из Божества и человечества.

Ибо там – неделимое, а Христос – не неделимое, ибо Он не имеет и вида [или свойства] «Христовства», [подобно тому свойству], о котором говорилось [выше в отношении к людям]. Почему, конечно, и говорим, что из двух совершенных естеств: как Божеского, так и человеческого, произошло соединение, не по образу обагрения или не через слияние, или смешение, или растворение, как говорили отверженный Богом Диоскор, и Евтихий, и Север, и их беззаконное общество; и не личное или относительное, или в смысле достоинства, или в отношении к одинаковой воле, или равночестности, или одноименности, или благоизволению, как говорили богоненавистный Несторий, и Диодор, и Феодор Мопсуэтский, и бесовское их собрание;

но через сочетание, именно ипостасное, [которое произошло] непреложно и неслиянно, и неизменно, и нераздельно, и неразлучно; и в двух естествах, которые – совершенны, исповедуем одну Ипостась Сына Божия воплотившегося, одной и той же считая Ипостась Божества и человечества Его и исповедуя, что два естества в целости сохраняются в Нем после соединения; не полагая каждого естества отдельно и порознь, но соединенными друг с другом в одной сложной Ипостаси. Ибо мы говорим, что соединение есть существенное, то есть истинное и не в смысле призрака.

Существенным же считаем не потому, что два естества соделали одно сложное естество, но потому, что они поистине соединились друг с другом в одну сложную Ипостась Сына Божия и что существенное их различие сохраняется в целости. Ибо сотворенное пребыло сотворенным и несозданное – несозданным. Смертное осталось смертным и бессмертное – бессмертным; описуемое – описуемым; неописуемое – неописуемым; видимое – видимым и невидимое – невидимым. Одно блистает чудесами, другое подпало под оскорбления.

Далее, то, что свойственно человечеству, Слово присваивает Себе, ибо Ему принадлежит то, что принадлежит святой Его плоти; и плоти уделяет то, что ей принадлежит, по образу взаимного общения, по причине проникновения частей друг в друга и ипостасного соединения, и потому что был Один и Тот же Самый, в каждом из двух образов совершавший с участием другого и Божеское, и человеческое.

Почему именно и говорится, что был распят Господь славы (см. 1Кор. 2, 8), хотя Божеское Его естество не испытало страданий; и о Сыне Человеческом объявлено, что Он прежде страдания был на небе, как сказал Сам Господь (см. Ин. 3, 13). Ибо был Один и Тот же Самый Господь славы, Который сделался по естеству и поистине Сыном Человеческим, то есть человеком; и мы знаем об Его чудесах и страданиях, хотя Он творил чудеса в одном отношении [т.е. одним Своим естеством] и Он же Сам терпел страдания в другом отношении [т.е. другим Своим естеством]. Ибо мы знаем, что как одна Его Ипостась, так и существенное различие естеств сохраняются в целости.

Но как было бы сохранено в целости различие, если бы не сохранялись в целости те, которые имели различие в отношении друг к другу. Ибо различие есть различие тех вещей, которые – различны. Итак, в том отношении, в каком различаются друг от друга [два] естества Христа, то есть в отношении сущности, Он, говорим мы, соприкасается с краями, [т.е.] насколько дело идет о Божестве, то с Отцом и Духом, а насколько – о человечестве, то с Матерью и всеми людьми. А в каком отношении естества Его соприкасаются, в том Он, говорим мы, различается и от Отца, и от Духа, и от Матери, и от остальных людей; ибо естества Его соприкасаются через Ипостась, имея одну сложную Ипостась, в отношении к которой Он различается от Отца, от Духа, от Матери и от нас."




 
Армянская Апостольская Церковь
Ну давайте как простой человек, поясните мне вот эту фразу в самом начале.

Переводим
невозможно говорить о природе или понимать природу без лица
отсюда – индивидуальность есть некоторый признак личности, лица, и без него природа не существует.
По этой причине надо по двум природам два лица называть или же по одному лицу одну природу,
Кто бы спорил, одна природа-одно лицо, две природы-два лица, арифметика простая.
Дальше то идет текст,совершено перечеркивающий всё о чем говорилось выше.

или же ни одну из этих, а искать нечто среднее, которая есть доброде- тель и озарение истины.

Итак появляется средняя природа у которой нет своего лица.Нет индивидуальности и эта природа есть добродетель и озарение истины.Тут просто метаморфозы.Добродетель никогда не была природой, а была свойством характера индивидума, а озарение это интеллектуальное явление в индивидуме.И озарение тоже не является природой.Значит эту среднюю природу, найти никогда невозможно.Её нет и никогда не было.
Когда говорилось «нечто среднее», имелась ввиду не средняя природа, а среднее учение между диофизитством и монофизитством. И с чего Вы взяли, что у соединённой природы нет лица? У соединённой природы - соединённое лицо. Когда говорится о добродетели и озарении истины - говорится про учение, а не про природу.

Далее основываясь на этом ложном понятии средней природы, ведется путанный логически неверный ход мысли, где в одном предложении лицо Слова, как личностность бытия Логоса в Троице, сводится на уровень анатомического лица человека, в онтологическом равенстве.У нас в таком случае говорят- "В огороде бузина, в Киеве дядька."
Подразумевая несоотносимость событий и понятий.
Понимаете анатомичекое лицо человека, это не природа человека.Это часть тела.Природа человека это дух-душа- тело, именно в такой иерархической последовательности.Когда душа на чувственной почве отторгла дух, тогда тело стало во главе этой пирамиды.Тело требует чтобы его кормили, обували, одевали, доставляли удовольствия и так далее.Наша же аскетика, возвращает дух на своё место, изначально для него предназначенное.И он ограничивает тело и душу в их стремлениях ко греху.
Поэтому не могло человеческое лицо соединится с Божественным Логосом, оторвано от своей природы.
Лицо - совокупность индивидуальных природных качеств конкретного существа. Природа - совокупность общих качеств определённого вида существ. В любом существе природа не существует без лица и лицо без природы. У Слова сначала была Божественная природа, а лицом было индивидуальное свойство этой природы - «предвечное рождение от Отца». Затем в момент вочеловечивания к этому Лицу добавилось Человеческое Лицо и Лицо Слова стало Богочеловеческим. В тоже самое время к природе Слова добавилась человеческая природа, чтобы можно было обеспечивать человеческие свойства соединенного Лица. Появилась общая природа. Итого у нас во Христе одна природа и одно Лицо по соединению, два лица и две природы по сущности.
У Вас почему-то Лицо оторвалось от природы, хотя единое Лицо соединено с единой природой.

