Православию нужно стать современнее, ближе к народу!

Тема в разделе "Сборник ответов на популярные вопросы и заблуждения о христианстве", создана пользователем администратор, 15 янв 2010.

  1. администратор

    администратор Команда форума

    Православный христианин
    Православию нужно стать современнее, ближе к народу!
     
  2. Аника

    Аника

    Казахстан. Семей
    Православный христианин
    А народу надо стать ближе к Православию. Тогда народ станет современен ему.
     
  3. Кирилл

    Кирилл Чтец Команда форума

    Санкт-Петербург
    Православный христианин
    Обычно под этим подразумевают нежелание трудиться в деле собственного спасения, мол вы нам "на подносе" всё принесите, а мы ещё и подумаем.
    То, что Православная Церковь явила многие тысячи святых, показав свою истинность, некоторые предпочитают не замечать, а строить собственные теории отношений с Творцом.
     
  4. Панфёров Игорь

    Панфёров Игорь

    г.Харьков
    Православный христианин
    Мы обращаемся к Богу так же как наши далёкие предки. Не дай, Господи, чтобы чтобы наша церковная служба превратилась как у протестантов в шоу! Условная реальность материального мира аморфна, она постоянно изменяется, плывёт. Церковь же погружена в духовную реальность, которая абсолютна и неизменна. Сила православия в неизменных "каменных" догматах.
     
  5. Екатерина Домбровская

    Екатерина Домбровская

    Москва
    Православный христианин
    Хотя "каменные догматы" немного непривычно звучит, но по сути правильно. А суть все-таки в том, что как храм - это небо на земле, так и Церковь - для ее членов - есть НОВАЯ ЖИЗНЬ, вхождение в ИНОЙ мир, в ИНУЮ ЗЕМНОЙ - ДУХОВНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ и выхождение из нашей земной иллюзорности.
    Если сказано "зри в сердце", если сказано "Сыне, даждь ми сердце твое", если сказано "Царствие Божие внутри вас есть", то этими словами и выражается суть и образ, ЗАКОНЫ и даже форма существования ИНОЙ духовной реальности -ВЕЧНОСТИ - в земных еще условиях.
    Те, кто сегодня призывает приблизить Церковь к мiру, на самом деле призывает к уничтожению Церкви. Бог достаточно заложил в человека возможностей для обращения к Нему. Но даже не нужно анализировать вторую ложь современного миссионерства - что вот давайте приблизим какими-то новыми формами, завлекалочками, сотворим предельную икономию, спустимся на землю... Не нужна вторая эта ложь, поскольку смысл ее уничтожается первым пунктом. Приблизить-то куда-то они приблизят - к себе, наверное, к своей когорте малоцерковных и даже антицерковных людей, но с каждым таким приближением к мiру Церковь Божия будет стремительно удаляться от насильно приближаемых. Не говоря уж и о третьем условии: соответствии обращения каждого человека к Богу: о времени обращения, способе, о готовности и зрелости такого обращения человека. У Господа свои сроки и виды. У миссионэров - свои: гони всех на стадион, болтай угодливую чушь и пересчитывай поголовье...
     
