Православное понимание вечных адских мучений

Тема в разделе "Отвечает Леонов Алексей Михайлович", создана пользователем Незарегистрированный, 18 окт 2012.

  1. Прошу Вас дать оценку данной работы с т.з. догматического богословия.
    Спасибо.


    ПРАВОСЛАВНОЕ ПОНИМАНИЕ ВЕЧНЫХ АДСКИХ МУЧЕНИЙ.
    Систематическое изложение учения церкви в догматическом ключе

    монах Феогност (Пушков)

    Одна из областей православного богословия, которая наименее систематизирована и в которой можно встретить наибольшее количество теологем, богословских мнений, не всегда согласных между собою – это учение о потустороннем мире, об аде, в частности. Посему мы считаем, что в полемике с юридической сотериологией нам нужно систематически изложить наше понимание мучений. В самом деле, если муки – не наказание, не кара "разгневанного Бога", тогда что же это такое...

    Для того, чтобы более объемно и всесторонне осветить этот вопрос, мы постараемся определить смысл некоторых терминов, которыми мы пользуемся при изложении учения о муках грешника.

    Часть первая
    Шеол, геенна огненная: червь неумирающий и огнь неугасающий


    Прежде всего нужно ясно осознавать, что ад до Христовой Победы над ним (шеол), муки грешников после смерти и до воскресения мертвых и геенна огненная - не одно и то же

    Шеол: Диавол отсек себя от Бога. Падший Ангел создал свой собственный мирок, в котором не проявлялось присутствие Божие: там, в его "замке" невозможно было встретить Бога. Это - горькая автономия от Бога. Мы живем в мире, где все отчасти: отчасти мы в Боге, а отчасти мы поставляем себя вне Бога. Диавол решил "построить" "склеп" полной автономии и вот что у него получилось:

    Бог есть свет, жизнь, источник всего Благого, берущего свое начало в Нем. Отказавшись от Бога, диавол не мог оставить у себя и то, что исходит от Бога. Шеол есть отрицание всего, что связано с Богом. Шеол - это пустота и забвение, уныние и мрачное бездействие, окостенение и вечная смерть. Жизнь - это динамика, а смерть - это отрицание движения, движение вспять, шеол же - это застой. Смерть - это процесс нисхождения в шеол, но не сам шеол. Что нужно, чтобы разрушить этот падший мирок? - Расшевелить его дыханием жизни. Чисто психологический опыт: каждый человек имел в своей жизни ситуации уныния, когда "руки опускаются" и когда человек буквально спускается в этот "шеол". Внутреннее уныние человека часто дестабилизирует не только самого человека, но и окружающих его, словно яд, отравляя окружающую среду. Но вот в эту мрачную среду, словно на крыльях "влетает" человек, из которого словно струится жизнь. Реакция "шеола" на его появление может быть двоякой: либо жизнь их всколышет, наполнит радостью и надеждойи, т. обр., мрачная темница превратится в светлую горницу надежды; либо человек испугается появившейся активности, зажмурится и начнет прогонять прочь все, что его встряхивает. Вот и Христос, когда сошел в шеол, то тех, кто, Его Присутствие встретил, как долгожданную перемену, Он смог вытащить оттуда, точнее - Он смог наполнить их Собою, Своей Жизнью и тем самым "ввел" их в Царствие Небесное. А тех, кто стал противиться Ему и в самых глубинах шеола, Ему пришлось там оставить,а еще точнее - они сами отказались выйти из ада и поставили себя вне Жизни. Христово "сошествие во ад означает, прежде всего, вступление или проникновение в область смерти, в область смертности и тления. И в этом смысле оно равнозначно самому факту смерти Спасителя"[1]. Как упразднил Христос шеол? Не было никакой войны, никаких "усилий": просто в одно прекрасное время Светлое Солнце посетило темный склеп и он мгновенно превратился в светлый чертог. Так Церковь и воспевает Христа, "даже до ада нисшедшего и тамо сущую тьма разгнавшему"[2].

    Человечество до Христа все нисходило в шеол, т.к. все несли на себе печать-грех ипоследствия греха - смертность, которая как раз и приводила их в мрак шеола.[3] Человек попадал в "свою"среду, ибо "если душав сей жизни, в веке сем, им (бесам - о.Ф.) подчинялась, повинивалась и была их рабою, то тем паче удерживается ими и в их остается власти, когда отходит из мира"[4].

    Внутренние муки обезбоженности. Но Христос упразднил только шеол сатаны. "Ад как сторона человеческого существования был упразднен в Великую Субботу... Остается ад отдельной монады, одновременно замкнутой и раздробленной"[5]. Каждый из нас может создать свой собственный склеп, в котором он затворится. Да, после победы Христа над адом сатана остался без "места", то есть Бог заполнил Собою ту пустоту, которую образовал сатана и в которую попадали все, кто стал на путь смерти, то есть все ветхое человечество. Дорога в ад одна - это смерть, но ее врата проходили все, кто проходил врата жизни.

    Шеол - состояние богооставленности, богоотчужденности. Но кто из нас может похвастаться тем, что никогда не бывал в этом состоянии? И когда мы находимся в своем склепе, мы в молитве просим Господа снизойти к нам и Своим присутствием разогнать мрак[6].