Рекомендую отрывок дочитать до конца. Там всё поясняется.
 
Православный христианин
Я, как простой человек, мог упустить некоторые детали или добавить что-то лишнее. Предлагаю Вам ознакомиться с отрывком из книги «Возвращение», в котором полностью разъясняется христология ААЦ. Книга стоит того, чтобы её прочитать.

«...
— А что исповедует Армянская Церковь?
— Мы же считаем, что невозможно говорить о природе или понимать природу без лица. По этой причине надо по двум природам два лица называть или же по одному лицу одну природу, или же ни одну из этих, а искать нечто среднее, которая есть доброде- тель и озарение истины. Слово восприняло от Девы как человеческую природу, так и человеческое лицо. И как лицо Слова и лицо человека посредством соединения исповедовать как одно лицо, так и природы — Божественную и человеческую исповедовать, как одну — в несказуемом единении, и животворное и спасительное тело исповедовать с утробы Девы до вечности как страдаемым и смертным по природе, и нестрадаемым и бессмертным по соединению со Сло- вом, и божественные называть человеческими и одновременно человеческие — божественными по несказуемому соединению, как то учат нас слова Святых Отцов. Это и есть средний путь спасения.
— Тогда не значит ли, что Дева восприняла некого человека?
— Если бы Он не был неким, то и не был бы истинным, или исходя из твоего вопроса, нетварное Слово должно было превратиться в тело и явиться кажущимся образом, а не истинно.
— Извините, не понял.
— Лицо есть нечто преобладающее в человеке, которое собирательно содержит все чувственные части, без которых человек не может быть или считаться ни человеком, ни живым. Если Христос не есть некто, следовательно Он — безликий, но будучи, безликим, не может быть назван ни человеком, ни живым. Почему тогда о Том, Кто не был человеком, нужно говорить, что Он имел человеческую природу, так как человеческая природа видится в человеческом лице и человеческом подобии, в отсутствии, которых природа не может существовать и называться человеческой природой?
— Сейчас становится понятнее.
— Поэтому не надо понимать другого человека, как «некоего», кроме как Господа Иисуса Христа, соединенного из Божества и нашего человечества несмешанно и нераздельно. И тело Слова сформировалось и образовалось после того, как Слово Бог сочло достойным поселиться в утробе Святой Девы, вслед- ствие чего говорим, что одновременно и вместе свершилось Таинство воплощения и соединения. И тем же сформированным и образованным телом Слово Бог претерпело человеческие страсти: девятимесячное пребывание в утробе, рождение, рост, утомленность, алкание, жажду, тоску, страх, незнание, смерть, воскресение.
— А, что станет, если принять, что была всего лишь безликая человеческая природа?
— Ну а если была всего лишь человеческая природа, тогда эти слова из Святого Писания: «И вот, говорил
Ангел Святой Деве, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Ииусус» нужно отнести ко всей человеческой природе.
— Выходит, что весь род человеческий был зачат и рожден, я правильно понял?
— Молодец, ты правильно понял, — улыбнулся вардапет, — если эти слова отнести ко всей человеческой природе, то или весь род был зачат и рожден, как ты понял, или же никто не был зачат и рожден, ибо природа понимается умозрительно. Не только Мария обособлена от нашей природы, но и каждый, и наша природа содержится не только в Марии, но и в других и во всех. Далее, «Иисус же преуспевал в возрасте». И когда наш Господь преуспевал в возрасте, бесчисленные умершие в то время из нашей природы, для которых уменьшение и снижение было ближе, чем рост, и тысячи тысяч людей, которые были живы и совершенны в возрасте и перестали расти, и опять же бесчисленное количество будущих людей, которые не были близки к росту — ко всем им относится имя нашей природы, к бывшим, живым и будущим.
— Не понял.
— Умершие уже не могут расти, живые, из которых многие уже не росли, и те кто еще не родился, также не могли расти. У всех одна и та же природа. И поэтому возникает вопрос: в ком тогда мы должны искать рост и преуспевание?
— Если речь о безликой человеческой природе Христа, которая общая для всего человечества, как умерших, живых и еще не родившихся, то выходит, что во Христе все родились, росли и умерли?
— Да, именно так и выходит, что все есть Христос и умирают на кресте, или же никто не стал Христом и не умер. Далее, «Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух» и «преклонив голову, предал дух». Кому приписать эти слова? Бесплотному Слову или общей нашей человеческой природе?
— Как понимаю, ни Слову и ни природе нашей.
— Да, ибо это невозможно, так как Слово само не может умереть, и ни общая человеческая природа. А если истинно умер Сын Божий для нас нашей смертью, как мы, то в Сыне было что-то, что способно было умереть — это именно то, что Он отдельно от нас соединил с Собой — тело с разумной душой. Следовательно, Слово Божие восприняло не несуществующую и не безликую природу, а навеки из нашей человеческой природы соединило с Собой тело с разумной душой, и тем же телом победило грех, смерть, ад и тление.
— Тогда можно ли сказать, что человек называется обособленным от общего своей душой, телом и умом? — Именно так и есть. Наш Господь благодаря этому является одним из людей и выделяется из общего. Если Слово отдельно не получило от нас душу, тело и ум, и Себе приписывает душу, тело и ум других, тогда Ему не следовало бы говорить: «Тело Мое истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питье», «ядущий Плоть Мою и пьющий Кровь Мою будет жить вечно» .
— Наверное нужно было сказать: «ваше тело и вашу кровь»?
— Максим, а ты быстро улавливаешь.
— Вардапет, насколько я знаю, халкидониты считают, что Слово явилось, как лицо и для человеческой природы. Что вы на это скажите?
— Природа сама не может существовать и быть видимой и только лицо делает ее видимой. Если видимой назвать лицо Слова, то Кто тогда есть невидимый, Который от Бога Отца? Одно из двух им предстоит выбрать. Или Слово не имело совершенство личности от Отца и сумело получить это совершенство от Девы, или имело это, но сугубо в видимых свойствах, а не бестелесно. Тогда Святая Дева стала причиной не вочеловечения, а видимости, и посему согласно им Мария не является матерью Господа нашего и Творца, а всего лишь причиною видимости. Или же Слово превратилось в плоть, тогда Деву нужно назвать не Богородицей, а человекородицей. Даже Несторий не уничтожал существо Слова и Его тела, хотя и неблагопристойно говорил о соединении. Но они, одному, не давая существования, а другого превращая, становятся более еретичными, чем Несторий. — А что вы скажите о личностных признаках человека?
— Для человека эти признаки обозначаются следующим: местностью, родителями, наружностью, действиями и страстями. Эти признаки могут быть в каждом, но их собирание воедино не просматривается ни в ком другом. Так по местности наш Господь — назаретянин; родитель — Святая Дева; наружность — то чем знакомился, и что делало Его узнаваемым и отличаемым от других, действия — чудеса, которые Он совершал с людьми; страсти — крещение, распятие, погребение, трехдневное воскресение, вознесение и все последующее.
— И впрямь, если во Христе была бы безликая человеческая природа, то выходит Он был бы неким призраком и Его не могли бы увидеть.
— Да, сын мой.
— А есть ли такие свойства, которые бы можно было бы отнести к Ликам Святой Троицы?
— Естественно, что есть. Когда мы исповедуем, что Божество имеет одну природу и одну силу, то не сомневаемся в том, что следует различать в одной природе личное свойство каждого и говорить, что Отец безначален и есть причина Сына и Духа, причина рождения Сына и исхождения Духа. И Сын есть рождение от Отца, а не исхождение. И Дух есть исхождение, а не рождение. Ибо Отец не принуждается стать Сыном и Духом, и Сын — в Отца и Духа, и Дух — в обоих, в Отца и Сына, а эти Лики вместе остаются неизменными в общей природе и силе.
— А каким образом мы видим соединение Божественного и человеческого во Христе?
— Мы исповедуем Одного и Того же Господа нашего Иисуса Христа одновременно и человеком, и Богом: Богом — по сущности природы Своей, и человеком — по воплощению и вочеловечению ради нас, совершенным как в Божестве, так и в воплощении. И хотя так говорим о совершенном и о совершенном, и это так и есть, но никоим образом не о двух совершенных, а об одном совершенном — о Том же Самом Господе нашем Иисусе Христе. И опять же, когда говорим один совершенный, и это так и есть, то не осмеливаемся помышлять или говорить, что Он несовершенен по Божеству или по человечеству. Прежде всех веков рожденный от Бога Отца суть Сын Божий, и после времен Тот же Самый рожденный от Матери по плоти суть Сын человеческий — однако не два сына, а один единственный Сын Божий, воплощенный и вочеловеченный Господь наш Иисус Христос. И Тот, Кто имел от Отца безвременно общую природу и лицо отдельное обособленное, Он же во времени стал человеком по природе и лицу. Но из-за этого не разделяем надвое природы во Христе и не говорим, что Он имеет два лица, а только Одно и То же Слово Божие воплощенное по природе и лицу. И, всегда говоря, что во Христе одна природа и лицо, не отрекаемся от того, что Он имел от Отца и то, что стало, или принял от людей, то есть природу и лицо.
И опять же, Господа нашего Иисуса Христа называют Словом Божиим. И из-за того, что Он воспринял от нас, не можем называть Его бессловесным, немудрым или бессильным, ибо Он есть по сущности Сила и Мудрость Божия. И хотя говорим и подтверждаем о Нем все это и по Божеству и по тому, что стало, однако не можем разделить надвое Того же Господа нашего Иисуса Христа или приписывать ему две силы и две мудрости. Справедливо, что Слово Которое подобие и очертание сущности Отца, Само после времен истинно приняло подобие и схожесть человеческую, однако об одном и Том же Господе нашем Иисусе Христе не говорится как о двух подобиях, схожих на двух неких, но как об одном образе и подобии одного Бога Отца. И, всецело принимая Его как одни образ и подобие, мы не можем отречься от того, что по сущности Он есть образ Бога, а по домостроительству принял также образ раба, и в том же порядке — все остальное. Слово, будучи живым по сущности от Живого Отца, есть также источник жизни и Создатель живых существ, стало от женщины человеком с живой душой и совершенным умом. И об одном и Том же Господе нашем Иисусе Христе не говорится как о двух живых, но как об одном. И хотя говорим о Нем как об одном живом существе, и это так, но не осмеливаемся отторгать от Слова или от тела Его какую-либо часть живой силы. Боже упаси!