  6. Николай Кноспе

    Николай Кноспе

    Москва
    Православный христианин
    В развитие этой темы. Вот что пишет известный московский пастырь протоиерей Александр Шаргунов:
    "Все нововведения Второго Ватиканского Собора, как утверждают сами его устроители, были совершены ради благих целей миссионерства. Католическая Церковь переживала кризис и потому искала все средства для выхода к миру. Ради новой «евангелизации», ради того, чтобы сделать христианство более понятным, был провозглашен «антропоцентрический постулат»: что приемлемо и что неприемлемо для современного мышления. Поэтому из Писания выбирались произвольно слова и поступки Христа, говорящие лишь о Его человеческой природе. Как определяют сами западные богословы, ключом к «Новой Реформации» является скорее «милосердный ближний», чем милосердный Бог. Но смещение акцента в догмате неизбежно отражается на духовной жизни. Вторая заповедь о любви к ближнему начинает занимать место первой заповеди о любви к Богу. Хотя обе заповеди едины и нераздельны, и без любви к ближнему не может быть любви к Богу, однако, по православному разумению, необходима правильная расстановка акцентов. Ибо каждый святой подвижник, как пишет об этом преподобный Ефрем Сирин, прежде всего старается иметь в своем сердце священную любовь к Богу, и тогда в любви к ближнему легко уже можно преуспеть. «Поставь, — говорит преподобный, — первое на первом месте, тогда второе совершится по порядку. Если же кто из братьев вознамерится иметь наибольшее попечение о второй заповеди, то отсюда проистекает только внешнее служение братии, и никогда не будет он в состоянии исполнить свое служение чисто и здраво». «Если будет преобладать любовь к ближнему, — пишет Никодим Святогорец, — то она может удалить тебя от любви к Богу, причинить тебе большой вред и ввергнуть в пагубу».
    И мы видим пагубные плоды этого явления в нравственной жизни Западной Церкви: «Есть мораль, которую можно создать, — читаем в карманном катехизисе для церквей Франции, — но нет готовой морали, нет закона небесного происхождения, нет кодекса, написанного в сердце. Мораль — это человеческое творение; одной из величайших задач человечества является создание законов». Таким образом, мы видим, что заповедь о любви приобретает совершенно новый смысл: любить — это значит быть самим собою, это значит осуществлять мораль ситуации без предписанных законов, и только в этом заключается великая свобода любви. Так обессмысливаются слова блаженного Августина «возлюби и делай что хочешь», где «возлюбить» означает стяжать благодать Святого Духа через исполнение воли Божией....
    Таковы уже сегодня плоды так называемой «негативной христологии», идущей от земли — ради миссионерских целей. Впервые за многие века вера Никеи и Халкидона поставлена под сомнение. Поставлено под сомнение само понятие первородного греха (Тейяр де Шарден). Однако этому богослову возносится панегирик в официальном католическом издании, где пространно рассуждают о «великих христианских интуициях Тейяра де Шардена». Чтобы сделать Евангелие понятным нашим современникам, многие католические проповедники считают необходимым, мотивируя это «пастырскими» соображениями, упразднить если не идею первородного греха, то по крайней мере идею вмешательства в человеческую жизнь диавола. Стоит ли после этого удивляться, что и о Воскресении Христовом из мертвых порой говорят только либо как о историческом, либо как психологическом факте: Иисус живет в наших сердцах — «на традиционном языке это называется воскресением». Перед нами — мессианский гуманизм, где мерою Бога становится человек и евангельский пантеизм, где Бог растворяется в человечестве. Это размывание границ света и тьмы не может, разумеется, не вызывать жгучей тревоги у самих католиков. Известный французский богослов Андре Пьетр пишет: «Уже не говорят о чуде, об искуплении, о Евхаристии, о Приснодевстве, о молитве, о благодати, о грехе… но о диалоге, о свободе, о радости, о любви и т.д., короче говоря, отрицают молчанием. Когда во что-то верят реально, об этом проповедуют».
    Мы знаем, как эти перемены отразились на богослужении. Большинство прежних символов было отправлено на «свалку истории». Церковные облачения предельно упростились. Вместо престолов в торжественных алтарях посреди храмов были поставлены ничем не покрытые каменные столы, и облатки верующим в некоторых приходах стали раздавать девицы в джинсах. Вместо традиционного пения зазвучали ритмы, вдохновляемые джазом и рок-музыкой. Были представлены на выбор несколько новых «пробных» литургий: например, месса с джазом, месса на кухне, месса для детей с куклами и другими игрушками. Все это совершалось ради благих целей, ради миссионерства. Однако, увлекшись внешней миссией, Католическая Церковь забыла о внутренней. Отказ от преемства авторитета и отрыв от Предания произвел разрушительную работу в сознании верующих. Число «практикующих» католиков после нововведений Второго Ватиканского Собора не увеличилось, как с самого начала ликующе сообщали об этом реформаторы, а резко сократилось. Большинство храмов сегодня — полупустые, и никакая рок-музыка не может привлечь в них молодежь, которая предпочитает слушать ее и «расслабляться» в более подходящих для этого местах. Что самое ужасное — по некоторым данным, свыше 20-ти процентов священников стали сомневаться в «реальном присутствии» Христа в Евхаристии. И это миссионерство? Сегодня официальный отказ объединенной Европы от «христианских ценностей» — в значительной мере плод миссионерских нововведений Второго Ватиканского Собора".
     