    Вечные муки. Эти маленькие склепы будут существовать до конечного торжества жизни над смертию, до того момента, когда "Бог будет всяческая во всех" (1Кор.15:28). Тогда, по учению некоторых свв. отцов, Господь явит Свое присутствие во всей твари и, т.обр., прекратят существование эти самые "шеолы". Господь посетит все творение, но для кого-то динамика жизни окажется вечной мукой. Представим себе: кто-то родился в склепе и прожил там всю свою жизнь; черви изгрызли его, раны болят и кровоточат, но так как он во мраке - он видеть ничего не может, но находится в неком самозабвении и внутренней опустошенности. Вдруг в эту мрачную пустоту забвения вторгается Солнце: человек увидел себя, свои раны, его всколыхнуло движением жизни, но так как в нем ничего кроме боли уже не осталось, то получается, что движение жизни всколыхнулоего боль, проще говоря - жизнь проскользила по его ранам, прошлась своим движением по его нервным окончаниям. Кто-то смог сделать усилия на встречу исцеляющему свету, но для кого-то оказалось более важным, чтобы его не трогали; кто-то так очерствел и окостенел, что просто не желает выходить из склепа своей боли на встречу с Жизнью. И вот когда "Бог будет всяческая во всех", тогда те, кто не желал Его Присутствия в них, начнут мучиться уже самим этим Богосприсутствием: Огнь Божественной Любви превратится для них в мучительный огнь неугасаемый. "Мучимые в геене поражаются бичом любви! И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучения, которые сильнее всякого приводящего в страх мучения. Печаль, поражающая сердце по причине греха против любви, страшнее всякого возможного наказания. Неуместна никому такая мысль, что грешники в геене лишаются любви Божией. Любовь есть следствие познания Истины, которое ... дается всем вообще. Но любовь силою свею действует двояко: она мучит грешников, как и здесь случается другу терпеть от друга, но веселит собою соблюдших свой долг.... Геенское мучение есть раскаяние"[7]. Но св. Ефремм Сирин пояснял в своем слове о покаянии, что раскаяние - это отчаянное, безнадежное состояние. Этим оно отличается от покаяния, которое есть труд над собой, воодушевленный надеждой на лучшее. Раскаяние же есть состояние ощущения полной безнадежности. Значит, по мысли преп. Исаака, грешник будет находиться в присутствии Божественной любви, но будет ощущать свою неспособность открыться ей, войти в нее и самому внутренно перемениться. И это состояние есть состояние раскаяния. Так иногда присутствие врача начинает тяготить впавшего в отчаяние больного.

    Но есть еще и червь неумирающий. Это - внутренняя мука извращенной грехом природы. Так, как стремление к добродетели найдет себе реализацию в Боге, стремление ко греху в ином мире осуществить будет невозможно. Вот и начнут терзать грешника нереализуемые наклонности ко греху. "Душа после разлучения с телом остается живою, чувствующею, сознающею себя, а страсти, которым она поблажала здесь, прейдут с нею в ту жизнь. Если так, то этого одного достаточно, чтобы составить самый мучительный ад. Страсти, которыми жила здесь душа, будут жечь и точить ее, как огнь и червь, и терзать ее непрерывными и неотвратимыми мучениями. …Так как они неестественны душе, а входят в нее по грехолюбию нашему, то, по причине этой самой неестественности своей, будут томить и жечь душу. Это все равно, как если бы кто принял яд. Он жжет и терзает тело, потому что противен устройству его"[8]. Или как об этом сказано в нашем богослужении: "Яко вещь, снедает душу мою злобный огнь, и пламени творит подгнещение (растопку, подбрасывает хворост в печь – о.Ф.) будущему. Человеколюбче! Угаси той орошением Твоих милостей"[9].

    Часть вторая
    Риск человеческой свободы


    Исходя из слов Апостола Христова Павла о том, что после парусии Христа Бог будет всяческая во всех (1Кор.15:28) некоторые свв. Отцы (Исаак сирийский, Максим Исповедник) учили о том, что послеСтрашного Суда грешников будет мучеть "огнь Божественной Любви", - той Любви, Которую они отвергли и Которая, тем не менее, наполнит Собою "всяческая". Именно эта "Богонаполненность" и будет мучить грешников.

    Но такой подход все же противоречит:

    1. Принципу соблюдения Богом свободы личности (Бог не вламывается в закрытую перед Ним дверь);

    2. Принципу Человеколюбия Божьего (Зачем Богу еще "мучить" тех, кто не выдерживает Его присутствия? Это сравнимо разве что с поступком человека, который направляет поток света на больные глаза другого человека);

    3. Словам Христа, которые Он обращает к осуждаемым грешникам: "Идите от Меня, проклятые"(Мф.25:41). Само проклятие есть факт конечного их осуждения, а не наоборот.

    В таком случае, что же такое "вечные муки"?

    Рассмотрим прежде, что такое грех! Это такая тенденция, которая ставит человека вне Бога. Грех - это стремление автономизироваться. Но что такое "автономия" человека по отношению к Богу? Это отказ от Бога, от Его жизни, от общения с Ним. Это стремление назад, к тлению, к смерти. Именно поэтому "плата за грех - смерть" (Рим.6:23 - в пер. еп. Кассиана). "Злом является стремление к небытию и мраку вызванной из него твари…Смерть - итог греха… Страдание - это субъективное переживание противоестественного человеческой природе греха... Однако извращенная направленность ко злу бывает так велика, что грех до поры до времени перестает переживаться как субъективное страдание: "температура" ада настолько высока, что "пирометр" страдания перестает действовать"[10]. В таком случае, что такое ад и чем отличается мука шеола от "вечных мук" в геене огненной после Страшного Суда?