— Когда говорим одна природа и одно лицо в Господе нашем Иисусе Христе, то что нужно понимать?
— Когда говорим об одной природе и одном лице во Христе, то имеем ввиду не по единосущию Слова и плоти или по превращению и смешению, а по несказуемому и неудобопонимаемому соединению Слова со Своей плотью, которую выделил для Себя из непорочной утробы Девы. И не то, что плоть существовала ранее и после чего в нее поселилось Слово как в храме, потому как это не называлось бы рождением Сына Бога, а рождением того, кто возник заранее в утробе. Но после того как сошел по человеколюбию в утробу Девы, в это время воспринял или же присоединил к Себе плоть. И таким образом Святыми Отцами было сказано: одно лицо и одна природа вочеловеченного Бога Слова, не по единосущию, и не по достоинству чести, но, говорю, по сущностям божественной и человеческой, и тем более — несказуемо и чудесно соединение, и благодаря этому божественные свойства называются человеческими, и человеческие — божественными. Поскольку Тот, Кто невидим и неосязаем по природе, стал для нас, осязаемых челове- ческих тел, видимым и осязаемым. И о Том, кто вырос из земли, из-за соединения с небесным говорится как о спустившемся с Небес. И если сказать шире, то Слово, Которое по природе Своей было бессмертным, по домостроительству же соединения восприняло умереть и смертное по природе тело Свое сделало с помощью соединения с Собой бессмертным и нетленным. И тот, Кто был необъятным по природе — Слово Бог, вместилось соединением в Свое тело, полученное от людей, и, ограниченную по природе человеческую плоть, соединив с Собой, сделало причастной необъятной Своей силе. Не по изменению или по превращению определяя это все, а по несказуемому и не- досягаемому соединению. И так как то божественное и чудесное соединение выходит за пределы человеческого слова и мышления, и ты не понуждай себя объять это словом и мыслью. Потому что не подходит бессмертному Слову умереть и остаться бессмертным, и Его смертной плоти — быть смертной и животворящий, или же нестрадаемому Слову остаться нестра- даемым и принять страдания, и страдаемой Его плоти быть одновременно страдаемой и нестрадаемой, если нас не будет вести за собой слово о соединении и о природе. Это мы исповедуем так: одно говорить по природе, а другое добавлять по соединению.
— Значит мы исповедуем, как по природе, так и по соединению?
— Да, если исповедуем православно, в противном случае можно впасть в ереси. Так Слово по соедине- нию называется страдаемым, и если найдется кто-либо, кто скажет, что это по природе, тот вторит Арию и ему подобным. Подобно этому, если кто-либо ска- жет о Его плоти, что она нестрадаема по природе, тот действительно юлианит и этим богоотступничает. Опять же о соединении: если кто говорит «по достоинству», а не по природе, тот, конечно, с несторианами будет осужден и предан анафеме. Также о соединении по природе: если кто поставит это вне лица, теперь будет приравнен к новому еретизму. Согласно этому следует говорить об одной или двух природах во едином Христе: если кто говорит об одной природе во Христе по природе, а не по соединению, тот согласится с Арием, сказавшим, что Слово и Его плоть соз- даны, и вынужден будет говорить об одной природе, взяв как пример человеческое — связь души и тела; или же примкнет к евтихианам и манихеям, которые говорили, что Слово и плоть Слова не созданы, и осмелится говорить об одной природе Слова и плоти.
— А можно ли говорить о двух природах во Христе? — Наши Святые Отцы, когда говорили о двух, то не опровергали ничем прекрасное таинство соединения в Нем, и когда говорили одно по соединению, то не умаляли совершенство существования Слова Божия или Его плоти, и говорили, что Он, остался Тем Кем Есть и соединился неразлучно и несмешанно. Они говорили, что Слово Божие и Его почтенная плоть оставались такими же, и именно это, а не что другое исповедовали как соединенным несмешанно и неразлучно, потому что в Слове и Его плоти видели и отдельное лицо и общую природу: ведь если лицо — то это то, что в себе всецело выявляет природу, а если природа — то это то, что всецело видно в отдельном лице. И по этой причине Святые Отцы исповедовали Господа нашего Иисуса Христа как одну природу и как одного Сына Бога, не по единосущию или по превращению и смешению, а по несказуемому соединению.
А вот тот, кто утверждает, что после соединения две природы раздельны, тот уподобится Павлу Самосатскому и Диодору Тарсскому, считавшим, что Христос есть немощный человек, имевший только близость и отношение к Слову. Так и в отношении утверждения о двух волях и двух действиях во Христе: если кто-либо говорит, что это по природе, то не будет вне правды, чтобы не богоотступничать, как Гай и Феодосий, тело Господне, взятое от Девы, называя бес- чувственным, не действующим и бесстрастным. Но если даже по соединению и Тому же соединенному кто-либо осмелится приписывать две воли и два действия, то будет совсем далеким от истины, и повторяя ошибки Максима, будет подвергнут осуждению.
— Максим, который боролся против исповедания одной воли?
— Да.
— Значит не нужно говорить о двух природах?
— После соединения уже не нужно, как и в случае с волями и действиями.
— Объясните, пожалуйста, про воли и действия.
— Совершенной является спасительная плоть, взятая от нас, то есть душа, тело, ум — все это находим соединенным со Словом Богом; и если тело — то это тело Слова, в котором действия и страсти естественны, и если ум, в котором желание и рассуждение ес- тественны, — то это ум плоти Спасителя, а не какого- либо другого человека. Потому что не какой-нибудь иной прежний новорожденный образовался в утробе и потом присоединился к Слову, но тело Слова Божьего, с которым Он соединился, а не тело кого-либо другого. А если это так, то и действия и страсти естественны в теле, которое есть Его тело, то есть воплощенного Слова Божьего, а значит, о действовании и страстях, а так же о желаниях говорится как о принадлежащих Слову Божьему, Которое неразлучно было связано с человеческим умом.
— Таким образом, если тело является телом Господа, то и воля и действия все принадлежат Ему, а поскольку наш Господь один, то и воля одна и действие одно?
— Да, именно так. Более того, Слово Божие направляло волю Своим человеческим умом и Своим влиянием двигало действование и страсти Своего тела, подобно тому, как музыкальный инструмент звучит и играет в руках музыканта — это и есть победа высшего. Потому как все, что усматривается в теле Господнем, называется принадлежащим Слову Божьему, а не кому-либо другому, следовательно, и действование и страсти, а также желания принадлежат Слову Божьему, а не отдельно от Него рассматриваемому человеку. Раз это так, как и мне кажется справедливым, то никто не согрешит, если таким же образом подумает о лице, которое проявляет природу в себе, а так же по
отношению к природе, которая усматривается в лице. И если, как сказали, действования и страсти естественны в теле, а размышление и воля — в разумной душе, а душа и тело есть не что иное, как лицо, которое выявлено из природы, а то что названо, — душа, тело и ум — во всем имеют природу, причем природу человеческую. Следовательно, как мы и подтвердили, что от соединения несказуемого и превыше тварной мысли, есть одно действование и одна воля во Христе, так же лицо и природа, в которых вселены действование, страсти и желание — а не две природы и два лица. По этой причине о Боге нашем Иисусе Христе говорится, как об одном, а не двух совершенных, соединившем и погрузившем совершенство созданного в совершенство Творца.
— Тогда, страдания и смерть, которые за нас принял Господь, нужно называть божественными или человеческими?
— Максим, они называются и божественными, и человеческими, потому как, например, плоть Господа по природе есть человеческая, а по соединению — божественная. Следовательно, страдаемость и смертность, нестрадаемость и бессмертие приличествуют одному и тому же одновременно, одно — по природе, а другое по соединению.
— Тогда выходит, что все человеческие природные свойства, которые во Христе, будь то душевные или телесные можно назвать и божественными?
— Естественно. Душевные суть — печаль, страх, желание, гнев, незнание, телесные — алкание, жажда, утомление, сон, страдаемость и смертность. Все они принадлежали нашему Господу.
— А как Господь управлял природными свойствами и страстями?
— Посредничеством человеческого ума Слово делало покорным все части Своей человеческой плоти Божественной воле. Не то, что вместо природного человеческого ума было Слово Бог, упаси Боже, и пусть молчит Апполинарий. Слово Бог, Которое было неразлучно соединено и с чувственным, и с мысленным, будучи предводителем всех частей плоти и управляя каждой, то есть зрением глаз, глаголом язык, а так же слухом, осязанием и вкусом, и всецело мыслью в вопросе мышления, не оставляя их пустыми и бездейственными в своих воздействиях, но посредством частей чувственного тела и познающего ума творило искусство божественной силы. И по этой причине, посредством этого несказуемого соединения, забывала плоть и о природных своих движениях, так как была погружена и сокрыта в божественной силе, которые Слово Бог не устранимо из Своей плоти, так же как и плоть, в которой находились они, но высшее, побеждая их, не позволял плоти почковать свои природные свойства.
— А как именно нес Господь все страсти, добровольно или по необходимости?