  7. Елена Коробова

    Елена Коробова

    Липецк
    Православный христианин
    Я считаю, что Православная наша Церковь и так достаточно близка к народу. Были времена, когда невозможно было, к примеру, достать церковные книги. А сейчас очень много литературы. Можно без труда приобрести не только Библию, но и творения святых отцов, книги священников; Храмы и монастыри открыты. Таким образом, я хочу сказть, что Православная Церковь - не закрытая община. Каждый желающий может влиться в ряды Православных христиан, может посетить монастырь, и даже пожить там, потрудиться. Православная Церковь никого не отталкивает, она всех готова принять с радостью. Разве это есть отдаленность? А если кто-то считает, что Церковь в угоду им должна поступиться заповедями, данными Самим Богом, те либо просто еще только вступили на порог Православного Храма, либо упорно не желают сами пойти на встречу Православию. Да, поначалу многое кажется непонятным и даже, возможно, нецелесообразным (я думаю, многие с этим сталкивались). Но прежде чем отвергать что-то, почему бы не попытаться понять.
     
  8. Екатерина Домбровская

    Екатерина Домбровская

    Москва
    Православный христианин
    Не в развитие этой темы, а скорее в основании ее хотелось бы привести небольшой отрывок о Церкви, который помог бы нам правильно понимать проблему и расставлять соответствующие акценты, а именно: кто или что для кого...

    "Говоря об определении Церкви апостолом Павлом как о «великой благочестия тайне» (1 Тим. 3, 16), которая в том, что «Бог явился во плоти» (там же) и этой плотью — телом Божиим — сделалась Церковь, еп. Феофан Затворник пишет:
    «Сущность веры нашей сокровенна и по причине непостижимости ее действия в нас. Зародилась она („тайна благочестия“) в тайне Триипостасного Бога прежде век». Только поняв Церковь как сотворенную «прежде всего» (св. Ерма) , как «Премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей» (1 Кор.2, 7), можно в нее действительно поверить. Поверить в нее нам дано не как в человеческую организацию, а только как в Богочеловеческое Существо, имеющее своим началом Божественную до-временность. ...Церковь прежде всего или больше всего — это литургия. Поэтому «литургия вечна. Агнец заклан в недрах Святой Троицы» (архимандрит Киприан).
    Все священнодействие [литургии],— пишет митрополит Солунский Николай Кавасила (XIV век),— есть как бы один образ Единого Тела и Царства Спасителева (т. е. Церкви)... Церковь указуется Тайнами не как символами, но как сердцем указуются члены (тела), как корнем дерева — отрасли и, как сказал Господь, как виноградной лозой — ветви, ибо здесь не одинаковость только имени и не сходство подобия, но тождество дела, так как Тайны суть Тело и Кровь Христа» . Он же пишет:
    «Если бы кто мог увидеть Церковь Христову в том самом виде, как она соединена со Христом и участвует в плоти Его, то увидел бы ее не чем иным, как только Телом Господним» " (С. Фудель. Записки о литургии и Церкви")


    Все эти высказывания святых свидетельствуют для нас о том, что ни о какой модернизации или реформации и перестройки в Церкви быть не может. Что в свою очередь никак не отрицает миссионерской проповеди в миру и привлечения людей в Церковь. Только миссионеры должны быть носителями святости и духа Церкви, стоять в Предании - тогда им никакх транскрипций в угоду миру делать будет не нужно.
     
    Последнее редактирование модератором: 16 мар 2017
  9. Елена Николаевна

    Елена Николаевна

    Волгоград
    Православный христианин

Поделиться этой страницей