    1. Все, что сказано выше (см. часть 1) относительно ада (шеола) до Христа остается в силе: шеол - это склеп богоотчужденной автономии.

    2. То, что выше сказано об аде после Воскресения Христова тоже остается в силе: Смерть и ад побеждены там, где присутствует Христос. "Их сила - вне Христа"[11]. Во Христе просто нет той леденящей пустоты, которую мы называем адом: пустота заполнена Присутствием Жизни.

    3. Но то, что мы выше говорили о геене огненной. Должно быть пересмотрено в ином ключе. Из вышесказанного мы можем оставить только пункт А): "червь неумирающий" - это неудержимое стремление грешить, то есть это нереализованные греховные наклонности человека, которые он в виде "привычки"перенесет за собою в вечность.

    Пункт Б), по которому"огнь неугасающий"есть "огнь Божественной Любви" должен быть серьезно пересмотрен...

    Целостное тело первого мироздания было разрушено катастрофой греха человека, его эгоистическим стремлением к разделению и отказом от "хранения и возделывания" целостного мироздания, которое было ему вручено как райский сад. Сейчас мы видим, что человек этот сад ввел в серьезнейшую экологическую катастрофу. Так же и единство человеческого рода мы видим разрушенным, а не сохраненным: почти каждый индивидуум единого человечествастремится не воссоединить это всечеловеческое тело, а напротив - разорвать его. Этот отказ от осуществления в жизни Любви, отказ от Бога есть в конечном итоге отказ от жизни[12].

    Христос заполнил Собой шеол, "царство" тьмы, как некий "принцип" бытия пост-райского мира. Человек сказал "нет"и убежал от Бога и, создав свой собственный шеол внутри самого себя, затворился в нем.

    Но Бог может вывести человека и из этого мрачного самодельного склепа: Приобщение к Богу, Который есть всецело Любовь, сообщает человеку эту Любовь, движущую его к преодолению эгоистического стремления к автономии и направляющую его на путь "апокатастасиса", восстановления. В Боге человек может реализовать себя только в созидающей Тело Христово - Святую Церковь - Любви. Именно поэтому нам дана не просто возможность личного спасения, но "каждому из нас дана благодать по мере дара Христова…. Для созидания Тела Христова, доколе все мы не придем в единство веры и познания Сына Божьего; дабы мы истинною любовию все взращали в Того, из Которого все Тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для самого себя в Любви" (Еф.4:7, 12, 15-16).

    Созидание Тела, в котором я займу место одного из членов, предполагает с моей стороны преодоление эгоистической автономизации, преодоление чувства самодостаточности, что возможно только в Любви Христовой. Так "человек становится безграничным пространством Бога"[13] и действует в Боге. Человек созидает то Тело, Которое должно будет войти в Жизнь Истинную. Церковь - это "остаток" от растлевшего и самоосужденного мира. И это Тело должно созреть для вечности. Заметим, что не только каждый отдельный его член должен созреть, но и все тело должно достигнуть своей завершенности. "Если Христос есть совершенный Богочеловек, то Церковь еще не есть совершенное Богочеловечество, ибо на земле она воинствует с грехом, и ее человечество, хотя внутренне и соединено с Божеством, далеко не во всем Его выражает и Ему соответствует"[14]. Достигнет же это Богочеловеческое Тело своей завершенности "в эсхатологическом свете Царства Божия"[15].

    Последний Суд - это отделение Церкви, Которая есть Новое Тело Нового мира: "Новое Небо", "Новая Земля" и "Град Иерусалим" (Откр.21:1,10). А такой образ предполагает видеть в Церкви не только Тело из живых членов - обоженных людей, но и сам принцип "Нового мира":"Се, творю все новое" (Откр.21:5)[16]. В это Тело войдет только Новое творение[17], которое было воссоздано во Христе еще в недрах "земной" Церкви во время Ее исторического становления. В недрах Церкви восстанавливается разрушенная грехом гармония, т.к. в Церкви побеждается грех, а итог преодоления греховности - восстановление того, что разрешила эта самая греховность. И если итог греха - Вавилонское "смешение языков", расстройство, дисгармония, то Благодать Святаго Духасозидает целостную жизнь в согласии членов. Об этом в форме антитетического параллелизма свидетельствует Церковь в гимнографии дня Пятидесятницы: "Языцы иногда размесишася дерзости ради столпотворения; языцы же ныне умудришася славы ради Боговедения: ….. тогда упразднися безгласие к мучению, ныне же обновляется согласие ко спасению душ наших"[18].

    Лица, которые предпочли автономию по отношению к Богу - на последнем суде получат ее. Они останутся чужды Тела Христова, т.к. Бог "не сможет" преодолеть и изменить их волю ко греху. В этом - смысл слов Христа к погибшим: "идите от Меня, проклятые"(Мф.25:41). Эти слова часто воспринимают как выражение гнева Христова. Но содержание этих слов иное. Христос с горечью констатирует факт нежелание и неспособность грешников войти в жизнь, так как все из движение направлено на разрушение дарованной им жизни. В греческом оригинале стоит κατηραμένοι (проклятые) - в перфекте[19]: Не Мессия их проклинает, а они сами еще прежде совершили нечто, что сделало их проклятыми. Да и само существительное "проклятие" в греческом языке восходит к глаголу καταρρίπτω (ниспровергать, разрушать). В таком случае можно прочесть этот текст так:

    1. "Отойдите от Меня, разрушители";

    2. "Отойдите от Меня, разрушенные", что собственно одно и тоже: смерть разрушает не только все вокруг себя, но и саму себя, в конечном итоге. Итак, Бог исходит при суде из реальности самого человека, а не из Своих пожеланий. По крайней мере, желает Он спасения всем! А вот реально могут спастись те, кто приняли Дар Его Спасения.