— Спаситель утомлялся в Своем теле по-человечески, то есть, как говорили отцы, давал время, чтобы природное совершало свое в теле, причем — когда и где Он того желал и все это добровольно, а не по необходимости под принуждением природных воздействий плоти. Боялся и печалился Господь по-человечески при крестный смерти, одновременно влияя на Свою человеческую душу, достоверно совершить естественное ей. Принимал Господь алкание и жажду в плоть Свою, не каким-то чуждым способом притворяясь, а по-человечески и истинно совершая, то есть позволяя природному питательному свойству принять это обстоятельство. О добровольном же несении страстей свидетельствовал и Сам Господь: «Душу Мою никто не может взять от Меня, но Я Своей волей отдаю ее; имею власть отдать ее и имею власть снова взять
ее». И как имел власть над своей человеческой душой — мог отдать и потом взять ее обратно, так же имел и власть на всеми частями своей плоти, чтобы подчинить Себе природные страсти.
Но как плоть называется божественной посредством соединения, так и страсти человеческие назы- ваются божественными, поэтому и говорится, что Слово Бог претерпело телесные и душевные человеческие страсти не по природе, а по несказуемому соединению. И так как оно несказуемо и сверхъестест- венно, то и говорить об этом непозволительно, а лишь настолько, насколько осмелится кто-либо видимыми вещами достичь невидимых и ощущаемый свет сравнить с умопостигаемым.
— Хосровик вардапет, а можете привести еще примеры?
— Конечно, Максим! Как Слово Бог делало прилич- ными для Своей плоти свойства божественной природы, так и Само воспринимало природные свойства Своей плоти, ибо Тот, Кто был был невидимым и неосязаемым по природе, через соединение стал видимым для людей и был осязаем руками людей. Тот, о Котором говорил пророк, что «вечный Бог не алкает и не утомляется», через соединение воспринял алкание, жажду и утомление. Посредством соединения, нестрадаемый и бессмертный страдает и терпит смерть, Своей страдаемой и смертной плотью. Посему Слово, соделав Свою плоть причастной Своим природным свойствам, будучи видимым, могло стать невидимым. Бывало, что никто не мог дотронуться до того, что было осязаемо по природе. Имеющий плотную природу облачился в божественную неплотность, выходя из запечатленного гроба и входя через закры
тые двери. Сделал плоть, что по природе была способна алканию и жажде, причастной божественной безбедности, смертную сделал живой и животворящей, земной и небесной, вышедшей из утробы Матери — сидящей одесную рядом с Всевышним. Далее, можно сказать, что наш Господь совершал дела домостроительства нашего спасения, одни божественным образом, а другие — как человек. Был зачат и выношен в утробе женщины в течении девяти месяцев по людским законам, но от Девы и без близости с мужем — по божественной силе. Родился от женщины, как рожденное от людей, а оставить родительницу девой после рождения и сделать груди молочными — это дело не человеческое, а божественного великолепия. По домостроительству воспринял создание и рост тела, но уменьшение и тление не воспринял как подобает Богу. Умерло человеческое по-человечески, и убил Он смерть Своей бессмертной силой.
— А можно ли тогда исповедовать плоть Христа единосущной Слову Богу?
— Если бы я сказал, что одна природа Слова и плоти, тогда я был бы из тех, кто говорил, что этим единосущны между собой Бог Слово и Его плоть, так же, как говорится, что Лица Святой Троицы единосущны друг другу по своим свойствам. Но так говорить, как мы определяем единой природу воплощенного Слова, то наше слово совсем далеко от принятия единосущия и лишь по соединению учит говорить — единая природа. Подобно тому, как ярчайший свет солнца затмевает сияние звезд, между тем как они в действительности существуют, но днем кажется, что их нет. И по этой причине одновременно не говорится о двух природах дня, то есть о солнце и звездах, или свете и тьме, но о тех вещах, которые следуют за именем солнца, им называют день, а поэтому Максим, так же понимай слово о соединении воплощенного Слова Бога. Ибо вопреки тому, что неотлучимыми от плоти
остались человеческие свойства — природа, подобие, лицо и вместе с ними слово, мысль, мудрость, сила, жизнь и подобные им свойства, они отнюдь не ис- пользуются отдельно по отношению к плоти, но особо от названий Слова Бога были названы все перечисленные, чтобы во всем всячески высший побеждал низшего.
— Не понял, извините.
— Плоть называется смертной по первозданной природе?
— Да, об этом уже говорили.
— Но эта плоть одновременно и не называется смертной, ибо была окрашена корнем бессмертия и всецело есть дарующая бессмертие и животворящая, и во- истину в Слове Боге есть описание природы Его плоти.
— Подобно примеру Солнца и звезд?
— Именно, и она уже не называется отличной от Него природой, так как была сокрыта и погружена в божественной природе. Теперь понимаешь?
— Сейчас да.
— Поэтому говорится, что единую имеет природу Гос- подь наш Иисус Христос, не бестелесную, но воплощенную, потому как не подобает единым называть Его, отдельно взятого, но вместе с той, которая с Ним соединилась неразлучно. И по соединению не единосущным или одной природы называть Слово Бога и Его животворящую плоть, и не исповедовать разделение или двоемыслие по причине неизменности. И, исповедуя плоть Спасителя живой, разумной и мыслящей, этим не двух живых исповедовать безбожно или же говорить о двух разумных и двух мыслящих, или же, исповедуя одного живого разумного и мыслящего, не намекать на единосущие по отношению к Слову Богу и Его искупительной плоти.
— Значит, по причине соединения, Господню плоть не следует называть единосущной Божеству или одной и той же природой, что и Божество?
— Боле того, и если кто-нибудь осмелится суетно возвеличивать плоть такими наименованиями, таких Церковь предаст анафеме.
— Хосровик вардапет, была ли плоть Адама по созданию бесстрастной, то есть неспособной к всяким страстям, как душевным, так и телесным?
— Отмечу, что жизненную силу души можно разделить на четыре части: родительную, питательную, растительную и двигательную. Некоторые из них при- личествуют и бестелесным, а телесные живые существа подчинены им всем. Известно, что наш праотец имел родительную силу, поэтому называется землеродным, так как из земли был сотворен Творцом. Так же и растительная сила, благодаря которой, вы- ращивая потихоньку из малого ребра, нашу прародительницу совершенствовал Творец. А их питатель- ная сила познается по разнообразным плодам Рая, которые Провидец повелел кушать, кроме плодов одного древа — древа познания добра и зла. А двигательная сила познается по прикосновению к запретному плоду и от того, что прятались. Поэтому говорить о плоти Адама, как бесстрастной по созданию — неправославно.
— Насколько мне известно есть люди, считающие, что страсти являются последствием греха, то есть, как они думают, в Адаме не было страстей и только после падения они появились, и наш Господь взял именно эту бесстрастную плоть, что была до грехопадения. Что вы скажите на это?
— Так думают многие еретики, как Мани, Евтихий, Юлиан Галикарнасский и его последователи. Если Господь имел первозданную природу, бесстрастную и бессмертную, тогда, согласно им, ложным способом Он показал страсти. Поэтому эти страсти не могли
быть последствием греха, а были дарованы нам Творцом.
— Тогда, какую природу принял Господь?
— Воспринял один и тот же созданный вначале светоносный образ, который оказался замешанным в грехах. В этот образ и облачился в последние дни Творец, воссоздав его, потом что, как написано, во всем уподобился нам, кроме греха, и с помощью этой совершенной природы, которую принял от нас и за наши грехи, сражался с противником-человекоубийцей. — Как воссоздал?
— Слово Бог взял нашу тленную плоть, греховную душу, дух, и нашим же соделал нам спасение. Но, соединив, с Собою — отделил грехи от души и тление от плоти. И как огонь, соединяясь с золотом, отделяет от него примеси, так и вочеловеченный Бог родился от Девы с безгрешной душою и с нетленной плотью. Родился от Девы без семени, чтобы показать, что способна к рождению наша тварная природа, и так же, без супруга, могла рожать, если бы осталась в соблюдении заповедей. Использовал пищу и ел по потребности, показывая, что способна к питанию и к еде наша природа. С ростом принял развитие, показывая, что наша природа способна к росту. Проявил в Своей плоти полностью все человеческие страсти, душевные и телесные, настолько, насколько пожелал, когда и где пожелал. И все это, чтобы показать, что единосущен и соплеменник первому Адаму, Он — второй Адам, что не за грехи эти страсти стали союзны нашей природе, а были дарованы нам Творцом для долголетия, как помощь природе. Умер и был по- гребен и сошел в ад Неуловимый ими, чтобы вольно свободный Господь освободил бы, по их же воле, по- верженных в разных местах ада. И чтобы показать
тирану, что Его сошествие в ад есть дело согласия и доброй воли, а не его силой принуждался к служению ему.
— Тогда можно сказать, что без страстей не было бы для нас и спасения?
— Без сомнений, — улыбнулся вардапет, похлопывая Максима по плечу.
— Вардапет, а тогда, чему учил Севир?
— Он считал, что лишь после воскресения Христос обрел всю Свою славу, совершенство и нетление.
— Иными словами, он считал, что до воскресения Господь был бесславный, несовершенный и тленный? — Да, он считал, что от рождения до воскресения Он был таким, и плоть Его была страдаема и смертна.
— Значит Севир утверждал, что Господь изменился после воскресения? А чему учит Армянская Церковь? — Он так и мыслил, а мы говорим, что наш Господь неизменяем. Если это не так, то Господь после Своего воскресения не сказал бы о Себе ученикам: «Посмотрите на Меня, потому что Тот же», а наооборот сказал бы: «не думайте, что Я Тот же, что и прежде, потому изменился от тления к нетлению и от бесславия к славе, и от несовершенства к совершенству». А почему тогда Павел говорил о Нем: «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же»? Или же Исайя, когда предвозвещал о Том, Кто родится, как об Эммануиле и Боге сильном и Отце грядущего века? Ведь невозможно бесславного и несовершенного и Того, Кто был подвержен тлению, именовать Богом и Всемогущим и Отцом грядущего.
— И впрямь, невозможно было бы.
...»
Святые Отцы Собора IV-го, Халкидонского, собравшиеся в 451 году в количестве порядка 630 участников, определили догмат об образе соединения в Лице Господа Иисуса Христа двух естеств в следующих словах:

«Последуя Святым отцам, все единодушно поучаем исповедывать одного и того же Сына Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в человечестве, истинно Бога и истинно человека, того же из души разумной и тела, единосущного Отцу по Божеству, и того же единосущного нам по человечеству, во всем подобного нам кроме греха, рожденного прежде веков от Отца по Божеству, а в последние дни ради нас и нашего ради спасения от Марии Девы Богородицы — по человечеству; одного и того же Христа, Сына, Господа, единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого, — так что соединением нисколько не нарушается различие двух естеств, но тем более сохраняется свойство каждого естества и соединяется в одно Лице и одну Ипостась, — не на два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же Сына и Единородного, Бога Слова, Господа Иисуса Христа, как в древности учили пророки о Нем, и как Сам Господь Иисус Христос научил нас, и как предал нам символ отцев».

Это учение полностью совпадает с учением св. Григория Просветителя Армении, от которого ААЦ отошла в своем заблуждении:
«...372. XXXIX. Когда Он явился, Всеспаситель исполнил некогда обещанное о Нем. И свидетельством, предвозвещенным пророками, мы можем удостоверить пришествие Сына рождением во плоти Сына Божьего, и богодухновенными их словами — сказанное о богосмешанной плоти, как и сам Господь ранее показал пришествие Сына Своего возглашениями своих достойных пророков.