    И все дальнейшие указания Христа на "вины" осужденных[20] - это не "претензии" Христа к ним, а их "отправка"в геену - не "месть обиженного" за то, что Ему не послужили. Это упоминание о том, что эти "разрушители" отказались от пути Любви, от пути созидательного служения. Уже одним тем, что они не созидали, они разрушали то, мимо чего проходили равнодушно. Отказ от служения другим говорит о неспособности любить. И опять таки, Христос говорит не об отсутствии у этих несчастных земной "любви"[21], но о непричастности той Любви, которая бы могла связать их поступки в истории с Вечностью, наполнить их служение во времени вечной, непреходящей ценностью[22]. Так что Христос говорит вовсе не об отсутствии у грешников гуманности; не об отсутствии у них сострадания и не о том, что они не оказывали взаимопомощь: просто все их "добро"оказалось непрочным ввиду того, что имело своим истоком временные мотивы, а так как наступает новый Эон, в котором нет времени, то и все, что построено на времени и не сориентировано на вечность, в вечности своего места найти не сможет. Христос свидетельствует о том, что рабствовавшие времени люди не смогли увидеть мироздание и общество "в эсхатологическом свете Царства Божия"[23]: "Кто не со Мною, тот против Меня и кто не собирает со Мной, тот расточает"(Лк.11:23). Отказ от созидательного служения равен богоборчеству. "И соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов" (Мф.25: 32). Вчитайтесь в эти слова: Он никого не делает овцой или козлом.Христос не "осуждает" грешников, а констатирует их непригодность для жизни, т.к. они, разрушившие первое мироздание, окажутся "вирусами" и в Новом Мире, если их туда впустить: Их воля стремится к разобщению, распаду, смерти. "Бог желает привлечь человека к Себе, желает дать ему возможность участвовать в бытии за пределами его самого. Однако в каждом человеке есть частица, не желающая выходить за свои собственные пределы. Она не хочет умирать в любви, она предпочитает на все смотреть с точки зрения своей маленькой пользы. С этой частицы и начинается умирание человеческой души. Мог ли Бог просто удалить неким ангельским скальпелем эту раковую опухоль, гнездящуюся в человеческой душе? Нет, не мог, потому что Бог создал людей свободными"[24], потому что воздействие на человека со-вне предполагает – в данном случае – отказ учитывать его свободную волю.

    В свете вышесказанного возникает вопрос: А как же тогда осуществимо в эсхатологической перспективе то, чтобы Бог был "всяческая во всем" (1Кор.15:28)?

    Эти слова, говорящие о присутствии Творца во всем творении, есливнимательно вчитаться в текст, не говорят о всем ветхом творении, но относятся исключительно к новому: К Церкви Его, "Которая есть Тело Его, Полнота Наполняющего все во всем"(Еф.1:23). Так чтов 1Кор.15:28 говорится только о достижении Церковью своей завершенности и полноты в Боге. Если сейчас, как уже было отмечено выше, Церковь еще не есть совершенное Богочеловечество, то достижение такового ей дано только в эсхатологической перспективе.

    Из чего это видно?

    Апостол Христов говорито том, что "Бог будет всяческая во всем"после того, как "последний... враг истребится - смерть" (1Кор.15:26). Бог, Который есть Жизнь, не может Собою наполнить смерть так, чтобы она оставалась смертью. В этот раз Он истребит смерть не так как в Своем Воплощении: сошествием во ад Логос наполнил Собою пустоту смерти и она "уничтожилась". Но на Последнем Суде Бог отошлет смерть от Себя в сторону: "И смерть, и ад поверженны в озеро огненное" (Откр.20:14). Поскольку зло и тление - это возврат к небытию, к не-сущему, то они и воспринимаются как уже не-сущие, nihilo, ничто. Именно как удаление от Бога, а не "наполнение Божественной Любовью"понимает образ огненной реки свт. Григорий Палама: "Оный огнь… подобен реке, все далее и далее уносящей от Бога. Поэтому Христос не сказал "уйдите", но "идите от Меня", то есть непрестанно удаляйтесь"[25].

    В этом "ничто" никак не может быть явлено [26] Присутствие Божие. Творец предоставил автономию искавшим ее, и они все далее и далее уходят от Него в своем тлении.

    Итак, в конце истории, после отсечения смерти от Тела Христовой Церкви, сия самая Церковь достигнет своей завершенности и покоя в Боге, ибо "когда настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится" (1Кор.13:10).

    Эпилог о всеобщем апокатастасисе

    В свете всего вышесказанного становится ясной и несостоятельность теории всеобщего апокатастасиса творения после "очищения" в геене огненной! Эта теория, которую разделяли некоторые отцы Церкви (более всех – св. Григорий Нисский) основывается на неправильном толковании 1Кор. 15:26.Так, свт. Григорий Нисский, толкуя эти слова, пишет: "Поскольку зло не обладает свойством пребывать вне произволения, то когда все произволение будет в Боге, зло достигнет своего полного уничтожения, потому что для него не окажется никакого местопребывания"[27]. Но в том то и дело, что произволение грешников окажется неспособным найти себя в Боге. В том-то и мука для них, что грешники, чувствуя свою удаленность от бытия, по ЛИЧНОМУ ПРОИЗВОЛЕНИЮ как раз и не желают идти путем любви, путем к Богу. "О, Господи! Очи Твои не к истине ли обращены? Ты поражаешь их, а они не чувствуют боли; Ты истребляешь их, а они не хотят принять вразумления. Лица свои они сделали крепче камня: не хотят обратиться" (Иер. 5:3). "Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!" (Мф. 23: 37). Не захотели! Вот она реальность, связанная с человеческой свободой! О каком всеобщем апокатастасисе может идти речь, в таком случае?