377. XL. Он Сам пребывает в своей сущности, как истинно Сущий, но, пожелав, Он обрел человеческий облик, воплотился и спустился в наше подобие. Бывший необъятным и недостижимым во всей полноте Божественности, ради нас Он приобрел пределы и заключился в теле. Воистину Он уместился в теле и стал истинным человеком; снизошел до поношения, дабы возвысить нас. Но своей Божественностью Он пребывает на небе и на земле, у Отца и с Отцом. Все творения движутся по Его повелению, согласно установленному для каждого порядку.

379. Неохватимый обрел тело, стал осязаем и охвачен телом, и по своей воле Он взял на себя все, что присуще телу; не будучи узнан, смиренно переносил [страдания]. И не по чьему-то принуждению, но по Своей собственной и свободной воле перенес Он это, как и Сам говорит: «Имею власть отдать Себя по своей воле, дабы опять принять ее» (Ин. 10.18).

380. И Он родился от Девы и по своей воле исполнил волю пославшего Его, [и сам] говорит: «Я пришел творить волю Отца Моего» (Ин. 6.38), дабы показать единство их одной, неразрывной, неделимой сущности [Бога]. По воле Отца Он вошел в утробу Девы и не побрезговал, ибо Он очиститель всего. По Своей воле был обернут в пелены и положен в ясли животных, ведь Он -Владыка и Творец всякого величия, родитель всех благ.