    Но остается нерассмотренным еще одно "но": как быть с теми людьми, которые никогда не слышали о Христе, но провели порядочную, добродетельную жизнь? Уже ли они тоже будут мучиться? К примеру, проф.А.Осипов говорит о том, что такие люди еще живут в В.Завете.

    Да, в В.Завете! Но спасал ли кого нибудь В.Завет? Ввел ли он кого-нибудь в Царствие Небесное? Почему даже больший из рожденных женами пошел в шеол, а не в рай? Почему всех праведников мы видим на иконе "Христова сошествия во ад" там, а не, к примеру, встречающими Его у врат Царствия Славы? – И только ПРИНЯТИЕ сошедшего во ад Христа становится для них дверью спасения! Вот как о В.Завете пишет Ап. Павел: "Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности, ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу". (Евр. 7:18-19. - ср.: 2Кор. 3: 13-17). "Ибо, если бы первый [завет] был без недостатка, то не было бы нужды искать места другому.... Говоря "новый", показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению " (Евр. 8: 7,13). "А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того [времени], как надлежало открыться вере. Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; по пришествии же веры, мы уже не под [руководством] детоводителя. Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса" (Гал. 3: 23- 26). Ветхий Завет - путеводитель ко спасению (Христу), а сам, без Христа спасти не может. И если сегодня человек живет в Ветхом Завете, значит, он спастись не может!

    Возникает вопрос: а насколько справедливо так вот оставить без надежды спасения бедных и несчастных людей?

    Вопрос о справедливости риторический: здесь действует принцип причинно-следственной активности, а не свободного определения кого – куда. Но я обращу ваше внимание на то, что ад (евр. "шеол") – это еще не обязательно место мук, наказаний и т.п. Шеол – это место забвения, а не место отбывания наказаний. Вспомните, что все праведники, к которым благоволил Бог, отправлялись до Воскресения Христова в шеол. С точки зрения юридической – Бог оказывался непоследователен: в земной жизни, значит, помогал, укреплял, а после смерти – в шеол! Значит, все упирается не в юридические принципы справедливости или несправедливости, а в онтологическую невозможность войти в Царствие Небесное ветхому человеку! И если мы вспомним, что мука геенны, как мы уже старались уточнить, – это мука нереализованных человеческих греховных устремлений, жажды греха, то внешняя добродетельность может оказаться в Вечности положительным фактором и для нехристианина: он не будет снедаться геенском пламенем, но и не войдет в Царствие Божие: он будет именно пребывать в шеоле, в том состоянии, в котором до Сошествия в шеол Христа пребывали ветхозаветные праведники! Он жил на земле Без Бога, вдали от Бога. А Вечность – это то, что осталось в человеке от мира сего. А что может остаться в нехристианине? К богу причастны лишь те, кто во Христе! Значит, нехристианин не может быть причастен Богу, а значит, будет в части обезбоженных.

    Хотя я оставляю возможность, что для таких людей на пороге вечности еще могут явиться некие святители, которые могут их привить чрез Крещение к Телу Церкви! Может быть последняя литургия будет отслужена последними земными христианами и первыми воскресшими – теми, кто не был христианином в жизни сей, но готов им стать: они, из рук последних земных христиан примут крещение, освящение в Божественном Помазании и соберутся служить Евхаристию, и тогда придет Спаситель к Своей Церкви, собранной во всей ее полноте!

    [1] прот.Г.Флоровский. О смерти крестной // Догмат и история. М., 1998г., с.210. Здесь о.Гергий говорит о том, что Христос сошел не в пространственный ад; не в какую то мистическую область, но сама смерть и есть ад, во владение которой Он прошел путем Креста.
    [2] Октоих. Суббота вечера, гл.5. Стихира на Господи воззвах В.Вечерни
    [3] "Ад есть духовное состояние, определяемое религиозно-нравственным качеством каждой души. И нельзя себе представить в одном и том же "аду" души порочных и нераскаянных грешников и душиветхозаветным праведников, включая глаголавших Святым Духом пророков - ...если разуметь под адом место мучений" (прот. Г. Флоровский. О смерти крестной....с.210-211).
    [4] Преп. Макарий Великий. Добротолюбие, т.1.ТСЛ., 1992, с.268-269.
    [5] О.Клеман. Внести смысл в жизнь //Новая Европа, 13. с.31
    [6] "Свет Сый Христе, просвети мя Собою" (светилен постовой гл.8)
    [7] Исаак Сирин, Слова Подвижнические, слово 18.М, 1993, с.76.
    [8] Ст. Феофан Затворник. Адские мучения // Созерцания и размышления.М., 1998г., с.460-461
    [9] Октоих. глас 4. Понедельник , утреня, канон покаянный Господу Иисусу Христу, песнь 1-я.
    [10] .Ильин В.Н. Запечатанный гроб. Пасха Нетления, гл.1. Страдание и Искупление. Общий смысл Богочеловечества.Клин, 2001г., с.9 (пунктуация наша - о.Ф.)
    [11] Там же, с.18
    [12] Неосознанный, т.к. уже "умирающий" член всечеловеческого тела пытается "продлить" свою жизнь за счет другого члена этого же тела. Но сам экзистенциальный принцип, положенный в основу жизни человека грехом - это движение (еще не означает сознательного стремления) к распаду на все меньшие части, пока не произойдет распад на "неделимые" составные ("атомы" в собственном смысле слова), взятые по отдельности.
    [13] Клеман О. Истоки, ч.3, гл.3.М., 1994, с.245.
    [14] Основы социальной концепции РПЦ, 1:2.
    [15] Там же, 1:3.
    [16] Конечно же не следует этих слов и образов Апокалипсиса понимать натуралистически: не об архитектуре или географии говорится здесь. Но в символах "города", "неба и земли" и "всего нового" творения следует видеть творение новых условий бытия Церкви.
    [17] Еф.2:10
    [18] Неделя Пятидесятницы. Суббота, Великая вечерня. Стихира на стиховне. Триодь Цветная, МП, 1999, с.240 об.
    [19] Перфект обозначает законченное действие в прошлом, результат которого длится в настоящем.
    [20] Мф.25:42-43.
    [21] Наша земная "любовь" крайне эгоистична: мы любим то, что нам приятно и тех, кто нам служит. Ну, как можно не любить человека, который мне оказывает услуги? В конечном счете любим мы неглубоко, так как любим не самого человека, а его поступки по отношению к нам. Вот именно поэтому Христос выдвинул иной принцип: люби человека как такового, без учета его отношения к тебе. Попробуй именно полюбить всю глубину человека, всю его сокровенность и таинственность, но полюбить так, чтобы к любви не было временных мотивов. Этот принцип осуществим только в любви к врагам, когда мы действительно можем сказать, что любим не потому, что нас осыпают услугами и почестями.
    [22] "И разумеется при этом не немощная и исключительная только человеческая любовь, но та новая любовь, о которой учил Спаситель, - Любовь о Христе и во Христе,и любовь ради Христа. Не естественное влечение, но благодатная сила, изливаемая в сердца наши Духом Святым (Рим 5:5).В Церкви любовь Преображается, получает онтологическую полноту и реальность...Эта любовь не терпит ограничения и предела, не может и не хочет быть замкнутой, одинокой. Перестает быть желанным м сладким всякое личное благо" (Прот. Георгий Флоровский. Евхаристия и Соборность\\ Отцы первых веков. Кировоград. 1993. с.33).
    [23] Основы социальной концепции РПЦ, 1:3
    [24] диакон А.Кураев. Таинство Искупления. // журн. Альфа и Омега,№ 8.
    [25] Свт.Григорий Палама.Омилия 4.. Омилии в 3-х томах. Монреаль, 1965г.т.1, с.53.
    [26] Все же нельзя, наверное, отрицать то, что сокровенным, необнаруженным образом Бог наполняет Собою все - принципиально все!
    [27] Свт. Гр. Нисский. О душе и воскресении // цит.по: митроп. Макарий (Оксиюк). Эсхатология св.Григория Нисского, ч.2, гл.5.М., 1999г., с.515.
     
  2. Проблематика, рассматриваемая в работе Монаха Феогноста (Пушкова) «ПРАВОСЛАВНОЕ ПОНИМАНИЕ ВЕЧНЫХ АДСКИХ МУЧЕНИЙ. Систематическое изложение учения церкви в догматическом ключе» затрагивает важную область вероучения. Статья интересна, однако не свободна от фрагментов, нуждающихся в дополнительной интерпретации.

    Так, формулируя определение шеола, автор свидетельствует: «шеол: диавол отсек себя от Бога. Падший Ангел создал свой собственный мирок, в котором не проявлялось присутствие Божие: там, в его "замке" невозможно было встретить Бога. Это — горькая автономия от Бога» [1]. Очевидно, что в данном отрывке подчеркивается отчужденность греховного демонического «мира» от Царства Добра. При этом не ясно, что именно обозначают слова: в шеоле «не проявлялось присутствие Божие: там... невозможно было встретить Бога»? Если это — метафора, отображающая известный библейский постулат: «какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6, 14), — такое утверждение возможно. Буквальное же восприятие изложенного — не допустимо, поскольку Мировладыка — вездеприсутствующий и всё проницающий Дух («Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там Ты» (Пс. 138, 7 — 8)), и ни бесы, ни диавол, ни кто-либо ещё, не в состоянии создавать лакуны (тайные углы), куда бы не распространялась Божественная власть; выражаясь иначе, не существует творений (включая изобретателя зла), непричастных Создателю по бытию: (на это собственно, указывает и имя «Вседержитель» (ср.: преп. Иоанн Дамаскин: «Бог — … беспределен... Вседержитель, все назирающий, Промыслитель обо всем, имеющий власть [над всем]» [6, с. 48]): «В Его руке душа всего живущего» (Иов 12, 10). С другой стороны, после падения ангелов между Богом и диаволом сохранились и межличностные взаимоотношения: «И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее» (Иов 1, 6 — 7); «И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей. И отошел сатана от лица Господня» (Иов 1, 12).