381. Древний ради нас стал младенцем и принял облик нашего слабого человеческого тела, чтобы перенести нас в Свое бессмертие. И хотя Он облекся в тело и снизошел до нашего подобия, однако в Своей Божественности остается в славе природы Отца, каким действительно был, есть и пребывает вечно с Отцом своим в высотах природы своей с нашей плотью, в которую Он облекся, непрестанно вославляясь духовными и огненными ангелами.

383. Нам, созданным Им слабым существам, следует знать лишь столько, что Он и истинный Бог едины, почему и [это единство] называется общим отцовством для небесных и земных [созданий]. Один единственный Господь, три лица одной сущности, три лица и одна сущность, единство знания, единое могущество в единой славе, одно единое в излучении света, единое могущество в единой славе, одно единое в излучении света, с одной единой сущностью, ибо никто не может исследовать, как или почему Он [таким] явился.

587. Для этого Сын Божий снизошел, чтобы принять человеческую плоть, унизился до поношения смертью, и даже — погребения, дабы своим человеколюбием сподобить достойных Божественности. Он, возлюбивший людей, по своей безграничной любви назвал их братьями, дабы Самому быть первородным между многими братьями. По своему человеколюбию Он вынес решение. Сам Сын Божий говорит: «Вот мои сестры и братья, которые исполняют волю Отца Моего Небесного» (Мт. 12.50; Мк. 3.35; Лк. 8.21), ибо Сын, придя, исполнил волю Отца.

588. И что есть воля Отца, если не принятие вновь в царствие отвергнутых сыновей человеческих и оживление, восстановление поверженных смертью и их причисление к сыновьям благости, исполняющим волю Отца, Единородным Сыном которого Он является по природе. И посему сам Господь силы спустился до ступени человеческих слабостей, дабы с той же слабостью довести слабых до ступени славы могущества Божественности и сделать их достойными милости усыновления.

591. LXXVI. И так как людям не под силу было нести тяжесть заповедей истины, они по слабости своей подпали под гнет смертных грехов. Ибо никто из людей не мог разрушить стоявшую посреди преграду (Еф. 2.14). И так как ни одно из рабских колен этого не смогло сделать, поэтому и из-за прегрешения Адама смерть обрела силу и поглотила их, согласно тому, что было сказано: «В Адаме все умирают» (I Кор. 15.22) — а Сын Божий принял облик Адама, уподобился рабу и стал как один из людей (Флп. 2.7) и пришел заделать эту брешь, дабы восстановить разрушенное, согласно речению пророка: «Обстроены будут развалины на веки» (Иез. 36.33). Ибо Он примет плоть своих праведников в их образе и через ту же плоть будет исполнять всякую правду, как сказал Иоанну: «Теперь так надлежит быть, дабы нам исполнить всякую правду» (Мт. 3.15).

592. Ибо сам Господь этой рабской плотью исполнил всякую правду, дабы дать победу плоти, которую Он соединил с Божественностью. И как через одно Адамово тело [люди] стали грешниками, так и через одно Господнее тело они обретут свободу от рабства грехов, свободу, которая превыше всяких свобод.

705. Узри единомыслие, единство воли, неделимую истинность, и узри — как Он просветил, показав бытие [Бога] доподлинно в трех лицах, сказав, что «Дух Святой не от Себя говорить будет, но от Моего возьмет и возвестит вам, все, что имеет Отец, есть Мое» (Ин. 16.13-15). Узри Отца совершенного, и Сына истинного, и Духа подлинного. Он указал также на нераздельную и единосущную природу божественной ипостаси, сказав: «Изшел от Отца и пришел в мир» (Ин. 16.28),— также об истинном Духе: «Дух истины, который от Отца исходит» (Ин. 15.26).
Меня, видел Отца Моего» (Ин. 14.9-11). Ибо нет каких-либо пределов, которые могли бы объять божественное, и [пусть не кажется], что Отец на небесах, а Единородный Сын и истинный Дух на земле, ибо все Им заполнено, и Он во всем и превыше всего...».
Подробнее:
УЧЕНИЕ СВЯТОГО ГРИГОРА [Св. Григория Просветителя]
 
Православный христианин
Когда говорилось «нечто среднее», имелась ввиду не средняя природа, а среднее учение между диофизитством и монофизитством. И с чего Вы взяли, что у соединённой природы нет лица? У соединённой природы - соединённое лицо. Когда говорится о добродетели и озарении истины - говорится про учение, а не про природу.


Лицо - совокупность индивидуальных природных качеств конкретного существа. Природа - совокупность общих качеств определённого вида существ. В любом существе природа не существует без лица и лицо без природы. У Слова сначала была Божественная природа, а лицом было индивидуальное свойство этой природы - «предвечное рождение от Отца». Затем в момент вочеловечивания к этому Лицу добавилось Человеческое Лицо и Лицо Слова стало Богочеловеческим. В тоже самое время к природе Слова добавилась человеческая природа, чтобы можно было обеспечивать человеческие свойства соединенного Лица. Появилась общая природа. Итого у нас во Христе одна природа и одно Лицо по соединению, два лица и две природы по сущности.
У Вас почему-то Лицо оторвалось от природы, хотя единое Лицо соединено с единой природой.

Рекомендую отрывок дочитать до конца. Там всё поясняется.
Изучите для начала учение св. Григория Просветителя, а выдергиванием под себя слова св. отцов, ВЫ ничего не добьетесь.

— Таким образом, если тело является телом Господа, то и воля и действия все принадлежат Ему, а поскольку наш Господь один, то и воля одна и действие одно?
Да, именно так.
ИЗУЧИТЕ:
Глава 3 (47). О двух естествах, против монофизитов

 
Православный христианин
Когда говорилось «нечто среднее», имелась ввиду не средняя природа, а среднее учение между диофизитством и монофизитство
Ну тогда из разных статей разных газет набрано в компиляции. Если речь идёт о природах и выражения их в реальной жизни через лица, или лицо если одна природа, то потом в контексте изложения отложить поиск этих явных и понятных лиц, искать иную среднюю, понятно что природу. Какое учение искать, какое среднее озарение, какую среднюю добродетель.
 
Армянская Апостольская Церковь
Святые Отцы Собора IV-го, Халкидонского, собравшиеся в 451 году в количестве порядка 630 участников, определили догмат об образе соединения в Лице Господа Иисуса Христа двух естеств в следующих словах:

«Последуя Святым отцам, все единодушно поучаем исповедывать одного и того же Сына Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в человечестве, истинно Бога и истинно человека, того же из души разумной и тела, единосущного Отцу по Божеству, и того же единосущного нам по человечеству, во всем подобного нам кроме греха, рожденного прежде веков от Отца по Божеству, а в последние дни ради нас и нашего ради спасения от Марии Девы Богородицы — по человечеству; одного и того же Христа, Сына, Господа, единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого, — так что соединением нисколько не нарушается различие двух естеств, но тем более сохраняется свойство каждого естества и соединяется в одно Лице и одну Ипостась, — не на два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же Сына и Единородного, Бога Слова, Господа Иисуса Христа, как в древности учили пророки о Нем, и как Сам Господь Иисус Христос научил нас, и как предал нам символ отцев».