    Довольно примечательным видется суждение: «Что нужно, чтобы разрушить этот падший мирок? — Расшевелить его дыханием жизни. Чисто психологический опыт: каждый человек имел в своей жизни ситуации уныния, когда "руки опускаются" и когда человек буквально спускается в этот "шеол". Внутреннее уныние человека часто дестабилизирует не только самого человека, но и окружающих его, словно яд, отравляя окружающую среду. Но вот в эту мрачную среду, словно на крыльях "влетает" человек, из которого словно струится жизнь. Реакция "шеола" на его появление может быть двоякой: либо жизнь их всколышет, наполнит радостью и надеждой и, т. обр., мрачная темница превратится в светлую горницу надежды; либо человек испугается появившейся активности, зажмурится и начнет прогонять прочь все, что его встряхивает. Вот и Христос, когда сошел в шеол, то тех, кто, Его Присутствие встретил, как долгожданную перемену, Он смог вытащить оттуда, точнее — Он смог наполнить их Собою, Своей Жизнью и тем самым "ввел" их в Царствие Небесное. А тех, кто стал противиться Ему и в самых глубинах шеола, Ему пришлось там оставить, а еще точнее — они сами отказались выйти из ада и поставили себя вне Жизни» [1]. В целом, смысл сказанного вполне сопоставим с библейским повествованием: «... и Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды» (1 Пет. 3, 18 — 20), а также со свидетельством, запечатленным в Синаксари на Святую и Великую неделю Пасхи: «...ныне же, исхитив из глубин адских человечество, возвел его на небо и в прежнее высокое состояние нетления. Впрочем, нисшедши во ад, Он не всех восстановил, а только тех, которые восхотели уверовать в Него; души же святых, от века насильственно задержанные адом, Он освободил и всем им открыл восход на небеса» [2, с. 87]»

    Не вполне очевидно, что имел в виду автор, отвечая на собою же поставленный вопрос: «Как упразднил Христос шеол? Не было никакой войны, никаких "усилий": просто в одно прекрасное время Светлое Солнце посетило темный склеп и он мгновенно превратился в светлый чертог. Так Церковь и воспевает Христа, "даже до ада нисшедшего и тамо сущую тьма разгнавшему"» [1]. Вспомним, что об этом говорили Отцы: преподобный Макарий Египетский: «когда Господь, сошедший во гробы и ад, захватил и взял от него свои души, удерживаемые диаволом, лукавый принес рукописание (долговое обязательство), говоря: “Они мои рабы, я их купил, Ты мне их продал...” Тогда Господь говорит к нему: “... Я тебе их продал... Но что ты имеешь против Моего Тела?”. Тогда... сатана говорит: “Взыщите долговое обязательство этого тела”. Когда... оно не было найдено... Господь говорит: "этого долгового обязательства у тебя нет”. Диавол же обомлел и посрамился... Без вины Оно (Тело Господа — А. Л.), следовательно, было осуждено и распято. И Господь говорит: “... Поэтому эта Плоть... всякую плоть, верующую в Нее... искупит и освободит и... восстановит в жизнь вечную”. Ибо Кровью Его и Крестом Господь искупил всех от смерти, пожелавших и желающих уверовать Ему и иметь на Него надежду» [3, с. 145]; святитель Григорий Нисский: «Так, отдавшие свободу свою за деньги – рабы купивших, сделавшись продавцами самих себя, и ни им самим, ни кому другому не позволительно провозглашать их свободу, хотя бы предавшие себя на это бедствие были люди и благородного происхождения. Да и если кто, радея о проданном, употребит насилие против купившего, то самовластно отнимая приобретённого в собственность законно, почтен будет несправедливым. Но если угодно снова купить такого – никакой закон не воспрещает... Поелику мы себя таким же образом добровольно продали, то Изъемлющему нас по благости снова на свободу должно было примыслить не насильственный, но справедливый способ возвращения. А сей способ таков: войти в сделку с владеющим, чтобы взял, какую пожелает, цену за обладаемого... Враг видел, что предлагаемое ему в обмен больше того, чем обладает. Посему Его избирает стать ценой за содержимых под стражей смерти. Но врагу невозможно было воззреть на непокрытый ничем образ Божий, не увидев в нём какой-либо части той плоти, которую покорил уже себе грехом. Посему Божество прикрывает Себя плотью, чтобы враг, взирая на знакомое и сродное ему, не ужасался приближения преизбыточествующей силы и, приметив, что сила незаметно более и более сиявает в чудесах, признал для себя явившееся более вожделенным, нежели страшным». По мысли святого, диавол бросается на плоть как на приманку, но, вместе с приманкою заглатывает и крючок – «уду Божества»: «… и врагом, как жадными рыбами, с приманкой плоти увлечена была уда Божества; а таким образом по водворении жизни на место смерти и по явлении света на место тьмы уничтожилось представляющееся противоположным свету и жизни. Ибо нет возможности и тьме оставаться в присутствии света и быть смерти, когда действует жизнь» [4, т. 1, с. 35 — 37]. В данном понимании схождение Христа во ад и выведение оттуда душ праведных людей рассматривается не иначе как следствие всего Его жизненного пути: воплощения, безгрешного детства и юности, служения, Крестных страданий и смерти... И вдруг (!): «Не было... никаких "усилий": просто в одно прекрасное время Светлое Солнце посетило темный склеп и он мгновенно превратился в светлый чертог» [1]). Вероятно, так автор стремился обозначить царственную мощь Искупителя, динамизм его сошествия во ад, бессилие и посрамленность сатаны (к слову, на иконах, посвященных названному событию, это подчеркивается развивающимся, словно в вихре, краем одежды Спасителя; расположенными крестообразно, сорванными с заклепов, попранными адовыми вратами (ср.: святитель Иоанн Златоуст: «Никто пусть не страшится смерти, ибо освободила нас смерть Спасителя! Угасил ее Удерживаемый ею. Пленил ад сошедший во ад. Огорчил его, вкусивший от плоти его. Ад... огорчился, ибо упразднился. Огорчился, ибо был поруган. Огорчился, ибо умертвился. Огорчился, ибо низложился. Огорчился, ибо был связан. Взял тело, а нашел Бога... Взял то, что видел, а напал на то, чего не видел... Ад! Где твоя победа?» [5, с. 245 — 246]).