Это учение полностью совпадает с учением св. Григория Просветителя Армении, от которого ААЦ отошла в своем заблуждении:
«...372. XXXIX. Когда Он явился, Всеспаситель исполнил некогда обещанное о Нем. И свидетельством, предвозвещенным пророками, мы можем удостоверить пришествие Сына рождением во плоти Сына Божьего, и богодухновенными их словами — сказанное о богосмешанной плоти, как и сам Господь ранее показал пришествие Сына Своего возглашениями своих достойных пророков.

377. XL. Он Сам пребывает в своей сущности, как истинно Сущий, но, пожелав, Он обрел человеческий облик, воплотился и спустился в наше подобие. Бывший необъятным и недостижимым во всей полноте Божественности, ради нас Он приобрел пределы и заключился в теле. Воистину Он уместился в теле и стал истинным человеком; снизошел до поношения, дабы возвысить нас. Но своей Божественностью Он пребывает на небе и на земле, у Отца и с Отцом. Все творения движутся по Его повелению, согласно установленному для каждого порядку.

379. Неохватимый обрел тело, стал осязаем и охвачен телом, и по своей воле Он взял на себя все, что присуще телу; не будучи узнан, смиренно переносил [страдания]. И не по чьему-то принуждению, но по Своей собственной и свободной воле перенес Он это, как и Сам говорит: «Имею власть отдать Себя по своей воле, дабы опять принять ее» (Ин. 10.18).

380. И Он родился от Девы и по своей воле исполнил волю пославшего Его, [и сам] говорит: «Я пришел творить волю Отца Моего» (Ин. 6.38), дабы показать единство их одной, неразрывной, неделимой сущности [Бога]. По воле Отца Он вошел в утробу Девы и не побрезговал, ибо Он очиститель всего. По Своей воле был обернут в пелены и положен в ясли животных, ведь Он -Владыка и Творец всякого величия, родитель всех благ.

381. Древний ради нас стал младенцем и принял облик нашего слабого человеческого тела, чтобы перенести нас в Свое бессмертие. И хотя Он облекся в тело и снизошел до нашего подобия, однако в Своей Божественности остается в славе природы Отца, каким действительно был, есть и пребывает вечно с Отцом своим в высотах природы своей с нашей плотью, в которую Он облекся, непрестанно вославляясь духовными и огненными ангелами.

383. Нам, созданным Им слабым существам, следует знать лишь столько, что Он и истинный Бог едины, почему и [это единство] называется общим отцовством для небесных и земных [созданий]. Один единственный Господь, три лица одной сущности, три лица и одна сущность, единство знания, единое могущество в единой славе, одно единое в излучении света, единое могущество в единой славе, одно единое в излучении света, с одной единой сущностью, ибо никто не может исследовать, как или почему Он [таким] явился.

587. Для этого Сын Божий снизошел, чтобы принять человеческую плоть, унизился до поношения смертью, и даже — погребения, дабы своим человеколюбием сподобить достойных Божественности. Он, возлюбивший людей, по своей безграничной любви назвал их братьями, дабы Самому быть первородным между многими братьями. По своему человеколюбию Он вынес решение. Сам Сын Божий говорит: «Вот мои сестры и братья, которые исполняют волю Отца Моего Небесного» (Мт. 12.50; Мк. 3.35; Лк. 8.21), ибо Сын, придя, исполнил волю Отца.

588. И что есть воля Отца, если не принятие вновь в царствие отвергнутых сыновей человеческих и оживление, восстановление поверженных смертью и их причисление к сыновьям благости, исполняющим волю Отца, Единородным Сыном которого Он является по природе. И посему сам Господь силы спустился до ступени человеческих слабостей, дабы с той же слабостью довести слабых до ступени славы могущества Божественности и сделать их достойными милости усыновления.

591. LXXVI. И так как людям не под силу было нести тяжесть заповедей истины, они по слабости своей подпали под гнет смертных грехов. Ибо никто из людей не мог разрушить стоявшую посреди преграду (Еф. 2.14). И так как ни одно из рабских колен этого не смогло сделать, поэтому и из-за прегрешения Адама смерть обрела силу и поглотила их, согласно тому, что было сказано: «В Адаме все умирают» (I Кор. 15.22) — а Сын Божий принял облик Адама, уподобился рабу и стал как один из людей (Флп. 2.7) и пришел заделать эту брешь, дабы восстановить разрушенное, согласно речению пророка: «Обстроены будут развалины на веки» (Иез. 36.33). Ибо Он примет плоть своих праведников в их образе и через ту же плоть будет исполнять всякую правду, как сказал Иоанну: «Теперь так надлежит быть, дабы нам исполнить всякую правду» (Мт. 3.15).

592. Ибо сам Господь этой рабской плотью исполнил всякую правду, дабы дать победу плоти, которую Он соединил с Божественностью. И как через одно Адамово тело [люди] стали грешниками, так и через одно Господнее тело они обретут свободу от рабства грехов, свободу, которая превыше всяких свобод.

705. Узри единомыслие, единство воли, неделимую истинность, и узри — как Он просветил, показав бытие [Бога] доподлинно в трех лицах, сказав, что «Дух Святой не от Себя говорить будет, но от Моего возьмет и возвестит вам, все, что имеет Отец, есть Мое» (Ин. 16.13-15). Узри Отца совершенного, и Сына истинного, и Духа подлинного. Он указал также на нераздельную и единосущную природу божественной ипостаси, сказав: «Изшел от Отца и пришел в мир» (Ин. 16.28),— также об истинном Духе: «Дух истины, который от Отца исходит» (Ин. 15.26).
Меня, видел Отца Моего» (Ин. 14.9-11). Ибо нет каких-либо пределов, которые могли бы объять божественное, и [пусть не кажется], что Отец на небесах, а Единородный Сын и истинный Дух на земле, ибо все Им заполнено, и Он во всем и превыше всего...».
Подробнее:
УЧЕНИЕ СВЯТОГО ГРИГОРА [Св. Григория Просветителя]
Все эти слова Святого Григория Просветителя полностью соответствуют христологии Армянской Церкви. Если Вы видите несоответствия, то прокомментируйте это.
 
Сверху