    Рассмотрим цитату, отражающую мнение относительно будущего существования грешников: «Исходя из слов Апостола Христова Павла о том, что после парусии Христа Бог будет всяческая во всех (1 Кор. 15, 28) некоторые свв. Отцы (Исаак сирийский, Максим Исповедник) учили о том, что после Страшного Суда грешников будет мучеть "огнь Божественной Любви", — той Любви, Которую они отвергли и Которая, тем не менее, наполнит Собою "всяческая". Именно эта "Богонаполненность" и будет мучить грешников. Но такой подход все же противоречит: 1. Принципу соблюдения Богом свободы личности (Бог не вламывается в закрытую перед Ним дверь); 2. Принципу Человеколюбия Божьего (Зачем Богу еще "мучить" тех, кто не выдерживает Его присутствия? Это сравнимо разве что с поступком человека, который направляет поток света на больные глаза другого человека); 3. Словам Христа, которые Он обращает к осуждаемым грешникам: "Идите от Меня, проклятые"(Мф.25:41). Само проклятие есть факт конечного их осуждения, а не наоборот» [1]. Утверждение, будто «"Богонаполненность"», (которая«будет мучить грешников») противоречит «Принципу соблюдения Богом свободы личности» как минимум двусмысленна. «Неизмеримость и вездеприсутствие» Божие есть одно из существенных Божеских свойств (ср. преп. Иоанн Дамаскин: «Бог проникает все и все наполняет» [6, с. 52]). Любовь — это тоже природное свойство «потому что Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8). Существенные же Божеские свойства не обусловлены свободой произволения твари, нравится ли то кому-то или — нет. Будущая невозможность грешников сопротивляться «бичу любви» [7, с. 121] скорее указывает на их ограниченность (в сравнении с Творцом), чем на «несоблюдение свободы личности»: неизбежное горение грешников в адском огне есть результат их добровольного выбора (между Добром и злом), осуществляемого (осуществлявшегося) на протяжении земной жизни. В данной связи выражение автора — «Это сравнимо разве что с поступком человека, который направляет поток света на больные глаза другого человека)» [1] — уместно переформулировать так: «Это сравнимо с человеком, имеющим «больные глаза» и не желающим (не пожелавшим) их исцелять несмотря на то, что вокруг (него) — блистающий солнечный свет».

    Давайте рассудим. Вопреки всем тем благодеяниям, которые Господь осуществляет по отношению к каждому из нас, беззаконник не желает Добра, презирает или даже ненавидит Добро, и упорно стремится ко злу... В будущем веке его окружением будут злодеи, в их памяти будут прокручиваться воспоминания, связанные со злыми делами, раскрывшаяся совесть будет указывать им на то, что они — совершители зла. Разве это является нарушением «принципа соблюдения... свободы личности»? По преподобному же Исааку, действие «бича любви» сопряжено с осознанием беззаконником всех злодеяний, раскаянием, муками совести: «И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучение, вящее всякого приводящего в страх мучения; печаль, поражающая за грех против любви, язвительнее всякого возможного наказания» [7, с. 121 — 122]. Данное суждение вполне сопоставимо с мнением других Отцов и Учителей Церкви (ср.: свт. Илия Минятий: «Представьте себе, братие, мрачную подземную темницу, глубочайшую пропасть, смрадный гроб, безотрадное место плача или ужаснейшую пещь огня неугасимого, и посмотрите там на заключенного, погребенного, горящего в пламени грешника!.. Его непрестанно уязвляет там державная десница Вышняго тремя страшными стрелами и наносит ему три страшные раны: вечное раскаяние без пользы, безмерную муку без отрады, крайнее желание без надежды» [8. с. 9]).

    Суждение автора: «Но есть еще и червь неумирающий. Это — внутренняя мука извращенной грехом природы. Так, как стремление к добродетели найдет себе реализацию в Боге, стремление ко греху в ином мире осуществить будет невозможно. Вот и начнут терзать грешника нереализуемые наклонности ко греху» — корректно.

    1.Монах Феогност (Пушков). Православное понимание вечных адских мучений. Систематическое изложение учения церкви в догматическом ключе
    2.Никифор Каллист Ксанфопул. Синаксари Постной и Цветной Триоди. Изд. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2008.
    3. Преп. Макарий Египетский. Творения. М.: Изд. Паломник, 2002.
    4.Свт. Григорий Нисский. Догматические сочинения. Краснодар: изд. Текст, 2006
    5.Свт. Иоанн Златоуст. Огласительные гомилии. Изд. Герменевтика, 2006.
    6.Преп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2003.
    7.Преп. Исаак Сирин. Слова подвижнические преподобного Исаака Сирина. М.: Изд. Правило веры, 2009.
    8.Свт. Илия Минятий. Ключи от Рая и ада. Из «Поучительных Слов» Святителя Илии Минятия. Изд. Свято-Введенского монастыря Оптиной Пустыни, 1992.
     

Поделиться этой страницей